Кейнсианские концепции денег и регулирование экономики

Кейнсианская модель государственного регулирования экономики

Анализируя экономические процессы конца 20-х- начала 30-х г.г. ХХ века и закладывая основы макроэкономической теории, Дж. Кейнс попытался доказать иллюзорность идеи самокорректирующейся экономики капитализма. Революционный характер имели 2 его основные идеи (развитые в дальнейшем неокейнсианцами и посткейнсианцами):

Рыночная экономика не обладает постоянно функционирующим механизмом саморегулирования. Процессы приспособления в ней протекают медленно, с неторопливым изменением цен, в условиях несовершенной информации и сохранением социальных привычек населения. Поэтому не случайно при определенных условиях – когда отсутствует возможность быстрого уравновешивания рынков – она оказывается в состоянии глубоко кризисной стагнации, из которой одни лишь стихийные силы рынка ее вывести не могут. Отсюда выводится необходимость широкомасштабного государственного регулирования экономики, подправляющего “сбои” ее чисто рыночного развития. В соответствии с кейнсианской теорией “регулируемого капитализма” государство должно решительно отойти от роли “ночного сторожа”, как это и было, например, сделано в 30-е гг. в США в рамках так называемого “курса Рузвельта”.

Выдвижение в качестве определяющего направления государственного регулирования экономики стимулирования спроса. Основной фактор развития экономики по Кейнсу – наличие “эффективного спроса”, состоящего из личного потребления и производственного потребления (инвестирования). Личное потребление зависит прежде всего от уровня занятости, а потому безработица оказывается главным препятствием формирования эффективного спроса. Уровень занятости зависит от склонности к потреблению и инвестиций. Основной психологический закон: потребление растет медленнее, чем доход, так как с ростом дохода повышается предельная склонность к сбережению. Чтобы нейтрализовать негативное влияние основного психологического закона на уровень производства и занятости, государство должно стимулировать инвестиции. Прирост же инвестиций зависит от ожидаемых прибылей и уровня банковского процента. Отсюда выводится набор инструментов регулирования инвестиционного спроса – мягкая бюджетно-налоговая и денежно-кредитная политика.

Стимулирование активной инвестиционной деятельности требует увеличения государственных расходов (с их мультипликативным эффектом) и перераспределения национального дохода через повышение налогов для наиболее обеспеченных слоев населения. Путем повышения государственных расходов оказалось возможным повернуть ход экономического развития в нужном направлении. Государственные заказы оживляли спрос, стимулировали занятость, обеспечивая тем самым и прибыль предпринимателям. Доказывалась необходимость бюджетного финансирования (даже с возможным дефицитом), перевода в собственность государства нерентабельных отраслей промышленности, коммунального хозяйства, выплаты социальных пособий, организации общественных работ.

Таким образом, главные черты кейнсианской модели макроэкономической политики:

высокая доля национального дохода, перераспределяемого через государственный бюджет;

создание обширной зоны государственного предпринимательства на основе образования государственных (а также смешанных) предприятий;

выдвижение в качестве главных целей стабилизации экономического цикла и достижение высокого уровня занятости – “полного” или, позднее, “неинфляционного”;

первенство бюджетно-налоговой политики. При этом особо важное значение придавалось управлению бюджетным дефицитом в целях расширения или сокращения совокупного спроса. Кредитно-денежная политика в этой макроэкономической “смеси” призвана была лишь приспосабливаться к бюджетной, подкрепляя бюджетную экспансию расширением кредитно-денежного предложения, а бюджетное сдерживание – ограничениями последнего. Главная цель этой согласованной кредитно-денежной политики – поддержание устойчивых или снижающихся в долговременном плане процентных ставок.

Кейнсианский подход доминировал в экономической политике и после второй мировой войны: восстановление разрушенного хозяйства, его перестройка и реконструкция проходили при регулирующей деятельности государства и в Западной Европе, и в Японии, и на Тайване, и в Южной Корее. В европейских странах были национализированы многие ключевые отрасли промышленности, а во Франции и многие банки. Во многом даже независимо от того, какие партии стояли у власти, в странах Западной Европы были проведены крупные реформы социального страхования и социального обеспечения, медицинского обслуживания, образования. Сформировалось так называемое “государство благосостояния” (“welfare state”), в котором наращивание непроизводительных, социальных расходов диктуется вроде бы лишь требованиями равенства и справедливости. Однако в экономике весьма нередки случаи, когда следование правительства моральным нормам как раз в наибольшей степени гарантирует и экономическую целесообразность. Господствовавший до 1913 г. тезис о существовании верхних границ налогообложения “вышел из моды”, в результате чего реальный уровень налоговой нагрузки на экономику возрос с 10% ВВП до 40% и выше. И казалось, что в условиях индустриальной революции, резкого роста ВВП, повышения способности государства контролировать финансовые потоки тенденция роста налоговой нагрузки – вполне закономерное явление.

Вплоть до конца 70-х г.г. правительства ведущих стран основывали свою экономическую политику на кейнсианских мерах стимулирования производства (прежде всего на концепции дефицитного бюджетного финансирования). В результате этого в период с 1948 до 1970 гг. в индустриально развитых странах отсутствовали глубокие спады, массовая безработица, рекордными темпами происходил экономический рост. Это был триумф кейнсианства. Господствовал тезис о том, что отныне капитализм будет процветать при направляющей роли государства без кризисов, без массовой безработицы.

Однако этим надеждам не суждено было сбыться. С 70-х гг. немало работ в мировой науке было посвящено вопросу: почему бум кейнсианства прекратился, и почему контратака чикагской школы обратила в бегство сторонников Кейнса? На этот счет были выдвинуты несколько причин. Кейнсианская модель государственного регулирования оказалась приемлемой лишь в условиях бурно развивающейся экономики, в которой высокими темпами повышалась производительность труда. В этих благоприятных условиях широкомасштабное перераспределение национального дохода могло осуществляться без значительного ущерба накоплению капитала. Между тем в 70-е г.г. произошло резкое ухудшение условий воспроизводства в мировой экономике – прежде всего “нефтяной шок”. Полная занятость приводила к требованиям профсоюзов о повышении зарплаты. Это послужило импульсом к инфляции, сдержать которую кейнсианскими рецептами оказалось невозможно. Предпринимавшиеся попытки взбодрить экономику средствами дефицитного финансирования и кредитной экспансии привели лишь к перерастанию ползучей инфляции в хроническую галопирующую. В этих условиях все более напрашивалось такое вмешательство государства в экономику, которое повышало бы предложение производственных ресурсов, а не спрос на них. Кроме того, в простейшей кейнсианской модели представлена дилемма: либо инфляция, либо безработица, и их одновременное увеличение представлялось невозможным. Однако в 70-е г.г. случилось именно это, и стагфляция стала главной макроэкономической проблемой на целое десятилетие. Наконец, кейнсианская модель государственного регулирования не вполне вписывается в требования, диктуемые открытостью национальной экономики (ее эффективность была выше при относительно слабой взаимозависимости различных стран), а также развертыванием научно-технической революции. Не секрет, что для успешного освоения достижений НТР требуются усиление гибкости, большая свобода предпринимательства. Изъятие же значительной части доходов через налоговую систему и бюрократизация системы централизованного регулирования стали мощным тормозом на пути необходимых структурных преобразований и технического прогресса. К началу 80-х гг. экономика наиболее развитых стран, быстро наращивающих социальные расходы, начала постепенно “упираться” в объективно существующие в любом обществе верхние границы налогообложения. В этих странах в мирное время в крупных масштабах возник устойчивый бюджетный дефицит, свидетельствующий о кризисе государственных финансов. Причем данный кризис носил наиболее острый характер в странах с наибольшей долей налоговых изъятий (особенно в Швеции).

Ослаблению налогового пресса во многом способствовало и то обстоятельство, что из памяти народов в значительной степени ушла Великая депрессия. Теории, провозглашавшие идею автоматически саморегулирующегося хозяйства, в которых безработица расценивалась как “предпочтение отдыха работе”, стали популярны среди правых политических кругов. К этому добавлялся и негативный эффект перераспределения доходов через налоговую систему и систему трансфертных платежей, выражающийся в росте теневой экономики, ухудшении налоговой дисциплины и т.д. Быстро росло количество материально обеспеченных людей, имевших автомобили, дом и желание платить поменьше налогов. Социальная пирамида перевернулась: бедные остались в меньшинстве, в то время как затраты на социальное и медицинское обеспечение росли, создавая политическое лобби для урезания социальных расходов.

Таким образом, к началу 80-х гг. многие высокоразвитые индустриальные страны мира подошли к верхнему пределу, за которым наращивание налогового бремени оказалось либо невозможным с социально-политической точки зрения (в силу растущего сопротивления налогоплательщиков), либо абсолютно непродуктивным ввиду расширения теневой экономики. И разразившийся мировой экономический кризис 1979-1982 г.г. стал не просто циклическим кризисом, но и кризисом кейнсианской модели государственного регулирования, ее авторитет резко упал как в теоретическом, так и в практическом отношении. На смену ей пришла неоконсервативная модель.

Кейнсианские концепции управляемых денег

Трактовка денег как всего лишь технического инструмента экономической структуры буржуазного общества, что было показано в предыдущем параграфе, являлась отражением подчинения всей системы теоретического анализа денежных отношений апологетической функции буржуазной политической экономии. Она основывалась на пресловутой теории реализации Ж. Б. Сэя и теории общего равновесия Л. Вальраса, согласно которым капиталистическая экономика представляется как некая внутренне сбалансированная система. Отсюда ошибочные представления о том, что деньги лишь «накладываются» на пропорционально функционирующую систему, выступая в ней в качестве не эндогенного, а экзогенного фактора.

Коренная перестройка всей системы буржуазных представлений о сущности денег, их месте и роли в системе капиталистических производственных отношений, которая произошла в первой трети XX в., связана с вступлением капитализма в общий кризис своего развития и соответствующим банкротством методологических и теоретических арсеналов неоклассического направления буржуазной политической экономии, основными постулатами которой были: невмешательство государства в экономику, апологетика свободной конкуренции и механизма рыночного (автоматического) установления равновесия воспроизводственного процесса. Кризис неоклассического направления буржуазной экономической науки, в том числе неоклассических теорий денег, отражал их несоответствие новым историческим условиям развития капитализма.

Кризис капитализма

В начале 70-х годов XIX в. капитализм прошел высшую точку своего развития. Капиталистические производственные отношения превратились в величайший тормоз общественного прогресса. Господствующим отношением в капиталистическом мире становится монополия, которая доводит противоречия до крайних пределов. Капитализм вступает в эпоху империализма, которая, по словам В. И. Ленина, «является эпохой созревшего и перезревшего капитализма, стоящего накануне своего крушения, назревшего настолько, чтоб уступить место социализму». Реальным отражением нарастающих противоречий капиталистического способа производства и резкого усиления классовых антагонизмов буржуазного общества явилась полоса экономических кризисов 20—30-х годов и в особенности величайший в истории капитализма мировой экономический кризис 1929—1933 гг., который, как известно, по признанию идеологов буржуазии и ряда ведущих политических деятелей капиталистических стран, поставил под вопрос само существование капиталистической системы хозяйства.

Усиление общего кризиса капитализма и связанное с этим резкое обострение внутренних антагонизмов процесса капиталистического воспроизводства, которые уже невозможно было «прикрыть» легковесной апологетической фразой, обусловило, с одной стороны, коренную перестройку всей структуры и содержания апологетического аппарата буржуазной политической экономии, с другой — активизировало ее прагматическую функцию, поиск рецептов приспособления капиталистических производственных отношении к растущему обобществлению производства, формированию в экономике качественно новых общественных форм развития. Этой двоякого рода цели были призваны служить пришедшие на смену неоклассическим концепциям буржуазные теории государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики и связанные с ними теории «управляемых» денег и «регулируемой» валюты.

Теории регулируемого капитализма

Формирование и развитие теорий «регулируемого» капитализма связано с именем крупнейшего буржуазного идеолога эпохи общего кризиса капитализма английского экономиста Дж. М. Кейнса (1883—1946 гг.). В противоположность господствовавшему в неоклассической буржуазной политической экономии представлению о внутренней сбалансированности капиталистического производства, Дж. М. Кейнс в своем основном труде «Общая теория занятости, процента и денег», опубликованном в 1936 г., исходил из того, что механизм капиталистической конкуренции не способен обеспечить полное использование факторов производства, соответствующее экономическое равновесие и сбалансированность воспроизводственного процесса. На основе этого тезиса в центр экономической теории и соответственно экономической политики была поставлена проблема стимулирования эффективного денежного спросу как основного фактора, способного якобы обеспечить не только реализацию произведенной продукции, но и оказать стимулирующее воздействие на темпы роста национального дохода и уровень занятости.

Таким образом, выступив с критикой теории реализации Ж. Б. Сэя, господствовавшей в неоклассической литературе, основным постулатом которой было утверждение о том, что предложение товаров автоматически порождает их спрос, а также вальрасовской концепции экономического равновесия, Дж. М. Кейнс показал, что механизм капиталистического хозяйствования не содержит в себе достаточно эффективных сил саморегулирования. «Весьма возможно, — подчеркивал он, — что классическая теория представляет собой картину того, как мы хотели бы, чтобы общество функционировало. Но предполагать, что оно и в самом деле так функционирует, — значит оставлять без внимания действительные трудности».

Читайте также:  Деньги как функция меры стоимости: использование и устранение

Естественно, что этот вывод был сделан постфактум со значительным опозданием, после всесторонней научной аргументации этого вопроса классиками теории научного коммунизма. И тем не менее, это был принципиально новый методологический подход буржуазной политической экономии к анализу внутренней специфики капиталистической экономики. Такой подход потребовал качественного пересмотра системы экономических взглядов по поводу обеспечения функциональных связей экономики и места в этом экономической политики буржуазного государства. «Хотя расширение функции правительства в связи с задачей координации склонности к потреблению и побуждения инвестировать, — писал по этому поводу Дж. М. Кейнс, — показалось бы публицисту XIX в. или современному американскому финансисту ужасающим покушением на основы индивидуализма, я, наоборот, защищаю его как единственное практически возможное средство избежать полного разрушения экономических форм и как условие для успешного функционирования личной инициативы».

Оценивая такую постановку вопроса, видный представитель американского кейнсианства Э. Хансен писал, что книга Дж. М. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» явилась «атакой на веру, столь дорогую экономистам старой школы, которая основывалась на положении о том, что экономика имеет автоматическую тенденцию эффективно функционировать сама по себе, без государственного руководства, его помощи или поддержки».

Неизбежность государственного регулирования экономики

Неизбежность вынужденного государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики, связанную с обострением антагонистических противоречий буржуазного общества, предвидели еще К. Маркс и Ф. Энгельс. В III томе «Капитала», рассматривая роль кредита в капиталистическом производстве и формирование акционерных обществ, К. Маркс писал, что их развитие в известных сферах ведет к установлению монополии и потому требует государственного вмешательства.

Всестороннее обоснование теория государственно-монополистического регулирования получила в ленинских трудах. В. И. Ленин исходил из того, что в эпоху общего кризиса капитализма огосударствление капиталистической экономики становится объективной необходимостью. От свободной конкуренции к монополии и от монополии к огосударствлению — такова историческая тенденция развития капитализма, таков объективный ход вещей, отмечал он. Одновременно классики марксизма-ленинизма обращали внимание на то, что огосударствление не означает коренной базисной перестройки капиталистической экономики, основанной на товарном производстве. Такая перестройка не изменяет главного — классовой структуры буржуазного общества. «При сохранении частной собственности на средства производства, — указывал В. И. Ленин, — все эти шаги к большей монополизации и большему огосударствлению производства неизбежно сопровождаются усилением эксплуатации трудящихся масс, усилением гнета, затруднением отпора эксплуататорам, усилением реакции и военного деспотизма и вместе с тем неизбежно ведут к неимоверному росту прибыли крупных капиталистов…».

Следовательно, положение Дж. М. Кейнса о необходимости активного вмешательства государства в процесс воспроизводства не отличается оригинальностью. Важно также учитывать и то, что в трудах классиков марксизма-ленинизма обоснованы объективные границы капиталистического огосударствления, то, чего нет и не могло быть, в силу классовой ограниченности автора, в трудах Дж. М. Кейнса и что в конечном итоге привело кейнсианство к кризису, вызванному общим кризисом всей совокупности методов государственно-монополистического регулирования, базировавшейся на его теоретических постулатах.

Практика хозяйственного развития постоянно подтверждает принципиально важное положение марксистской теории: каковы бы ни были методы и формы вмешательства буржуазного государства в капиталистическую экономику, она остается рыночным хозяйством и в конечном счете подчинена объективным законам развития товарного производства. Это касается не только содержательной стороны общей концепции Дж. М. Кейнса, определяющей специфичность методов государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики как структурноцелостного организма, но и исходной методологической основы его теории «управляемых» денег и «регулируемой» валюты.

Теория Дж. М. Кейнса

Теория Дж. М. Кейнса, непосредственно приспособленная к потребностям государственно-монополистического регулирования процесса капиталистического воспроизводства, представляла собой вынужденное изменение методологии идеологической защиты буржуазного общества применительно к условиям общего кризиса капитализма. Признавая внутреннюю нестабильность капиталистической экономики, наличие реальных противоречий капиталистического воспроизводства, Дж. М. Кейнс в то же время исходил из того, что экономическое «равновесие» может быть достигнуто не на стихийной рыночной основе, а с помощью государственных мер регулирования. Как справедливо подчеркивал советский экономист проф. Л. Б. Альтер, такой подход «выражал новую форму буржуазной апологетики, прикрывающей глубокие противоречия экономики капитализма, неразрешимые в его рамках, рассуждениями об исправлении и усовершенствовании ее механизма». С другой стороны, в интерпретации Дж. М. Кейнса противоречия капиталистической экономики были представлены не как следствие действия объективных экономических законов, а как результат проявления психологических факторов, регулирующих структуру личного и производственного накопления. В этом смысле кейнсианская теория «регулируемого» капитализма представляла собой дальнейшее углубление (естественно, на новой методологической основе) вульгаризации буржуазной политической экономии. Выражая интересы господствующих классов, и прежде всего монополистической буржуазии, она выступала также как форма дальнейшего усиления апологетической функции буржуазной экономической теории.

Выдвинутое кейнсианской теорией апологетическое положение о возможности устранения антагонистических противоречий капиталистического способа производства на основе активного вмешательства государства в процесс воспроизводства вполне логично предполагало принципиальное изменение позиции экономической науки по поводу роли денежного фактора в экономическом развитии. Уже указывалось, что начиная от А. Смита и Д. Рикардо буржуазная политическая экономия основывалась на пресловутом законе Ж. Б. Сэя, исходила из представления о нейтральной роли денег в экономической системе, ограничивая сферу их применения в процессе воспроизводства лишь областью реализации произведенной продукции.

Кейнсианские концепции денег и регулирование экономики

Основы кейнсианского направления экономической мысли были заложены английским экономистом Дж. М. Кейнсом (1883-1946) в его книге «Общая теория занятости, процента и денег», опубликованной в 1936 г.

Как и неоклассики, экономисты этого направления являются сторонниками рыночной экономики, т.е. экономики, жизнь которой организует, координирует и направляет преимущественно рынок — механизм свободных цен, прибылей и убытков, равновесия спроса и предложения.

Однако оценка возможностей этого механизма у них другая. По этой причине отличается и точка зрения на место, цели, роль, функции государства в экономике. В условиях «провалов рынка».

Кейнс и его последователи создали стройную концепцию экономической системы, регулируемой как рынком, так и государством. Эту систему нередко называют кейнсианской смешанной экономикой.

Концепция кейнсианцев включает следующие основные положения:

а) оценка стихийного рыночного механизма и причин государственного вмешательства в экономику;

б) формирование целей такого вмешательства;

в) определение направлений, форм и методов государственного регулирования экономики.

Оценивая плюсы рыночной системы, кейнсианцы, как и большинство экономистов других направлений, отмечают, что рынок — это один из самых удивительных общественных институтов, созданных историей человеческого общества.

Рыночная система чрезвычайно динамична, дает широкий простор изменениям, восприимчива к нововведениям, гибко приспосабливается к новым потребностям.

Однако, как убеждены кейнсианцы, это не означает, что рыночному механизму удается эффективно решать абсолютно все экономические проблемы и что рыночная система не имеет минусов.

Во-первых, рыночная экономика внутренне неустойчива. Для нее характерны циклический характер воспроизводства, когда бурный рост сменяется кризисным спадом, а также безработица, особенно увеличивающаяся в годы кризиса.

Во-вторых, (и этот аспект кейнсианцы выделяют особо), рыночная система безразлична к социальному результату. В рыночной экономике царствуют богатство и доход. Только они дают доступ к товарам и услугам. Те, кто не имеет богатства и по тем или иным причинам не может производить, не в состоянии получить доход при помощи, рыночного механизма. Но и у тех, кто имеет доход и способен производить, возникают проблемы.

Унаследовавшие большие состояния имеют доступ к доходам, хотя сами ничего не произвели. Да и удачливость в рыночной экономике определяет размер дохода в не меньшей степени, чем трудолюбие, квалификация или талант.

Это значит, подчеркивают кейнсианцы, что распределение дохода, обусловленное действием рыночных сил, отнюдь не соответствует представлениям общества о социальной справедливости.

К тому же не все блага и услуги могут быть оценены рынком. К их числу относятся, прежде всего, так называемые общественные блага: национальная оборона, охрана общественного порядка, прогнозы погоды, уличное освещение, результаты фундаментальных научных исследований и др.

Рынок оказывается неэффективным и в случае с так называемыми внешними эффектами, связанными прежде всего с загрязнением окружающей среды.

Преодоление «провалов рынка» требует активного вмешательства государства, которому надлежит выполнять функцию «встроенного стабилизатора», ликвидируя (или нивелируя) неустойчивость — как экономическую, так и социальную. Оно призвано стать необходимым дополнением к рынку, заполняя бреши, решая вопросы, которые оказываются не по силам рыночному регулированию.

Известный американский экономист лауреат Нобелевской премии П. Самуэльсон считает, что в результате создается смешанная экономика, которая фактически является гигантской системой общего страхования от наихудших бедствий экономической жизни.

На основе общей концепции кейнсианцы разработали конкретные формы и методы государственной экономической политики в смешанной системе.

Наибольшее признание в практике государственного регулирования экономики получили теория антициклического (сейчас его чаше называют конъюнктурным) регулирования и теория экономического роста.

Кейнсианская концепция

Кейнсианская концепция базируется на идеях одного из крупнейших экономистов XX столетия Джона Мейнарда Кейнса (1883-1946 гг.) и его последователей — лауреатов Нобелевской премии Р. Модильяни, П. Самуэльсона, Р. Солоу, Д. Тобина.

В своем главном научном труде “Общая теория занятости, процента и денег” Дж. М. Кейнс исходил из того, что система свободного рынка лишена внутреннего механизма, обеспечивающего макроэкономическое равновесие.

Дж.М.Кейнс и посткейнсианские представители считают, что слежение за состоянием параметров рынка является одной из функций государства (правительства). Любое неравновесное воздействий должно быть зарегистрировано и на базе встроенных стабилизаторов направлено на траекторию равновесного сбалансированного роста. Так правительство воздействует на тот или иной сегмент рынка.

Дисбаланс между сбережениями и ожидаемыми инвестициями вызывает снижение деловой активности, что в свою очередь усиливает инфляционные процессы и влияет на уровень безработицы.

Таким образом, согласно этой теории изменение совокупных запасов потребительских и инвестиционных товаров воздействует в основном на уровень производства и занятости. Поэтому кейнсианство поощряет активное вмешательство государства в экономику посредством дискреционной фискальной политики.

В Швеции в 30-е годы группа экономистов независимо от Кейнса пришла к аналогичным выводам, а начиная с 1932 г. идея антициклического
регулирования была возведена в ранг государственной политики Швеции. В дальнейшем в теорию Кейнса большой вклад внес один из самых влиятельных современных экономистов П.Самуэльсон. В учебнике «Экономика» он сумел обосновать и развить в соответствии с новыми экономическими условиями идею кейнсианства о смешанной экономике.

Акцент в этой политике делается на совокупные расходы и их элементы, вытекающие из основного кейнсианского уравнения

Следует отметить, что в вопросах государственного регулирования экономики кейнсианство неоднородно. Оно распадается на несколько течений.

Левое кейнсианство ищет выход из противоречий современной экономики путем увеличения расходов государства на общественные цели: жилищное строительство, здравоохранение, социальное страхование, дорожное строительство и т.д., а также увеличение доходов фермеров, мелких предпринимателей и заработной платы работающих.

Консервативное направление кейнсианства делает ставку на государственное регулирование экономики главным образом путем максимизации прибылей и сохранения консервативной структуры экономики.

В настоящее время наиболее эффективно кейнсианские методы фискальной политики используют новые индустриальные страны Азии — Гонконг, Малайзия, Таиланд, Сингапур, Тайвань. Следует подчеркнуть, что эти страны (за исключением Таиланда) в наименьшей степени пострадали от азиатского финансового кризиса 1997-1998 гг.

Среди промышленно развитых стран достаточно активно проводят политику гибкого изменения налоговых ставок и государственных расходов Новая Зеландия, Австрия, Великобритания, Австралия, США, Япония, Швеция, Швейцария.

Неоклассическая школа

В 70-е годы популярность теорий регулирования ослабла в связи с проявившимися недостатками государственных мер воздействия и бюрократическими издержками. Стало очевидным, что государство не в состоянии комплексно решать все общественные проблемы.

Все эти и многие другие явные недостатки «излишнего огосударствления», естественно, усилили тягу к классическим теориям свободного рынка. На рубеже 70-80-х годов кейнсианство вытесняется идеями Чикагской школы (монетаризм). Эта теория, отрицающая необходимость экономической активности государства, — своеобразная реакция неоклассического крыла на противоречия государственного регулирования и длительное игнорирование роли денег как фактора рыночной экономики.

Неоклассическая школа и ее представители полагают, что путем эффективной кредитно-денежной и фискальной политики можно осуществить интеграцию микро- и макровмешательства государства в определение уровня доходов различных слоев населения, координацию инвестиционной политики, формирование прогрессивной отраслевой структуры и т.д.

Читайте также:  Роль денег в современных монетаристских теориях и консерватизме

В основе концепции монетаризма, идейным лидером которого был лауреат Нобелевской премии М. Фридмен, является положение о том, что рынки всегда конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия.

Гибкость цен и ставок заработной платы гарантирует воздействие изменения совокупных расходов на цены товаров и ресурсов, а не на уровни производства и занятости. Таким образом, суть монетарной политики — в регулировании объема предложения денег для стабилизации национального рынка.

Монетаристы объявляют государственное регулирование вредным для развития предпринимательской инициативы, дестабилизирующим экономику и изначально бюрократичным. Поэтому они призывают к минимизации вмешательства государства в экономику, допуская лишь проведение фискальной политики.

Чтобы обеспечить стабильное развитие экономики, необходимо ежегодно увеличивать количество денег в обращении на 3-5% (эти темпы прироста характерны для западной экономики многие десятилетия). Одновременно рекомендуется ограничивать рост денежной массы.

Модель стимулирования экономики Фридмана в начале 80-х годов была подвергнута критике даже его сторонниками, например Р. Лукасом. Представители «второй волны» монетаризма назвали этот принцип систематическим «одурачиванием» хозяйственных агентов, противоречащим основным демократическим принципам свободного рынка. Однако из этой критики делается еще более пессимистический вывод об эффективности экономической деятельности государства.

При знакомстве с теоретическими построениями монетаристов, возникает ряд вопросов. Основной из них — почему деньги, которые и исторически, и логически являются следствием обмена товаров, становятся первопричиной рыночных отношений. Как верно подметил известный американский экономист Тобин, бесспорный тезис «деньги имеют значение» в монетарной концепции подменяется сомнительным «лишь деньги имеют значение». В некотором смысле это шаг назад. Еще Дж. М. Кейнс рассматривал денежную массу как крайне неустойчивую величину, которая никак не может стать рычагом достижения экономической стабильности.

Как известно, в основу реформы начала 90-х годов в России была положена монетаристская концепция. Однако игнорирование особенностей экономической структуры страны (высокая монополизация, большая роль естественных монополий, отсутствие частного сектора, дефицит товаров, преобладание в отраслевой структуре доли сырьевых отраслей и тяжелой промышленности и др.) не позволил использовать механизм эко­номического роста, заложенный этой моделью. Более того, противоречия постсоветской экономики еще более усилились и к ним добавились чисто рыночные.

Идеологи российской экономической реформы официально провозглашали приверженность принципам монетаризма и действительно пытались использовать отдельные его постулаты. В частности, были созданы механизмы регулирования объема предложения денег для стабилизации национального рынка.

Государственная монетарная политика проводится через Центральный банк России, который осуществляет эмиссию денег, регулирует платежи и резервы коммерческих банков. С разной степенью успешности Центральный банк России проводит операции на открытом рынке, определяет величину учетной ставки, изменяет уровень резервной нормы.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что в странах с монетаристской ориентацией, как правило, доля налогов валовом доходе фирм колеблется от 25 до 35%, а в странах, где доминирует кейнсианская политика, — от 34 до 45%.

В России же при провозглашенных в начале перестройки исключительно монетаристских методах воздействия на ход экономического развития удельный вес налогов достигал такого уровня (по некоторым оценкам, до 80%), при котором любой легальный бизнес становится не выгодным.

Кроме того, в условиях когда наличная долларовая масса в пересчете по официальному курсу в России примерно в 2 раза превышает рублевую наличность, невозможно нормальное кредитно-денежное регулирование исключительно монетаристскими методами.

Заметим, что к монетаристским идеям в экономической теории России обращались еще в 20-е годы. Например, В.В. Новожилов в статье «Недостаток товаров», напечатанной в 1926 г., в поиске путей устранения товарного дефицита обращается к количественной теории денег. Причину недостатка товаров на прилавках автор видит в аккумуляции на руках у населения «избыточных» денег как следствие некоммерческой государственной политики цен. Поэтому, делает вывод Новожилов, надо влиять на цены через спрос и предложение и обеспечить производителю прибыль. Для реализации этой задачи необходимо «повысить цены, не повышая заработной платы. », чтобы нейтрализовать излишнюю денежную массу.

При этом автор, предвидя возражения оппонентов, уточняет, что обесценивание денежной массы должно быть компенсировано понижением «вольных» цен, т.е. цен частного сектора экономики. В результате «повышение цен трестов для изъятия лишних денег из оборота приведет не к понижению, а к повышению покупательной силы денег в ближайшем будущем». Отмечает В.В. Новожилов и другое слабое место рекомендуемого пути: необходимость замораживания заработной платы. Без этого условия «вся операция может действительно принести ущерб денежной единице». А выполнить эту задачу сложно, так как процесс сдерживания заработной платы сопровождается не только экономическими, но и социально-политическими проблемами, замечает автор.

Несмотря на острую критику, идеи Чикагской школы пользовались большой популярностью во второй половине 70-х годов вначале в США, а затем в странах Европы и Канаде. Однако в настоящее время индустриальные державы мира отчетливо намерены в той или иной степени вернуться к усилению государственного регулирования. Одно лишь стремление к получению прибылей не может решить всех проблем общества.

Недостатки рынка постоянно проявляются в реальной жизни, поэтому их приходится смягчать с помощью регулирующих мер. Уместно отметить, что рынок в чистом виде, т.е. как взаимодействие абсолютно равноправных покупателей и продавцов, не может существовать в любом случае. Он всегда регулируется, если не государственными мерами, то монопольным соглашением партнеров. Вопрос лишь в том, какие методы управления рынком более эффективны и какая степень его регулирования более оптимальна.

Итак, анализ экономической практики индустриально развитых стран позволяет сделать вывод о высокой степени управляемости рынка в современных условиях. Вопрос состоит не в том, должно или не должно государство участвовать в экономических процессах, а в том, каковы меры и формы этого участия.

[1] Макроэкономика. Конспект лекций: учебное пособие / Е.А. Киселева. – М.: ЭКСМО, 2006. С.47

Дата добавления: 2014-01-04 ; Просмотров: 1570 ; Нарушение авторских прав? ;

Кейнсианская теория как теоретическая база государственного регулирования экономики

Изучение проблем деятельности государства в системе макроэкономического регулирования – важная составляющая предмета макроэкономики. Существенной предпосылкой, определяющей эффективность государственного регулирования, является учет в регулирующих действиях государства индивидуальных условий конкретной страны. Они характеризуются такими показателями, как доля государственного сектора в смешанной экономике, структура экономики, достигнутый технический уровень производства, место национальной экономики в международном разделении труда, природные, демографические и политические условия. Их всесторонний учет требует от каждого государства применения творческого подхода к определению пределов и методов вмешательства в экономику

Понимание сути главной проблемы макроэкономики по-новому ставит вопрос о пределах возможностей рыночного механизма. Способен ли рынок, обнаруживающий самодостаточность и эффективность на микроэкономическом уровне, быть таким же на уровне макроэкономики, т. е. обеспечить равновесие? В зависимости от ответа на этот вопрос ученые-экономисты разделились на три крупных научных направления:

1) те, кто по-прежнему исповедует классические принципы свободного предпринимательства, отрицая необходимость прямого вмешательства в макроэкономические процессы с целью их регулирования («неоклассики», «либералы», «консерваторы»);

2) те, кто полагает, что только союз рынка и государства может обеспечить макроэкономическую эффективность («кейнсианцы» → «неокейнсианцы»);

3) те, кто призывает к умеренному, опосредованному вмешательству в макроэкономические процессы («неолибералы», «неоклассический синтез», «монетаристы»).

В основе макроэкономической теории лежит вопрос о том, посредством каких механизмов в экономике обеспечивается полная занятость, то есть полное использование имеющихся ресурсов. Это может обеспечивать рыночный механизм самостоятельно, или вместе с ним соответствующую регулирующую роль должно выполнять государство. Этот вопрос является центральным и для классической теории, которая исторически положила начало макроэкономической науке.

Последователи классической теории считают, что рыночный механизм способен автоматически обеспечивать полную занятость без государственного вмешательства в экономику, то есть полная занятость является нормой для экономики с рыночными отношениями. Они признают, что иногда на экономику могут негативно влиять внешние факторы, такие как политические, природные, внешнеэкономические и т.п., которые временно выводят ее из состояния полной занятости. Однако способность рынка к автоматическому саморегулированию является достаточной, чтобы через некоторое время опять восстановить в экономике такой уровень производства, который отвечает условиям полной занятости. Это означает, что возможный отход экономики от состояния полной занятости, по мнению представителей классической теории, является не внутренним продуктом рыночной экономики, а лишь результатом влияния на нее внешних обстоятельств.

Следовательно, можно утверждать, что согласно с классической теорией механизм процентной ставки, гибких товарных и ресурсных цен предоставляет рынку способность автоматически поддерживать полную занятость в экономике. При этих условиях исключается необходимость вмешательства государства в экономику, то есть наиболее рациональной должна быть политика государственного невмешательства.

Представление последователей классической теории о способности рынка к автоматической регуляции экономики и необходимости отхода государства от этой регуляции не выдерживает испытания на практике. Исторический опыт мировой экономики показывает, что государство не из-за каких-то субъективных рассуждений, а при объективной необходимости вынуждено вмешиваться в экономические процессы. Убежденность в этом особенно выросла под воздействием мирового экономического кризиса 30-х годов ХХ в. (т.н. «Великой депрессии»), что обусловило изменение взглядов на механизм функционирования экономики и роль государства в этом механизме.

Решающую роль в пересмотре классических представлений об экономическом механизме в государстве сыграл известный английский экономист Джон Мейнард Кейнс.

Сущность нового экономического мировоззрения Кейнс изложил в своей книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.). Он впервые подверг конструктивной критике классическую теорию макроэкономической регуляции, которая главенствовала до тех пор. В противовес классической теории рыночного саморегулирования и государственного невмешательства в экономику он предложил альтернативную макроэкономическую теорию, в основе которой лежит государственное регулирование экономики. Это явление получило в науке название «кейнсианской революции».

В отличие от классиков, последователи кейнсианской теории отстаивают мысль, что рыночный механизм самостоятельно не может гарантировать достижения в экономике полной занятости. Они утверждают, что благодаря рыночным регуляторам экономика может быть уравновешена, то есть в ней может обеспечиваться равновесие между совокупным спросом и совокупным предложением, но в то же время может существовать неполная занятость, вынужденная безработица и высокий уровень инфляции. Полная занятость за счет лишь рыночных регуляторов – это не закономерность, а случайность.

Согласно кейнсианской теории, не предложение создает спрос, а наоборот, спрос создает собственное предложение. Другими словами, производители будут выпускать такое количество то­варов и услуг и такого качества, какое понадобится покупате­лям. Именно покупатели своим спросом «диктуют усло­вия» производителям, поэтому причиной неравновесия в экономике является недостаточный совокупный спрос. Чтобы избежать значительных потерь от спада производства, необходима активная государственная политика по регулированию совокупного спроса. Поэтому кейнсианскую теорию называют теорией совокупного спроса.

Для того чтобы узнать, что влияет на изменения со­вокупного спроса (расходов общества), Дж.М. Кейнс рас­крыл его структуру. Он установил, что совокупный спрос слагается из спроса или расходов всех субъектов наци­ональной экономики: домохозяйств, предприятий, го­сударства и зарубежных потребителей отечественной продукции. Им было исследовано, ка­кие факторы воздействуют на динамику каждой из со­ставных частей совокупного спроса (см. табл. 4.2).

Поэтому главным объектом государственного вмешательства в экономику должен быть совокупный спрос, который получил название «эффективный спрос». Это означает, что, увеличивая совокупный спрос, государство может эффективно влиять на уровень производства. Опираясь на концепцию «эффективного спроса», кейнсианцы предлагают два метода стимулирования совокупного спроса:

1) за счет увеличения государственных закупок или снижения налогов;

2) за счет снижения процентных ставок за кредит, что увеличит инвестиции частного сектора экономики.

Рассматривая роль фискальных (бюджетно-налоговых) и денежно-кредитных инструментов в стимулировании совокупного спроса, кейнсианцы отдают преимущество первым из них. Это объясняется тем, что во время спада производства инвестиции слабо реагируют на снижение процентной ставки. Следовательно, в этих условиях денежно-кредитная политика является неэффективной. Поэтому главное внимание следует уделять не снижению процентной ставки, а бюджетно-налоговой политике на основе увеличения государственных инвестиций, предоставления льготных кредитов и тому подобное.

Однако использование государственного бюджета для стимулирования совокупного спроса может порождать бюджетный дефицит. В этих условиях кейнсианцы предлагают использовать государственные займы, налоги и в определенных пределах денежную эмиссию.

Читайте также:  Стоимость денег в трактовке количественной теории: обзор проблем

Важную роль в кейнсианской теории играет мультипликатор инвестиций. Но эффект мультипликатора в разных условиях может различаться. Наибольшую величину он имеет при условиях наличия в экономике неиспользованных мощностей и свободной рабочей силы. При наличии резервных мощностей достигается более «дешевое наращивание» выпуска продукции за счет незначительных дополнительных инвестиций. Поэтому в условиях недостаточности совокупного спроса государство может за счет бюджетных расходов обеспечивать значительный мультипликативный эффект.

Таким образом, анализ спроса основных экономических субъектов по­зволил выработать рекомендации правительству – те меры, которые должны стимулировать увеличение спроса и вос­станавливать макроравновесие. Такими мерами являют­ся: регулирование налогов на доходы предприятий и до­мохозяйств, предоставление потребителям и предприяти­ям государственной помощи в виде дотаций, установление нужного размера процентной ставки, контроль денежной эмиссии и др.

Чтобы расширить спрос, в развитых странах государ­ство национализировало значительную часть предприятий, создав мощный государственный сектор, который обеспе­чивал общество важнейшими товарами (энергоресурсами, услугами транспорта и др.). Была создана широ­кая сеть учреждений по предоставлению социальной по­мощи населению. Правительства разрабатывали различ­ные целевые программы социально-экономического раз­вития страны и отдельных отраслей, привлекали крупный бизнес к выполнению государственных заказов на произ­водство определенной продукции, тем самым освобождая его от конкуренции и гарантируя высокие прибыли.

С помощью рекомендаций Дж.М. Кейнса в развитых странах в период с 50-70-х гг. XX в. были достигнуты самые высокие темпы прироста промышлен­ного производства, а уровень благосостояния населения возрос в 2-4 раза. Это был самый продолжительный пе­риод бескризисного развития современной рыночной экономики.

Кейнсианская теория долгое время доминировала в теории и практике макроэкономического регулирования, отвечая тем условиям, когда главное внимание уделялось проблемам преодоления спада производства и уменьшению безработицы. Но в 70-х гг. ХХ в. экономику многих стран постигли другие негативные явления. Кризис усугубился резким ростом цен на энергоносители и сырье, поставляемое из развивающихся стран, которые решительно воспротиви­лись экономической политике Запада. Повышение в 10-20 раз цен на основной энергетический ресурс – нефть – привело к тому, что предприниматели развитых стран около 10 лет выходили из этого кризиса, разрабатывая и внедряя но­вые энергосберегающие технологии.

Главной стала проблема инфляции при одновременном падении производства – стагфляция. Кейнсианские рекомендации, в основе которых – увеличение бюджетных расходов и применение при этом дефицитного финансирования, в этих условиях показали свою неэффективность.

Это вызвало значительное недоверие к кейнсианской теории и привело к возникновению альтернативных теорий (монетаризм, теория «экономики предложения», теория рациональных ожиданий). В частности, критиковалось поло­жение о том, что для увеличения доходов государства нуж­но повышать налоги – это приводило к свертыва­нию производства или его уходу в «теневой» сектор. Кроме того, кейнсианство рекомендовало для увеличения спроса потребителей выплачивать им различные пособия, пре­доставлять дотации, субсидии, однако это приводило к ин­фляции.

Результатом сотрудничества новых макроэкономических направлений стала новая нео­консервативная теория, которая была полным антиподом кейнсианства и возвращала экономику во времена сво­бодного рыночного регулирования. Неоконсерваторы проводили свою политику в США («рейганомика»), Великобритания («тэтчеризм»), ФРГ и ряде других стран. Главным принципом было стимулирование частного бизнеса и предприниматель­ства путем снижения налогов и в целом ослабления го­сударственного давления на них. Государствен­ные предприятия передавались в собственность частных лиц путем организации акционерных обществ, были свернуты многие программы социальной помощи. Все эти меры на некоторое время оживили экономику, со­кратили инфляцию, уменьшили безработицу. Однако это не спасло рыночную экономику от последующих мировых экономических кризисов.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Концепция государственного регулирования экономики Дж.М. Кейнса (стр. 1 из 3)

Федеральное агентство по образованию.

Пермский государственный технический университет

Кафедра государственного управления и истории.

Реферат по дисциплине «Теория управления»

«Концепция государственного регулирования экономики Дж.М. Кейнса»

Работу выполнил: Пономарев Р. А

Работу проверил: Макаревич В. И

Основные идеи и предложения Дж. М. Кейнса.

· Предпочтение макроэкономического анализа микроэкономическому. Подтверждается тем что в условиях кризиса важно учитывать не интересы конкретных субъектов общества, а как можно больше количества его слоев.

· Формулировка «Основного психологического закона», который дает понять стимулы сбережение средств индивидом и объясняет почему растет «пирамида потребностей» и совокупное потребление.

· Доказательство теории «эффективного спроса» на примере которой Кейнс показал что рыночная экономика в некоторые периоды теряет способность к саморегуляции, теряется «Невидимая рука рынка» предложенная Адамом Смитом и происходит дисбаланс общественных отношений

· Создание «теории Мультипликатора» в которой Кейнс доказывает что для нормального развития любая организация должна постоянно инвестировать средства ( в том числе и государство) и этот принцип работает до тех пор пока не субъект не удовлетвориться своими сбережениями что будет означать «смерть» объекта инвестиций

· Ряд практических идей в фискальной, налоговой, бюджетной политике, которые помогли западным государствам справиться с системным кризисом и послевоенной разрухой

Джон Мейнард Кейнс (англ. John Maynard Keynes), (5 июня 1883, Кембридж, — 21 апреля 1946, поместье Тилтон, графство Сассекс) — английский экономист, основатель кейнсианского направления в экономической теории. Кроме того, Кейнс создал оригинальную теорию вероятностей, не связанную с аксиоматиткой Лапласа, Р.Фон Мизеса или Колмогорова, основанную на предположении, что вероятность является логическим, а не числовым отношением.

Кейнс родился в семье известного экономиста, преподавателя экономики и философии в Кембриджском университете Джона Невила Кейнса, и Флоренс Ады Браун, успешной писательницы. Семья Кейнса считалась достаточно известной в Англии.

Кейнс был успешным инвестором и сумел сколотить неплохое состояние. После краха фондового рынка 1929 года Кейнс оказался на грани банкротства, но вскоре сумел восстановить своё богатство. Он коллекционировал книги, так например, сумел приобрести многие оригинальные работы Исаака Ньютона. Он вообще интересовался литературой.

Кейнс завоевал репутацию талантливого участника различного рода дебатов, и Фридрих фон Хайек несколько раз отказывался обсуждать с ним вопросы экономики. Хайек в свое время выступал с резкой критикой идей Кейнса, в спорах между ними нашло отражение противостояние англосаксонской и австрийской традиции в экономической теории. После выхода «Трактата о деньгах» (1930) Хайек обвинил Кейнса в отсутствии у него теории капитала и процента и в неправильном диагнозе причин кризисов. Надо сказать, что в некоторой степени Кейнс был вынужден признать справедливость упрёков.

Широко известна также дискуссия (часто называется Дискуссия о методе) Кейнса с будущим Лауреатом нобелевской премии по экономике Яном Тинбергеном, введшим регрессионные методы в экономическую науку. Смысл дискуссии заключался в обсуждении философии и методологии эконометрики, а также экономики вообще. В своих письмах Кейнс рассматривает экономику не столько как «науку о мышлении в терминах моделей», сколько как «искусство выбора соответствующих моделей» (моделей, соответствующих постоянно меняющемуся миру).Эта дискуссия стала во многом определяющей для развития эконометрики.

Образование будущий великий учёный получил в Итоне, в королевском колледже в Кембридже, причём в университете учился у Альфреда Маршалла, который был высокого мнения о способностях студента. Среди его друзей были философ Бертран Рассел, литературный критик и издатель Клив Белл и его жена Ванесса, литератор Леонард Вулф и его жена писательница Вирджиния Вулф, литератор Лайтон Стрэчи.

· С 1906 по 1914 годы Кейнс работал в Департаменте по делам Индии, в Королевской комиссии по индийским финансам и валюте. В этот период он пишет свою первую книгу — «Денежное обращение и финансы Индии» (1913), а также диссертацию по проблемам вероятностей, основные результаты которой в 1921 г. были опубликованы в работе «Трактат о вероятности». После защиты диссертации Кейнс начинает преподавать в Королевском колледже.

· В период с 1915 по 1919 гг. Кейнс служит в Министерстве финансов. В 1919 году как представитель Министерства финансов Кейнс участвует в Парижских мирных переговорах и предлагает свой план послевоенного восстановления европейской экономики, который не был принят, но послужил основой для работы «Экономические последствия мира

· В 1919 г. Кейнс возвращается в Кембридж, но большую часть времени проводит в Лондоне, состоя в правлении нескольких финансовых компаний, редколлегии ряда журналов (был владельцем еженедельника Nation, а также редактором (с 1911 по 1945 гг.) журнала EconomicJournal, занимаясь консультированием правительства. Кейнс также известен как успешный игрок на бирже.

· В 20-е годы Кейнс занимается проблемами будущего мировой экономики и финансов. Кризис 1921 г. и последовавшая за ним депрессия привлекли внимание ученого к проблеме стабильности цен и уровня производства и занятости. Во второй половине 20-х гг. Кейнс посвящает себя «Трактату о деньгах» (1930), где продолжает исследовать вопросы, касающиеся валютных курсов и золотого стандарта. В этой работе впервые появляется идея об отсутствии автоматической балансировки между ожидаемыми сбережениями и ожидаемыми инвестициями, то есть их равенства на уровне полной занятости.

· Как предсказатель Кейнс оказался колоссально неудачлив. За две недели до начала Великой депрессии он делает предсказание о том, что мировая экономика вышла на тренд устойчивого роста и что рецессий не будет никогда. Как известно, Великая депрессия была предсказана Фридрихом Хайеком и Людвигом Мизесом за один месяц до её начала. Не понимая сути экономических циклов, Кейнс проигрывает во время Депрессии все свои сбережения.

· В феврале 1936 г. учёный публикует свой основной труд — «Общую теорию занятости, процента и денег», в которой к примеру вводит понятие мультипликатора накопления (мультипликатора Кейнса), а также формулирует основной психологический закон. После «Общей теории занятости, процента и денег» за Кейнсом утверждается статус лидера в экономической науке и экономической политике своего времени.

· В 1940 г. Кейнс стал членом Консультативного комитета при Министерстве финансов по военным проблемам, затем советником министра

· В 1942 г. Кейнсу пожалован наследственный титул пэра (барон). Был президентом Эконометрического общества (1944-45).

· Во время Второй мировой войны Кейнс посвящает себя вопросам международных финансов и послевоенного устройства мировой финансовой системы. В марте 1946 г. Кейнс участвовал в открытии Международного валютного фонда.

· Умер 21 апреля 1946 г. от инфаркта миокарда. Похоронен в Вестминстере.

Из биографии Кейнса можно сделать следущие выводы. Джон Мейерд был человеком который посветил свою жизнь изучению экономики и ее регулированию, учавствовал в консультационных правительственных организациях, написал ряд трудов давеших начало эконометрике а также никогда не боялся высказывать нетрадиционные суждения и ошибаться, а затем исправлять свои ошибки

Теория Государственного регулирования экономики

Условия появления кейнсианской теории.

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. обрушился с колоссальной силой как на развитые, так и на неразвитые в промышленном отношении страны и обнаружил неспособность главенствующей в то время неоклассической теории предложить способы вывода экономики из этого глубокого кризиса.

В 1936 г. Дж.М.Кейнс публикует книгу, принесшую ему мировую известность, под названием “Общая теория занятости, процента и денег”. В этой работе он показал, что в рыночной экономике нет механизма, автоматически приводящего к полной занятости. экономика может долго оставаться в состоянии депрессии и бедности. Государство должно увеличить расходы, чтобы увеличить производство и занятость, проводить активную инвестиционную политику.

Шаг вперед заключался и в новом формулировании условий экономического равновесия.

Дж.М.Кейнс стал основоположником целого направления экономической теории –

кейнсианства, называемого также теорией спроса. Именно на основе альтернативного кейнсианского подхода удавалось логично объяснить возникшую тогда кризисную ситуацию. При этом подходе высказывались сомнения по поводу способности конкурентного механизма автоматически приводить систему к равновесному состоянию, соответствующему полной занятости.

Ключевые позиции теории Дж.М.Кейнса.

Новаторство экономического учения Дж.М.Кейнса в части предмета изучения и в

методологическом плане проявилось, во-первых, в предпочтении макроэкономического анализа микроэкономическому подходу, сделавшего его основоположником макроэкономики как самостоятельного раздела экономической теории, и , во-вторых, в обосновании (исходя из “психологического закона”) концепции о так называемом “эффективном спросе”. Под эффективным спросом Кейнс понимал потенциально возможный и стимулируемый государственный спрос в сфере анализа таких категорий, как стоимость, капитал, прибыль, рента и др.

Ссылка на основную публикацию