Деньги и Бреттон-Вудское соглашение, появление и реализация

Деньги как интернациональная мера стоимости

Новый этап в развитии денег отражается в первую очередь в модификации механизма реализации функции меры стоимостей. По мере развития мирового капиталистического хозяйства, углубления международного разделения труда и формирования интернациональной стоимости товара функция меры стоимостей перерастает в функцию интернациональной меры стоимостей. Это связано с тем, что в процессе интернационализации общественного воспроизводства усложняется специфика общественного труда: национально-общественный труд превращается в интернационально-общественный. Соответственно продукт национального труда может получить общественное признание только посредством интернациональной меры стоимостей. На основе этой функции реализуется основное требование, предъявляемое товарным производством к деньгам: деньги должны обеспечивать абсолютную обмениваемость товаров не только на национальном рынке, но и в рамках мирового хозяйства. С помощью функции «интернациональная мера стоимостей» товары приобретают количественную сопоставимость и взаимную обратимость на уровне мирового рынка.

Рассмотренные вопросы свидетельствуют о том, что в условиях интернационализации системы денежных отношений функциональная связь кредитных денег, развивающихся на национальной и интернациональной основе, с монетарным товаром (золотом) значительно усложняется. Это естественный процесс, в котором проявляется общая диалектика развития от простого к сложному. В то же время усложнение этой связи, отсутствие прямого обмена золота и бумажных денег, частота обмена отнюдь не могут служить поводом для утверждений о полной автономности кредитных денег по отношению к монетарному товару. Как писал известный советский философ Г. Е. Глезерман, «мера повторяемости явлений не может быть одинакова в разных сферах деятельности. Она больше для относительно простых и меньше для более сложных явлений». Это общеметодологическое положение, которое не в состоянии понять буржуазные специалисты в области денежных отношений, руководствующиеся, как уже указывалось, метафизическим принципом «все или ничего», имеет реальный смысл и по отношению к осуществлению функциональной связи золота как денежного товара, выполняющего функцию меры стоимостей, и кредитных знаков стоимости, на основе которых реализуется функция денег как средства обмена. Если исходить из того, что в условиях современного капитализма такая связь, как утверждает буржуазная политическая экономия, действительно прекратилась, то ее положение о демонетизации золота не может оспариваться. Золото при отсутствии функциональной связи со средством обращения действительно лишилось бы возможности выполнять денежные функции и неизбежно превратилось бы в обычный товар.

Однако марксистская теория денег и реальная практика капиталистических денежных отношений показывают несостоятельность такого рода предположения.

Необходимое свойство бумажных денег

Анализируя неразменные знаки стоимости прошлого столетия, К. Маркс обосновал принципиальное методологическое положение о том, что неразменность — это не аномалия, не временное отклонение от нормального состояния денежной системы, не преходящее явление, а необходимое свойство бумажных денег вообще, результат их естественно-исторического развития. Обращая внимание на это, он писал, что «…обратимость — узаконенная или нет — остается требованием, предъявляемым любым деньгам…» Но обратимость — есть приравнивание; в то же время всякое «…приравнивание уже включает противопоставление, возможное неравенство; обратимость включает свою противоположность, необратимость; повышение ценности включает обесценение…». С учетом этого К. Марксом был сделан вывод, что официальная обратимость денежных знаков на золото — не единственный канал осуществления функциональной связи монетарного товара со своими бумажными заменителями. Исключительно важным в этом смысле является разграничение понятий юридическая и действительная обратимость казначейских билетов и банкнот на золото. При отсутствии юридической обратимости бумажных денег в золото их действительная обратимость осуществляется посредством рыночных операций, представляющих своего рода неофициальную разменность. При необратимых банкнотах обратимость обнаруживается, писал К. Маркс, не в кассе банка, а в повседневном обмене между бумажными деньгами и металлическими деньгами.

Практическое осуществление рыночной (неофициальной) обратимости бумажных денег в золото определяет формирование особой экономической функции рыночной цены монетарного товара. Она занимает важное место в механизме реализации в условиях современного капитализма меры стоимостей. Будучи интернациональной по своему характеру, рыночная цена золота выполняет функцию бумажно-денежного масштаба, на основе которого происходит фактическое соизмерение покупательных способностей национальных валют, выражение их относительной стоимости. «…Обратимость в золото и серебро на практике, — писал К. Маркс, касаясь специфики функционирования неразменных национальных бумажных знаков, — является мерой стоимости золота и серебра, независимо от того, будут ли бумажные деньги обратимыми по закону или нет». Это важное методологическое положение сохраняет свою значимость и в условиях международных денежных отношений.

По сути речь идет о том, что рыночная цена золота является тем структурным элементом системы денежных отношений, посредством которого реализуется функциональная связь золота как мировых денег, выступающих в функции интернациональной меры стоимостей, и бумажных кредитных денег, посредством которых непосредственно осуществляется обмен товаров. Отражая в своем развитии динамику трудовых затрат добычи благородного металла, рыночная цена золота фактически характеризует взаимосвязь национальной сферы производства и национального обращения монетарного товара.

Необходимо отметить, что в работах отдельных буржуазных экономистов встречаются трактовки рыночной цены золота, близкие к пониманию ее действительного содержания. Так, в свое время, Дж. С. Миль, касаясь специфики функционирования неразменных бумажных денег, писал, что «в этом случае нет автоматической задержки эмиссии как при свободном размене, но, тем не менее, и здесь есть ясное и несомненное указание, по которому можно судить, обесцениваются ли бумажные деньги и в какой степени. Таким показателем служит цена на благородные металлы». Принципиальное положение высказывает и М. Гилберт. «Цена золота, — утверждает он, — важная макроэкономическая переменная мирового хозяйства, оказывающая решающее влияние на структуру и равновесие международной валютно-кредитной системы». Констатация положения о том, что рыночная цена золота отражает фактическую обратимость бумажных денег содержится и в ряде работ других буржуазных экономистов. Так, в уже упоминавшемся учебнике по денежному обращению, изданному в 1982 г. Калифорнийским университетом, говорится: «Поскольку отсутствует официальная конвертабельность бумажных денег в золото по установленной правительством официальной цене, равной 42,22 дол. за унцию, граждане США имеют возможность обращать свои деньги в золото по цене, определяемой с середины 70-х годов на основе рыночной коньюнктуры». Эта же мысль аргументируется и Т. Крампом. Касаясь вопроса о широком развитии торговли золотых монет, он пишет, что данные монеты: выполняют в сфере денежного обращения только одну функцию — функцию средства сбережения богатств. В этом смысле они не являются полноценными деньгами. Но их владелец при желании получить деньги как средство обращения всегда может путем продажи монет превратить их в лишенные собственного основания бумажные знаки которые повсеместно в современном мире обращаются м качестве денег. Признание действительной обратимости бумажных денег в золото, осуществляемой посредством рыночных операций, а также констатация макроэкономической роли цены его реализации равнозначны фактическому признанию монетарной функции благородного металла.

Бреттон-Вудское соглашение и его реализация

Бреттон-Вудское соглашение, выражая интересы монополистических кругов империалистических государств, и прежде всего империализма США, представляло собой попытку практической реализации идей Дж. М. Кейнса о внедрении государственно-монополистического регулирования сферы межгосударственных валютно-кредитных отношений и соответственного осуществления принципа демонетизации золота на уровне интернациональных экономических связей.

Официально Бреттон-Вудское соглашение не устраняло золото из системы международных валютных отношений. Более того, в тексте соглашения указывалось на сохранение за золотом функции всеобщего эквивалента. «Паритеты валют всех государств-членов, — говорилось в соглашении, — будут выражаться в золоте, которое является для них всеобщим эквивалентом». Юридической гарантией осуществления золотом функции всеобщего эквивалента было сохранение центральными банками права разменивать американские доллары на золото. Речь шла о функционировании системы на основе трех составных элементов: золото (мировые деньги) — доллар (резервная валюта) — национальные кредитные деньги (средство осуществления обменных операций). Функционирование данной системы сохраняло за золотом роль основы паритета национальных валют.

Однако в действительности механизм «золото — доллар — национальные деньги» содержал в себе лишь формальную возможность реализации золотом монетарных функций. Весьма показательно в связи с этим является то, что стержневым звеном политики «демонетизации» золота было осуществление государственно-монополистического регулирования его рыночной цены, установление ее на неизменном, фиксированном уровне, а также юридический запрет его операций на свободном (частном) рынке, что уже само по себе разрушало рыночный механизм реализации благородным металлом его монетарных функций. Главная причина отказа валютных органов от повышения цены на золото, писал швейцарский экономист Ф. Лишигер, заключалась в том, «что они (валютные органы. — А. Г.) не хотели придать золоту значение главного ликвидного резерва, а стремились заменить его новым средством». Речь идет о полной замене золота американским долларом.

Политика неизменной цены золота служила основой формирования достигающего особой глубины противоречия между денежным товаром и знаками стоимости, специфической формой разрешения которого являются специальные денежные кризисы. Их экономическая функция состоит в насильственном восстановлении систематически нарушаемой стоимостной взаимосвязи обособленных в пространстве, внутренне не самостоятельных и дополняющих друг друга неразрывных звеньев денежного механизма, — находящегося в сокровище монетарного товара, и находящихся в обращении различного рода функциональных форм денег. В тех случаях, когда их обособление, а также противоречие между ними достигают определенной критической величины, их единство восстанавливается насильственно — путем денежных кризисов. Из этого становится очевидным, что именно в денежных кризисах, являющихся постоянным спутником капиталистического развития, со всей силой обнаруживается действенность внутреннего единства этих, кажущихся автономными по отношению друг к другу, звеньев денежной системы.

Характер специальных денежных кризисов, формы их неоднозначны для различных этапов денежных отношений. В условиях золотовалютного стандарта, когда обесценение функциональных форм денег становится хроническим явлением, насильственное восстановление их стоимостной взаимосвязи с денежным товаром осуществляется скачкообразно, посредством девальваций валют и соответственного снижения их золотого содержания. О масштабности использования этого инструмента в условиях функционирования Бреттон-Вудской валютной системы свидетельствует то, что в период с 1947 по 1970 г. было проведено более 200 девальваций и ревальваций национальных валют.

Routes to finance

Бреттон-Вудская мировая валютная система: принципы соглашения, краткое описание – Академия Трейдинга (Февраль 2020).

Table of Contents:

Бреттон-вудская система стала замечательным достижением глобальной координации. Он установил доллар США как глобальную валюту, снимая мир с золотого стандарта. Он создал Всемирный банк и Международный валютный фонд. Эти две глобальные организации будут следить за новой системой.

Бреттон-Вудс создал Америку в качестве доминирующей державы этих двух организаций и мировой экономики.

Это потому, что он заменил золотой стандарт долларом США. После подписания соглашения Америка была единственной страной, в которой была возможность печатать доллары.

Бреттон-Вудское соглашение

Бреттон-вудское соглашение было создано на конференции 1944 года всех союзных стран Второй мировой войны. Это произошло в Бреттон-Вудсе, штат Нью-Гэмпшир. В соответствии с соглашением страны пообещали, что их центральные банки будут поддерживать фиксированные обменные курсы между их валютами и долларом. Как именно они это сделают? Если валютная ценность страны стала слишком слабой относительно доллара, банк скупает свою валюту на валютных рынках. Это снизит предложение, что поднимет цену. Если его валюта станет слишком высокой, банк будет печатать больше. Это увеличило бы предложение и снизило бы его цену.

Члены бреттон-вудской системы согласились избегать любых торговых операций. Например, они не будут снижать свою валюту строго для увеличения торговли.

Но они могут регулировать свои валюты при определенных условиях. Например, они могут принять меры, если прямые иностранные инвестиции начнут дестабилизировать их экономики. Они могли бы также скорректировать свои валютные ценности для восстановления после войны.

Как он заменил золотой стандарт

До Бреттон-Вудса большинство стран следовали золотому стандарту.

Это означает, что каждая страна гарантирует, что она выкупит свою валюту за ее ценность в золоте. После Бреттон-Вудса каждый член согласился выкупить свою валюту за доллары США, а не за золото. Почему доллары? Соединенные Штаты держали три четверти мировых запасов золота. Никакой другой валюты не хватило золота, чтобы поддержать ее в качестве замены. Значение доллара составляло 1/35 унции золота. Бреттон-Вудс позволил миру медленно перейти от золотого стандарта к стандарту доллара США.

Теперь доллар стал заменой золота. В результате стоимость доллара начала увеличиваться по отношению к другим валютам. Спрос у него был больше, хотя его ценность в золоте осталась прежней. Это несоответствие по стоимости заложило семена для краха системы Бреттон-Вудса спустя три десятилетия.

Почему это было необходимо

До первой мировой войны большинство стран были на золотом стандарте. Но они ушли, чтобы они могли распечатать валюту, необходимую для оплаты военных расходов.Это вызвало гиперинфляцию, поскольку предложение денег переполнило спрос. Стоимость денег упала настолько резко, что в некоторых случаях людям нужны были тачки, полные денег, чтобы купить буханку хлеба. После войны страны вернулись к безопасности золотого стандарта.

Все прошло хорошо до Великой депрессии. После краха фондового рынка 1929 года инвесторы переключились на валютную торговлю и товары. Это подтолкнуло цену золота, в результате чего люди погасили свои доллары за золото. Федеральная резервная система ухудшила ситуацию, защищая золотой резерв страны путем повышения процентных ставок. Неудивительно, что страны были готовы отказаться от чистого золотого стандарта.

Бреттон-Вудская система дала нациям большую гибкость, чем строгое соблюдение золотого стандарта, но менее волатильность, чем вообще никакой стандарт. Страна-член по-прежнему сохранила способность изменять стоимость своей валюты, если это необходимо, для устранения «фундаментального неравновесия» в балансе текущего счета. (Источник: «Бреттон-Вудс», Бенджамин Коэн. «Краткая история Бреттон-Вудса», «Время.»

Роль МВФ и Всемирного банка

Бреттон-вудская система не могла бы работать без МВФ.

Это потому, что страны-члены нуждаются в этом, чтобы выручить их, если их валютные ценности стали слишком низкими. Им нужен какой-то глобальный центральный банк, который они могли бы заимствовать, если бы им нужно было подкорректировать стоимость своей валюты и не имели средств. В противном случае они просто похлопывали бы по торговым барьерам или повышали процентные ставки.

Страны Бреттон-Вудса решили не давать МВФ полномочия глобального центрального банка, чтобы печатать деньги по мере необходимости. Вместо этого они согласились внести свой вклад в фиксированный пул национальных валют и золото, которое будет удерживать МВФ. Каждый член бреттон-вудской системы имел право заимствовать то, что ему нужно, в рамках своих взносов. МВФ также отвечал за соблюдение Бреттон-Вудского соглашения.

Читайте также:  Кейнсианские концепции денег и регулирование экономики

Всемирный банк, несмотря на свое название, не был центральным банком мира. Во время Бреттон-Вудского соглашения Всемирный банк был создан для кредитования европейских стран, опустошенных Второй мировой войной. Теперь цель Всемирного банка заключается в том, чтобы ссужать деньги на проекты экономического развития в странах с формирующимся рынком.

Крах бреттон-вудской системы

В 1971 году Соединенные Штаты страдали от массовой стагфляции. Это смертельная комбинация инфляции и спада. Это было частично результатом роли доллара в качестве глобальной валюты. В ответ президент Никсон начал срывать стоимость доллара в золоте. Никсон переоценил доллар до 1/38 унции золота, затем 1/42 унции.

Но план обернулся. Он создал пробег в золотых запасах США в Форт-Ноксе, поскольку люди выкупили свои быстро девальвирующие доллары за золото. В 1973 году Никсон полностью отцепил стоимость доллара от золота. Без контроля цен золото быстро увеличилось до 120 долларов за унцию на свободном рынке. Бреттон-Вудская система была закончена.(Источник: «Суета над девальвацией доллара», Время, 4 октября 1971 г.)

Деньги и Бреттон-Вудское соглашение, появление и реализация

Итак, теперь мы можем приступить к описанию структуры ныне действующей мировой валютно-денежной системы.

Основные принципы общей валютно-денежной системы капиталистических стран были определены соглашениями в Бреттон-Вудсе.

Ее развитие осуществляется путем растущей либерализации торговли и международных расчетов и расширения зон обратимости валют, а также путем роста валютно-денежной солидарности между капиталистическими странами с различными системами взаимной помощи. Однако она всегда сохраняет характер нестабильной системы, выражая острые противоречия современного капитализма; в настоящее время она находится в состоянии острого кризиса. Практика показывает, что каждый раз, когда происходит бурное обострение противоречий, валютно-денежная система проявляет тенденцию к развалу.

Соглашения в Бреттон-Вудсе основывались на планах реконструкции валютно-денежного обращения, которые разрабатывались двумя крупнейшими странами в период войны. 6 апреля 1943 г. Департамент казначейства Соединенных Штатов опубликовал схему плана Уайта, направленного на стабилизацию международного валютно-денежного обращения. На следующий день британское правительство опубликовало план Кейнса.

Английский план предлагал учредить Международный расчетный союз, в котором бы отдельные страны располагали квотами, пропорциональными объему их внешнеторговых оборотов и соответствующими 75% их среднегодового объема за три последних предвоенных года.

Клиринговые расчеты по кредитам и задолженности должны были производиться, согласно этому плану, на основе расчетных денег или банкоров. Расчетные деньги должны были базироваться на золоте; однако, чтобы предотвратить колебания их курса, соответствующие колебаниям стоимости золота, предполагалось установить меняющееся соотношение между расчетными деньгами и золотом. Банки должны были принимать золото в обмен на расчетные деньги.

План основывался на давно уже защищаемых Кейнсом концепциях регулируемых денег, которые служили бы делу стабилизации внутренних цен и были бы связаны с внешней торговлей в вопросах, относящихся к их международному паритету. План Кейнса соответствовал интересам Англии, для экономики которой внешняя торговля имела особо важное значение.

План Уайта, напротив, исходил из американской практики и из интересов Соединенных Штатов, которые владели более чем 70% мировых запасов золота. Поэтому этот план предусматривал учреждение Международного фонда стабилизации. Страны — участницы Фонда должны были внести в Фонд определенные квоты золота. Международной денежной единицей должна была стать унитас, равная 10 золотым долл. Таким образом, учитывая, что цена золота в Долларах фиксировалась автоматически казначейством Соединенных Штатов, мировыми деньгами становился фактически доллар.

Валютно-финансовая конференция Объединенных Наций, на которой присутствовало 440 делегатов из 44 государств, открылась в Бреттон-Вудсе 1 июля 1944 г. Она приняла, по сути дела, американский план. На основе соглашений 22 июля 1944 г. были учреждены Международный валютный фонд стабилизации и Международный банк реконструкции и развития. В качестве целей были указаны: достижение стабильности торговли и обратимости валют; восстановление многосторонности торговли и предотвращение девальвации валют, преследующей цели валютного демпинга.

Таким образом, Международный валютный фонд становился депозитарием золота и девиз. Участие стран в МВФ определилось предоставленными им квотами в золоте или в долларах. Формально мировыми деньгами считалось золото, золотой паритет доллара был определен по состоянию на 1 июля 1944 г. и составил 0,88867 граммов чистого золота. Квота Соединенных Штатов была установлена в размере 3175 млн. долл., квота Англии — 1300 млн., СССР (который позднее не ратифицировал соглашение и, следовательно, не вошел в МВФ) — 1200 млн., Франции — 450 млн., Италии — 180 млн. долл. и т.д.

В Фонд необходимо было внести 25% квоты или 10% обладаемых страной резервов. На основе квот устанавливалось право на участие в принятии решений, что имело очень важное значение, поскольку многие решения принимались не менее чем 80% голосов, а некоторые даже не менее чем 89% голосов. Такой порядок принятия решений отдавал решающую власть в МВФ в руки Соединенных Штатов и Англии

Согласно статуту, главной операцией фонда является покупка и продажа девиз и предоставление краткосрочных займов нуждающимся в них странам, чтобы помочь им избежать временных валютных затруднений. Пределы, установленные для отдельных стран при получении кредита, определялись на основе их квот в МВФ и на основе объема внешней торговли.

Помощь предоставлялась для преодоления временных затруднений. В случае устойчивых и серьезных расхождений между уровнем внутренних и мировых цен допускалась девальвация валюты, т.е. изменение долларового и золотого паритета национальной валюты, который был фиксирован и официально сообщен при вступлении в Фонд.

При изменении паритета не более чем на 10% достаточно было информировать Фонд. Одобрения в этом случае не требовалось. В случае, когда изменение было больше чем на 10%, необходимо было получить одобрение девальвации со стороны МВФ, который не отказывал в нем, когда речь шла о преодолении глубоких нарушений равновесия.

Так, например, Фонд одобрил в сентябре 1949 г. девальвацию фунта стерлингов на 31%, и, таким образом, предложение английского правительства фиксировать обменный курс фунта стерлингов по отношению к доллару на уровне 2,80 долл. за фунт вместо прежнего курса 4,03 долл. за фунт, МВФ одобрил также девальвации валют, последовавшие за девальвацией фунта, и девальвацию фунта в ноябре 1967 г., устанавливавшую новый обменный курс — 2,40 долл. за фунт. В 1957, 1958, 1969 гг. он одобрил девальвации французского франка. МВФ одобрял также и ряд девальваций других валют. Различные страны — участницы Фонда в момент присоединения к Фонду фиксировали долларовый паритет своих валют.

В качестве средства против тяжелой и затяжной неуравновешенности платежного баланса рекомендовалась отмена контроля за валютным курсом путем сближения официального валютного курса с реальным рыночным обменным курсом валюты и, следовательно, путем содействия многосторонним системам урегулирования платежных расчетов, таким, как, например, Европейский платежный союз.

Европейский платежный союз был создан на основе соглашения от 19 сентября 1950 г. «с целью облегчить возвращение валют к всеобщей обратимости и с намерением сохранять ее в действии с тем чтобы стало возможным установление иными методами многосторонней системы европейских платежей». Эта организация была порождением организации Европейского экономического сотрудничества и плана Маршалла.

Любая страна компенсировала свою задолженность по отношению к другим странам с помощью своих кредитов в зоне действия ЕПС: активное или пассивное сальдо этой страны представляло собой, таким образом, соответственно кредит или задолженность только по отношению к ЕПС и было выражено в валюте на счету ЕПС, которая была эквивалентна доллару. В дальнейшем в результате последующей либерализации ЕПС был заменен Европейским валютным соглашением (ЕВС).

Разумеется, задолженность не могла превышать определенную квоту. Если же задолженность превышала квоту, то страна-заемщик должна была оплатить превышение в золоте или в долларах: ЕПС, связанный с планом Маршалла и с созданной на основе плана ОЕЭС, сохранялся до самого конца 1958 г., когда Организация Европейского экономического сотрудничества была заменена Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а Европейский платежный союз — Европейским валютным соглашением.

Тем временем появились новые внутриевропейские экономические организации — ЕЭС (Европейский общий рынок, объединивший первоначально шесть стран: Западную Германию, Францию Италию, Бенилюкс) и ЕАСТ, которые разрушили сравнительно единую организацию европейского рынка. Одновременно с этим в условиях изменяющейся экономической ситуации в Европе, переживавшей фазу интенсивного развития, начинал развиваться процесс либерализации и обратимости валют.

Европейское валютное соглашение представляло собой механизм, необходимый для перехода к обратимости валют. Это соглашение, подписанное еще в 1955 г., вступило в силу 27 декабря 1958 г. и заменило ЕПС. На основе ЕВС были созданы разновидность многостороннего клиринга стран, подписавших это соглашение, и Европейский валютный фонд (ЕВФ). ЕВФ был связан с Международным валютным фондом, его функции заключались в предоставлении кредита по заявкам стран-участниц. Для кредита нужна была санкция Совета ОЭСР, заменившей ОЕЭС.

С послевоенного периода рекомендовались также та« кие меры, как снижение таможенных тарифов и сокращение практики контингентирования. 30 октября 1947 г. было заключено Генеральное соглашение о тарифах и торговле. В марте 1948 г. состоялась Гаванская конференция. В ГАТТ было предусмотрено, что каждая страна предоставляет таможенные льготы для всех прочих стран, включенных в специально утвержденные списки на принципах многосторонности, точно так же, как если бы это происходило на основе двусторонних соглашений.

Конференции в Эннеси и в Торквее в октябре 1951 г. расширили эти соглашения. Проводившиеся время от времени международные конференции — в том числе и часто организованные органами ООН — пытались противостоять возрождению протекционизма и смягчить прежде всего противоречия между Соединенными Штатами и Европой (раунды Кеннеди).

Либерализация торговли и валютного режима значительно продвинулась вперед, но контингентирование, лицензирование, таможенные пошлины и другие преграды для торговых потоков сохранились, в особенности в торговле многими сельскохозяйственными продуктами и промышленными изделиями, производимыми монополистическими группами. Мы не говорим уже о списках стратегических товаров, суженных или расширенных в зависимости от перипетий холодной войны, торговля которыми строго контролировалась в целях недопущения экспорта этих товаров в социалистические страны.

И наконец, с целью лучшего регулирования капиталовложений на основе соглашений в Бреттон-Вудсе был создан Международный банк реконструкции и развития (МБРР) с номинальным капиталом в 10 млрд. долл. (из них на подписной капитал приходилось 8,5 млрд.) по курсу и золотому паритету доллара по состоянию на 5 июля 1944 г. В качестве целей Банка были определены непосредственное предоставление и гарантирование займов, предоставленных частными организациями и лицами, в том числе и частным предприятиям.

Но для гарантий МБРР необходима была также и гарантия центрального банка той страны, которая делала долги. Такие займы должны были служить финансированию специальных проектов или для развития депрессивных районов на основе специальных планов.

Как увидим, недостаток средств и слишком суровые условия для предоставления займов ограничивали функции Банка в организации общего движения капиталов. За первые 10 лет своей деятельности, т.е. начиная с 1946 г., Банк фактически предоставил в общей сложности займов только на 2 млрд. долл.; из них 884 млн. были предоставлены европейским странам.

В июле 1956 г. на правах филиала МБРР была учреждена Международная финансовая корпорация (МФК), но и эта организация имела ограниченное значение. Появились также и другие международные организации как публично-правового характера (связанные с Общим рынком), так и частные. Все эти организации регулярно публикуют ежегодные отчеты, к которым читатели могут обращаться.

Стоит подчеркнуть, что образование и развитие ЕЭС имело большое значение и в области валютно-финансовых отношений, усилив позиции европейских стран, которые вместе имели 16% голосов в МВФ.

И в заключение следует сказать, что капиталистическая система, вышедшая из второй мировой войны с тяжелыми потрясениями, осуществила под экономическим и финансовым руководством США ряд мер, направленных на достижение «капиталистической реставрации» и на упорядочение отношений на основе валютно-финансовой системы, которая должна была стать стабильной.

Часть этих целей — «капиталистическая реставрация» и экономическое развитие капиталистического мира — была достигнута. Но можно сказать с полной определенностью, что не удалось добиться обеспечения стабильности и полной эффективности валютно-финансовой системы.

Как устроен Бреттон-Вудс 8

Бреттон-Вудс — весьма успешный эксперимент по организации финансовой системы, включающий в себя целый ряд финансовых инноваций. Понимание их механизмов важно с трёх точек зрения.

  • Во-первых, знание механизмов позволяет эффективнее их использовать.
  • Во-вторых, пределы их эффективности не могут быть бесконечны.
  • В-третьих, развитие вообще и развитие финансовой системы в частности идёт по диалектическим законам, из которых следует, что все достижения наследуются, проходя через собственное отрицание, приобретая новое, но сохраняя и старое: прогресс — это единство преемственности.

Одной из непрерывно развивающихся новаций, формирующих современный Бреттон-Вудс, является учёт риска. Механика учёта риска строится на основе объекта «финансовый инструмент», заменившего по выполняемым функциям деньги. Обсуждению финансового инструмента и перспектив его развития посвящена предыдущая статья. Не вдаваясь в детали, которые стóят отдельного обсуждения, риск является обеспечением финансовых инструментов аналогично тому, как эмиссия денег когда-то (очень давно) обеспечивалась золотом.

Эта статья представляет собой вольный пересказ работ американских экономистов Майкла Дулея, Давида Фолькерца-Ландау, Питера Гарбера (далее — ДФЛГ):

  • «Эссе о возрождённой Бреттон-Вудской системе», опубликованной в сентябре 2003 года как препринт №9971 Национального бюро экономических исследований США;
  • «Возрождённая Бреттон-Вудская система: результаты валютных интервенций и управления резервами стран периферии на процентные ставки и валютные курсы центральных стран», опубликованной как препринт №10332 Национального бюро экономических исследований США;
  • «Дефицит счёта текущих операций США и экономическое развитие: обеспечение по свопу полного дохода», опубликованной как препринт №10727 Национального бюро экономических исследований США.

Стóит отметить, что система названа Бреттон-Вудской открытым текстом, так что утверждение некоторых авторов, будто эта система после 70-х годов XX века ушла в историю, выдаёт их незнакомство с северо-американской экономической исследовательской литературой по данному вопросу.

Наконец, не все мнения, представленные в данной статье, принадлежат ДФЛГ — пересказ вольный и в меру разумения.

Читайте также:  Деньги как объект буржуазной апологетики: критика капитализма

Что такое Бреттон-Вудс

Бреттон-Вудская международная финансовая система торговли и распределения капитала построена на взаимодействии страны Центра и стран Периферии. Страна Центра обладает рынком, способным обеспечить спрос на продукцию стран Периферии, и избыточным финансовым капиталом. Страны Периферии обладают избыточными трудовыми ресурсами. Недостаток капитала не позволяет организовать эффективное приложение этих ресурсов. Они заняты в деятельности, относящейся к предыдущим хозяйственным укладам, предельная производительность которой уже ниже потребностей на поддержание этих трудовых ресурсов, либо попросту безработны. Итак,

Дешёвый труд Периферии + Избыточный капитал Центра = Экспортно-ориентированный рост Периферии

В этой ситуации возникает одна проблема. Преобладание экспорта Периферии над импортом должно привести к ревальвации валюты. Следствием такой ревальвации будет снижение инвестиционной привлекательности и темпов роста экспорта — экспортно-ориентированный рост должен очень быстро закончиться. Чтобы это предотвратить, Периферия применяет режим фиксированного валютного курса. Следствием этого является приток валюты Центра через профицит торгового баланса (NX = XIM, где NX — торговый баланс, X — экспорт, IM — импорт), который должен уравновешиваться оттоком платежей (CF — объём притока платежей, отрицательные значения соответствуют оттоку):

Этот отток формируется автоматически: поступившая валюта Центра стерилизуется в золотовалютных резервах центральных банков Периферии либо в фондах национального благосостояния, которые размещают её в обязательства казначейства Центра (как низкорискованные активы), обычно краткосрочные.

Устойчивость Бреттон-Вудской системы

С точки зрения базового учебника по макроэкономике описанная система не может быть устойчивой. Всё описанное выше представляет собой отклонение от равновесия и потому такая система не может существовать долго. Для Центра кажется невозможным наращивать собственный долг, для Периферии — постоянно кредитовать Центр и удерживать фиксированным свой валютный курс, стремящийся к ревальвации. Попытки реализовать такую экономику в XVI—XVIII веках оканчивались быстро и печально.

Лишь развитие финансовой системы, переход от денег к финансовым инструментам позволило эту систему стабилизировать. В отличие от денег, финансовый инструмент имеет ряд дополнительных характеристик, включение которых в торговлю, в оценку, в анализ, в инвестиционный процесс позволяет обеспечить устойчивость там, где раньше она казалась недостижимой. У стула с двумя ногами появляется третья. В теории решения изобретательских задач это называется выходом в надсистему.

Ключевой характеристикой финансового инструмента, отличающей его от собственно денег, является риск. Инвестиции в Периферию для Центра являются потенциально выгодными, но рискованными. Источниками риска являются:

  • политические риски — риски «неправильного» поведения правительств стран Периферии, как направленного на изъятие инвестиций или перераспределение прибыли, так и во внешней политике;
  • отсутствие квалифицированных кадров создаёт технологические риски и риски качества;
  • недостаток капитала ограничивает диверсификацию, а его перераспределение приводит к резкому изменению его доходности;
  • шоки международного валютного рынка.

Инвестиции правительств Периферии в правительственные долговые обязательства Центра являются страховым обеспечением по всем представленным рискам, при этом чем больше риски, тем большее требуется покрытие. Схема финансовых отношений приведена на рисунке и представляет собой схему свопа, по которому Центр получает доходность от прямых инвестиций, а взамен платит процентную ставку на свои обязательства. Размещённые правительствами Периферии золотовалютные резервы уравновешивают приведённые стоимости этих двух частей, служа покрытием рисков. Центр обогащает свой инвестиционный портфель высокодоходными и высокорискованными инвестициями в Периферию, Периферия «разбавляет» собственный риск низкорискованными обязательствами Центра.

Данные демонстрируют, что это в принципе так и есть. Проще всего это иллюстрирует пример, приведённый у ДФЛГ. Ставка покрытия прямых инвестиций принята равной 50% (что в целом соответствует риску таких инвестиций, рассчитанному на годовой горизонт). Доходы от этих инвестиций (предполагается, что они в среднем составляют 10% годовых) должны покрываться на все 100%.

Таким образом, появляется естественная необходимость для размещения средств Периферией в Центре; пределы устойчивости оказываются раздвинутыми.

Оборотной стороной медали является разрешение кризисов финансовыми властями Периферии. Образцом действий в рамках описанной парадигмы является управляемая девальвация рубля в кризис 2008 года. Её скорость давала возможность заинтересованным инвесторам из Центра ограничить свои убытки от кризиса, платой за это было снижение золотовалютных резервов. Другими словами, расходы золотовалютных резервов по сути оказались страховыми выплатами при возникновении страхового случая.

Последствия Бреттон-Вудса и пределы устойчивости

Очевидные последствия типа запуска экономического роста, модернизации на Периферии и удешевления товаров для потребителей из Центра обсуждать бессмысленно (это всё очевидно), хотя их значимость превосходит значимость иных факторов. Влияние же других факторов не столь благоприятно.

  1. Попытка страны из Периферии диверсифицировать свои резервные активы — это тупик. Всё это приводит лишь к возвращению требуемого объёма активов в валюте, эмитированной Центром. Переход к бивалютной корзине в Российской Федерации в конце 2000-х годов потерпел фиаско. Нынешняя диверсификация осуществляется в иных условиях.
  2. Резервные активы, в которые размещаются золотовалютные резервы правительств Периферии — обычно краткосрочные правительственные долговые инструменты, эмитированные Центром. ДФЛГ указывают, что такой спрос приводит к снижению доходностей этих инструментов. Более важный эффект, на который обращают внимание ДФЛГ, — расширение спредов: разницы доходностей долгосрочных долговых обязательств и краткосрочных, разницы доходностей корпоративных долговых обязательств и правительственных обязательств, эмитированных Центром, становятся больше.
  3. Современная ситуация во взаимодействии с этим выводом выглядит интересно. Большинство центральных банков развитых стран (стран Центра) применяют политику инфляционного таргетирования. Её суть — в том, что краткосрочные процентные ставки фиксируются эмитентом денег (в привязке к инфляции). Целевая переменная в системе управления оказывается искажённой. В стационарной ситуации это не страшно (необходимые поправки внесены автоматически), но в кризис вполне может обернуться «чёрным лебедем» политики инфляционного таргетирования.
  4. Обычно широкий спред между доходностями низкорискованных и высокорискованных долговых обязательств считается следствием и отражением повышенного риска. Менее очевидный, но более важный эффект, о котором написано в другой статье, — повышенный риск как следствие завышенных процентных ставок. Рост рисков реальных заёмщиков в Центре — плата за снижение ставок из-за правительственных инвестиций стран Периферии в сочетании с инфляционным таргетированием.
  5. ДФЛГ отмечают, что страховой депозит работает лишь постольку, поскольку Центр имеет решимость, готовность и возможность его изъять. В одной из прошлых статей указывалось, что возвращение «адских» заёмщиков (тех, кому бесперспективно предъявлять претензии при их дефолте) весьма вероятно и необходимо, и это ставит под вопрос Бреттон-Вудс. Для «адского» заёмщика из Периферии система не работает.
  6. Банальное замечание: для Бреттон-Вуда необходимо наличие Центра и Периферии. При этом развитие Периферии превращает её в филиал Центра. Тем самым, система прекращает работать, и именно это случилось к началу 70-х годов XX века с Европой (бывшей тогда Периферией). Лишь появление Китая и Юго-Восточной Азии в конце 70-х позволило реинкарнировать систему.
  7. Развитие Периферии угрожает Бреттон-Вудcу. Поэтому в его рамках должны появляться поддерживающие механизмы. Один из них — риск Периферии должен оставаться высоким. Несовершенство институтов, непрозрачное законодательство, коррупция, финансовые неурядицы на финансовых рынках (для этого Периферия должна быть открыта для спекулятивного капитала) — всё это позволяет сохранять спрос на резервные активы, эмитированные Центром.
  8. Другой поддерживающий механизм — задержка развития финансового рынка Периферии. Все инвестиции должны идти через Центр. Как написано у ДФЛГ,

«Ускоренный рост в нашем анализе — результат экспорта сбережений с рынков, которые страдают от перекосов и издержек, на рынки с более эффективно функционирующей функцией финансового посредничества»

«More rapid growth in our framework is the result of the export of gross savings from distorted domestic credit markets that is then returned to the poor country in more efficient channels of financial intermediation»

Всё это звучит как ритуальное заклинание, но всё же может быть пояснено. Более эффективное финансовое посредничество — это более развитые финансовые рынки с доступом к ликвидности (о её роли написано здесь), с развитой юридической системой (¿как это сочетается с решимостью и готовностью изъять чужие инвестиции?). Разрушение эффективности финансового рынка, в том числе и через санкции (то есть, реализацию угрозы изымания чужих инвестиций) — подрыв Бреттон-Вудской системы.

  1. Чрезмерный рост рисков, не сопровождающийся соизмеримым накоплением обеспечения, неизбежен. Изменение соотношения рисков в системе (в частности, в результате роста задолженности Центра) делает обеспечение также подверженным рискам. Старая финансовая теория не предполагает отсутствия безрискового актива и эффективно функционирует, только если такой актив есть. Именно этим, кстати, вызвана необходимость создания новой финансовой теории.

Текущая ситуация

В примере, приведённом ДФЛГ, риск должен был покрываться в размере 50% от суммы новых инвестиций и 100% от суммы накопленной прибыли. Вместо этой модели в нижеприведённых расчётах предполагается, что оценка риска одинакова вне зависимости от источника инвестированного капитала (внешние инвестиции или накопленный доход). Сама эта оценка рассчитана исходя из фактических значений накопленных валютных резервов.

Видна общая тенденция: оценка риска снижается по всем странам. Для некоторых из них, например, Польши, это оправдано переходом из Периферии в Центр. Но другие страны явно не стали менее рискованными (с точки зрения инвесторов из Центра), и такое снижение оценки риска означает лишь недополучение обеспечения и финансовых ресурсов Центром. Этот Бреттон-Вудс сломался?

Деньги и Бреттон-Вудское соглашение, появление и реализация

Для доллара США был установлен золотой стандарт: 35 долл. за 1 тройскую унцию. В результате США получили валютную гегемонию, оттеснив своего давнего конкурента — Великобританию. В рамках Бреттон-Вудской системы утвердился Долларовый стандарт международной валютной системы, основанной на господстве доллара. Иногда говорили о Золотодолларовом стандарте. На тот момент США обладали 70-ю процентами всего мирового запаса золота. Доллар — валюта, конвертируемая в золото, — стал базой валютных паритетов, преобладающим средством международных расчетов, валютных интервенций и резервных активов. Национальная валюта США стала одновременно мировыми деньгами.

Валютные интервенции рассматривались как механизм адаптации валютной системы к изменяющимся внешним условиям, аналогично передаче золотых запасов для регулирования сальдо платежного баланса при золотом стандарте. Курсы валют можно было изменять лишь при возникновении существенных перекосов платёжного баланса. Эти изменения валютных курсов в рамках твердых паритетов назывались ревальвацией и девальвацией валют.

Причины кризиса Бреттон-Вудской валютной системы

Такая система могла существовать лишь до тех пор, пока золотые запасы США могли обеспечивать конверсию зарубежных долларов в золото. Однако к началу 70-х гг. произошло перераспределение золотых запасов в пользу Европы, а в международном обороте участвовало всё больше наличных и безналичных долларов США. Появились значительные проблемы с международной ликвидностью, так как добыча золота была невелика по сравнению с ростом объемов международной торговли. Доверие к доллару, как резервной валюте, дополнительно падало из-за гигантского дефицита платежного баланса США. Образовались новые финансовые центры (Западная Европа, Япония), и их национальные валюты начали постепенно так же использовать в качестве резервных. Это привело к утрате США своего абсолютного доминирующего положения в финансовом мире.

Отчетливо проблемы данной системы были сформулированы в дилемме (парадоксе) Триффина:

Эмиссия ключевой валюты должна соответствовать золотому запасу страны-эмитента. Чрезмерная эмиссия, не обеспеченная золотым запасом, может подорвать обратимость ключевой валюты в золото, что вызовет кризис доверия к ней. Но ключевая валюта должна выпускаться в количествах, достаточных для того, чтобы обеспечить увеличение международной денежной массы для обслуживания возрастающего количества международных сделок. Поэтому её эмиссия должна происходить невзирая на размер ограниченного золотого запаса страны-эмитента.

Для частичного снятия этого противоречия было предложено использование искусственного резервного средства — Специальные права заимствования. Этот механизм действует и сегодня.

Помимо коренного противоречия, имелись дополнительные причины кризиса:

  1. Неустойчивость и противоречия экономики. Начало валютного кризиса в 1967 г. совпало с замедлением экономического роста.
  2. Усиление инфляции отрицательно влияло на мировые цены и конкурентоспособность фирм, поощряло спекулятивные перемещения «горячих» денег. Различные темпы инфляции в разных странах оказывали влияние на динамику курса валют, а снижение покупательной способности денег создавало условия для «курсовых перекосов».
  3. В 70-х годах спекулятивные операции, ускоряя стихийное движение «горячих» денег между странами, обострили валютный кризис. Избыток долларов в виде лавины «горячих» денег периодически обрушивался то на одну, то на другую страну, вызывая валютные потрясения и бегство от одной валюты к другой.
  4. Нестабильность национальных платежных балансов. Хронический дефицит у одних стран (особенно США, Великобритании) и положительное сальдо других (ФРГ, Япония) усиливали резкие колебания курсов валют.
  5. Несоответствие принципов Бреттон-Вудской системы изменившемуся соотношению сил на мировой арене. Валютная система, основанная на использовании национальных валют пришла в противоречие с интернационализацией мирового хозяйства. Это противоречие усиливалось по мере ослабления экономических позиций США и Великобритании, которые погашали дефицит своих платежных балансов эмиссией национальных валют, используя их статус резервных валют. Особенно это противоречило интересам развивающихся стран.
  6. Роль транснациональных корпораций (ТНК) в валютной сфере: ТНК располагают гигантскими краткосрочными активами в разных валютах, которые могут существенно превышать валютные резервы центральных банков стран, где они действуют. Эти суммы ускользают от национального контроля и в погоне за прибылями участвуют в валютных спекуляциях, придавая им гигантский размах.

Таким образом, постепенно возникает необходимость пересмотра основ существующей валютной системы. Её структурные принципы, установленные в 1944 г., перестали соответствовать условиям производства, мировой торговли и изменившемуся соотношению сил в мире. Сущность кризиса Бреттон-Вудской системы заключается в противоречии между интернациональным характером международных экономических отношений и использованием для этого национальных валют (преимущественно доллара), подверженных обесценению.

Формы проявления кризиса Бреттон-Вудской валютной системы

  • «валютная лихорадка» — перемещение «горячих» денег, массовая продажа неустойчивых валют в ожидании их девальвации и скупка валют — кандидатов на ревальвацию;
  • «золотая лихорадка» — бегство от нестабильных валют к золоту и периодическое повышение его цены;
  • паника на фондовых биржах и падение курсов ценных бумаг в ожидании изменения курса валют;
  • обострение проблемы международной валютной ликвидности;
  • массовые девальвации и ревальвации валют (официальные и неофициальные);
  • активная валютная интервенция центральных банков, в том числе согласованные действия сразу нескольких стран;
  • резкие колебания официальных золотовалютных резервов;
  • использование иностранных кредитов и заимствований в МВФ для поддержки валют;
  • нарушение структурных принципов Бреттон-Вудской системы;
  • активизация национального и межгосударственного валютного регулирования;
  • усиление двух тенденций в международных экономических и валютных отношениях — сотрудничества и противоречий, которые периодически перерастают в торговую и валютную войны.
Читайте также:  Девальвация национальных валют, старая и новая мировые системы

История кризиса

Кризис Бреттон-Вудской валютной системы можно разделить на следующие ключевые этапы:

  1. 17 марта1968 года. Установлен двойной рынок золота. Цена на золото на частных рынках устанавливается свободно в соответствии со спросом и предложением. По официальным сделкам для центральных банков стран сохраняется обратимость доллара в золото по официальному курсу 35 долларов за 1 тройскую унцию.
  2. 15 августа1971 года. Президент СШАРичард Никсон объявил о временном запрете конвертации доллара в золото по официальному курсу для центральных банков.
  3. 17 декабря1971 года. Девальвация доллара по отношению к золоту на 7,89 %. Официальная цена золота увеличилась с 35 до 38 долларов за 1 тройскую унцию без возобновления обмена долларов на золото по этому курсу.
  4. 13 февраля1973 года. Доллар девальвировал до 42,2 долларов за 1 тройскую унцию.
  5. 16 марта1973 года. Ямайская международная конференция подчинила курсы валют законам рынка. С этого времени курсы валют не фиксированы и изменяются под воздействием спроса и предложения. Система твердых обменных курсов прекратила свое существование.
  6. 8 января1976 года. После продолжительного переходного периода, в течение которого страны могли испробовать различные модели валютной системы, на заседании министров стран-членов МВФ в г. Кингстоне на Ямайке (Ямайская конференция) было принято новое соглашение об устройстве международной валютной системы, которое имело вид поправок к уставу МВФ. Была сформирована модель свободных взаимных конвертаций для которой стало характерно колебание обменных курсов. Ямайская валютная система действует в мире и по настоящее время(2009), хотя в свете глобального кризиса 2008-2009 годов начались консультации о принципах новой мировой валютной системы (Антикризисный саммит G20, Лондонский саммит G-20).

Бреттон-Вудская система, или Как США захватывали мировое господство

Бреттон-Вудская конференция 1944 года.

По итогам Второй мировой войны доллар стал главной валютой планеты благодаря монопольному праву обмена на золото

72 года назад, 1 июля 1944 года, началось коренное изменение мировой экономики, зафиксированное в соглашениях несколько дней спустя. Впрочем, понимание случившегося пришло к обычным людям намного позже.

Мир финансов всегда являлся чем-то вроде смеси эквилибристики с магией цирковых фокусников. Большинство его базовых понятий сложны для понимания не только на слух, но и совершенно условны по своей сути. В то же время финансы неразрывно связаны с деньгами, а деньги всегда являлись инструментом власти. Не удивительно, что с их помощью на протяжении многих веков кто-то постоянно пытался захватить мир.

Так, например, в июле 1944 года в гостинице «Гора Вашингтон» в курортном местечке Бреттон-Вудс (штат Нью-Гэмпшир, США) группа джентльменов провела конференцию, итогом которой стала одноименная мировая финансовая система, ознаменовавшая собой окончательную победу Америки над своим давнишним геополитическим мировым соперником — Великобританией. Победителю достался весь остальной мир — точнее, почти весь, так как Советский Союз вступать в новую систему отказался. Впрочем, и для США она стала лишь промежуточным шагом к мировой финансовой гегемонии, достичь которой Америка сумела, но удержаться на олимпе, судя по всему, ей не суждено.

Этапы большого пути

Переход от натурального хозяйства к машинному производству, помимо прочих моментов, вызвал масштабный рост производительности труда, тем самым формируя значительные товарные излишки, которые местные рынки поглотить уже не могли. Это подтолкнуло страны к расширению внешней торговли. Так, например, за 1800–1860 годы среднегодовой объем российского экспорта вырос с 60 млн до 230 млн руб., а импорт — с 40 млн до 210 млн. Но Российская империя в международной торговле занимала далеко не первое место. Ведущие позиции принадлежали Великобритании, Франции, Германии и США.

Столь масштабный обмен товарами уже не мог умещаться в тесных рамках натурального хозяйства и требовал широкого использования общего знаменателя в виде денег. Это же породило проблему сопоставления их стоимости между собой, что в конечном итоге и привело к признанию золота в качестве всеобщего эквивалента стоимости. Золото исполняло роль денег веками, оно имелось у всех «крупных игроков», из него традиционно чеканили монету. Но важнее оказалось другое. Международная торговля осознала необходимость не только механизма предсказуемости стоимости денег, но и важность стабильности соотношения их стоимости между собой.

Использование привязки национальных валют к золоту позволяло очень легко решить обе задачи сразу. Ваш фантик «стоит», предположим, одну унцию (31,1 г) золота, мой — две унции, следовательно, мой фантик «равен» двум вашим. К 1867 году эта система сложилась окончательно и была закреплена на конференции промышленно развитых стран в Париже. Ведущей мировой торговой державой того времени являлась Великобритания, потому установленный ею стабильный курс 4,248 британского фунта стерлингов за унцию стал своего рода фундаментом мировой финансовой системы. Остальные валюты тоже были выражены в золоте, но, уступая фунту в размерах доли мировой торговли, в конечном счете пришли к своему выражению через британский фунт.

Однако уже тогда США начали собственную игру по свержению британской валютной гегемонии. В рамках Парижской валютной системы США добились не только фиксации доллара к золоту (20,672 доллара за унцию), но и зафиксировали правило, согласно которому свободная торговля золотом могла осуществляться только в двух местах: в Лондоне и Нью-Йорке. И больше нигде. Так сложился золотой монетный паритет: 4,866 американского доллара за британский фунт. Курсы остальных валют имели право колебаться только в рамках стоимости пересылки суммы золота, эквивалентной одной единице иностранной валюты, между золотыми площадками Великобритании и США. В случае их выхода за границы этого коридора начинался отток золота из страны либо, наоборот, его приток, что определялось отрицательностью или положительностью сальдо национального платежного баланса. Таким образом система быстро возвращалась к равновесию.

В этом виде «золотой стандарт» просуществовал до начала Первой мировой войны и в целом обеспечил эффективность механизма международных финансов. Хотя уже тогда Великобритания столкнулась с проблемой цикличности расширения-сжатия денежной массы, чреватой истощением национального золотого запаса.

Великая война, как тогда называли Первую мировую, сильно расшатала мировую экономику, что не могло не отразиться на ее финансовой системе. Лондон больше не мог исполнять роль мировой резервной валюты в одиночку. Масштабы внутренней экономики просто не генерировали столько золота, чтобы обеспечить спрос других стран на британские фунты, а собственное британское торговое сальдо оставалось отрицательным. Это означало фактическое банкротство Британского льва, но джентльмены из Сити пошли на ловкий шаг и на международной экономической конференции в Генуе в 1922 году предложили новый стандарт, получивший наименование золотодевизного. Формально он почти не отличался от парижского «золотого», разве только доллар уже официально признавался международной мерой ценности наравне с золотом. Дальше начиналось небольшое мошенничество. Доллар сохранял золотое обеспечение, а фунт — жесткую курсовую привязку к доллару, хотя обменять его на соответствующий эквивалент в золоте уже было нельзя.

Конференция в Генуе в 1922 году

Командовать парадом буду я

Впрочем, Генуэзская валютная система просуществовала недолго. Уже в 1931 году Великобритания была вынуждена официально отменить конвертируемость фунта в золото, а Великая депрессия заставила Америку пересмотреть золотое содержание своей валюты с 20,65 до 35 долларов за унцию. США, имевшие к тому времени положительный торговый баланс, начали активную экспансию в Европу. Для защиты от нее Британия и прочие ведущие страны ввели запретительные таможенные тарифы и прямое ограничение импорта. Объемы международной торговли и, соответственно, взаиморасчетов резко упали. Обмен валюты на золото во всех странах был прекращен, и к 1937 году мировая валютная система перестала существовать.

К сожалению, перед своей смертью она успела привести банковские круги США к мысли о возможности захвата полного лидерства в мировой экономике через обретение долларом статуса единственной резервной системы. И разорившая Европу Вторая мировая война пришлась здесь как нельзя более кстати. Если бы Гитлера не было, его бы придумали в Вашингтоне.

Так что когда 1 июля 1944 года представители 44 стран, включая СССР, собрались на Бреттон-Вудскую конференцию, чтобы решить вопрос финансового устройства послевоенного мира, США предложили систему, одновременно очень похожую на ту, которая «хорошо работала раньше», и в то же время подводившую мир к официальному признанию ведущей роли Америки. Вкратце она выглядела просто и изящно. Американский доллар жестко привязывается к золоту (все те же 35 долларов за тройскую унцию, или 0,88571 г за доллар). Все остальные валюты фиксируют курсы к доллару и могут менять их не более чем плюс-минус 0,75% от этой величины. Кроме доллара и фунта, ни одна мировая валюта не имела права обмена на золото.

Фактически доллар становился единственной мировой резервной валютой. Британский фунт сохранял некоторый привилегированный статус, но к тому времени больше 70% мирового золотого запаса находилось в США (21 800 тонн), доллар использовался более чем в 60% международных торговых расчетов, и Вашингтон в обмен на ратификацию бреттон-вудских условий обещал огромные кредиты на восстановление экономик стран после войны. Так, Советскому Союзу предлагали выделить 6 млрд долларов, что составляло огромную сумму, так как весь объем ленд-лиза оценивался в 11 млрд. Однако Сталин верно оценил последствия и от предложения благоразумно отказался: Советский Союз подписал Бреттон-Вудские соглашения, но так их и не ратифицировал.

Правительства остальных европейских стран фактически подписали кабалу и с ратификацией бреттон-вудских условий могли эмитировать ровно столько собственных денег, сколько их центробанки имели мировой резервной валюты — американских долларов. Это предоставляло США широчайшие возможности по контролю над всей мировой экономикой. Это же позволило им учредить Международный валютный фонд, Всемирный банк и ГАТТ — Генеральное соглашение по тарифам и торговле, позднее преобразившееся во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Мир начал жить по Бреттон-Вудской системе (БВС).

Торговый зал на Уолл-стрит, США, 1939 год

Французский демарш

При всем изяществе замысла и огромных перспективах для США сама БВС содержала в себе принципиальные проблемы, проявившие себя еще во времена «золотого стандарта». Пока экономика США составляла примерно треть от мировой, а если вычесть соцстраны, то 60% от совокупной экономики Запада, доля долларов, эмитированных для кредитования зарубежных финансовых систем, была существенно меньше денежной массы, обращавшейся внутри самих США. Платежный баланс являлся положительным, тем самым обеспечивая Америке возможность продолжать богатеть. Но по мере восстановления европейской экономики доля США начала снижаться, а американский капитал, пользуясь дороговизной доллара, начал активно утекать за рубеж для скупки дешевых иностранных активов. Кроме того, доходность зарубежных вложений втрое превышала доходность американского рынка, что еще больше стимулировало отток капиталов из США. Торговый баланс Америки постепенно стал отрицательным.

Не помогли и существовавшие в БВС жесткие ограничения на торговлю золотом, фактически ограничивающие его приобретение даже центральными банками других государств, а любых частных инвесторов вообще лишивших такой возможности. Кроме того, появившиеся транснациональные корпорации использовали свои зарубежные капиталы для активной биржевой игры, в том числе «против доллара». Обостряющийся дисбаланс между теоретической моделью БВС и фактическим положением дел в мировой экономике привел не только к появлению черного рынка золота, но и довел его цену там до более чем 60 долларов за тройскую унцию, то есть вдвое выше официальной.

Понятно, что долго такое несоответствие продолжаться не могло. Считается, что БВС сломал президент Франции генерал де Голль, собравший «корабль долларов» и предъявивший его США для немедленного обмена на золото. Эта история действительно имела место. На встрече с президентом Линдоном Джонсоном в 1965 году де Голль объявил, что Франция накопила 1,5 млрд бумажных долларов, которые намерена обменять на желтый металл по официально установленному курсу в 35 долларов за унцию. По правилам, США должны были передать французам более 1300 тонн золота. Учитывая, что к этому времени точного размера золотого запаса США не знал никто, но ходили упорные слухи о его сокращении до 9 тыс. тонн, а стоимость всей массы напечатанных долларов явно превосходила эквивалент даже официального числа 21 тыс. тонн, Америка на такой обмен согласиться не могла. Тем не менее Франции путем жесткого давления (так, страна вышла из военной организации НАТО) удалось преодолеть сопротивление Вашингтона и за два года вместе с Германией таким образом вывезти из США более чем 3 тыс. тонн золота.

На этом история Бреттон-Вудской финансовой системы и закончилась, так как после подобного конфуза США под разными предлогами отказывались менять зеленые бумажки на реальное золото. 15 августа 1971 года следующий президент США Ричард Никсон официально отменил золотое обеспечение доллара.

За 27 лет своего существования БВС сделала главное — возвела американский доллар на вершину мировых финансов и прочно ассоциировала его с понятием самостоятельной стоимости. То есть ценность этой бумажке придавало лишь то, что на ней написано — «доллар», — а не количество золота, на которое его было бы можно поменять. Отказ от золотого обеспечения снял с США последние ограничения по денежной эмиссии. Теперь ФРС могла официально решать на своем заседании, сколько миру надо долларов, совершенно не переживая за какое бы то ни было их обеспечение. А грянувший в 1973 году нефтяной кризис позволил договориться с монархиями Ближнего Востока о переводе всей нефтяной торговли только на доллары США. Все курсы стали плавающими, а новую систему назвали Ямайской и закрепили межправительственными соглашениями 1976–1978 годов.

Формально Ямайская система существует по сей день, но фактически мы можем видеть начало ее конца. Потому что она содержит еще больше системных противоречий, чем было в Бреттон-Вудской, но в ней уже нет золота, которое можно хотя бы пощупать и посчитать.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Ссылка на основную публикацию