Деньги как объект буржуазной апологетики: критика капитализма

12 мифов капитализма

Вместе с читателями развенчиваем мифы об одной из экономических систем современного мира.

Вот уже 25 лет нам рассказывают, что капитализм – хотя и не идеальная, но лучшая из всех возможных экономических систем, которая, к тому же, делает человека свободным, даёт каждому равные возможности проявить себя и достичь успеха в жизни. Более того, нам говорят, что кризис, который с 2008 года прогрессирует во всём мире – это не проблема самой системы. А происходит он потому, что у нас сейчас – не капитализм, а своеобразный полуфабрикат. Нам надо, мол, только перейти к «чистому» капитализму и все наши экономические бедствия сами собой закончатся. Однако так думают далеко не все. Например, Гильерме Алвес Коэльо – экономист из Португалии, страны испытавшей на себе все «прелести» современного капитализма, думает совершенно по-другому. Он убежден: капитализм как система неэффективен и исчерпал себя, а по Старому Свету бродит призрак чего-то очень похожего на «арабскую весну». Итак, давайте более детально познакомится со взглядами португальского экономиста, который он изложил в статье «12 мифов о капитализме».

Существует известное выражение – о том, что каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает. Это не совсем верно. Люди могут вводиться в заблуждение агрессивной пропагандой, формирующей образ мысли, а затем стать теми, кем легко можно манипулировать. Ложь и манипуляции является современным оружием массового поражения и угнетения народов. Оно даже более эффективно, чем традиционные средства ведения войны. Во многих случаях, они дополняют друг друга. Оба метода используются для достижения победы на выборах и уничтожения непокорных стран, пишет Гильерме Алвес Коэльо. Есть много способов для обработки общественного мнения, в котором идеология капитализма была обоснована и доведена до уровня не обсуждаемых догм. Это сочетание ложных истин, которые повторяются миллионы раз, на протяжении поколений, и поэтому стали непререкаемыми для многих. Они были разработаны для представления капитализма как надежной системы, чтобы заручиться поддержкой и доверием масс. Распространению этих мифов способствовали средства массовой информации, учебные заведения, семейные традиции, церковное общение и т.д. Вот наиболее распространенные из этих мифов.

Капиталистическая система якобы автоматически обеспечивает богатство трудолюбивых людей. На этом основании рядовые труженики бессознательно формируют иллюзорные надежды, и если их планам не суждено сбыться, они обвиняют в этом только себя.

На самом же деле, при капитализме, независимо от того, сколько и как вы работали, вероятность успеха, примерно такая же, как и в лотерее. Богатство, за редкими исключениями, создается не тяжелой работой, а является результатом мошенничества и полного отсутствия моральных принципов у тех, кто имеет больше влияния и власти. Это миф, что успех является результатом тяжелой работы и, в сочетании с удачей и хорошей дозой оптимизма, зависит от способности заниматься предпринимательской деятельностью и уровня конкурентоспособности. Этот миф создает последователей системы, которые поддерживают его. Религия, также работает в поддержку этого мифа.

Богатства, накопленные в руках меньшинства, якобы рано или поздно будут перераспределены между всеми. Цель заключается в обеспечении обогащения работодателя без лишних вопросов. В то же время всем предлагается верить в то, что рано или поздно трудящиеся получат достойное вознаграждение за свою работу и преданность делу.

На самом деле, еще Карл Маркс пришел к выводу, что конечной целью капитализма является не справедливое распределение богатства, а его постоянное накопление и концентрация в одних руках. Увеличивающийся в последние десятилетия разрыв между богатыми и бедными – и отдельными людьми, и целыми странами, особенно после установления глобального господства неолиберализма, доказал правоту марксизма. Указанный миф был одним из самых распространенных на этапе так называемой социализации капитализма, и его главной задачей было уничтожение социалистических стран.

Капиталистическое общество, якобы, не имеет классов, поэтому ответственность за провалы и кризисы лежит на всех, и всем за все приходится платить. Цель состоит в создании комплекса вины у рядовых работников, что позволяет капиталистам увеличивать доход, переложив часть своих убытков на обычных людей.

На самом деле, ответственность целиком лежит на элите, состоящей из миллиардеров, которые поддерживают правительство, а оно, в свою очередь, поддерживает их. Они всегда пользовались наибольшими льготами в налогообложении, тендерах, финансовых спекуляциях, море, кумовстве и т.д. Этот миф имплантируется в элиту, чтобы избежать ответственности за бедственное положение людей и заставить их платить за ошибки элиты.

Истинная свобода якобы достигается при капитализме только с помощью, так называемой, «рыночной саморегуляции». Цель состоит в том, чтобы создать нечто похожее на религию капитализма, где все принимается, как есть, а также лишить людей права на участие в принятии макроэкономических решений.

На самом деле, свобода в принятии решений является конечной формой свободы, но она является прерогативой только узкого круга влиятельных лиц, а не простых людей или даже государственных учреждений. Во время всевозможных саммитов и форумов, в узких кругах за закрытыми дверями, руководители крупных компаний, банков и транснациональных корпораций принимают крупные финансовые и экономические решения стратегического характера. Таким образом, рынки не саморегулируются, в настоящее время ими манипулируют к4рупные собственники. Этот миф был использован для оправдания вмешательства во внутренние дела некапиталистических стран, основанный на догмате о том, что у них нет рыночной свободы, которая якобы является основой основ демократии.

Утверждается, что демократия может существовать только при капитализме. Этот миф, который плавно вытекает из предыдущего, был создан для того, чтобы изначально предотвратить обсуждение любых других моделей общественного устройства. Он утверждает, что все они являются диктатурами. Капитализм узурпирует понятия, как свобода и демократия, а их смысл искажается.

На самом деле, капиталистическое общество разделено на классы, где богатые, являющиеся элитарным меньшинством, доминируют над всеми остальными во всех сферах жизни. Такая капиталистическая «демократия» есть не что иное, как скрытая диктатура, а «демократические реформы» являются процессами противоположными прогрессу. Миф о демократии, как и предыдущий также служит в качестве предлога для критики и атак на некапиталистические страны.

Выборы являются синонимом и высшим проявлением демократии. Целеполагание этого мифа состоит в том, чтобы очернить или демонизировать другие политические системы и предотвратить обсуждение в обществе альтернативных возможностей, в которых лидеры определяются по небуржуазным критериям, например, в силу возраста, опыта и личной популярности кандидатов.

На самом деле, выборы при капитализме – это абсолютная вершина лицемерия и обмана. Где голосование — это только условный ритуал, а выборы формальный акт. Тот факт, что на выборах всегда побеждают представители буржуазного меньшинства, показывает их заведомую необъективность. Миф в том, что буржуазные выборы гарантируют наличие демократии, является одним из наиболее укоренившихся, и даже некоторые левые партии поддались этому искушению.

На самом деле это полная чушь. Типичный пример – двухпартийная система США, где две основные буржуазные партии, постоянно сменяющие друг друга практически ничем не отличаются и проводят даже в мелких подробностях одну и ту же политику. Цель мифа о наличии выбора состоит в том, чтобы увековечить капиталистическую систему и господствующий класс, который якобы приходит к власти в результате свободного волеизъявления граждан.

На самом деле э, что двухпартийная что многопартийная парламентская система по сути является однопартийной. Эти две или более фракций одной политической силы, чередуются, имитируя партии с альтернативной политикой. Люди всегда выбирают агента системы, будучи уверенными, что делают лучший выбор. А на самом деле не имеют никакого выбора. Миф о том, что буржуазные партии имеют различные платформы и даже находятся в оппозиции, является одним из самых важных, он постоянно нагнетается, чтобы сделать капиталистическую систему власти легитимной.

Политик получил власть от народа, и может управлять ИМ по своему желанию. Цель этого мифа кормить людей пустыми обещаниями и скрыть реальные меры, которые будут реализованы на практике.

На самом деле, избранный лидер не выполнит эти обещания, или, хуже того, начнет осуществлять не заявленные меры, часто противоречащие даже конституции. В основном такие политики избираются активным меньшинством и в середине своего срока достигают минимальной популярности. Но и в таких случаях потеря народного доверия не ведет к изменению политики конституционным путем, но, напротив, приводит к вырождению капиталистической демократии в реальной или скрытой диктатуре. Систематическая практика фальсификации демократии при капитализме является одной из причин увеличения числа людей, не ходящих на выборы.

Капитализм не является ни совершенным, ни единственно возможным общественным строем, он всего лишь наиболее подходящий для правящей сегодня экономической и политической элиты. Цель мифа состоит в том, чтобы устранить даже потенциальную конкуренцию, путем ликвидации возможностей для изучения и развития других систем, используя для этого все возможные средства, включая насилие.

На самом деле, есть и другие политические и экономические системы, а наиболее известная из них это научный социализм. Даже в рамках капитализма, существует Южно Американский «демократический социализм» или европейский «социалистический капитализм». Этот миф призван запутать людей, чтобы не допустить обсуждения других альтернатив капитализму и обеспечить покорное единогласие общества.

Экономический кризис якобы вызван избытком льгот для работников. Если их убрать, то государство сэкономит, и страна преодолеет кризис. Цель — переложить на государственный сектор, в том числе, на пенсионеров, ответственность за оплату долгов капиталистов. Заставить людей согласиться на обнищание, убеждая, что оно временное. МИФ также предназначен для облегчения приватизации государственного сектора. Народ убеждают, что экономят во «спасение», не упоминая при этом, что оно достигается приватизацией наиболее прибыльных секторов, чьи будущие доходы будут потеряны. Эта политика приводит к снижению доходов государства и сокращению льгот, пенсий и пособий. То, что происходит сегодня в странах Евросоюза, где происходит массовое сокращение социальных льгот, а сотни миллиардов евро направляются на спасение ведущих банков – наглядная иллюстрация неприглядной реальности этой капиталистической экономии.

Частный сектор ЯКОБЫ управляет экономикой лучше, чем государственный. Цель — «подсластить пилюлю» экономии, чтобы облегчить приватизацию активов и услуг. Этот миф дополняет предыдущий. На самом деле, как правило, расклад после приватизации всегда хуже для работников, поскольку возрастает давление на налогоплательщика, а пособия и пенсии уменьшаются. С капиталистической точки зрения управление общественным сектором является просто возможностью для бизнеса. Капитализму нет дела до социальной справедливости. Этот миф является одним из самых «идеологических» мифов неолиберального капитализма. Управлять страной должен частный бизнес, а государство только его поддерживать.

Нынешний финансово-экономический кризис якобы является обычным циклическим кризисом капитализма, а вовсе не системным, и не приведет к его краху. Этот миф является, прежде всего идеологическим прикрытием для финансового капитала, который заинтересован продолжать грабить государство и эксплуатировать людей, пока это будет возможно. Это также средство удержаться у власти. Однако, по сути и по Марксу, то, что сегодня происходит, является системным кризисом капиталистической системы, то есть ростом противоречий между общественным характером производства и частным характером присвоения прибыли, и является принципиально неразрешимым в рамках данной системы. Некоторые капиталистические теоретики, в том числе, «социалисты» и социал-демократы, утверждают: капитализм сумеет выжить, если изменится.

Они утверждают, что кризис объясняется отдельными ошибками политиков, слишком жадных банкиров и спекулянтов или отсутствием свежих идей у лидеров и механизмов разрешения конфликтов. Однако то, что мы видим сегодня, — это постоянное ухудшение уровня жизни людей без всякой надежды на улучшение. Капитализм умирает, но это будет медленный процесс с большими лишениями для народов. Наша задача считает португальский ученый – поспособствовать его скорейшему уходу.

Вот уже 25 лет нам рассказывают, что капитализм – хотя и не идеальная, но лучшая из всех возможных экономических систем, которая, к тому же, делает человека свободным, даёт каждому равные возможности проявить себя и достичь успеха в жизни. Более того, нам говорят, что кризис, который с 2008 года прогрессирует во всём мире – это не проблема самой системы. А происходит он потому, что у нас сейчас – не капитализм, а своеобразный полуфабрикат. Нам надо, мол, только перейти к «чистому» капитализму и все наши экономические бедствия сами собой закончатся. Однако так думают далеко не все. Например, Гильерме Алвес Коэльо – экономист из Португалии, страны испытавшей на себе все «прелести» современного капитализма, думает совершенно по-другому. Он убежден: капитализм как система неэффективен и исчерпал себя, а по Старому Свету бродит призрак чего-то очень похожего на «арабскую весну». Итак, давайте более детально познакомится со взглядами португальского экономиста, который он изложил в статье «12 мифов о капитализме».

Рикардо и Маркс

В 1871 г. русский ученый Н. И. Зибер опубликовал свою магистерскую диссертацию, защищенную в Киевском университете, под заглавием «Теория ценности и капитала Д. Рикардо в связи с позднейшими дополнениями и разъяснениями». Эта работа была, по существу, первой серьезной и сочувственной реакцией в России на вышедший в свет четырьмя годами раньше первый том «Капитала».

Маркс был хорошо знаком с ней и в послесловии ко вто­рому изданию «Капитала» в 1873 г. писал: «. г-н Н. Зи­бер, профессор политической экономии в Киевском уни­верситете, в своей работе «Теория ценности и капитала Д. Рикардо» показал, что моя теория стоимости, денег и капитала в ее основных чертах является необходимым дальнейшим развитием учения Смита — Рикардо»[155].

Зибер ухватил и талантливо раскрыл ту важнейшую черту учения Маркса, что оно возникло на основе самой глубокой и передовой экономической теории, созданной ра­нее. Во втором издании своей книги, которое появилось в 1885 г., Зибер связал имена Рикардо и Маркса даже в за­главии: «Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях». Не понимая и не прини­мая революционную диалектику Маркса, Зибер гораздо хуже видел другую сторону дела: принципиальное отли­чие Маркса от Смита и Рикардо, подлинный переворот в науке, совершенный Марксом.

Критика Марксом теории Рикардо сама представляет собой поразительный образец добросовестности и конструк­тивности. Рикардо посвящена примерно треть обширного текста «Теорий прибавочной стоимости». Маркс в своей критике много раз использует такой прием: он показы­вает, как должен был бы рассуждать Рикардо, если бы он последовательно развивал свои собственные верные исход­ные посылки. Маркс вскрывает объективную, историче­ски обусловленную ограниченность классической школы.

Рикардо был гений, но никакой гений не может выпрыгнуть за рамки, поставленные эпохой и классом. И Маркс кри­тикует Рикардо не за то, что он был буржуазный эконо­мист, а за то, что в своей научной концепции, которая не могла быть никакой иной, кроме буржуазной, он непосле­дователен.

Что же сделал Маркс на основе учения Смита — Ри­кардо?

Маркс превратил трудовую теорию стоимости в глубо­кую и логически стройную систему, на основе которой построил все здание принципиально новой политической экономии. Он освободил трудовую теорию стоимости от противоречий и тупиков, которые мучили Рикардо. Ре­шающее значение при этом имел анализ двойственной при­роды труда, заключающегося в товаре,— труда конкрет­ного и абстрактного. Исходя из трудовой теории стоимо­сти, Маркс создал также теорию денег, объясняющую яв­ления металлического и бумажно-денежного обращения.

Объяснив природу рабочей силы как товара, обрисовав исторические условия купли-продажи рабочей силы, Маркс смог построить свою теорию прибавочной стоимости на базе трудовой теории стоимости и в полном соответ­ствии с ней. Было впервые научно объяснено, как в рам­ках «справедливого», эквивалентного обмена между капи­талом и трудом в действительности осуществляется экс­плуатация рабочего класса.

Прибавочная стоимость стала у Маркса всеобщей фор­мой присвоения капиталом неоплаченного труда и его продукта. Зачатки этой идеи, имеющиеся у Рикардо, по­лучили всестороннее развитие и привели к единой систе­ме. Конкретные формы нетрудового дохода — прибыль, рента, ссудный процент — заняли свои места в этой сис­теме. Классовый характер проблемы распределения вы­явился с большой силой и четкостью.

Теорией средней прибыли и цены производства Маркс, как уже говорилось, разрешил «роковое» противоречие Рикардо. Но мало этого. Тем самым был сделан вывод ог­ромной важности: хотя каждый капиталист непосредст­венно эксплуатирует «своих» рабочих, все капиталисты как бы складывают добытую прибавочную стоимость в об­щий котел и делят ее по капиталу, экономически весь класс капиталистов как единое целое противостоит рабо­чему классу.

Использовав научные элементы, имевшиеся в рикардовом учении о земельной ренте, Маркс создал глубокую концепцию, объясняющую ренту как форму дохода земле­владельцев и закономерности развития капитализма в сельском хозяйстве.

Маркс отверг взгляды Рикардо и Сэя о невозможности общего перепроизводства и кризисов. Он впервые разра­ботал основы теории воспроизводства и показал неизбеж­ность периодических кризисов в капиталистической эко­номике.

Социальный пессимизм Рикардо, отчасти перешедший к нему от Мальтуса, уступил место марксову всеобщему закону капиталистического накопления, который логиче­ски вытекает из всего его учения. Маркс показал как имеющиеся еще возможности поступательного развития капитализма, так и неизбежность его революционного кру­шения и замены капитализма социализмом.

ВОКРУГ РИКАРДО – И ПОСЛЕ

Как ученики Кенэ на полвека раньше толковали о со­здании «новой науки», так в последние годы жизни Рикардо и после его смерти было принято говорить о «новой науке политической экономии».

Действительно, в трудах Рикардо был очерчен предмет политической экономии (общественные отношения людей в связи с производством материальных благ) и разработан ее метод (научная абстракция). Казалось, она приобрела в из­вестной мере черты, свойственные точным и естественным наукам. Подобно геометрии, она покоилась теперь на сис­теме основополагающих постулатов и вытекающих из них теорем. Но политическая экономия, в отличие от геомет­рии, классовая наука. Каковы бы ни были субъективные намерения ученого, его идеи всегда более или менее не­посредственно служат интересам определенного класса. Учение Рикардо было открыто и смело буржуазным. Но именно эта открытость и смелость перестала устраивать буржуазию, когда классовая борьба в Англии обострилась: в 30-х и 40-х годах, в период чартизма, она стала центром всей общественной и политической жизни.

В этих новых условиях последователи Рикардо, кото­рые вплоть до середины столетия и даже позже занимали ведущее место в английской буржуазной политэкономии, стали отказываться от наиболее смелых и радикальных сторон его учения, приспосабливать это учение к интере­сам буржуазии. Они либо занимались простым комменти­рованием Рикардо, либо подправляли его в апологетиче­ском духе.

В 1851 г. Маркс, основательно проштудировав в биб­лиотеке Британского музея новую английскую экономиче­скую литературу, писал Энгельсу: «В сущности эта наука со времени А. Смита и Д. Рикардо не продвинулась вперед, хотя в области отдельных исследований, часто чрезвычай­но тонких, сделано немало»[156]. Надо обратить внимание не только на первую, но и на вторую часть этого высказыва­ния. Обилие специальных экономических исследований отражало быстрое развитие капитализма и объективную необходимость изучения отдельных сторон хозяйства. Ске­лет экономической науки обрастал мясом. Большой путь развития прошла статистика, в частности успешно разра­батывался метод индексов. Описывался и анализировался рост отдельных отраслей промышленности. Проводились конкретные исследования в области аграрной экономики, движения цен, денежного обращения, банкового дела. Возникла обширная литература о положении рабочего класса. К середине века политическая экономия уже за­няла прочное место в учебных программах университетов.

Все это касается буржуазной, официальной науки. Но наряду с этим в 20—40-х годах в Англии активно высту­пают и писатели, которых Маркс назвал пролетарскими противниками политикоэкономов. Из учения Рикардо они брали те элементы, которые можно было повернуть против буржуазии.

Английская политическая экономия 20—40-х годов XIX в. сыграла важную роль в развитии экономического учения Маркса. Значительная часть «Теорий прибавочной стоимости» посвящена критическому анализу взглядов английских экономистов этой эпохи[157]. Марксово учение выковывалось в борьбе с вульгаризаторами буржуазной классической политэкономии, среди которых, с одной сто­роны, видное место занимали открытые противники Ри­кардо во главе с Мальтусом, а с другой — «последователи» Рикардо, которые обрабатывали его в апологетическом духе. Теория прибавочной стоимости была создана Марк­сом в ходе острой и глубокой научной критики вульгарных элементов в английской буржуазной политэкономии. Эта критика сыграла важную роль в обосновании Марксом трудовой теории стоимости и ценообразования, теории прибыли, всеобщего закона капиталистического накопле­ния.

Дата добавления: 2015-06-26 ; Просмотров: 892 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Прибавочная стоимость стала у Маркса всеобщей фор­мой присвоения капиталом неоплаченного труда и его продукта. Зачатки этой идеи, имеющиеся у Рикардо, по­лучили всестороннее развитие и привели к единой систе­ме. Конкретные формы нетрудового дохода — прибыль, рента, ссудный процент — заняли свои места в этой сис­теме. Классовый характер проблемы распределения вы­явился с большой силой и четкостью.

КАРЛ МАРКС ИЛИ ОСВОБОЖДЕНИЕ К СВОБОДЕ

КАРЛ МАРКС ИЛИ ОСВОБОЖДЕНИЕ К СВОБОДЕ «Маркс оказался более радикален, чем большинство современных его критиков». Славой Жижек Настало ли время для возобновления общественного интереса к Карлу Марксу? Будут ли и впредь волновать людей те вызовы и вопрошания, с которыми

Кто такой Карл Маркс? Карл Маркс – немецкий философ, идеи которого легли в основу коммунистических революций в начале ХХ в.Маркс считал, что вся история человечества обусловлена классовой борьбой.При капитализме прибыль обеспечивается путем эксплуатации рабочего

Теория стоимости

Хотя Рикардо первым показал, почему при совершенной конкуренции теория трудовых затрат не может полностью объяснить соотношение цен на товары, он придерживался трудовой теории стоимости потому, что она, являясь грубым приближением к реальности, была удобна для изложения его модели. Главной задачей для него было не объяснение относительных цен, а установление законов, управляющих распределением продукции между основными классами .

Государство не должно вмешиваться ни в производство, ни в обмен, ни в распределение. Государственная политика должна строиться на экономических принципах, а основной способ взаимодействия государства с населением сводится к налогообложению. Но налоги не должны быть высокими, ибо если весомая часть капитала изымается из оборота, то результатом становится нищета большей части населения, так как единственным источником роста богатства нации является именно накопление. «Лучший налог — меньший налог». Рост доходов капиталистов обязательно ведёт к снижению доходов рабочих, и наоборот.

3 Теория стоимости К. Маркса

Взяв за отправную точку своих исследований утверждения Смита и Рикардо о том, что в основе стоимости всех товаров лежит количество труда, затраченного на их производство, Маркс создал достаточно стройную теорию, описывающую законы функционирования и развития капиталистической системы хозяйства. Он показал, как из простого товарного производства, целью которого является потребление и где деньги являются лишь посредником в обмене, совершенно логично вытекает капиталистическое производство, где целью является возрастание денег, получение прибыли [1, с. 78].

Маркс делит стоимость на три части: «постоянный капитал» (с), т.е. стоимость материальных издержек, «переменный капитал» (v), т.е. стоимость рабочей силы, и «прибавочную стоимость» (m). Деление капитала на постоянный и переменный было новым, до Маркса было только деление на основной и оборотный капитал. Присвоение капиталистом «прибавочной стоимости», созданной рабочими, Маркс называет «эксплуатацией». Отношение дохода капиталиста к доходу рабочих m/v он называет «нормой прибавочной стоимости» и показателем степени эксплуатации рабочих.

Маркс вводит новое понятие — «цена производства», трактуя ее как превращенную форму стоимости. Она состоит из издержек на покупку средств производства и рабочей силы и средней для всех отраслей прибыли [3, с. 80].

Как и представители классической политической экономии, Маркс различает две стороны товара: потребительную стоимость и меновую стоимость. Под первой понимается способность вещи удовлетворять какую-либо человеческую потребность независимо от того, чем она вызвана – «желудком или фантазией», под второй — способность вещи обмениваться в определенных пропорциях на другой товар.

Вслед за Рикардо Маркс утверждает, что в основе пропорций обмена лежат затраты труда, которые и определяют стоимость товара. Но совершенно очевидно, что однородный товар производится различными группами товаропроизводителей и каждая из них затрачивает разное количество времени на производство единицы товара. Однако пропорция обмена этого товара на другие на рынке будет едина. Стоимость товара будет определяться общественно необходимыми затратами труда, или затратами той группы товаропроизводителей, которая производит товар при среднем для данного общества уровне умелости и интенсивности труда. Иными словами, затратами той группы, которая производит подавляющую часть продукции [1, с. 78-79].

Марксова теория прибавочной стоимости тесно связана с его трактовкой теории стоимости. В основе стоимости товара лежит только один источник (один производственный фактор) – труд. Все товары — продукты человеческого труда.

По Марксу, товар, во-первых, способен удовлетворять потребности людей, т.е. обладает потребительной стоимостью; во-вторых, производится для обмена, способен обмениваться на другие товары, т.е. обладает стоимостью.

В основе этого двуединого свойства лежит выдвинутое Марксом положение о двойственном характере труда.

Как создатель потребительной стоимости, труд производителей всегда конкретен. Это – труд, отличающийся определенной целью, навыками, организацией, профессиональным умением.

Как создатель стоимости, тот же труд есть труд вообще, труд абстрактный, иначе говоря, полезный обществу, общественно необходимый. Труд, созидающий стоимость – труд не для себя, а для других, для рыночных потребителей. Только тот труд, который действительно нужен обществу, является общественно необходимым трудом, его продукция может быть реализована на рынке посредством обмена.

Экономисты до Маркса давно пришли к заключению, что товар имеет два свойства — стоимость и потребительную стоимость. Но то, что в основе этого двуединого свойства лежит двойственный характер труда, не замечалось. Этот тезис «выявил» в ходе теоретического анализа и обосновал Маркс [2, с. 140-141].

Таким образом, опираясь на работы А. Смита и Д. Рикардо , К. Маркс развил выдвинутые ими теории стоимости и открыл подход к определению в своей работе «Капитал» , исполненной в трех томах.

В I томе «Капитала» Маркс развил теорию стоимости Д. Рикардо, который проводил четкое различие между трудом, затраченным на производство товара и определяющим его стоимость, и тем трудом, который можно купить на данный товар, между трудом затраченным и трудом покупаемым. Он исходил из того, что заработная плата регулируется затратами труда, требующимися для воспроизводства «труда» как товара.

Также К. Маркс раскрыл двойственный характер труда, создающего товар. Он показал, что абстрактный общественно необходимый труд создает новую стоимость, а конкретный полезный труд переносит стоимость средств производства на создаваемый продукт.

Читайте также:  Классовая ограниченность теорий денег западных экономистов

Рассматривая критику Д. Рикардо теории Ж.Б. Сэя, К. Маркс сделал вывод, что стоимость товара есть вещная форма общественного абстрактного труда, затраченного на его производство, а ее величина формируется как средняя стоимость и может быть реализована в условиях равновесия спроса и предложения. При разрыве величин спроса и предложения (ограниченности и неограниченности товаров) рыночная стоимость товаров может формироваться на основе величин индивидуальной стоимости в худших и лучших условиях производства. И поэтому при определенных условиях точки зрения А. Смита и Д. Рикардо отражали реалии экономики.

К. Маркс эту проблему решил в своем анализе товара, простой формы стоимости (потребитель одновременно является и производителем, реализовавшим стоимость своего товара), общественно необходимых затрат труда на производство товарной массы, удовлетворяющей общественную потребность, формирования рыночной стоимости [4, с. 115-116].

Подводя итоги можно сделать следующие выводы:

Экономические взгляды Д. Рикардо

Английский экономист Давид Рикардо (1771-1823) внес огромный вклад в развитие классической политической экономии, так как именно в его трудах политическая экономия приобрела черты науки как системы знаний об экономическом базисе общества. Полученные им выводы в дальнейшем использовали в своих теориях представители социалистической мысли. Поэтому Д. Рикардо как бы оказался переходным мостиком между классической экономической школой и социалистическим направлением экономической мысли. В тоже время представители несоциалистического направления обвинили Д. Рикардо в том, что он положил раздор и вражду между классами. Основные теоретические положения Д. Рикардо заключались в следующем.

1. Стоимость. Выделял все факторы, влияющие на стоимость, но, в конечном счете, свел их к единому первоисточнику — труду. По его мнению, стоимость товаров прямо пропорциональна количеству труда, затраченного на их производство, и обратно пропорциональна производительности труда. При этом стоимость трактовал широко, включая в нее не только вновь созданную стоимость (зарплату и прибыль), но и овеществленный труд в виде стоимости потребленных средств производства. Однако предполагал, что стоимость может определяться и редкостью товара. Но этот показатель относится лишь к не воспроизводимым благам (статуи, картины, монеты и др.). Происходит данное по причине превышения спроса над предложением этих товаров.

2. Деньги. По мнению Д. Рикардо, золотые деньги имеют свою реальную стоимость. Однако стоимость денег определяется еще их количеством в обращении. Предполагал возможность замены золотых монет на бумажные деньги. Но, чтобы бумажные деньги не обесценились, необходимы для этого следующие меры. Во-первых, бумажные деньги должны представлять строгое количество золота. Во-вторых, необходимо осуществлять обмен бумажных денег на золото.

3. Заработная плата. Д. Рикардо считал, что заработная плата должна строго равняться минимуму средств существова­ния для содержания рабочего и его семьи. Отклоняться от этого минимума она не может. Если, например, заработная плата станет выше минимума, то это приведет к увеличению рождаемости. В результате увеличится предложение рабочей силы и зарплата вновь упадет до своего минимума. Если же зарплата, наоборот, станет ниже минимума, то тогда увеличится число болезней, смертность населения. При таком раскладе предложение рабочей силы сократится и зарплата поднимется снова до своего минимума.

4. Прибыль. Д. Рикардо однозначно считал, что источником прибыли является труд рабочих. Именно это положение послужило затем основой для социалистических выводов об эксплуатации при капитализме. Присвоение прибыли капиталистом происходит потому, что рабочий продает ему свой труд. Однако этот тезис позже подвергся серьезной критике. Если считать, например, что труд продан, его оплатили, то, тогда неясно, откуда берется излишек стоимости в виде прибыли, тем более что Д. Рикардо считал источником стоимости труд. Рассматривая взаимосвязь между размерами прибыли и заработной платы рабочих, автор теории приходит к заключению, что рост номинальной заработной платы ведет к снижению прибыли, ибо заработная плата и прибыль антагонистичны, находятся в обратном отношении друг к другу.

5. Рента. Д. Рикардо разграничил понятия «рента» и «арендная плата». Арендная плата — это процент на вложенный в землю капитал. Рента — это плата за пользование землей. На основе трудовой теории стоимости Д. Рикардо создал и теорию ренты, в которой источником ренты является не особая щедрость природы, а прилагаемый труд. С ростом населения в обработку поступает земля худшего качества или менее удобно расположенная (земля второго разряда). С точки зрения Д. Рикардо, затраты труда на этих участках образуют рыночную стоимость сельскохозяйственной продукции. На земле первого разряда (лучшего качества и местоположения) затраты значительно ниже. В результате и возникает земельная рента в виде разницы затрат на лучших и худших участках земли. Худшие же участки земли ренты не дают. Поэтому рента не влияет на стоимость продукции.

При росте населения общество вынуждено будет переходить к обработке все худших по качеству земель. Это приведет к увеличению цен на продовольствие. В результате положение рабочих ухудшится и станет необходимым повышение зарплаты. Рост зарплаты приведет к уменьшению прибыли. С уменьшением прибыли сократятся возможности для развития производства.

Если Вам необходимо написание реферата, курсовой или дипломной работы по данной теме, Вы можете

5. Рента. Д. Рикардо разграничил понятия «рента» и «арендная плата». Арендная плата — это процент на вложенный в землю капитал. Рента — это плата за пользование землей. На основе трудовой теории стоимости Д. Рикардо создал и теорию ренты, в которой источником ренты является не особая щедрость природы, а прилагаемый труд. С ростом населения в обработку поступает земля худшего качества или менее удобно расположенная (земля второго разряда). С точки зрения Д. Рикардо, затраты труда на этих участках образуют рыночную стоимость сельскохозяйственной продукции. На земле первого разряда (лучшего качества и местоположения) затраты значительно ниже. В результате и возникает земельная рента в виде разницы затрат на лучших и худших участках земли. Худшие же участки земли ренты не дают. Поэтому рента не влияет на стоимость продукции.

Критический анализ концептуальных положений Д. Рикардо Текст научной статьи по специальности « Экономика и бизнес»

Прошло 200 лет с выхода главного труда Д. Рикардо – человека, который был настоящим учёным, он не был революционером как К. Маркс, однако, даже будучи землевладельцем, он отстаивал интересы промышленников, а не те, которые были выгодны ему. Он был убежден, что реализация их интересов, в первую очередь, выгодна обществу в целом. Выбирая между своими и общественными экономическими интересами, он выбрал общественные интересы.

Критика взглядов экономиста Рикардо с марксистских позиций

Зибер Н. И. Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях: Опыт критико-экономического исследования, 1897

Библиотечно-информационный комплекс, раскрывая свои уникальные книжные фонды, предлагает вниманию читателей рассказы о наиболее интересных изданиях, объединенные в цикл ” Книжные реликвии Библиотечно-информационного комплекса” .

На сайте БИК будут представлены изображения книги (фрагменты или полный текст) и эссе, раскрывающее её историю.

Коллекция редких изданий БИК формировалась из частных коллекций М.И.Боголепова – советского экономиста, члена-корреспондента Академии наук СССР, организатора и первого ректора института народного хозяйства в Петрограде в 1920-1922 годах; А.М.Галагана – преподавателя Московского коммерческого института (1918); а также коллекций Департамента окладных сборов, Госкомбанка, Всероссийского кооперативного банка, Московского промышленного лицея им. А.И.Гукова.

Предоставляем Вам возможность прикоснуться к уникальным изданиям XIX – XX веков и приглашаем в Зал диссертаций и книжных раритетов БИК.

В этом выпуске мы хотим представить уникальное издание: Зибер, Н. И. Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях: Опыт критико-экономического исследования / Н. И. Зибер.- 3 изд.-СПб.: Издание Товарищества Сытина, 1897 . и расказать о книге и ее авторе.

Книга поступила в фонд Библиотечно-информационного комплекса Финуниверситета из фондов Библиотеки-читальни им. Я.М. Свердлова при ВЦИК и позже из библиотеки Московских областных и городских партийных курсов при МК и МГК ВКП (б) .

Николай Иваанович Зибер (10 [22] марта 1844, Судак — 28 апреля [10 мая] 1888, Ялта) — русский экономист, один из первых популяризаторов и сторонников экономического учения Карла Маркса в Российской империи. Профессор. Гражданин Швейцарии.

Р одился в г. Судак Таврической губернии Российской империи. Отец — швейцарский подданный, аптекарь, в 1830 году эмигрировал в Россию. Мать — Анна Фирфорт, по свидетельству различных источников, была либо француженкой, либо русской, либо украинкой, или же соединяла в себе все три национальности.

После окончания Симферопольской гимназии он поступает на юридический факультет Императорского Университета Св. Владимира в Киеве (ныне — Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко), где в 1868 году, получает степень кандидата законоведения. После чего недолго работал мировым посредником в Волынской губернии.

В 1871 году за диссертацию «Теория ценности и капитала Д. Рикардо в связи с позднейшими дополнениями и разъяснениями» («Киевские Университетские Известия» 1871 , № 1-2, 4-11) получил степень магистра политической экономии и был командирован за границу. По окончании командировки Зибер продолжает работать в Киевском Университете святого Владимира, в 1873 году был избран доцентом по кафедре политической экономии и статистики. Он проработал доцентом не более трех семестров, так как уже 30 апреля 1875 года уходит в отпуск на три месяца для поездки за границу. В декабре 1875 года он увольняется из Университета и переезжает в Швейцарию, где по большей части работает над статьями для российских журналов: «Вестник Европы», «Знание», «Отечественные записки», «Русская мысль», «Слово», «Юридический вестник», а также для газеты « Русские Ведомости ». В 1883 году Зибер публикует второй свой крупный трактат — «Очерки первобытной экономической культуры», посвященный разработке вопросов материальной и духовной культуры человечества при первобытнообщинном строе. Это была первая в России работа, в которой анализировались социально-экономические отношения в древних обществах.

Зибер представлял собой тип кабинетного учёного. Больше всего его интересовали теоретические выкладки, выводы он делал на основе вторичного эмпирического материала. Преподавал Зибер недолго, самые продуктивные годы провёл в уединении в Швейцарии, что позволило ему написать большое количество текстов, оказавших влияние на российскую экономическую науку.

Жена — Надежда Олимпиевна Зибер-Шумова – в 1875-1877 обучалась на медицинском факультете университета Берна, в 1877–1891 была научным партнёром профессора М. Ненцкого в университете Берна. Когда Ненцкий обосновался в Санкт-Петербурге в 1892 г., она последовала за ним в качестве ассистента. Доктору медицинских наук, выпускнице Бернского университета 1880 года Н. О. Зибер-Шумовой прочили блестящую карьеру учёного-биохимика.

С рождения Зибер не отличался отменным здоровьем. Из-за болезни лёгких он не смог явиться лично в Петербург за паспортом и содержанием. Позднее, в 1884 году, более серьезная болезнь — развивающийся паралич — заставила его вернуться в Ялту, где он провёл последние годы жизни. Умер и погребён в Ялте (Поликуровский мемориал).

Николай Иванович Зибер как исследователь несомненно обладал значительным влиянием. Так, например, оценивая наследие Зибера, Я. Г. Резуль пишет: «Зибер был первым популяризатором и комментатором учения Маркса в России и на Украине. . автор первой марксистской работы по истории первобытной экономической культуры . первый перевел на русский язык Рикардо . автор первой на русском языке марксистской работы о Родбертусе и вообще о нем на русском языке . первый ознакомил русских читателей с «Анти-Дюрингом» Энгельса и «К критике политической экономии» Маркса . первый дал марксистскую оценку идей Генри Джорджа . родоначальник скептического отношения к общине . » ( Резуль Я. Г. Н.И. Зибер //Каторга и ссылка.-1931.-№ 7.- C . 142–143 ).

В то же время в истории экономической мысли Зибера охотно описывают как ученого-одиночку. Он отказался от должности в Киевском университете и провел почти десять лет в Швейцарии, вдали от мест, где его тексты на русском языке могли быть прочитаны.

Н.И. Зибер представляет собой тип кабинетного экономиста. Его, судя по всему, больше всего интересуют теоретические выкладки, и выводы он делает на основе вторичного эмпирического материала. Преподавал Зибер совсем недолго, а самые продуктивные годы провел в уединении в Швейцарии, что позволило ему написать массу текстов. Никаких студентов, никаких административных обязанностей, никаких политических связей и контактов с экономической реальностью. Зибера иногда описывали как изолированного кабинетного экономиста. По словам некоторых современников, Зибер – «ученый с умом обширным и глубоким», «чистый тип ученого». «Все его интересы были в его экономической науке» . Может ли абсолютно кабинетный ученый, одиночка стать тем не менее влиятельной фигурой в науке?

Полемика Чичерина и Зибера о Марксе

В 1878 г. Б.Н. Чичерин опубликовал в Сборнике государственных знаний критический анализ экономической теории, изложенной в «Капитале» Маркса. Чичерин – не эко номист, он, главным образом, юрист, историк и философ, и известен в России XIX в. как истинный ученый-либерал. Находясь в России в определенного рода изоляции, Чиче рин поддерживал тесные связи с Западной Европой, испытывал влияние английского либерализма, а в экономических вопросах был близок французской либеральной шко ле и следовал идеям Бастиа.

Самый характерный момент полемики связан с теорией стоимости. Чичерин подчеркивает необходимость рассматривать потребительскую стоимость как основу меновой стоимости: «Прежде всего, товар есть предмет полезный человеку, или служащий для потребления. Полез ность дает ему потребительную стоимость » ( Чичерин, 1878. C. 4 ). В данном контексте Чичерин горячо оспаривает то, что считает позицией Маркса: «Меновая стоимость, говорит Маркс, не заключает в себе ни единого атома потребительной стоимости» ( Чичерин, 1987. C. 4 ). Он считает исключение потребительской стоимости бессмысленным: «Если мы спросим: что есть общего между двумя товарами, которые обмениваются? – то всякий здравомыслящий человек наверное ответит: то, что оба полезны; поэтому они и меняются» ( Чичерин, 1987. C. 4–5 ).

В последующих работах ученый повторяет ту же позицию . Еще до того, как Зибер опубликовал свою критику Чичерина в журнале « Слово» в 1879 г. (с публикацией можно ознакомиться – Немецкие экономисты сквозь очки г. Б. Чичерина // Зибер Н.И. Собрание сочинений. В 2-х т. Т. 2: Право и политическая экономия.-СПб.: Издание СПб. Акцион. общ. печ. дела “Издатель”, 1900.-С. 610-717 ), Маркс уже составил мнение о Чичерине: «Некоторые из моих русских друзей уже подготовили меня к тому, что от г-на Чичерина следует ждать весьма слабого произведения, но действительность превзошла мои ожидания. Он, очевидно, не знаком с элементарными понятиями политической экономии и воображает, что тривиальности школы Бастиа, будучи напечатаны от его, Чичерина, имени, превращаются в оригинальные и непререкаемые истины» .

Следует напомнить, что это уже второй выпад Маркса против Чичерина в дебатах об общине, развернувшихся в 1850-е гг. между Чичериным и Беляевым . Также нельзя забывать, что в 1873 г. Маркс уже поддержал работу Зибера ” Теория ценности и капитала Д. Рикардо в связи с позднейшими дополнениями и разьяснениями” ( Зибер, 1871 ), в которой излагается экономическая теория Капитала . Маркс писал: «Еще в 1871 году Николай Зибер, профессор политической экономии в университете Киева в своей работе “Теория ценности и капитала Д. Рикардо” ссылался на мою теорию стоимости, денег и капитала, по сути своей являющуюся необходимым продолжением учения Смита и Рикардо. Западноевропейского читателя поражает в этой блестящей работе уверенное и основательное понимание совершенно теоретической позиции» ( Marx K. ([1873] 1976). Postface to the second German edition of Capital / In: Capital, vol. 1. London: Penguin and New Left Review ).

Получается, сам Маркс назвал Зибера марксистом , и последнему оставалось толь ко написать, что Чичерин не понял двойственную природу товара: товар не содер жит ни частицы потребительской стоимости, но обладает ею исключительно с точки зрения меновой стоимости. Это не означает, будто товар, рассматриваемый только с позиций потребительской стоимости, бесполезен.

Таким образом, в 1879 г. Зибер попросту заново формулирует (не без иронии) то, что уже заявлял в своей диссерта ции 1871 г. И никаких дальнейших рассуждений на эту тему не ведет . Условия этой полемики, шедшей в двух российских журналах, оказались из ряда вон выходящими. Оба автора уволились из университетов (Московского и Киевского), и оба были «сосланы» в родные пенаты: Чичерин – в свою усадьбу в селе Караул Там бовской губернии, а Зибер – в швейцарский Берн. Сама полемика могла просто пройти незамеченной. Неизвестно, комментировали ли этот обмен мнениями современники, однако известно о более поздних комментариях. Так, историк Каратаев, описывая исто рию развития экономической науки в Московском университете, отмечает: «Немно гие профессора тогда открыто поддержали Зибера в его теоретической борьбе против крепостников и вульгарных экономистов. Но в Московском университете была проде монстрирована солидарность с позицией Н.И. Зибера, его возражения против статьи Б. Чичерина были признаны неоспоримыми, а сам Б. Чичерин прямо был назван диле тантом в экономических вопросах» ( Каратаев Н.К. Экономические науки в Московском университете (1755– 1955).-М.: Изд. Моск. унив.,1956.- C . 197 ).

Таким образом, согласно данному источнику, Чичерин был дискредитирован в собственном университете в сравнении с Зибером – верным защитником Маркса.

Личное знакомство с Марксом и Энгельсом и рекомендация самого Маркса безусловно помогают в марксистской среде, но это еще не все. Для того, чтобы твой голос был услышан в российской научной среде и нашел отклик в политическом ландшафте, когда ты сам сидишь за письменным столом в Швейцарии, необходима какая-то поддержка. Если ты кабинетный экономист, это еще не значит, будто у тебя нет влияния. А историк должен понимать и документировать эти рычаги и средства коммуникации. В случае с Зибером реконструкция такой интеллектуальной сети представляет ряд проблем. Живя изгнанником в Швейцарии, он оставил очень мало следов. Д о сих пор неизвестно, установил ли он связи со своим отечеством и сумел ли инте грироваться в швейцарское общество в Берне и Цюрихе, где проживал после отъезда из России.

До сих пор не обнаружено никаких публикаций Зибера в швейцар ской, немецкой или французской прессе или иных источниках. Проследить можно лишь его встречи с русскими изгнанниками – либералами или революционерами; последние упоминают о встречах с Зибером либо в Швейцарии, либо в библиоте ках Парижа или Лондона. В отсутствие централизованных архивов, где можно было бы обнаружить сеть корреспонденции, реконструкция интеллектуальной сети Зибера происходит постепенно, методом поисков и случайных находок.

Но некоторые работы позволяют составить первичное представ ление об этой сети. Отец ученого – Иоханнес Зибер (1791–1860), швейцарский граж данин, уроженец местечка Флюнтерн (сегодня это район Цюриха), аптекарь по про фессии – в 1830 г. эмигрировал в Россию в поисках работы. Отъезд квалифицированных специалистов из Швейцарии был в то время привычным делом, особенно если страной назначения была Россия. Некто по имени Йозеф Зибер, родившийся в 1790 г. и проис ходивший из того же местечка (Флюнтерн, кантон Цюрих), тоже аптекарь, эмигриро вал в Россию в 1822 г. и, возможно, проложил путь предположительно своему брату, Иоханнесу Зиберу. Что стало с Йозефом, нам пока не известно.

Еще большая загадка – национальная принадлежность матери Н.И. Зибера, Анне Фирфорт; по свидетельству различных источников, она была либо француженкой, либо русской, либо украинкой, или же соединяла в себе все три национальности. Добравшись до России, Зибер сначала принялся за работу в Нижнем Новгороде, а затем перебрался в Судак, где в 1844 г. родился Н.И. Зибер. Николай учился в Симфе рополе, потом в Киеве. Уже в киевский период можно выделить несколько имен тех, с кем Зибер явно поддерживал контакт: это его преподаватели – Г.М. Цехановецкий, Н.Х. Бунге и А.В. Романович-Славатинский, а также коллеги и друзья – М. Драгоманов, С. Подолинский, Н.Г. Кулябко-Корецкий, Ф. Внуков, М. Русов и т.д. В ходе своих науч ных поездок по Европе в 1871–1873 гг. Н.И. Зибер встречался с находившимися там русскими – А.И. Чупровым, И.И. Янжулом, А.С. Посниковым и др. Однако о его жизни в Швейцарии в период с 1875 по 1884 гг. известно лишь не много: он встречался с Плехановым и Дейчем, а также с Драгомановым; почти точно известно, что Зибер общался с другими марксистами, популистами и революционе рами.

Известно, что Зибер выезжал из Швейцарии в другие страны, часто с целью поработать в библиотеках (Парижа, Лейпцига, Лондона), где он должен был встре чаться с Марксом, Энгельсом, Ковалевским, Каблуковым, Бебелем и, возможно, многи ми другими.

По материалам из открытых источников, публикаций Ф. Аллиссона, Д.Е.Раскова

Предоставляем Вам возможность прикоснуться к уникальным изданиям XIX – XX веков и приглашаем в Зал диссертаций и книжных раритетов БИК.

Экономические взгляды Д.Рикардо

Д. Рикардо – экономист эпохи промышленной революции. Методология исследования

Экономическая политика государства.

Принцип полного невмешательства государства в экономику страны – “laissez faire” – является условием богатства. Государственное регулиро­вание необходимо при возникновении угрозы всеобщему благу.

А.Смит сформулировал четыре правила налогообложения:

• пропорциональность – граждане государства обязаны платить налоги со­размерно получаемым средствам;

• минимальность – каждый налог должен взиматься так, чтобы он извле­кал у населения возможно меньше сверх того, что поступает в государ­ство;

• определенность – должны быть четко установлены время уплаты, способ и размер налога. Эта информация должна быть доступна любому нало­гоплательщику;

• удобство для плательщика – время и способ уплаты налога должны соот­ветствовать требованиям плательщиков.

Ученый выступал в защиту свободной торговли между странами. Пока­зал взаимовыгодность международной торговли исходя из различных уровней издержек производства в различных странах.

1.Методология исследования Д.Рикардо.

В конце XVIII века в экономике Англии (и многих других стран) произо­шел промышленный переворот.

Начался Переход от мануфактуры к крупному индустриальному произ­водству (заводам, фабрикам), крупному землепользованию.

Промышленная революция сопровождалась следующими событиями:

• высокие темпы экономического развития;

• резкое увеличение числа городского населения за счет притока из сель­ской местности;

• использование на крупных производствах неквалифицированного труда рабочих, а также женщин и детей;

• интенсивность труда возрастала, а размер заработной платы снижался;

• массовый характер приобрела безработица;

• рост неравенства среди людей;

• возникло противостояние между промышленниками и землевладельца­ми;

• инфляция и быстрый рост цен в результате войны между Англией и Францией.

Давид Рикардо (1772 – 1823) – экономист эпохи промышленной рево­люции – родился в семье биржевого маклера в Лондоне. Учился в торго­вой школе.

С 14 лет Д. Рикардо помогал в торговых и биржевых операциях отцу. К 26 годам без опеки отца добился финансового благополучия и вер­нулся к занятиям по математике, естествознанию и другим наукам. К 38 годам стал крупным финансовым магнатом.

В 1817 годуД. Рикардо опубликовал свой главный труд “Начала полити­ческой экономии и налогового обложения”. В 1819 году он оставил бизнес и был избран членом в палату общин парламента. В своей парламентской деятельности добивался либерализа­ции экономики, свободы торговли и т. д.

Д. Рикардо в “Началах” заложил основу модельного метода в исследова­ниях экономической теории.

Основные положения методологии исследования Д. Рикардо:

• система политической экономии представлена как единство, подчинен­ное закону стоимости;

• признание объективных экономических законов, то есть законов, не зависящих от воли человека;

• количественный подход к экономическим закономерностям, то есть Д.Рикардо была сделана попытка найти количественное соотношение между такими категориями, как стоимость, заработная плата, прибыль, рента и т.д.;

• Д. Рикардо стремился выявить закономерности, исключая случайные явления, то есть придерживался абстрактного метода.

Главную задачу политической экономии Д.Рикардо видел в определении законов, управляющих распределением продукта между классами.

Д.Рикардо, различая потребительную и меновую стоимость, считал, что последняя обусловливается количеством затраченного труда, а также величиной и продолжительностью капиталовложений.

Цена товара в краткосрочном периоде определяется спросом и предло­жением, а в долгосрочном – издержками на производство товара.

Изменение заработной платы работников ведет к изменению прибыли предпринимателя, а не цены, причем рост заработной платы ведет к снижению прибыли, и наоборот. Это положение называют “системой раздора между классами”.

Снижение стоимости денег как товара ведет к росту заработной платы и повышению цен на товары.

Заработная плата, по Д. Рикардо, представляет собой доход наемного рабочего, плату за труд. Заработная плата зависит от демографических процессов. Чем больше предложение рабочих рук, тем ниже заработная плата работников, и наоборот. Заработная плата удерживается в пределах прожиточного минимума в силу естественного закона численности народонаселения – “железный закон ” заработной платы. Он последовательно описывает принцип, согласно которому заработная плата зависит от движения народонаселения. Он считал, что движение заработной платы под воздействием спроса и предложения рабочей силы возвращается к «естественной» норме, т.е. к стоимости средств существования. Эти рассуждения базировались на законе народонаселения Т. Мальтуса.

В противоположность А. Смиту Рикардо придерживался мнения о том, что положение рабочих с развитием общества будет ухудшаться из-за роста цен на сельскохозяйственную продукцию.

Положение рабочего класса, несмотря на экономический рост, будет ухудшаться из-за роста цен на сельскохозяйственную продукцию.

Тенденция падения заработной платы может быть остановлена при кон­троле заработной платы со стороны государства.

Прибыль, по мнению Д. Рикардо, есть избыток стоимости над заработ­ной платой; это продукт неоплаченного труда рабочего.

Рост производительности труда является одним из способов увеличе­ния прибыли. Д. Рикардо сформулировал “закон падения нормы прибыли”. Его суть в сле­дующем: падение производительности труда сельскохозяйственного про­изводства приведет к росту цен на продукты питания и росту минимальной заработной платы, которая будет занимать большую часть в стоимо­сти продукции, а следовательно, норма прибыли будет снижаться.

Учение о капитале.Характеризуя капитал, Рикардо показал его как главный фактор развития производительных сил. Капитал определяется им как фонд производства, запас средств производства.

Рента – это избыток стоимости над средней прибылью, который обра­зуется за счет различного плодородия и местоположения земель.

Основанием на получение ренты служит собственность на землю. К факторам, образующим ренту, Д. Рикардо относил:

• различное плодородие участков;

• местоположение участка относительно рынка сбыта продукции.

Читайте также:  Кейнсианские концепции денег и регулирование экономики

Д. Рикардо правильно охарактеризовал дифференциальную ренту как разницу между стоимостью продуктов сельского хозяйства на лучших и на худших участках.

Д. Рикардо признавал “закон убывающего плодородия почвы”.

Главным условием роста экономики является устойчивое денежное об­ращение. Лучшей базой денежной системы Д. Рикардо считал золото. Возможен замен золота на бумажные деньги, но по твердому курсу. Ценность бумажных денег зависит от их количества в обращении.

Д. Рикардо сформулировал теорию сравнительного преимущества. В этой теории Д. Рикардо доказал выгодность (преимущество) международной торговли на основе сопоставления сравнительных издержек. То есть если различные страны обладают сравнительным преимуществом по различ­ным экспортным товарам, то международное разделение труда и тор­говля между этими странами являются взаимовыгодными.

Рикардо о международной торговле.Если А. Смит был автором теории абсолютных преимуществ, то Д. Рикардо обосновал теорию сравнительных преимуществ в международной торговле.

Из теории А. Смита вытекало, что факторы производства обладают абсолютной мобильностью внутри страны, т.е. перемещаются в те районы, где они получают наибольшее абсолютное преимущество. В конечном счете, преимущество одних регионов перед другими исчезнет, и доходы от факторов производства выровняются. Казалось бы, торговля должна прекратиться. Однако Д. Рикардо сумел показать выгодность международной торговли, обосновав альтернативную цену, показав возможное соотношение цен при торговле, что позволило затем Джону Стюарту Миллю обосновать теорию взаимного спроса, выигрыш от торговли двух стран. Принцип относительного преимущества Рикардо рассматривал на примере Англии и Португалии. Исходя их этих же преимуществ, что и теория абсолютных преимуществ, теория сравнительных преимуществ использует понятие альтернативной цены или издержек замещения.

Под альтернативной ценой Рикардо понимал рабочее время, необходимое на производство единицы товара, выраженное через рабочее время, необходимое для производства единицы другого товара.

Если альтернативные издержки на производство одних и тех же товаров в стране ниже, чем в стране II, то есть

А1 А1 ‘ А1 А2



• возникло противостояние между промышленниками и землевладельца­ми;

Актуальность идей Д. Рикардо

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. ЛОМОНОСОВА.

АКТУАЛЬНОСТЬ ИДЕЙ Д. РИКАРДО.

Студента II курса

Давид Рикардо был выдающимся представителем классической политической экономии Англии. Как строгий теоретик, он явно превосходил Адама Смита. Дав анализ экономических явлений и процессов, Рикардо сформулировал серию экономических законов, которые вошли в сокровищницу политической экономии, подверг научной критике ошибки Адама Смита. С другой стороны, “Богатство народов” содержит большее количество существенных обобщений, касающихся функционирования экономических систем, чем “Начала” Рикардо и, возможно, чем любой другой трактат по экономической теории XVIII – XIX в. Поэтому, если считать проблемой экономической науки “распределение ограниченных средств между конкурирующими целями”, то в этом случае Смит внес в экономическую науку больший вклад, чем Рикардо. Рикардо же специально обращается к проблеме распределения только в единственном месте – главе о внешней торговле. Здесь он раскрывает эту проблему намного шире и глубже, чем Адам Смит. Также, если под главной проблемой экономической науки подразумевать рост и развитие, то Смит ушел далеко вперед, а если считать, что экономическая наука – это орудие анализа, метод мышления, а не набор существенных результатов, то Рикардо буквально изобрел технику экономической науки, попытался сделать эту науку математически точной.

В своих исследованиях Давид Рикардо отдавал приоритет производству. Источник стоимости и доходов он искал в сфере производства, а в теории распределения делал попытку охватить движение всей экономики. Рикардо стремился показать динамику производства и доходов в целом. При этом он широко пользовался методом абстракции: охватывая широкий круг значительных экономических проблем с помощью простой аналитической модели он вывел впечатляющие заключения, которые могли послужить основой для экономической политики.

Влияние трактата Рикардо дало о себе знать практически сразу же после его опубликования, и больше половины столетия “Начала” были основой экономического мышления в Англии. Труды Рикардо помогли превратить свободную торговлю в популярную цель британской политики. Он был сторонником свободной торговли и считал, что нечего беспокоиться, если ввоз товаров превышает вывоз, а золото утекает из страны и был уверен, что свободный импорт автоматически регулирует обращение золота, колебание цен и помогает устанавливать экономическое равновесие. Это было теоретическим обоснованием для долгосрочного решения проблемы роста, которое Британия приняла в XIX веке: она стала “мастерской мира” и закупала большую часть продовольствия за рубежом.

Даже те современные Рикардо экономисты, кто спорил с ним по отдельным вопросам, – Лонгфилд, Сениор и другие – восприняли главную идею Рикардо, что производительность труда в сельском хозяйстве наряду с вековыми изменениями в распределении дохода управляет нормой прибыли на капитал. Пока хлебные законы действовали, вопрос о свободной торговле придавал системе Рикардо практическое значение. И когда в 1846 году произошла их отмена, “Принципы” Милля, опубликованные на два года позже, придали новую силу надлежащим образом дополненным идеям Давида Рикардо. Однако после 1870 года большинство экономистов отказались от того, что называли рикардианской теорией ценности и распределения, и согласились с Джевонсом в том, что Рикардо “перевел поезд экономической науки на ложный путь”.Во второй половине XIX века марксисты приветствовали теорию Рикардо, хотя и критиковали ее за антиисторизм, непоследовательность и буржуазную ограниченность.

В последнее десятилетие XIX века произошло еще одно изменение позиции по отношению к Рикардо, так как часть авторов была внезапно поражена мыслью о том, что старомодная теория ренты Рикардо на самом деле является особым случаем намного более общей теории. Рикардо показал, что последнее приращение труда и капитала на интенсивно используемом участке земли ничего не добавляет к ренте и состоит исключительно из заработной платы и процента; рента же обязана своим существованием более высокой продуктивности участков, более плодородных , чем предельный. Викселль и Джон Бейтс Кларк поняли, что в предельном состоянии с отсутствием ренты нет ничего уникального: когда земля – переменный фактор, а труд с капиталом – постоянные факторы, предельное состояние будет характеризоваться отсутствием заработной платы и процента. Так родилась теория распределения на осное предельной производительности, и к прочим достижениям Рикардо теперь необходимо добавить изобретение предельного анализа. На некоторое время Рикардо опять вошел в моду, и даже Маршалл стал утверждать, что основания рикардианской теории ценности, которая связана с издержками производства, пребывают в целости и сохранности.

Но, к сожалению, в 30-х годах нашего столетия маятник качнулся в обратном направлении, и проблема совокупного эффективного спроса заставила большинство экономистов согласиться с Кейнсом в том, что “полное доминирование рикардианского подхода на протяжении 100 лет было катастрофой для прогресса экономической науки”. Но врядли, если бы не было Рикардо, экономическая наука прошлого столетия посвятила бы себя макроэкономической проблеме безработицы. Признание Рикардо знаменитого “закона рынков”, постулирующего тенденцию к равновесному состоянию при полной занятости, было недостаточно продумано и оставалось не более чем догмой. Как теоретик в области денежной теории Рикардо уступал лучшим из своих современников. Тем не менее изобретенные Рикардо закон сравнительных преимуществ и сравнительно-статический метод анализа пережили свое время. А центральная проблема,ставящаяся Рикардо, а именно, как изменения относительных долей в продукте земли, труда и капитала связаны с нормой накопления капитала, остается одним из непреходящих предметов интереса для современных экономистов. В этом смысле рикардианская теория еще жива.

Также не остался без внимания поиск Давидом Рикардо “неизменной меры ценности” – мерила, которое само инвариантно относительно измерений как в заработной плате, так и в норме прибыли. Так в XIX веке пытались рассмотреть эту проблему такие известные экономисты как Джон Стюарт Милль и Карл Маркс, а во второй половине XX века современный редактор трудов Рикардо Пьеро Сраффа опубликовал книгу, где коснулся этой проблемы и намеревался доказать, что эта задача Рикардо на деле может быть решена и, более того, ее решение чревато глубокими последствиями для современной экономической теории.

В заключение можно сказать, что в наши дни судить об актуальности каких-либо идей того или иного экономиста XIX века довольно трудно, так как историческое развитие усложнило политическую и экономическую ситуацию в мире и сейчас большинство стран перешло на смешанный тип экономики, а экономисты прошлого столетия в своем большинстве рассматривали капитализм в чистом виде, что сейчас практически не существует. Поэтому большинство идей потеряли свою актуальность. Но все же некоторые рациональные зерна используются в новых теориях, возникаемых в результате изменения политических и экономических условий общества.

Даже те современные Рикардо экономисты, кто спорил с ним по отдельным вопросам, – Лонгфилд, Сениор и другие – восприняли главную идею Рикардо, что производительность труда в сельском хозяйстве наряду с вековыми изменениями в распределении дохода управляет нормой прибыли на капитал. Пока хлебные законы действовали, вопрос о свободной торговле придавал системе Рикардо практическое значение. И когда в 1846 году произошла их отмена, “Принципы” Милля, опубликованные на два года позже, придали новую силу надлежащим образом дополненным идеям Давида Рикардо. Однако после 1870 года большинство экономистов отказались от того, что называли рикардианской теорией ценности и распределения, и согласились с Джевонсом в том, что Рикардо “перевел поезд экономической науки на ложный путь”.Во второй половине XIX века марксисты приветствовали теорию Рикардо, хотя и критиковали ее за антиисторизм, непоследовательность и буржуазную ограниченность.

Оглавление

1. Экономическая теория Давида Рикардо3
1.1. Краткая биография3
1.2. Методология4
1.3. Теория стоимости5
1.4. Теория ренты7
1.5. Взгляды на естественную и рыночную цены9
1.6. Взгляды на заработную плату10
1.7. Взгляды на прибыль11
1.8. Взгляды на внешнюю торговлю14
2. Сравнительные характеристики экономических взглядов Давида Рикардо и Адама Смита18
2.1. Экономические взгляды Адама Смита18
2.2. Критика Давида Рикардо 21
Заключение25
Список литературы27

Поощрение конкуренции, запрет на монополии. Смит заходил в этом вопросе так далеко, что предложил конкурировать даже попам , для более полной свободы вероисповедания.

Давид Рикардо

Давид Рикардо (англ. David Ricardo; 18 апреля 1772, Лондон — 11 сентября 1823, Гатком-Парк) — английский экономист, классик политической экономии, последователь и одновременно оппонент Адама Смита, выявил закономерную в условиях свободной конкуренции тенденцию нормы прибыли к понижению, разработал законченную теорию о формах земельной ренты. Развил идеи Адама Смита о том, что стоимость товаров определяется количеством труда, необходимого для их производства, и разработал теорию распределения, объясняющую, как эта стоимость распределяется между различными классами общества.

Был родом из португальско-еврейской семьи, эмигрировавшей в Англию из Голландии непосредственно перед его рождением. Он был третьим из семнадцати детей биржевого маклера. До 14 лет учился в Голландии, в 14 лет присоединился к своему отцу на Лондонской фондовой бирже, где начал постигать основы коммерции, помогая ему в торговых и биржевых операциях. К 16 годам Рикардо мог самостоятельно справляться со многими поручениями отца на бирже.

В 21 год Рикардо, отказавшись от традиционного иудаизма, женился на Абигайль Делволл, исповедовавшей религию квакеров. Отец изгнал его, а мать с тех пор никогда с ним не разговаривала. Таким образом, Рикардо потерял поддержку семьи однако к этому времени он уже скопил порядка 800 фунтов, что на тот момент являлось зарплатой чернорабочего за 20 лет или около 50 тысяч фунтов на 2005 год , и приобрел достаточно опыта в биржевых операциях для обеспечения себя и молодой жены без поддержки со стороны родителей.

Спустя 5—6 лет он преуспел в биржевых операциях, заработал свои первые миллионы, а через 12 лет бросил занятие биржевого маклера. К 38 годам стал крупной финансовой фигурой.

В 1799 начал интересоваться экономикой, прочитав книгу Адама Смита «Богатство народов». В 37 лет написал первую экономическую заметку.

Капитал по Рикардо:

Экономические взгляды Д. Рикардо

Д. Рикардо (1771 –1823гг.) – талантливый финансист и один из самых богатых людей лондонского финансового мира своего времени – внес огромный вклад в развитие классической политической экономии. Д. Рикардо исследовал экономику как сложную систему, где действуют объективные экономические законы и существует механизм, обеспечивающий действие этих законов как преобладающих тенденций. Наиболее полно Рикардо изложил свои взгляды в работе “Начала политической экономии и налогового обложения” (1817г.), в предисловии к которой он пишет, что главная задача политической экономии – определить законы, которые управляют распределением созданного продукта. Однако первоначально сфера интересов Рикардо находилась в области исследования денежно-кредитного обращения. И здесь, рассматривая его взгляды, нельзя не сказать о вкладе Рикардо в разработку проблем денежного обращения. По мнению Рикардо, устойчивость денежного обращения, которое является важнейшим условием роста экономики, может быть обеспечена лишь денежной системой, основанной на золоте. При этом золото может быть в значительной мере или даже полностью заменено банкнотами (что даст нации большую экономию), но лишь при условии беспрепятственного обмена их на золото по твердому курсу. Не случайно поэтому Рикардо считают идеологом “золотого стандарта”. Выступая как последовательный сторонник количественной теории денег, он считает повышение рыночной цены золота следствием и проявлением обесценивания банкнот в результате их чрезмерного выпуска в обращение.

Рикардо разделяет позицию Смита о том, что богатство нации представляют собой продукты материального производства, а главным источником общественного богатства является труд. Однако, будучи более последовательным, чем Смит, в разработке трудовой теории стоимости, Рикардо утверждает, что стоимость определяется исключительно трудом, “определение стоимости рабочим временем есть абсолютный, всеобщий закон”. Теория стоимости Рикардо строится на строгом монизме. Исключение делается лишь для очень ограниченного круга так называемых невоспроизводимых товаров (произведения искусства, вина особого вкуса и т.д.), стоимость которых определяется их редкостью. В отличие от Смита, который в конечном итоге представил стоимость как результат сложения заработной платы, прибыли и ренты, Рикардо доказывал, что стоимость не складывается из этих компонентов, а разлагается на них. Тем самым признавалась первичность стоимости по отношению к данным формам распределения. И в этом проявляется существенное отличие Рикардо от Смита.

Признавая труд как единственную субстанцию стоимости, Рикардо сделал логичный вывод, что изменение заработной платы без всякого изменения производительности труда не влияет на цену, а изменяет лишь распределение стоимости созданного продукта между предпринимателем и рабочим, т. е. меняет соотношение заработной платы и прибыли в стоимости продукта. Согласно представлениям Рикардо, заработная плата и прибыль могут меняться только в обратном соотношении, поэтому теорию Рикардо часто называли “системой раздора и вражды между классами”.

На основе трудовой теории стоимости Рикардо создал и теорию ренты, в которой источником ренты является не особая щедрость природы, а прилагаемый труд. И в этом вопросе видно отличие взглядов Рикардо от Смита. Последний считал, не без влияния физиократов, что рента является особым даром природы, так как в земледелии работает и создает продукт не только человек (как в промышленности), но и земля. Таким образом, рента как излишек продукции, который всегда более чем достаточен для возмещения капитала и для получения прибыли на него, является результатом особой щедрости природы.

Рикардо стоит на совершенно иных позициях. Исходной посылкой его теории является убеждение, что когда в стране имеется в изобилии плодородная земля, незначительную долю которой нужно обрабатывать, ренты не существует, так как никто не станет платить за пользование землей, если она имеется в неограниченном количестве и одинакового качества (это соответствует общим законам спроса и предложения). Но когда по ходу развития общества с ростом населения в обработку поступает земля худшего качества или менее удобно расположенная (назовем ее землей второго разряда), на земле первого разряда сразу возникает рента, величина которой будет зависеть от разницы в качестве этих двух участков. И так с каждым приростом населения: когда в стране будут прибегать к использованию земли худшего качества, будет подниматься рента с более плодородных участков земли. Из этого следует, что рента является результатом не щедрости, а особой скупости природы и ограниченности ресурсов.

Но как связана у Рикардо теория ренты с трудовой теорией стоимости? По его мнению, стоимость сельскохозяйственной продукции определяется затратами труда на относительно худших участках, по современной терминологии – предельных участках, где осуществляются предельные вложения капитала. Избыток же продукции, получаемый на землях лучшего качества, и представляет собой ренту, уплачиваемую собственнику земли. Согласно взглядам Рикардо, высокие рентные платежи являются следствием высоких цен на сельскохозяйственную продукцию, которая и заставляет вовлекать в оборот земли худшего качества. А поскольку регулятором цены сельскохозяйственной продукции является продукция, производимая при наибольших затратах труда, то и рента, по мнению Рикардо, не может входить в качестве составной части в ее цену. Рента – результат высоких цен, и то, что получает землевладелец таким путем, он получает за счет всего общества. Все дело сводится к тому, что один класс получает выгоды за счет другого.

Заканчивая рассмотрение теории ренты Рикардо, с определенными оговорками можно сказать, что она – частный случай теории предельных величин, которые являются основой современного микроэкономического анализа.

В области теории заработной платы Рикардо последовательно проводит идею Смита о том, что размер заработной платы должен регулироваться свободной рыночной конкуренцией и не должен контролироваться государственным законодательством. Спрос на труд, как и спрос на всякий иной товар, необходимо регулирует производство людей, и заработная плата не будет опускаться ниже того уровня, при котором раса рабочих вымерла бы после первого поколения. Развивая взгляды Смита, Рикардо полагал, что заработная плата сводится к стоимости средств существования работника и его семьи, однако, в отличие от Смита, считал, что заработная плата удерживается в жестких пределах прожиточного минимума в силу так называемого естественного закона народонаселения, на котором мы подробнее остановимся, рассматривая экономические взгляды Т. Мальтуса. Этот закон получил в дальнейшем название “железный закон” заработной платы.

Согласно взглядам Рикардо, труд имеет естественную и рыночную стоимость. Естественной ценой труда является та, которая необходима, чтобы рабочие имели средства к продолжению рода без увеличения или уменьшения числа рабочих (своеобразная равновесная цена, обеспечивающая стационарный уровень населения). Естественная цена зависит от нравов и обычаев. Если цена труда падает ниже естественной, положение рабочих значительно ухудшается и “становится в высшей степени печальным”. Лишь после того как лишения (потеря тех предметов комфорта, которые привычка делает абсолютно необходимыми) сократят их число, рыночная цена поднимется до естественной. Следует отметить, что в рамках посылок классической политической экономии безработица в рыночной экономике невозможна, ибо избыточное население вымирает. В этом суть “железного” закона заработной платы Рикардо. Что касается рыночной нормы заработной платы, то Рикардо, вслед за Смитом, признает, что она в прогрессирующем обществе (в обществе, где капитал будет постепенно и постоянно расти) может быть выше естественной в течение неопределенного времени. Д. Рикардо развил теорию А. Смита о внешней торговле, дополнив ее теорией “сравнительных издержек производства” (ее еще называют теорией “сравнительных преимуществ”). В отличие от Смита, который решающее значение при объяснении закономерностей развития мировой торговли придавал величине абсолютных издержек, Рикардо считал, что абсолютные издержки необязательно являются предпосылкой международного обмена.

Национальные государства, по мнению Д. Рикардо, получают экономический эффект за счет производства и экспорта товаров, которые обходятся им относительно дешевле, и импорта товаров, которые производятся за границей сравнительно дешевле, чем внутри страны. Этот принцип он поясняет на примере торговли сукном и вином между Португалией и Англией. При этом предполагалось, что торговля осуществляется на эквивалентных началах. Если даже издержки производства сукна в Англии несколько выше, чем в Португалии, а вина – значительно выше, то все равно внешнеторговый обмен сукном и вином между этими странами является взаимовыгодным (исходя из принципа абсолютных издержек Смита такая торговля не имеет смысла для Португалии, потому что она ей не выгодна). Допустим, что затраты на производство одинакового количества вина в Португалии – 100 условных единиц (например, фунтов стерлингов), а в Англии – 3000. В то же время затраты на производство одного и того же количества сукна в Португалии – 300 условных единиц, а в Англии – 350. Тогда Португалия экспортировав в Англию данное количество вина, получает эффект в размере (3000 – 100) = 2900 единиц и сможет на эту сумму закупить значительно большее количество сукна, чем если бы она производила его сама. В то же время выгода Англии заключается в том, что, продав сукно в Португалию, она закупит за это сукно значительно большее количество вина, чем если бы она сама его производила.

Страны, специализируясь на производстве товаров, в которых они имеют относительные преимущества, могут производить их в значительно большем объеме и лучшего качества, чтобы экспортировать эти товары в другие страны. В то же время они имеют возможность получать посредством импорта те товары, которые не производятся внутри страны, и импортировать товары, затраты на производство которых внутри страны чрезвычайно велики.

Специализация, основанная на принципе сравнительных преимуществ, и основанная на ней торговля между странами увеличивают общий объем мирового производства товаров. Участие в международной торговле и международном разделении труда дает возможность каждой стране эффективнее и с меньшими издержками удовлетворять свои потребности.

А. Смит и Д. Рикардо считаются основателями классической политической экономии, они имеют общую точку зрения на базовые экономические категории и проблемы общества (сущность богатства нации, источники его увеличения, роль накопления капитала в этом процессе, концепция производительного труда и ряд других). Тем интереснее рассмотреть, как в рамках одного направления уживаются оптимистическое и пессимистическое мировоззрения.

Представителем первого является А. Смит с его верой в естественную гармонию, представителем второго – Д.Рикардо. Наиболее ярко различие этих мировоззрений проявляется во взглядах на проблему накопления капитала и перспективы экономического роста. Обнаруживая полное единство со Смитом в том, что источником богатства нации является накопление капитала, Рикардо тем не менее допускает, что накопление капитала может привести к обнищанию всей нации. Парадоксальное утверждение, требующее доказательств. Каковы же аргументы Рикардо? Исходная посылка рассуждений у Смита и Рикардо одинакова – возрастание размеров накопления капитала увеличивает спрос на труд, приводя тем самым к росту заработной платы рабочих. Но если у Смита рост заработной платы увеличивает в первую очередь трудолюбие, то, согласно взглядам Рикардо, высокая заработная плата поощряет работников к размножению, вследствие чего предложение труда растет и заработная плата опять падает до “естественной” цены, определяемой прожиточным минимумом. Но какова связь механизма установления заработной платы с проблемой накопления? Самая непосредственная. Повышение заработной платы и спровоцированный этим рост рождаемости увеличивает спрос на продукты сельского хозяйства, главным образом на хлеб. Следовательно, возрастает его цена, и становится целесообразным вовлекать в оборот земли худшего качества, где издержки производства выше. Таким образом, с накоплением капитала и ростом богатства требующееся добавочное количество пищи получается при затрате все большего труда. Это приводит к увеличению ренты с земель лучшего качества. А так как рента является, по мнению Рикардо, вычетом из стоимости продукта, созданного в обществе, она может увеличиваться только за счет уменьшения других частей, на которые распадается стоимость: прибыли и заработной платы. Следовательно, в результате роста ренты, являющейся следствием роста населения, прибыль имеет естественную тенденцию падать, что не может не быть препятствием накоплению капитала.

Положение же о том, что труд является единственным источником стоимости, а последняя распадается на заработную плату, прибыль и ренту, а изменение каждой из частей возможно только за счет другой, неизбежно приводит Рикардо к пессимистическому выводу об антагонизме экономических интересов в обществе различных классов. Тем не менее с позиций Рикардо, государство не должно вмешиваться ни в производство, ни в обмен, ни в распределение. Государственная политика в целом должна строиться на экономических принципах, а основной способ взаимодействия государства с населением сводится к налогообложению. Но налоги не должны быть слишком большими, ибо если государство “замахивается” на часть капитала, то результатом этого становится нищета большей части населения, ибо единственным источником роста богатства нации является именно накопление. По мнению Рикардо, “лучший налог – меньший налог”.

Представляет интерес аргументация Рикардо в защиту налогообложения (в противоположность заимствованию как способу финансирования ведения войны). В полной мере разработан классический аргумент против государственного долга: государственный долг ведет к «бегству» капиталов, а дефицитное финансирование сокращает частные сбережения. Таким образом, бремя долга заключается не столько в ежегодной выплате процента, сколько в непроизводительной растрате ресурсов. Классическая политическая экономия в лице Смита и Рикардо являлась господствующим течением в экономической мысли первой половины XIX в., что не исключало критику отдельных ее положений различными экономистами. Поэтому представляется интересным проследить эволюцию классической школы, рассмотрев взгляды наиболее известных представителей экономической науки того периода.

Согласно взглядам Рикардо, труд имеет естественную и рыночную стоимость. Естественной ценой труда является та, которая необходима, чтобы рабочие имели средства к продолжению рода без увеличения или уменьшения числа рабочих (своеобразная равновесная цена, обеспечивающая стационарный уровень населения). Естественная цена зависит от нравов и обычаев. Если цена труда падает ниже естественной, положение рабочих значительно ухудшается и “становится в высшей степени печальным”. Лишь после того как лишения (потеря тех предметов комфорта, которые привычка делает абсолютно необходимыми) сократят их число, рыночная цена поднимется до естественной. Следует отметить, что в рамках посылок классической политической экономии безработица в рыночной экономике невозможна, ибо избыточное население вымирает. В этом суть “железного” закона заработной платы Рикардо. Что касается рыночной нормы заработной платы, то Рикардо, вслед за Смитом, признает, что она в прогрессирующем обществе (в обществе, где капитал будет постепенно и постоянно расти) может быть выше естественной в течение неопределенного времени. Д. Рикардо развил теорию А. Смита о внешней торговле, дополнив ее теорией “сравнительных издержек производства” (ее еще называют теорией “сравнительных преимуществ”). В отличие от Смита, который решающее значение при объяснении закономерностей развития мировой торговли придавал величине абсолютных издержек, Рикардо считал, что абсолютные издержки необязательно являются предпосылкой международного обмена.

Читайте также:  Движение за возврат к золотому стандарту в США

Д. Рикардо и его теория распределения. Мальтус contra Рикардо

Давид Рикардо (1772—1823) был не только выдающимся теоретиком, но и прекрасным практиком капиталистического бизнеса. Современники называли его гением Сити. Не имея специального образования, он смог создать труд, который навсегда вошел в историю экономической мысли.

Предметом своего исследования он назвал законы распределения доходов в обществе. Его интересовал не столько способ производства стоимости и ее составных частей, сколько способ распределения между различными классами прибыли, ренты, процента и заработной платы. Исследуя процесс распределения, он довольно смело внедрился в анатомию и физиологию капиталистического общества и обнаружил в нем неразрешимые антагонистические противоречия, давшие основания его последователям сделать из учения Рикардо социалистические выводы.

Для Рикардо, который, как и Смит, считал труд товаром, продаваемым рабочими, прибыль есть вычет из продукта труда рабочего. Но стоимость заработной платы и прибыли создается трудом исключительно рабочих. Отсюда ясно, что, являясь частями вновь созданной стоимости, заработная плата и прибыль вступают в противоречие друг другу в процессе распределения. Стоимость товара есть не что иное, как воплощенный в товаре труд. Эта стоимость создается в процессе труда, и если в процессе распределения изменяется соотношение между зарплатой и прибылью, это уже не должно влиять на саму стоимость и цену товара: «Все, что увеличивает заработную плату, необходимо уменьшает прибыль» [38] [39] . И наоборот.

Однако может сложиться впечатление, что Рикардо, исследуя противоречия капиталистического хозяйства, исходит из интересов рабочих. Напротив, главная его забота — это капиталистическая предпринимательская прибыль. Он даже использовал аргументацию своего идейного противника (но личного друга и корреспондента в жизни) Томаса Роберта Мальтуса 1 , пытаясь доказать, что заработная плата рабочих объективно не может быть высокой. Суть аргументов сводится к следующему: рабочие не могут регулировать деторождение; когда зарплата повышается, они начинают неумеренно размножаться, предложение труда растет, цена на него падает до уровня жизненного минимума. Отсюда вывод о том, что высокая зарплата бессмысленна. Рикардо выступал против излишней благотворительности по отношению к рабочим, считая, что законы о бедных дестимулируют рабочих в их стремлениях к лучшей жизни. «Не подлежит никакому сомнению, — писал он, — что комфорт и благосостояние бедных не могут быть постоянно обеспечены, если вследствие их собственных стараний или некоторых усилий со стороны законодательства не будет урегулировано возрастание их численности и ранние и непредусмотрительные браки не станут менее частыми в их среде. Действие системы законов о бедных было прямо противоположное.

Проследим за логикой Рикардо. Надо оградить предпринимательскую прибыль от притязаний рабочих, получающих зарплату, от государства, взимающего налоги, от землевладельцев, присваивающих рентный доход, и даже, неявно, от банкиров, получающих процент. Если прибыль будет высокой, увеличится и норма накопления. Значит, появятся и большие возможности для частных инвестиций, расширится производственная база. На работу будут приняты новые отряды рабочих. А поскольку всякое общественное богатство создается трудом, то при росте занятых возрастает и общественное богатство. Отсюда вывод: богатство общества тождественно богатству промышленной буржуазии. Оставьте их в покое, дайте безбрежную свободу для обогащения — и вы получите процветающее общество. Ничто не способствует в такой степени процветанию и счастью страны, как высокая прибыль. Это утверждение встречается в нескольких работах Рикардо.

Особую неприязнь у ученого предпринимателя вызывала земельная рента. Он цитирует Ж.-Б. Сэя: «Земля. единственный или почти единственный естественный элемент, который одна группа людей присваивает себе, отстраняя других, и благодеяния которого она, следовательно, может присваивать» 1 . По контексту можно понять, что Рикардо считает ренту паразитическим доходом, который присваивается землевладельцами лишь по титулу собственности. В другой своей работе он писал, что для страны было бы жалким утешением довольствоваться низкой прибылью и низким процентом только для того, чтобы дать землевладельцам возможность получать деньги под закладные с меньшими для себя жертвами. Правда, сама по себе рента не удорожает товара, ибо, как уже не раз замечалось, стоимость создается трудом работников. «Не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог. Справедливо поэтому было замечено, что цена хлеба нисколько не понизилась бы, если бы даже землевладельцы отказались от всей своей ренты.

Впрочем, не в пафосе, направленном против земельных аристократов, тут дело. Рикардо, прекрасно понимая, что рента есть изъятие части капиталистического дохода в пользу непроизводительного потребления землевладельцев, сам стал землевладельцем. Это не помешало ему создать новое учение о дифференциальной земельной ренте. При этом Рикардо сделал первый шаг к будущему маржиналистскому пониманию того, что факторы производства, во-первых, количественно ограничены и, во-вторых, качественно обладают убывающей производительностью. Правда, он не обобщал эту идею и считал ее верной только относительно земли.

Суть его понимания ренты в следующем. Земля — ограниченный ресурс. К тому же разные участки земли имеют различное естественное плодородие. В производство вовлекается земля все худшего качества с убывающим естественным плодородием. Капитал, примененный на худшем по качеству участке, должен приносить среднюю прибыль, иначе капиталист не станет заниматься сельскохозяйственным бизнесом. При этом худший участок (назовем его на современном экономическом жаргоне предельным) ренту не приносит. (Позже К. Маркс показал возможность существования абсолютной ренты, которую получает землевладелец со всех участков, в том числе и с худшего, независимо от плодородия земли.) Тогда равновеликие капиталы, примененные на средних и лучших по качеству участках, будут приносить некий разностный доход, полученный не потому, что сам капитал более эффективен, а потому, что земля более качественна. Эту-то разницу в доходах и присвоит собственник земли, так как именно он является, так сказать, «собственником качества».

Дав блестящий анализ целого ряда категорий товарного хозяйства, Рикардо тем не менее не до конца прошел по пути доказательства трудового происхождения всех форм богатства. Сложно говорить о недостатках его труда. Скорее речь идет о недоработках, т.е. о том, о чем он не писал. Но именно ненаписанное и невысказанное стало предметом нападок со стороны противников трудовой концепции. Чутко уловил эти проблемы Мальтус, который и стал главным критиком Рикардо и, косвенно, Смита. Обратим и мы внимание на два пункта.

1. Ни Смит, ни Рикардо так и не доказали эквивалентность обменов между рабочим и капиталистом. Концепция «вычетов из продуктов труда рабочего» приводила к такому пониманию вещей, что рабочему просто не доплачивают за его труд, изымая часть вновь созданной стоимости в качестве платы за риск и организационноуправленческую деятельность капиталистов. Но логика подсказывает, что если рабочему постоянно не доплачивать, он очень скоро окажется в хиреющем состоянии и уйдет из производственного процесса [44] .

2. Капитал в различных отраслях имеет различную структуру и различную скорость оборота. В отраслях легкой промышленности на единицу капитала приходится больше труда, чем в отраслях тяжелой промышленности. Раз в легкой промышленности занято больше живого труда, значит, в ней создается на единицу капитала больше стоимости и появляется возможность присваивать больше прибыли, чем в тяжелой промышленности. Норма прибыли в легкой промышленности всегда должна быть выше, чем в тяжелой. Но эмпирический опыт показывает, что равновеликие капиталы приносят равновеликую прибыль независимо от отраслевого применения. Объяснить причину этого явления в рамках трудовой теории Рикардо не смог и был раскритикован Мальтусом.

Уже после смерти Рикардо в экономической прессе разгорелась дискуссия. Противники трудовой теории показывали слабые места в теоретических построениях классиков, а друзья, последователи и корреспонденты Рикардо стали искать новые аргументы в защиту трудового постулата. Однако делали это, значительно отступая от ортодоксального рикардианства, упрощая учение, с одной стороны, и готовя возникновение новых концепций — с другой.

Строго различим последователей Рикардо, упрощавших его идеи (или, как принято было говорить в марксистской критической литературе, вульгаризировавших их), и оппонентов, к которым прежде всего относился Томас Роберт Мальтус (1766—1834).

Мальтус не был противником Рикардо в классовом смысле. Он был действительно научным оппонентом, который в полемике вместе со своим младшим товарищем по любимой науке искал истину.

Обычно о Мальтусе вспоминают, когда речь заходит о теории народонаселения (демографии), причем вспоминают как о фигуре одиозной. Между тем не так уж не прав был этот английский священник, всю жизнь занимавшийся политической экономией. Его демографическая книга «Опыт о законе народонаселения» имела удивительный успех, но успех этот был несколько скандального характера. Искренне озабоченный (священник все же!) судьбой низших классов населения, он утверждал, что их бедность есть результат природных факторов: во-первых, убывающего плодородия земли, а во-вторых, слишком быстрого прироста населения на Земле. Мальтус утверждал, что плодородие земли при всем прогрессе науки, техники и агрокультуры просто не поспевает за демографическими процессами. Население Земли растет в геометрической прогрессии, а плодородие — в арифметической. В результате низшие классы просто обречены на голод и нищету 1 . Никакие социально-политические преобразования не в силах разрушить этот закон природы. Поэтому несчастья, посылаемые Богом на землю, — войны, эпидемии, природные катаклизмы — в конечном итоге оказываются благом для человечества, восстанавливая хрупкое равновесие между человеческими потребностями и производственными возможностями [45] [46] .

Не будем сейчас долго опровергать Мальтуса, напомним только, что бедность на нашей планете не только не преодолена при всех попытках государств и обществ бороться с ней, а, напротив, постоянно воспроизводится как в абсолютном, так и в относительном виде. Бедность сопровождается элементарным бескультурьем, приводящим к неспособности регулировать деторождение и демографический процесс в целом. Не зря все же призывал Мальтус людей к самоограничению и воздержанию.

И все же главным произведением Мальтуса стал другой труд, так и не увидевший свет на русском языке: «Принципы политической экономии, рассматриваемые в расчете на их практическое применение» (1820). Именно в этом произведении он указал на теоретические трудности, с которыми сталкивался Рикардо, разрабатывая свою версию трудовой теории стоимости [47] . Но одновременно в этом труде Мальтус сделал значительный шаг вперед в понимании макроэкономического воспроизводственного процесса. За век до Дж.М. Кейнса он понял, что капиталистическая рыночная система не так уж легко осуществляет расширенное воспроизводство, как это думали многие экономисты, в том числе Рикардо и Сэй. Капитализму присуще недопотребление созданного национального продукта, что приводит к периодическим кризисам. Если бы существовало «чистое» капиталистическое общество, состоящее из рабочих и капиталистов, оно никогда не выходило бы из неравновесного состояния в силу недостатка, говоря словами Кейнса, «эффективного спроса». Поэтому в обществе всегда должны присутствовать «третьи лица», прежде всего крупные лендлорды, землевладельцы, которые своим потреблением способствуют расширению рынков сбыта. Объективно эта идея была направлена против рикардианского осуждения паразитизма получателей ренты. Мальтус писал не без иронии: «Несколько странно, что мистер Рикардо, который получает значительную ренту, так недооценивает ее национальное значение. В то время как я, который ренты никогда не получал и не надеюсь получать, возможно, буду обвинен в переоценке ее важности» 1 .

По существу, именно Мальтус впервые поставил в теоретическом плане проблему реализации, которую игнорировали до него и после него (даже после блестящих исследований Маркса). Хотя он решал этот вопрос своеобразно, поощряя паразитическое потребление, сама по себе постановка вопроса стала значительным шагом вперед в развитии макроэкономики [48] [49] . Удивительно, что Мальтус признавал положительную роль и инвестиционной деятельности государства, становясь непосредственным предтечей Дж.М. Кейнса.

Если Мальтус оппонировал Рикардо, то сторонники рикарди- анства начали отступление от ортодоксальной трудовой доктрины.

И все же главным произведением Мальтуса стал другой труд, так и не увидевший свет на русском языке: «Принципы политической экономии, рассматриваемые в расчете на их практическое применение» (1820). Именно в этом произведении он указал на теоретические трудности, с которыми сталкивался Рикардо, разрабатывая свою версию трудовой теории стоимости [47] . Но одновременно в этом труде Мальтус сделал значительный шаг вперед в понимании макроэкономического воспроизводственного процесса. За век до Дж.М. Кейнса он понял, что капиталистическая рыночная система не так уж легко осуществляет расширенное воспроизводство, как это думали многие экономисты, в том числе Рикардо и Сэй. Капитализму присуще недопотребление созданного национального продукта, что приводит к периодическим кризисам. Если бы существовало «чистое» капиталистическое общество, состоящее из рабочих и капиталистов, оно никогда не выходило бы из неравновесного состояния в силу недостатка, говоря словами Кейнса, «эффективного спроса». Поэтому в обществе всегда должны присутствовать «третьи лица», прежде всего крупные лендлорды, землевладельцы, которые своим потреблением способствуют расширению рынков сбыта. Объективно эта идея была направлена против рикардианского осуждения паразитизма получателей ренты. Мальтус писал не без иронии: «Несколько странно, что мистер Рикардо, который получает значительную ренту, так недооценивает ее национальное значение. В то время как я, который ренты никогда не получал и не надеюсь получать, возможно, буду обвинен в переоценке ее важности» 1 .

Экономическое учение Давида Рикардо

В последней трети XVІІІ в. в Англии началсяпромышленный переворот (промышленная революция), в результате которого происходит переход от мануфактуры к машинному производству. Крупная промышленность занимает господствующее положение в английском народном хозяйстве.

Вследствие применения машин увеличивается продолжительность рабочего дня, повышается интенсивность труда, снижается заработная плата, массовой становится безработица.

В то же время промышленная буржуазия оттесняет на второй план торговую и банковскую буржуазию. Она стремится окончательно ликвидировать остатки феодализма. Все эти проблемы стремился теоретически обосновать Д. Рикардо (1772-1823).

Он был не только последователем, но и активным оппонентом отдельных теоретических положений Адама Смита.

Приступая к изучению экономических явлений, Рикардо последовательно придерживался абстрактного метода. Смит также пользовался этим методом, но для него характерными были постоянные сомнения между проникновением в суть явления с помощью абстракции и поверхностным описанием буржуазных явлений. У Рикардо таких сомнений нет. Абстрагируясь от случайного, он стремится выяснить внутренние связи и законы хозяйствования. Если А. Смит исследует природу увеличения богатства, то Д. Рикардо фактором роста считает распределение. Как и Смит, он выделяет три общественных класса (собственников земли, собственников денег и капитала, рабочих) и три вида доходов (ренту, прибыль, заработную плату). «Определить законы, которые управляют этим распределением – главная задача политической экономии».

Именно классовые отношения, считал Рикардо, лежат в основе процессов распределения доходов в обществе. Поэтому американский классик политэкономии Г. Ч. Кэри назвал учение Д. Рикардо системой несогласий и распрей между классами.

Подобно Смиту, Д. Рикардо активно отстаивает концепцию экономического либерализма. Государство не должно вмешиваться ни в производство, ни в обмен, ни в распределение. В целом государственная политика может основываться на экономических принципах, а основным способом взаимодействия государства с населением является налогообложение. Но налоги не должны быть весьма большими, поскольку если государство «замахивается» на часть капитала, то результатом этого становится бедность большей части населения. По Рикардо, «лучший налог – меньший налог». Основным условием приумножения богатства нации он считал свободную конкуренцию, которая лучше всего согласовывает интересы индивида и целого, более всего отвечает интересам нации.

Такими являются основные методологические основы исследования Рикардо.

Главный труд Д. Рикардо – «Начала политической экономии и налогообложения»(1817). Именно в нем изложены экономические взгляды ученого и рекомендации относительно практического их использования.

Экономическая концепция Рикардо построена на трудовой теории стоимости. «Товары, которые имеют полезность, черпают свою меновую стоимость из двух источников: своей редкости и количества труда, необходимого для их производства». Полезность он рассматривает как необходимую предпосылку стоимости (то, что не имеет полезности, не может иметь меновой стоимости), но не как меру стоимости. Редкостью определяется стоимость довольно узкого круга не воспроизводимых товаров (например, картины Рафаэля, редчайшие книги). Их стоимость не зависит от количества труда. Стоимость всех других товаров, которые ежедневно обмениваются на рынке, определяется исключительно трудом. Он утверждает, что «определение стоимости рабочим временем – абсолютный, всеобщий закон».

Вклад капитала Д. Рикардо трактует в духе трудовой теории: на стоимость товара влияет не только непосредственно использованный в его производстве труд, но и труд, ранее израсходованный на орудия, инструменты, сооружения, сырье и т. п.

Величина стоимости, по Рикардо, определяется не индивидуальными затратами труда, а общественно необходимыми. Это, считал он, не средние затраты, а затраты в наиболее худших условиях, наименее продуктивные затраты труда, если они нужны, чтобы удовлетворить потребность общества в данном товаре.

Рикардо сформулировал общий закон стоимости: стоимость товара прямо пропорциональна количеству труда и обратно пропорциональна производительности труда.

Теория стоимости Рикардо существенно отличается от теории Смита. Если последний толковал стоимость как сумму доходов (ренты, прибыли и заработной платы), то Д. Рикардо доказывал, что она из этих компонентов не состоит, а распадается на них. Т. е., он акцентировал внимание на первичности стоимости относительно данных форм распределения.

С позиции трудовой теории стоимости Д. Рикардо обосновывает и категорию денег. «Стоимость золота и серебра, – писал он, – так же, как и стоимость всех других товаров, пропорциональна количеству труда, необходимого для их производства и доставки на рынок». Это был значительный шаг вперед по сравнению со Смитом, который в деньгах видел простое средство обращения без внутренней связи стоимости денег со стоимостью товаров. Однако противопоставляя денежную массу товарной, Рикардо делает вывод, что увеличение количества денег вызовет подорожание товаров, а их уменьшение приведет к их удешевлению. Т. е., Рикардо приходит к количественной теории денег, основные положения которой, как известно, были ранее сформулированы Д. Юмом. Последний доказывал, что металлические деньги обесцениваются, когда их становится много. При этом он ссылался на резкое обесценение денег в связи с открытием Америки и увеличением количества золота и серебра. Рикардо же стоял на позициях трудовой теории стоимости, а с ней выведение стоимости золотых и серебряных денег из их количества никак не согласовывается. Здесь проявляется противоречие во взглядах Рикардо.

Капитал для Рикардо, как и для Смита, – это средства производства. «Капитал – это та часть богатства страны, которая используется в производстве и состоит из продовольствия, одежды, инструментов, сырьевых материалов и т. п., необходимых для приведения труда в движение». Но, если Смит эту категорию связывал с капиталистическим способом производства, существованием наемного труда, то Рикардо трактует ее внеисторически. Палка в руках первобытного человека, по его мнению, была капиталом.

Важнейшими составными учения Д. Рикардо являются: теория ренты, теория заработной платы и теория прибыли.

Разрабатывая теорию ренты, Рикардо доказывает, что источником ренты является не особая щедрость природы, как считали физиократы и Смит, а человеческий труд, труд сельскохозяйственных рабочих. Анализ ренты ученый начинает из утверждения, что, когда в стране есть избыток плодородных земель, незначительную часть которых надо обрабатывать, ренты не существует, поскольку никто не будет платить за пользование землей, если она в неограниченном количестве и одинакового качества. Но с ростом населения возникает потребность в использовании земель худшего качества, что обусловливает дороговизну производства, и земледелец, чтобы иметь возможность существовать за счет своего труда, должен повышать цену хлеба; естественно, что по такой же завышенной цене будет продавать хлеб и земледелец, который обрабатывает землю лучшего качества, которая дает большее количество продукта. Отсюда возникает рента, т. е. излишек между ценой продукта и стоимостью его производства. Итак, рента – это результат не щедрости, а особой скупости и ограниченности ресурсов. А землевладелец, не принимая участия в труде, ничем не рискуя, и только потому, что к производству привлекаются земли худшего качества, менее продуктивные, становится все богаче и богаче.

В противоположность росту ренты заработная плата и прибыль, как доказывает Д. Рикардо, имеют постоянную тенденцию к снижению.

Как и Смит, Рикардо считал, что заработная плата сводится к стоимости средств существования рабочего и его семьи. Но, в отличие от Смита, он придерживается мысли, что зарплата находится в жестких границах прожиточного минимума. «Труд, подобно всем предметам, которые можно продать и купить, и количество которых может увеличиваться или уменьшаться, имеет свою естественную цену». Естественной ценой труда является заработная плата, которая «обеспечивает рабочим в целом средства для поддержки жизни и продолжения рода без увеличения или уменьшения имеющегося числа рабочих».

Кроме естественной цены Рикардо выделяет и рыночную цену труда как заработную плату, которая формируется в зависимости от реального соотношения спроса на труд и его предложения. Пораженный быстрым ростом численности рабочего класса, восприняв выводы Мальтуса относительно закона народонаселения, он делает довольно пессимистический прогноз по поводу перспективного уровня заработной платы. «По естественному движению общества, – пишет Д. Рикардо, – заработная плата имеет тенденцию к падению, поскольку она регулируется предложением и спросом, так как прилив рабочих будет постоянно увеличиваться в одной и той же степени, тогда как спрос на них будет увеличиваться медленнее».

Однако ученый отмечал, что тенденция заработной платы к падению может иметь место лишь в условиях «частной и свободной рыночной конкуренции», и когда зарплата не будет «контролироваться вмешательством законодательства».

Однако, как и Смит, Рикардо считал, что уровень заработной платы может регулироваться свободной рыночной конкуренцией, а не контролироваться государством. Спрос на труд, как и на любой другой товар, регулирует производство людей, и заработная плата не будет меньшей того уровня, при котором раса рабочих вымерла бы после первого поколения. Но, если заработная плата увеличивается выше физического минимума, то это оказывает содействие росту рождаемости, росту численности работников, что приводит к росту предложения на рынке труда и создает условия для снижения заработной платы к уровню физического минимума. Это принцип, который позже получил название «железного закона» заработной платы, опираясь на который, отбрасывались любые предложения относительно улучшения условий жизни рабочих.

Прибыль Рикардо рассматривал как разность между ценой товара и заработной платой. «Прибыль зависит от высокой или низкой заработной платы. ». «Повышение заработной платы не повышает цену товара, но неизменно снижает прибыль». Он сформулировал «закон падения нормы прибыли». «Норма прибыли постепенно падает вследствие повышения заработной платы и роста трудностей снабжения увеличивающегося населения предметами первой необходимости».

Ученый понимал, что усовершенствование машин, развитие агрономии снижают цену предметов потребления рабочих. Однако если Смит считал технический прогресс важнейшим условием предупреждения застоя и неуклонного экономического роста, то по Рикардо подобные вещи лишь замедляют общую тенденцию, которая ведет к вечной стагнации.

Разрабатывая теорию воспроизводства, Рикардо, как и А. Смит, капиталистический способ производства рассматривал как такой, который не имеет никаких границ для своего развития.

Признавая закон Сея («производство само создает себе рынок»), Д. Рикардо отрицал неизбежность общих кризисов перепроизводства. Он писал: «Продукты всегда покупаются за продукты или услуги: деньги служат только мерилом, с помощью которого осуществляется обмен. Какой-нибудь товар может быть произведен в избыточном количестве, и рынок будет в такой мере переполненным, что не будет даже возмещен капитал, израсходованный на этот товар. Но это не может произойти со всеми товарами». Т. е., в процессе расширенного воспроизводства может быть только частичное перепроизводство какого-нибудь товара или товаров.

Возможность частичных кризисов перепроизводства, по мнению Рикардо, обусловливается неправильным распределением ресурсов: очень мало их занято в секторах, где есть большой спрос, и весьма много там, где спрос маленький.

Чрезвычайно популярной и значимой для хозяйственной практики является теория сравнительных преимуществ Д. Рикардо. А. Смит, анализируя сферу внешней торговли, разработал теорию абсолютных преимуществ. Он доказывал, что каждой стране выгодно вывозить продукты, которые отвечают природным (климат, почва, географическое положение) и искусственным (например, особые умения рабочих данной страны) преимуществам этой страны перед другими. Рикардо же доказал, что специализация выгодна даже стране, у которой нет абсолютных преимуществ, при условии, что у нее есть сравнительные преимущества в производстве определенного товара. В каждой стране, считал ученый, всегда обнаружится товар, производство которого будет более эффективным, чем производство других по существующему соотношению затрат в разных странах. Т. е., отношение затрат производства этого товара к затратам производства других товаров в данной стране будет ниже, чем аналогичное соотношение в других странах. Именно на производстве такого товара страна должна специализироваться и экспортировать его в обмен на другие товары. Если каждая страна будет специализироваться на тех товарах, в производстве которых она имеет наибольшую относительную эффективность, то торговля будет взаимовыгодной для обеих стран, независимо от того, является ли одна из них более развитой, чем другая.

«В системе полной международной торговли каждая страна, естественно, тратит свой капитал на такие отрасли промышленности, которые дают ей наибольшие выгоды. Это стремление индивидуальной выгоды. приводит к наиболее эффективному и наиболее экономному разделению труда между разными нациями. Увеличивая общую массу продуктов, оно увеличивает общее благосостояние и связывает общностью выгоды и постоянных отношений все цивилизованные нации в одну всемирную общину. Именно этот принцип определяет, что вино должно производиться во Франции и Португалии, что хлеб должен выращиваться в Америке и Польше, а разные металлические изделия должны производиться в Англии». Как отмечал М. Блауг, «…Рикардо непроизвольно представил теоретическое обоснование для долгосрочного решения проблемы роста, которое Британия приняла в ХІХ в.; она стала «мастерской мира» и закупала большую часть продовольствия за рубежом».

Д. Рикардо – выдающийся экономист. Он, по словам Дж. Гелбрэйта, остается самой сложной и противоречивой фигурой в истории политэкономии. Его влияние огромное и до конца непознанное, его широкие взгляды стимулировали идеи и оставляли широкие возможности для разной трактовки.

Дата добавления: 2015-02-10 ; просмотров: 1477 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Прибыль Рикардо рассматривал как разность между ценой товара и заработной платой. «Прибыль зависит от высокой или низкой заработной платы. ». «Повышение заработной платы не повышает цену товара, но неизменно снижает прибыль». Он сформулировал «закон падения нормы прибыли». «Норма прибыли постепенно падает вследствие повышения заработной платы и роста трудностей снабжения увеличивающегося населения предметами первой необходимости».

Ссылка на основную публикацию