Механизм реализации функций буржуазных теорий денег

Механизм реализации апологетической функции буржуазных теорий денег

Закон, согласно которому буржуазные экономические теории денег в своем развитии подчиняются прежде всего классовым интересам, реализуется посредством определенного механизма, который имеет развернутую многофакторную структуру. Логическое вычленение элементов данного механизма, выяснение их содержания, функциональной нагрузки и специфики взаимодействия создают научные предпосылки для углубленного критического анализа как общего состояния буржуазных теорий денег, так и внутренних закономерностей их исторической эволюции.

Важнейшим структурным звеном механизма реализации апологетической функции буржуазных теорий денег являются содержательная сторона их категориального аппарата и его соответствующая корреляция применительно к конкретно-историческим условиям развития капиталистического строя. Всеобщим принципом, определяющим содержательную сторону всей совокупности экономических категорий буржуазной науки о деньгах, является объяснение их общей специфики, а также функций, которые выполняют деньги как носители определенных производственных отношений, исходя из естественных свойств предмета, используемого в качестве их материального носителя. При этом скрывается главное в характеристике денег — их специфическая общественная форма, их политэкономическая основа, которая характеризует содержание производственного отношения, выраженного на их основе.

Весьма показательно, что в своем анализе буржуазных теорий денег К. Маркс обращал внимание в первую очередь на теоретическую несостоятельность рассматриваемого методологического приема буржуазной апологетики.

Общественная природа денег

Всестороннее обоснование идеи К. Маркса об общественной природе денег получили в его труде «Нищета философии». «Деньги, — подчеркивал К. Маркс, полемизируя с П. Ж. Прудоном, — не вещь, а общественное отношение. Почему отношение, выраженное деньгами, как и всякое другое экономическое отношение, как разделение труда и т. д., есть производственное отношение? Если бы г-н Прудон составил себе ясное представление об этом отношении, деньги не казались бы ему исключением, членом неизвестного или искомого ряда, вырванным из этого ряда».

Принцип абсолютизации естественных свойств материального носителя денег и отрицания общественной (полит-экономической) природы денег является господствующим и в современной буржуазной экономической науке. В нем в конечном итоге и заключена методология исследования содержания общей совокупности экономических категорий буржуазных теорий денег. Такой подход существенно ограничивает возможности познавательного процесса. Это вынуждены признать и отдельные буржуазные экономисты. В частности, японский экономист К. Нагатани полагает, «что основные ошибки, допускаемые экономистами, состоят в попытках построить теории денег лишь на основе учета физических свойств тех благ, которые используются в качестве средства обмена, и в игнорировании ими социальной природы денег».

Наряду с односторонней, натуралистической трактовкой содержания экономических категорий в последние годы в буржуазной экономической литературе получил развитие так называемый многофакторный подход к выявлению специфичности денег. Так, английский буржуазный экономист Т. Крамп в опубликованной в 1981 г. в Лондоне работе «Феномен денег» пытается доказать, что сущность денег может быть познана лишь при условии их исследования с позиций определенной совокупности дисциплин: математических, лингвистических, юридических, экономических, социологических, и религиозных. Как полагает Крамп, каждая из них придает собственный оттенок феномену денег, без учета которого понять их содержательную сторону невозможно. Соответственно этому сущность денег и содержание их функций рассматриваются в контексте математических, лингвистических, юридических и прочих характеристик. С этих же позиций буржуазный ученый предпринимает попытку критики теории денег К. Маркса, указывая на ее якобы одностороннее, чисто институциональное содержание. Однако нетрудно понять, что многофакторная трактовка содержания экономических категорий, равно как и натуралистический подход, преследует весьма четко выраженную апологетическую цель: затушевать социально-экономическое содержание денег, раскрывающее их роль как орудия эксплуатации трудящихся в капиталистическом обществе.

Естественно, что подменой социально-экономических характеристик денег натурально-вещественными не исчерпывается методология определения содержательной стороны категориального аппарата буржуазных денежных теорий. В процессе последующего анализа и, в частности, при характеристике отдельных школ и направлений буржуазных теорий денег этот вопрос получит дальнейшее обоснование.

Важным звеном механизма реализации апологетической функции, посредством которого раскрывается содержание категориальной структуры теорий денег и тем самым осуществляется идеологическая защита классовых интересов буржуазии, является гносеологический аппарат исследования.

Гносеологические и социально-классовые основы теории

В. И. Ленин неоднократно обращал внимание на то, что гносеологические и социально-классовые основы теоретических построений буржуазной политической экономии тесно взаимосвязаны, дополняют друг друга. Классово-апологетическая функция опосредствуется законами познания. Связь идеологии с ее классовыми корнями осуществляется через гносеологию (социалистической, пролетарской идеологии — посредством научной гносеологии, буржуазной идеологии — идеалистической, антинаучной). Весьма характерной в связи с этим является критика В. И. Лениным гносеологических корней махизма — субъективно идеалистической философии, которая составляет методологическую основу номиналистического направления буржуазных теорий денег, занимающего доминирующие позиции в современной буржуазной политической экономии, а также ревизионистской теории денег Р. Гильфердинга — одного из оппортунистических лидеров II Интернационала. Говоря о классовом содержании гносеологии махизма, В. И. Ленин отмечал, что «за гносеологической схоластикой эмпириокритицизма нельзя не видеть борьбы партий в философии, борьбы, которая в последнем счете выражает тенденции и идеологию враждебных классов современного общества». Сказанное имеет непосредственное отношение к анализу гносеологического аппарата, применяемого в буржуазных теориях денег.

Говоря о гносеологии исследования денежных отношений, важно учитывать особую сложность денег как объекта теоретического познания (на что неоднократно обращал внимание К. Маркс), которая в силу классовой ограниченности буржуазной экономической науки остается недоступной для ее понимания. Указанная сложность определяется многослойностью структуры денег как формы производственного отношения. Речь идет о том, что, во-первых, деньги, функционируют как превращенная экономическая форма. Во-вторых, они выступают «как наиболее поверхностная (в смысле вытолкнутой на поверхность)» и в то же время как «наиболее абстрактная форма всего процесса производства». И, в-третьих, деньги не только превращенная, не только наиболее поверхностная и наиболее абстрактная, но и обособленная, самостоятельно существующая экономическая форма. Этим обусловливается специфичность методов их исследования, которые не могут быть идентичны методам изучения более простых форм производственных отношений. Имеется в виду, что для выявления не формальных, а реальных причинно-следственных связей, определяющих внутреннюю политико-экономическую природу и закономерности саморазвития собственно денежных отношений, требуется их расчленение на логически обособленные структурные плоскости анализа, на каждой из которых решаются специфические задачи процесса познания. Речь идет о рассмотрении денег, во- первых, на уровне сущностных отношений, во-вторых, на уровне, определяющем единство содержания и форм функционирования денег, и, в-третьих, на уровне, раскрывающем эмпирические закономерности развития конкретно исторических денежных форм и специфики их реализации. Данная последовательность логических уровней анализа в своей совокупности отражает движение мысли от сущности к явлению и затем к действительности, что совпадает с общей логикой их естественно-исторического развития.

В противоположность диалектико-материалистическому методу познания специфичности денежных отношений, позволяющему создать логически целостное и подлинно научное представление об объективных законах развития исследуемой формы производственных отношений, буржуазная экономическая наука, ее основные школы и направления сосредоточивают свое внимание на выяснении главным образом эмпирических закономерностей, определяющих функциональные аспекты кредитно-денежной политики буржуазных государств и финансовых институтов. Вследствие этого, оставаясь лишь в пределах наиболее поверхностной плоскости исследования, буржуазные теории отражают в основном товарно-фетишистские представления экономических субъектов денежных отношений.

Поверхностное восприятие природы денег на уровне обыденного сознания товаропроизводителя находит непосредственное отражение в фетишизации денег в экономической теории, что, в свою очередь, исключает возможность познания их сущностной основы. Попытки подвести под науку видимые связи, писал Ф. Энгельс, в конечном итоге ведут к тому, что «при такой точке зрения прекращается всякая наука, ибо наука должна исследовать как раз то, чего мы не знаем». Хорошо известно, сколь обманчива видимость непосредственно наблюдаемых экономических явлений. Сущность экономических процессов и формы их проявления не только не совпадают, но и в большинстве случаев противоречат друг другу. Эта истина диалектической логики не может не учитываться при исследовании столь сложной и многоструктурной сферы производственных отношений, какой является сфера функционирования денег.

Рассматривая гносеологическую структуру буржуазных теорий денег, следует обратить внимание еще на одну важную проблему.

Взаимосвязь стоимости товара, меновой стоимости и денег

Научный анализ сущностной основы денежных отношений со всей необходимостью предполагает выяснение логической взаимосвязи экономических категорий — стоимость товара, меновая стоимость, деньги. Эта необходимость предопределяется тем, что деньги являются единственно возможным средством реализации стоимости, ее обособившейся формой. При этом центральным элементом, позволяющим проникнуть в сущность денег, является меновая стоимость. Как промежуточное звено рассматриваемого единства меновая стоимость определяет логику внутренней взаимосвязи и взаимной обусловленности стоимости и денег. Не случайно, разрабатывая в «Экономических рукописях 1857—1859 годов» исходные методологические основы теории денег, К. Маркс сосредоточил внимание на анализе меновой стоимости. Исходя именно из этого анализа К. Маркс обосновал одно из наиболее важных методологических положений теории денежных отношений— положение о диалектическом единстве товара и денег.

Особая значимость теоретического анализа меновой стоимости определяется и тем, что он позволяет выявить историческую обусловленность денег, а отсюда — историческую обусловленность капитала и в целом капиталистического способа производства. «Форма стоимости продукта, — писал К. Маркс в первом томе «Капитала», — есть самая абстрактная и в то же время наиболее общая форма буржуазного способа производства, который именно ею характеризуется как особенный тип общественного производства, а вместе с тем характеризуется исторически. Если же рассматривать буржуазный способ производства как вечную естественную форму общественного производства, то неизбежно останутся незамеченными и специфические особенности формы стоимости, следовательно, особенности формы товара, а в дальнейшем развитии — формы денег, формы капитала и т. д.».

Принципиально важным в характеристике меновой стоимости является также то, что на ее основе проявляются содержащиеся в закодированном виде в товаре — этой наиболее элементарной клеточке буржуазного способа производства — внутренние антагонизмы капиталистических производственных отношений. Обосновывая в «Анти-Дюринге» это положение, Ф. Энгельс писал, что «в форме стоимости продуктов… содержится в зародыше вся капиталистическая форма производства, противоположность между капиталистами и наемными рабочими, промышленная резервная армия, кризисы».

Естественно, что при таком подходе меновая стоимость возводит непреодолимый барьер, не переступив который в силу своей классовой ограниченности, буржуазная экономическая наука лишает себя возможности перейти из плоскости эмпирического анализа к более глубокому уровню исследования, позволяющему познать сущностную специфику денег. Учет этого обстоятельства дает марксистской критике методологический ключ к пониманию того, почему буржуазная политическая экономия, все ее школы и направления в своем анализе специфики денег «толкутся,— как выражался К. Маркс, — лишь в области внешних, кажущихся зависимостей», не претендуя на проникновение в глубь экономических процессов, выявление промежуточных связей, которые определяют причинно-следственные зависимости товара и денег и на этой основе — политико-экономические характеристики природы денежных отношений.

Отсутствие в системе экономического анализа денежных отношений понимания органической взаимообусловленности понятий стоимость, меновая стоимость и деньги — в методологическом плане наиболее уязвимое место буржуазной политической экономии, которое, однако, она объективно не в состоянии преодолеть, ибо анализ взаимосвязи этих экономических категорий неизбежно предполагает рассмотрение вопроса об исторической обусловленности эксплуататорского строя.

Рассматривая механизм реализации апологетической функции буржуазных теорий денег, необходимо учитывать и то, что в его состав входят элементы, фальсифицирующие подлинно научную, марксистскую теорию денег. Апологетическая их функция неотделима от функции фальсификации марксизма. Антикоммунизм — неотъемлемое структурное звено буржуазной апологетики.

В подтверждение этого положения обратимся к уже упоминавшейся работе Т. Крампа «Феномен денег», в которой автор предпринимает попытку «разобраться» в причинах того, что теория денег К. Маркса не может, естественно, с позиций буржуазного экономического мировоззрения быть применена к анализу современного развития. Весьма показательно, что главной причиной неприемлемости теории К. Маркса является, по мнению Т. Крампа, то, что она основывается на идее, согласно которой «правила обмена регулируются относительной стоимостью товара (имеется в виду трудовой стоимостью. — А. Г.), в соответствии с чем исходной и определяющей функцией денег является мера стоимостей». Как видно, в данном случае буржуазный экономист весьма открыто и не двузначно разглашает всю «тайну» органической неприемлемости для буржуазной экономической науки теории денег К. Маркса. Ее признание было бы равнозначным признанию теории трудовой стоимости, определяющей экономическую основу антагонистической дифференциации буржуазного общества и классовой борьбы пролетариата.

Таким образом, стремление дискредитировать марксистскую теорию денег на основе ее фальсификации — одно из важнейших звеньев механизма буржуазной апологетики, ее стратегическая цель. Поиску путей реализации этой цели особое значение придается в современных условиях, характеризующихся резким обострением идеологической борьбы на международной арене. При этом важно учитывать, что механизм реализации апологетической функции буржуазной политической экономии включает в себя, наряду с элементами, прямо и непосредственно фальсифицирующими марксистско-ленинскую теорию, выражающую интересы и классовые цели пролетариата, систему так называемых маскировочных средств, которые призваны скрыть ее классовый характер, формировать у трудящихся извращенное восприятие объективных процессов общественного развития, представлять буржуазию и ее идеологию, в том числе буржуазное экономическое мировоззрение, в качестве выразителей общенародных интересов.

Как известно, провал предпринимаемых на протяжении многих десятилетий буржуазной идеологией отчаянных попыток «опровергнуть» теоретические идеи К. Маркса на основе «лобовых атак» и их грубой фальсификации вынудил буржуазную экономическую науку изменить тактику, искать новые методы борьбы с ними. На вооружение в настоящее время взята тактика своеобразной хвалебной дискредитации, основанная на стремлении выхолостить из экономического учения К. Маркса, и в частности из «Капитала», его классовое содержание, революционную сущность.

Поворот в сторону К. Маркса на Западе

Своеобразным рубежом смены тактических установок в методах фальсификации марксистского экономического учения явились подготовка и празднование 100-летия издания «Капитала» и 150-летия со дня рождения Карла Маркса. В этот период возникло явление, получившее название в западной печати «ренессанс» К. Маркса. Речь идет об огромном потоке хвалебной буржуазной общественно-политической, в том числе политико-экономической литературы, в которой «обосновываются» требование «второго прочтения» К. Маркса, задача «восстановить истину» и дать «правильное толкование» его теоретического наследия. При этом «поворот в сторону К. Маркса» коснулся не только различных течений буржуазной радикальной и мелкобуржуазной политэкономии. О необходимости «переосмыслить» Маркса, «возврата» к Марксу высказались наиболее крупные западные экономисты, представляющие практически все основные направления буржуазной экономической мысли, в том числе и те, кто еще недавно во многом задавал тон в тактике «отбрасывания» К. Маркса, его полного отвержения.

Нельзя полагать, что поворот буржуазной экономической науки в сторону К. Маркса — всего лишь конъюнктурное явление, связанное со 150-й годовщиной со дня рождения основоположника научного коммунизма.

Очевидно, что в основе «ренессанса» Маркса лежит прежде всего классовая ориентация буржуазной политэкономии. В условиях все возрастающего авторитета теоретического наследия К. Маркса идеологи буржуазии уже не могут открыто отрицать его научную ценность. Они вынуждены прибегать к завуалированным, более утонченным приемам его фальсификации. Вместе с тем, отмечая идеологический аспект «ренессанса» Маркса, необходимо учитывать и его теоретико-познавательные, гносеологические корни, выявление которых имеет принципиальное значение в выяснении содержания новых процессов, происходящих не только в буржуазной экономической науке, но и в развитии буржуазных теорий денег.

Устранение из теорий денег функции меры стоимостей

Ни в одной области теории денежных отношений научная несостоятельность буржуазной политической экономии не проявляется в такой степени, как при исследовании специфики функции меры стоимостей. Последняя непосредственно связана со стоимостью товара, которая реализуется на основе всеобщего стоимостного эквивалента посредством функции меры стоимостей. В то же время стоимость — специфическое социальное качество товара, не заключеное в нем предметно. Как стоимость товар выступает в специфической форме материальности — в форме движения общественно необходимой материи.

Деньги как общественный эталон стоимости

Из этого следует, что, в отличие от природной материи, реальность которой не требует общественного признания, товар как «стоимостная вещь» не может обойтись без такого признания. В условиях стихийного товарного производства акт подобного признания, вследствие которого товар приобретает общественное качество, осуществляется только на рынке в процессе его обмена на денежный товар, который в функции меры стоимостей выступает как общественный эталон стоимости.

Таким образом, функция меры стоимостей связана с осуществлением социальных связей, которые, характеризуя движение общественной формы материи, реализуются, с одной стороны, посредством скрытых, внутренних, с другой — идеально мыслимых экономических связей. В данном качестве деньги выступают «как мыслимое нами отношение». Это означает, что, как и стоимость, деньги в функции меры стоимостей характеризуют движение не чувственно предметной, а общественно необходимой формы материи. Деньги есть мера только потому, что они материализуют рабочее время в определенной субстанции, следовательно, сами есть стоимость. В своей функции меры деньги являются лишь мыслимым пунктом сравнения. Им в этой функции, писал К. Маркс, «достаточно существовать лишь идеально», так как «здесь имеет место лишь идеальный перевод в их всеобщее стоимостное бытие».

То, что функция денег как меры стоимостей реализуется посредством идеально мыслимых связей, послужило поводом формирования в буржуазной литературе теории «идеальной денежной единицы измерения», которая, как уже отмечалось, была развита еще в начале XVIII в. английским буржуазным экономистом Дж. Стюартом и получила довольно широкое распространение. Классическая буржуазная политическая экономия, рассматривая деньги всего лишь как технический инструмент обмена, также не смогла дать научно обоснованного анализа специфики их функции как меры стоимостей. Характерны в этом отношении методологические ошибки одного из последних представителей классической школы буржуазной политической экономии Дж. С. Милля, теория денег которого оказала заметное влияние на последующее развитие буржуазной экономической науки.

Читайте также:  Теория предложения, ограничение денег и глобальные монетаристы

С именем Дж. С. Милля связано применение в буржуазной политической экономии, в том числе в теории денег, позитивистского метода исследования. В основу позитивизма — субъективно-идеалистического буржуазного философского течения второй половины XIX в. — положены философские взгляды Дж. С. Милля, обоснованные им в работе «Система логики…» (1843 г.), а также выводы, содержащиеся в книге французского философа О. Конта «Курс позитивной философии» (1842 г.). И хотя взгляды Дж. С. Милля и О. Конта несут на себе печать глубоких теоретических разногласий, тем не менее, в наиболее принципиальном — в основном вопросе философии — они сходны. Как и О. Конт, Дж. С. Милль считал, что материя представляет собой лишь «постоянную возможность ощущений», что вещи вне их восприятия не существуют и что человек в состоянии познать только внешние «явления» <ощущения), за пределы которых выйти нельзя.

Стоимость как относительное понятие

Позитивистское мировоззрение Дж. С. Милля предопределило методологическую основу его исследований. В противоположность А. Смиту и Д. Рикардо, которые пытались проникнуть в суть внутренних связей, Дж. С. Милль видел основное назначение экономической науки в исследовании внешних эмпирических закономерностей. Это с особой рельефностью проявляется в трактовке Дж. С. Миллем понятия «стоимость». С одной стороны, он отождествляет понятие «стоимость» с понятием «издержки капиталистического производства», подменяя при этом понятие «количество труда, воплощенное в товаре», понятием «стоимость труда», а последнее — понятием «заработная плата». «Естественная стоимость, — писал он, — выступает синонимом стоимости издержек», С другой стороны Дж. С. Милль допускает противоположную крайность, отождествляя понятие «стоимость» с понятием «меновая стоимость». «Стоимость, — утверждал он, — относительное понятие. Стоимость вещи означает то количество какой-то другой вещи или вещей вообще, на которые она обменивается».

В подобного рода подмене понятий со всей полнотой проявилась ограниченность буржуазного мировоззрения, не способного постичь закономерности модификации закона стоимости в условиях развитых капиталистических производственных отношений, когда «стоимость товаров, — как подчеркивал К. Маркс, — проявляется непосредственно лишь в том влиянии, которое изменения производительной силы труда оказывают на понижение и повышение цен производства, а не на их конечные пределы». К. Маркс отмечал, что теория издержек производства, основанная на формуле Ж. Б. Сэя «капитал — процент, земля — земельная рента, труд — заработная плата», является завершенной мистификацией капиталистического способа производства, овеществлением общественных отношений, непосредственным сращиванием вещественных отношений производства с их исторически-общественной определенностью. В то же время, как писал К. Маркс, эта формула полностью соответствует интересам господствующих классов, так как «прокламирует и возводит в догму естественную необходимость и вечное оправдание источников их дохода.

В соответствии со своими взглядами по поводу специфики стоимости как понятия, выражающего издержки производства, Дж. С. Милль пытался скорректировать и сложившиеся в классической буржуазной политической экономии представления о специфике функции денег как меры стоимостей. Он писал, что в экономической науке анализу этой функции «придается большее значение, чем он заслуживает». И далее Дж. С. Милль подчеркивал: «Упреками в пустословии, несколько преувеличенными, но вместе с тем имеющими известное основание, политэкономические построения в немалой степени обязаны всему тому, что написано о мере стоимости. Этого предмета необходимо, однако, коснуться хотя бы для того, чтобы показать, как мало можно сказать о нем».

Какие же изменения предлагал Дж. С. Милль внести в экономическую теорию с целью «корректировки» содержания рассматриваемой функции денег, которая, как следует из его слов, не заслуживает в теории особого внимания?

Как и в вопросе о стоимости, Дж. С. Милль формулирует два подхода к решению проблемы функции денег как меры стоимостей.

Первый связан с подменой понятия «стоимость» понятием «издержки производства». Исходя из этого, Дж. С. Милль вполне логично, естественно, с точки зрения буржуазного экономического мировоззрения, пытался аргументировать вывод о том, якобы функцию денег как меры стоимостей «следовало бы определить точнее как меру издержек производства». Этим Дж. С. Милль пытался привнести в экономическую теорию своеобразную «натуралистическую» трактовку меры стоимостей, стремясь таким образом «выхолостить» ее социальное содержание.

Заметим, что «натуралистическая трактовка Дж. С. Милля функции денег как меры стоимостей, которая по своей сути близка к позиции в этом вопросе А. Смита и Д. Рикардо, к их трактовке сущности денег как технического инструмента обмена, не получила в буржуазной экономической литературе широкого распространения. Значительно большее воздействие на развитие теории денег оказала его трактовка меры стоимостей, связанная с подменой понятий «стоимость» и «меновая стоимость» товаров. По сути, вся система современных маржиналистских взглядов по этому вопросу берет свое начало от идей, высказанных Дж. С. Миллем.

Смысл «нового» подхода к определению Дж. С. Миллем специфики функции меры стоимостей состоял в следующем. Поскольку стоимость, рассуждал он, понятие относительное и поскольку она идентична понятию «меновая стоимость», то существующее в экономической литературе представление о единой для различных товаров мере стоимости лишено экономического содержания. Если исходить из понимания стоимости как меновой стоимости, то «в этом смысле, — писал Дж. С. Милль, — любой товар будет служить мерой стоимости в данное время и в данном месте, поскольку мы всегда можем вывести пропорцию, в которой вещи обмениваются друг на друга, если знаем, в какой пропорции они обмениваются на третью вещь».

В положении Дж. С. Милля о том, что функцией меры стоимостей может служить «в данное время и в данном месте» не единый товар, выступающий в роли всеобщего стоимостного эквивалента, а «любой товар», участвующий в обмене, заложена методологическая основа не только искаженного толкования содержания рассматриваемой функции денег, но и ее фактического изгнания из экономической теории. Такой подход, который, как уже указывалось, был впоследствии полностью воспринят маржиналистским направлением буржуазной экономической мысли, всецело основывался на чисто эмпирическом подходе к исследованию явлений общественной жизни, который отстаивал Дж. С. Милль.

Функция меры стоимостей

В маржиналистской литературе идеи о том, якобы деньги не могут функционировать в роли всеобщего стоимостного эквивалента и соответственно выполнять единую, всеобщую для товарного мира функцию меры стоимостей, берут свое начало от К. Венгера. «В учении о цене, — писал он, — мы показали, что нигде в хозяйстве нельзя найти эквивалентов благ в объективном смысле слова, и поэтому… теория, по которой деньги представляются как масштаб меновой ценности благ, совершенно падает, потому что в основании ее лежит фикция, ошибка». И далее: «Нигде нет эквивалентов в объективном смысле слова, потому нельзя говорить о мере этих эквивалентов». Такой подход, как уже указывалось, мотивировался отрицанием объективной основы не только стоимости, но и цены товаров. «Цена, — утверждал К. Менгер, — не представляет существенного в явлении обмена. Существенное заключается здесь в достигаемом путем обмена лучшем обеспечении удовлетворения потребностей обменивающихся сторон». Цену он рассматривал лишь как «привходящее явление».

Отрицание объективной природы стоимости и цены товаров послужило методологической основой дальнейшей вульгаризации теории, определяющей природу функции меры стоимостей. Если в работах представителей классической буржуазной политической экономии на основе положения о деньгах как техническом инструменте обмена и соответственно концепции «меры издержек производства» предпринималась попытка обосновать своеобразную натуралистическую трактовку функции меры стоимостей, то в маржиналистской литературе усилия буржуазных идеологов сосредоточиваются в противоположном направлении. В соответствии со взглядами на природу денег как «искусственную социальную условность» была выдвинута чисто идеалистическая трактовка их функции как меры стоимостей. Последняя рассматривалась как категория, полностью лишенная объективной обусловленности. Так, по К. Менгеру, содержанием функции меры стоимостей является чисто субъективное выражение полезности вещи, определяющее «отношение благ к нашим потребностям». Аналогичным образом рассматривал функцию меры стоимостей Е. Бем-Баверк. «Единица меры, — утверждал он, — устанавливается не чем иным, как фактическими меновыми отношениями». Обрушившись с нападками на теорию денег К. Маркса, Е. Бем-Баверк писал: «Ему (К. Марксу. — А. Г.) следовало бы… объяснить, что т. н. приравнивание при обмене не есть истинное уравнение и не дает права заключать о существовании в обмениваемых предметах «общего, одинаковой величины…».

Концепция, отрицающая материалистическое понимание содержания функции меры стоимостей, получила дальнейшее развитие в работах представителей и более позднего маржинализма. В книге американского экономиста И. Фишера «Покупательная сила денег», сыгравшей, как уже указывалось, заметную роль в развитии буржуазных теорий денег, делается попытка аргументировать аналогичные положения. «Когда известное количество одного вида богатства, — писал он, — обменивается на известное количество богатства другого вида, мы можем разделить одно из двух обмениваемых количеств на другое и результатом получим цену последнего. Например, если два золотых доллара обмениваются на три бушеля пшеницы, то цена пшеницы в золоте будет равна 2/3 доллара за бушель; обратно, цена золота в пшенице будет равна 11/2 бушелям за доллар. Необходимо заметить, — продолжает И. Фишер, — что здесь мы имеем отношение двух физических количеств, единицы измерения которых совершенно различны между собой. Один товар измеряется бушелями или единицами объема пшеницы, а другой — долларами или единицами веса золота». Исходя из данной, крайне упрощенной, конструкции бартельного обмена, И. Фишер делает вывод, что «цена всякого вида богатства есть только отношение двух физических количеств, каким бы путем каждое из них не было первоначально получено».

Таким образом, на основе маржиналистских концепций денег в буржуазной экономической литературе сформировалась совокупность представлений, в соответствии с которыми функция меры стоимостей начала трактоваться как единица измерения субъективной полезности вещи, как мера полезности, «В том мире, в котором мы живем, — писал А. Маршалл, — они деньги. — А. Г.) служат единственным пригодным средством измерения мотивов человеческой деятельности в широких масштабах». Деньги как единица измерения, писал американский экономист Дж. Б. Кларк, развивая эту же мысль, должны измерять «фактическую важность вещи для ее владельца».

Подобного рода утверждения характерны и для современных буржуазных трактовок специфики функции меры стоимостей. Так, в учебнике П. Самуэльсона функция меры стоимостей представлена как «постоянная мера полезности». «Когда я начинаю думать о предельной полезности сахара, — утверждает автор учебника, — у меня уже есть весьма удобный масштаб для ее измерения — деньги. Единственной единицей измерения предельной полезности в этом случае являются центы (или доллары)».

40. Общие основы теории денег

Связь денег с производством замечена давно. Деньги являются важным элементом любой экономической системы, содействующих функционированию экономики. В зависимости прежде всего от оценки роли денег и денежной системы в развитии экономики существуют различные теории денег. Эти теории возникают, получают подтверждение и какое-то время господствуют. Однако некоторые из них, напротив, не получают распространения, поскольку практика не подтверждает, а то и просто опровергает их.

Различают три основные теории денег – металлистическую (товарную), номиналистическую и количественную. Эти три теории ещё называют буржуазные теории денег, так как они выражают взгляды буржуазных экономистов на сущность денег, их функции и законы денежного обращения и заключают в себе основные требования капиталистов к денежной и валютной политике. Эти теории денег модифицировались с развитием капитализма.

41. Товарная (металлистическая)теория денег

Данная теория возникла в Англии в период первоначального накопления капитала в ХУI-ХУII вв. Одним из основателей металлистической теории был У. Стаффорд (1554-1612). Для металлистической теории денег было характерно отождествление богатства общества с драгоценными металлами, которым приписывалось монопольное выполнение всех функций денег. Сторонники этой теории не видели необходимости и закономерности замены полноценных денег бумажными, этому позднее они выступали против бумажных денег, не разменных на металл.

Металлистическая теория денег получила развитие в эпоху первоначального накопления капитала, сыграв определённую прогрессивную роль в борьбе против порчи монеты (уменьшения весового количества металла). В наиболее законченном виде была развита меркантилистами (Т. Мен, Д. Hopс и др. в Англии; Ж. Ф. Мелон, А. Монкретьен во Франции), выдвинувшими учение о полноценных металлических деньгах как богатстве нации. Устойчивая металлическая валюта, по их мысли, представляла собой одно из необходимых условий экономического развития буржуазного общества. Ошибка сторонников металлистической теории заключалась в отождествлении денег с товарами, непонимании различия между денежным обращением и товарным обменом, непонимании того, что деньги — особый товар, который служит всеобщим эквивалентом. Представители металлистической теории отрицали возможность замены полноценных металлических денег их знаками во внутреннем обращении.

С развитием капиталистического производства перед буржуазными экономистами встали новые проблемы: возникла необходимость развития для внутреннего обращения кредитных денег. Теория денег как богатства сходит со сцены. Критики меркантилизма отрицали товарную природу денег и развивали номиналистическую теорию денег.

42. Классическая количественная теория денег.

Теория, утверждающая, что цены (а следовательно, и стоимость денег) изменяются при прочих равных условиях, в зависимости от количества денег в обращении. Выраженный математически, чисто количественный подход выглядит следующим образом

где Р – общий уровень цен, М – количество денег, Т – общий объем товарных сделок.

Количественная теория – это прежде всего теория спроса на деньги. Это не теория производства, или денежного дохода, или уровня цен. Всякое положение, касающееся этих переменных, требует объединения количественной теории со специальными условиями, налагаемыми на предложение денег и другие переменные.

Для экономических единиц, первичных собственников богатства, деньги представляют одну из форм обладания богатством. Для предприятий-производителей (фирм) деньги являются капитальным благом, источником производственных услуг, которые, соединяясь с другими благами, создают продукты, продаваемые фирмами. Таким образом, теория спроса на деньги представляет собой один из разделов теории капитала и в этом качестве приобретает, пожалуй, не присущие ей самой черты, когда ее объединяют: с ценой каждой отдельной формы капитала; с предложением капитала; со спросом на капитал.

Основоположником количественной теории денег был французский экономист Ж. Боден. Дальнейшее развитие эта теория получила в трудах англичан Д. Юма и Дж. Милля, а также француза Ш. Монтескье. Д. Юм, пытаясь установить причинную и пропорциональную связь между приливом благородных металлов из Америки и ростом цен в ХVI-ХVII вв., выдвинул тезис: “Стоимость денег определяется их количеством”. Сторонники этой теории видели в деньгах только средство обращения. Количественная теория денег устанавливает прямую зависимость между ростом денежной массы в обращении и ростом товарных цен.

Основы современной количественной теории денег были заложены американским экономистом и математиком Ирвингом Фишером (1867-1947). И. Фишер отрицал трудовую стоимость и исходил из “покупательной силы денег”. Он выделял шесть факторов, от которых зависит эта “покупательная сила денег”: количество наличных денег в обращении, скорость обращения денег, средневзвешенный уровень цен, количество товаров, сумма банковских депозитов, скорость депозитно-чекового обращения.

Современная количественная теория денег, изучая макроэкономические модели и общие соотношения между массой товаров и уровнем цен, утверждает, что в основе изменения уровня цен лежит главным образом динамика номинальной денежной массы. Она выдвигает соответствующие практические рекомендации по стабилизации экономики с помощью контроля над денежной массой.

Уничтожающую критику количественной теории денег дал К. Маркс. Он показал, что приверженцы этой теории не понимают того, что драгоценные металлы, как и другие товары, обладают внутренней стоимостью. К. Маркс подчёркивал, что представители количественной теории не понимали функций денег как меры стоимости и средства накопления.

Разновидностью количественной теории денег является монетаризм. 43.Денежно-кредитная политика Украины в свете денежных теорий

Главными особенностями техники денежно-кредитного peгулирования, которое осуществляется в соответствии с неокейнсианскими рекомендациями, являются изменение официальной учетной ставки Национального банка; ужесточение или ослабление прямого ограничения объема банковских ссуд в зависимости от размеров совокупного спроса и занятости, уровня валютного курса, масштабов инфляции; использование операций с государственными облигациями преимущественно для стабилизации их курсов и понижения цены государственного кредита, Принципиальное отличие техники денежно-кредитного контроля на основе монетаристского подхода состоит во введении количественных ориентиров регулирования, от изменения которых изменяется направление, денежно-кредитной политики. Вытого или иного показателя в качестве ориентира денежно-кредитной политики во многом определяет и главные объекты, и саму технику денежно-кредитного контроля. Такими показателями могут быть как совокупная денежная масса, так и ее отдельные агрегаты. Денежно-кредитная политика разрешает аккумулировать свободные средства государства, предприятий, население и использовать наиболее рационально и эффективно. Это прежде всего, предопределяется тем, что продукция предприятий не может конкурировать с аналогичными товарами импортного производства. Основные причины две: 1) устаревшая технология производства, а также, высокие дополнительные затраты, связанные с сохранением, транспортированием, процессом реализации, делают отечественную продукцию намного более дорогой, чем импортную; 2) низкий уровень жизни граждан Украины, стойкая тенденция к снижению доходов на душу населения приводит к падению покупательной способности. В основному население покупает низкокачественные, но дешевые импорте товары, в то время как отечественная продукция не имеет сбыта. Поэтому основной задачей денежно-кредитной политики государства есть создание условий для прорыва отечественного производителя на национальный и международный товарные рынки. Такими условиями в ситуации что сложилась в экономике, могут быть:

– определение приоритетов в структурной перестройке экономики;

Читайте также:  Эволюция количественной теории денег: пути и подходы

– льготное кредитование приоритетных областей и предприятий. Установление государственного контроля за обязательностью предоставления кредитов коммерческими банками определенным государством предприятиям на льготных условиях;

– создание более гибкой системы налогообложения, которая бы разрешала стимулировать использования части прибыли на развитие производства;

– создание соответствующей законодательной базы, которая дает возможность одновременно реализовывать интересы предпринимателя и государства в целом.

Современные теории денег

Автор: Пользователь скрыл имя, 17 Марта 2012 в 10:19, курсовая работа

Краткое описание

Главной целью курсовой работы является изучение и исследование классических и современных денежных теорий.
Курсовая работа предусматривает решение следующих задач:
1. Рассмотреть основные классические теории денег, в частности, металистическую, номиналистическую теория денег, количественную денежную теорию;
2. Провести сравнительный анализ основных классических денежных теорий;
3. выявить особенности развития денежных теорий на современном этапе развития общества.

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ
1. ОСНОВНЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ ТЕОРИИ
1.1. Металлистическая теория денег
1.2. Номиналистическая теория денег
1.3. Количественная денежная теория
2.СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ ДЕНЕГ
2.1. Трансакционная теория И.Фишера
2.2. Кембриджская версия количественной теории денег
2.3. Кейнсианская теория денег – как основа современной денежной теории и денежно-кредитной политики
2.4. Монетаризм. Проблемы глобального монетаризма
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Файлы: 1 файл

КУРСОВАЯ ДЕНЬГИ 1.doc

СОДЕРЖАНИЕ

1. ОСНОВНЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ ТЕОРИИ

1.1. Металлистическая теория денег

1.2. Номиналистическая теория денег

1.3. Количественная денежная теория

2.СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ ДЕНЕГ

2.1. Трансакционная теория И.Фишера

2.2. Кембриджская версия количественной теории денег

2.3. Кейнсианская теория денег – как основа современной денежной теории и денежно-кредитной политики

2.4. Монетаризм. Проблемы глобального монетаризма

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность курсовой работы. Существуют различные школы и направления экономической теории, которые занимаются исследованием проблем макроэкономической стабильности, в том числе и роли денег в ее обеспечении.

Проблемами денег, организации денежного обращения человеческая мысль была занята больше, чем всеми остальными экономически ми проблемами. С глубокой древности до наших дней вопросами теории денег занимались и занимаются экономисты, философы, юристы.

Таким образом актуальность и важность курсовой работы заключается в том, что даже на сегодняшний день среди научных деятелей продолжаются дискуссии о функциях и природе денег, их роли в развитии экономики, реализации экономических законов.

Повышенный интерес к науке о деньгах объясняется тем, что возникающие диспропорции в воспроизводственном процессе общественного производства любой страны быстрее и сильнее всего проявляются в сфере денежного обращения, вызывая серьезные социально-экономические последствия.

Методологической и теоретической основой исследования явились теоретические разработки и выводы зарубежных и отечественных исследователей.

Сообразно с целями курсовой работы, основным методом, применяемым автором, является метод научной абстракции, позволяющий увидеть логическую структуру научных концепций и найти в них сильные и слабые стороны, выступающие в качестве исходных точек для дальнейшего развития. В процессе исследования так же широко используется исторический метод, позволяющий глубже понять эволюцию денежной теории. В курсовой работе обобщены результаты научных работ как отечественных, так и зарубежных экономистов.

Среди работ отечественных экономистов, занимавшихся проблемами денег и основных теорий – это труды В.В. Святловского, З.В. Атласа, Г.А.Козлова, А.А.Трахтенберга, З.С.Каценеленбаума, А.Ю. Фин-Енотаев-ского, З.П. Евзлина, Ф.И.Михалевского, А.С. Гальчинского, А.А.Хандруева, В.М. Усоскина, Л.Н. Красавиной, Ю.В. Пашкуса, среди зарубежных – Ж. Бодена, Д. Локка, Д. Юма, А. Смита, Д. Рикардо, Ж. Б. Сэя, Дж. Ст. Миля, К. Маркса, Г. Кнаппа, Л. Вальраса, К. Викселя, В. Джевонса, А. Маршала, Робертсона, А. Питу, И. Фишера, Дж. М. Кейнса, Дж. Хикса, Д. Патинкина, Л. Хариса, М. Фридмана, А. Шварца, Ф.А. Хайека.

Главной целью курсовой работы является изучение и исследование классических и современных денежных теорий.

Курсовая работа предусматривает решение следующих задач:

1. Рассмотреть основные классические теории денег, в частности, металистическую, номиналистическую теория денег, количественную денежную теорию;

2. Провести сравнительный анализ основных классических денежных теорий;

3. выявить особенности развития денежных теорий на современном этапе развития общества.

Объектом исследования в курсовой работе выступают деньги.

Предметом исследования является теории и подходы к изучению сущности денег.

Эмпирическая база исследования. В основе курсовой работы использовались статистические данные, опубликованные в статистических сборниках, журналах.

Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, состоящих из семи параграфов, заключения, списка использованных источников.

Во введении отмечается актуальность темы исследования, степень разработанности, определяется цель и пути её достижения, выявляется эмпирическая база. В первой главе «Основные денежные теории» рассматривается эволюционный процесс развития денежных теорий в мировой экономике, рассматривается значения этих теорий, для развития современных. Во второй главе «Современные денежные теории» приводится анализ современных денежных теорий. В заключении приводятся выводы теоретического и практического характера. Список использованных источников содержит монографическую, изученную в процессе работы над проблемой.

1. ОСНОВНЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ ТЕОРИИ

1.1. Металлистическая теория денег

Различают три основные теории денег – металлистическую, номиналистическую и количественную. Эти три теории ещё называют «буржуазные теории денег», так как они выражают взгляды буржуазных экономистов на сущность денег, их функции и законы денежного обращения и заключают в себе основные требования капиталистов к денежной и валютной политике. Эти теории денег модифицировались с развитием капитализма [1].

Металлистическая теория денег возникла в Англии в период первоначального накопления капитала в ХVI-ХУII вв . Одним из основателей металлистической теории был У. Стаффорд (1554-1612).Свои взгляды он отразил в памфлете “Краткое изложение некоторых обычных жалоб наших соотечественников” Сторонниками этого направления в Англии были также Т. Мэн (1571-1641 гг.) и Д. Норс (1641-1691 гг.). Во Франции аналогичные идеи развивал А. Монкретьен (1575-1621 гг.), в Италии – Ф. Галиани (1728-1787 гг.). Историческая обстановка, в которой возникла металлическая теория денег, характеризовалась появлением мануфактур, ростом торгового капитала и захватом европейскими государствами природных богатств заморских стран. Жажда накоплений у зарождавшейся буржуазии толкала экономистов на изучение источников богатства. Они искали эти источники в торговле, в активном торговом балансе, который, по их мнению, обеспечивал приток золота и серебра [2].

Таким образом, для ранней металлической теории денег было характерно отождествление богатства общества с драгоценными металлами, которым приписывалось монопольное выполнение всех функций денег. Сторонники этой теории не видели необходимости и закономерности замены полноценных денег бумажными, этому позднее они выступали против бумажных денег, не разменных на металл.

Несостоятельность этой теории заключалось в следующем[3].

– ранние металлисты не понимали, что деньги – историческая категория, что они возникли из товарного обращения на определённом этапе развития человеческого общества.

– основное их представление о богатстве общества как о накоплении благородных металлов было ограниченным и отсюда ошибочен их взгляд, что источник богатства лежит в торговле. Ранний металлизм отражал интересы прежде всего торговой буржуазии.

Французские экономисты А. Тулемон, Ж.Рюэфф, отстаивая золотой стандарт в международном обороте, повышение цены на золото, выступали против долларового засилья. Эта теория, получившая название неометаллизма, подкрепляла политическую акцию французского правительства, превратившего большую часть своих долларовых авуаров в золото.

С крушением бреттонвудской валютной системы в начале 70-х годов сторонники неометаллизма стали обосновывать необходимость восстановления золотого стандарта.

1.2. Номиналистическая теория денег

Эта теория зародилась при рабовладельческом строе и получила систематическое развитие в XVII—XVIII вв. Причиной появления номиналистических воззрений стал переход от использования слитков драгоценных металлов к обращению монет, которые принимались при обмене не по весу, а по номиналу. При этом возникала возможность отклонения нарицательной стоимости монеты от стоимости, содержащегося в ней металла.

Обращение порченных или истершихся монет способствовало тому, что деньги стали восприниматься как условные знаки, покупательная сила которых декретируется государством или устанавливается в результате соглашения людей. С появлением бумажных и кредитных денег номиналистическая теория получила широкое распространение, а с уходом золота из обращения стала доминировать в западной экономической науке.

Номинализм появился в 17-18 вв., когда денежное обращение было наводнено неполноценными монетами. Именно неполноценные монеты, а не бумажные деньги лежали в основе теории раннего номинализма. Первыми представителями этой теории были англичане Дж. Беркли (1685-1753) и Дж. Стюарт (1712-1780). В основе их теории лежали два следующих положения [4].

Во-первых, деньги создаются государством, и, во-вторых, стоимость денег определяется их номиналом. Представители этой теории денег утверждали, что деньги — это только условный знак, не имеющий ничего общего с товарами; важно только наименование денежной единицы, металлическое же содержание не имеет никакого значения. Номиналисты концентрировали внимание на анализе функций денег — как средства обращения и средства платежа, в которых возможна замена металлических денег бумажными.

Основной ошибкой представителей номинализма является положение о том, что стоимость денег определяется государством. Тем самым они отрицают трудовую теорию стоимости и товарную природу денег.

Главная ошибка номиналистов состояла также в том, что, оторвав бумажные деньги от золота и от стоимости товара, они наделяли их “стоимостью”, “покупательной силой” путем акта государственного законодательства [5].

Новейший номинализм периода общего кризиса капитализма характеризуется тем, что отрицание золота и защита бумажных денег связываются с задачами государственно- монополистического вмешательства в экономику. Исходя из бумажно – денежного обращения, номиналисты заключают, что деньги по своей природе – не имеющая стоимости идеальная абстрактная количественная (счетная) величина, которая является, однако, в косвенной форме измерителем ценности товаров. Номиналисты не признают ценности как качества, ценность товара есть нечто относительное– т.е. ценность товара трактуется как субъективное отношение человека к конкретному товару («Ценность вещей есть следствие рассудочной человеческой деятельности» – Бендиксен).

Основные положения номиналистической теории [6]:

– любые деньги — металлические, бумажные и кредитные — представляют собой лишь условные номинальные знаки, лишенные внутренней стоимости. Деньгами они являются лишь вследствие принятия соответствующих законодательных актов или соглашения между людьми. Все функциональные формы денег не имеют никакой связи с денежным товаром;

– покупательная сила денег, выраженная в индексах цен, устанавливается государством (путем принятия закона или на базе экономических процессов) и регулируется их количеством в обращении;

– основной функцией денег является функция средства обращения, в которой деньги выступают лишь как посредник при обмене товаров, техническое орудие обмена. В связи с этим роль денег могут выполнять любые их формы — металлические деньги, неполноценные монеты, бумажные и кредитные денежные знаки;

– цена и стоимость товаров тождественны. Деньги, являясь абстрактными счетными единицами, выполняют не экономическую функцию меры стоимости, а техническую функцию масштаба цен.

Проблемы, связанные с номинализмом[7]:

1.Критики говорили о том, что невозможно измерить качественную величину – ценность количественной величиной – деньгами.

2.Для осуществления этого измерения Георг Зиммель применил теорию «пропорционального измерения» – он выдвигает следующий постулат; «Если товар «n» относится к сумме А всех продаваемых товаров, как «а» денежных единиц к сумме В всех имеющихся денежных единиц , то экономическая ценность «n» выражается через «а/В».

Переход от товарных денег к номинальным; (Следует отметить, что важная заслуга номиналистов – это первые попытки разработки кредитной теории. Ведь современные долговые обязательства – полностью попадают под номиналистическое представление о деньгах. Особенно это проявилось в работах Кнаппа, «физическая передача вещей вовсе не обязательна: достаточно юридического перенесения требований, выраженных в единицах ценности и обращенных к центральной кассе» – это утверждение фактически отражает механизм функционирования современной денежной системы) .

3. Колебания уровня цен; Бендиксен считал, что « Для деловой жизни это феномен (изменение цен) не существует.

Таким образом, сторонники номиналистической теории сводят сущность денег к идеальному масштабу цен, показателям меновых пропорций, отрицая тем самым их роль всеобщего эквивалента в измерении стоимости обмениваемых товаров.

За время развития номиналистических воззрений подходы к трактовке сущности денег в рамках этой теории претерпели некоторую эволюцию. Ранние номиналисты, наиболее известными представителями которых были английские экономисты Д. Стюарт, Д. Беркли, Д. Беллерс, Н. Барбон, рассматривали деньги как идеальные денежные единицы, условные знаки, которые не имеют ничего общего с товарами [8].

Широкое распространение получила государственная теория денег, являющаяся разновидностью номинализма. Она возникла еще при рабовладельческом строе и использовалась для защиты действий государства по “порче” монет. Наиболее подробно эта теория разработана немецким ученым Г. Кнаппом и изложена в его книге “Государственная теория денег” (1905 г.). Деньги им рассматриваются как явление, имеющее чисто правовую природу, “создание правопорядка”. Государство создает деньги (этот процесс рассматривается как их эмиссия) и наделяет их покупательной способностью, то есть определяет, по мнению Г. Кнаппа, их стоимость. При этом не имеет значения, какая материальная субстанция используется — металл или бумажный денежный знак, так как это только носитель единицы стоимости, установленной законодательно.

Рассматриваемая теория отрицала связь между знаком стоимости и золотом даже в условиях золотого стандарта.

Будь умным!

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2016-03-13

Узнать стоимость написания работы

Тема 9 Теории денег

  1. Теории природы (сущности денег). Номиналистическая теория денег. Металлическая теория денег
  2. Теории общественного применения денег. Социалистические и коммунистические утопии о роли денег. Теория «нейтральных денег». Теория «частных денег»
  3. Теории покупательной способности денег. Теория «рабочих денег».
  4. Количественная теория денег. Теория трансформации функций денег

До начала 20 века в экономической теории денег центральными были два вопроса:

1) о происхождении и сущности денег

2) об их стоимости и покупательной способности.

В политической экономии существовали два направления – металлическая и номиналистическая теории, по разному трактовавшие вопрос о происхождении денег. В 20 веке проблематика существенно меняется и основными вопросами становятся: роль денег в воспроизводстве, механизм влияния денежной массы на экономический рост и государственная политика в денежно-кредитной сфере. Если в 19 веке ученых прежде всего интересовали качественные аспекты денежной теории, то в 20 веке главным образом количественные взаимосвязи.

теории природы (сущности денег) – объясняют естественные основы денег и причины их существования с позиций товарного и нетоварного подходов

Платон (428-427-347 гг. до н.э.)

Аристотель (384-322 гг. до н.э.)

Дж. Бекрли (1685-1753)

Дж. Стюарт (1712-1780)

абстрактно-номиналистическая теория денег

Дж. М. Кейнс (1883-1946)

государственно-номиналистическая концепция денег

Г. Кнапп (1842-1926)

Дж. М. Кейнс (1883-1946)

металлическая теория денег

У. Стэффорд (1554-1612)

Д. Норс (1641-1691)

Дж.Ст. Милль (1806-1873)

Создателями классического номинализма явились римские и средневековые юристы. В дальнейшем развитие номинализма связано с критикой металлической теории денег. Номиналисты исходили из того, что деньги – это только идеальные счетные единицы, которые обслуживают обмен товаров, что они являются продуктом государственной власти. Номиналистический характер по существу носила теория идеальной денежной единицы измерения (17-18 века). Сторонники этой теории полагали, что названия денежных единиц (фунт стерлингов, талер, франк) обозначают «идеальные атомы стоимости», важно только наименование денежной единицы, а не металлическое содержание, которое не имеет никакого значения.

В 20 веке немецкий ученый Г. Кнапп (государственно-номиналистическая концепция денег) объявил деньги « продуктом правопорядка», творением государственной власти. По его утверждению, деньги используются как средство платежа независимо от их металлического содержания, они освобождались от всякой связи с металлом и являются условными знаками, которые государство наделяет определенной платежной способностью. При анализе денежной массы он учитывал лишь бумажные деньги и разменные монеты. Кредитные деньги он исключал из своего исследования, это обусловило несостоятельность его теории по мере развития кредитных денег. Ошибочность теории денег Кнаппа заключалась в том, что:

-деньги – категория не юридическая, а экономическая

-металлические деньги обладают самостоятельной стоимостью, а не получают ее от государства

-стоимость бумажных денег также определяется не государством, а обусловлена объективными экономическими законами

-основной функцией денег является не средство платежа, а мера стоимости.

В современных условиях сторонники теории находят определение стоимости денег в сфере рыночных отношений, в субъективной оценке их покупательной способности. В период экономического кризиса 1929-1933гг. номинализм получил дальнейшее развитие в работе Дж, Кейнса «Трактат о деньгах» (1930г.). Кейнс ( абстрактно-номиналистическая теория денег ) теоретически обосновывал отмену золотого стандарта и переход к бумажно-денежному обращению. Они объявил золотые деньги пережитком варварства и провозгласил идеальными деньгами бумажные деньги, потому что они более эластичны, чем золото, и, по его мнению, должны обеспечить процветание общества. Вытеснение бумажными деньгами из обращения золота он рассматривал как победу теории Кнаппа. Ошибочным в его теории было то, что он считал неэластичным металлическое обращение. В дальнейшем П. Самуэльсон в своей книге «Экономика» называет деньги условными знаками и пишет: «Эпоху товарных денег сменила эпоха бумажных денег. Бумажные деньги олицетворяют сущность денег, их внутреннюю природу. Деньги – это искусственная социальная условность».

Главная ошибка номиналистической теории – отрицание товарной природы денег. Эта теория игнорирует стихийное перерождение денег из мира товаров, отрицает единство товара и денег. Безусловно, государство может в законодательном порядке определит масштаб цен, но оно не в состоянии определить стоимость денег. Приписывая государству способность создавать деньги и определять их стоимость, номиналистическая теория денег смешивает понятие меры стоимости и масштаба цен, превращая деньги из экономической категории в юридическую. Номиналисты не только считают однородными понятия металлических и бумажных денег, объявляя и те и другие «условными знаками», но и превозносят бумажные деньги, считая их самой совершенной формой денег. Таким образом, номиналистическая теория не является состоятельной по следующим причинам:

Читайте также:  Деньги и Бреттон-Вудское соглашение, появление и реализация

-отрицает товарную природу денег,

-смешивает меру стоимости с масштабом цен

-отрицает важнейшие функции денег

-преувеличивает роль буржуазного государства.

В эпоху первоначального накопления капитала в Западной Европе возникла металлическая теория денег. Сторонники этой теории – меркантелисты ( вначале считали, что источником богатства общества является внешняя торговля, активное сальдо которой обеспечивает приток в страну драгоценных металлов, в дальнейшем, что источником богатства является мануфактура и сельское хозяйство) выступали за устойчивое металлическое обращение, были активными противниками порчи монет государством. Для их взглядов характерно отождествление богатства государства с деньгами, а не с совокупностью материальных благ, а самих денег – с благородными металлами. Они связывали сущность денег с естественными свойствами благородных металлов, рассматривали деньги как вещь, а не как социальное отношение. Поэтому они абсолютизировали такие функции денег, для которых необходимы полноценные монеты.

Сторонники этой теории ошибочно оценивали социально-экономическую сущность денег и были склонны к преклонению перед денежными знаками ( фетишизму) , приписывая золоту и серебру как таковым свойства денег. Искажая сущность денег, эта теория однобоко трактует их функции, признавая лишь те из них, для выполнения которых необходимы металлические деньги (функции меры стоимости, сокровища и мировых денег).

Во второй половине 19 века немецкий экономист К. Книс модернизировал взгляды ранних металлистов. В качестве денег он рассматривал не только металл, но и банкноты центрального банка, поскольку к этому времени кредит стал играть значительную роль в экономике, что в свою очередь послужило основой для эмиссии банкнот. Признавая банкноты, одновременно Книс выступал против бумажных денег, не разменных на металл. После Первой мировой войны сторонники этой теории выступили за сохранение золотого стандарта в урезанной форме

После второй мировой войны сторонники теории отстаивали идею восстановления золотого стандарта во внутреннем денежном обращении, обосновывали необходимость обращения запасов иностранной валюты в золото, что было осуществлено во Франции в 60-е гг.

Несостоятельность этой теории состоит в следующем:

-отождествление денег с благородными металлами, приписывание золоту и серебру как таковым свойства денег;

-одностороннее рассмотрение только некоторых функций денег;

-неспособность объяснить существование бумажных денег

Механизм реализации функций буржуазных теорий денег

Буржуазная классическая экономическая теория представляет направление буржуазной экономической мысли, возникшее в период становления капитализма. [c.37]

Буржуазная классическая экономическая теория возникла в XVE в. в мануфактурный период развития капитализма. Буржуазия выступила против феодализма. Поэтому буржуазная классическая экономическая теория стала теоретическим оружием буржуазии. Капитализм был провозглашен вечной и естественной формой производства, единственным строем, соответствующим природе человека (т. е. природе буржуа, руководимого принципом разумного эгоизма). [c.37]

С этих позиций представители буржуазной классической экономической теории критиковали паразитизм и расточительство феодалов, подвергли пересмотру теории своих предшественников — меркантилистов (идеологов торгового капитала). Экономическая политика меркантилизма стала тормозом развития производства. [c.37]

Представители буржуазной классической экономической теории [c.37]

Заслугой буржуазной классической экономической теории является то, что она перенесла исследования из сферы обращения в сферу производства, приступила к анализу его закономерностей. К ее заслугам также относится следующее [c.37]

Буржуазная классическая экономическая теория сложилась в Великобритании и Франции. Наибольшее развитие она получила в Великобритании, которая в XVH в. была самой развитой капиталистической страной. [c.38]

Выдающимся представителем буржуазной классической экономической теории является Д.Рикардо. Он был экономистом эпохи промышленного переворота в Великобритании. В разработке теории трудовой стоимости он пошел дальше А.Смита. Д.Рикардо указывал, что стоимость товара [c.38]

В Германии и США буржуазная классическая экономическая теория не получила развития. Это объясняется тем, что данные страны вступили на путь капиталистического развития позднее. [c.39]

Буржуазная классическая экономическая теория обосновала следующие положения [c.39]

Представители классической буржуазной экономической теории считали труд единственным источником стоимости. Поэтому они пришли к выводу, что процент, прибыль и рента также результат труда рабочих. Тем самым были подмечены экономические противоречия буржуазного общества (между классами и социальными группами). Эти противоречия были выявлены прежде всего в сфере распределения. Вместе с тем буржуазная классическая экономическая теория [c.40]

Представители буржуазной классической экономической теории подметили различие между основным и оборотным капиталом. Но они не смогли выявить деление капитала на постоянный и переменный. [c.41]

Они ошибочно полагали, что общественный продукт полностью распадается на доходы (Догма А.Смита), а накопление капитала означает использование всей капитализируемой прибавочной стоимости для найма дополнительных рабочих. Тем самым буржуазная классическая экономическая теория закрыла себе путь к правильному пониманию процесса воспроизводства. Она неправильно отрицала неизбежность экономических кризисов перепроизводства. [c.41]

Работами Д.Рикардо завершилось развитие буржуазной классической экономической теории. [c.41]

С завоеванием буржуазной политической власти экономисты разработали иные экономические теории. Некоторые идеи буржуазной классической экономической теории находят отражение в трудах современных буржуазных экономистов, главным образом у представителей так называемого неоклассического направления. [c.41]

Буржуазная классическая экономическая теория не смогла разрешить это хорошо видимое противоречие между двумя законами. Впервые проблема согласования двух законов — закона стоимости и закона средней нормы прибыли — была решена К.Марксом. Он показал, что [c.341]

Определенный вклад в разработку теории цены производства внесли выдающиеся представители буржуазной классической экономической теории. В этой связи необходимо отметить, что [c.345]

В анализе процесса воспроизводства нельзя исходить из предположения, что товар обменивается на товар, что предложение одного товара есть в то же время спрос на другой товар. Поэтому, как считала буржуазная классическая экономическая теория (Д.С.Милль, Ж.Б.Сэй, Д.Рикардо), якобы между предложением и спросом всегда существует равновесие, и перепроизводство товаров в масштабе общества невозможно. В действительности товары обмениваются на деньги. И нельзя сводить товарное обращение к товарообмену, а тем более к простому продуктообмену. [c.388]

Представители неоклассического направления порвали с идеями классической буржуазной экономической теории. Они объявили предметом экономической теории чистую экономику , или экономику вообще, независимо от общественной формы ее организации. [c.46]

Весьма показательна эволюция буржуазных теорий заработной платы от попыток, хотя и неудачных, классической школы буржуазной политической экономии раскрыть сущность заработной платы и законы ее движения до вульгаризаторских концепций, в которых под видом теории преподносятся наукообразные банальности, сочетающиеся с открытым отказом от какого бы то ни было теоретического анализа. Подчинение экономических теорий антирабочей политике империалистических государств и практическим нуждам монополий, беззастенчивая апологетика капитализма, все более изощренные попытки камуфлировать снижение реальных доходов рабочих — таков бесславный финал, к которому ныне пришли представители буржуазных концепций заработной платы. [c.157]

Но не “человек вообще” становится таким субъектом, а конкретно-исторический индивид, обитающий в определенном культурно-историческом пространстве (и создающий его), по определенной логике, пока в пространстве рыночно буржуазной формы общественного производства. Это и было схвачено в начале классической, а затем и неоклассической школами экономической теории в виде принципа методологического индивидуализма, в котором, правда, специфика капиталистического экономического субъекта была подменена вневременным, внеисторическим человеком – “индивидом вообще”, якобы от природы получившим свою способность принимать решения и делать выбор. А на самом деле он исторически формирует у себя эту способность быть субъектом путем ее постоянного и повседневного присвоения. [c.39]

Долгое время в интерпретации ленинской теории империализма акцентировались положения, характеризующие его как своего рода надстройку над классическим капитализмом XIX века, как подготовку объективных и субъективных предпосылок для социалистической революции. И вместе с тем недооценивались те выводы В. И. Ленина, которые связывали империализм с глубокими переменами во всем экономическом строе буржуазного общества на основа развития производительных сил. Сейчас, спустя многие десятилетия после создания ленинской теории империализма, раскрывается во всей глубине и полноте фундаментальность этой теории, дальновидность ленинских представлений об империализме как новейшей ступени в развитии капитализма, его высшей стадии. [c.31]

Родоначальником буржуазной классической экономической теории в Великобритании был У.Петти, во Франции — П.Буагильбер. Они положили начало теории трудовой стоимости. [c.38]

Дальнейшее развитие буржуазная классическая экономическая теория получила в произведениях физиократов (Франция). К.Маркс назвал их отцами современной экономической теории (Т. 26, ч, 2. С. 12). Наиболее выдающимися представителями физиократов были Ф.Кенэ и А.Тюрго. Понятие физиократы происходит от двух слов pbisis — природа и kratos — сила, власть, государство. [c.38]

Оригинальным путем развивалась передовая русская экономическая мысль, что было обусловлено своеобразием экономического развития России. Многие проблемы буржуазной классической экономической теории самостоятельно разрабатывались А.Н.Радищевым, П.И.Пестелем, Н.И.Тургеневым, Н.Г.Чернышевским. [c.39]

Представители буржуазной классической экономической теории использовали новый метод познания — метод научной абстракции. Однако он переплетался с поверхностными обобщениями. Их исследованиям была присуща метафизичность, одним из главных выражений которой являлся внеис-торизм. Экономические категории капитализма рассматривались как вечные и естественные, изменяющиеся только количественно. [c.39]

Буржуазная классическая экономическая теория положила начало анализу капитала и воспроизводства. Гениаль- [c.40]

КЛАССИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ. Первая трактовка дана К. Марксом в труде Капитал (1867 г.). К. Маркс сравнивал этот термин с представлениями таких ученых, как Уильям Петти (1623— 1687), Пьер Буагильбер (1646—1724), Франсуа Кенэ (1694—1774), Анн Робер Жак Тюр-го (1727—1781), Адам Смит и Давид Рикардо. Определяя классическую экономическую теорию, Маркс писал Под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная с У. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства. В противоположность ей вульгарная политическая экономия толчется лишь в области внешних, кажущихся зависимостей. (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 23. С. 91. Прим. 32.). [c.284]

Категория национального богатства исследовалась с первых шагов зарождения классической экономической науки, но тогда это еще не было вызвано стремлением ученых раскрыть способы преодоления ограниченности материальных благ для страны в целом. Перед ними стояла более узкая прагматическая цель -обеспечить налоговыми поступлениями королевские дворы или бюджеты только что возникших буржуазных государств. Меркантилисты XVI – XVII веков утверждали, например, что увеличение национального богатства и поступление налогов в казну английского правительства обеспечивается развитием внешней торговли. В то же время физиократы во Франции говорили, что только земледелие создает богатство страны и налоговые поступления правительству. В отличие от них В. Петти писал о том, что земля – это только мать богатства, а отцом его является труд. Его идеи дали начало развитию трудовой теории стоимости и национального богатства. Теоретики предельной полезности утверждали, что труд является лишь одним из факторов формирования богатства, а не его отцом , поскольку наряду с ним богатство создается капиталом, игнорируя тот факт, что последний также есть не что иное, как тот же общественный труд, но в овеществленной его форме. [c.328]

См. также Баллестрем К.Г. Homo oe onomi us Образы человека в классическом либерализме // Вопросы философии. – 1999. – № 4. – С. 42 – 53 Макашева Н. Этика и экономическая теория // Общественные науки и современность. – 1992. – № 3. – С. 13 – 19. Более того, “утилитаризм, определяемый как тип нравственности, как ценностно-смысловая парадигма деятельности человека”, выступает у некоторых авторов в еще более универсальном качестве – “внутреннего импульса” саморазвития, самоорганизации культуры, как “ценностно-смысловой”, “нравственно-ментальной” системы. См. Е.Н. Яркова. Утилитаризм как стимул самоорганизации культуры и общества //Общественные науки и современность. – 2002. – № 2. – С. 88. Следует подчеркнуть, что это верно только для определенного типа социума – буржуазного. О полезности как специфически историческом мировоззренческом феномене и экономическом отношении, ее роли в экономической теории и в исследовании проблемы субъекта хозяйственной деятельности речь будет идти далее. [c.15]

КЛАССИЧЕСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ — прогрессивное направление в развитии буржуазной экономической мысли, возникшее в период становления капиталистического способа производства и неразвитой классовой борьбы пролетариата. Защищала интересы промышленной буржуазии в ее борьбе с феодализмом. Наибольшее развитие получила в Англии, которая в то время была самой развитой капиталистической страной. Выдающимися ее представителями были У. Петти, А. Смит, Д. Рикардо. Во Франции к ней относятся П. Буа-гильбер, физиократы и швейцарец С. Сисмонди. К. Маркс писал . Под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная с У. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 91). Классическая буржуазная политическая экономия-—одни из источников марксизма. Заслуга ее представителей состоит в том, что они положили начало трудовой теории стоимости, сделали первые попытки рассмотрения отдельных форм прибавочной стоимости и изучения капиталистического воспроизводства. [c.152]

Ими использован новый для того времени метод — проникновение в сущность явлений при помощи научных абстракций. Однако их метод был вместе с тем антиисторическим, метафизическим. Считая капитализм вечной л естественной формой производства, классическая буржуазная политическая экономия рассматривала экономические категории капитализма как вечные и естественные, изменяющиеся только количественно. Она не” понимала того, что экономические категории выражают общественно-производственные отношения, что при капитализме эти отношения фетишизируются, выступают как общественные свойства вещей. Важнейшей заслугой классической буржуазной политэкономии было открытие трудовой теории стоимости. Ее представители установили, что стоимость товаров определяется трудом, необходимым для их производства. Они подметили также, что стоимость единичного товара обратно пропорциональна производительности труда. Однако они не исследовали характер труда, создающего товар, не ставили вопроса о том, как и почему продукт труда принимает форму товара, ограничивались лишь анализом величины стоимости. Считая, что величина стоимости определяется необходимым трудом, классическая буржуазная политэкономия не смогла научно обосновать этот вывод, поскольку у нее отсутствовала качественная характеристика стоимости как выражения производственных отношений товарного производства. По этой же причине буржуазным классикам никогда не удавалось из анализа товара вывести форму стоимости, т. е. меновую стоимость. Они рассматривали форму стоимости как нечто внешнее и безразличное по отношению к природе товара. Не исследовав формы стоимости, буржуазные экономисты не могли понять сущности и функций денег. Справедливо полагая, что трудовая теория стоимости является исходным пунктом анализа капитализ- [c.152]

Лит. Маркс К., Капитал, т. 1, гл. 5, 1, М а р к с К. и Э. н г е л ь с Ф., Соч., 2 изд., т. 23 с г о ж с, Экономические рукописи 1857 —1859 годов, там же, т. 46, ч. 1, с.. 45, 234— 64, 322-, 40, 367—76 ч. 2, с. 212—18 его ж е, Теории прибавочной стоимости (IV том Капитала ), там же, т. 26, ч. 1, с. 41(1 — 415 ч. 2, с. 608 его же, Экономическая рукопись 1861 — 1863 годов, там же, т. 47, с. 53— 67 его ж е, Наемный труд и капитал, разд. 3, там же,, т. 6 е г о ж е, К критике политической экономии, там же, т. 13, с. 22—23 его же, Экономико-филосифские рукописи 1844 года, там же, т. 42 Энгельс Ф., Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека, там же, т. 20 с го же, Анти-Дюринг, отд. 3, гл. 2, там же, т. 20 е г о ж е,, 1юдвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21, с. 317 Ленин В. И., По поводу так называемого вопроса о рынках, Поли. собр. соч., 5 изд., т. 1, с. Юн его ж е, Проект и объяснение программы социал-демократический партии, там же, т. 2, с. ЯО его же, Аграрный вопрос в России к концу XIX века, там же, т. 17, с. 72 его ж е, Вульгарный социализм и народничество, воскрешаемые социалистами-революционерами, там же, т. 7, с. 45 его же, Очередные задачи Советской власти, там же, т. 36, с. 181)—НО К и с е-л е в И. Я., Мошенский М. Г., Буржуазные теории труда на службе монополий, М., 1965 Омаров А. М., Техника л человек. Социально-экономические проблемы технического прогресса, М., 1965 Труд, техника, экономика, М., 1970 Ч а и г л и И. П., Труд. Социологические аспекты теории и методологии исследования, М., 1973 М а л а ш и н С. Д., Труд кап источник развития общественного производства, Г., 1975 Иванов Н. П., Научно-техническая революция и проблемы структуры рабочей силы. (По материалам развитых капиталистических стран), М., 1978 Кутта Ф., Человек. Труд. Техника, пер. с чеш., М., 1970. [c.183]

Соч. Возникновение классической буржуазной политической экономии, М., 1960 Кризис буржуазной политической экономии, М., 1963 История экономических учений, М., 19В5 (соавтор) Этапы развития буржуазной политической экономии. (Очерк теории), М., 1971 Марксистско-ленинская теории стоимости. Методологические проблемы, М., 1971 (соавтор) Буржуазная экономическая мысль 30—70-х годов XX века. (Очерк теории), М., 1976. [c.608]

Если классическая политэкономия в лучших своих образцах пытается продвинуться в сторону конкретно-исторического индивида, как классового, социально-экономического субъекта, то неоклассическая теория в этом отношении движется в обратную сторону. Конкретно-исторический индивид середины 19 века – человек “ставшего” капитализма, занимает определенное место в уже сформировавшейся социально-экономической и классовой структуре. Процессы классообразования, характерные для буржуазного способа производства завершены (так как определены основные экономические интересы и взаимоотношения основных участников общественного производства). Этот человек живет в эпоху начала общества массового потребления, как необходимого продукта и условия накопления капитала. [c.29]

Ссылка на основную публикацию