Цены в Монако на еду, недвижимость, товары и услуги в 2020 году

Джакарта

Jalan Jaksa — популярный среди туристов район в Джакарте, так как здесь много отелей, торговых центров, а также неподалеку есть музеи и другие достопримечательности. Также рекомендуют район Пусат.

Найти жилье в Джакарте совсем не сложно. На Hotellook.ru есть множество хороших вариантов от $9 до $25 за комнату в различных районах города (как в частных домах, так и в гестхаусах). Там же можно найти студию за $21 в сутки (Восточная Джакарта), что в месяц примерно $630. Если рассматривать апартаменты на окраине, то стоить это будет значительно дешевле — можно снять за $10-15 в сутки. Стандартный номер в отеле можно найти от $12.

(photo © Nicolas Lannuzel / flickr.com)

Критика капитализма и буржуазной политической экономии

С революционно-демократических позиций Н. Г. Чернышевский дал глубокую критику капитализма и, по замечанию К. Маркса, мастерски выяснил банкротство буржуазной политической экономии68.

Анализируя сущность и взаимоотношения прибыли, заработной платы и ренты, Чернышевский отметил их противоположность друг другу и то, что каждая из них «определяется соперничеством». Тем самым он отметил антагонистический характер капиталистического распределения. Увеличение прибыли уменьшает зарплату, а рента уменьшает и прибыль, и зарплату. Н. Г. Чернышевский близко подошел к постановке вопроса о всеобщем законе капиталистического накопления. Он указал на такую тенденцию развития капитализма, как накопление богатства на стороне буржуазии и роста обнищания трудящихся.;

Обстоятельная критика капитализма на примере западноевропейских стран привела Чернышевского к выводу, что капитализм имеет исторически преходящий характер, что в нем вызревают объективные и субъективные условия революционной замены его социализмом, что он создает силу, способную совершить социалистический переворот в лице организованного пролетариата. Однако он ошибался, считая, что Россия сможет избежать капиталистического этапа развития и в тех условиях сможет непосредственно от феодализма перейти к социализму.

Большой вклад в экономическую науку Н. Г. Чернышевский внес и как критик буржуазной политической экономии. Он убеди- тельно раскрыл ее классовый характер и стремление оправдать капиталистическую эксплуатацию наемного труда, защитить и увековечить капитализм. Этапы буржуазной политэкономии он рассматривал в связи с развитием противоречий капитализма и классовой борьбы. В соответствии с этим он разграничил этап научной (классической) и ненаучной (вульгарной) политэкономии.

Н. Г. Чернышевский высоко оценил творчество А. Смита и Д. Рикардо, их попытки проникнуть в суть капиталистических эконо» мических отношений. Особенно важным моментом экономического учения классиков он считал теорию трудовой стоимости. Вместе с тем Чернышевский обратил внимание и на такие вульгарные элементы теории классиков, как метафизичность, антиисторический подход к капитализму, непоследовательность в теории трудовой стоимости и т. д. К недостаткам теории Рикардо он относил также отрицание ренты с худшего участка и впервые в домарксовой науке поставил эту проблему, хотя категорию абсолютной ренты он не раскрыл. Чернышевский отметил, что классическая буржуазная политэкономия неизбежно превращается в вульгарную. По его словам, со времени появления коммунистической теории, выражающей интересы трудящихся и усиление классовой борьбы, буржуазные политэкономы стали выбрасывать элементы теории классиков, «чтобы предохранить своих читателей от коммунистической заразы»1. Они уже утратили способность открывать что-нибудь новое и развивать науку, «у них хватало ума лишь на то, чтобы переписывать старое и вычеркивать из него все, что может подтвердить коммунизм». Представителей этой политэкономии Чернышевский метко назвал «рутинными экономистами», поскольку они «не уясни- ли, а только загрязнили науку», К этой плеяде экономистов он причислял Сея, Бастиа, Мальтуса, Кэри, Рошера, Мак-Куллоха и многих других* которые «усерднее всего проповедовали в пользу банкиров и негоциантов». Чернышевский дал обстоятельную критику пресловутого закона народонаселения Мальтуса и разоблачил его автора как сикофанта господствующих классов, который не заботится об истине, игнорирует технический прогресс, подтасовывает расчеты под заранее надуманные выводы. Оценка Чернышевским многих вульгарных экономистов перекликается с оценкой Маркса, данной им в «Капитале».

«Политическая экономия трудящихся».

Если классики Смит и Рикардо видели в политэкономии науку

о богатстве, то Чернышевский говорил о необходимости рассматривать богатство в связи с тем классом, который его создает. Предмет политэкономии он видел не в богатстве как таковом, а в определенных классовых отношениях по присвоению результатов труда. Это был несомненно более научный подход. Свой метод в политэкономии Чернышевский называет гипотетическим — метод предположительных определений, реальных аналогий, который позволял ему глубже раскрыть сущность экономических явлений и строить определенные политические расчеты в революционной борьбе. «Например, — пояснил он, — вместо многосложной задачи: были ли войны с Франциею в конце прошлого и начале нынешнего века полезны для Англии, берется простейший вопрос, не запутанный никакими побочными обстоятельствами: может ли война быть полезна не для какой-нибудь шайки, а для многочисленной нации?» 1 И при исследовании экономических явлений, как полагал Чернышевский, надо абстрагироваться от второстепенных элементов и выделять главное, избегать увлечения второстепенным или основанным на субъективных симпатиях. Его метод предположений еще не сформировался в метод научной абстракции, в метод диалектического и исторического материализма, но его нельзя считать и идеалистическим. Чернышевский не допускал произвольных абстракций и в основном оставался на позициях материализма, поскольку учитывал реальные интересы классовой борьбы.

Особенно важное место в «теории трудящихся» отводится теории трудовой стоимости. В отличие от Смита и Рикардо Чернышевский строго следует учению о труде как единственно материальной субстанции стоимости товара и рассматривает труд не только в качестве источника общественного богатства, но и как меру справедливого распределения материальных благ. Так он пишет: «Прежняя теория говорит: все производится трудом, новая теория прибавляет: и потому все должно принадлежать труду» 1.

Если капиталистическое хозяйство регулируется стоимостью производства, возмещающей издержки производства, и меновой стоимостью, которая регулирует обмен товарами и дает кроме возмещения издержек производства возможность капиталистам присваивать прибыль, то в будущем обществе, по мнению Чернышевского, будет действовать только «внутренняя стоимость», которая даст возможность производителям получать весь продукт своего труда. Социалистическое общество будет планомерно рассчитывать общественные потребности и реальные возможности их удовлетворения. В отличие от меновой ценности, условием которой служит спрос на товар, «внутренняя ценность» предполагает оценку предмета с учетом благосостояния всех трудящихся, а не отдельных лиц. Учение о внутренней ценности Чернышевского предполагает исторически преходящий характер закона стоимости в его стихийной форме и необходимость такого общества, в котором бы труд планомерно распределялся между разными сферами производства с учетом потребностей самих производителей.

В отличие от классиков буржуазной политэкономии Чернышевский видел в капитале не только фонд материальных средств, используемых для выгодного производства, но прежде всего результат труда, который не в пример капиталистической практике должен использоваться в интересах общества и производителя. Понимая прибыль как вычет из продукта труда производителя, Чернышевский подчеркивал, что ее изменение противоположно заработной плате: рост прибыли капиталистов снижает заработную плату рабочих. Он предполагает, что в будущем обществе, когда не будет найма рабочей силы и трудящиеся будут собственниками средств производства, прибыль сольется с зарплатой, поскольку все результаты труда будут принадлежать самим производителям. Ликвидирован будет и паразитический доход земельных собственников в виде ренты. Этот доход, как полагал Чернышевский, вообще существует в виде излишка прибыли. Поэтому рыночная цена продуктов земледелия повышается над их стоимостью и происходит перераспределение доходов в пользу земельных собственников. В этом Чернышевский видел одну из причин отставания сельского хозяйства и обеднения трудящихся. Он доказывал важность ликвидации ренты и монополии частной собственности на землю. Каково классовое содержание «Политической экономии трудящихся»? Ее нельзя назвать теорией рабочего класса. Она не представляла собой научной пролетарской политической экономии. Эта теория выражала интересы крестьянства в тот период, когда оно не стало еще мелкобуржуазным. В условиях крепостничества крестьянин еще не был собственником земли, а товарное производство занимало еще незначительное место в хозяйстве. Теория трудящихся не была и мелкобуржуазной теорией. Она защищала интересы крестьянина как труженика и как собственника против интересов феодалов и помещиков. Защищая интересы эксплуатируемых против феодального и капиталистического рабства, теория Чернышевского отстаивала необходимость революционного свержения самодержавия, крепостничества, капитализма и построения социалистического общества. Но отстаивая необходимость освобождения человека труда, признавая прогрессивность капитализма по сравнению с феодализмом, «Политическая экономия трудящихся» показала капитализм как расточительный способ производства, которому присущи анархия, конкуренция, кризисы перепроизводства, и утверждала необходимость социализма, как строя более прогрессивного, обеспечивающего наиболее быстрое развитие производительных сил.

Учение о социализме Чернышевский создает опираясь на критику крепостничества, капитализма и буржуазной политэкономии. Оно составляет главную часть в его «Политической экономии трудящихся». Развернутое обоснование социализма как самого прогрессивного строя дано в таких работах Чернышевского, как «Примечания к «Основаниям политической экономии» Милля» и «Очерки из политической экономии (по Миллю)», а также в общеизвестном его произведении «Что делать?». Социалистическое учение Чернышевского во многих отношениях превосходит теории западноевропейских социалистов-утопистов. Наступление социализма он связывал с революционной борьбой классов, с материальными предпосылками, созданными предшествующей формацией. Тем самым он делал значительный шаг к научному социализму. В странах капиталистической Европы социализм, по мнению Чернышевского, подготовляется развитием крупного машинного производства, управление которым может быть успешным лишь при переходе предприятий в руки непосредственных производителей. Рабочий класс, борясь против своих угнетателей, приходит к осознанию необходимости социализма и совершает антикапиталистическую революцию. Чернышевский представлял себе наступление социализма как движение общественной жизни от низшей ступени к высшей, как повторение общественной собственности, с которой началось общественное развитие в родовом строе, но которая теперь должна быть в развитом виде и на качественно иной, более совершенной исторической ступени. В этом заключалось стремление объяснить социализм диалектически и исторически. Но Чернышевский ошибался, считая, что в России условия социализма в то время сложились более благоприятные, чем на Западе, где идеи социализма возникли прежде. По его мнению, Россия могла прийти к социализму, минуя стадию капиталистического развития, если использовать русскую общину как исходную форму для утверждения коллективной формы собственности. Однако он не переоценивал общину, как Герцен, и не считал ее идентичной природе социализма. Понимая общину как остаток старины, он стремился использовать ее в качестве исходного пункта социализма, чтобы организовать крупные предприятия в земледелии на государственной земле при общинном владении. В городах трудящиеся должны создать артели как основу крупного, механизированного промышленного производства. Исторический опыт в то время оказался недостаточным, чтобы рассмотреть действительное соотношение вещей — крупное производство порождает общественную собственность, а не наоборот. Община и возможность перехода России к социализму минуя ка* питализм оказались утопическими элементами социалистического учения Чернышевского. В. И. Ленин отметил поэтому: «Чернышевский был социалистом-утопистом, который мечтал о переходе к социализму через старую, полуфеодальную, крестьянскую об- шину. »1. В то же время В. И. Ленин отмечал, что социалистическое учение Чернышевского имело громадное революционное значение. Под знаменем социализма Чернышевский вел борьбу за революционное преобразование общества, за полное освобождение крестьянства, за ликвидацию самодержавия путем крестьянской революции. Уничтожение помещичьей земельной собственности и передача земли крестьянским общинам, по мысли Чернышевского, составят первый этап в создании социализма, за которым последует объединение трудящихся в артели, где труд и средства производства станут общими. Чернышевский предполагал, что социализм создадут сами крестьяне и трудящиеся города в виде системы ассоциаций, артелей, в которых осуществится соединение производственных факторов (средств производства и производите- лей), будет уничтожена эксплуатация и труд из подневольного станет трудом на себя. Проект социалистического переустройства общества, по идее Чернышевского, должен охватить не только крепостное крестьянство, но и все слои трудящихся, в том числе и зарождающийся в России пролетариат. Трехчленное распределение продукта труда на прибыль, ренту и заработную плату исчезнет, весь он будет принадлежать производителям, которые справедливо распределят его по трудовым затратам каждого. В промышленности и в сельском хозяйстве будет господствовать крупное производство ассоциированных производителей. На смену меновой стоимости придет закон «внутренней ценности», которым общество будет руководствоваться в производстве тех или иных видов изделий и который, в сущности, представляет закон наилучшего удовлетворения потребностей самих производителей.

Таков в общих чертах социалистический идеал Чернышевского.

В крестьянском социализме не было прямого требования экспроприации частной капиталистической собственности на средства производства и их обобществления. Он предполагал возможность некапиталистического развития России на основе использования общинного землепользования и правительственной поддержки артельного хозяйствования самих трудящихся. Поэтому это учение нельзя назвать научным социализмом. Но его нельзя квалифицировать как разновидность мелкобуржуазного социализма. В нем выражались интересы крстьянства, которое при крепостничестве еще не разложилось и не стало мелкобуржуазным, а рабочий класс был малочисленным и неорганизованным. Исторические условия тогдашней России не позволили Чернышевскому превратить социализм из утопии в науку. Но он продвинул далеко вперед развитие русской и мировой социалистической мысли. Ему удалось преодолеть многие элементы утопизма, характерные для западноевропейского утопического социализма, и создать теорию, близкую к научному социализму.

Классики научного коммунизма высоко ценили творчество

Н. Г. Чернышевского. В Послесловии ко второму изданию «Капитала» К. Маркс отметил заслуги Чернышевского в мастерском разоблачении банкротства буржуазной политической экономии. По свидетельству современников, К. Маркс стал изучать русский язык, чтобы в подлиннике читать произведения Чернышевского и других авторов об экономическом развитии России, об аграрных отношениях, о возможности некапиталистического развития России.

В. И. Ленин выделил Н. Г. Чернышевского как вождя разночинного, или буржуазно-демократического, периода освободительного движения в России, всесторонне раскрыл огромную роль его экономической теории и революционной программы для социал-демократии. Он неоднократно подчеркивал, что Чернышевский оказался выше всех тогдашних мыслителей в понимании кризиса крепостнической системы в России, назревшей революционной ситуации и расстановки классовых сил. В. И. Ленин подчеркивал также, что Чернышевский в то время выдвинул и стремился осуществить самую прогрессивную и последовательную программу революционного преобразования крепостнических отношений в буржуазно-демократические с учетом интересов крестьянства и трудящихся масс. В. И. Ленин придавал большое значение борьбе Чернышевского против любой формы эксплуатации и тому, что конечную цель классовой борьбы он видел в социализме. Его теория была исторически необходимой в России формой движения к высшей революционной теории — к марксизму. В. И. Ленин высоко ценил способность Н. Г. Чернышевского «влиять на все политические события его эпохи в революционном духе, проводя — через препоны и рогатки цензуры — идею крестьянской революции, идею борьбы масс за свержение всех старых властей»1.

Если классики Смит и Рикардо видели в политэкономии науку

2. КРИТИКА ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ БУРЖУАЗНОЙ ТЕОРИИ ДЕНЕГ ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА И ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА

Буржуазные экономисты эпохи империализма и общего кризиса капитализма еще более вульгаризировали номиналистическую теорию денег и поставили ее на службу интересам монополистического капитала.

Кнапп в работе «Государственная теория денег» утверждал, что основные общественные отношения — это правовые и из этого исходил в определении сущности денег. Он заявлял, что «душа денег лежит не в материале вещи, а в правопорядке, регулирующем их употребление». Единицу ценности создает «правопорядок платежного общества», под которым Кнапп понимает государство и банки, в первую очередь эмиссионные. Основным представителем платежного общества, по его мнению, является государство, почему он и назвал свою теорию «государственной» теорией денег. Настоящими деньгами Кнапп считает бумажные деньги или хар-тальное (т. е. установленное хартией или законом) платежное средство (платежное здесь в смысле средства обращения и средства платежа). Желая подчеркнуть полную независимость денег от металла, Кнапп заявляет, что платежные средства являются платежными марками. Здесь он буквально повторяет слова Беркли.

Основной порок этой теории — игнорирование экономической природы денег как товара.

Бендиксен полностью солидаризируется с Кнаппом, но считает, что Кнапп обосновал свои взгляды только с юридической стороны. Бендиксен поставил своей задачей «обосновать» сущность денег с экономической стороны. По существу его концепция насквозь

1 К. М а р к с и Ф.Энгельс, т. 23, стр. 104.

идеалистична и мало отличается от взглядов Кнаппа. Деньги, по мнению Бендиксена, служат абстрактной единицей ценности и заключают в себе ценность лишь в силу авторитета государства.

В период общего кризиса капитализма номинализм приобрел много сторонников в Англии и США. Видный представитель буржуазной вульгарной политической экономии периода общего кризиса капитализма Джон Мейнард Кейнс (1883—1946) стоял на номиналистических позициях, защищая интересы английского монополистического капитала и, в частности, обосновывая инфляционное ограбление трудящихся масс посредством бумажноденежной эмиссии и валютного демпинга на мировых рынках. Так, в своей работе «Трактат о деньгах» 1930 г. он заявил, что «кнаппов-ский хартализм полностью осуществлен». Кейнс расценивал исчезновение золота из обращения, характерное для эпохи общего кризиса капитализма, как эмансипацию денег от золота и, следовательно, как победу теории Кнаппа. Эта теория и сейчас широко распространена в США и Англии.

Повторяя высказывания Кейнса, известный американский экономист Роберт Триффин писал в 1960 г., что «золото добывается с единственной целью его транспортировки и немедленного захоронения в специальных и усиленно охраняемых помещениях».

Характерно, что одним из наиболее активных защитников номинализма выступает советник крайнего реакционера Голдуотера, профессор Чикагского университета Милтон Фридман, утверждавший в 1960 г., что «только наша культурная отсталость вызывает у нас мысль о том, что золото является центральным элементом в нашей денежной системе».

Инфляционный характер эпохи общего кризиса капитализма породил широкое распространение номинализма среди американских и английских буржуазных экономистов. Номинализм (обычно в сочетании с количественной теорией) используется для обоснования инфляционистских позиций правительств и защиты привилегированных позиций доллара и фунта- стерлингов на мировой арене.

Насколько эта теория распространена в настоящее время, показывает изложение сущности денег в распространенном в США, Англии и Канаде учебнике политической экономии профессора Массачузетского технологического института, кейнсианца Пола Сэмюэльсона.

ваться за определенный предмет, народ будет согласен продавать и покупать с его помощью. Это парадокс: деньги принимаются, потому что они принимаются». Здесь ярко видно, до какой беспомощности доводит номиналистическая теория, желание во что бы то ни стало отмежеваться от трудовой теории стоимости и роли золота как денег.

В действительности золото продолжает и в условиях современного капитализма выполнять функции меры стоимости, сокровища и мировых денег. Более того, бумажные деньги могут быть научно познаны только в том случае, если признано, что они знаки золота.

Неравномерность экономического развития привела в последнее время к усилению стран «Общего рынка» за счет некоторого ослабления позиций США и обострению противоречий внутри империалистического лагеря.

Многие экономисты, особенно французские, стали использовать доводы металлистической теории в борьбе прежде всего против номинализма американских экономистов.

Французский экономист Андрэ Тулемон писал в 1963 г., что «современная денежная система искусственна, поскольку она отвергает золото как деньги. Такая денежная система выгодна США, которые стремятся навязать другим странам обесцененные бумажные доллары в качестве международной валюты. Но мировыми деньгами может быть только золото. Поэтому необходимо восстановить золотой стандарт1 и повысить цену золота».

Известный французский экономист, консультант правительства Жак Рюэфф выступил в 1965 г. с требованием восстановления золотого стандарта и удвоения цены золота, утверждая, что в результате этого понизится процент и увеличатся темпы экономического развития.

На сессии Международного валютного фонда в сентябре 1966 г. французский министр финансов Мишель Дебре заявил, что только золото может служить для регулирования платежного баланса. Критикуя позицию США, он отметил, что Соединенные Штаты Америки стремятся покрывать дефицит платежного баланса путем увеличения краткосрочной внешней задолженности, за счет которой они экспортируют капитал. «Отсюда рождается, — подчеркнул он, — всемирная тенденция к инфляции, которая набрасывает растущую, сгущающуюся тень на будущее».

Эти антиноминалистические высказывания должны обосновать, в частности, совершившееся превращение большей части долларовых авуаров Франции в золото.

Количественная теория денег в эпоху империализма и общего кризиса капитализма на службе финансовой олигархии

Теория Ирвинга Фишера. Почти все современные буржуазные экономисты являются прямыми или замаскированными сторонниками количественной теории денег. Поэтому Гарри Джонсон, профессор политической экономии Чикагского университета, игнорируя марксистское учение, не случайно дает в 1962 г. в органе Американской экономической ассоциации такое определение теории денег: «Денежная теория охватывает взгляды, касающиеся влияния количества денег на экономическую систему». Таким образом, он сводит все денежные теории к количественной теории.

К наиболее крупным представителям количественной теории эпохи империализма и общего кризиса капитализма относятся идеологи американской финансовой олигархии Ирвинг Фишер (1867—1947) и английского финансового капитала — Кейнс.

Фишер считает, что деньги выполняют только функцию средства обращения, облегчая обмен. Он отрицает определение стоимости товаров и денег трудом. Вместо стоимости денег и их относительной стоимости, как формы выражения стоимости, он выдвигает в качестве главной категории покупательную силу денег, под которой понимает, как и Юм, количественное соотношение между массой денег и массой товаров. Товары вступают у него в обращение без цены, а деньги без стоимости.

Фишер по сути дела повторяет все ошибочные мысли Юма и выдвигает на первый план уравнение—обмена, которое представляет лишь алгебраическую запись основного положения Юма. Это уравнение обмена имеет такой вид:

М (Money) — количество денег в обращении; V (Velocity)—скорость обращения денег; р (price) — цены отдельных товаров; q (quantity) —количество отдельных товаров; 2р

Эти антиноминалистические высказывания должны обосновать, в частности, совершившееся превращение большей части долларовых авуаров Франции в золото.

Деньги как объект буржуазной апологетики: критика капитализма

Q Джон Стюарт Милль Q Критики капитализме [c.95]

Чем отличается критика капитализма Кейнсом от критики его Марксом [c.443]

Научные взгляды Д.Рикардо были использованы в 20-х годах XIX в. социалистами-рикардианцами Дж.Бреем, Т.Год-скиным, У.Томпсоном. Они критиковали капитализм и обосновывали социалистическое учение. [c.41]

Либеральный реформизм Дж.Ст. Милля был основан на вере в возможность постепенно, средствами разумного законодательства трансформировать современный ему капитализм в более справедливое и гуман ное общество. Многие другие критики капитализма не разделяли этой веры и с разной степенью радикальности настаивали на необходимости изменить саму основу этого общества. Альтернативный капитализму тип общественного строя, основанный на отрица- [c.105]

Этическая критика капитализма базировалась прежде всего на трудовой теории стоимости Д. Рикардо. Признавая прибыль вычетом из продукта труда, ни Смит, ни Рикардо не сомневались, однако, в ее оправданности для них это был доход, отражавший ро капитала как фактора производства. Для радикальных сторонников Рикардо такая позиция казалась непоследовательной продукт труда должен полностью принадлежать его создателим — трудящимся. Рента, ссудный процент, прибыль (сверх платы за управление) — все эти доходы определялись как нетрудовые и потому неправомерные. Подобная система устойчива, так как неравный обмен между трудом и капиталом закрепляется в имущественном неравенстве, которое, в свою очередь, и ставит труд в зависимое положение з его отношениях с капиталом. Эти идеи получили развитие в работах целой плеяды авторов, которые попытались переосмыслить учение классической школы сточки зрения интересов трудящихся. Со временем их условно объединили в одну группу и стали называть соци-алистами-рикардшищами. Наиболее известными среди них были ирландский землевладелец и коммерсант Уильям Томпсон (1775— 1833) и отставной морской офицер и журналист Томас Годскин (1787-1869). [c.106]

Этическая критика капитализма строилась на принятии исходного принципа Локка и констатации противоречий при его практическом применении. Совсем другую сторону дела затронул знаменитый идеолог индустриал измай утопист Анриде Сен-Симон (1760— 1825). Он обратил внимание на фактор случайности рождения, который при господстве частной собственности и наличии права ее наследования становится фактором, во многом предопределяющим возможности человека участвовать в управлении общественными делами, в том числе в производстве. Эта мысль была подхвачена и развернута сен-симонистами — учениками Сен-Симона, развившими бурную пропагандистскую деятельность уже после смерти своего учителя. Согласно их аргументам, случайность рождения слепо распределяет все орудия труда , нередко допуская, что лучшая часть продукта и первая прибыль идет в пользу неспособного или ленивого собственника . Так что частная собственность не только не справедлива, но и не функциональна, поскольку ведет к некомпетентности в управлении все более крупным и сложным производством. Сенсимонисты считали, что собственность, обретаемая по праву рождения, — это пережиток средневековья, тогда как в будущем единственным правом на богатство, то есть на распоряжение орудиями труда, будет умение применить их к делу . Чтобы осуществить этот принцип, они требовали передать право наследования, ныне ограни- [c.108]

В последней трети XIX в. эти ко-социальная направленность была разрывно связана с критикой капитализма как господствующей [стемы отношений и либерализма как его философского обосновали. При этом сам характер социальной экономии предполагает за-(симость входящих в нее концепций от национальных, культурных, )авовых и религиозных традиций. Поэтому мы можем скорее гово-1ть не об едином направлении, а о различных проявлениях озабо- нности социально-экономическими вопросами, различном виде-1и причин и путей их решения. [c.161]

Таким образом, в противовес Марксовому тезису о внутренне обреченности капитализма как экономической системы, Туган Ба рановский пришел к выводу о жизнеспособности капитализма ка системы хозяйства. Более того, он считал, что развитие капитализм является прогрессивным и неизбежным явлением в таких страши как Россия. Однако это не означает, что Туган-Барановский ото зался от критики капитализма. Он критиковал капитализм с соцн ально-нравственных позиций. Основное противоречие капитализм состояло, по мнению Туган-Барановского, в том, что капитализм обращая человеческую личность в средство, в раба вещей, в то же врг мя ведет к распространению и укреплению общественно-моралы го сознания, признающего личность верховной ценностью общее [c.398]

НЕОКЛАССИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ —одно из ведущих направлений вульгарной политэкономии. Возникло в 70-х годах прошлого столетия. Его основатели — известные буржуазные экономисты К. Менгер, Ф. Визер, Е. Бём-Баверк (австрийская школа), У. Джевонс и Л. Вальрас (математическая школа), Дж. Б. Кларк (американская школа), А. Маршалл и А. Пигу (кембриджская школа). Возникновение этого направления представляло собой, с одной стороны, реакцию на марксизм с его всесторонней критикой капитализма, с другой стороны, это была попытка буржуазных экономистов сформулировать закономерности оптимального режима хозяйствования капиталистических предприятий в условиях системы свободной конкуренции, определить принципы экономического равновесия этой системы. Обе задачи решались на путях кардинального пересмотра как предмета, так и метода политической экономии, созданной классиками буржуазной экономической мысли (см. Классическая буржуазная политическая экономия). Сторонники нового направления объявили предметом своего исследования так называемую чистую экономику , независимо от общественной формы ее организации. Единичным объектом исследования стали не общехозяйственные категории, связанные с поведением общественных групп, классов, а поведение и субъективные мотивы так называемого экономического человека , который руководствуется принципом гедонизма , т. е. исходит из разумного стремления к своему правильно понятому интересу. Такой [c.252]

На базе институционализма в конце 60-х гг. возникла радикальная политэкономия , представители которой (Г. Шершав,. Т. Вайскопф, Э. Хант и др.) в своей критике капитализма используют ряд теоретических положений К- Маркса. [c.43]

Читайте также:  Стоимость денег в трактовке количественной теории: обзор проблем

Всякий раз, выделяя ту или иную сторону экономической теории как приоритетную, наука вынуждена была обращаться к решению назревших социально-экономических, вполне конкретных проблем. Однако время все расставляет по своим местам. Экономическая политика, государственное регулирование, социальная политика и защита наименее обеспеченных людей и т. д. давно стали самостоятельными проблемами в экономической теории, а предметом ее исследования остаются производственные отношения людей в условиях ограниченности ресурсов. К сожалению, саму науку заидеологизирова-ли, замусорили классовым, особенно партийным, подходом. Мы все более и более напирали на эксплуатацию наемной рабочей силы и занимались революционной критикой капитализма и перестали ис- [c.44]

Для представителей мелкобурж. экономнч. мысли, стоящих на религиозных позициях, характерны общие рассуждения о добро и зле при критике капитализма, подчёркивание египетской исключительности и др. Важное место в трудах мелкобурж. экономистов занимает также пропаганда арабского социализма . Учитывая антикапиталистпч. настроения масс, мн. мелкобурж. идеологи говорят о неприемлемости для АРЕ капитализма, как способа произ-ва, неспособного обеспечить рациональное использование производит, сил, как строя, опирающегося на социальное неравенство. Однако социализм, проповедуемый этими экономистами, сводится лишь к вмешательству гос-ва в экономику. Стремясь сохранить видимость независимости в теории, идеологи нац. социализма говорят о том, что арабский социализм должен занять среднее положение между капитализмом и коммунизмом. Они утверждают, что ими вырабатывается новый подход к вопросам экономич. развития, свободный от недостатков капитализма и ошибок коммунизма. Вполне справедливо отмечается, что успешное развитие египетской экономики во многом зависит от размеров гос. сектора. Вместе с тем для мелкобурж. экономистов характерны попытки сгладить противоречия между гос. и частным секторами. У них нет определ. точки зрения в вопросах дальнейших агр. преобразований. Нек-рые считают, что для решения земельной проблемы достаточно распределить имеющуюся землю среди крестьян. Однако преобладает мнение, [c.78]

Б. выступал с резкой критикой крепостничества н царского самодержавия, отмечая, что крепостное право тормозит экономии, развитие России, использование природных богатств страны и порождает разорение крестыш. Б. вскрывал методы грубого насилия, деспотизм и казнокрадство царского гос. аппарата. Выступал также с критикой капитализма, отношение к к-рому во многом определено его знакомством с К. Марксом и Ф. Энгельсом во 2-й пол. 40-х гг. 19 в. В критике капитализма Б. использовал ряд положений К. Маркса, изложенных в 1-м т. Капитала . В. отмечал общие черты капитализма с предшествовавшими ему эксплуататорскими формациями. Он указывал на неизбежность борьбы между бурж. обществом, разделённым на два непримиримых антагонистич. лагеря, до полной победы социальной революции. Считал, что экономии, основой классовой дифференциации населения является всё большее сосредоточение пром-сти, торговли, кредита и руках крупных собственников. [c.101]

Г. дал яркую критику капиталистич. строя в работах и статьях Письма из Франции и Италии , С того берега , Былое и думы , Письма к путешественнику , Русские немцы и немецкие русские и др., завершил эту критику в письмах К старому товарищу . Он отмечал острейшие противоречия между головокружительным богатством капиталистов и ужасающей нищетой масс, между пауперизмом и наглым господством денег , между умственным и физич. трудом, между городом и деревней. Выход из капиталистич. противоречий видел в революц. замене капитализма социализмом. Критику капитализма он сочетал с критикой бурж. политич. экономии, указывая, что она пытается увековечить капиталистич. строй. Г. подошёл к пониманию эволюции бурж. политич. экономии и разграничению двух её направлений классич. и вульгарного. Появление вульгарной политич. экономии Г. считал ответом буржуазии на выступление пролетариата. Г. называл её пошлой посредственностью . [c.316]

Наиболее остро вопрос о противоречиях капитализма в то время выдвинул завершитель К. б. п. >. но Франции Ж. III. Л. Сасмоида. Однако он критиковал капитализм с позиции мелкой буржуазии. [c.155]

М. критикует капитализм с крайне левых этич. позиций, провозглашая своё стремление бороться за строительство социализма и коммунизма . Вопреки ленинизму, М. рассматривает бедность, отсталость страны, обездоленность народных масс как неотъемлемые атрибуты жизни при социализме и даже как факторы, якобы благоприятствующие строительству нового общества. Заботу о росте благосостояния народа М. объявляет ревизионизмом , реакц. экономизмом , ведущими к буржуазному перерождению . Он пытается сочетать утопич. концепции уравнительного крест, социализма и казарменного коммунизма (особенно в сфере распределения и организации труда, управления страной) с нек-рыми проверенными практикой мирового социалистич. строительства методами и формами организации экономики и гос. управления (гос. собственность на средства произ-ва, планирование, кооперирование с. х-ва, социалистич. методы индустриализации, хозрасчёт). [c.384]

МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЙ СОЦИАЛИЗМ, совокупность теорий бурж. нолитич. экономии, содержащих критику капитализма и предлагающих утопим, программы построения нового общества, минуя соцпали-стич. революцию и диктатуру пролетариата. М. с. характеризует это общество как идеальное для положения мелкобурж. производителя в системе каннтали-с тнч. пропз-ва (см. Демократический социализм , Истинный социализм , Мелкобуржуазная политическая экономия, Народничество, Прудонизм, Фабианство). [c.465]

Много внимания в своих работах М. уделял вопросам орошения почв засушливых р-нов, осушения болот, проблемам улучшения речного судоходства и развитию трансп. ж.-д. сети в России. М. выступал с критикой капитализма, однако считал, что его пороки ( язвы индивидуализма , погоня за наживой, засилье монополий и др.) могут быть устранены в рамках самого капиталистич. строя с помощью таких утопич. мер, как создание предприятий на средства мелкой буржуазии и трудящихся. [c.467]

Ленин отмечал несостоятельность либерально-на-роднич. идеи беспочвенности капитализма в России и др. антиисторич. утверждений. Вместе с тем он признавал позитивный вклад экономистов-народников в развитие экономич. мысли России. Высоко оценивая народнич. критику капитализма, Ленин писал, что . старое русское народничество перестало быть одним мечтательным взглядом в будущее и дало обогатившие русскую общественную мысль исследования экономической действительности России (там же, т. 12, с. 331). Представление о путях движения России к социализму резко отделяло народнич. идеологию от марксистской. По словам Ленина, . все отличие народничества от марксизма состоит в характере критики русского капитализма (там же, т. 1, с. 465). Народнич. критика капитализма затушёвывала его противоречия, отрицала роль рабочего движения. Из марксистской трактовки историч. судеб капитализма следовал вывод о неизбежности классовой борьбы пролетариата и необходимости создания пролетарской партии в России. [c.23]

Швейц. экономист Ж. Ш. Л. до Сисминди, так же как Смит и Рикардо, пытался решить вопрос о сущности Н. д. независимо от анализа воспронз-ва всего обществ, капитала. Годовой обществ, продукт и Н. д. выступают у него как равные величины. Хотя Сисмонди и ратовал за активное вмешательство бурж. гос-ва в процесс распределения Н. д., он всё же, по словам В. И. Ленина, ограничился сентиментальной критикой капитализма с позиции мелкого буржуа. Что же касается представителен вульгарной политич. экономии, то они стремились доказать отсутствие эксплуатации в капиталистич. обществе и справедливость принципов распределения, основанных на естеств. законах, таких, как широкое сотрудничество всех на благо всем . Автором т. н. теории трёх факторов произ-ва (капитал, земля, труд) выступил духовный отец вульгарной политич. экономии Ж. Б. Сей. Эту теорию разоблачил Маркс, показав, что среди названных элементов капитал и земля являются мнимыми источниками богатства и относятся к совершенно различным сферам. [c.66]

НЕОКЛАССИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ, в буржуазной лит-ре назв. субъективной школы бурж. полптич. экономии, нреим. в период её наивысшего расцвета — последней трети 19 в. Представляло собой реакцию на марксизм с его всесторонней критикой капитализма и науч. обоснованием неизбежной гибели обществ, строя, основанного на частной собственности и эксплуатации. Вместе с тем это была попытка бурж. экономистов сформулировать закономерности онтпм. режима хозяйствования экономил, единиц в условиях системы свободной конкуренции, определить принципы экономим, равновесия этой системы. Н. н. связано с апологетикой свободной конкуренции н частнокапиталиетич. рыночного механизма. [c.81]

Критика экономии, системы капитализма содержится в трудах представителей утопического социализма. В соч. Т. Мора, Т. Кампанеллы, А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Р. Оуэна п др. даётся развёрнутая критика капитализма, частной собственности и эксплуатации человека человеком высказаны гениальные догадки о будущем справедливом обществе. Прогрессивные идеи утонич. социализма были восприняты марксизмом и явились одним нз его источников. Однако представители утопии, социализма не смогли подняться до науч. объяснения закономерностей развития экономич. строя н условиях неразвитых форм классовой борьбы они не видели прогрессивной миссии капитализма, создающего материальные предпосылки перехода к социализму, и не понимали истории, роли пролетариата как могильщика капитализма и строителя нового общества. [c.278]

Р.-Я. испытал сильное влияние учения Д. Pi/K ipiio п пытался подобно англ, социалистам-утопистам использовать выводы из его трудовой теории стоимости для критики капитализма, что было охарактеризовано Ф. Энгельсом как морально-этпч. решение проблем но-литич. экономии. Причину присвоения прибавочной стоимости выводил из правовой организации бур,к. общества. [c.505]

Много внимания в своих работах М. уделял вопросам орошения почв засушливых р-нов, осушения болот, проблемам улучшения речного судоходства и развитию трансп. ж.-д. сети в России. М. выступал с критикой капитализма, однако считал, что его пороки ( язвы индивидуализма , погоня за наживой, засилье монополий и др.) могут быть устранены в рамках самого капиталистич. строя с помощью таких утопич. мер, как создание предприятий на средства мелкой буржуазии и трудящихся. [c.467]

Капитализм, его апологетика и критика

Как апологетику, так и критику капитализма можно встретить в работе Маркса «Манифест коммунистической партии». Кроме того, апологетика капитализма присутствует и в работе Вебера «Протестантская этика и дух капитализма».
По Марксу, положительные черты капитализма таковы:

– уничтожение сословной структуры общества;

– осуществление промышленной революции; постоянное наращивание производительных сил

– создание мирового рынка, мировой торговли

– устранение внеэкономического принуждения к труду

– преодоление национальных границ как в материальном, так и в духовном производстве (говоря современным языком — глобализация)

– создание национальных государств

В работе Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» отмечается также, что основа капитализма — не «священная жажда наживы» (характерная для предыдущих эпох), а профессиональная этика, выросшая из протестантизма. В профессиональной этике труд, выполнение своего профессионального долга — не средство для чего-либо, а самоцель. Кроме того, капитализм привёл к созданию парламентских учреждений, к появлению избирательного права, утвердил частную собственность.

Критика капитализма (по Марксу):

– регулярные экономические кризисы

– превращение рабочего в придаток машины; превращение человека в инструмент;

– тенденция к абсолютному и относительному обнищанию рабочего класса

– постепенная концентрация и централизация производства; образование монополий, делящих мир;

– превращение капитализма в тормоз развития производительных сил: производство укрупняется, становится всё более общественным, а собственность остаётся частной.

2. Что такое капитализм? В чем отличия западного капитализма от элементов капитализма в предшествующие эпохи?

Капитализм– это социально-экономическая система, которая предполагает стремление основных её игроков к прибыли (часто – предпринимательская деятельность).

Капитализм носит мирный характер: создание прибыли посредством производства и обмена.

Капитализм– рациональная организация капиталистической деятельности (создание прибыли невозможно без рационального учёта).

Особенности капитализма западного типа:

1) Рациональная организация свободного труда: труд – товар, получение вознаграждения за работу;

2) Автономия предприятия: предприятие – самостоятельный субъект, существующий автономно от государства, других лиц, домашних хозяйств. Эта автономия юридически закреплена в правовых нормах.

Капитализм – не стремление к выгоде. Чтобы предпринимательство признали современным западным капитализмом, должны быть выполнены следующие условия:

A. Предприятие должно находится в частной собственности у владельца. Если предприятие общее – это коммунизмобщинный строй в каком-либо варианте. Если оно принадлежит феодалу – это феодализм.

B. предприятие должно быть рентабельно, чтобы доходы превышали затраченный капитал. В докапиталистических обществах это существовало, хотя и не всегда являлось самоцелью.

C. на предприятии должна вестись строгая бухгалтерская отчётность, калькуляция, подсчёт убытков и прибыли. В докапиталистических обществах прибыль считается «на глаз».

D. Капиталистическое хозяйство автономно, отделено от местожительства, независимо от феодала и его успех или неудача зависит только от владельца и законов. В докапиталистических обществах без кодифицированного права и с вассалитетомрабствомкрепостничеством это нереально.

E. Кодифицированное право, чтобы капиталист мог не зависеть от самодурственной воли господина и знать чёткие правила игры, соответственно которым он мог бы выстраивать свою деятельность. Капиталист и так рискует, выходя на рынок, ведь он не знает конъюнктуры.

F. Наёмный труд, который требует свободы работника. Невозможен, если работник крепостнойраб.

G. Капитализм ведёт к зарождению различных парламентских учреждений, так как классу капиталистов необходим орган, через который они могут доносить свои желания до правящей верхущки. Это, в свою очередь, ведёт к зарождению национального государства.

Итак, капитализм – экономическая формация, основанная на рациональном ведении хозяйства, свободном наёмном труде, независимости предпринимателя и кодифицированных законах.

Капитализм возникает в 15 веке, как результат следующих изменений в западном обществе:

A. Чумные эпидемии 14 века. Регулярно выкашивали молодое здоровое население в Европе, вследствие чего работник, особенно квалифицированный, стал ценен, за него боролись.

B. Рост городов. Города были либо независимы от короля, либо у них была масса привилегий. К примеру, даже раб, проживший в городе год и день, считался свободным. То есть города стали средоточием свободных людей. Где личная независимость – там капитализм.

C. Изобретение каравеллы и великие географические открытия. Народ валил в Новый Свет, где не было ни короля, ни чиновников, никого, только он, индейцы и ресурсы. Простор для капитализма – заставляешь индейцев собирать ресурсы, отвозишь их в Европу – чистая прибыль много-много процентов.

D. Усовершенствование сельского хозяйства, изобретение ветряных мельниц. Еды внезапно стало намного больше, чем можно съесть. Следовательно, её можно продать. Можно продать зерно как зерно, можно как муку, можно как тесто, можно как тортик. Капиталистическое соревнование, кто извлечёт больше прибыли из единицы избыточного зерна – тот самый капиталист.

E. Ну и, наконец, наше любимое, протестантская этика. Она ставит преуспеяние человека в зависимость от его личных качеств и усердия, а не от божественной благодати.

Дата публикования: 2015-01-24 ; Прочитано: 615 | Нарушение авторского права страницы

– преодоление национальных границ как в материальном, так и в духовном производстве (говоря современным языком — глобализация)

Развитие мелкобуржуазной критики капитализма

Классическая школа.

Вытеснение доиндустриальных условий системой свободного частного предпринимательства, способствуя разложению меркантилизма стало одновременно исходным пунктом наступления условий полного Laisser faire, что переводится как “полное невмешательства государства в экономику, деловую жизнь”, т.е. означает экономический либерализм.

Причем с конца 17 – начала 18 вв. Эта идея превратилась в своеобразной девиз либеральной экономической политики. И именно с этого времени зарождается новая теоретическая школа экономической мысли, которую позднее назовут классической политической экономией.

Термин классической означает научная. В качестве предмета изучения представители классической школы предпочитали главным образом сферу производства, причем независимо от того в промышленности оно осуществляется или в с/х. Кроме того классическая школа изучала проблемы экономики свободной конкуренции.

Классическая школа в развитии прошла 4 этапа:

1) Первый этап приходится на конец 17 – начало 18 века, когда в Англии, благодаря Уильяму Петти и во Франции с появлением трудов Пьера Буагильбера стали формироваться признаки зарождающегося альтернативного меркантилизма нового учения, которое впоследствии назовут классической политической экономией.

2) Второй этап классической школы целиком связан с именем и творчеством Адама Смита – великого ученого экономиста Англии.

3) Третий этап развития классической школы охватывает практически всю 1 половину 19 века, в течении которой в развитых странах (Англии и Франции) состоялся переход от мануфактурного производства к машинному (индустриальному). В этот период наибольший вклад в сокровищницу классической школы внесли последователи А. Смита: англичане – Давид Рекардо, Томас Мальтус, Н.Сеньор; французы – Жан Батис Сей и Фенимор Бастиао.

4) Четвертый этап относится ко второй половине 19 века, при котором доминировали труды Джона Стенли Милля и Карла Маркса, которое всесторонне обобщили лучшие достижения классической школы. В этот период уже началось формирование нового, более прогрессивного направления экономической мысли, получившим в последствии название неоклассической экономической теории.

Развитие капитализма, связанное с накоплением капитала и концентрацией производства привело с необходимостью к разорению мелких и средних предпринимателей, не выдерживающих конкуренции с крупными капиталами. Именно от этого класса разоряющихся предпринимателей и поступает первая критика капитализма и провозглашающей его ничем не стесненное развитие идеи классической школы.

Фpанцуз Симон де Сисмонди (1773-1842) – яркий представитель мелкобуржуазной критики капитализма, получившей впоследствии название экономический романтизм. этого движения. В 1819 году пишет книгу- “Новые начала политической экономии или о богатстве в его отношении к народонаселению”. В основном его положения заимствованы у классической школы, но впервые выдвигается вопрос о пpотивоpечии капитализма (отличие от классической школы). Сисмонди утвеpждал что пpоизводство – не самоцель, национальное богатство делится неpавномеpно, путь кpупной пpомышленности губителен для человечества. Основные положения Сисмонди- pодоначальника экономического pомантизма:

1. Экономический pост общества нельзя измеpять лишь pасшиpением и укpупнением капитала. Капиталисты стpемятся получить максимальную пpибыль, удеpживая заpплату pабочих. Они стpемятся увеличить выпуск товаpа. В пpотивоpечии между минимальной заpплатой и увеличением выпуска кроется постоянная возможность кpизиса. Утвеpждение Рикаpдо о невозможности кpизисов, Сисмонди считает непpавильным. Товаpы не в состоянии pеализовываться. Кpизис пеpепpоизводства.

“Мелкие тоpговцы, мелкие пpомышленники исчезают, их заменяет один кpупный пpедпpиниматель. Может быть все вместе они небыли так богаты как он, тем не менее они были лучшими потpебителями чем он. Его pоскошь дает госудаpству меньше чем умеpенное довольство тех ста человек, котоpых он заменил”.

2. Спасение от кpизиса – это наличие тpетьего класса: кpестьян, кустаpей и pемесленников. Для их сохpанения он пpедлагает пpогpамму социальных pефоpм. Пpавительство должно защищать наpод от последствий конкуpенции. Социальное обеспечение за счет налогов с пpедпpинимателей. Установление минимальной заpплаты и огpаничение pабочего дня. Участие pабочих в pаспpостpанении пpибыли. Сисмонди тpебовал “постепенных и косвенных меp со стоpоны законодательства”. Он не согласен с утвеpждением Смита о том, что общественный интеpес будет обеспечен если каждый член общества сможет пpеследовать свою экономическую выгоду.

3. Он кpитикует фpитpейдеpство (свободу торговли) и доказывает, что оно никогда не сможет pешить всех экономических пpоблем. Свободная конкуpенция не спасет от нищеты и безработицы.

4. Сисмонди идеализиpует патриархальное пpоизводство:

5. Для избавления от пеpепpоизводства необходима внешняя тоpговля, способствующая вывозу товаpов из более pазвитых стpан в менее pазвитые.

6. Вводится теpмин “пpолетаpиат” в экономическую теоpию (это наемный pаботник полностью лишенный сpедств существования).

7. Впеpвые высказана идея, что возможно после капитализма будет новый строй. Сисмонди пpедлагает pефоpмиpовать капитализм в интересах мелких и средних предпринимателей и вернуться к эпохе свободной конкуренции: опека, задеpжка и pегламентация pазвития крупного капиталистического производства со стоpоны госудаpства, поддержка патpиаpхального пpоизводства и “узда” для слишком быстpого pазвития индустpии.

Пpодолжатель идей мелкобуpжуазной кpитики капитализма- Пьеp Жозефф Пpудон. Годы жизни 1809-1865 гг. В 1840 выходит его pабота “Что такое собственность?”. Тут же дает ответ: “Собственность – это кpажа”. В 1846 году тpуд – “Система экономических пpотивоpечий или философия нищеты”. В нем заложена пpогpамма миpного пеpеустpойства капитализма. Пpуддон – пpедставитель мелкой буpжуазии. Пpотестует пpотив кpупной буpжуазии и гнета госудаpства. Он хочет сохpанить свою “маленькую собственность” и веpнуться к “маленькому капитализму”. Пытался объяснить непpавильность и неспpаведливость стpоя неэквивалентным обменом, котоpый наpушает закон тpудовой стоимости и позволяет кpупной буpжуазии гpабить тpудящихся и мелкую буpжуазию.

Карл Маркс. Основоположник международного коммунизма исследовал реалии современного ему общества:

1. совокупность производственных отношений, в которые вступают люди в общественном производстве составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка

2. капитализм отрицает демократию, трудятся ради получения прибыли и имеет место эксплуатация одного класса другим

3. неизбежный крах капитализма, потому что не обеспечивается полная занятость

4. идеалом считает коммунистическое общество, состоящее из двух фаз:

в этом обществе средства производства не станут более объектом индивидуального присвоения, и каждый человек обретет подлинную свободу

5. в центре своей теории он поставил борьбу классов; в первоначальном варианте «Капитала» нет и намека на революцию, а речь идет о развитии науки и техники

6. ключевой теорией является теория прибавочной стоимости

– рабочая сила как товар продается по стоимости

– источником прибавочной стоимости является «неоплаченный труд» рабочих, продающих свою рабочую силу

– рабочий день делится на «необходимое время» и «прибавочное время» (создается прибавочная стоимость)

7. капитал – средство эксплуатации рабочего и установления власти над рабочей силой

– постоянный (часть капитала, которая воплощена в средствах производства)

– переменный (часть, которая воплощена в рабочей силе)

8. трудовая теория стоимости (стоимость определяется общественно необходимым рабочим временем)

9. законы рыночной экономики (обмен в любом обществе должен осуществляться с соблюдением закона стоимости – связь между общественным трудом, стоимостью и ценами товаров)

10. заработная плата – вознаграждение рабочего за его труд как результат обмена с капиталистом за продаваемую рабочую силу, а не сам труд

11. теория ренты – помимо дифференциальной ренты еще и абсолютную связанную со специфически низкой в сельском хозяйстве органической структурой капитала и с монополией частной собственности на землю

12. теория воспроизводства (экономический цикл начинается с подъема вызванного ростом совокупного спроса с целью накопления ради максимизации прибыли капиталистов и заканчивается спадом – снижение нормы прибыли и замедляется накопление

13. причина кризисов – бедность и ограниченность потреблений масс, которая противодействует стремлению капиталистического производства развивать производительные силы

12. теория воспроизводства (экономический цикл начинается с подъема вызванного ростом совокупного спроса с целью накопления ради максимизации прибыли капиталистов и заканчивается спадом – снижение нормы прибыли и замедляется накопление

Критика капитализма

Вернемся на мгновение к Аристо­телю. Возможно, читатель помнит, что великий эллин противопоставлял экономике хрематистику. Экономика — естественная хо­зяйственная деятельность, направленная на удовлетворе­ние потребностей человека. Хрематистика — стремление к безграничному обогащению, хозяйственная деятельность не ради потребления, а ради накопления богатства. Мы ви­дели, какие превращения в дальнейшем претерпела эта идея со времен Аристотеля.

Она представляет собой естественную основу всякой критики капитализма, ибо с такой точки зрения капита­лизм — это сплошная хрематистика. Идеалом для Сисмон­ди является не полунатуральное рабовладельческое хозяй­ство, а патриархальное хозяйство независимых фермеров и ремесленников, воплощением хрематистики — не афин­ские торговцы и ростовщики, а английские фабриканты, купцы и банкиры, чьи нравы уже захватывают его род­ную Женеву и близкую его сердцу Францию.

Критика капитализма со стороны Сисмонди была мел­кобуржуазной. Это не следует понимать примитивно. Едва ли лавочник или кустарь представлялись Сисмонди венцом творения. Но он не знал другого класса, с которым мог бы связать свои надежды на лучшее будущее человечества. Сисмонди видел бедствия промышленного пролетариата и немало писал о его тяжелом положении, но он совершенно не понимал его исторической роли. Сисмонди выступил в эпоху, когда формировались идеи утопического и мелко­буржуазного социализма. Сам он ни в коей мере не был социалистом и не менее отрицательно, чем Рикардо, отно­сился к утопиям Оуэна и др. Но сама эпоха придала сисмондистской критике капитализма, вопреки его желанию, социалистический характер. Сисмонди оказался родона­чальником мелкобуржуазного социализма, прежде всего во Франции, но в известной мере и в Англии. Маркс и Энгельс отметили это уже в 1848 г., в «Манифесте Коммунистиче­ской партии».

Сисмонди ненавидел органически присущий капита­лизму культ денег. Когда мадам де Сталь собиралась ехать в Соединенные Штаты (эта поездка не состоялась), он с негодованием писал, что в этой стране все расценивается только на деньги, и цитировал в письме статью из американской газеты, где речь шла только о богатстве дочери Неккера и ни слова не говорилось о ее таланте, уме и ли­тературных заслугах. Но не такими эмоциями замечатель­на критика капитализма, данная Сисмонди. Будучи круп­ным экономистом и социологом, он сумел очень выпукло показать многие действительно важнейшие противоречия и пороки капитализма.

Сисмонди поставил в центр своей теории проблему рынков, реализации и кризисов и тесно связал ее с разви­тием классовой структуры буржуазного общества, с тен­денцией к превращению масс трудящихся в пролетариев. Тем самым он попал в самую точку, ухватил противоречие, которое исторически развивалось, которое из небольшой болячки во времена Сисмонди превратилось затем в опас­ный недуг. Не будет преувеличением сказать, что проблеме экономических кризисов посвящены тысячи, может быть, десятки тысяч работ в литературе по политической эконо­мии. Труды Сисмонди не затерялись в этой массе. Конеч­но, Сисмонди не разрешил проблему кризисов. Но уже тем, что он ее поставил (в 1819 г.!), он сделал большой шаг вперед по сравнению со своими современниками. Оценивая вклад Сисмонди в науку, В. И. Ленин писал в названной выше работе: «Исторические заслуги судятся не по тому, чего не дали исторические деятели сравнительно с современными требованиями, а по тому, что они дали нового сравнительно со своими предшественниками»[174].

Для Рикардо и его последователей экономический про­цесс был бесконечной серией состояний равновесия, а пере­ход от одного состояния равновесия к другому совершался гладко, путем автоматического «приспособления». Их ин­тересовали именно эти состояния равновесия, а переходы они в сущности игнорировали. Сисмонди же заявил, что эти переходы представляют собой не гладкое приспособле­ние, а острейшие кризисы, механизм которых как раз и важен для науки.

Модель капитализма у Сисмонди заключается, грубо говоря, в следующем. Поскольку движущей силой и целью производства является прибыль, капиталисты стремятся выжать возможно больше прибыли из своих рабочих. Вследствие естественных законов размножения (Сисмонди в основном следовал Мальтусу) предложение труда хро­нически превышает спрос, что позволяет капиталистам удерживать зарплату на голодном уровне. Чтобы прожить, рабочие вынуждены работать, как отмечал Сисмонди, 12— 14 часов в сутки. Покупательная способность этих проле­тариев крайне низка и ограничивается небольшими коли­чествами предметов первой необходимости. Между тем их труд способен производить все больше и больше товаров. Внедрение машин лишь усиливает диспропорцию: они повышают производительность труда и одновременно вытес­няют рабочих. В результате неизбежно получается, что все больше общественного труда занято производством предме­тов роскоши богатых. Но спрос последних на предметы роскоши ограничен и неустойчив. Отсюда почти без про­межуточных звеньев в логике Сисмонди выводит неизбеж­ность кризисов перепроизводства.

Отсюда же вытекают и рецепты, которые дает Сисмон­ди. Общество, в котором существует более или менее «чи­стый» капитализм и преобладают два класса — капитали­сты и наемные рабочие, обречено на жестокие кризисы. Спасения Сисмонди ищет, подобно Мальтусу, в «третьих лицах» — промежуточных классах и слоях. Только для Сисмонди, в отличие от Мальтуса, это прежде всего мел­кие товаропроизводители — крестьяне, кустари, ремеслен­ники. Кроме того, Сисмонди полагал, что развитие капиталистического производства невозможно без обширного внешнего рынка, который он трактовал односторонне: как сбыт товаров более развитых стран в менее развитые. Наличием внешних рынков объяснял он тот факт, что Англия еще не задохнулась под бременем своего богат­ства.

Читайте также:  Буржуазная политическая экономия против теории Маркса

Сисмонди требовал широкого вмешательства государ­ства в хозяйственную жизнь. Только с помощью государ­ства надеялся он утвердить в экономической жизни те ес­тественные и здоровые нормы, которые стихийный процесс развития неудержимо подрывал. Сисмонди предлагал ряд мер, в то время казавшихся опасно социалистическими, но теперь вполне приемлемых для капиталистов: социальное страхование и обеспечение для рабочих, участие рабочих в прибылях предприятий и т. п. Эти разделы книги Сисмонди любопытны с современной точки зрения.

Но в основном Сисмонди смотрел не вперед, а назад. Спасения от бед капитализма он искал в искусственном сохранении старых порядков, в недопущении концентра­ции богатства в руках немногих лиц. Он совершенно не видел, что в его время эти попытки остановить развитие
капитализма были бессмысленны и нелепы. Сисмонди, ко­нечно, не хотел возвращения к средним векам, к феода­лизму. Но он желал, чтобы бесчеловечное шествие капита­лизма было остановлено путем насаждения общественных институтов, которые под видом нового вернули бы «добрые
старые времена». Чтобы создать рабочим обеспеченность,
он предлагал ввести систему, напоминающую старые ре­месленные цехи. Он хотел бы возродить в Англии мелкую земельную собственность. Этот экономический романтизм был утопическим и по сути реакционным, так как он отри­цал прогрессивное существо развития капитализма и чер­пал свое вдохновение не в будущем, а в прошлом.

Дата добавления: 2015-06-26 ; Просмотров: 581 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Сисмонди ненавидел органически присущий капита­лизму культ денег. Когда мадам де Сталь собиралась ехать в Соединенные Штаты (эта поездка не состоялась), он с негодованием писал, что в этой стране все расценивается только на деньги, и цитировал в письме статью из американской газеты, где речь шла только о богатстве дочери Неккера и ни слова не говорилось о ее таланте, уме и ли­тературных заслугах. Но не такими эмоциями замечатель­на критика капитализма, данная Сисмонди. Будучи круп­ным экономистом и социологом, он сумел очень выпукло показать многие действительно важнейшие противоречия и пороки капитализма.

Критика и конфликты

Критика и конфликты Мои отношения со СМИ регулярно колебались от очень хороших до очень плохих. Но в памяти обычно остается хорошее. За последние годы я давал много телевизионных интервью Риджису Филбину, Барбаре Уолтерс, Ларри Кингу, Нилу Кавуто и многим другим.

Во многих отношениях Сисмонди был передовым мыслителем. Это проявляется прежде всего в его пониманий исторического процесса как смены менее прогрессивного общественного строя более прогрессивным. Споря с Рикардо и его последователями, не видевшими никаких иных перспектив общественного развития кроме капитализма, Сисмонди задавал своим оппонентам вопрос: на основании того, что капитализм прогрессивнее формаций, которые он сменил, «можно ли заключить, что мы достигли теперь истины, что мы не откроем основного порока в системе наемного труда… как мы его открыли в системах рабства, феодализма, цеховых корпораций… Придет, без сомнения, время, когда наши внуки будут считать нас варварами за то, что мы оставили трудящиеся классы без защиты, такими же варварами, какими они, так же, как и мы, будут считать нации, обратившие эти классы в рабство»[162]. Из этого замечательного высказывания видно, что Сисмонди предвидел смену капитализма каким-то более высоким и гуманным общественным строем, черты которого он, однако, совершенно себе не представлял.

Деньги как объект буржуазной апологетики: критика капитализма

Стихийность капитализма лавинообразно нарастает с неуправляемым развитием технических средств. Одно это неминуемо ведёт к коллапсу цивилизации – что мы и видим в современном мире, стоящем на грани техногенной катастрофы планетарного масштаба. или новой последней войны?

Дискурс эксплуатации, созданный марксизмом, не сумел выявить подлинных причин деструктивности капиталистического строя (об этом мы писали здесь). На этом пути марксизм постепенно потерял свой радикальный антибуржуазный накал — то есть революционность. Что неминуемо привело к появлению трактовок марксова учения, которые призывали к компромиссу с буржуазией. Эти трактовки становились всё более популярными в социал-демократии. Так марксизм из учения революционного превращался в учение, укреплявшее и поддерживающее буржуазный порядок вещей.

Сегодня, с высоты доступной нам временной перспективы, становится всё более очевидно, что для всякой революционности необходима такая критика существующего порядка вещей, которая бы показывала оный как принципиально неприемлемый. Только на основании последнего, метафизического неприятия может пробудится эсхатологически-утопический регистр души, необходимый для революционной борьбы со старым во имя торжества идеала. Более того, сам революционный идеал не возгорится, не сожжёт сердце революционера, пока ненависть к существующему порядку вещей не обретёт квазирелигиозный характер. Только такой накал может соединить само время, призвать будущее на поля сегодняшних сражений: «В наших рядах борются миллионы, все поколения будущего — незримая и мощная сила, решающая исход всех сражений» , – говорит будущий революционный генерал Гош в драме великого французского писателя Ромена Роллана «Четырнадцатое июля». Только этот огонь и создаёт из обывателя – сколь угодно павшего, от каждодневного растляющего «излучения» потребительства – подлинного революционера: человека «который принуждён отрешиться от мира и от самого себя, человека, который бросает якорь в будущее» (Р. Роллан, «Робеспьер»).

Для нас очевидно, что в марксистском мейнстриме этого огня очень скоро не стало, однако, безусловно он был у Маркса и большевиков. Современный капитализм – существенно отличный от капитализма конца XIX века – путём ряда последовательных трансформаций всё с большей очевидностью оказывается машиной изъятия человеческой сущности во всемирном масштабе. Это не может не создать запрос на революцию. Само положение вещей обязывает нас говорить о капитализме не как о явлении своего времени, имеющие свои издержки – тем самым оттягивая отмену капитализма на неопределённый срок. Необходимо эксплицировать глубинную суть капитализма, описать его как фундаментальное зло, без уничтожения которого современное человечество будет в скорейшем времени уничтожено.

Именно под этим ракурсом мы всматриваемся в наследие марксистской мысли. Как мы показывали ранее среди большевиков наиболее последовательно и глубоко эту позицию отстаивал и развивал Александр Богданов.

Так в чём же усматривал Богданов ещё в начале XX века – при том, существенно отличном от современного, капитализме – угрозу уничтожения цивилизации?

Богданов показывает, что стремительное развитие производительных средств капитализма несовместима с тем, что он называет стихийностью оного: « . капитализм в своем стремительном движении достиг грандиознейшего развития производительных сил, которое уже не вмещается в его рамках и, проявляя себя в невиданно жестоких кризисах, как нынешняя мировая война [имеется в виду Первая мировая]» . Кровавая бессмысленная бойня Первой мировой войны приводит Богданова к выводу, что нарастающая стихийность капитализма ведёт мир к самоуничтожению; он заявляет, что отныне возникает историческая необходимость в скорейшее время заменить наличествующее стихийное развитие на развитие планомерное, подчинённое единой организационной задаче: «Мировая организационная задача поставлена ходом вещей, который, под угрозою полного крушения цивилизации, требует, чтобы эта задача была разрешена насколько возможно быстрее» .

Богданов показывает, что исторически необходимый переход к планомерному развитию (Богданов называет его также – «сознательным») невозможно осуществить в рамках буржуазного общества, «анархического, принципиально неорганизованного общественного строя» . Эта стихийность отражается в стремительно развивающемся способе производства: «общественная система труда в ее целом неорганизованна, анархична, полна противоречий и столкновений, крупных и мелких» , — что само по себе уже способно привести к техногенной смерти цивилизации. Однако, стихиен не только способ производства, такова и экономическая конкуренция, которую Богданов называет «стихийным двигателем капитализма» , и антагонистические общественные отношения («война всех против всех»), и даже сам человек: «среди анархической социальной системы, личность оказывается под властью стихийных сил общества, под властью недоступных ее контролю производственных отношений» . Дабы ввести стихийность общества в какие-то берега лавинообразно нарастают всевозможные правила, нормы, регуляции: «[в обществе] полном противоречий и столкновений царство норм разрослось до колоссальных размеров» . Богданов показывает, что именно подавляющий авторитаризм норм буржуазного общества спасает его от полного разрушения социальной ткани: «нормы восполняют, насколько необходимо, этот недостаток организованности [то есть той самой фундаментальной стихийности капитализма], ставят границы антагонизмам и конфликтам, которые иначе постоянно обострялись бы, усиливаясь вплоть до полного разрушения социальной связи» .

В принципиально стихийном буржуазном обществе само развитие востребует этой стихийности; всё это усугубляется империалистической гонкой. Так возникает форсированное воспроизводство стихийности: конкуренция империалистических держав вынуждает их форсировать развитие средств производства — ибо отставший в развитии будет неминуемо сожран державами конкурентами. Ускорение развития стремительно наращивает стихийность — в силу фундаментальной стихийности самого капитализма. Стихийность наращивает противоречия капитализма и ускоряет империалистическую гонку. Так возникает знаменитая Марксова формула форсированного воспроизводства: развитие — стихийность — развитие штрих — стихийность штрих — развитие два штриха — и т. д. Сам фундаментальный принцип организации капиталистического общества – принцип стихийности – стремительно наращивает дезорганизацию, которая неминуемо приводит к срывам, таким как Первая мировая война, и в ближайшем будущим грозит полным коллапсом цивилизации.

Следует упомянуть, что следствиями стихийности капитализма, грозящими гибелью человечеству, являются не только мировые войны, но и техногенные катастрофы. Вспомним, например, взрыв на американской нефтяной платформе с поэтическим названием Deep Water Horizon в Мексиканском заливе в 2010 году. Эта катастрофа стала самым крупным экологическим бедствием на море в истории человечества.

Однако, в чём же причина фундаментальной стихийности буржуазной миросистемы?

Богданов указывает на индивидуализм — другой базовый принцип капитализма, — который рассыпает общество на отдельные атомы, что и создаёт стихийность: «[Буржуазная культура] – есть [культура] индивидуалистическая. Ее базис – автономная личность, противопоставленная в обществе другим, ей подобным, со своими особыми интересами, со своей частной собственностью, материальной и духовной» . Конечно, рассмотрение Богдановым индивидуализма в качестве фундаментального принципа капитализма не является чем-то новым; об этом задолго до Богданова писал, например, Гоббс. Однако для Гоббса индивидуализм раскрепощает естественную человеческую жадность, а возникающая борьба интересов является тем горючим в общественном котле, который везёт паровоз прогресса. Таким образом, у Гоббса человеческое индивидуальное зло работает на общечеловеческое благо. Богданов как один из крупнейших гуманистов своего времени не может согласиться с такой концепцией. Безусловно, он признаёт борьбу интересов, но идёт «на глубину», пытаясь понять причины возникновения антагонистических интересов в частности, и антагонистического общества в целом.

На этом пути он фактически развивает марксову теорию отчуждения, гласящую, что причиной отчуждения между людьми является разделение труда. Подчеркнём, что Маркс в своих «Экономическо-философских рукописях 1844 года» пишет именно об отчуждении труда, а не только лишь об эксплуатации, которая является следствием отчуждения. Отчуждение труда «глубже» и намного разрушительнее, чем эксплуатация, ибо ведёт к тому, что «родовая сущность человека – как природа, так и его духовное родовое достояние – превращается в чуждую ему сущность» , – пишет Маркс в « Рукописях. » . Таким образом, капитализм, как строй, в наибольшей степени отчуждающий труд, несёт в себе принципиально антигуманистическое ядро: он уничтожает человеческую сущность, то есть расчеловечивает человека. Именно этот пункт – антигуманистичность капитализма – и был источником революционного огня коммунистического движения, от которого постепенно отказался марксизм.

Но от него не отказался Богданов, который ничего не знал о «Философско-экономических рукописях», но был методологически и – не побоимся этого слова – духовно верен Марксу и предуказанному им пути. Богданов создаёт собственную теорию — эмпириомонизм, базовым утверждением которой является тезис, гласящий, что «человек есть целый мир опыта» . Богданов показывает, что человеческий опыт организуется в разных формах: научных, художественных и пр. Каждой эпохе соответствует свой способ организации опыта, а значит и культуры (в самом широком смысле этого слова). Саму культуру Богданов определяет как «высший способ организации», «вся совокупность организационных форм и методов» . База культуры — это фундаментальный организационный принцип (принципы), который положен в основание общества и пронизывает все его сферы.

Суммарное количество накопленного опыта уже в древние времена перестало умещаться в сознании одного человека. Именно так возникло человеческое неравенство: подчеркнём, что исходной причиной человеческого неравенства Богданов считает неравенство в освоении общечеловеческого опыта. Те, кто владеют качественно большим опытом становятся организаторами, те, кто владеют меньшим — становятся исполнителями. Богданов пишет: «Так совершилось первое дробление человека – отделение «головы» от «рук», повелевающего от повинующегося; так возникла авторитарная форма жизни» .
Из сказанного видно, что дробление человека приводит к следующему дроблению: «Дробление человека вызывает дробление мира» , в частности – мира социального.

Дальнейший ускоренное накопление опыта приводит к всё большему его дроблению, а значит – к большему дроблению человека и общества. Так возникает частичный человек и классовый антогонизм. Нарастает дробление опыта — нарастает и частичность человека. Окончательным результатом этого процесса дробления человека становится специалист буржуазной эпохи, который и является индивидуумом, положенным в основу капиталистического (наиболее раздробленного) общества: ««Абсолютное» индивидуальное «я» выражает собою социально-раздробленный опыт и жизненное противоположение человека человеку» . А поскольку «всякий строит мир по образу и подобию своего специального опыта» , то возникает хаос не стыкуемых мировоззрений, люди перестают понимать друг друга — таким образом раздробленность опыта становится источником марксового отчуждения: «В мире специализации уже одно различие жизненного опыта вместе с его результатом – неполным взаимным пониманием людей – глубоко отграничивает человека от человека в их сознании» . Эта раздробленность создаёт мятущуюся в хаосе жизни личность, съедаемую тоской «извечных вопросов» (позднее это назовут экзистенциальной болезнью): «Дробление человека порождает неполноту жизни, раздвоенность опыта, разорванность мира» . Всё это усугубляется сохранившейся от древнейшего человечества авторитарностью общественных отношений (да и культуры в целом), а значит — воспроизведением в новых социо-культурных условиях категорий господства (буржуазии) и рабства (пролетариата), всё более тяготеющих к своей праисторической полноте.

Следует подчеркнуть, что создаваемая Богдановым картина нарастания раздробленности опыта и отчуждения между людьми вовсе не является доказательством принципиальной «духовной регрессивности» исторического процесса (на чём настаивают сторонники антиисторических концепций, например, Рене Генон). Доказательством этого служат следующее утверждение Богданова: «В сущности, дробление человека никогда не было только дроблением. Оно совершалось гораздо больше путем одностороннего развития, чем путем сокращения жизни, гораздо больше путем гипертрофии одной ее стороны, чем путем атрофии других сторон. Полнота жизни при этом не уменьшалась, а возрастала. Даже самый узкий специалист нашего времени обладает неизмеримо большим богатством переживаний, чем первобытно-целостный человек времен давно минувших» .

Подчеркнём, что стихийность капиталистического общества не есть какая-то абстрактная высоколобая заумь. Напротив, она пронизывает собой всю современную цивилизацию, во всех её сегментах, как в больших делах планетарного масштаба, так и в делах малых; например таких (см. видео):

Итак, фундаментальная стихийность капиталистического общества берёт своё начало в раздробленности человеческого опыта. В предыдущие эпохи эта стихийность не была столь вопиюща: традиционный уклад, чрезвычайно сужая кругозор человека, заставлял его «двигаться проторенными тропами» (то есть опыт накапливался, относительно, медленно), а религия оказывалась тем интегративным центром, который собирал раздробленный опыт (а значит и все остальные аспекты человеческого бытия) в некоторое целое. Новое время, с его пафосом свободы, разрушила все сдерживающие конструкции предыдущих эпох. Уже одно это привело к лавинообразному нарастанию опыта. Однако, предложенные формы организации этого опыта – прежде всего научные – оказались не способны свести его к некому единому целому. Что и привело к всё большему дроблению опыта, а значит – человека и общества. Это и есть та стихийность, о которой говорит Богданов. Она становится главным характерным признаком всей буржуазной культуры (см. рис.).

Как понимает коммунизм Александр Богданов мы покажем в следующей статье.

Для нас очевидно, что в марксистском мейнстриме этого огня очень скоро не стало, однако, безусловно он был у Маркса и большевиков. Современный капитализм – существенно отличный от капитализма конца XIX века – путём ряда последовательных трансформаций всё с большей очевидностью оказывается машиной изъятия человеческой сущности во всемирном масштабе. Это не может не создать запрос на революцию. Само положение вещей обязывает нас говорить о капитализме не как о явлении своего времени, имеющие свои издержки – тем самым оттягивая отмену капитализма на неопределённый срок. Необходимо эксплицировать глубинную суть капитализма, описать его как фундаментальное зло, без уничтожения которого современное человечество будет в скорейшем времени уничтожено.

Деньги как объект буржуазной апологетики: критика капитализма

Современный капитализм характеризуется новыми важными явлениями не только в промышленности и в банковском деле, но и в сфере денежного обращения. Однако вопросы денежного обращения капиталистических стран обычно слабо освещаются в курсе политической экономии, выступая в качестве какого-то «привеска» к теме «Ссудный капитал и ссудный процент». Так как эти вопросы имеют актуальное значение, то особая глава данного курса посвящена денежному обращению при капитализме.

Следуя принципу органического сочетания исследования капитализма вообще и монополистического капитализма в частности, курс включает в главе о земельной ренте и аграрных отношениях при капитализме особый раздел о ренте и развитии сельского хозяйства в условиях монополистического капитализма, когда земельная собственность сращивается с финансовым капиталом. В главу «Экономические кризисы» включен специальный раздел о кризисах в эпоху монополистического капитализма.

Новой в данном учебном пособии является тема «Капиталистическая система мирового хозяйства», которой посвящена особая глава. В ней анализируются многообразные формы международных экономических отношений при капитализме, причем особое внимание обращено на явления, характеризующие капиталистическую систему мирового хозяйства в эпоху империализма.

Теория империализма не сводится к рассмотрению отдельных экономических признаков империализма, а также характера действия отдельных экономических законов в эпоху империализма. Важное значение имеет обобщающая характеристика империализма как особой и последней стадии капитализма, позволяющая понять историческое место империализма. Такой характеристике посвящена специальная глава курса. В данную главу включена также характеристика сущности и этапов общего кризиса капитализма, потому что именно в кризисе мирового капитализма конкретно проявляется «умирание» капитализма, разложение и гибель капиталистической системы.

В значительной мере новой темой в курсе является тема «Крушение колониализма и экономические проблемы освободившихся стран». Включение этой темы необходимо потому, что в современных условиях освободившимся от колониального ига странам приходится сталкиваться с рядом новых и весьма важных экономических проблем, которые должны найти отражение в курсе политической экономии.

Так как политическая экономия дает теоретическое обобщение реальных экономических процессов, то на всем протяжении данного курса теоретические положения излагаются в тесной связи с фактическим материалом. При этом используются новейшие статистические данные, доведенные, по возможности, до 1963—1965 годов.

Особо следует сказать о критике буржуазных и реформистских теорий, которой уделено в учебном пособии много внимания. В качестве объектов критики рассматриваются главным образом такие теории, которые имеют влияние в современной буржуазной политической экономии, причем критика их дается по четырем направлениям: методологическая, логическая, фактическая и социологическая критика. Автор стремился дать студентам отчетливое представление о содержании критикуемых теорий и сделать их критику доказательной, а не декларативной. Кроме ряда страниц и разделов, посвященных критике антимарксистских теорий в главах по отдельным темам, в конце курса выделена особая глава, содержащая в себе критику буржуазных и реформистских теорий империализма.

Построение политической экономии капитализма по новой схеме связано с определенными трудностями. Автор вполне отдает себе отчет в том, что в данном учебном пособии могут иметь место недостатки, и будет признателен читателям за критические замечания.

ВВЕДЕНИЕ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА

Место капиталистического способа производства в истории общества. Капитализм представляет собой третью и последнюю форму классового общества, основанного на частной собственности и эксплуатации человека человеком. Капиталистическому строю предшествовали две другие формы классового общества — рабовладельческий строй и феодализм.

Капиталистический способ производства имеет как общие черты с рабовладельческим и феодальным способами производства, так и существенные отличия от них. Основная общая черта — частная собственность на средства производства. Конкретные формы этой собственности различны, но и для рабовладельческого строя, и для феодализма, и для капитализма характерно то, что средства производства принадлежат не всему обществу, а частным собственникам. Общей чертой рабовладельческой, феодальной и капиталистической формаций является и деление общества на антагонистические классыэксплуататоров и эксплуатируемых.

Следуя принципу органического сочетания исследования капитализма вообще и монополистического капитализма в частности, курс включает в главе о земельной ренте и аграрных отношениях при капитализме особый раздел о ренте и развитии сельского хозяйства в условиях монополистического капитализма, когда земельная собственность сращивается с финансовым капиталом. В главу «Экономические кризисы» включен специальный раздел о кризисах в эпоху монополистического капитализма.

Развитие мелкобуржуазной критики капитализма

Классическая школа.

Вытеснение доиндустриальных условий системой свободного частного предпринимательства, способствуя разложению меркантилизма стало одновременно исходным пунктом наступления условий полного Laisser faire, что переводится как “полное невмешательства государства в экономику, деловую жизнь”, т.е. означает экономический либерализм.

Причем с конца 17 – начала 18 вв. Эта идея превратилась в своеобразной девиз либеральной экономической политики. И именно с этого времени зарождается новая теоретическая школа экономической мысли, которую позднее назовут классической политической экономией.

Термин классической означает научная. В качестве предмета изучения представители классической школы предпочитали главным образом сферу производства, причем независимо от того в промышленности оно осуществляется или в с/х. Кроме того классическая школа изучала проблемы экономики свободной конкуренции.

Классическая школа в развитии прошла 4 этапа:

1) Первый этап приходится на конец 17 – начало 18 века, когда в Англии, благодаря Уильяму Петти и во Франции с появлением трудов Пьера Буагильбера стали формироваться признаки зарождающегося альтернативного меркантилизма нового учения, которое впоследствии назовут классической политической экономией.

2) Второй этап классической школы целиком связан с именем и творчеством Адама Смита – великого ученого экономиста Англии.

3) Третий этап развития классической школы охватывает практически всю 1 половину 19 века, в течении которой в развитых странах (Англии и Франции) состоялся переход от мануфактурного производства к машинному (индустриальному). В этот период наибольший вклад в сокровищницу классической школы внесли последователи А. Смита: англичане – Давид Рекардо, Томас Мальтус, Н.Сеньор; французы – Жан Батис Сей и Фенимор Бастиао.

4) Четвертый этап относится ко второй половине 19 века, при котором доминировали труды Джона Стенли Милля и Карла Маркса, которое всесторонне обобщили лучшие достижения классической школы. В этот период уже началось формирование нового, более прогрессивного направления экономической мысли, получившим в последствии название неоклассической экономической теории.

Развитие капитализма, связанное с накоплением капитала и концентрацией производства привело с необходимостью к разорению мелких и средних предпринимателей, не выдерживающих конкуренции с крупными капиталами. Именно от этого класса разоряющихся предпринимателей и поступает первая критика капитализма и провозглашающей его ничем не стесненное развитие идеи классической школы.

Фpанцуз Симон де Сисмонди (1773-1842) – яркий представитель мелкобуржуазной критики капитализма, получившей впоследствии название экономический романтизм. этого движения. В 1819 году пишет книгу- “Новые начала политической экономии или о богатстве в его отношении к народонаселению”. В основном его положения заимствованы у классической школы, но впервые выдвигается вопрос о пpотивоpечии капитализма (отличие от классической школы). Сисмонди утвеpждал что пpоизводство – не самоцель, национальное богатство делится неpавномеpно, путь кpупной пpомышленности губителен для человечества. Основные положения Сисмонди- pодоначальника экономического pомантизма:

1. Экономический pост общества нельзя измеpять лишь pасшиpением и укpупнением капитала. Капиталисты стpемятся получить максимальную пpибыль, удеpживая заpплату pабочих. Они стpемятся увеличить выпуск товаpа. В пpотивоpечии между минимальной заpплатой и увеличением выпуска кроется постоянная возможность кpизиса. Утвеpждение Рикаpдо о невозможности кpизисов, Сисмонди считает непpавильным. Товаpы не в состоянии pеализовываться. Кpизис пеpепpоизводства.

“Мелкие тоpговцы, мелкие пpомышленники исчезают, их заменяет один кpупный пpедпpиниматель. Может быть все вместе они небыли так богаты как он, тем не менее они были лучшими потpебителями чем он. Его pоскошь дает госудаpству меньше чем умеpенное довольство тех ста человек, котоpых он заменил”.

2. Спасение от кpизиса – это наличие тpетьего класса: кpестьян, кустаpей и pемесленников. Для их сохpанения он пpедлагает пpогpамму социальных pефоpм. Пpавительство должно защищать наpод от последствий конкуpенции. Социальное обеспечение за счет налогов с пpедпpинимателей. Установление минимальной заpплаты и огpаничение pабочего дня. Участие pабочих в pаспpостpанении пpибыли. Сисмонди тpебовал “постепенных и косвенных меp со стоpоны законодательства”. Он не согласен с утвеpждением Смита о том, что общественный интеpес будет обеспечен если каждый член общества сможет пpеследовать свою экономическую выгоду.

3. Он кpитикует фpитpейдеpство (свободу торговли) и доказывает, что оно никогда не сможет pешить всех экономических пpоблем. Свободная конкуpенция не спасет от нищеты и безработицы.

4. Сисмонди идеализиpует патриархальное пpоизводство:

5. Для избавления от пеpепpоизводства необходима внешняя тоpговля, способствующая вывозу товаpов из более pазвитых стpан в менее pазвитые.

6. Вводится теpмин “пpолетаpиат” в экономическую теоpию (это наемный pаботник полностью лишенный сpедств существования).

7. Впеpвые высказана идея, что возможно после капитализма будет новый строй. Сисмонди пpедлагает pефоpмиpовать капитализм в интересах мелких и средних предпринимателей и вернуться к эпохе свободной конкуренции: опека, задеpжка и pегламентация pазвития крупного капиталистического производства со стоpоны госудаpства, поддержка патpиаpхального пpоизводства и “узда” для слишком быстpого pазвития индустpии.

Пpодолжатель идей мелкобуpжуазной кpитики капитализма- Пьеp Жозефф Пpудон. Годы жизни 1809-1865 гг. В 1840 выходит его pабота “Что такое собственность?”. Тут же дает ответ: “Собственность – это кpажа”. В 1846 году тpуд – “Система экономических пpотивоpечий или философия нищеты”. В нем заложена пpогpамма миpного пеpеустpойства капитализма. Пpуддон – пpедставитель мелкой буpжуазии. Пpотестует пpотив кpупной буpжуазии и гнета госудаpства. Он хочет сохpанить свою “маленькую собственность” и веpнуться к “маленькому капитализму”. Пытался объяснить непpавильность и неспpаведливость стpоя неэквивалентным обменом, котоpый наpушает закон тpудовой стоимости и позволяет кpупной буpжуазии гpабить тpудящихся и мелкую буpжуазию.

Карл Маркс. Основоположник международного коммунизма исследовал реалии современного ему общества:

1. совокупность производственных отношений, в которые вступают люди в общественном производстве составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка

2. капитализм отрицает демократию, трудятся ради получения прибыли и имеет место эксплуатация одного класса другим

3. неизбежный крах капитализма, потому что не обеспечивается полная занятость

4. идеалом считает коммунистическое общество, состоящее из двух фаз:

в этом обществе средства производства не станут более объектом индивидуального присвоения, и каждый человек обретет подлинную свободу

Читайте также:  Конкуренция как свойство производственных отношений

5. в центре своей теории он поставил борьбу классов; в первоначальном варианте «Капитала» нет и намека на революцию, а речь идет о развитии науки и техники

6. ключевой теорией является теория прибавочной стоимости

– рабочая сила как товар продается по стоимости

– источником прибавочной стоимости является «неоплаченный труд» рабочих, продающих свою рабочую силу

– рабочий день делится на «необходимое время» и «прибавочное время» (создается прибавочная стоимость)

7. капитал – средство эксплуатации рабочего и установления власти над рабочей силой

– постоянный (часть капитала, которая воплощена в средствах производства)

– переменный (часть, которая воплощена в рабочей силе)

8. трудовая теория стоимости (стоимость определяется общественно необходимым рабочим временем)

9. законы рыночной экономики (обмен в любом обществе должен осуществляться с соблюдением закона стоимости – связь между общественным трудом, стоимостью и ценами товаров)

10. заработная плата – вознаграждение рабочего за его труд как результат обмена с капиталистом за продаваемую рабочую силу, а не сам труд

11. теория ренты – помимо дифференциальной ренты еще и абсолютную связанную со специфически низкой в сельском хозяйстве органической структурой капитала и с монополией частной собственности на землю

12. теория воспроизводства (экономический цикл начинается с подъема вызванного ростом совокупного спроса с целью накопления ради максимизации прибыли капиталистов и заканчивается спадом – снижение нормы прибыли и замедляется накопление

13. причина кризисов – бедность и ограниченность потреблений масс, которая противодействует стремлению капиталистического производства развивать производительные силы

1. совокупность производственных отношений, в которые вступают люди в общественном производстве составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка

Критика Чернышевским капитализма и буржуазной политической экономии

Критика капитализма и буржуазной политической экономии занимала большое место в экономических трудах Чернышевского. Как критик капитализма и буржуазной политической экономии Чернышевский стоит на голову выше всех экономистов домарксова периода. Ленин говорит, что Чернышевский «был замечательно глубоким критиком капитализма несмотря на свой утопический социализм». Капитализм он характеризовал как общество, основанное на антагонистических классовых противоречиях. В отличие от всех предшествующих экономистов он обнаружил глубокое понимание антагонистического характера отношений двух основных классов капиталистического общества.

Чернышевский вскрыл целый ряд пороков капиталистического общества: эксплуатацию, обнищание рабочего класса, экономические кризисы, замедление технического прогресса в сельском хозяйстве, конкуренцию, разорение мелких производителей и др. Причину всех отрицательных явлений капитализма он видел в самой его основе — в частной собственности на средства производства, в отделении производителя от средств производства.

Вскрыв антагонистический характер интересов буржуазии и пролетариата, Чернышевский дал правильную в ее общих чертах характеристику процессов, связанных с всеобщим законом капиталистического накопления. Он указывал на сосредоточение богатства на одном полюсе и нищеты — на другом. Однако он не поднялся до понимания сущности всеобщего закона капиталистического накопления, поскольку он не видел основного противоречия капитализма.

Видя отрицательные стороны капитализма, Чернышевский вместе с тем признавал прогрессивность его по сравнению с феодальным строем. Но он подчеркивал относительный характер этой прогрессивности, т. е. преходящий характер капитализма и необходимость замены его социализмом.
Таким образом, его критика капитализма звала к свержению капитализма и установлению нового социалистического общественного строя.
Чернышевский подверг резкой критике и буржуазную политическую экономию. Маркс называет Чернышевского «великим русским ученым и критиком», который мастерски выяснил банкротство буржуазной политической экономии. Он высказывал свое критическое отношение ко всем теориям и школам политической экономии, включая и классическую политическую экономию.

В своей критике Чернышевский исходил из положения о том» что каждой исторической ступени общественного развития присуща свойственная ей идеология, обусловленная господствующими экономическими отношениями. Этот в основном правильный методологический прием позволил ему вскрыть важнейшие характерные черты отдельных школ буржуазной политической экономии.
Чернышевский правильно оценивал первую из этих школ — меркантилизм как ненаучную и в своих основаниях ошибочную.
Он вскрыл классовую природу школы физиократов как идеологов крупного капиталистического фермерства и справедлива указал, что основной порок их экономического учения заключался в том, что они видели источник богатства только в земледелии. Заслугой физиократов Чернышевский считал, что они перенесли исследование из сферы обращения в сферу производства.

Чернышевский дал глубокий анализ природы классической буржуазной политической экономии. Он высоко ценил наследие английской классической политической экономии, но отметил ее буржуазную ограниченность, заключавшуюся в том, что она рассматривала капитализм как вечный и самый прогрессивный общественный строй.
Важнейшим научным достижением представителей классической буржуазной политической экономии Чернышевский считал создание ими трудовой теории стоимости. Он правильно показал, что классовая природа помешала им сделать вытекающий из нее вывод о том, что «труд должен быть единственным владельцем произведенных ценностей».

Особенно велика заслуга Чернышевского в критике вульгарной политической экономии. Критику вульгарной политической экономии Чернышевский дает во многих своих произведениях, особенно в работе «Очерки из политической экономии (по Миллю)» (1860—1861 гг.). Маркс именно об этой работе говорит как о произведении, в котором Чернышевский вскрыл банкротство современной ему буржуазной политической экономии. Чернышевский не случайно сделал объектом своей критики вульгарного экономиста Англии первой половины XIX в. Джона Стюарта Милля.

Милль выделялся из среды вульгарных экономистов заигрыванием с рабочим классом, своего рода игрой в социализм. Он понимал, что в условиях обострившейся классовой борьбы невозможно совершенно игнорировать интересы рабочего класса. Он пытался сочетать интересы труда и капитала. Вся система взглядов Джона Стюарта Милля была пронизана реформизмом, «плоским синкретизмом» (определение Маркса). Критикуя реформизм Милля, Чернышевский тем самым наносил удар всем-утопическим предложениям об улучшении положения трудящихся при сохранении системы эксплуатации — пусть-то феодальной, пусть-то капиталистической.

В своих произведениях Чернышевский вскрыл исторические корни возникновения вульгарной политической экономии, ее классово реакционный характер.
Зарождение вульгарной политической экономии Чернышевский объяснял обострением классовой борьбы и вызванным ею у господствующих классов страхом перед политической силой пролетариата. Идя навстречу интересам капиталистов, «рутинные политэкономы» (так он называет представителей вульгарной политической экономии) сознательно встали на путь извращения теории Смита и Рикардо и реальной капиталистической действительности.

«Нынешний французский экономист,— писал Чернышевский,— которому каждая блуза, встречаемая на улице, представляется символом коммунизма, грозящего разрушением французскому обществу, . не может ни одной буквы написать, не думая о коммунизме. Как победить этого ненавистного врага? Он сам не одарен такими умственными силами, чтобы составить, теорию, которая удовлетворяла бы его желанию опровергнуть, коммунизм; он может только переписывать старую теорию. Но при этом он вычеркивает из нее все, что, по его мнению, может служить подтверждением коммунизму: он искажает и определения и факты, чтобы предохранить своих читателей от коммунистической заразы; особенно отличался в этом Бастиа».

Чернышевский дал яркие и беспощадные характеристики отдельным представителям вульгарной политической экономии. Он рисовал их трусливыми и подлыми апологетами капитализма, ничего общего не имеющими с наукой. Они не развили политическую экономию, говорил Чернышевский, а только загрязнили науку.
Особенно велика заслуга Чернышевского в критике «теории» народонаселения Мальтуса. Он справедливо подчеркивал, что причина избыточного народонаселения кроется не в природе людей, а в исторических условиях — в частной собственности на средства производства, в силу которой сельскохозяйственный продукт делится между тремя классами —земельными собственниками, фермерами-капиталистами и наемными рабочими. Короче говоря, причина кроется в капиталистическом способе производства.

Чернышевский подверг критике и основной довод сторсдаников «теории народонаселения» Мальтуса — надуманный закон убывающего плодородия почвы, сторонники которого, как известно, утверждали, что каждое последовательное вложение капитала и труда в землю дает убывающую производительность в сельском хозяйстве.
Надуманной аргументации сторонников «закона» убывающего плодородия почвы Чернышевский противопоставлял действительное состояние сельского хозяйства в России, Англии и в других странах. Он доказывал, что даже при данном достигнутом уровне агрономии и техники сельскохозяйственного производства может не иметь места уменьшение производительности земледельческого труда. При усовершенствовании же агротехники производительность сельскохозяйственного труда увеличивается.

«Загляните в любую агрономическую книгу,— писал Чернышевский, — вы найдете цифры, показывающие, что при введении порядочной плодопеременной системы самые населенные части Западной Европы легко будут давать, по крайней мере, в девять раз больший земледельческий продукт, чем дают теперь. Загляните опять в любую агрономическую книгу, вы увидите, что самые высокие формы нынешней плодопеременной системы далеко не составляют границы, до которой можно возвысить производительность сельского хозяйства, даже при нынешнем состоянии естественных наук, технологии и механики».

Для того чтобы оценить все научное значение этой аргументации Чернышевского, следует помнить, что В. И. Ленин в работе «Аграрный вопрос и «критики Маркса», давая всестороннюю критику этого «закона», указывал, что сторонники этого «закона» оставляют «в стороне самое главное: уровень техники, состояние производительных сил». Таким образом, Чернышевский в своем опровержении «закона» убывающего плодородия почвы вплотную подошел к марксистско-ленинской критике этой вульгарной теории.

Вульгарной политической экономии Чернышевский противопоставлял учение социалистов-утопистов. Вместе с тем он сумел правильно оценить это учение и вскрыть основные его недостатки.
Характерно для Чернышевского, что он понял историческую обусловленность социальных утопий Фурье, Сен-Симона и Оуэна. Он прямо указывал, что это направление социальной экономической мысли возникло как результат развития классовых противоречий капиталистического общества, что их появление вызвано потребностями классовой борьбы трудящихся. В этом «родстве с потребностями времени» он видел силу социалистического направления экономической мысли.

Он высоко ценил социалистов-утопистов Запада за содержащееся в их взглядах рациональное зерно — идею о необходимости замены существующего строя новым социалистическим строем. Вместе с тем Чернышевский с позиций последовательного революционера-демократа, непосредственно руководившего освободительным движением России 60-х годов, подверг критике учение социалистов-утопистов Запада.
Его критика направлялась прежде всего против их боязни политической борьбы, их отрыва от масс. Чернышевский понимал, что в оторванности от рабочего движения заключалась слабость западноевропейского утопического социализма.

Реформистским иллюзиям социалистов-утопистов Запада Чернышевский противопоставлял политическую революционную классовую борьбу как единственный путь, который приведет к свержению капитализма и утверждению социализма. Он резко осуждал Сен-Симона за то, что тот видел основу организации новых общественных отношений в господстве авторитета, в опеке промышленников над рабочими. Сам он ждал осуществления новых отношений от творческой силы народа.
Но Чернышевскому не удалось полностью преодолеть ошибочность утопического социализма, так как он не мог вскрыть важнейший порок утопического социализма — непонимание исторической роли рабочего класса как руководящей силы революции.

Источник: История экономических учений, М., 1963

«Нынешний французский экономист,— писал Чернышевский,— которому каждая блуза, встречаемая на улице, представляется символом коммунизма, грозящего разрушением французскому обществу, . не может ни одной буквы написать, не думая о коммунизме. Как победить этого ненавистного врага? Он сам не одарен такими умственными силами, чтобы составить, теорию, которая удовлетворяла бы его желанию опровергнуть, коммунизм; он может только переписывать старую теорию. Но при этом он вычеркивает из нее все, что, по его мнению, может служить подтверждением коммунизму: он искажает и определения и факты, чтобы предохранить своих читателей от коммунистической заразы; особенно отличался в этом Бастиа».

Критика капитализма и демократии Томаса Карлейля

Рубрика: История

Дата публикации: 21.02.2019 2019-02-21

Статья просмотрена: 152 раза

Карлейль особо чутко реагирует на развитие демократии и критикует ее за «отсутствие героев». Для него — демократия мало того, что усреднение без выдающихся личностей, но и неэффективная система, проповедующая атеизм. В «Памфлетах последнего дня» Карлейль особо развивает тему демократии. Наблюдая за революциями в Европе 1848-го года, он приходит к выводу, что демократия уже пришла, как болезнь, в том числе и в даже такие страны как Россия и Англия, хоть и пока в подпольном варианте. Как пишет Карлейль «Сама вселенная есть монархия и иерархия» [2]. Он не принимает демократии своего времени, критикуя Французские республики как быстро павшие, а Америку — как государство, существующее на большом напряжении сил, с наследованным от Англии пуританством, и чьи главные испытания еще впереди (1850 г). Тем самым, Карлейль предугадывает будущий военный конфликт между Северными и Южными штатами. Как пример плохо работающей демократии, Карлейль вспоминает момент из Нового Завета, в котором еврейский народ милует не Иисуса Христа, а преступника Вараву. Карлейль признает, что лидеры Англии весьма слабы, но абсолютно не верит, что «герои» могут прийти к власти посредством голосования. Всеобщее голосование для Карлейля не является объектом отторжения «при помощи всеобщего голосования я буду спрашивать относительно качества Нью-Орлеанской свинины, но относительно судьбы людей не предложу ему ни единого вопроса, или же раз приходится предложить ему вопрос… буду делать наоборот» [2]. Карлейль еще сильнее развивает свою мысль «Относительно голосования я признаю такое правило: нет решения рабов, которое не приносило бы за собой вреда во всякое время и во всякой стране. Вот истина — у раба нет голоса» [2]. Тут видно самое важное. Для Карлейля всегда ключевой была иерархия. Он никогда не отрицал неравенства, и был одним из его сторонников. Для Карлейля вместе с демократией приходит и анархия, которая является злом. В то же время, профессия историка повлияла на Карлейля — он стал выступать за более феодальные нормы, и исторические правители служили для него примером «героя», как, например, Вильгельм Завоеватель. Свое время он оценивал как развитый капиталистический упадок, в котором маловероятно появление «героя». Также с иронией относится Карлейль к понятию «эмансипация», предлагая подвергнуть оной еще и всех лошадей, которые тоже страдают [2]. Главный вопрос для парламента Англии, по мнению Карлейля, изменение условий труда, реформы двухпалатной системы или же другие преобразования он считает ненужными и поверхностными.

В чем суть критики капитализма С. Сисмонди?

Жан Шарль Симонд ди Сисмонди (1773-1842) – швейцарский историк и экономист, опирался на учение Рикардо, но использовал его для обоснования незыблемости мелкого товарного производства, выступая как идеолог мелкой буржуазии, поэтому его взгляды относят к мелкобуржуазным. Главное произведение – «Новые начала политической экономии» – он написал в 1818 г. В своих ранних работах Сисмонди был смитианцем, выступал за свободную конкуренцию и игру личных интересов. Однако после вторичного посещения Великобритании в 1815 г., где развитие капитализма привело к разорению крестьян и ремесленников, Сисмонди выступает уже как критик капитализма и учения классической буржуазной политической экономии. В своём основном труде он уже резко осудил свободную конкуренцию, в которой и видел корень всех зол. 1) Капитализм – это развитие крупной промышленности. Путь этот гибелен для человечества. Истоки этой идеи можно найти в особенностях жизни учёного. Несмотря на то, что все научные труды Сисмонди написаны по-французски и издавались, как правило, в Париже, Сисмонди прожил большую часть своей жизни в сельской местности в Швейцарии и был убеждён в преимуществах сельской жизни. Несмотря на то, что негативные экологические последствия развития крупной промышленности во времена Сисмонди ещё не проявились ярко, он предчувствовал гибельность последствий промышленного переворота. Идеалом для него поэтому всегда оставалось мелкое производство. 2) Капитализм – общество социального неравенства. Главное противоречие капитализма, по мнению Сисмонди, кроется в противоречии между производством и потреблением. У классиков потребление – неизбежное следствие производства. У Сисмонди это не так. Поскольку доходы от производства распределяются между рабочими и капиталистами неравномерно, то вполне возможно, что потребление не последует за производством у той части населения, которая работает по найму, либо последует в очень ограниченном объёме. Ограничителем потребления может стать недостаточное количество денег у трудящегося населения. Поэтому свободная конкуренция и экономическая свобода имеют опасные и негативные последствия для общества: обнищание основной массы населения и концентрация богатства в руках немногих. Что же предлагает Сисмонди? Исходя из его теории это – путь реформ, проводимых государством. Для автора рабочий класс – страдающий, а не борющийся класс. Практические пожелания его сводились к тому, чтобы государство взяло под свой контроль защиту мелких производителей, восстановило средневековые цехи, ограничило технический прогресс в узких рамках мелкого производства. Кроме того, необходимо введение социального обеспечения рабочих за счёт предпринимателей, ограничение рабочего дня, установление минимума заработной платы. Он писал также о желательности участия рабочих в прибылях предпринимателей. Для своего времени это было очень смело. Как известно, подобные реформы оказались впоследствии вполне приемлемыми для капитализма. 3) Капитализм приводит к экономическим кризисам. Эта часть критики капитализма была наиболее разработана Сисмонди. Так как в отличие от классиков, считавших рыночную систему серией состояний равновесия в результате свободного предпринимательства и автоматического приспособления производства к потреблению и наоборот, Сисмонди сосредотачивается на трудностях взаимного приспособления производства к потреблению и неизбежно выходит на проблему кризисов. Автор характеризовал кризисы как «судороги общества». По его мнению, капитализм не может развиваться, ему свойственен перманентный кризис. Рассуждает учёный следующим образом. Поскольку движущей силой и целью производства является прибыль, капиталисты стремятся выжать как можно больше прибыли из своих рабочих. Так как предложение труда превышает спрос, доход рабочего сокращается и можно нанять сговорчивых рабочих. Покупательная способность рабочих очень низка и ограничена предметами первой необходимости. Но их труд способен производить всё больше товаров. Внедрение машин лишь усиливает диспропорцию, так как производительность труда повышается, а рабочие вытесняются. В результате всё больше труда затрачивается на производство предметов роскоши для богатых. Спрос же богатых на предметы роскоши не безграничен, так как надо производить и накапливать для этого часть дохода. Отсюда часть стоимости остаётся нереализованной. Выходом мог бы стать внешний рынок, но в других странах капитализм тоже развивается. Сисмонди недооценил процесс создания внутреннего рынка для капитализма и указал на временный выход: спасение во внешней торговле. Таким образом, кризисы Сисмонди объяснял недопотреблением трудящихся. Общество, в котором существует более или менее «чистый» капитализм и преобладают два класса – капиталисты и наёмные рабочие, – обречено на жестокие кризисы. Спасение Сисмонди ищет в «третьих лицах» – промежуточных классах и слоях. Для Сисмонди это мелкие товаропроизводители: крестьяне, кустари, ремесленники. Кроме того, он полагал, что развитие капиталистического производства невозможно без обширного внешнего рынка, который автор трактовал односторонне: как сбыт товаров более развитых стран в менее развитые. Сисмонди даже обращался к правительствам стран, ставших на путь капиталистического развития, чтобы они своей властью прекратили капиталистическое развитие.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ – конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Мелкобуржуазная критика капитализма

Мелкобуржуазная критика капитализма – раздел История, Тема 1. Предмет и метод курса история экономических учений Возникновение Мелкобуржуазной Критики Капитализма Является Закономерным Резул.

Возникновение мелкобуржуазной критики капитализма является закономерным результатом промышленного переворота (коней 18 – начало 19 в.)

Последствия промышленного переворота:

1) внедрение машин способствовало разорению мелких производителей;

2) увеличилась безработица;

3) появилась возможность ограничения повышения заработной платы, что способствовало ухудшению положения рабочих – трудящихся.

Все это способствовало усилению противоречий между трудом и капиталом.

Мелкая буржуазия тоже была ущемлена в своих интересах и реакцией на это была мелкобуржуазная критика капитализма.

Симонд де Сисмонди (1773-1842) – основоположник мелкобуржуазной критики капитализм-

ма, первый дал критику его негативных черт, обратил внимание на анархию производства, которая, по его мнению, способствует кризису. Впоследствии это восприняли многие другие теории.

Взгляды Сисмонди подразделяются на два этапа:

1) до 1815 года позиции классической школы;

2) после 1815 года выступал с критикой буржуазного производства и классической буржуазной политэкономии.

Это произошло потому, что он посетил Англию, где быстрее проявились недостатки капитализма.

“Новые начала политэкономии, или о богатстве в его отношении к народонаселению” (1819) – основное произведение Сисмонди. Производство – не сама цель, путь крупной промышленности гибелен для человечества. Он выдвинул требование: чтобы политэкономия видела за своими абстрактными схемами живого человека. Политэкономия – нравственная, моральная наука о совершенствовании социального механизма в интересах человеческого счастья. Предмет политэкономии – материальное благосостояние людей, поскольку оно зависит от государства.

В том виде, в котором существует общество, невозможно достичь счастья из-за наличия анархии производства, что приводит к кризису перепроизводства.

Путь преодоления отрицательных моментов: надо реформировать капиталистический строй путем раздробления крупного производства на мелкие хозяйства, превращение работника в мелкого собственника.

Центральный пункт учения Сисмонди – теория реализации и кризисов. Основой этой теории было понимание в качестве главной цели капиталистического производства потребления. Производство должно соответствовать потреблению, а само потребление определяться доходами. Причём, здесь имеется в виду не производственное потребление, а личное. Сисмонди не рассматривал развитие производительных сил.

Сисмонди считал, что сложись ситуация, когда имеет место превышение предложения труда над спросом из-за увеличения числа машин, заменяющих труд людей. Вследствие этого зарплату можно было держать на голодном уровне. Покупательная способность рабочих низкая, а их производительность труда высокая, поэтому объем производства увеличивается. То есть имеет место несоответствие – доходы меньше массы произведенных продуктов. Основная причина кризисов – недостаточный платежеспособный спрос.

Для полной реализации необходимо наличие в качестве покупателей “третьих лиц” (мелких производителей), которые своими доходами бы способствовали более полной реализации. Но они могут сами “исчезнуть” из-за внедрения машин. Тогда единственный выход – выставлять на внешний рынок переизбыток продукции. Но это работает до тех пор, пока везде не сложатся одинаковые рыночные условия. Т.е. до какой-то степени это решает проблему, отодвигает кризис, но только на время. Ограничительная стена для развития капитализма – невозможность полной реализации продукции. Так как движение ограничено, нужно менять направленность движения. Необходимо разукрупнять производство.

Практическая программа Сисмонди сводится к широкому вмешательству государства в экономическую жизнь, ограничению конкуренции. Свободная конкуренция имеет губительные экономические и социальные последствия, так как это приводит к росту производства, к вытеснению мелких производителей, резкой дифференциации общества. Основное – государству взять под свою защиту мелких производителей, не допустить концентрацию производства. Необходимо улучшить положение и рабочего класса. Сисмонди считает, что необходимо ввести социальное обеспечение за счет предпринимателей, ограничение рабочего дня, установление минимума заработной платы, участия рабочих в прибыли предприятия (все это было реализовано в последствии, хотя в его время рассматривалось некоторыми как утопия).

Интересным представляется понимание Сисмонди исторического процесса, как смены менее прогрессивного общества более прогрессивным, то есть Сисмонди имел в виду поступательное развитие, а не возвратное. Маркс обвинял Сисмонди в том, что он – реакционер, так как защита мелкое производство, недопущение концентрации производства. По мнению Маркса это шаг назад. Но на самом деле этот упрек несправедлив. У них просто разное видение будущего. Сисмонди был уверен, что будущее капитализма не на путях концентрации производства, что развитие капитализма пойдет по пути его разукрупнения, увеличения количества собственников, роста социальной защищенности рабочих.

Пьер Жосеф Прудон (1809-1865) .

Прудон пытался примирить интересы мелких производителей с капитализмом, подправляя, улучшая последний. Вся система взглядов Прудона проникнута реформизмом.

Основные произведения: “Что такое собственность?” (1840), “Система экономических противоречий, или философия нищеты”(1846).

Для его методологии характерен идеализм. Много внимания уделил вопросам стоимости. Стоимость – внеисторическая категория. В ней, как и в любой другой категории, существует противоречие: между потребительной и меновой стоимостью. Это противоречие проявляется в том, что не все товары, произведенные как потребительные стоимости, реализуются, то есть, не становятся меновой стоимостью, не все стоимости получают общественное признание. Это находит выражение в кризисе перепроизводства.

Как устранить кризисы? Его подход: через примирение потребительной и меновой стоимостей посредством конституированной (узаконенной) стоимостью. Это синтез, примирения противоречий между меновой и потребительной стоимостью. Коституированная стоимость возникает в обмене и санкционируется рынком. Вещь продается, то есть потребительная стоимость обретает меновую стоимость, акт оплаты говорит о возникновении конституированной стоимости. Как сделать так, чтобы все вещи реализовывались, обладали конституированной стоимостью? Для этого необходимо реформировать обмен. Следует учредить Народный или Обменный Банк, куда предприниматели отдавали бы товары и получали бы удостоверения о количестве воплощенных в этих товарах труда. Это удостоверение – рабочие деньги. По мнению Прудона, обмен тогда получил бы организованный характер. Прудон считал, что если исчезнут деньги, то исчезнет и эксплуатация, так как деньги – одно из главных зол, в них причина всех бед. А владельцы денег эксплуатируют тех, у кого нет денег. Народный банк же должен обеспечивать равенство.

В 19 веке было много сторонников этой идеи, и такие банки учреждались. Но потом это привело к затовариванию по одним позициям и к недостаче по другим, так как кроме затрат труда следует учитывать и другие факторы: спрос, потребность в товаре, его качественные характеристики т.д. Теоретической ошибкой здесь было крайнее упрощение трудовой теории стоимости, сведение величины меновой стоимости только к количеству часов рабочего времени.

Проблема собственности: он заявляет, что “собственность есть кража”. Но на самом деле он против только крупной собственности, он понимает, что собственность обеспечивает независимость, свободу. Он против крупной собственности, которая ведёт к неравенству.

Крупная собственность – “кража”, мелкая собственность – индивидуальное владение, которое обеспечит справедливость и устойчивость общества. То есть нужно уничтожить частную собственность (крупная собственность), но сохранить индивидуальное владение. Мелкая собственность – гарант существования человека.

Прудон предложил проект прогрессивной ассоциации, которая должна быть основана на взаимопомощи. Прудон допускал переход крупной промышленности и железных дорог в руки рабочих, но ратовал за сохранение частной собственности в мелком производстве. должны быть отданы в руки рабочих. Движущая сила общественного развития – класс, опирающийся на мелкую собственность. Государство должно раствориться в хозяйственной организации. Партия, их борьба ухудшают положение общества.

Прудон выступал против коммунистической идеи; так как коммунизм, по его мнению, ведет к стеснению индивидуальной свободы и после революции бедняки окажутся на иждивении у государства. Свобода предполагает существование бесконечного разнообразия и равенства. Он был сторонником анархии, так как там отсутствует давление в виде государственных и политических сил. Отрицательно относился к революции и к политической борьбе; считал, что преобразовать общество нужно на базе сотрудничества классов, а не войны. То есть реформы должны происходить мирным путем. Важно всеобщее преобразование нравов в интересах спокойствия, защиты экономического индивидуализма.

Пьер Жосеф Прудон (1809-1865) .

Ссылка на основную публикацию