Буржуазная политическая экономия против теории Маркса

Буржуазная политическая экономия против теории Маркса

Буржуазная политическая экономия на разных этапах своего развития, преследуя стратегическую задачу — дискредитировать экономическую теорию К. Маркса, уменьшить ее революционное воздействие на развитие общественного прогресса, применяла различные тактические средства ее фальсификации. Однако за внешними формами отношения к экономическому наследию К. Маркса имеется и объективная сторона: «Капитал» К. Маркса оставил столь значительный след в истории экономической мысли, что буржуазная наука всегда прямо или косвенно вынуждена была заимствовать отдельные элементы из системы его теоретического анализа. При этом, во многом используя конкретно-экономический инструментарий исследования, буржуазная политэкономия была единодушной в своем отрицании теории трудовой стоимости и основанной на ней теории прибавочной стоимости, составляющей краеугольный камень экономического учения К. Маркса. Поэтому новое в «ренессансе» Маркса — не столько широко предпринимаемые и сегодня различными буржуазными школами попытки использовать разработанный в трудах К. Маркса научный аппарат анализа воспроизводственных процессов, накопления капитала, его обращения и т. д. Здесь речь идет, скорее, о демаскировке и легализации того, что фактически всегда имело место. Новое в «ренессансе» Маркса — это обращение к теории трудовой стоимости К. Маркса, стремление не только «улучшить» и развивать ее содержание, но и интегрировать ее в систему буржуазной экономической науки.

Данная тенденция, рельефно выраженная в обширной литературе представителей различных буржуазных школ и направлений, имеет непосредственное отношение к пониманию некоторых важных аспектов, характеризующих объективную основу кризиса современных буржуазных теорий денег. Очевидно, что современный этап кризиса буржуазной науки о деньгах в методологическом плане связан прежде всего с кризисом маржинализма, с признанием научной несостоятельности теории предельной полезности и предельной производительности, выступавшей на протяжении многих лет в качестве буржуазного варианта теории стоимости и выполнявшей методологическую функцию в теории денег. Кризис маржинализма и поиск в связи с этим новой методологической основы анализа экономических процессов вынуждает отдельные направления буржуазной экономической мысли обращаться к теории трудовой стоимости, получившей логически цельное изложение в трудах К. Маркса. В этом проявляется одна из объективных предпосылок возрастающего внимания к теории трудовой стоимости в буржуазной экономической литературе, отмеченная в середине 70-х годов. Этого не скрывает и буржуазная экономическая наука. «Одним из следствий отказа от неоклассической модели, — писал по этому поводу видный американский буржуазный экономист Дж. К. Гэлбрейт, — является возрождение интереса к теории марксизма».

Эволюция взглядов неорикардианства

Весьма характерна в этой связи эволюция взглядов. Дж. Робинсон, признанного лидера неорикардианства, которая многие годы выступала в качестве буржуазного интерпретатора К. Маркса и считается в западной литературе одним из ведущих «специалистов» буржуазной «марксологии». Б. Селигмен подчеркивал, что Дж. Робинсон принадлежит к числу немногих современных ученых, которые сами читали Маркса.

В одной из ранних работ Дж. Робинсон выдвинула следующий тезис: «Почему марксистская система не может освободиться от всего ненужного и противоречивого и быть оригинальной… системой анализа, какой она со всеми недостатками вполне может быть? Причина — теория стоимости превратилась в догму». В противоположность этому в опубликованной в 1979 г. книге «Вклад в современную экономическую теорию», которая рассматривается автором как итог ее пятидесятилетней научной деятельности, Дж. Робинсон пишет: «Попытки представить теорию стоимости Маркса как нечто противоречащее капитализму ошибочны».

Аналогичный поворот во взглядах характерен для позиции и другого представителя неорикардианской школы — М. Моришимы, автора ряда работ по экономической теории К. Маркса. Так, в опубликованной в 1973 г. работе «Экономическая система Маркса. Двойственность теории стоимости и роста», критический анализ которой широко представлен в советской экономической печати, он отмечал, что «экономическая доктрина Маркса может получить гражданство в современной экономической теории только на основе ее отделения от своих корней — теории трудовой стоимости». Однако спустя всего пять лег в книге «Стоимость, эксплуатация и рост. Маркс в свете современной экономической теории», написанной в соавторстве с Дж. Кетифорисом, провозглашается противоположный тезис. Основная цель этой работы, по утверждению ее авторов, состоит в том, чтобы «переосмыслить теорию трудовой стоимости, которая в книге «Marx’s Economics» трактовалась как неудовлетворительная».

Интерес к теории трудовой стоимости на Западе

Рассматривая этот вопрос, важно обратить внимание и на то, что буржуазные экономисты проявляют интерес к теории трудовой стоимости не просто как к отдельно взятой экономической теории, а как к теории, выполняющей методологическую функцию экономического анализа. Именно этот ее аспект больше всего подвергался ревизии в буржуазной экономической науке. В настоящее время весьма явственно выражаются иные подходы. «Концепция стоимости, — утверждается в одной из публикаций Нью-Йоркского журнала «Science and Society»,— является неотъемлемым теоретическим инструментом для любого экономиста, независимо от того, признается это им или нет». Аналогичным образом трактует этот вопрос американский экономист П. Лихтенштейн. «Теория стоимости…, — пишет он в книге «Введение в посткейнсианскую и марксистскую теории стоимости и цены», опубликованной в Нью-Йорке в 1983 г., — является исходной точкой экономического анализа». Она служит «фактическим основанием всех экономических теорий».

Обращает на себя внимание еще один аспект рассматриваемого вопроса. В 1985 г. в Нью-Йорке была опубликована книга американского буржуазного экономиста Р. Бэкхаусса «История современного экономического анализа». Рассматривая современные тенденции развития буржуазной экономической мысли, автор пытается показать точки соприкосновения ее различных школ и направлений с экономической теорией К. Маркса, оценивая их, естественно, с соответствующих классовых позиций. Теорию стоимости К. Маркса он уже не противопоставляет, как это традиционно имело место в подобного рода изданиях, теории предельной полезности. Разница между этими теориями, пишет Р. Бэкхаусс, состоит в том, что они «ставили перед собой цель анализа экономической действительности с разных позиций». И далее делается нетрадиционный для буржуазного экономиста вывод о том, что теория стоимости К. Маркса «была отброшена не из-за идеологических причин, а вследствие различий в технике анализа», что только современные методы исследования позволили выявить ее действительную научную ценность.

Как же отразилась тактика «нового» прочтения теории трудовой стоимости К. Маркса на позициях буржуазной политической экономии по отношению к его теории денежных отношений? Правомерность такого вопроса, учитывая то, что деньги по своей сущности представляют обособленное функционирование формы стоимости, а также то, что кризис современных буржуазных теорий денег методологически основывается на кризисе маржинализма, выступающего многие годы в качестве буржуазного варианта теории стоимости, не может вызывать сомнений. Заметим в связи с этим, что существующая антимарксистская литература по теориям денег не позволяет сделать достаточно полных научных обобщений. И тем не менее, отдельные, уже достаточно четко прослеживающиеся тенденции, характеризующие стремление буржуазной экономической науки приспособить к целям собственного анализа Марксову теорию денег, проявили себя достаточно полно. Исследование содержания их общей направленности, структуры позволяет сделать вывод, что по своим методологическим принципам они всецело соответствуют общей логике «ренессанса» Маркса.

В западной литературе родоначальником тактики «выборочной адаптации» отдельных теоретических положений К. Маркса считается известный американский экономист И. Шумпетер. В противоположность вульгарным теориям экономического равновесия, которые не могли дать теоретического объяснения ряду новых явлений капитализма, возникших на его империалистической стадии, И. Шумпетер поставил перед собой задачу «разработать теоретическую модель процесса экономического развития», найти ответ на вопрос, «как экономическая система производит ту силу, которая беспрестанно ее изменяет». Вполне естественным в этой связи было обращение И. Шумпетера к теории К. Маркса, которого он признавал выдающимся экономистом. «…Только Марксу, — писал Й. Шумпетер, — присущи разработки проблемы «развития». Им предпринята попытка рассмотреть развитие непосредственно экономической жизни с помощью средств экономической теории».

Заимствование элементов из экономической теории Маркса

Признавая научные заслуги К. Маркса, а также необходимость заимствования отдельных элементов его экономической теории, И. Шумпетер поставил вопрос о возможных границах, в которых буржуазная экономическая наука может принять научные идеи К. Маркса. Такими границами, по его мнению, является экономическая наука К. Маркса как целостная система. Соответственно этому И. Шумпетер указывал, что главное направление борьбы с теорией К. Маркса — ее дезинтеграция. «Целое,— писал И. Шумпетер, — всегда нечто больше, чем сумма составных частей. Но только в отношении Маркса подобная потеря имеет жизненно важное значение, поскольку всеобщность его видения как единая совокупность утверждает свою правоту в каждой детали и является именно тем источником интеллектуального обаяния, которое испытал каждый, как друг, так и враг, кто изучал его работы».

Не отваживаясь открыто посягать на теоретический авторитет К. Маркса, Й. Шумпетер выдвинул заведомо несостоятельное положение о дуализме экономического анализа К. Маркса, о соединении в его теории идеологических элементов, отражающих «преданалитические», «до научные» представления, и элементов «чистого» анализа, обладающих всеобщей универсальностью. При этом И. Шумпетер всячески подчеркивал, что, несмотря на свои политические убеждения, К. Маркс «был… прирожденным аналитиком, человеком, обреченным анализировать независимо от своего мировоззрения». Именно поэтому, подчеркивал И. Шумпетер, первостепенным для К. Маркса было не обоснование политической доктрины, хотя он стремился к этому, а «оттачивание инструментов анализа… устранение логических трудностей и построение… теории, которая в сущности своей является научной, какой бы ни были ее недостатки».

Таким образом, опираясь на заведомо ложные предпосылки о двойственности системы теоретических взглядов К. Маркса, И. Шумпетер попытался утвердить представление о необходимости отделения Маркса-ученого от Маркса-революционера и осуществления на этой основе «выборочной адаптации» экономических идей К. Маркса.

Следует отметить, что позитивистский принцип отделения «чистой» экономической науки от «идеологической инфекции» был сразу же подхвачен различными направлениями буржуазной экономической науки. Он широко используется и современной буржуазной политэкономией. Подобной тактики пытаются придерживаться и некоторые представители современных буржуазных теорий денег.

Положение о нейтральности теории денег

В многочисленном потоке публикаций, посвященных экономической теории К. Маркса, появившихся в буржуазной литературе в последнее десятилетие, с точки зрения предмета нашего анализа не может не привлечь внимания статья одного из основоположников чикагской школы монетаристов, признанного на Западе специалиста в области теории денег, М. Фридмена «Маркс и деньги», опубликованная в октябре 1980 г. в «Newsweek». «Многие читатели, — говорится в статье, — будут удивлены тем, что если использовать современную терминологию, то Карла Маркса можно назвать «монетаристом», то есть термином, который сейчас (хотя и неправильно) считается синонимом слов «консервативный» или «выступающий за свободный рынок». Далее автором этих строк предпринимается попытка обосновать два взаимосвязанных положения. Это, во-первых, положение о идеологической нейтральности теории денег. «Денежная теория, — пытается убедить читателей М. Фридмен, — не имеет идеологического содержания. Она имеет дело лишь с научным вопросом, определяющим, как функционирует данный социальный организм.

Во-вторых, на основе положения о мнимой идеологической нейтральности денег М. Фридмен пытается выявить возможные линии ее взаимосвязей с теорией денег К. Маркса. Такая взаимосвязь возможна, по мнению буржуазного ученого, в виду якобы существующего единства взглядов представителей монетаризма и К. Маркса по вопросу о месте рыночной экономики и конкуренции в функционировании капиталистического производства.

Выдвинув концепцию «идеологической нейтральности теории денег», М. Фридмен, как и другие буржуазные экономисты, пытается в соответствии с «методом И. Шумпетера» создать логическую основу заимствования отдельных положений теории денег К. Маркса. Об этом вполне откровенно пишет один из видных представителей посткейнсианского направления буржуазной политэкономии П. Дэвидсон. Говоря о необходимости создания новой «основательной теории денег», он подчеркивает, что «истинный прогресс в науке может быть достигнут, если опираться на плечи проложивших дорогу гениев», в числе которых наряду с А. Смитом, Д. Рикардо, А. Маршаллом и Дж. Кейнсом буржуазный экономист называет К. Маркса. Содержание попыток создания этой теории, а также стремление экономистов неорикардианской школы, опираясь на теорию стоимости К. Маркса, обосновать некую натуралистическую концепцию соизмерения товаров рассматривается в главах II и III данного исследования.

Понятно, что сам факт повышенного внимания со стороны буржуазных идеологов к экономической теории о Маркса, в том числе к его теории денег, весьма знаменателен. Являясь объективным признанием ее жизненной силы, он несет на себе большую идеологическую и социально-политическую нагрузку. Вместе с тем было бы непростительной ошибкой полагать, что в таком внимании к теории К. Маркса проявляется естественное стремление идеологов капитала обогатить на основе адаптации его идей собственную методологию. Нельзя не учитывать при этом, что буржуазная политическая экономия в течение многолетней борьбы против теоретического наследия К. Маркса накопила значительный опыт фальсификации его идей. Потерпев явное поражение в открытой борьбе, идеологи буржуазии пытаются мобилизовать внутренние ресурсы для осуществления идеологического контрнаступления. С этой целью меняется тактика. Предпринимаются попытки заменить дискредитировавшие себя и крайне непопулярные в среде народных масс и интеллигенции вульгарные формы антимарксизма скрытыми, более изощренными, а, следовательно, и более опасными приемами «опровержения» марксизма. Естественно, при этом не исключаются и методы прямых атак, открытого противоборства с марксизмом. И тем не менее, главным средством «опровержения» К. Маркса, взятым сегодня на вооружение буржуазной идеологией, является тактика «борьбы с Марксом под флагом примирения с Марксом». Как видно, речь идет о новых аспектах реализации апологетической функции буржуазной политической экономии, которые должны учитываться марксистской критикой.

Читайте также:  Конкуренция как свойство производственных отношений

Политическая теория классиков буржуазной политической экономии

Более высокий уровень научности теория получила в работах представителей классической политической экономии в XVII-XVIII вв. Среди них особенно выделяют английских экономистов У. Петти, А. Смита и Д. Рикардо.

Петти, Смит и Рикардо включили в сферу анализа процесс промышленного производства товаров. В частности, Петти считал труд отцом богатства, а землю его матерью. Но наибольший след в истории оставил А. Смит. Именно он, по словам Пушкина, популярно объяснил всему миру, «как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет». Но в отличие от физиократов классики полагали, что не только земледелие, но и любое производство создает свое богатство. Классики впервые в науке обосновали трудовую теорию стоимости и цены товаров. То есть по их мнению, величина цен зависит от затрат человеческого труда. В анализе политической экономии Смит исходил из классового состава общества. Источником доходов капиталистов и земельных собственников Смит считал труд рабочих. Поэтому прибыль собственников капитала и доход собственников земли он трактовал как вычет из продукта труда рабочих и крестьян.

А. Смит создал учение об общественном разделении труда, выявил ключевые факторы, влияющие на рост производительности труда, раскрыл механизм свободного рынка, который назвал «невидимой рукой», обосновал принципы экономического либерализма и свободы конкуренции. А кто выступает в качестве видимой руки? Это, конечно, государство. И Смит был категорически против вмешательства этой видимой руки в дела производства и конкуренции.

Правда, вывод о роли труда у Смита был не единственным. Есть у него доводы и в пользу того, что каждый фактор производства, т.е. не только труд, но также капитал, земля, также участвуют в создании стоимости товаров. Поэтому они также претендуют на соответствующую долю дохода.

Позднее первый вывод был подхвачен и развит марксистской политэкономией, а второй – сторонниками капиталистических рыночных отношений.

Еще более крупным теоретиком политической экономии и удачливым бизнесменом считается Давид Рикардо. В первые годы своей научной деятельности он занимался в основном вопросами денежного обращения, которые приобрели для Англии конца XVIII в. особую актуальность. Здесь одни силы выступали за отмену размена бумажных денег на золото, а другие – за сохранение размена. Рикардо решительно поддержал сторонников размена бумажных денег на золото и разработал принципы введения «золотого стандарта». Он действовал на протяжении более 100 лет не только в Англии, но и в мировой международной торговле.

Рикардо считают твердым сторонником трудовой теории стоимости, наряду с К. Марксом. Идеи последнего, как известно, половина населения земного шара пыталась претворить в жизнь в ХХ в., но пока безуспешно.

Таким образом, Смит и Рикардо были типичными сторонниками свободной рыночной экономики. Но, анализируя ее, они не скрывали ее пороков и противоречий, исходили из классового состава, из противоположности классовых интересов и наличия эксплуатации. Короче говоря, оба проявили научную объективность, заложили основы экономической теории, ввели в нее и объяснили многие понятия, такие, например, как стоимость, цена, капитал, прибыль, рента, заработная плата, национальный доход и другие, которыми и сегодня пользуются экономическая теория и практика во всем мире. Таким образом, Смитом и Рикардо была предложена принципиально новая система взглядов на рыночную экономику. Поэтому их неслучайно называют классиками буржуазной политической экономии.

В качестве предмета политической экономии, то есть в качестве анализа и изучения они предлагали Национальное богатство как сумму потребительских благ, ежегодно воспроизводимых трудом занятых во всех сферах материального производства.То есть классики анализировали богатство, созданное трудом работников, занятых не только в сельском хозяйстве, но и во всех отраслях промышленности и даже в строительстве. При этом они не скрывали классовых противоречий, что и свидетельствовало об их объективности и научности. Это был очень значительный шаг вперед по сравнению с меркантилистами и физиократами

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Экономика

Классическая буржуазная политическая экономия

Классическая буржуазная политическая экономия — прогрессивное направление в развитии буржуазной экономической мысли, возникшее в период становления капиталистического способа производства и неразвитой классовой борьбы пролетариата. Защищала интересы промышленной буржуазии в ее борьбе с феодализмом. Наибольшее развитие получила в Англии, которая в то время была самой развитой капиталистической страной. Выдающимися ее представителями были: У. Петти, А. Смит, Д. Рикардо. Во Франции к ней относятся: П. Буагильбер, физиократы и швейцарец С. Сисмонди. К. Маркс писал: «. Под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная с У. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства» ( Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 91 ).

Классическая буржуазная политическая экономия — один из источников марксизма. Заслуга ее представителей состоит в том, что они положили начало трудовой теории стоимости, сделали первые попытки рассмотрения отдельных форм прибавочной стоимости и изучения капиталистического воспроизводства. Ими использован новый для того времени метод — проникновение в сущность явлений при помощи научных абстракций. Однако их метод был вместе с тем антиисторическим, метафизическим. Считая капитализм вечной и естественной формой производства, классическая буржуазная политическая экономия рассматривала экономические категории капитализма как вечные и естественные, изменяющиеся только количественно. Она не понимала того, что экономические категории выражают общественно-производственные отношения, что при капитализме эти отношения фетишизируются, выступают как общественные свойства вещей. Важнейшей заслугой классической буржуазной политэкономии было открытие трудовой теории стоимости.

Ее представители установили, что стоимость товаров определяется трудом, необходимым для их производства. Они подметили также, что стоимость единичного товара обратно пропорциональна производительности труда. Однако они не исследовали характер труда, создающего товар, не ставили вопроса о том, как и почему продукт труда принимает форму товара, ограничивались лишь анализом величины стоимости. Считая, что величина стоимости определяется необходимым трудом, классическая буржуазная политэкономия не смогла научно обосновать этот вывод, поскольку у нее отсутствовала качественная характеристика стоимости как выражения производственных отношений товарного производства. По этой же причине буржуазным классикам никогда не удавалось из анализа товара вывести форму стоимости, т. е. меновую стоимость. Они рассматривали форму стоимости как нечто внешнее и безразличное по отношению к природе товара. Не исследовав формы стоимости, буржуазные экономисты не могли понять сущности и функций денег. Справедливо полагая, что трудовая теория стоимости является исходным пунктом анализа капитализма, Д. Рикардо пытался свести все важнейшие экономические категории к этой общей основе.

Так, рассматривая заработную плату и прибыль как две части стоимости, созданной трудом, и отмечая противоположность в их движении, Рикардо, по существу, указал на противоположность интересов капиталистов и рабочих. Однако классическая буржуазная политэкономия не могла научно объяснить присвоение прибыли с позиций трудовой теории стоимости, так как считала, что рабочий продает свой труд, а не рабочую силу. Отождествляя прибавочную стоимость с прибылью, Рикардо не мог разрешить противоречия между законом стоимости и тенденцией равенства прибылей на равные капиталы. Классическая буржуазная политэкономия положила начало анализу капитала. Плодом гениальной мысли назвал К. Маркс экономическую таблицу главы физиократов Ф. Кенэ. Это была первая попытка схематически представить процесс воспроизводства, использовав при этом научные абстракции. Рассматривая структуру капитала, представители классической политэкономии подметили различие между основным и оборотным капиталом. Вместе с тем никто из них не видел в капитале выражения производственных отношений. Капитал они отождествляли с его вещественными носителями: деньгами, средствами производства, товарами. По этом причине они не смогли объяснить, почему товар в руках капиталиста является капиталом, а в руках рабочего — доходом.

Ошибочно полагая, что стоимость общественного продукта полностью распадается на доходы (догма А. Смита), классическая политэкономия закрыла себе путь к пониманию процесса капиталистического воспроизводства. Представители классической буржуазной политической экономии указали на некоторые противоречия капитализма. Так, С. Сисмонди, критикуя капитализм с позиций мелкой буржуазии, выдвинул положение об обнищании трудящихся масс и неизбежности экономических кризисов при капитализме. Однако Сисмонди — типичный представитель романтизма в экономической науке — не понял основы этих противоречий и путей их разрешения, стремясь повернуть колесо истории назад, к мелкому производству. С завоеванием буржуазией политической власти и обострением классовой борьбы пролетариата «пробил смертный час для научной буржуазной политической экономии» ( Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 17 ).

Наряду с научными в классической буржуазной политэкономии содержались и вульгарные элементы, когда исследователи не пытались увидеть за поверхностными явлениями буржуазного общества сущность этих явлений. К мим относятся, например, представления о том, что заработная плата — это цена труда, что рента — это дар природы и др. Эти вульгарные элементы гипертрофировались в вульгарную буржуазную политическую экономию, ставящую своей задачей борьбу против рабочего движения. Разложению классической политэкономии способствовало и то, что первые выразители интересов трудящихся — социалисты-утописты (см. Утопический социализм) — пытались повернуть трудовую теорию стоимости против буржуазии, выдвинув лозунг о праве трудящихся на полный продукт их труда и о необходимости преобразования общества для достижения этой цели. Современные буржуазные экономисты стараются умолчать о заслугах классиков буржуазной политэкономии в разработке трудовой теории стоимости, выдвигая на первый план ее вульгарные элементы.

Некоторые пытаются противопоставить буржуазную классическую теорию учению К. Маркса, заявляя, будто ее представители ничего не писали о противоречиях капитализма, ухудшении положения трудящихся. Другие, напротив, полагают, что Маркс заимствовал у Рикардо трудовую теорию стоимости, и обрушивают на Маркса критику, с которой в свае время выступали против Рикардо вульгарные экономисты. В то же время имеется ряд экономистов, которые выступают за «неоклассический синтез», объединяющий современные методы анализа микроэкономики национального продукта и дохода с принципами классической буржуазной политэкономии. Однако и здесь речь идет о ее вульгарных элементах. Все эти тенденции в известной мере свидетельствуют о кризисе современной буржуазной политической экономии, которая обращается к буржуазной классической теории в поисках средств борьбы против марксистско-ленинского учения.

Опубликовано 31 мая 2012 08:18:11.

Буржуазная политическая экономия

Общая характеристика буржуазной политической экономии

Буржуазная политическая экономия – самостоятельное направление в истории экономических учений, сформулированное и оформленное Карлом Марксом в результате разграничения различных направлений, трудов и школ в области политической экономии, в зависимости от историко-формационного критерия.

В истории развития политической экономии, буржуазное направление выделялось в качестве альтернативы собственно марксистской, вульгарной, мелкобуржуазной и иных школ экономической мысли.

В.И. Ленин в одном из своих сочинений указал на то, что буржуазная политическая экономия выступила в качестве одной из трех основных предпосылок и составляющих, положенных в основу марксистского учения.

В зарубежной литературе, термин буржуазная политическая экономия определяется в целом, в соответствии с обозначенной выше традицией, в строгой привязке к марксистскому учению. Так, может быть встречено следующее определение рассматриваемой теории:

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Буржуазная политическая экономия – используемое представителями марксизма обозначение направления экономической мысли, в рамках которого не признаются трудовая теория стоимости и эксплуататорская характеристика капиталистического строя.

Происхождение термина «буржуазная политическая экономия»

Поскольку происхождение рассматриваемого направления связано, прежде всего, с марксистским анализом истории экономических учений, характеристику и происхождение термина «буржуазное политическая экономия» необходимо изучать исходя из особенностей марксистского понимания исторического развития человечества.

В этой связи, появление буржуазной политической экономии датируется, так называемым периодом становления капиталистического способа производства и недостаточно развитой классовой борьбы пролетариата. При этом использование термина «буржуазная» при характеристике рассматриваемого направления не случайно, и, по мнению ряда исследователей, обладает одновременно прямым и косвенным значением для определения соответствующего комплекса идей:

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

  1. Прямое упоминание класса буржуазии при определении данного типа политической экономии, характеризует определенную адресность и целенаправленность буржуазной политической экономии на отражение интересов промышленной буржуазии. В этой связи, буржуазная политическая экономия характеризуется нацеленностью на оптимизацию условий хозяйственной деятельности буржуазии;
  2. Косвенно, упоминание соответствующего класса характеризует систему общественных отношений, в рамках которой интересы капиталистов обладают преимущественным значением и выдвинуты в системе общественного производства на первое место. Соответствующее понимание использования термина «буржуазная» прослеживается в том, что в рамках рассматриваемого типа политической экономии капитализм провозглашен в качестве вечной и единственно верной формы производства, и только соответствующий строй внутри буржуазной политэкономии признается соответствующим человеческом природе.
Читайте также:  Место золота в современной валютной системе

Эволюция буржуазной политической экономии

В истории политической экономии, рассматриваемая буржуазная теория признается отправной точкой становления политической экономии вообще и классической политэкономии в частности. При этом идеи буржуазной политэкономии изначально формировались в качестве альтернативы, противостоящей воззрениям меркантилистов, которые, не смотря на высказывание поддержки идеям защиты отдельных интересов буржуазии, в целом обосновывали необходимость сохранения и защиты ряда феодальных пережитков внутри системы хозяйствования отдельных государств.

Кроме того, в рамках буржуазной политической экономии активно критиковались предложения меркантилистов, связанные с необходимыми с их точки зрения активным и многосторонним вмешательством в хозяйственную деятельность экономических субъектов, прежде всего путем проведения политики протекционизма, то есть поощрения внутригосударственного производства, путем установления системы субсидирования, высоких ввозных таможенных пошлин и т.д.

В дальнейшем, в результате развития идей мировой экономической мысли, идеи буржуазной политической экономии активно критикуются, возникают новые, противостоящие им теории, выражающие интересы иных социальных групп и экономических классов, в частности:

  • Мелкобуржуазная политическая экономия, а также ее подвид – вульгарная политическая экономия, отражавшие интересы мелкой буржуазии;
  • Марксистская (пролетарская) политическая экономия, возникшая в XIX в. совокупность идей, апеллирующих к классовой классификации в соответствующей сфере;
  • и др.

При этом, необходимо обратить внимание на то, что в марксистской литературе большое внимание уделялось изучению вопроса о соотношении и разграничении буржуазной политической экономии и «экономикс» – совокупности общественных наук, предмет изучения которых составляет производство, распределение и потребление товаров и услуг. Причем вопрос о соответствующем соотношении не был окончательно разрешен, а основные точки зрения сформулированы следующим образом:

  1. Экономикс – закономерный этап, очередная стадия развития буржуазной политэкономии, составляющая, в этой связи, один из элементов структуры буржуазной политической экономии;
  2. Экономикс – новая самостоятельная экономическая наука, пришедшая на смену утратившей актуальность буржуазной политической экономии.
  3. Экономикс необходимо понимать в качестве наименования учебного курса, содержание которого отличается разрозненностью и многоаспектностью, выступающей последствием стремления одновременного изучения множества разнородных экономических явлений. В свою очередь, буржуазная политическая экономия по-прежнему выступает в качестве самостоятельной академической науки, продолжающей свое существование и развитие, в связи с сохранением ее предмета (собственно экономики) и дальнейшим существованием класса буржуазии, в качестве наиболее могущественного и господствующего социального образования.

Таким образом, третья точка зрения выступает, своего рода, компромиссным вариантом соотношения рассматриваемых научных направлений, признающих самостоятельное значение каждого из них.

Политическая экономия (93 стр.)

Революционные демократы в России.

В середине XIX века в России, переживавшей кризис крепостничества, выдвинулась блестящая плеяда мыслителей, внёсших большой вклад в развитие экономической науки.

А. И. Герцен (1812 – 1870) бичевал царизм и крепостничество в России, призывая народ на революционную борьбу с ними. Он резко критиковал и строй капиталистической эксплуатации, утвердившийся на Западе. Герцен положил начало утопическому “крестьянскому социализму”. Он видел “социализм” в освобождении крестьян с землёй, в общинном землевладении и в крестьянской идее “права на землю”. В этих воззрениях Герцена не было ничего действительно социалистического, но они выражали революционные стремления крестьянства России, боровшегося за свержение помещичьей власти и за уничтожение помещичьего землевладения.

Громадные заслуги в развитии экономической науки имеет великий русский революционер и учёный Н. Г. Ч ернышевский (1828 – 1889). Чернышевский возглавил решительную борьбу революционных демократов против крепостничества и царского самодержавия в России. Он дал блестящую критику не только крепостничества, но и капиталистического строя, упрочившегося к тому времени в Западной Европе и Северной Америке. Чернышевский глубоко вскрыл классовый характер и ограниченность буржуазной классической политической экономии и подверг уничтожающей критике вульгарных экономистов – Джона Стюарта Милля, Сэя, Мальтуса и других. По оценке Маркса, Н. Г. Чернышевский мастерски выяснил банкротство буржуазной политической экономии.

Буржуазной политической экономии, служащей корыстным интересам капиталистов, Чернышевский противопоставил “политическую экономию трудящихся”, в которой центральное место должны занять труд и интересы трудящихся. Являясь представителем утопического “крестьянского социализма”, Чернышевский ввиду неразвитости капиталистических отношений в современной ему России не видел, что развитие капитализма и пролетариата создаёт материальные условия и общественную силу для осуществления социализма. Но Чернышевский в понимании природы капиталистического общества и его классовой структуры, характера его экономического развития ушёл далеко вперёд по сравнению с западноевропейскими социалистами–утопистами и сделал крупный шаг по пути к научному социализму. В отличие от социалистов–утопистов Запада Чернышевский придавал решающее значение революционной активности трудящихся масс, их борьбе за своё освобождение и призывал к народной революции против эксплуататоров. Чернышевский был последовательным, боевым революционным демократом. Ленин писал, что от его сочинений веет духом классовой борьбы.

Экономическое учение Чернышевского представляет собой вершину развития всей политической экономии до Маркса. В своих философских воззрениях Чернышевский был воинствующим материалистом. Как и Герцен, он вплотную подошёл к диалектическому материализму.

Революционные демократы – Герцен, Чернышевский и их единомышленники явились предшественниками русской социал–демократии.

Революционный переворот в политической экономии, совершённый К. Марксом и Ф. Энгельсом.

К середине XIX века капиталистическая система хозяйства стала господствующей в главнейших странах Западной Европы и в Соединённых Штатах Америки. Сложился пролетариат, который стал подниматься на борьбу против буржуазии. Возникли условия для создания передового пролетарского мировоззрения – научного социализма.

Карл Маркс (1818 – 1883) и Фридрих Энгельс (1820 – 1895) превратили социализм из утопии в науку. Выработанное Марксом и Энгельсом учение выражает коренные интересы рабочего класса и является знаменем борьбы пролетарских масс за революционное свержение капитализма, за победу социализма. Учение Маркса “возникло как прямое и непосредственное продолжение учения величайших представителей философии, политической экономии и социализма” . Гениальность Маркса, как указывал Ленин, состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила. Его учение есть законный преемник лучшего, что было создано человеческой мыслью в области науки о человеческом обществе. Вместе с тем возникновение марксизма было коренным революционным переворотом в философии, в политической экономии, во всех общественных науках. Маркс и Энгельс вооружили рабочий класс цельным и стройным мировоззрением – диалектическим материализмом, являющимся теоретическим фундаментом научного коммунизма. Распространив диалектический материализм на область общественных явлений, они создали исторический материализм, представляющий собой величайшее завоевание научной мысли. Неисторическому подходу к человеческому обществу они противопоставили исторический подход, основанный на глубоком изучении действительного хода развития. Господствовавшее прежде представление о неизменности, о неподвижности общества они заменили стройным учением, раскрывающим объективные законы общественного развития – законы смены одних форм общества другими.

Маркс и Энгельс явились основоположниками подлинно научной политической экономии. Применив метод диалектического материализма к исследованию экономических отношений, Маркс произвёл глубочайший революционный переворот в политической экономии. Подойдя к политической экономии как идеолог рабочего класса, Маркс раскрыл до конца противоречия капитализма и создал пролетарскую политическую экономию. Своё экономическое учение Маркс создавал в непримиримой борьбе против буржуазной апологетики капитализма и мелкобуржуазной критики его. Используя и развивая ряд положений классиков буржуазной политической экономии – Смита и Рикардо, Маркс решительно преодолел антинаучные взгляды и противоречия, содержащиеся в их учении. В своём экономическом учении Маркс подытожил и обобщил гигантский материал по истории человеческого общества и в особенности по истории возникновения и развития капитализма. Марксу принадлежит открытие исторически преходящего характера капиталистического способа производства и исследование законов возникновения, развития и гибели капитализма. На основе глубокого экономического анализа капиталистического строя Маркс обосновал историческую миссию пролетариата как могильщика капитализма и созидателя нового, социалистического общества.

Основы марксистского мировоззрения были провозглашены уже в первом программном документе научного коммунизма – в “Манифесте Коммунистической партии”, написанном Марксом и Энгельсом в 1848 г. Результаты своих дальнейших экономических исследований Маркс опубликовал в работе “К критике политической экономии” (1859 г.), посвящённой анализу товара и денег; в предисловии к этой работе дано классическое изложение основ исторического материализма. Главным трудом Маркса, который он с полным основанием называл делом своей жизни, является “Капитал”. Первый том “Капитала” (“Процесс производства капитала”) был выпущен Марксом в 1867 г.; второй том (“Процесс обращения капитала”) был издан Энгельсом уже после смерти Маркса, в 1885 г., и третий том (“Процесс капиталистического производства, взятый в целом”) – в 1894 г. Работая над “Капиталом”, Маркс предполагал написать четвёртый том, посвящённый критическому разбору истории политической экономии. Оставленные им подготовительные рукописи были изданы уже после смерти Маркса и Энгельса под названием “Теории прибавочной стоимости” (в трёх томах).

Разработке теории научного коммунизма посвящён также ряд классических произведений Энгельса. К ним относятся: “Положение рабочего класса в Англии” (1845 г.), “Анти–Дюринг” (1878 г.), где разобраны важнейшие вопросы из области философии, естествознания и общественных наук, “Происхождение семьи, частной собственности и государства” (1884 г.) и другие.

Создавая пролетарскую политическую экономию, Маркс прежде всего всесторонне обосновал и последовательно развил трудовую теорию стоимости. Исследуя товар, противоречие между его потребительной стоимостью и стоимостью, Маркс открыл, что труд, заключённый в товаре, имеет двойственный характер. Это, с одной стороны, конкретный труд, создающий потребительную стоимость товара, и, с другой стороны, абстрактный труд, создающий его стоимость. Раскрытие двойственного характера труда послужило Марксу ключом к научному объяснению всех явлений капиталистического способа производства на основе трудовой теории стоимости. Показав, что стоимость – не вещь, а производственное отношение людей, прикрытое вещной оболочкой, Маркс раскрыл тайну товарного фетишизма. Он подверг анализу форму стоимости, исследовал её историческое развитие от первых зачатков обмена до полного господства товарного производства, что дало ему возможность раскрыть действительную природу денег.

Трудовая теория стоимости послужила Марксу основой для его учения о прибавочной стоимости. Маркс впервые показал, что при капитализме товаром является не труд, а рабочая сила. Он исследовал стоимость и потребительную стоимость этого специфического товара и разъяснил характер капиталистической эксплуатации. Марксова теория прибавочной стоимости до конца вскрывает сущность основного производственного отношения капитализма – отношения между капиталистом и рабочим, обнажает самые глубокие основы классовой противоположности и классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией.

Маркс не только раскрыл происхождение и источник прибавочной стоимости, но и разъяснил, как маскируется и затушёвывается капиталистическая эксплуатация. Он исследовал сущность заработной платы как цены рабочей силы, выступающей в превращённой форме цены труда.

Буржуазная политическая экономия против теории Маркса

Буржуазная классическая экономическая теория представляет направление буржуазной экономической мысли, возникшее в период становления капитализма. [c.37]

Буржуазная классическая экономическая теория возникла в XVE в. в мануфактурный период развития капитализма. Буржуазия выступила против феодализма. Поэтому буржуазная классическая экономическая теория стала теоретическим оружием буржуазии. Капитализм был провозглашен вечной и естественной формой производства, единственным строем, соответствующим природе человека (т. е. природе буржуа, руководимого принципом разумного эгоизма). [c.37]

С этих позиций представители буржуазной классической экономической теории критиковали паразитизм и расточительство феодалов, подвергли пересмотру теории своих предшественников — меркантилистов (идеологов торгового капитала). Экономическая политика меркантилизма стала тормозом развития производства. [c.37]

Представители буржуазной классической экономической теории [c.37]

Заслугой буржуазной классической экономической теории является то, что она перенесла исследования из сферы обращения в сферу производства, приступила к анализу его закономерностей. К ее заслугам также относится следующее [c.37]

Буржуазная классическая экономическая теория сложилась в Великобритании и Франции. Наибольшее развитие она получила в Великобритании, которая в XVH в. была самой развитой капиталистической страной. [c.38]

Выдающимся представителем буржуазной классической экономической теории является Д.Рикардо. Он был экономистом эпохи промышленного переворота в Великобритании. В разработке теории трудовой стоимости он пошел дальше А.Смита. Д.Рикардо указывал, что стоимость товара [c.38]

В Германии и США буржуазная классическая экономическая теория не получила развития. Это объясняется тем, что данные страны вступили на путь капиталистического развития позднее. [c.39]

Буржуазная классическая экономическая теория обосновала следующие положения [c.39]

Представители классической буржуазной экономической теории считали труд единственным источником стоимости. Поэтому они пришли к выводу, что процент, прибыль и рента также результат труда рабочих. Тем самым были подмечены экономические противоречия буржуазного общества (между классами и социальными группами). Эти противоречия были выявлены прежде всего в сфере распределения. Вместе с тем буржуазная классическая экономическая теория [c.40]

Представители буржуазной классической экономической теории подметили различие между основным и оборотным капиталом. Но они не смогли выявить деление капитала на постоянный и переменный. [c.41]

Они ошибочно полагали, что общественный продукт полностью распадается на доходы (Догма А.Смита), а накопление капитала означает использование всей капитализируемой прибавочной стоимости для найма дополнительных рабочих. Тем самым буржуазная классическая экономическая теория закрыла себе путь к правильному пониманию процесса воспроизводства. Она неправильно отрицала неизбежность экономических кризисов перепроизводства. [c.41]

Читайте также:  Определение и анализ двойной специфики труда по Карлу Марксу

Работами Д.Рикардо завершилось развитие буржуазной классической экономической теории. [c.41]

С завоеванием буржуазной политической власти экономисты разработали иные экономические теории. Некоторые идеи буржуазной классической экономической теории находят отражение в трудах современных буржуазных экономистов, главным образом у представителей так называемого неоклассического направления. [c.41]

Буржуазная классическая экономическая теория не смогла разрешить это хорошо видимое противоречие между двумя законами. Впервые проблема согласования двух законов — закона стоимости и закона средней нормы прибыли — была решена К.Марксом. Он показал, что [c.341]

Определенный вклад в разработку теории цены производства внесли выдающиеся представители буржуазной классической экономической теории. В этой связи необходимо отметить, что [c.345]

В анализе процесса воспроизводства нельзя исходить из предположения, что товар обменивается на товар, что предложение одного товара есть в то же время спрос на другой товар. Поэтому, как считала буржуазная классическая экономическая теория (Д.С.Милль, Ж.Б.Сэй, Д.Рикардо), якобы между предложением и спросом всегда существует равновесие, и перепроизводство товаров в масштабе общества невозможно. В действительности товары обмениваются на деньги. И нельзя сводить товарное обращение к товарообмену, а тем более к простому продуктообмену. [c.388]

Представители неоклассического направления порвали с идеями классической буржуазной экономической теории. Они объявили предметом экономической теории чистую экономику , или экономику вообще, независимо от общественной формы ее организации. [c.46]

Весьма показательна эволюция буржуазных теорий заработной платы от попыток, хотя и неудачных, классической школы буржуазной политической экономии раскрыть сущность заработной платы и законы ее движения до вульгаризаторских концепций, в которых под видом теории преподносятся наукообразные банальности, сочетающиеся с открытым отказом от какого бы то ни было теоретического анализа. Подчинение экономических теорий антирабочей политике империалистических государств и практическим нуждам монополий, беззастенчивая апологетика капитализма, все более изощренные попытки камуфлировать снижение реальных доходов рабочих — таков бесславный финал, к которому ныне пришли представители буржуазных концепций заработной платы. [c.157]

Но не “человек вообще” становится таким субъектом, а конкретно-исторический индивид, обитающий в определенном культурно-историческом пространстве (и создающий его), по определенной логике, пока в пространстве рыночно буржуазной формы общественного производства. Это и было схвачено в начале классической, а затем и неоклассической школами экономической теории в виде принципа методологического индивидуализма, в котором, правда, специфика капиталистического экономического субъекта была подменена вневременным, внеисторическим человеком – “индивидом вообще”, якобы от природы получившим свою способность принимать решения и делать выбор. А на самом деле он исторически формирует у себя эту способность быть субъектом путем ее постоянного и повседневного присвоения. [c.39]

Долгое время в интерпретации ленинской теории империализма акцентировались положения, характеризующие его как своего рода надстройку над классическим капитализмом XIX века, как подготовку объективных и субъективных предпосылок для социалистической революции. И вместе с тем недооценивались те выводы В. И. Ленина, которые связывали империализм с глубокими переменами во всем экономическом строе буржуазного общества на основа развития производительных сил. Сейчас, спустя многие десятилетия после создания ленинской теории империализма, раскрывается во всей глубине и полноте фундаментальность этой теории, дальновидность ленинских представлений об империализме как новейшей ступени в развитии капитализма, его высшей стадии. [c.31]

Родоначальником буржуазной классической экономической теории в Великобритании был У.Петти, во Франции — П.Буагильбер. Они положили начало теории трудовой стоимости. [c.38]

Дальнейшее развитие буржуазная классическая экономическая теория получила в произведениях физиократов (Франция). К.Маркс назвал их отцами современной экономической теории (Т. 26, ч, 2. С. 12). Наиболее выдающимися представителями физиократов были Ф.Кенэ и А.Тюрго. Понятие физиократы происходит от двух слов pbisis — природа и kratos — сила, власть, государство. [c.38]

Оригинальным путем развивалась передовая русская экономическая мысль, что было обусловлено своеобразием экономического развития России. Многие проблемы буржуазной классической экономической теории самостоятельно разрабатывались А.Н.Радищевым, П.И.Пестелем, Н.И.Тургеневым, Н.Г.Чернышевским. [c.39]

Представители буржуазной классической экономической теории использовали новый метод познания — метод научной абстракции. Однако он переплетался с поверхностными обобщениями. Их исследованиям была присуща метафизичность, одним из главных выражений которой являлся внеис-торизм. Экономические категории капитализма рассматривались как вечные и естественные, изменяющиеся только количественно. [c.39]

Буржуазная классическая экономическая теория положила начало анализу капитала и воспроизводства. Гениаль- [c.40]

КЛАССИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ. Первая трактовка дана К. Марксом в труде Капитал (1867 г.). К. Маркс сравнивал этот термин с представлениями таких ученых, как Уильям Петти (1623— 1687), Пьер Буагильбер (1646—1724), Франсуа Кенэ (1694—1774), Анн Робер Жак Тюр-го (1727—1781), Адам Смит и Давид Рикардо. Определяя классическую экономическую теорию, Маркс писал Под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная с У. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства. В противоположность ей вульгарная политическая экономия толчется лишь в области внешних, кажущихся зависимостей. (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 23. С. 91. Прим. 32.). [c.284]

Категория национального богатства исследовалась с первых шагов зарождения классической экономической науки, но тогда это еще не было вызвано стремлением ученых раскрыть способы преодоления ограниченности материальных благ для страны в целом. Перед ними стояла более узкая прагматическая цель -обеспечить налоговыми поступлениями королевские дворы или бюджеты только что возникших буржуазных государств. Меркантилисты XVI – XVII веков утверждали, например, что увеличение национального богатства и поступление налогов в казну английского правительства обеспечивается развитием внешней торговли. В то же время физиократы во Франции говорили, что только земледелие создает богатство страны и налоговые поступления правительству. В отличие от них В. Петти писал о том, что земля – это только мать богатства, а отцом его является труд. Его идеи дали начало развитию трудовой теории стоимости и национального богатства. Теоретики предельной полезности утверждали, что труд является лишь одним из факторов формирования богатства, а не его отцом , поскольку наряду с ним богатство создается капиталом, игнорируя тот факт, что последний также есть не что иное, как тот же общественный труд, но в овеществленной его форме. [c.328]

См. также Баллестрем К.Г. Homo oe onomi us Образы человека в классическом либерализме // Вопросы философии. – 1999. – № 4. – С. 42 – 53 Макашева Н. Этика и экономическая теория // Общественные науки и современность. – 1992. – № 3. – С. 13 – 19. Более того, “утилитаризм, определяемый как тип нравственности, как ценностно-смысловая парадигма деятельности человека”, выступает у некоторых авторов в еще более универсальном качестве – “внутреннего импульса” саморазвития, самоорганизации культуры, как “ценностно-смысловой”, “нравственно-ментальной” системы. См. Е.Н. Яркова. Утилитаризм как стимул самоорганизации культуры и общества //Общественные науки и современность. – 2002. – № 2. – С. 88. Следует подчеркнуть, что это верно только для определенного типа социума – буржуазного. О полезности как специфически историческом мировоззренческом феномене и экономическом отношении, ее роли в экономической теории и в исследовании проблемы субъекта хозяйственной деятельности речь будет идти далее. [c.15]

КЛАССИЧЕСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ — прогрессивное направление в развитии буржуазной экономической мысли, возникшее в период становления капиталистического способа производства и неразвитой классовой борьбы пролетариата. Защищала интересы промышленной буржуазии в ее борьбе с феодализмом. Наибольшее развитие получила в Англии, которая в то время была самой развитой капиталистической страной. Выдающимися ее представителями были У. Петти, А. Смит, Д. Рикардо. Во Франции к ней относятся П. Буа-гильбер, физиократы и швейцарец С. Сисмонди. К. Маркс писал . Под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная с У. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 91). Классическая буржуазная политическая экономия-—одни из источников марксизма. Заслуга ее представителей состоит в том, что они положили начало трудовой теории стоимости, сделали первые попытки рассмотрения отдельных форм прибавочной стоимости и изучения капиталистического воспроизводства. [c.152]

Ими использован новый для того времени метод — проникновение в сущность явлений при помощи научных абстракций. Однако их метод был вместе с тем антиисторическим, метафизическим. Считая капитализм вечной л естественной формой производства, классическая буржуазная политическая экономия рассматривала экономические категории капитализма как вечные и естественные, изменяющиеся только количественно. Она не” понимала того, что экономические категории выражают общественно-производственные отношения, что при капитализме эти отношения фетишизируются, выступают как общественные свойства вещей. Важнейшей заслугой классической буржуазной политэкономии было открытие трудовой теории стоимости. Ее представители установили, что стоимость товаров определяется трудом, необходимым для их производства. Они подметили также, что стоимость единичного товара обратно пропорциональна производительности труда. Однако они не исследовали характер труда, создающего товар, не ставили вопроса о том, как и почему продукт труда принимает форму товара, ограничивались лишь анализом величины стоимости. Считая, что величина стоимости определяется необходимым трудом, классическая буржуазная политэкономия не смогла научно обосновать этот вывод, поскольку у нее отсутствовала качественная характеристика стоимости как выражения производственных отношений товарного производства. По этой же причине буржуазным классикам никогда не удавалось из анализа товара вывести форму стоимости, т. е. меновую стоимость. Они рассматривали форму стоимости как нечто внешнее и безразличное по отношению к природе товара. Не исследовав формы стоимости, буржуазные экономисты не могли понять сущности и функций денег. Справедливо полагая, что трудовая теория стоимости является исходным пунктом анализа капитализ- [c.152]

Лит. Маркс К., Капитал, т. 1, гл. 5, 1, М а р к с К. и Э. н г е л ь с Ф., Соч., 2 изд., т. 23 с г о ж с, Экономические рукописи 1857 —1859 годов, там же, т. 46, ч. 1, с.. 45, 234— 64, 322-, 40, 367—76 ч. 2, с. 212—18 его ж е, Теории прибавочной стоимости (IV том Капитала ), там же, т. 26, ч. 1, с. 41(1 — 415 ч. 2, с. 608 его же, Экономическая рукопись 1861 — 1863 годов, там же, т. 47, с. 53— 67 его ж е, Наемный труд и капитал, разд. 3, там же,, т. 6 е г о ж е, К критике политической экономии, там же, т. 13, с. 22—23 его же, Экономико-филосифские рукописи 1844 года, там же, т. 42 Энгельс Ф., Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека, там же, т. 20 с го же, Анти-Дюринг, отд. 3, гл. 2, там же, т. 20 е г о ж е,, 1юдвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21, с. 317 Ленин В. И., По поводу так называемого вопроса о рынках, Поли. собр. соч., 5 изд., т. 1, с. Юн его ж е, Проект и объяснение программы социал-демократический партии, там же, т. 2, с. ЯО его же, Аграрный вопрос в России к концу XIX века, там же, т. 17, с. 72 его ж е, Вульгарный социализм и народничество, воскрешаемые социалистами-революционерами, там же, т. 7, с. 45 его же, Очередные задачи Советской власти, там же, т. 36, с. 181)—НО К и с е-л е в И. Я., Мошенский М. Г., Буржуазные теории труда на службе монополий, М., 1965 Омаров А. М., Техника л человек. Социально-экономические проблемы технического прогресса, М., 1965 Труд, техника, экономика, М., 1970 Ч а и г л и И. П., Труд. Социологические аспекты теории и методологии исследования, М., 1973 М а л а ш и н С. Д., Труд кап источник развития общественного производства, Г., 1975 Иванов Н. П., Научно-техническая революция и проблемы структуры рабочей силы. (По материалам развитых капиталистических стран), М., 1978 Кутта Ф., Человек. Труд. Техника, пер. с чеш., М., 1970. [c.183]

Соч. Возникновение классической буржуазной политической экономии, М., 1960 Кризис буржуазной политической экономии, М., 1963 История экономических учений, М., 19В5 (соавтор) Этапы развития буржуазной политической экономии. (Очерк теории), М., 1971 Марксистско-ленинская теории стоимости. Методологические проблемы, М., 1971 (соавтор) Буржуазная экономическая мысль 30—70-х годов XX века. (Очерк теории), М., 1976. [c.608]

Если классическая политэкономия в лучших своих образцах пытается продвинуться в сторону конкретно-исторического индивида, как классового, социально-экономического субъекта, то неоклассическая теория в этом отношении движется в обратную сторону. Конкретно-исторический индивид середины 19 века – человек “ставшего” капитализма, занимает определенное место в уже сформировавшейся социально-экономической и классовой структуре. Процессы классообразования, характерные для буржуазного способа производства завершены (так как определены основные экономические интересы и взаимоотношения основных участников общественного производства). Этот человек живет в эпоху начала общества массового потребления, как необходимого продукта и условия накопления капитала. [c.29]

Ссылка на основную публикацию