Деньги как объект буржуазной апологетики: критика капитализма

Капитализм, его апологетика и критика

Как апологетику, так и критику капитализма можно встретить в работе Маркса «Манифест коммунистической партии». Кроме того, апологетика капитализма присутствует и в работе Вебера «Протестантская этика и дух капитализма».
По Марксу, положительные черты капитализма таковы:

– уничтожение сословной структуры общества;

– осуществление промышленной революции; постоянное наращивание производительных сил

– создание мирового рынка, мировой торговли

– устранение внеэкономического принуждения к труду

– преодоление национальных границ как в материальном, так и в духовном производстве (говоря современным языком — глобализация)

– создание национальных государств

В работе Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» отмечается также, что основа капитализма — не «священная жажда наживы» (характерная для предыдущих эпох), а профессиональная этика, выросшая из протестантизма. В профессиональной этике труд, выполнение своего профессионального долга — не средство для чего-либо, а самоцель. Кроме того, капитализм привёл к созданию парламентских учреждений, к появлению избирательного права, утвердил частную собственность.

Критика капитализма (по Марксу):

– регулярные экономические кризисы

– превращение рабочего в придаток машины; превращение человека в инструмент;

– тенденция к абсолютному и относительному обнищанию рабочего класса

– постепенная концентрация и централизация производства; образование монополий, делящих мир;

– превращение капитализма в тормоз развития производительных сил: производство укрупняется, становится всё более общественным, а собственность остаётся частной.

2. Что такое капитализм? В чем отличия западного капитализма от элементов капитализма в предшествующие эпохи?

Капитализм– это социально-экономическая система, которая предполагает стремление основных её игроков к прибыли (часто – предпринимательская деятельность).

Капитализм носит мирный характер: создание прибыли посредством производства и обмена.

Капитализм– рациональная организация капиталистической деятельности (создание прибыли невозможно без рационального учёта).

Особенности капитализма западного типа:

1) Рациональная организация свободного труда: труд – товар, получение вознаграждения за работу;

2) Автономия предприятия: предприятие – самостоятельный субъект, существующий автономно от государства, других лиц, домашних хозяйств. Эта автономия юридически закреплена в правовых нормах.

Капитализм – не стремление к выгоде. Чтобы предпринимательство признали современным западным капитализмом, должны быть выполнены следующие условия:

A. Предприятие должно находится в частной собственности у владельца. Если предприятие общее – это коммунизмобщинный строй в каком-либо варианте. Если оно принадлежит феодалу – это феодализм.

B. предприятие должно быть рентабельно, чтобы доходы превышали затраченный капитал. В докапиталистических обществах это существовало, хотя и не всегда являлось самоцелью.

C. на предприятии должна вестись строгая бухгалтерская отчётность, калькуляция, подсчёт убытков и прибыли. В докапиталистических обществах прибыль считается «на глаз».

D. Капиталистическое хозяйство автономно, отделено от местожительства, независимо от феодала и его успех или неудача зависит только от владельца и законов. В докапиталистических обществах без кодифицированного права и с вассалитетомрабствомкрепостничеством это нереально.

E. Кодифицированное право, чтобы капиталист мог не зависеть от самодурственной воли господина и знать чёткие правила игры, соответственно которым он мог бы выстраивать свою деятельность. Капиталист и так рискует, выходя на рынок, ведь он не знает конъюнктуры.

F. Наёмный труд, который требует свободы работника. Невозможен, если работник крепостнойраб.

G. Капитализм ведёт к зарождению различных парламентских учреждений, так как классу капиталистов необходим орган, через который они могут доносить свои желания до правящей верхущки. Это, в свою очередь, ведёт к зарождению национального государства.

Итак, капитализм – экономическая формация, основанная на рациональном ведении хозяйства, свободном наёмном труде, независимости предпринимателя и кодифицированных законах.

Капитализм возникает в 15 веке, как результат следующих изменений в западном обществе:

A. Чумные эпидемии 14 века. Регулярно выкашивали молодое здоровое население в Европе, вследствие чего работник, особенно квалифицированный, стал ценен, за него боролись.

B. Рост городов. Города были либо независимы от короля, либо у них была масса привилегий. К примеру, даже раб, проживший в городе год и день, считался свободным. То есть города стали средоточием свободных людей. Где личная независимость – там капитализм.

C. Изобретение каравеллы и великие географические открытия. Народ валил в Новый Свет, где не было ни короля, ни чиновников, никого, только он, индейцы и ресурсы. Простор для капитализма – заставляешь индейцев собирать ресурсы, отвозишь их в Европу – чистая прибыль много-много процентов.

D. Усовершенствование сельского хозяйства, изобретение ветряных мельниц. Еды внезапно стало намного больше, чем можно съесть. Следовательно, её можно продать. Можно продать зерно как зерно, можно как муку, можно как тесто, можно как тортик. Капиталистическое соревнование, кто извлечёт больше прибыли из единицы избыточного зерна – тот самый капиталист.

E. Ну и, наконец, наше любимое, протестантская этика. Она ставит преуспеяние человека в зависимость от его личных качеств и усердия, а не от божественной благодати.

Дата публикования: 2015-01-24 ; Прочитано: 490 | Нарушение авторского права страницы

studopedia.org – Студопедия.Орг – 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.001 с) .

Деньги как объект буржуазной апологетики

Буржуазная политическая экономия, ее различные школы и направления предпринимают попытки представить теории денег как идеологически нейтральные системы научных взглядов. Такого рода рассуждения основываются на сформировавшейся уже на ранних этапах становления буржуазного экономического мировоззрения известной концепции о мнимом равенстве и свободе субъектов, участвующих в товарном обмене, гармонии их экономических интересов. Ее научная несостоятельность убедительно доказана К. Марксом и тем не менее, руководствуясь классовыми интересами буржуазии, современная буржуазная политическая экономия не только сохраняет свою приверженность данной теоретически и практически несостоятельной концепции, но и предпринимает усилия для ее активизации. Пытаясь аргументировать тезис об идеологической нейтральности теорий денег, американские буржуазные экономисты Г. Мэсесиш и Хуай-Лиан Цай в опубликованной в 1982 г. в Нью-Йорке книге «Деньги в экономических системах» пишут: «Экономическая наука не может и не должна давать оценок и суждений об экономической системе общества. Ее целью является, с одной стороны, обоснование путей функционирования экономической структуры, с другой — обеспечение правдивой информации об эффективности экономической системы». Соответственно этим взглядам делается вывод: «Денежные теории пронизывают широкое разнообразие экономических систем и различных идеологий. Они независимы от экономической и политической структуры и поэтому идеологически нейтральны».

Говоря о несостоятельности такого рода утверждений, необходимо учитывать, что буржуазная наука о деньгах, как и буржуазная политическая экономия в целом, выполняет две функции — хозяйственно-прагматическую и классово-апологетическую. Взаимосвязь этих функций носит довольно сложный, а иногда и противоречивый характер. Ода реализуется неоднозначно различными направлениями буржуазной экономической мысли. Тем не менее, при анализе политико-экономической специфики буржуазных теорий денег, взаимодействия их структурных элементов, в особенности при теоретическом осмыслении характера современного этапа кризиса буржуазной науки о деньгах, важно учитывать примат ее классово-апологетической функции, подчинение всего содержания познавательного процесса главной цели — идеологической защите экономических и политических интересов господствующих классов. Теории денег — важная составная часть политической экономии, и в этом смысле они подчиняются общим законам ее развития.

Рассматривая закономерности развития буржуазной политической экономии, К. Маркс обращал внимание на то, что она могла оставаться научной лишь до тех пор, пока пролетариат был еще не настолько развит, чтобы конституироваться как класс, пока его борьба против буржуазии не приобрела политического характера и обнаруживалась лишь в единичных проявлениях, наконец, пока производительные силы общества были развиты еще не до такой степени, чтобы можно было выявить материальные предпосылки, а также объективные и субъективные факторы революционного крушения капиталистического строя и построения нового общества. Однако начиная с того момента, когда буржуазия как класс потеряла свою историческую прогрессивность, когда стала очевидной историческая обреченность капиталистического способа производства, научный анализ всей совокупности экономических процессов стал в принципе несовместимым с классовой сущностью буржуазной теоретической мысли.

Кризис буржуазной политической экономии

Кризис буржуазной политической экономии выразился в ее вульгаризации, в замене научных элементов анализа апологетическими теориями, цель которых — искаженное, поверхностное толкование объективных процессов общественного развития. Начиная с того момента, подчеркивал К. Маркс, когда классовая борьба (практическая и теоретическая) приняла все более ярко выраженные и угрожающие для эксплуататорских классов формы, «…пробил смертный час для научной буржуазной политической экономии. Отныне дело шло уже не о том, …полезна она для капитала или вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицейскими соображениями или нет. Бескорыстное исследование уступает место сражениям наемных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой».

К. Маркс обращал также внимание на усиление по мере обострения антагонистических противоречий капиталистического способа производства вульгаризации политической экономии, усиление ее апологетической направленности. С развитием реальных противоречий в экономической жизни капиталистического общества, подчеркивал он, «…вульгарная политическая экономия… становится все более апологетической…». Речь, следовательно, идет о том, что научно-познавательная и классово-апологетическая функции буржуазной политической экономии взаимно исключают друг друга. Их развитие осуществляется не параллельно, а на основе взаимного отрицания и поглощения. Абсолютизация функции идеологической защиты классовых интересов буржуазии, полностью утратившей свою прогрессивность, объективно исключает возможность научного анализа экономических законов общественного развития, определяющих историческую обреченность господства капитала, неминуемость революционного крушения капиталистической общественной формации.

Положение марксистско-ленинской теории, определяющее объективную обусловленность подчинения содержания познавательного процесса целям идеологической защиты отживающего свой век капиталистического способа производства, имеет принципиальное значение для выяснения границ научности не только буржуазной политической экономии как науки о характере развития капиталистических производственных отношений, но и ее отдельных структурных звеньев, в том числе ее важнейшего составного звена — буржуазной науки о деньгах. Имея своим предметом исследования ту сферу общественных отношений, которая непосредственно связана с реализацией коренных материальных интересов различных классов и социальных групп, наука о деньгах, как и буржуазная политическая экономия в целом, не может оценивать реальные процессы социально-экономического развития иным образом, как с позиций идеологической защиты интересов буржуазии и противодействия формированию классового самосознания ее антипода — пролетариата. В этом проявляются классовый характер антимарксистских теорий денег, их апологетическая и антикоммунистическая направленность, которую всячески пытаются скрыть идеологи капитала.

Читайте также:  Двойственная природа денег, научное обосновании позиции

Функциональное место денег в системе производственных отношений

Рассматривая этот вопрос, необходимо учитывать в первую очередь функциональное место денег в системе капиталистических производственных отношений. Деньги, «или форма стоимости товара, — писал по этому поводу К. Маркс, — есть форма экономической клеточки буржуазного общества». На основе денег реализуется исходное противоречие простого, товарного производства — противоречие между частным и общественным характером труда, производящего стоимость. В силу этого вся совокупность внутренних противоречий товара, а, следовательно, и в целом капиталистического товарного производства, наиболее полно и рельефно проявляет себя прежде всего в сфере денежных отношений. В деньгах, подчеркивал К. Маркс, «во всей своей чистоте выступает наружу основное противоречие, содержащееся в меновой стоимости и в соответствующем ей общественном способе производства». Именно поэтому идеологи буржуазии в целях апологетики буржуазного общества «посредством всяческих фокусов с деньгами» пытаются скрыть неразрешимые антагонизмы капиталистической экономики.

Пристальное внимание буржуазной апологетики к проблемам функционирования денег объясняется также тем, что в условиях капитализма они являются всеобщим орудием эксплуатации трудящихся, средством купли-продажи наемной рабочей силы и безвозмездного присвоения созданной трудом рабочего прибавочной стоимости. Частная собственность неизбежно предполагает функционирование денег, которые являются средством ее экономической реализации. Исходя из этого понятие «деньги» неотделимо от понятия «частная собственность». Частная собственность явилась основой появления денег. Ее наличие определяет общую специфику функционирования денежных отношений в условиях капиталистического способа производства. Деньги, — писал в связи с этим К. Маркс, — это «отчужденная сущность частной собственности». Вследствие этого только на основе выявления противоречий частной собственности можно раскрыть подлинно научную природу денег.

Единство частной собственности и денег

Научное понимание органического единства частной собственности и денег имеет принципиальное значение для исследования политико-экономической основы денег. Оно позволяет выявить связь денег с основным производственным отношением капиталистического способа производства, определяющим способ соединения непосредственных производителей материальных благ со средствами производства, и на этой основе установить место денежных отношений в реализации основного экономического закона капитализма — закона прибавочной стоимости.

Из этого следует, что только на основе выявления противоречий частной собственности и способа ее реализации можно дать подлинно научное обоснование природы денег как политико-экономической категории, их функциональной роли и места в структуре капиталистических производственных отношений. Однако очевидно, что такого рода анализ полностью противоречит классовым интересам буржуазии.

Исследуя специфику взаимозависимости двух слагаемых буржуазных теорий денег — классово-апологетической и хозяйственно-прагматической функций, было бы ошибочно делать упрощенные оценки. Закон примата классово апологетической функции действует не прямолинейно. Он выступает как результат сложного взаимодействия и перекрещивания множества факторов и не может оставаться неизмененным на различных этапах развития буржуазной экономической науки. В то же время важно подчеркнуть, что поскольку хозяйственно-практические рекомендации буржуазных теорий денег преследуют цель ослабить антагонистические противоречия буржуазного общества, они также носят классово-апологетическую направленность. В конечном итоге они не только не способствуют развитию социального прогресса, в том числе развитию производительных сил общества, но тормозят его. В связи с этим очевидно, что расчленение классово-апологетической и хозяйственно-прагматической функций денег в буржуазных теориях носит во многом условный характер. Оно имеет смысл лишь в рамках теоретического анализа и не может абсолютизироваться.

Развитие мелкобуржуазной критики капитализма

Классическая школа.

Вытеснение доиндустриальных условий системой свободного частного предпринимательства, способствуя разложению меркантилизма стало одновременно исходным пунктом наступления условий полного Laisser faire, что переводится как “полное невмешательства государства в экономику, деловую жизнь”, т.е. означает экономический либерализм.

Причем с конца 17 – начала 18 вв. Эта идея превратилась в своеобразной девиз либеральной экономической политики. И именно с этого времени зарождается новая теоретическая школа экономической мысли, которую позднее назовут классической политической экономией.

Термин классической означает научная. В качестве предмета изучения представители классической школы предпочитали главным образом сферу производства, причем независимо от того в промышленности оно осуществляется или в с/х. Кроме того классическая школа изучала проблемы экономики свободной конкуренции.

Классическая школа в развитии прошла 4 этапа:

1) Первый этап приходится на конец 17 – начало 18 века, когда в Англии, благодаря Уильяму Петти и во Франции с появлением трудов Пьера Буагильбера стали формироваться признаки зарождающегося альтернативного меркантилизма нового учения, которое впоследствии назовут классической политической экономией.

2) Второй этап классической школы целиком связан с именем и творчеством Адама Смита – великого ученого экономиста Англии.

3) Третий этап развития классической школы охватывает практически всю 1 половину 19 века, в течении которой в развитых странах (Англии и Франции) состоялся переход от мануфактурного производства к машинному (индустриальному). В этот период наибольший вклад в сокровищницу классической школы внесли последователи А. Смита: англичане – Давид Рекардо, Томас Мальтус, Н.Сеньор; французы – Жан Батис Сей и Фенимор Бастиао.

4) Четвертый этап относится ко второй половине 19 века, при котором доминировали труды Джона Стенли Милля и Карла Маркса, которое всесторонне обобщили лучшие достижения классической школы. В этот период уже началось формирование нового, более прогрессивного направления экономической мысли, получившим в последствии название неоклассической экономической теории.

Развитие капитализма, связанное с накоплением капитала и концентрацией производства привело с необходимостью к разорению мелких и средних предпринимателей, не выдерживающих конкуренции с крупными капиталами. Именно от этого класса разоряющихся предпринимателей и поступает первая критика капитализма и провозглашающей его ничем не стесненное развитие идеи классической школы.

Фpанцуз Симон де Сисмонди (1773-1842) – яркий представитель мелкобуржуазной критики капитализма, получившей впоследствии название экономический романтизм. этого движения. В 1819 году пишет книгу- “Новые начала политической экономии или о богатстве в его отношении к народонаселению”. В основном его положения заимствованы у классической школы, но впервые выдвигается вопрос о пpотивоpечии капитализма (отличие от классической школы). Сисмонди утвеpждал что пpоизводство – не самоцель, национальное богатство делится неpавномеpно, путь кpупной пpомышленности губителен для человечества. Основные положения Сисмонди- pодоначальника экономического pомантизма:

1. Экономический pост общества нельзя измеpять лишь pасшиpением и укpупнением капитала. Капиталисты стpемятся получить максимальную пpибыль, удеpживая заpплату pабочих. Они стpемятся увеличить выпуск товаpа. В пpотивоpечии между минимальной заpплатой и увеличением выпуска кроется постоянная возможность кpизиса. Утвеpждение Рикаpдо о невозможности кpизисов, Сисмонди считает непpавильным. Товаpы не в состоянии pеализовываться. Кpизис пеpепpоизводства.

“Мелкие тоpговцы, мелкие пpомышленники исчезают, их заменяет один кpупный пpедпpиниматель. Может быть все вместе они небыли так богаты как он, тем не менее они были лучшими потpебителями чем он. Его pоскошь дает госудаpству меньше чем умеpенное довольство тех ста человек, котоpых он заменил”.

2. Спасение от кpизиса – это наличие тpетьего класса: кpестьян, кустаpей и pемесленников. Для их сохpанения он пpедлагает пpогpамму социальных pефоpм. Пpавительство должно защищать наpод от последствий конкуpенции. Социальное обеспечение за счет налогов с пpедпpинимателей. Установление минимальной заpплаты и огpаничение pабочего дня. Участие pабочих в pаспpостpанении пpибыли. Сисмонди тpебовал “постепенных и косвенных меp со стоpоны законодательства”. Он не согласен с утвеpждением Смита о том, что общественный интеpес будет обеспечен если каждый член общества сможет пpеследовать свою экономическую выгоду.

3. Он кpитикует фpитpейдеpство (свободу торговли) и доказывает, что оно никогда не сможет pешить всех экономических пpоблем. Свободная конкуpенция не спасет от нищеты и безработицы.

4. Сисмонди идеализиpует патриархальное пpоизводство:

5. Для избавления от пеpепpоизводства необходима внешняя тоpговля, способствующая вывозу товаpов из более pазвитых стpан в менее pазвитые.

6. Вводится теpмин “пpолетаpиат” в экономическую теоpию (это наемный pаботник полностью лишенный сpедств существования).

7. Впеpвые высказана идея, что возможно после капитализма будет новый строй. Сисмонди пpедлагает pефоpмиpовать капитализм в интересах мелких и средних предпринимателей и вернуться к эпохе свободной конкуренции: опека, задеpжка и pегламентация pазвития крупного капиталистического производства со стоpоны госудаpства, поддержка патpиаpхального пpоизводства и “узда” для слишком быстpого pазвития индустpии.

Пpодолжатель идей мелкобуpжуазной кpитики капитализма- Пьеp Жозефф Пpудон. Годы жизни 1809-1865 гг. В 1840 выходит его pабота “Что такое собственность?”. Тут же дает ответ: “Собственность – это кpажа”. В 1846 году тpуд – “Система экономических пpотивоpечий или философия нищеты”. В нем заложена пpогpамма миpного пеpеустpойства капитализма. Пpуддон – пpедставитель мелкой буpжуазии. Пpотестует пpотив кpупной буpжуазии и гнета госудаpства. Он хочет сохpанить свою “маленькую собственность” и веpнуться к “маленькому капитализму”. Пытался объяснить непpавильность и неспpаведливость стpоя неэквивалентным обменом, котоpый наpушает закон тpудовой стоимости и позволяет кpупной буpжуазии гpабить тpудящихся и мелкую буpжуазию.

Карл Маркс. Основоположник международного коммунизма исследовал реалии современного ему общества:

1. совокупность производственных отношений, в которые вступают люди в общественном производстве составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка

2. капитализм отрицает демократию, трудятся ради получения прибыли и имеет место эксплуатация одного класса другим

3. неизбежный крах капитализма, потому что не обеспечивается полная занятость

4. идеалом считает коммунистическое общество, состоящее из двух фаз:

в этом обществе средства производства не станут более объектом индивидуального присвоения, и каждый человек обретет подлинную свободу

5. в центре своей теории он поставил борьбу классов; в первоначальном варианте «Капитала» нет и намека на революцию, а речь идет о развитии науки и техники

6. ключевой теорией является теория прибавочной стоимости

– рабочая сила как товар продается по стоимости

– источником прибавочной стоимости является «неоплаченный труд» рабочих, продающих свою рабочую силу

– рабочий день делится на «необходимое время» и «прибавочное время» (создается прибавочная стоимость)

7. капитал – средство эксплуатации рабочего и установления власти над рабочей силой

– постоянный (часть капитала, которая воплощена в средствах производства)

– переменный (часть, которая воплощена в рабочей силе)

8. трудовая теория стоимости (стоимость определяется общественно необходимым рабочим временем)

9. законы рыночной экономики (обмен в любом обществе должен осуществляться с соблюдением закона стоимости – связь между общественным трудом, стоимостью и ценами товаров)

Читайте также:  Критика взглядов экономиста Рикардо с марксистских позиций

10. заработная плата – вознаграждение рабочего за его труд как результат обмена с капиталистом за продаваемую рабочую силу, а не сам труд

11. теория ренты – помимо дифференциальной ренты еще и абсолютную связанную со специфически низкой в сельском хозяйстве органической структурой капитала и с монополией частной собственности на землю

12. теория воспроизводства (экономический цикл начинается с подъема вызванного ростом совокупного спроса с целью накопления ради максимизации прибыли капиталистов и заканчивается спадом – снижение нормы прибыли и замедляется накопление

13. причина кризисов – бедность и ограниченность потреблений масс, которая противодействует стремлению капиталистического производства развивать производительные силы

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 9293 – | 7369 – или читать все.

2. КРИТИКА ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ БУРЖУАЗНОЙ ТЕОРИИ ДЕНЕГ ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА И ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА

Буржуазные экономисты эпохи империализма и общего кризиса капитализма еще более вульгаризировали номиналистическую теорию денег и поставили ее на службу интересам монополистического капитала.

Кнапп в работе «Государственная теория денег» утверждал, что основные общественные отношения — это правовые и из этого исходил в определении сущности денег. Он заявлял, что «душа денег лежит не в материале вещи, а в правопорядке, регулирующем их употребление». Единицу ценности создает «правопорядок платежного общества», под которым Кнапп понимает государство и банки, в первую очередь эмиссионные. Основным представителем платежного общества, по его мнению, является государство, почему он и назвал свою теорию «государственной» теорией денег. Настоящими деньгами Кнапп считает бумажные деньги или хар-тальное (т. е. установленное хартией или законом) платежное средство (платежное здесь в смысле средства обращения и средства платежа). Желая подчеркнуть полную независимость денег от металла, Кнапп заявляет, что платежные средства являются платежными марками. Здесь он буквально повторяет слова Беркли.

Основной порок этой теории — игнорирование экономической природы денег как товара.

Бендиксен полностью солидаризируется с Кнаппом, но считает, что Кнапп обосновал свои взгляды только с юридической стороны. Бендиксен поставил своей задачей «обосновать» сущность денег с экономической стороны. По существу его концепция насквозь

1 К. М а р к с и Ф.Энгельс, т. 23, стр. 104.

идеалистична и мало отличается от взглядов Кнаппа. Деньги, по мнению Бендиксена, служат абстрактной единицей ценности и заключают в себе ценность лишь в силу авторитета государства. Они содействуют взаимному обмену услуг, являющемуся якобы основой жизни капиталистического общества. Сведение капитализма к обмену услуг затушевывает эксплуататорскую суть капитализма. Бендиксен считает золотую валюту непригодной и усиленно подчеркивает ненужность для банкноты золотого обеспечения. Эти взгляды были впоследствии подхвачены фашистскими экономистами, объявившими главным обеспечением банкнот не золото, а казначейские векселя.

В период общего кризиса капитализма номинализм приобрел много сторонников в Англии и США. Видный представитель буржуазной вульгарной политической экономии периода общего кризиса капитализма Джон Мейнард Кейнс (1883—1946) стоял на номиналистических позициях, защищая интересы английского монополистического капитала и, в частности, обосновывая инфляционное ограбление трудящихся масс посредством бумажноденежной эмиссии и валютного демпинга на мировых рынках. Так, в своей работе «Трактат о деньгах» 1930 г. он заявил, что «кнаппов-ский хартализм полностью осуществлен». Кейнс расценивал исчезновение золота из обращения, характерное для эпохи общего кризиса капитализма, как эмансипацию денег от золота и, следовательно, как победу теории Кнаппа. Эта теория и сейчас широко распространена в США и Англии.

Повторяя высказывания Кейнса, известный американский экономист Роберт Триффин писал в 1960 г., что «золото добывается с единственной целью его транспортировки и немедленного захоронения в специальных и усиленно охраняемых помещениях».

Характерно, что одним из наиболее активных защитников номинализма выступает советник крайнего реакционера Голдуотера, профессор Чикагского университета Милтон Фридман, утверждавший в 1960 г., что «только наша культурная отсталость вызывает у нас мысль о том, что золото является центральным элементом в нашей денежной системе».

Инфляционный характер эпохи общего кризиса капитализма породил широкое распространение номинализма среди американских и английских буржуазных экономистов.

Насколько эта теория распространена в настоящее время, показывает изложение сущности денег в распространенном в США, Англии и Канаде учебнике политической экономии профессора Массачузетского технологического института, кейнсианца Пола Сэмюэльсона. Он пишет: «Деньги это искусственное, общественное соглашение. До тех пор пока вещи могут покупаться и прода

ваться за определенный предмет, народ будет согласен продавать и покупать с его помощью. Это парадокс: деньги принимаются, потому что они принимаются». Здесь ярко видно, до какой беспомощности доводит номиналистическая теория, желание во что бы то ни стало отмежеваться от трудовой теории стоимости и роли золота как денег.

В действительности золото продолжает и в условиях современного капитализма выполнять функции меры стоимости, сокровища и мировых денег. Более того, бумажные деньги могут быть научно познаны только в том случае, если признано, что они знаки золота.

Неравномерность экономического развития привела в последнее время к усилению стран «Общего рынка» за счет некоторого ослабления позиций США и обострению противоречий внутри империалистического лагеря.

Многие экономисты, особенно французские, стали использовать доводы металлистической теории в борьбе прежде всего против номинализма американских экономистов.

Французский экономист Андрэ Тулемон писал в 1963 г., что «современная денежная система искусственна, поскольку она отвергает золото как деньги. Такая денежная система выгодна США, которые стремятся навязать другим странам обесцененные бумажные доллары в качестве международной валюты. Но мировыми деньгами может быть только золото. Поэтому необходимо восстановить золотой стандарт1 и повысить цену золота».

Известный французский экономист, консультант правительства Жак Рюэфф выступил в 1965 г. с требованием восстановления золотого стандарта и удвоения цены золота, утверждая, что в результате этого понизится процент и увеличатся темпы экономического развития.

На сессии Международного валютного фонда в сентябре 1966 г. французский министр финансов Мишель Дебре заявил, что только золото может служить для регулирования платежного баланса. Критикуя позицию США, он отметил, что Соединенные Штаты Америки стремятся покрывать дефицит платежного баланса путем увеличения краткосрочной внешней задолженности, за счет которой они экспортируют капитал. «Отсюда рождается, — подчеркнул он, — всемирная тенденция к инфляции, которая набрасывает растущую, сгущающуюся тень на будущее».

Эти антиноминалистические высказывания должны обосновать, в частности, совершившееся превращение большей части долларовых авуаров Франции в золото.

Количественная теория денег в эпоху империализма и общего кризиса капитализма на службе финансовой олигархии

Теория Ирвинга Фишера. Почти все современные буржуазные экономисты являются прямыми или замаскированными сторонниками количественной теории денег. Поэтому Гарри Джонсон, профессор политической экономии Чикагского университета, игнорируя марксистское учение, не случайно дает в 1962 г. в органе Американской экономической ассоциации такое определение теории денег: «Денежная теория охватывает взгляды, касающиеся влияния количества денег на экономическую систему». Таким образом, он сводит все денежные теории к количественной теории.

К наиболее крупным представителям количественной теории эпохи империализма и общего кризиса капитализма относятся идеологи американской финансовой олигархии Ирвинг Фишер (1867—1947) и английского финансового капитала — Кейнс.

Фишер считает, что деньги выполняют только функцию средства обращения, облегчая обмен. Он отрицает определение стоимости товаров и денег трудом. Вместо стоимости денег и их относительной стоимости, как формы выражения стоимости, он выдвигает в качестве главной категории покупательную силу денег, под которой понимает, как и Юм, количественное соотношение между массой денег и массой товаров. Товары вступают у него в обращение без цены, а деньги без стоимости.

Фишер по сути дела повторяет все ошибочные мысли Юма и выдвигает на первый план уравнение—обмена, которое представляет лишь алгебраическую запись основного положения Юма. Это уравнение обмена имеет такой вид:

М (Money) — количество денег в обращении; V (Velocity)—скорость обращения денег; р (price) — цены отдельных товаров; q (quantity) —количество отдельных товаров; 2р

5. Мелкобуржуазная критика капитализма

Следующей школой экономической мысли стала мелкобуржуазная критика капитализма. Основоположник школы – Симонд де Сисмонди (1773-1842). Появление мелкобуржуазной критики стало следствием промышленного переворота, имевшего следствием внедрения машин разорение мелких производителей и увеличение безработицы, что ухудшало положение всех трудящихся.

“Новые начала политэкономии, или о богатстве в его отношении к народонаселению” (1819) – основное произведение Сисмонди. Он первый дал критику негативных черт капитализма, обратил внимание на анархию производства, которая, по его мнению, способствует кризису. Впоследствии это восприняли многие другие теории.

Производство – не самоцель, утверждал Сисмонди, путь крупной промышленности гибелен для человечества. Он выдвинул требование, чтобы политэкономия видела за своими абстрактными схемами живого человека. Политэкономия – нравственная, моральная наука о совершенствовании социального механизма в интересах человеческого счастья. Предмет политэкономии – материальное благосостояние людей, поскольку оно зависит от государства.

Практическая программа Сисмонди сводится к широкому вмешательству государства в экономическую жизнь, ограничению конкуренции. Свободная конкуренция имеет губительные экономические и социальные последствия, так как это приводит к росту производства, к вытеснению мелких производителей, резкой дифференциации общества. Государству следует взять под свою защиту мелких производителей, не допустить концентрацию производства. Необходимо улучшить положение и рабочего класса. Сисмонди считает, что необходимо ввести социальное обеспечение за счет предпринимателей, ограничение рабочего дня, установление минимума заработной платы, участия рабочих в прибыли предприятия (все это было реализовано в последствии, хотя в его время рассматривалось некоторыми как утопия).

6. Пролетарская политическая экономия

В 40-е годы 19-го века начинает формироваться новое направление экономической мысли – пролетарская политэкономия, явившаяся составной частью марксизма. Основоположники марксизма – Карл Маркс (1818-1883), Фридрих Энгельс (1820-1895). Появление марксизма стало закономерной реакцией на ситуацию, сложившуюся в первые десятилетия 19-го века в развитых странах, где победил капитализм. Острое противоречие между пролетариатом и буржуазией – характерная черта раннего капитализма (начало 19 века). Буржуазия использовала примитивные способы увеличения прибыли – эксплуатацию, угнетение. Методы взаимоотношения между трудом и капиталом не были еще отработаны должным образом. Недовольство рабочих выражалось в стачках, забастовках, но они носили неорганизованный характер. Маркс и Энгельс своей задачей видят организацию этой борьбы, создание революционной теории, которая способна обосновать цели борьбы пролетариата и разработать средства достижения целей.

Читайте также:  Деньги как функция меры стоимости: использование и устранение

Основное экономическое произведение марксизма – «Капитал», первый том которого вышел в 1967 году, 2-й – в 1885, 3-й – в1894, 4-й – в 1905-1910 годах.

Маркс определял величину стоимости количеством общественно-необходимого труда. Он вводит понятие абстрактного и конкретного труда. Первый создаёт стоимость, второй – потребительную стоимость. Ещё одним нововведением Маркса является утверждение, что продаётся не труд, а рабочая сила. Это положение стало основополагающим в марксовой теории прибавочной стоимости. Прибавочная стоимость – это то, что рабочий создает сверх стоимости своей рабочей силы. Если рабочий день – 8 часов, стоимость рабочей силы воспроизводится в первые 4 часа, то продукт следующих 4 часов и есть прибавочный продукт, который является носителем прибавочной стоимости, присваиваемой капиталистом. Это присвоение становится возможным благодаря тому, что капиталист оплатил стоимость дневной рабочей силы (то есть способности к труду), а рабочий день не заканчивается с окончанием воспроизводства рабочей силы. Купля – продажа рабочей силы в свою очередь является следствием частной собственности на средства производства. Маркс видит несправедливость в том, что кто не владеет средствами производства и лишен средств существования, вынужден продавать свою рабочую силу. Присвоение результатов чужого неоплаченного труда Маркс называет эксплуатацией. Показателем степени эксплуатации является норма прибавочной стоимости, равная отношению прибавочной стоимости к стоимости рабочей силы Общественная стоимость никому не позволит присваивать результаты чужого, неоплаченного труда – вот почему необходимо уничтожить частную стоимость.

Выводом из всего 1 тома “Капитала” является §7 главы 24, где выявляется историческая тенденция капиталистического накопления. Маркс отмечает растущее обобществление производства и труда на базе развития крупного машинного производства, концентрации и централизации производства. Он также отмечает рост класса пролетариата, историческая миссия которого – уничтожение капитализма. Т.О. капитализм сам в своём развитии готовит субъективные и субъективные предпосылки социалистической революции. Противоречие между общественным характером производства и частной собственностью на средства производства ведет к социальным противоречиям, к социалистической революции. Маркс пишет: “Централизация средств производства и обобществление труда достигает такого пункта, когда они становятся несовместимы с их капиталистической оболочкой. Она взрывается, экспроприаторов экспроприируют”.

Второй том «Капитала» посвящён процессу обращения капитала, здесь развивается марксова теория воспроизводства капитала.

Третий том исследует процесс капиталистического производства, взятый в целом. Здесь исследуется так называемые “превращённые формы” – цена производства, прибыль, процент, рента. Центральная проблема 3 тома – распределение прибавочной стоимости между группами капиталистов.

В 4 томе содержится критический очерк истории политической экономии.

Значение марксизма сегодня трактуется неоднозначно. Но уверенно можно сказать, что марксизм придал мощный импульс развитию всей общественной мысли. Маркс показал перспективы развития капитализма, если выявленные проблемы оставить без разрешения. Если Маркс и был не прав в выводах о необходимости пролетарской революции, то на пути к этому он сделал такой анализ (заострил внимание на острых противоречиях, узких местах), который заставил искать другие решения, более гуманные с общечеловеческих позиций. Анализ Маркса был продолжен В.И.Лениным, который в рамках учения об империализме показал ужасные перспективы капитализма в виде войн за передел мира. Выводы Маркса, Ленина насторожили мировую общественную науку, направили её на поиск решений проблем капитализма. Тому, каким стал капиталистический мир сегодня, в большой мере он обязан и марксизму.

Критика капитализма

Мелкобуржуазный характер критики капитализма со стороны Сисмонди не следует понимать примитивно. Едва ли лавочник или кустарь представлялся Сисмонди венцом творения. Но он не знал другого класса, с которым мог бы связать свои надежды на лучшее будущее человечества. Он видел бедствия промышленного пролетариата и немало писал о его тяжелом положении, но совершенно не понимал его исторической роли. Сисмонди выступил в эпоху, когда формировались идеи утопического и мелкобуржуазного социализма. И хотя он не был социалистом, эпоха придала сисмондистской критике капитализма социалистический характер. Сисмонди оказался родоначальником мелкобуржуазного социализма, прежде всего во Франции, но в известной мере и в Англии. Маркс и Энгельс отметили это уже в 1848 г., в «Манифесте Коммунистической партии».

Сисмонди поставил в центр своей теории проблему рынков, реализации и кризисов и тесно связал ее с развитием классовой структуры буржуазного общества, с тенденцией к превращению масс трудящихся в пролетариев. Тем самым он попал в самую точку, ухватил противоречие, которое превратилось затем в опасный недуг. Сисмонди не разрешил проблему кризисов. Но уже тем, что он ее поставил, он сделал большой шаг вперед по сравнению со своими современниками. Оценивая вклад Сисмонди в науку, В. И. Ленин писал: «Исторические заслуги судятся не по тому, чего не дали исторические деятели сравнительно с современными требованиями, а по тому, что они дали нового сравнительно с своими предшественниками»[160].

В противовес школе Смита — Рикардо, считавшей ключевой проблемой капитализма накопление и игнорировавшей проблему реализации, Сисмонди выдвинул на передний план противоречие между производством и потреблением, а в связи с этим проблему рынка и реализации. Для Рикардо и его последователей экономический процесс был бесконечной серией состояний равновесия, а переход от одного такого состояния к другому совершался путем автоматического «приспособления». Сисмонди, напротив, фиксировал внимание на этих переходах, т. е. экономических кризисах. Как известно, тезис об автоматическом приспособлении спроса к предложению и невозможности общего перепроизводства получил в истории политэкономии название «закона рынков Сэя» или просто «закона Сэя». Сисмонди был решительным его противником.

Модель капитализма у Сисмонди заключается в следующем. Поскольку движущей силой и целью производства является прибыль, капиталисты стремятся выжать возможно больше прибыли из своих рабочих. Вследствие естественных законов размножения предложение труда хронически превышает спрос, что позволяет капиталистам удерживать зарплату на голодном уровне. Покупательная способность этих пролетариев крайне низка и ограничивается небольшими количествами предметов первой необходимости. Между тем их труд способен производить все больше и больше товаров. Внедрение машин лишь усиливает диспропорцию: они повышают производительность труда и одновременно вытесняют рабочих. В результате неизбежно получается, что все больше общественного труда занято производством предметов роскоши богатых. Но спрос последних на предметы роскоши ограничен и неустойчив. Отсюда почти без промежуточных звеньев Сисмонди выводит неизбежность кризисов перепроизводства.

Общество, в котором существует более или менее «чистый» капитализм и преобладают два класса — капиталисты и наемные рабочие, обречено на жестокие кризисы. Спасения Сисмонди ищет, подобно Мальтусу, в «третьих лицах» — промежуточных классах и слоях. Только для Сисмонди, в отличие от Мальтуса, это прежде всего мелкие товаропроизводители — крестьяне, кустари, ремесленники. Кроме того, Сисмонди полагал, что развитие капиталистического производства невозможно без обширного внешнего рынка, который он трактовал односторонне: как сбыт товаров более развитых стран в менее развитые. Наличием внешних рынков объяснял он тот факт, что Англия еще не задохнулась под бременем богатства.

Сисмонди отвергал положение А. Смита о том, что общественный интерес будет наилучшим образом обеспечен, если каждому члену общества предоставить возможность максимально свободно преследовать свою личную экономическую выгоду. Свободная конкуренция, указывал Сисмонди, имеет гибельные экономические и социальные последствия: обнищание основной массы населения при концентрации богатства в руках немногих, тяжелые экономические кризисы. В связи с этим он выступал с программой социальных реформ, для проведения которых, впрочем, требовал «только постепенных и косвенных мер со стороны законодательства, только осуществления в отношениях между хозяином и рабочим полной справедливости, которая возлагала бы на первого всю ответственность за зло, которое он причиняет второму»[161]. Реформы, которые рекомендовал Сисмонди, сводятся к введению социального обеспечения за счет предпринимателей, ограничению рабочего дня, установлению минимума заработной платы. Он писал также о желательности участия рабочих в прибыли предприятия. Для своего времени эти меры были прогрессивны, а порой казались опасно социалистическими. Как известно, подобные реформы оказались впоследствии приемлемы для капиталистов и отнюдь не подорвали их господство.

Но во многом Сисмонди смотрел не вперед, а назад. Спасения от бед капитализма он искал в искусственном сохранении старых порядков, в недопущении концентрации богатства в руках немногих лиц. Сисмонди, конечно, не хотел возвращения к средним векам, к феодализму. Но он желал, чтобы бесчеловечное шествие капитализма было остановлено путем насаждения общественных институтов, которые под видом нового вернули бы «добрые старые времена». Чтобы создать рабочим обеспеченность, он предлагал ввести систему, напоминающую старые ремесленные цехи. Он хотел бы возродить в Англии мелкую земельную собственность. Этот экономический романтизм был утопическим и по сути реакционным, так как он отрицал прогрессивное существо развития капитализма и черпал свое вдохновение не в будущем, а в прошлом.

Во многих отношениях Сисмонди был передовым мыслителем. Это проявляется прежде всего в его пониманий исторического процесса как смены менее прогрессивного общественного строя более прогрессивным. Споря с Рикардо и его последователями, не видевшими никаких иных перспектив общественного развития кроме капитализма, Сисмонди задавал своим оппонентам вопрос: на основании того, что капитализм прогрессивнее формаций, которые он сменил, «можно ли заключить, что мы достигли теперь истины, что мы не откроем основного порока в системе наемного труда… как мы его открыли в системах рабства, феодализма, цеховых корпораций… Придет, без сомнения, время, когда наши внуки будут считать нас варварами за то, что мы оставили трудящиеся классы без защиты, такими же варварами, какими они, так же, как и мы, будут считать нации, обратившие эти классы в рабство»[162]. Из этого замечательного высказывания видно, что Сисмонди предвидел смену капитализма каким-то более высоким и гуманным общественным строем, черты которого он, однако, совершенно себе не представлял.

Ссылка на основную публикацию