Цены в Абхазии на жилье, продукты и отдых в 2020 году

Абхазия. Отдых 2020 – цены.

Цены на жильё в Абхазии в представленных на сайте гостевых домах частного сектора – от 300 руб. с человека в сутки. Номера с удобствами можно снять от 650 руб. На сайте представлены новые мини-отель и гостиница, а так-же гостевые дома, принимающие отдыхающих несколько лет.

Пансионаты как правило дороже, а в респектабельных отелях номер может стоить около 13000 руб. с человека в сутки.

Новый формат – вилла или замок – могут стоить 25000-35000 руб. за сутки.

Средняя стоимость проживания с 3х-разовым питанием: в гостевых домах – от 1200 руб,

В пансионатах – 1900-3500 руб. с человека в сутки в разгар сезона.

Таблицу цен на размещение в частном секторе смотрите здесь. Точные цены смотрите на страничках описаний частных домов.

Стоимость жилья для отдыха в Абхазии складываются под влиянием таких факторов:
• Насколько близко к морю расположен гостевой дом или гостиница. Если дом расположен в 10 и более минутах ходьбы от моря, то цена там всегда будет ниже, чем у дома в 2х минутах ходьбы.
• Новый дом или гостиница с хорошей внутренней отделкой будет стоит дороже, чем дом старой постройки.
• Номера с санузлом в доме дороже тех, где удобства общие для нескольких комнат. Если удобства находятся во дворе, то цена скорее всего будет еще ниже.
• Номера в домах центральных районов как правило дороже, чем в отдаленных районах курортного города.
• Включено или нет питание.

Стоит отметить, что в пансионатах как правило стараются включить трехразовое питание в стоимость проживания. Иногда это удобно, но часто ограничивает свободу вашего передвижения. Некоторые гостевые дома устанавливают оплату питания минимум 2 раза в сутки. В гостевых домах частного сектора чаще практикуется размещение без питания. Вы свободны в выборе – вокруг есть кафе, пиццерии, пацхи – в любом курортном месте. Чтобы позавтракать, пообедать или поужинать можно каждый раз посещать новое заведение! Кроме того, вы можете самостоятельно готовить на летней кухне, что позволяет перераспределить сэкономленные средства в пользу развлечений.

Что касается стоимости отдыха на разных курортах Абхазии, то традиционно в более известных Гагре и Пицунде цены наиболее высокие.

  • Все описания и фото домов на сайте соответствуют действительности.
  • В наших гостевых домах безопасно. Хозяева – достойные люди и заинтересованы в том, чтобы вам понравилось у них отдыхать, и Вы приехали снова.
  • После оплаты брони за проживание (12-17%) номера нужной категории закрепляются за вами в выбранном доме.

Цены на транспорт в Абхазии

200 — 1.500 руб. на человека

Маршрутка от границы Абхазии

Расстояния в Абхазии небольшие и расходы на транспорт можно ограничить стоимостью маршрутки от границы. Мы прошли пешком границу и заплатили по 100 руб. с человека, чтобы добраться до Гагры. Маршрутки стоят на площади у границы и отправляются по мере наполнения. До Сухума можно добраться за 250 рублей с человека.
Для поездок по стране также можно пользоваться маршрутками и ловить их на трассе.

Цены на экскурсии и развлечения в Абхазии

0-5.000 руб. на человека

Вид на Гагру с горы Мамзышха

Часть людей едет в Абхазию только ради моря. Поэтому им экскурсии и не нужны. Мы были в Гагре всего 4 дня и съездили только на экскурсию по вечерней Гагре. Стоит она всего 300 руб. на человека. Детей можно взять бесплатно, если они поедут без отдельного места.

Цены на другие развлечения и экскурсии в Абхазии:

  • Посещение аквапарка в Гаграх 1000 рублей
  • Аренда гидроцикла на 10 минут: 1000 рублей
  • Аренда пляжного зонтика или лежака: 100-200 рублей
  • Посещение Рицинского заповедника: 350 рублей (экскурсия 900 рублей)
  • Входной билет в Новоафонскую пещеру: 500 рублей
  • Морская прогулка с купанием: 800 рублей
  • Джип-тур на целый день: 1500-2000 рублей

Типичный пляж в Гагре

Внимание!
Заявки на отдых принимаем при наличии билетов, так как в билетах указано время прибытия!

Заселяем с 7 утра до 9 вечера по московскому времени.

Если Вы едете к нам на машине, приезжайте, пожалуйста, по возможности, в светлое время суток.

Пишите, пожалуйста, в следующей последовательности:

1 Ваше имя (как к Вам обращаться)

2 Дата заезда к нам и дата выезда от нас

3 Сколько вас человек? Каков состав (взрослые, дети, возраст детей?)

4 Сколько номеров вам необходимо и каких (двух, трех, четырехместных?)

5 Вид транспорта (поезд, самолет, машина)

6 Расчетное время прибытия (крайне желательно светлое время суток, тк ночью не заселяем!)

7 Номер рейса если самолет, также город вылета или номер поезда и вагона, название поезда, например: «Саратов — Адлер»

8 Ваш контактный мобильный телефон, который будет с Вами в дороге

9 Заказываете Вы наш трансфер с аэропорта или вокзала или планируете добираться самостоятельно?

10 Дополнительные пожелания, если таковые имеются.

Все пункты обязательны для заполнения, телефоны и емэйл адреса должны быть действующими, доступными! Проверяйте, пожалуйста, внимательно перед отправкой.
Отправляйте, пожалуйста, заявки на адрес:

Также принимаем заявки по телефонам: 8(940)9630886 (на этом телефоне есть вотсап и viber)

8(940)9639873 (на этом телефоне также есть вотсап.

16. Самая вкусная экскурсия:) Абхазское застолье 1000 рублей

Новый Афон

Этот курорт, расположенный в 25 км от Сухума — одно из самых насыщенных достопримечательностями мест Абхазии. Поток туристов, приезжающих сюда, растет с каждым годом. Причиной такого внимания является большое количество природных, исторических и религиозных достопримечательностей:

  1. Жемчужина Абхазии — озеро Рица. Оно расположено в горах почти на километровой высоте над уровнем моря. Озеро, меняющее свой цвет в зависимости от времени года, привлекает тысячи туристов, желающих полюбоваться его красотой.
  2. Недалеко от озера Рица раскинулось не менее удивительное Голубое озеро. Небольшой водоем площадью 180 кв.м. имеет глубину 75 м и чистейшую воду ярко-голубого цвета.
  3. В Новом Афоне находятся религиозные святыни Абхазии — Новоафонский монастырь и грот Симона Кананита, расположенный высоко в горах. Сюда в любое время года едут паломники.
  4. Здесь же можно увидеть восхитительные природные достопримечательности — Новоафонский искусственный водопад и огромную Новоафонскую карстовую пещеру с несколькими залами, подземными озерами и пешеходным мостом.

В горах расположен Гегский водопад, мощный поток которого несется с высоты 70 метров и разбивается на миллионы ледяных брызг. Именно здесь снимали легендарную сцену схватки Шерлока Холмса и профессора Мориарти из фильма о приключениях знаменитого сыщика.

В Пицунде средиземноморский тип климата. Горный хребет защищает город от холодных ветров. Даже зимой здесь практически не бывает морозов, поэтому большой популярностью пользуются новогодние туры. Уже сегодня базы отдыха в Абхазии приглашают туристов на встречу нового, 2019 года. Тем, кто интересуется, во сколько обойдется отдых в Абхазии на новогодние праздники, стоит учесть, что зимой здесь цены, как правило, ниже, чем летом.

Барцыц Р.М. Современные проблемы охраны памятников истории и культуры Абхазии.

На территории Абхазии сохранилось значительное количество древних культовых сооружений христианского времени. Несмотря на исторические периоды ослабления христианства, эти памятники, многие из которых находились уже в руинированном состоянии, считались в народе священными, оберегаемыми местами, что было проявлением глубоко укорененного в сознании абхазов уважения к чужим верованиям, представлением о едином для всех людей мира Верховном Божестве. Даже в советское время в сельской местности Абхазии не было снесено ни одной церкви, так как абхазы отказывались участвовать в святотатстве: разбирать остатки храмовых стен, распахивать прилегающие территории. Сохранялось, несмотря на гонения властей, и почитание традиционных святилищ аныха.

К сожалению, приходится констатировать, что многие прекрасные традиции абхазского народа стали утрачивать свое влияние. Современная нестабильная ситуация, девальвация вечных ценностей, разрушение прежних социальных смыслов и установок приводят к тому, что сегодня почитаются только действующие храмы, руины же зачастую теряют оберегающий их ореол святости. Особенно отвратительно, что памятники, составляющие бесценное наследие наших предков, погибают не только в результате

«деятельности» приезжих, но и местных «черных копателей»: участились случаи сознательного поис-

ка и разорения древних могильников, попытки сбыта добытых столь бесчестным образом предметов старины. Далеко не все граждане считают необходимым сообщить специалистам о нередких и в наши дни случайных находках предметов старины: иногда бесценные сокровища служат забавой детей или просто выбрасываются. Приходится признать, что дело сохранения историко-культурного наследия Абхазии не может и не должно опираться лишь на сознательность граждан и усилия энтузиастов.

Для решения этих задач еще в середине 80-х годов минувшего века при Министерстве культуры было создано поныне действующее Управление по охране историко-культурного наследия Республики Абхазия. Управление выполняет работы по выявлению новых археологических и исторических памятников, самостоятельно проводит археологические исследования, занимается их изучением, реставрацией и консервацией. В 1991 году в системе Управления было образовано двадцать пять историко-архитектурных заповедников для проведения работ по охране, консервации и реставрации памятников на подведомственной территории, инспекции строительных площадок, выдаче археологических заключений.

Между тем наш восемнадцатилетний опыт работы в должности директора Пицундского государственного историко-архитектурного заповедника «Великий Питиунт» показывает, что большинство необходимых мероприятий остается на бумаге (тем более что в настоящее время реально функционирует не более пяти заповедников). В результате многие памятники мирового значения разрушаются или находятся в аварийном состоянии.

Причиной этого является отсутствие необходимой правовой базы, реальных рычагов воздействия на нарушителей охранного законодательства, нехватка кадров, скудость финансирования, некомпетентность руководства Управления. Кроме того, стойко игнорируются нужды заповедников органами местного самоуправления. Так, согласно распоряжению правительства, директора заповедников входят в земельную комиссию, которая решает вопросы выделения участков под строительство и другие нужды, однако на практике соответствующие решения принимается келейно, без участия специалистов и учета охранных требований. Многие уникальные памятники подвергаются разрушению даже не по злому умыслу, а по невежеству, усугубленному жаждой наживы.

Так, несколько лет назад во время хозяйственных работ едва не был уничтожен уникальный храмовый комплекс в сел. Лдзаа (Гагрский район). Сейчас памятник спасен от разрушения, включен в число исторических объектов, находящихся в ведении заповедника, под нашим руководством там ведутся археологические исследования. Трудно переоценить значение для абхазской и мировой истории и культуры этого, ранее не известного науке, христианского храма раннего периода (около VI века). Между тем скудость государственного финансирования и желание некоторых субъектов зарабатывать легкие деньги на

туризме снова угрожают сохранности памятника и мешают его полноценным исследованиям.

В плачевном состоянии находится и расположенный в сосновой роще г. Пицунда двухапсидный храм VI века — единственный в своем роде как для Абхазии, так и для всего Закавказья. В 60-х годах прошлого столетия памятник был варварски раскопан грузинскими археологами. Ценные материалы — по сложившейся традиции советского периода — были вывезены в Тбилиси, а разоренный объект брошен без консервации. Более того, и в наши дни предпринимаются попытки доисследовать памятник несанкционированно, без соответствующих согласований, необходимых при исследовании столь значимых для истории Абхазии сооружений. Для сохранения памятника необходима установка ограды, информационного стенда и новые, профессиональные исследования.

Культовый комплекс в сел. Алахадзыхь (Гагрский район), где расположены три величественных храма раннехристианского периода (IV–VIII веков), был исследован силами нескольких экспедиций, однако впоследствии не законсервирован и сегодня зарастает и разрушается. На территории охранной зоны расположены частные домовладения и здание ветеринарной службы, что также не способствуют сохранности памятников.

Основным охранным объектом Пицундского государственного историко-архитектурного заповедника «Великий Питиунт» является комплекс, расположенный в центре города и включающий в себя византийское городище II–VI веков и храмовый комплекс IV–XIX веков. Несмотря на все усилия заповедника, состояние объектов, расположенных внутри городища: казарменных построек, дворца командующего легионом, римских бань, винного погреба, колодца — далеко от желаемого. Стены и фундамент построек, вскрытые в ходе раскопок, проводимых грузинскими археологами в 50–80-х годах прошлого столетия, не законсервированы, в результате чего активно разрушаются.

«Реставрация» части стены городища, осуществленная в 70–80-х годах ХХ века, больше похожа на чрезвычайно неуклюжую и грубую реконструкцию, хотя надо признать, что она в известной степени предохраняет территорию памятника от проникновения скота и современных вандалов. Археологические раскопки в настоящее время не ведутся, хотя памятник до конца не исследован.

Восстановление и реставрация Пицундского храмового комплекса в последние годы находится в центре внимания руководства Абхазии. Благодаря выделенным средствам были проведены работы по очистке территории комплекса, вырубке старых, грозящих падением деревьев. В 2007 году проведены полномасштабные работы по замене кровли, оконных проемов, пола храма. В ходе работ по укреплению фундамента были выявлены остатки древних стен IV–VI веков, согласно рабочей версии, резиденции легендарного епископа Стратофила Питиунтского. Раскопки на этом участке продолжаются.

Одна из самых значительных художественных ценностей Пи-

цундского храма — это фресковая живопись. Начиная с XIX века все сообщения о ее состоянии заканчивались констатацией, что положение изменилось к худшему. XX век принес новые беды. В 1970-х годах храм был превращен в концертный зал. Во время проведения строительных работ были заштукатурены росписи XIV века, ряд других росписей был тогда же сбит со стен вместе со штукатуркой, что мотивировалось необходимостью улучшения акустики. В настоящее время звуковые волны во время игры на органе, который установлен в концертном зале, в течение более чем тридцати лет методично разрушают храм, чья архитектура, соответствующая канонам православной службы, не рассчитана на присутствие столь агрессивной музыки. Акустические удары выбивают кирпич и штукатурку стен купола и колонн, ускоряют осыпание сохранившихся фресок, к тому же пораженных грибком.

Если не принять срочных мер, в ближайшем времени, учитывая интенсивность эксплуатации внутреннего помещения храма, все они будут окончательно потеряны. Наши неустанные усилия добиться демонтажа органа ради спасения уникального памятника мирового значения, к сожалению, остаются бесплодными. Видимо, это удастся сделать только в случае передачи храма Абхазской Православной Церкви, что было бы наиболее предпочтительным вариантом решения его судьбы. Пока же правительством Республики Абхазия и заповедником запланированы мероприятия по реставрации внутренних помещений, восстановлению заштукатуренных фресковых росписей.

Расположенные на территории Пицундского комплекса развалины храмов IV и VI веков также были раскопаны в 50–60-х годах ХХ века. В настоящее время руины находятся в аварийном состоянии, необходима подсыпка раскопов. В 2007 году с целью предотвращения падения остатков стен силами заповедника были частично укреплены фундаменты строений.

Расположенная рядом с ними часовня храма Пицундских святых (ХVIII в.), построенная с использованием материалов руин, находится в относительно хорошей сохранности благодаря реставрации, проведенной в XIX веке монахами Новоафонского монастыря. С 1991 года, по нашей инициативе, в часовне усилиями священнослужителей Новоафонского монастыря возобновлены службы, совершается таинство крещения для местных жителей: абхазов, русских, армян. Послушники монастыря поддерживают порядок в часовне и на прилегающей территории.

Говоря о восстановлении Пицундского храма, нельзя обойти вниманием и назревший вопрос о реституции культурных ценностей. Прежде всего речь идет о возврате из монастыря в г. Гелати (Грузия) храмовой чудотворной иконы Пицундской Божией Матери. Вопрос о возвращении святыни был поднят еще в 1848 году известным писателем, общественным и религиозным деятелем Н.А. Муравьевым. Эта проблема актуальна по сей день, как и вопрос о возвращении в Абхазию большого количества исторических и церковных реликвий, выве-

зенных в Грузию в последующие полтора столетия. Среди бесценных материалов числится золотой выносной крест Пицундского храма, знаменитый мозаичный пол Пицундского городища, золотая чаша-потир из Бедийского храма (Очамчырский район), серебряный шлем античного периода из сел. Эшера (Сухумский район) — всего около пятидесяти наименований.

Рассчитывать на благоразумие руководства сопредельного государства, увы, не приходится и сегодня. Для возвращения в Абхазию хотя бы одной национальной реликвии, видимо, необходимо объединение усилий мирового сообщества под эгидой ЮНЕСКО. Решению ряда проблем, прежде всего — финансовых, помогло бы завершение работы по включению памятников Абхазии, в том числе культовых, в список Всемирного исторического наследия ЮНЕСКО. Эта работа была прервана грузинской агрессией в 1992 году. К сожалению, эта структура ООН, очевидно, ориентируется в своей деятельности на соображения политической конъюнктуры, так что рассчитывать на возобновления сотрудничества в ближайшее время не приходится.

Читайте также:  Карта Абхазии подробная, с городами и курортами на русском языке

В свете вышесказанного особенно отрадно отметить, что в последние годы руководство Республики Абхазия уделяет заметно большее внимание охране историко-культурного наследия. Значительную роль в этом сыграл бывший глава правительства Абхазии, ныне вицепрезидент А.З. Анкваб, который не только способствовал выделению средств из государственного бюджета на археологические раскопки и реставрацию памятников, привлекал вклады частных спонсоров, но и оказывал заповедникам организационную поддержку, одергивая зарвавшихся чиновников.

Несколько лет назад был сделан первый шаг и в совершенствовании правовой базы деятельности охранных органов. В связи с расширением деятельности так называемых «черных археологов» Народное Собрание РА приняло закон о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс республики, который предусматривает уголовную ответственность за самовольные раскопки и разграбление древних захоронений. Между тем необходимо внесение соответствующих статей и в Кодекс об административных правонарушениях РА, определение ответственности за сокрытие сведений об обнаружении памятников и артефактов, запрещение ввоза металлодетекторов на территорию Республики частными лицами без специального разрешения. Таким образом, законодательная база охранной деятельности нуждается не просто в дальнейшем совершенствовании, но фактически в создании, поскольку в случае совершения целого ряда правонарушений в этой области до сих пор приходится опираться на изрядно устаревшие законы уже несуществующего государства. Необходимы реальные рычаги воздействия на чиновников, препятствующих работе охранных органов, для тех, кто, под видом аренды, сделал своим личным бизнесом фактическую распродажу архитектурных памятников, выводя их из Реестра памятников историко-культурного наследия Абхазии.

Даже в нынешних сложных экономических условиях необходимо последовательное финансирование работ по исследованию, консервации и реставрации памятников. Но особенно важно добиться осознания проблемы обществом, заинтересованности каждого гражданина, нетерпимости к проявлениям хищничества и вандализма, что невозможно без последовательной позиции как руководства республики, так и общественно-политических организаций. Большую роль может сыграть создание циклов передач просветительского характера на телевидении и радио, включение в учебные циклы средних и высших учебных заведений соответствующих материалов.

«Нельзя не задуматься над тем, почему от Абхазского Царства у нас сохранились одни только храмы. Видимо, это было предусмотрено абхазскими царями. Последние через них хотели донести до каждого поколения потомков, что все-таки должно быть главным и ценным в жизни. Эти храмы преследуют нас, заслоняют нам солнце земного счастья, восходящее в нынешние времена с Запада», — считает известный абхазский богослов иеромонах Дорофей (Дбар).

Наверное, стоит прислушаться к этим мудрым словам. Искренне благодаря за дружескую помощь, не бездействовать в надежде на нее. Для объединения усилий всего общества, достижения реальных результатов необходимо создание комплексной и широкой Государственной программы по охране памятников историко-культурного наследия Республики Абхазия.

Статья впервые опубликована в журнале “Кавказские научные записки” № 2(3) 2010 – АН Абхазии, РГТЭУ;

цундского храма — это фресковая живопись. Начиная с XIX века все сообщения о ее состоянии заканчивались констатацией, что положение изменилось к худшему. XX век принес новые беды. В 1970-х годах храм был превращен в концертный зал. Во время проведения строительных работ были заштукатурены росписи XIV века, ряд других росписей был тогда же сбит со стен вместе со штукатуркой, что мотивировалось необходимостью улучшения акустики. В настоящее время звуковые волны во время игры на органе, который установлен в концертном зале, в течение более чем тридцати лет методично разрушают храм, чья архитектура, соответствующая канонам православной службы, не рассчитана на присутствие столь агрессивной музыки. Акустические удары выбивают кирпич и штукатурку стен купола и колонн, ускоряют осыпание сохранившихся фресок, к тому же пораженных грибком.

Всемирный
абхазо-абазинский
конгресс

В канун Международного дня памятников и исторических мест инфопортал ВААК взял интервью у замминистра культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии Батала Кобахия, который рассказал о вызовах и успехах в сфере сохранения культурного наследия.

Беседовал Саид Барганджия.

О проблемах сохранения историко-культурного наследия Абхазии, правовом регулировании этих вопросов, о том, кто ответственен за восстановление и защиту памятников культуры, о вновь открытых объектах и многом другом в интервью инфопорталу ВААК рассказал заместитель министра культуры и охраны историко-культурного наследия Республики Абхазия Батал Кобахия.

– В этом году завершается программа по инвентаризации объектов историко-культурного наследия Абхазии. Как долго длилась программа, на какой стадии она находится сейчас и какие промежуточные итоги можно подвести уже сейчас?

– В декабре 2014 года в процессе реорганизации органов власти Министерство культуры и Управление охраны объектов историко-культурного наследия были объединены в одно ведомство – Министерство культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии. В рамках министерства был создан Департамент охраны историко-культурного наследия Республики.

В самом начале работы мы столкнулись с тем, что в базе данных по учету объектов историко-культурного наследия (ИКН) не было никакой экспертной информации об оценке страховой стоимости, особенностях архитектурного стиля, исторических данных, охранных зонах и границах территорий. А в соответствии с инструкцией по учету объектов ИКН, на каждый объект должно быть около 20 типов различных документов. Мы подготовили целевую программу по «Инвентаризации недвижимых объектов ИКН, расположенных на территории Абхазии», подали ее в Кабинет министров, и она была одобрена и профинансирована. Сроки реализации первоначально были обозначены с 2016 по 2018 годы, однако, по ряду объективных причин, работа была продлена до 2019 года. Весь 2015 год департамент работал над систематизацией имеющихся данных по объектам историко-культурного наследия. Ранее у нас был только Государственный список по объектам ИКН города Сухум. По остальным объектам, разбросанным по всей Абхазии, мы начали масштабную работу.

В итоге к концу 2015 года подготовили Государственный список объектов по всей стране, который состоял из 1535 наименований. По многим из них мы завели учетные карточки, провели фотофиксацию, собрали архивные материалы, подготовили акты о состоянии на момент проверки, описали особенности архитектурного стиля, начали работу по созданию паспортов, планов и чертежей. Конечно, не по всем объектам есть полная информация, но работа в этом направлении ведется. Именно Целевая программа и была ориентирована на инвентаризацию всех имеющихся в Государственном списке объектов ИКН.

– Насколько известно, предполагается создание геоинформационной системы, которая позволит каждому интернет-пользователю просматривать информацию по любому памятнику культуры Абхазии. Готовится ли эта система, и когда должна стартовать?

– Геоинформационная система (ГИС) для всех объектов историко-культурного наследия Абхазии – это апофеоз Целевой программы, о которой мы говорим. Это использование новейших информационных технологий. ГИС – программа, которая будет содержать всю имеющуюся у нас информацию по каждому объекту ИКН. Надеюсь, в конце июня мы уже сможем ее презентовать, и она будет «вывешена» на официальном сайте Министерства культуры и охраны историко-культурного наследия. С началом работы геоинформационной системы мы определенно вступим в новую эпоху в сфере доступа к информации. Для начала опубликуем полную информацию о 150 объектах и частичную о 550 памятниках культуры.

– Есть ли у Министерства – теперь уже уточненные – данные по объектам, которые нуждаются в охране государства? Как меняются эти данные, и почему?

– Правовая защита памятников культуры – очень важная работа. Все мы были потрясены известием о пожаре в Соборе Парижской Богоматери (речь о недавнем масштабном пожаре в Соборе Парижской Богоматери 15-16 апреля 2019 года – прим. ред.). Я воспринял эту трагедию как знамение, или «месседж сверху» о хрупкости культурного наследия, о его взаимосвязи с человеком и зависимости. Ведь Франция была законодателем в сфере сохранения культурного наследия, постановке на государственный уровень охраны и учета исторических памятников. Уже в начале 19 века именно там появилась Генеральная инспекция по охране памятников. Если Собор Парижской Богоматери, одна из первых реликвий культурного наследия Европы, оказался незащищенным, можете себе представить, что происходит с нашими памятниками.

Впервые общество по охране памятников культуры в Абхазии было создано в 1925 году. Первый, наиболее полный список исторических памятников составил Вионор Пачулия в 1961 году, в него вошло около 260 объектов. Потом его дополнил Иосиф Адзынба, уже в 1967 году. Далее все найденные объекты вносились в так называемый список вновь выявленных памятников историко-культурного наследия. С 2015 года, после принятия Государственного списка, в который вошли объекты культуры со всей Абхазии, по сегодняшний день мы обнаружили еще около 400 объектов. Сейчас готовим по ним документацию для того, чтобы внести их в государственный список. Я надеюсь, до конца года завершить эту работу, и тогда памятников историко-культурного наследия будет порядка 2000. Список чаще всего пополняется за счет тех объектов, которые ранее могли не заметить, но в основном за счет археологических объектов, найденных во время полевых исследований.

– В результате нескольких недавних экспедиций по горной Абхазии обнаружены новые объекты культурного наследия, даже готовится к публикации книга о них. Не могли бы Вы немного подробнее рассказать, что это за памятники, и когда ждать выхода книги?

– Эти шесть экспедиций состоялись в рамках совместного проекта Министерства с фондом «Горная Абхазия» (фонд, изучающий горы Абхазии – прим. ред.) по инвентаризации памятников в горной части Абхазии. Экпедиции проходили на перевалах Химца, Дзыхва, Башкапсара и в Ауадхаре. Мы обнаружили около 300 ранее неизвестных или частично описанных объектов ИКН. Некоторые сооружения составляют единый строительный комплекс, поэтому мы их сгруппировали, получилось восемь комплексов, в каждом из которых от 10 до 60 строений. В основном это каменные сооружения, их еще называют «пастушескими стоянками» или «ацангуара» (от абхазского «ограды карликов» – прим. ред.). Это название связано с наименованием мифологического карликового народа ацанов, так как данные строения и пастушеские изгороди отличаются маленькими размерами. Они расположены в альпийской и предальпийской зонах высокогорий Абхазии. В начале экспедиций мы не предполагали, что их так много, и буквально пришли в шоковое состояние от количества увиденных объектов, и понимания того, что большую часть горной Абхазии нам предстоит еще обследовать. Издание книги состоится в текущем году. Это будет каталог, в котором мы опубликуем общее описание этих строений, а потом уже ученые будут изучать какие-то из них более детально.

– В результате нескольких недавних экспедиций по горной Абхазии обнаружены новые объекты культурного наследия, даже готовится к публикации книга о них. Не могли бы Вы немного подробнее рассказать, что это за памятники, и когда ждать выхода книги?

Что на самом деле происходит с памятниками?

Что же на самом деле происходит с памятниками культурного наследия Абхазии, состояние которых так волнует грузинскую сторону?

Больше всего говорится об Илорском храме (XI в.), первозданный вид которого, якобы, “был полностью уничтожен”. По инициативе священника храма стены храма побелили, а на крыше установили неуместную большую главку с крестом. По оценке миссии Российского комитета Международного совета музеев (ИКОМ– International Council of Museums), эти изменения не являются необратимыми и вполне могут быть устранены при последующих ремонтно-реставрационных работах.

Еще один древний памятник, храм в селе Дранда (VI-VII вв.), сохранял первоначальную крещальную купель. По словам грузинского искусствоведа Георгия Паташури, она была полностью разрушена, “на ее месте возвели новую и обложили ее современным кафелем”. Да, недостаточно образованный священник в 2011 году действительно установил на остатках древней купели железобетонную конструкцию.

Но, видимо, возмущение общественности сделало свое дело. Да и та же самая миссия ИКОМ рекомендовала “произвести удаление новой купели безударным способом”. В итоге, в настоящее время железобетонного монстра больше нет, на древней купели стоит простая деревянная бочка.

К сожалению, недавно здесь же, возле Драндского храма, был, опять же по незнанию, снесен без какого-либо археологического надзора значительный участок культурного слоя.

Волнуются наши грузинские коллеги и из-за состояния Бзыбского храма (IX-X вв.). Якобы, “церковь на сегодняшний день практически полностью разрушена”. Из контекста вытекает, что разрушили ее именно абхазы.

Между тем, стоит сличить фотографии из книги 1988 года и современный вид храма, благо находится он в двух шагах от ведущего к озеру Рица оживленного шоссе. Можно убедиться, что вид живописных руин этого храма очень мало изменился за эти десятилетия.

То же самое касается и Амбарского храма (X-XI вв.) в Мюссере, “стены которого уже покрыты зарослями”. К сожалению, благодаря субтропическому климату любое пустующее здание в Абхазии за год-два “покрывается зарослями”, которые периодически (на замке Баграта в Сухуме, на руинах древнего Питиунта, на десятках других объектов) вычищают абхазские защитники старины.

Между тем, стоит сличить фотографии из книги 1988 года и современный вид храма, благо находится он в двух шагах от ведущего к озеру Рица оживленного шоссе. Можно убедиться, что вид живописных руин этого храма очень мало изменился за эти десятилетия.

Неизвестная Отечественная война

Я проехал большую часть Абхазии. Где-то на автобусе, где-то пешком. Когда путешествуешь по Абхазии, то невольно обращаешь внимание на многочисленные памятники, посвященные Великой Отечественной войне 1941–1945 годов

и грузино-абхазской войне 1992–1993 годов.

Иногда эти памятники отдельные для каждой войны, иногда объединенные. Это не случайно — в Абхазии часто называют войну 1992–1993 годов Отечественной войной народа Абхазии 1992–1993 годов.

Отношения Грузии и Абхазии на протяжении веков были сложными и неоднозначными. Поэтому, когда за несколько лет до развала Советского Союза началось перетягивание национальных одеял друг от друга, не остались от этого процесса в стороне Грузия и Абхазия. Вот на этом лугу в селе Лыхны в течение веков собирались сходы абхазского народа для решения различных проблем.

18 марта 1989 года здесь состоялся многотысячный сход, на котором было принято обращение к высшим инстанциям СССР о возвращении Абхазии утерянного ею в 1931 году статуса республики союзного значения. Может быть под этим деревом остывали самые горячие головы самых эмоциональных ораторов.

Начинался по всей стране парад суверенитетов. 26 мая 1990 года был провозглашен государственный суверенитет Грузинской ССР, в ответ на это 28 августа 1990 года была принята Верховным Советом Абхазии «Декларация о государственном суверенитете Абхазской Советской Социалистической Республике». 9 апреля 1991 года было заявлено о выходе Грузии из состава СССР. 21 февраля 1992 года правящий Военный совет Грузии объявил об отмене Конституции Грузинской ССР 1978 года, в след за этим 23 июня 1992 года ВС Абхазии аннулировал Конституцию Абхазской АССР 1978 года. Началась взаимная пикировка, но казалось, что консенсус найден и 14 августа 1992 года должно было состояться подписание федеративного договора между Грузией и Абхазией, но утром началась война.

Абхазам защищаться было нечем, вооружение абхазской армии в основном состояло из стрелкового оружия. Это уже потом была захвачена в боях грузинская техника, после войны занявшая место в качестве памятников на пьедесталах.

Разгар курортного сезона, люди отдыхали на гостеприимных абхазских пляжах, как и сейчас,

дети с любопытством рассматривают самолёты в небе, не подозревая, что те несут в своём чреве смертоносное оружие.

Гуляющие по набережной Сухума

люди не подозревали, что буквально через считанные часы им придётся в срочном порядке, наплевав на сорванный отдых, бежать из охваченной войной страны.

Спасти людей, как отдыхающих организованно в санаториях, пансионатах и домах отдыха, так и «дикарей» удалось благодаря смелым и эффективным действиям Черноморского Флота и российской авиации. Самолётами было вывезено коло 3 000 человек, но большая часть была вывезена в Адлер морским путём.

И всё как всегда — часть отдыхающих в Пицунде не захотела прервать отдых и эвакуироваться, их потом еле смогли вытащить из огненого горнила войны. Когда я был в Пицунде, то невдалеке от пляжа

нашёл старую могильную плиту без всяких надписей.

Неизвестно, кто под ней захоронен, может один из тех не желавших уехать курортников.

15 августа 1992 года грузинский десант высадился в Гагре, отрезав Абхазию от России. Руководством Краснодарского края было принято решение о закрытии границы между Россией и Абхазией, с целью недопущения беженцев из Абхазии. Тогда по этому мосту движение было прекращено.

19 августа 1992 года абхазы оставили Сухуми. Руководство Абхазии переехало в Гудауту. Но уже в начале октября 1992 года гагрская группировка Грузии была разгромлена, более 40 единиц бронетехники стали трофеями абхазской армии. Больше года длилась война, в которой победителями оказалась Абхазия. К 30 сентября 1993 года большая часть Абхазии была под контролем вооруженных сил Абхазии. Эта дата считается днём окончания войны.

Читайте также:  Рождественские ярмарки в Европе в в 2020 году

Абхазский профессор Станислав Лакоба в своей монографии изданной в 2001 году писал: «Необходимо отметить, что многие российские офицеры ЗакВО в дни вторжения в Абхазию управляли танками, боевыми самолетами, а военные российские корабли обеспечивали высадку грузинского морского десанта в районе Гагра» , грузинская сторона утверждала обратное.

Приведу два эпизода, опровергающие грузинские утверждения.

Первый эпизод: во время штурма Сухума глава Грузии Шеварнадзе был спасен лишь благодаря вмешательству российских вооруженных сил. Вот что рассказал в 2000 году командующий береговыми войсками и морской пехотой Черноморского флота в 1987–1995 годов генерал-майор Владимир Романенко: «В сентябре 1993 года Шеварднадзе отправился в Абхазию, решив на месте ознакомиться с ситуацией. Однако в результате активных действий абхазских вооруженных сил президент Грузии оказался блокирован на Сухумском аэродроме. Положение было критическим — аэродром был окружен со всех сторон «шилками», охрана Шеварднадзе из последних сил отбивала наступление абхазских вооруженных формирований. За развитием ситуации внимательно следили в Москве и Верховный главнокомандующий Ельцин, и министр обороны Павел Грачев. Задача обеспечить вывоз Шеварднадзе из Абхазии была поставлена непосредственно Грачевым. Из Севастополя в срочном порядке вышел высокоскоростной десантный корабль «Зубр» на воздушной подушке… Корабль всеми своими средствами вел огонь на поражение по берегу. Абхазские формирования, не понимая, с кем ведут бой, то пытались отражать удары авиации, то препятствовали высадке морского десанта. Воспользовавшись отвлечением сил и средств абхазской ПВО, пилоты Шеварднадзе подняли Як-40 и на очень малой высоте над рекой вышли в море, развернулись, ушли в сторону Поти и сели под Кутаиси… «

Второй эпизод связан с блокадой Абхазии. В 1996 году по инициативе Грузии на саммите СНГ было принято решение, запрещающее осуществление торгово-экономических, финансовых, транспортных и иных связей с Абхазией по государственной линии. Россия вышла из режима санкций в одностороннем порядке лишь в марте 2008 года. Как рассказывали абхазы — через границу нельзя было переходить мужчинам старше 16 лет, даже абхазские мандарины возили через границу женщины.

Вакуум заполняется быстро. Не случайно до 2008 года свыше 30% абхазского бюджета формировали турецкие денежные потоки, большая часть гостиничного бизнеса до сих пор в руках предпринимателей из Турции. В 2002 году ими была создана компания „Тамсаш“, которая занималась разработкой месторождения и экспортом угля в Турцию. Турки вложили в угледобывающую отрасль Абхазии 20 миллионов долларов. Турция выступила умелым дипломатом после войны — Грузия согласилась на беспрецедентные уступки, за проход турецких судов в абхазские порты не платится ничего в грузинский бюджет.

Железная дорога в то время как вид транспорта почти умерла. Взорванный в первый день войны мост через реку Ингури до сих пор не восстановлен. Поезд „Сочи -Ереван“, находившийся в пути во время вторжения, был сожжен. Его пассажиры с приключениями и своим ходом добирались до России. В настоящее время часть железнодорожного полотна до Сухума восстановлена

и ходят изредка пассажирские и грузовые поезда. А многие железнодорожные вокзалы разрушаются потихоньку.

Война — дело грязное. С обеих сторон конфликта воевало много ” псов войны», для которых воевать дело такое же привычное, как и дышать. Обвинений множество как по поводу грузин, так и абхазов, порой полностью противоположных. Я был в Команах в храме святого Иоанна Златоуста.

Во время войны из храма исчезла плащаница с изображением Иоанна Златоуста, вышитая византийскими монахинями, и до сих пор найти её не удалось. Был осквернен саркофаг святителя Иоанна Златоуста.

Здесь по широко растиражированной средствами массовой информации версии были убиты 5 июля 1993 года абхазскими ополченцами иподьякон Юрий-Гиорги (Ануа) и иеромонах Андриа (Курашвили), абхаз и грузин. Гид же рассказал нам, что грузинские военные закрылись в храме, используя священников и прихожан в качестве живого щита, и во время боя погибли находившиеся в церкви люди. Конечно гид живёт и работает в Абхазии и он должен рассказывать версию, выгодную властям.

Но с другой стороны, получила же в своё время шумиха вокруг изуверств отряда Басаева, воевавшего на стороне абхазов. Басаев был командующим Гагрским фронтом и освобождал Гагру. В грузинской прессе появилась публикация, как басаевские головорезы играли в футбол отрезанными головами грузин на стадионе в Гагре.

Долгое разбирательство привело к отрицанию этого факта.

Жалко всех погибших во время войны, особенно мирных жителей. Страдали не только люди, но и памятники. В Сухуме грузинские солдаты практиковались в стрельбе по памятнику Владимира Ильича Ленина, который находился перед зданием Верховного Совета Абхазии. Сгоревший остов здания и пустой пьедестал памятника — немой укор войне.

Абхазы в свою очередь сшибли с постамента памятник Шота Руставели перед рестораном Гагрыпш в Гагре.

Гуляющие по набережной Сухума

Ткварчели

Как добраться: сюда ведёт одна автомобильная дорога, и одна железнодорожная ветка, которая ещё не так давно использовалась для транспортировки угля. Пассажирского ж/д сообщения нет, но можно договориться с машинистами и совершить совершенно незабываемое путешествие из Очамчуры, но вся соль в словах «не так давно» – сообщение то есть, то его нет, надо узнавать. И не факт что машинисты вас возьмут. Вариант попроще – сесть на автобус на вокзале в Сухуми. Он довезет вас до рынка в Ткварчели.

Заброшенная Абхазия в наши дни

Ткуарчал, он же — Ткварчели, представляет собой шахтерский город в горах, построенный в 1942 пленными немцами. Проектирование осуществляли,также, немецкие архитекторы и инженеры. Расположен в горах, в нем находится, кроме всего прочего, ГРЭС, обогатительный комбинат, санатории – все заброшено, ни одного отеля нет (правда есть хостел — отдельный номер стоит 650₽).

Заброшенная Абхазия, наши дни

Хотя власти восстановили бальнеологическую лечебницу, посещается она плохо. Местные говорят, что лучше бы деньги потратили на восстановление инфраструктуры в жилых районах, так как ситуация там плачевная. Люди, даже по абхазским меркам, выживают.

Заброшенная Абхазия 2020

Город разделён на верхний и нижний. Они соединяются между собой длинной лестницей, есть и заброшенная канатная дорога с висящим на тросах вагончиком. Можно сказать, что верхняя часть заброшена меньше, нижняя — больше. Впрочем, и в верхней части масса заброшенных домов, похожих на двухэтажные виллы.

Заброшенные места Абхазии Заброшенная Абхазия, фото 1

Строго говоря, город не совсем заброшен, сейчас нём проживает около 5000 человек. Однако, попадая сюда понимаешь, что будущего у него нет. Он медленно умирает, и смотрит на тебя глазницами омертвевших окон, в которых угадывается уже совсем другая жизнь. Особенно это заметно в соседних городках, которые раньше считались отдаленными районами Ткварчели.

Старые фото Абхазии

В Абхазии много апельсинов, мандаринов, хурмы, ежевики — это подножный корм для туриста. Если вы нашли дикие апельсиновые деревья, можете смело полакомиться, хотя нередко такие апельсины кислые. Ещё такой момент — апельсины с толстой кожурой на дереве практически не портятся, потому их можно есть даже через продолжительное время после сезона урожая. Лимоны тоже отлично сохраняются на дереве, но меняют цвет — не пугайтесь. Они также съедобны.

Заброшенная Абхазия, фото 2

ГРЭС посетите обязательно — это нечто. Чтобы попасть туда, надо ехать (идти) до заброшенного кафе «Лашкиндар», и далее — на ГРЭС мимо плотины. На ГРЭС есть сторож — что удивляет, причём, он не злой и мрачный тип, а вполне себе добрый мужчина за 50. Никакой проблемы в том, чтобы вы прошли и сделали пару кадров он не видит, хотя и предупреждает чтобы не лазили, ибо — «убьётесь, а мне отвечать, гнилое же все».

Ткварчели — ГРЭС Заброшенная ГРЭС в Абхазии

Кстати, если стоите на дороге около кафе «Лашкиндар», то внизу у вас будет заброшенный ж/д мост (с разобранным полотном) через реку Аалдзга.

Заброшенный ж/д мост через реку Аалдзга.

Вот по этому самому мосту можно дойти, пробираясь через джунгли, до одного из самых известных городов призраков Абхазии. Это..

Хотя власти восстановили бальнеологическую лечебницу, посещается она плохо. Местные говорят, что лучше бы деньги потратили на восстановление инфраструктуры в жилых районах, так как ситуация там плачевная. Люди, даже по абхазским меркам, выживают.

Олег Панфилов: В Абхазии уничтожают чужую историю

Специально для Крым.Реалии

3 января на окраине села Цебельда в Гулрыпшском районе Абхазии по указанию начальника полигона Виктора Грищенко бульдозеры начали зачищать территорию, на которой находилась польская церковь конца 19 века и кладбище. Остатки стен церкви и ограды растащили бульдозерами почти на сто метров и раскидали по территории. Под ножами бульдозеров оказались и могилы поляков, которых отправляли сюда в ссылку как наказание за участие в польском восстании 1831 года. Теперь уничтожена и память о них.

Практически за все годы оккупации Абхазии ‒ с 1993 года ‒ не было года, чтобы не возникал очередной скандал по поводу уничтожаемых исторических памятников. Последний оказался громким не только в связи с уничтожением исторического наследия, но и появлением реакции абхазской общественности и официальных лиц Грузии. В социальных сетях до сих пор обсуждается безалаберность оккупационных властей Абхазии. «Это был акт вандализма, который совершен осознанно и грубо нарушает нормы международного права, в том числе условия Гаагской конвенции от 1954 года. Обращаемся к международному сообществу, ЮНЕСКО и другим международным организациям с призывом дать должную оценку незаконным действиям Российской Федерации, осуществленным на территории Грузии, и соответствующим образом отреагировать на них», ‒ говорится в заявлении Маргвелашвили.

Кроме президента Грузии, заявление сделало Министерство иностранных дел Грузии, а секретарь внешних дел президента Грузии Тенгиз Пхаладзе по поручению президента встретился с руководителем наблюдательской миссии Евросоюза в Грузии Кестутисом Янкаускасом, политическим советником миссии Гржегоргом Джазовским, заместителем начальника отдела операций миссии Хелен Кригер и руководителем миссии Совета Европы в Грузии Кристианом Урсесом. Он проинформировал дипломатов о фактах уничтожения церкви и польского кладбища в Абхазии. По заявлению Пхаладзе, разговор коснулся процессов, текущих в оккупированной Абхазии, и тех действий, которые в последний период осуществляются против культурного наследия Грузии. «Это не первый тревожный сигнал, который мы получаем из оккупированных территорий Грузии, и чрезвычайно важной является непосредственная включенность международных организаций и их мониторов», ‒ сказал Тенгиз Пхаладзе.

В числе оправдывающих оказалось и министерство обороны России, чей офицер руководил уничтожением церкви и кладбища. Согласно заявлению агентства «Абхаз-Информ», «российский офицер, отвечавший за дорожные работы, получил дисциплинарное взыскание, а руководство седьмой российской военной базы заявило о готовности сотрудничать с министерством культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии и участвовать в мае в совместной экспедиции в районе полигона». Не только в Тбилиси, но и в правительстве оккупированной Абхазии, соглашаются с тем, что на этом месте находится многослойный исторический памятник, подтверждает это и старший научный сотрудник департамента по охране историко-культурного наследия министерства культуры Абхазии Шандор Кайтан – «ранний слой относится к 8-му веку». Министерство обороны РФ, несмотря на упоминание журналистами имен военных, утверждает, что «не планирует строить военный полигон в селе Цебельда в Абхазии и не проводит там никаких строительных работ».

В разгар этого скандала стало известно еще об одном: как сообщило агентство «Абхазия-Информ», на аккаунте Натальи Миловановой в Фейсбуке появилась информация о том, что «в октябре 2016 года руководитель Ново-Афонского историко-культурного заповедника «Анакопия» Алхас Аргун разобрал стену с вмурованными в нее «древними останками», которая находилась в алтаре христианского храма, на вершине Анакопийской горы. «Эти уникальные экспонаты более 100 лет были доступы для осмотра миллионам людей. В настоящее время их местонахождение и сохранность неизвестны», – отметила Наталья Милованова. Сам Алхас Аргун объяснил свои действия «вынужденной мерой из-за черных археологов и участившихся фактов вандализма». Он также уточнил, что «изъятие лапидарных памятников средневековой Анакопии санкционировано Академией Наук Абхазии».

Один из исследователей христианских памятников, публицист Лев Регельсон написал, что «фрагменты, взятые из окрестных небольших пещер, где скрывались ранние христиане, были помещены в Анакопийской цитадели монахами Ново-Афонского монастыря в конце 19 века». Два фрагмента, видимо, наиболее поздние, содержат надписи на греческом с указанием датировки: 437 и 554 годов. Но несколько фрагментов, особенно с изображением рыб, явно относятся ко II веку – когда широко распространился этот тайный христианский знак. Спустя несколько дней стало известно, что никаких решений, на которые ссылается Алхас Аргун, не было, и демонтаж проведен по его собственному указанию. Заместитель министра культуры и охраны историко-культурного наследия Батал Кобахия провел пресс-конференцию, но его оправдания не остудили горячие споры в социальных сетях, а некоторые блогеры вообще потребовали отставки Кобахия.

Новый год оказался «плодовитым» и, как стало известно журналистам, в новогодние праздники на набережной Махаджиров в Сухуми началось строительство забора вокруг исторического дома, в котором жил поэт Таиф Аджба, останавливались Чехов и Паустовский. Тот же Батал Кобахия заявил, что «стройка приостановлена, пока хозяева не предоставят Министерству культуры проект», но на самом деле это лишь часть фактов уничтожения исторических памятников за 23 года «независимости» Абхазии. Как утверждают в Тбилиси, среди поврежденных памятников последних лет невозместимый урон был нанесен ряду наиболее значимых образцов грузинского зодчества, включая Илорскую церковь святого Гиорги (11 век) и Бедийский собор (10 век). Согласно материалам министерства культуры и охраны памятников Грузии, в обоих храмах, так же, как и в Драндском (6-7 века), и Новоафонском соборах (19 век), были стерты старинные грузинские надписи. При этом, в Бедийском соборе была стерта настенная роспись, включая единственный существующий портрет царя объединенной Грузии Баграта III-го. А в Илорской церкви Святого Георгия в ходе незаконных ремонтных работ старый образец крыши был сменен на купол-луковицу, которая является типичной формой русской церковной архитектуры.

Самой большой проблемой всех 23 лет оккупации Абхазии стала деятельность «черных археологов», которые самовольно раскапывают древние могильники. Как сообщал еще несколько лет назад руководитель службы атрибуции недвижимых памятников Национального агентства по защите памятников Грузии Гиорги Гагошидзе, незаконные раскопки угрожают храму Симона Кананита в Новом Афоне. Он отметил, что заключение сделано на основании данных Российского комитета Международного совета музеев (ICOM). Развалины античного города в Ткварчели, древнейшие захоронения Джантухи, Ачмадина и Гагиды – это неполный перечень археологических памятников, которые находятся на территории оккупированной Абхазии и по сегодняшний день разграбляются. Обеспокоенность выразил российский археолог Александр Скаков: «Вблизи от границы России, на территории Абхазии уже уничтожено много важных памятников. Большая проблема черная археология. Служба безопасности Абхазии работает над этим вопросом, но остановить процесс не удается, и этого недостаточно. Необходимо, чтобы люди понимали, что это зло, и, если они столкнутся с ворами, мародерами, они должны либо сами с ними справиться, либо сообщить надлежащим службам».

Еще в советское время в Абхазии – в 1990 году – было создано государственное Управление охраны историко-культурного наследия, по инициативе которого в 1998 году был принят закон «Об историко-культурном наследии», а в 2003 году – нормативный документ, в основе которого лежит российская инструкция «О порядке учета, обеспечения сохранности, использовании и реставрации недвижимых объектов историко-культурного наследия». Однако проблема остается по-прежнему серьезной. «Единственный рычаг, который есть у нас для защиты культурного наследия Абхазии, это помощь международных организаций. Мы разослали много писем с просьбой, чтобы если ни наших, то командировали туда своих специалистов, и осуществили мониторинг на памятниках», – объясняли несколько лет назад в Министерстве культуры и охраны памятников Грузии. В Тбилиси всегда заявляли, что намерены поставить вопрос о памятниках перед ЮНЕСКО. Абхазская сторона выдвинула требование этой международной организации проследовать на оккупированную территорию через Россию, что является прямым нарушением законодательства Грузии, в частности, закона «Об оккупированных территориях». Официальный Тбилиси заявил о готовности допустить исключения для представителей ЮНЕСКО во спасение памятников культуры, но и этот компромисс не изменил ситуацию.

Читайте также:  Охрана исторических памятников в Абхазии в советское время

Директор Абхазского государственного музея, археолог Аркадий Джопуа, два года назад отметил беспрецедентный случай: «Всем известно, что Ачмардинский могильник давно раскопан. Ритон позднеантичного времени, который там нашли, был выставлен в Англии на аукционе «Sotheby’s». После этого наши специалисты поехали туда, заложили раскоп и в нетронутых местах нашли замечательную чашу с греческими надписями». А как утверждал Игорь Цвинария, «в России на торгах антиквариатом регулярно всплывают предметы из Абхазии. Скупщики краденого без стеснения предлагают их даже таким солидным учреждениям, как Государственный Эрмитаж. В прессе писали, что еще в 2002 году был случай приобретения музеем коллекции античных предметов, незаконно добытых в Гагрском районе Абхазии». В селе Ачмарда «черные копатели» за последние 12 лет раскопали около 300 древних захоронений.

Кроме криминальной причины разрушения исторических памятников в Абхазии существует навязанная во время оккупации так называемая «историческая самобытность», когда вдруг осмелевшие от возможности издавать свои труды абхазские историки придумывают «самобытность» абхазов, совершенствуя государственную идеологию сказками о «самом древнем народе». Один из таких государственных деятелей, Тарас Шамба, никогда не стеснялся утверждать, что «абхазы древнее грузин». Официальная абхазская пропаганда помогает убеждать население в том, что «грузины – пришлый народ», а история абхазов насчитывает тысячелетия.

На самом деле идеология не спасает исторические памятники, которые относятся к периоду, когда и абхазы, и грузины имели общих предков и связанные с этим исторические события. И Абхазия не единственная оккупированная Россией территория, где самопальные историки и государственные идеологи придумывают себе историю: то же самое происходит в «Южной Осетии» и Приднестровье, в Карабахе и теперь – в Крыму.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

3 января на окраине села Цебельда в Гулрыпшском районе Абхазии по указанию начальника полигона Виктора Грищенко бульдозеры начали зачищать территорию, на которой находилась польская церковь конца 19 века и кладбище. Остатки стен церкви и ограды растащили бульдозерами почти на сто метров и раскидали по территории. Под ножами бульдозеров оказались и могилы поляков, которых отправляли сюда в ссылку как наказание за участие в польском восстании 1831 года. Теперь уничтожена и память о них.

Вы здесь

В позднеантичный период (I — VI вв. н. э.) на побережье Абхазии римлянами и византийцами возводится ряд крепостей — кастелл с мощными каменными стенами на известковом растворе (Себастополис, Питиунт и др.). В кладке этих стен использовались как валуны, так и тесаные блоки и кирпич. Стены укреплялись башнями и контрфорсами. На защищенном стенами пространстве размещались воинские казармы, бани, склады, а в более позднее время — раннехристианские храмы.

Путеводитель по Абхазии конца 80-х годов

Неприступные вершины с пятнами льда и снега. Зеленые массивы чайных и цитрусовых плантаций. Букеты садов и рябь виноградников. Роскошные ковры альпийских лугов. Нарядные Корпуса здравниц и древние храмы и крепости. Горные озера и водопады, тенистые ущелья, заповедные рощи, лабиринты пещер и теплое ласковое море. Все это Советская Абхазия.

Столица Советской Абхазии — Сухуми, ис­тория которого насчитывает 2500 лет. Диоскуриада, Себастополис, Цхум, Акуа — под этими названиями известен он в различные отрезки времени. Свыше столетия идет изучение древ­ностей города. В центре его — Сухумская кре­пость, на территории которой обломки антич­ных храмов, кирпич римлян и византийцев, ке­рамика генуэзцев, бастионы турок, могила Ке-лешбея Шервашидзе, павшего здесь за идею присоединения Абхазии к России, царские казе­маты, в которых томились видные революцио­неры. Здесь истоки современного города с его прямоугольной сеткой улиц, садами и парками, гостиницами и музеями, памятниками видным общественным и культурным деятелям края. В тихую погоду гладь бухты украшает ряд зда­ний на набережной, в которых размещены выс­шие партийные и комсомольские органы респуб­лики, „малая абхазская академия” — Абхазский институт языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа АН Грузинской ССР, абхазский драмати­ческий театр, морской вокзал, экзотические рестораны. В центре города площадь, которую венчает памятник В. И. Ленину, за которым корпуса правительственных учреждений Абхазс­кой АССР. Вблизи набережной находятся гру­зинский драматический театр, ряд кинотеатров, крытый городской рынок, республиканский стадион, предприятие „Оргтехника”. На западной окраине города сосредоточен комплекс заводов и фабрик — „Газовая аппаратура”, объекты хи­мической, пищевой, обрабатывающей, полигра­фической промышленности.

Среди достопримечательностей Сухуми — лесопарк на горе, носящей имя города, и Аб­хазский государственный музей, питомник обезь­ян и средневековая цитадель „Замок Баграта”, ботанический сад и дендрарий. В ближайших окрестностях столицы Абхазии много заросших самшитом и сасапарилью ущелий, где находят­ся уникальный каменный одноарочный Беслет-ский мост Х1-Х11 геков, руины средневеко­вого Келасурского монастыря с убежищем в скалах, феодальный замок с пещерным родни­ком Уаз-абаа, Каманский храм XI века. В Суху­ми обычно начинаются все маршруты по Аб­хазии.

Первый из них ведет.

Благоустроенное шоссе выводит к субаль-пике Гагрского хребта, с двухкилометровой высоты которого открываются чарующие ви­ды гор и моря. Здесь на известняковых высту­пах немало реликтовых, занесенных в Красную Книгу, растений, а в высокотравье часто встре­чается единственная ядовитая змея Абхазии— кавказская гадюка.

Война памятников

В развернувшейся вокруг мемориала в шотландском Килмарноке информационной мини-войне наступило перемирие. Впрочем, в абхазском обществе восприняли его как свою промежуточную победу: мол, грузинская дипломатия совершила глупость, поставила западноевропейцев в затруднительное положение, вызвала раздражение, а в итоге все вернулось к исходной точке.

Напомню, что несколько недель назад посол Грузии в Великобритании Тамар Беручашвили сообщила в СМИ, что добилась от тамошних властей решения о демонтаже памятника павшим в грузино-абхазской войне жителям столицы Абхазии, на котором изображен абхазский флаг. После чего начались активный обмен заявлениями дипломатов, полемика в СМИ и соцсетях.

Памятник был демонтирован «для внесения в него исправлений». Но вот что сказал после этого сопредседатель от ЕС на Женевских дискуссиях Тойво Клаар на встрече с министром иностранных дел Абхазии Дауром Кове в Сухуме 23 ноября:

И вот Совет графства Восточный Эйршир принял решение по поводу мемориала в Говард-парке в Килмарноке. Я постарался познакомиться с ним не в пересказах СМИ, а из первоисточника – опубликованного на днях заявления Совета. Оно довольно пространное и местами витиевато-поэтическое, а заканчивается строками «одного из самых известных сынов Эйршира, нашего Роберта Бернса». Если же по сути дела, то в заявлении говорится:

Памятники Абхазии

Статья в процессе создания

Памятники Абхазии по городам (общий список):[+]

Есть страны, в которых история исчисляется тысячелетиями, а есть страны, у которых еще нет и сотни. Но как быть, когда страна вроде бы и существовало, но населения в ней не было. Нет, территория не была пустой, здесь речь идет о том, что территория страны была захвачена и местное население буквально поголовно было выселено в другую страну. Речь идет об Абхазии.

Возникает вопрос, о каких культурных достижениях можно говорить, если какой-то период времени страной владели чужие люди. Мы не говорим, что захватчики как-то пытались «насадить» свою культуру или мировоззрение, но мы отлично понимаем, что когда города захватываются, то разрушается буквально всё, кроме домов, где захватчики захотят переночевать. Памятники Абхазии были разрушены многократно, т.е. сначала создавались красивые скульптуры, скульптурные композиции, бюсты видных деятелей, но потом город захватывался и все культурные ценности разрушались, т.к. захватчикам они напоминали об их врагах.

За последние несколько сотен лет культурное наследие Абхазии стало значимым как никогда в истории, т.к. вот уже порядка 300 лет города Абхазии, не стирались чуть ли не до основания.

Поэтому никого не удивляется, что одним из первым появился памятник Махаджирам, это те люди, которых принудительно выселяли из собственной страны лишь за то, что они не желали становиться крестьянами в Российском империи, а желали оставаться свободными, т.к. на тот период в России было крепостное право.

Но время постепенно изглаживает шрамы на теле страны и еще медленнее подобные шрамы заживают в душах людей и только благодаря таким культурным событиям, как открытие памятника Баграту Шинкуба мы можем верить, что плохие дни позади. Ведь те города, где могут быть установлены памятники поэтам, скульпторам, художникам и прочим деятелям культуры, можно говорить, что люди перестали засыпать с винтовкой возле кровати. Теперь люди могут в свободное время наслаждаться не только пищей для тела, но и пищей для души.

Но, к сожалению, далеко не всегда удается как-то отвлечься от горьких мыслей, т.к. только в одном Сухуми есть подобные памятники:

  1. Братская могила советских воинов.
  2. Монумент памяти героев
  3. Памятник жертвам политических репрессий
  4. Мемориал воинов освободителей и многие другие при взгляде, на которые сразу перед глазами предстают ужасы войны и становится как-то ощутимо через что и как было завоевано сегодняшнее спокойствие в Абхазии.

Как показывается практика и история в жизни страны необходимо принимать участие и защищать ее интересы не только в военное время, но и в мирное. Поэтому среди памятников Абхазии есть и такие, как:

  1. Памятник Эшба Е.А. (государственный деятель)
  2. Памятник Чочуа А.М. (государственный деятель и писатель)

и ряд других памятников и мемориальных камней в честь тех людей, что не остались равнодушными в нуждам своей страны и делали всё для ее блага.

На сегодня памятники Абхазии не столь многочисленны, как хотелось бы, ведь у этой странны очень богатая и древняя история, но, к сожалению, не всегда она писалась руками абхазцев, а чаще всего руками захватчиков, которые делали что хотели. Но будем надеяться, что теперь для Абхазии, как и для ее населения закончились дни скитаний, войн и других катаклизмов и самые жаркие споры будут лишь о том какому государственному деятелю или композитору поставить памятник, как самому лучшему и выдающемуся человеку Абхазии.

Мемориальные комплексы Гудаутского района

Отзыв: Краеведческий музей (Абхазия, Сухум) – Вся история абхазского царства с древности до наших дней!

Здесь же находится Сухумский дольмен, привезенный сюда из с. Верхняя Эшера. Его возраст около 5 тыс. лет

Рядом видим экспонаты, найденный на дне моря.

Здание музей недавно отремонтировано, в залах создается определенный температурный режим для того, чтобы наши потомки помнили и чтили историю. Музей сосотит из нескольких залов, это зал древней истории, зал культуры и быта, зал флоры и фауны, зал посвященный героям Великой Отечественной войны и наконец зал посвященный Отечественной войне 1992-1993 гг.
Войдя в фойе мы видим на стене слева объемную карту Абхазии.

В этот раз нам повезло и мы примкнули к экскурсионной группе и с огромным интересом прослушали рассказ об истории, традициях и нравах нашей Апсны.
Первый зал, который мы посетили это зал древней истории. Отсюда фото очень мало, т. к. когда мы вошли экскурсия уже началась.

Далее мы переместились в зал, где рассказывается о быте и культуре.
Макет абхазской усадьбы с историей о том, какое строение для чего предназначено и как используется

Пацха в натуральную величину – самое главное место в усадьбе)) Основная ее роль – место приготовления пищи, а на деле место общения домочадцев, та же наша уютная кухня, только стены ее сплетены из веток рододендрона, а основа из каштана.

Здесь собраны предметы, использовавшиеся для приготовления пищи, как например:
Камень для приготовления аджики

Другая кухонная утварь

На стенах мы видим репродукции с изображением будней сельских жителей

Далее мы видим варианты мужской и женской одежды. Очень интересен тот факт, рассказывает нам экскурсовод, что надеть абхузскую черкеску может не каждый, ношение ее вариаций предполагает определенный статус в обществе, а так же соответствующее поведение и осанка. Нельзя например стоять в развалку, сквернословить. Так же определенно завязанный на голову башлык может рассказать о цели визита гостя, его социальном положении, и даже настроении.

А это фотографии старейшин, самых достойных и подающих пример поколениям.

Женский костюм для верховой езды

А в этой светёлке так и хотется остаться на пожить))) Больно уж она уютная!

Зал природы
Макет фрагмента пещеры

Представитель животного мира

И вот мы приближаемся к залам боевой славы. Мы посетили музей в канун 9 мая, поэтому сначала зал Великой отечественной войны.
А знаете ли вы, что одним из солдат, поднявших советский флаг над Рейхстагом был абхаз – М. В. Кантария?! 55,5 тысяч граждан республики ушло на фронт, из них погибли почти 17 тысяч. Абхазские воины получили больше всего званий героя СССР в пересчете на душу населения. На втором месте были армяне.
Сыны Абхазии, защищавшие нашу землю от немецко-фашистских захватчиков.

Мери Авидзба – первая летчица Абхазии, имела два ордена Отечественной войны I степени,
орден Отечественной войны II степени, медали

Мать Алексея Аршба из Ткуарчала, в день двадцатилетия победы узнала о подвиге сына от военного корреспондента, опубликовавшего его последнее фото. Этот снимок был опубликован во многих советских газетах и журналах, завоевал множество наград на международных конкурсах. В столице ГДР в Бранденбургских воротах несколько лет висел двухметровый баннер с портретом абхазской матери с фотографией сына в руках.

Письма с фронта

Личные вещи солдат тех лет.

И вот мы подходим к последнему залу, посвященному войне с грузинскими захватчиками. Собственно как я выше упоминала, именно сюда я хотела вернуться. Очень уж близко к сердцу воспринимается трагедия абхазского народа – эта несправедливая, страшная война, называемая в некоторых кругах всего лишь “конфликтом”, унесшая половину жизней населения маленькой Абхазии, в том числе женщин, детей, стариков. Никого не пощадили грузинские гвардейцы – убивали, грабили, насиловали, издевались.
Владислав Григорьевич Ардзинба – с 1990 года председатель Верховного Совета Абхазской ССР, далее с первый президент республики Абхазия, во время войны являлся главнокомандующим армией республики.

Личные вещи бойцов

А это фото восьмилетней Рады Багателиа, дочери известного барда Валеры Багателиа. Когда грузинские гвардейцы ворвались в страну, они заходили в дома и крушили все что видели. В доме Багателиа на тот момент были одни старики и маленькая Рада. Варвары сначала убили бабушку и дедушку на глазах у Рады, а потом пустили автоматную очередь по ногам девочки, поиздевавшись убили и ее. Позже отец увековечил имя дочки в песне “Рада”, текст ее перед вами рядом с фото. Пишу и не могу сдержать слез.

А это кадры другой трагедии под с. Латы. Из блокадного Ткуарчала 14 декабря 1992 года должны были вылететь два вертолета с эвакуированными людьми. В одном из них было 82 человека, в основном беременные женщины и дети. Над Латами вертолет был сбит грузинской ракетой. Поднялась рука одного из них, зная кто летит в этом вертолете. Погибли все, сгорели в воздухе. День 14 декабря считается в Абхазии днем памяти Латской трагедии. Нашу разказчицу-экскурсовода напрямую коснулось это горе, ее близкие были в этом вертолете. У этой фотографии я сломалась, слезы текли сами по себе. Вот все что осталось от них

А это русский парень – Саша Бардодым. Тоже беспамятно влюбленный в Абхазию, узнав о сложившейся ситуации он приехал воевать за правду. Погиб в октябре 1992 года оставив нам лишь свои песни и стихи.

Кадры того времени

А это генералы, те кто победил, те кто освободили свою исконно родную от агрессора.

Вот такой, самый берущий за душу зал Государственного музея Абхазии. И после всего этого все что произошло в 1992-1993 годах некоторые называют “конфликтом”? Кто ответит за загубленные жизни, за стертые с лица земли сёла, за разрушенные города и судьбы?
Но это уже совершенно другая история под названием политика.
А изложив свои наблюдения и впечатления я конечно рекомендую посетить Сухумский краеведческий музей, там действительно очень много интересного.

Письма с фронта

Ссылка на основную публикацию