Место золота в современной валютной системе

Политическая экономия о месте золота в современной валютной системе

Вопрос о месте золота в капиталистической валютной системе находится в центре внимания многолетней дискуссии по проблемам межгосударственных денежных отношений, которая активно ведется на страницах буржуазной экономической печати. И тем не менее, имеются все основания утверждать, что буржуазная политическая экономия по существу не располагает сколько-нибудь научно аргументированной теоретической концепцией его решения. Отталкиваясь от общепринятого тезиса «деньги — это то, что используется как деньги», ее представители переносят принцип многовариантности понятия деньги на внешнюю сферу денежных отношений. Так подводится теоретический фундамент под широко распространенное положение о том, якобы эволюция, которую претерпели деньги во внутреннем обращении (движение от денег с товарной основой к банкнотам и банковским счетам), распространяется и на сферу валютных отношений. Этим создается методологическая почва для широкого проникновения основополагающих идей кейнсианской концепции «демонетизации» золота в теории валютных отношений.

В частности, обосновывая еще в начале 60-х годов идеи реформы международной валютной системы, Р. Триффин писал: «Замещение полноценных металлических денег кредитными в национальной денежной системе идет параллельно зарождающемуся, но быстро возрастающему процессу замещения металлических резервов кредитными резервами в международной области». В дальнейшем в связи с достигнутыми соглашениями об учреждении в рамках Международного валютного фонда (МВФ) так называемых специальных прав заимствования (special Drawing Rights) — СДР (1969 г.), представляющих собой особую разновидность международных кредитных денег, получила распространение концепция «полной потери товарной основы наднациональными деньгами», или «полной демонетизации золота». Так, провозглашая «окончательную победу» бумажных денег в международной сфере, американский экономист Ф. Махллуп заявил: «Миф покрытия умер: он был похоронен в Рио-де-Жанейро 29 сентября 1967 г.

Концепция полной демонетаризации золота

Особенно широкое распространение концепция полной демонетаризации золота получила в связи с происшедшим крушением в начале 70-х годов просуществовавшей почти 40 лет Бретто-Вудской капиталистической валютной системы и вступлением в действие с апреля 1978 г. на основе Кингстонского соглашения новой Ямайской системы. По утверждению М. Фридмена, «в настоящее время золото представляет собой просто являющийся объектом спекуляции товар с той специфической особенностью, что большие количества этого товара принадлежат правительствам».

Представляется важным выделить два аспекта, которые характеризуют методологическую ограниченность теорий валютного механизма, которая препятствует раскрытию действительной роли золота в сфере международных денежных отношений.

Один из них состоит в следующем. Определяя роль золота в структуре капиталистического валютного механизма, буржуазная политическая экономия исходит из методологических позиций теории золотого, а не золотовалютного стандарта, который утвердился уже в двадцатые годы. По сути, буржуазная наука не располагает целостной научно обоснованной теорией золотовалютного стандарта, позволяющей определить специфику функционирования монетарного товара в принципиально иных, по сравнению с классической формой существовавшего в условиях домонополистического капитализма золотого стандарта, условиях. Это признается и в буржуазной литературе. Как писал один из признанных специалистов Запада в области валютно-кредитных отношений М. Гилберт, «в условиях, когда золото перестало служить платежным средством во внутренних расчетах… экономистам не удалось сформулировать законченную теорию золотовалютного стандарта, которая была бы аналогичной теоретической основе золотого стандарта». Речь в данном случае идет о такой теории, которая раскрывала бы специфику взаимодействия, с одной стороны, денежного товара и функциональных денежных форм, с другой — характер функциональной взаимосвязи внутренней и внешней сфер денежного обращения.

Значение теоретического обоснования такого взаимодействия определяется тем, что если в условиях золотого стандарта вся совокупность денежных функций реализовывалась на основе непосредственного применения денежного товара, то при золотовалютном стандарте в сфере денежных отношений происходит своеобразное «разделение труда», в соответствии с которым, как уже указывалось, выполнение части денежных функций берут на себя функциональные денежные формы. Этим система денежновалютных отношений приобретает многоструктурный характер. Функциональные элементы этой системы реализуются не только посредством прямых, поддающихся визуальному наблюдению, но и косвенных, во многом опосредственных связей, выявление которых предполагает использование аналитического аппарата исследования, в большинстве случаев отрицаемого буржуазными специалистами в области денег. Не располагая научно обоснованной теорией золотовалютного стандарта, раскрывающего закономерности и механизм взаимодействия основных структурных элементов денежной системы, буржуазная политическая экономия трактует передачу золотом ряда функций своим заменителям как процесс постепенной утраты им своих монетарных свойств, или как процесс его демонетизации. Касаясь этой стороны теоретических исследований, М. Гилберт не без основания пишет, что некоторые экономисты, «как сторонники, так и противники золота, — придерживались (точнее сказать — «придерживаются». — А. Г.) той точки зрения, что основой золотого стандарта служит принцип «все или ничего»: либо золото должно быть единственным международным резервным средством и иметь постоянную, неизменную цену в основных валютах, либо оно вообще лишается каких- либо денежных функций. Подобная точка зрения, — продолжает М. Гилберт, — вполне могла бы служить характеристикой золотого стандарта, существовавшего до 1914 г., однако в то же время она свидетельствует о почти полном непонимании основ системы, заложенной в Бреттон-Вудсе». С такой характеристикой нельзя не согласиться.

Второй аспект, отражающий методологическую несостоятельность буржуазной экономической науки выявить действительное место и роль золота в капиталистической валютной системе, имеет более глубокие корни. Речь идет об отсутствии в буржуазной политической экономии научно обоснованной теории интернационализации воспроизводственного процесса в условиях сложившегося в эпоху империализма мирового капиталистического хозяйства как структурно целостного механизма. Нельзя, естественно, отрицать те огромные усилия, которые предпринимаются в буржуазной политической экономии в целях выявления специфики мирового капиталистического хозяйства и обоснования на этой основе практических рекомендаций осуществления мирохозяйственных связей. Особенно широко эта проблема обсуждается на страницах буржуазной экономической печати в последнее десятилетие в связи с углублением кризиса мирового капиталистического хозяйства. Обращает на себя внимание и то, что в ряде экономических теорий наметилась тенденция к преодолению господствующего многие годы в буржуазной политической экономии представления о мировой экономике как механической сумме национальных хозяйств. Характерными в этом являются исследования представителей «глобального» монетаризма, которые рассматривают мировое капиталистическое хозяйство как «единую замкнутую экономическую систему», в пределах которой национальные экономики функционируют как структурные звенья «высокоинтегрированного мирового рынка». Английский экономист Дж. Пиндер также утверждает, что «современная (мировая) экономика стала похожа на гигантские швейцарские часы с мириадами взаимосвязанных частей. При столь интенсивной взаимозависимости выход из строя одной части быстро обусловливает повреждение других частей».

Анализ мирового хозяйства

Однако анализ мирового капиталистического хозяйства с позиций его структурной целостности, представленный в работах представителей «глобального» монетаризма, неорикардианского, институционального и некоторых других современных направлений буржуазной экономической мысли, несмотря на отражение в них объективных процессов интернационализации хозяйственной жизни не представляет движения в сторону преодоления коренных методологических изъянов, свойственных буржуазной политической экономии в целом. В этом анализе основой рассмотрения функциональных связей национальных экономик внутри «интегрированной системы» остается меновая концепция. Вследствие этого вся система ‘ интеграционных процессов сводится в конечном итоге к интеграции капиталистических рынков. В частности, А. Лаффер и М. Майлз в уже цитировавшейся работе сводят формирование мирохозяйственных связей к следующим трем возможным с их точки зрения линиям интеграции:

  1. «внутренней количественной интеграции», которая характеризуется миграцией рабочей силы;
  2. «внешней количественной интеграции», основанной на движении товаров, денег и ценных бумаг;
  3. к высшему типу интеграции, представляющему «интеграцию цен». Как видно, в этой системе интеграционных процессов отсутствует основное и определяющее звено — интеграция воспроизводственных структур национальных капиталистических хозяйств, на базе которой развивается система интернациональных отношений.

Существенным образом сужаются возможности научного анализа закономерностей функционирования мирового капиталистического хозяйства и ввиду использования как «глобальным» монетаризмом, так и рядом других направлений буржуазной политической экономии принципа всеобщего равновесия, в соответствии с которым мирохозяйственные связи сводятся фактически к бартерному типу отношений. По признанию Дж. Робинсон, «построение модели на таких основах исключает возможность обсуждения любых, возникающих в реальной жизни вопросов».

Отсутствие в буржуазной политической экономии научно обоснованной теории мирового капиталистического хозяйства не позволяет ей познать закономерности интернационализации стоимостных, в том числе денежных, отношений, вскрыть характер противоречий, определяющих основные тенденции их развития.

Углубление международного разделения труда

Между тем еще применительно к условиям функционирования домонополистического капитализма К. Маркс указывал на необходимость при анализе закономерностей развития денег выяснения тенденций, которые характеризуют в первую очередь углубление международного разделения труда и интернационализацию воспроизводственного процесса.

Анализируя закономерности углубления международного разделения труда, К. Маркс обращал внимание на то, что по мере интернационализации воспроизводственных процессов раздвигаются границы общественного признания конкретного (частного) труда и тем самым создаются реальные предпосылки не только для наиболее полного проявления стоимостных отношений, но и их качественного развития. «Абстрактное богатство, стоимость, деньги — следовательно, абстрактный труд, — писал К. Маркс, — развиваются в той мере, в какой конкретный труд превращается в охватывающую мировой рынок совокупность различных видов труда». Этим положением К. Маркс обращал внимание на исторически преходящий характер национально ограниченных форм структурных элементов стоимостных отношений, в том числе национальных форм денег. В пределах функционирования относительно замкнутого национального рынка они могут рассматриваться лишь как отношения в развитии, которые достигают полной зрелости только на интернациональном уровне, лишь когда мировой рынок связывает национальные хозяйства в единое целое.

Теоретически это означает, что в условиях углубления международного разделения труда и интернационализации воспроизводства противоречия между конкретным и абстрактным, частным и общественным трудом, потребительной стоимостью и стоимостью, т. е. противоречия, определяющие само возникновение и специфику развития денежной формы стоимости, разрешаются на интернациональном уровне. Соответственно меняется объективный критерий общественно необходимых затрат труда, а на этой основе и характер производственных отношений, выраженных посредством всеобщего стоимостного эквивалента. Если в условиях простейших форм денег на основе стоимостного эквивалента реализовывалось производственное отношение между обособленными товаропроизводителями— участниками единичной меновой сделки, в условиях функционирования замкнутого национального рынка — отношение «товаропроизводитель — общество», то по мере углубления международного разделения труда и интернационализации производства на основе всеобщего эквивалента материализуется объективная зависимость товаропроизводитель — мировой рынок. Это свидетельствует о развитии качественно нового этапа денежно-стоимостных форм связей, отражающего видоизменение самой стоимости, ее перерастание в интернациональную стоимость.

Суть данного этапа методологически не может быть объяснена буржуазной политической экономией, стоящей на субъективных, маржиналистских позициях в вопросе о характере стоимостных отношений. Смысл его выражается в том, что по мере усиления всесторонней зависимости товаропроизводителей от мирового рынка общественное признание индивидуальных (частных) затрат труда происходит не на уровне отдельных предприятий, как в свое время пытался доказать в «Финансовом капитале» Р. Гильфердинг, и даже не на национальном, а на интернациональном уровне. Соответственно этому осуществляется противоречивый процесс отрицания внутренней обособленности национальных форм денег. Естественно, что речь идет о диалектическом отрицании, о таком отрицании, которое внутренне предполагает не уничтожение национальных денежных форм, а их качественное развитие в более высокую интернациональную форму. Такой подход полностью соответствует диалектической логике, которая в «позитивное понимание существующего… включает в то же время понимание его отрицания». Она соответствует положению К. Маркса о том, что «только на мировом рынке деньги в полной мере функционируют как товар, натуральная форма которого есть вместе с тем непосредственно общественная форма существования человеческого труда in abstracto. Способ их существования становится адекватным их понятию».

Изменения специфики национальных денег

Соответственно этому меняется специфика национальных (кредитных) денег. По своему экономическому содержанию они превращаются в своеобразные знаки стоимости мировых денег, в роли которых функционирует денежный товар — золото. Из этого также следует, что в условиях функционирования мирового капиталистического хозяйства действительными, полноценными деньгами в политэкономическом понимании этой категории становятся лишь мировые деньги. Это обусловливает объективную необходимость непосредственного функционирования денежного товара лишь на уровне мирового рынка. «…Действительные деньги, — писал К. Маркс, — всегда являются деньгами мирового рынка, а кредитные деньги всегда опираются на деньги мирового рынка». В этой специфической форме взаимосвязи: золото как мировые деньги— национальные, бумажные (кредитные) деньги — реализуется двойственная специфика качественно новой, более высокой формы денег, денег современного капитализма. В этом проявляется также специфическое противоречие между внутренней и внешней сферами денежных отношений, которые зарождаются уже на ранних этапах развития товарного производства и обращения и по мере интернационализации производства реализуются посредством превращения мировых денег в единственно реальную, действительную форму денег.

3. Золото и его роль в мировой валютной системе

Золотой монометаллизм сложился в Великобритании и был законодательно закреплен в 1816г. Важной вехой в становлении золота как мировой валюты стало создание в 1867г. В Париже первой мировой валютной системы, которая отводила золоту главную роль. Это было началом этапа золотомонетного стандарта, за золотом была закреплена роль всеобщего мирового эквивалента.

ДЕМОНЕТИЗАЦИЯ ЗОЛОТА, то есть изъятие его из международных расчетов и лишение его качества валюты был процессом весьма длительным. Окончательно золото официально перестало быть мерилом стоимости и всеобщим денежным эквивалентом лишь в 1976г. В рамках учреждения странами-членами МВФ Ямайской валютной системы. Но задолго до этого золото утрачивало свои функции мировых денег постепенно.

Демонетизация золота выступила следствием того, что обращение золотых денег было сопряжено с большими расходами по организации этого обращения, а так же:

1. ростом товарооборота, требовавшем увеличить денежные массы, что возможности золотодобычи обеспечить не могли.

2. развитие кредитных отношений, векселя, чеки постепенно вытеснили золото, сначала из внутреннего денежного обращения, а затем и из МВО.

3. валютная политика США, суть которой сводилась к дискредитации функций золота, как основной мировой валюты, в целях укрепления позиций доллара США.

Выделяют следующие ЭТАПЫ МВС:

1. Парижская система (1867-1922)

2. Генуэзская валютная система (1922-1944)

3. Бреттон-Вудская валютная система (1944-1976)

4. Ямайская валютная система (1976- по наше время)

Error: Reference source not found

4. Многофакторность формирования валютного курса

Валютный курс является важным элементом международных валютных отношений, как измеритель стоимостного содержания валют. Он представляет собой соотношение между денежными единицами розных стран, определяемое их покупательной способностью и рядом других факторов. Валютный курс необходим для международных валютных, расчетных кредитно-финансовых операций.

ВАЛЮТНЫЙ КУРС – это соотношение обмена двух денежных единиц на валютном рынке, формирующееся в зависимости от спроса и предложения той или иной валюты, а также от ряда других факторов.

Валютный курс представляет собой цену национальной валюты, выраженную в иностранной валюте. Валютный курс оказывает огромное влияние на валютнобменные операции, международную торговлю и инвестиции – словом, все то, что связывает национальную экономику с общемировым рынком. Валютный курс занимает центральное место в денежно-кредитной политике: он может использоваться как целевой ориентир, инструмент политики или просто экономический показатель. Роль валютного курса во многом определяется типом выбранной денежно-кредитной политики.

Валютный курс ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ:

-покупательской способностью каждой из валют, которая зависит от спроса и предложения товара;

-их качественных признаков;

-спроса и предложения национальной валюты на валютном рынке;

– о6еспеченности валюты национальным богатством страны;

НЕОБХОДИМОСТЬ валютного курса объясняется следующим факторами.

1. Взаимный обмен валютами при торговле товарами, услугами, при дви-жении капиталов и кредитов. Экспортер обменивает вырученную иностран-ную валюту на национальную, так как валюты других стран не могут обра-щаться в качестве законного покупательного и платежного средства на тер-ритории данного государства. Импортер обменивает национальную валюту на иностранную для оплаты товаров, купленных за рубежом. Должник приоб-ретает иностранную валюту на национальную — для погашения задолженнос-ти и выплаты процентов по внешним займам.

2. Сравнение цен мировых и национальных рынков, а также стоимостных показателей разных стран, выраженных в национальных или иностранных валютах.

3. Периодическая переоценка счетов в иностранной валюте фирм и бан-ков. Внешне валютный курс представляется участникам обмена как «цена» денежной единицы одной страны, выраженная в иностранных деньгах, т. е. коэффициент пересчета одной валюты в другую определяется соотношением спроса и предложения на валютном рынке.

При монометаллизме (золотом или серебряном) базой валютного курса яв-лялся МОНЕТНЫЙ ПАРИТЕТ — соотношение денежных единиц разных стран по их металлическому содержанию. Он совпадал с понятием валютного паритета — соотношения между валютами. Валютный курс при неразменных кредитных деньгах постепенно отрывался от золотого, так как золото было вытеснено из обращения.

После прекращения размена доллара на золото по официальной цене 1971 г. золотое содержание и золотые паритеты валют стали чисто номиналь-ным понятием. МВФ перестал их публиковать с июля 1975 г. В результате Ямайской валютной реформы 1976-1978 гг. впервые в истории капиталисти-ческие страны официально отказались от золотого паритета как основы ва-лютного курса.

В современных условиях валютный курс основывается на ВАЛЮТНОМ ПАРИТЕТЕ — соотношении между валютами, установленном в законодательном по-рядке, и колеблется вокруг него.

С середины 70-х гг. применяется метод валютной корзины. Так, в Европей-ской валютной системе в качестве валютного паритета использовали ЭКЮ, ос-нованную на «корзине» из 10 валют стран Общего рынка.

В экономической теории выделяют так же пять систем валютных курсов: свободное (чис-тое) плавание; управляемое плава-ние; фиксированные курсы; целевые зоны; смешанная система ва-лютных курсов.

В системе СВОБОДНОГО ПЛАВАНИЯ валютный курс скла-дывается под влиянием спроса и предложения на валюту.

В системе УПРАВЛЯЕМОГО ПЛАВАНИЯ спрос и предложение также оказывают влияние. Но здесь весьма заметна регулирующая сила центральных банков стран, а также разного рода конъюнктурные колебания.

Системой ФИКС КУРСОВ была Бреттонвудская валютная система (1944 г. — начало 70-х гг.).

Система ЦЕЛЕВЫХ ЗОН представляет собой разновидность системы фиксированных валютных курсов. Примером является фиксация российского рубля к доллару США в коридоре, установленном Центробанком России.

Читайте также:  Теория предложения, ограничение денег и глобальные монетаристы

СМЕШАННОЙ системой валютных курсов является современная международная валютная система.

ТЕМА: Место золота в мировой валютной системе. Мировые рынки золота и операции с золотом.

Золото издавна известно человеку. Золото использовалось в качестве денег за 1500 лет до н.э. в Китае, Индии, Месопотамии, Египте. Экономическое значение золота состоит в его использовании в течение длительного исторического периода в качестве денежного товара наряду с другими благородными металлами, а с конца 19 века – монопольно. Золото служило основой денежной и валютной систем.

Демонетизация золота обусловлена объективными и субъективными причинами:

1. золотые деньги не соответствуют потребностям современного товарного производства,

2. с развитием кредитных отношений, кредитные деньги (банкноты, векселя, чеки) вытеснили золото из обращения,

3. субъективные факторы – валютная политика США (в целях укрепления доллара), государственное регулирование операций с золотом.

Основные изменения роли золота в валютной сфере:

1. Золото перестало служить средством обращения и платежа, однако, оно сохраняет за собой важную роль в экономическом обороте в качестве чрезвычайных мировых денег, обеспечения международных кредитов, воплощения богатства. Участие золота сосредоточено на рынках золота.

2. Официальные золотые запасы, сосредоточенные в ЦБ, финансовых органах государства и международных валютно-кредитных организациях имеют интернациональное значение как международные активы. Объем золотого запаса отражает валютно-финансовые позиции страны и служит одним из показателей ее кредитоспособности.

Золотые резервы распределены неравномерно: в США – 8,138 тыс.т, Германии – 3 тыс.т, Швейцарии – 2,6 тыс.т, Франции – 2,5 тыс.т, в Италии – 2 тыс.т. Периодически происходит их перераспределение в соответствии с изменением позиции страны в мировом производстве и торговле.

3. Изменения в функции золота как мировых денег:

3.1. тенденция к ограничению международных расчетов золотом завершилась тем, что отпала необходимость непосредственного его использования в этой сфере,

3.2. золото выступает как мировые деньги, сохраняя их троякое назначение – служить всеобщим покупательным, платежным средством и материализацией общественного богатства. Имея золото, можно приобрести на рынках золота необходимые валюты, а на них товары и погасить задолженность.

Значение золота в МВКО:

1. государства стремятся поддерживать золотые резервы на определенном уровне на случай экономических, политических, военных осложнений.

2. ЦБ используют свои золотые резервы для сделок своп, обеспечения международных кредитов в целях покрытия дефицита платежного баланса и оплаты внешних долгов. Периодически часть золота продают для пополнения валютных резервов (Банк Англии).

3. В противовес политике демонетизации ЕВС основана на частичном использовании золота в операциях между ЦБ и Европейским фондом валютного сотрудничества (ЕФВС).

Таким образом, золото и в современных условиях сохраняет определенные качества валютного металла, т.е. чрезвычайных мировых денег.

Рынки золота – специальные центры торговли золотом, где осуществляется его регулярная купля-продажа по рыночной цене в целях промышленно-бытового потребления, частной тезаврации, инвестиций, страхования риска, спекуляции, приобретения необходимой валюты для международных расчетов. Основным источником предложения золота (до 80%) на рынке служит его новая добыча.

За всю историю добыто 125 тыс. тонн золота. С 1905 года первенство в сфере добычи золота занимала Южная Африка. Сейчас в связи с эксплуатацией бедных руд растет золотодобыча в Канаде, Австралии, Китае и др. Россия занимает шестое место (5% мирового производства).

С экономической точки зрения различаются следующие источники спроса на рынке золота:

1. промышленно-бытовые потребление в ювелирном производстве, новейших отраслях промышленности (радиоэлектронике, зубопротезной отрасли, атомно-ракетной технике и др.), – преобладает

2. частная тезаврация и инвестиции (как реакция на нестабильность экономики, денежного обращения, курсов валют и др.),

3. спекулятивные сделки (цена на золото колеблется),

4. покупка золота центральными банками (периодически).

На рынках золота осуществляется купля-продажа:

– стандартных слитков крупных и мелких (995 пробы),

– монет старой и новой чеканки, которые продаются по рыночной цене с премиальной надбавкой сверх их золотого содержания,

– листов, пластинок, проволоки из золота,

– золотых сертификатов – документов, удостоверяющих право их владельца получить по его предъявлении определенное количество золота.

Организационно рынок золота представляет консорциум из нескольких банков, уполномоченных совершать сделки с золотом. Они осуществляют посреднические операции между покупателями и продавцами, концентрируют у себя их заявки, сопоставляют их и по взаимной договоренности фиксируют средний рыночный уровень цены (два раза в день). Кроме того, специальные фирмы занимаются очисткой и хранением золота, изготовлением слитков.

В мире насчитывается более 50 рынков золота: 11 – в Западной Европе, 19 – в Азии, 14 – в Америке (5 в США), 8 – в Африке.

В зависимости от режима, санкционируемого государством, золотые рынки подразделяются на 4 категории:

1. мировые (Лондон, Цюрих, Нью-Йорк, Чикаго, Сянган, Дунбай и др.).

Мировые цены на золото, определяющие его стоимость у банков-дилеров ориентируются на «лондонский фиксинг» – цену, устанавливаемую на Лондонской бирже металлов. Фиксинг цены дважды в день проводят 5 членов Лондонского золотого пула, каждый из которых входит в Ассоциацию участников золотого рынка (LBMA). Начинается фиксинг в 10.30 и 15.00 по лондонскому времени и занимает несколько минут. Фиксируют цену в американских долларах, евро и фунтах стерлингов. Разумеется, фиксинг не подразумевает, что цена не может измениться – это просто равновесная стоимость золота на конкретный момент времени. Процедура нужна, чтобы прийти к согласованной цене, по которой члены Ассоциации могут подвести баланс своих ордеров на покупку и продажу золота.

Цюрихский рынок – «большая тройка» швейцарских банков, организованных в форме пула.

2. внутренние свободные (Париж, Милан, Стамбул, Рио-де-Жанейро) ориентируются на местных инвесторов и тезавраторов. Поэтому преобладают сделки с монетами, медалями, мелкими слитками.

3. местные контролируемые (Афины, Каир),

4. «черные» рынки возникают как реакция на вводимые государством валютные ограничения, которые распространяются на операции с золотом.

В России постепенно формируется рынок золота. С 1996 года появились в РФ инвестиционные монеты (а не коллекционные).

Существует два вида «золотых» счетов:

· аллокированные (счета ответственного хранения) – напоминают хранение золота в банковских сейфах. Каждый слиток (монета) учитывается по индивидуальным признакам (серийный номер, проба, производитель и т. п.). Владелец платит банку комиссионные за хранение своего золота;

· неаллокированные (обезличенные счета) – даже при реальном размещении золота не позволяют закреплять за владельцем конкретные слитки или монеты. При этом, однако, не нужно платить комиссионных и можно получать причитающиеся проценты.

Программу приобретения золотых сертификатов впервые предложило старейшее в этом деле учреждение – Монетный двор Австралии (Монетный двор города Перта («The Perth Mint»)). Стоимость одного сертификата – 10 000 австралийских долларов. Сами золотые сертификаты были придуманы еще во времена действия золотого стандарта США, и до 1933 года их можно было обменять на определенное количество золота. Такой сертификат подтверждает право собственности владельца на золото, депонированное на личном (аллокированном) или обезличенном (неаллокированном) счету (хотя получение слитков «на руки» не подразумевает). Каждый сертификат является именным и имеет свой номер. К тому же в целях обеспечения конфиденциальности и безопасности счета всем клиентам присваивается особый код. Приобрести сертификаты можно через сеть аккредитованных международных дилеров, а операции с ними совершать – даже по телефону или через Интернет.

Существует и возможность открыть так называемый объединенный золотой счет – на нем драгоценный металл размещается без указания конкретных характеристик. В частности, это позволяет сделать крупнейшая компания розничной торговли драгоценным металлами – «Kitco». Каждый покупатель становится владельцем некоторой доли в общем «золотом» пуле, причем ее можно быстро и легко продать без каких-либо комиссий. Кроме того, золото реально получить на руки в виде любых слитков или монет (после оплаты небольшой премии и расходов по доставке). Пока инвестор не изъявит желание свое золото заполучить, он не несет никаких расходов по его хранению. Минимальный пай в компании составляет стоимость всего одной унции золота.

В Японии очень популярны сегодня золотые накопительные счета. Одна из ведущих японских компаний по торговле золотыми монетами («Tanaka Kikinzoku Kogyo») еще в 1980 году предложил клиентам ежемесячно инвестировать в золото фиксированные суммы, после чего ее примеру последовали другие торговые дома, золотодобывающие компании и банки. Уже через 8 лет такую услугу стал предлагать крупнейший в Японии коммерческий банк «Sanwa Bank», а к 2003 году в хранилищах японских корпораций было аккумулировано более 200 тонн золота.

Минимальную сумму месячного вложения определяет сам инвестор, причем ему не приходится выплачивать премию, взимаемую обычно при покупке монет или слитков. Такого рода регулярные покупки золота на небольшие суммы снижают риск крупного «прокола» при покупке в неудачный период, когда цены завышены. Открывается такой «накопительный план» аналогично обычному сберегательному счету. Инвестор обязуется ежемесячно вкладывать оговоренную сумму (в течение хотя бы одного года). После этого означенные средства будут просто автоматически списываться со счета для закупки золота – она производится понемногу, каждый торговый день, вне зависимости от рыночной конъюнктуры.

«Золотые» счета в последние годы открываются и в российских банках – для юридических и физических лиц. Владельцы обезличенных счетов могут заработать на мировом росте золота, и получить проценты в граммах в зависимости от срока размещения активов. Если вы приобретаете золото у банка для размещения на счете, НДС с вас не возьмут. Однако этот налог придется заплатить, если вы захотите свой золотой запас из банка изъять.

Операции с золотом:

1. до 1974 года преобладали наличные сделки, которые исполнялись через 48 часов после их заключения. Они были сосредоточены в Лондоне, Цюрихе, Париже, Сянгане.

2. Рынок фьючерсных контрактов на золото начал действовать еще в 1974 году на товарной бирже Нью-Йорка СОМЕХ.

Фьючерсные контракты – обязательство купить или продать определенное количество металла по оговоренной цене на указанную дату. Контракт истекает, и товар поставляется. Но на практике до этого дело доходит редко (не более чем в 1% случаев). Прибыль участники таких торгов получают за счет премии, уплаченной за фьючерсный контракт, а сама стоимость контракта, естественно, зависит от колебания цен на рынке. Кроме СОМЕХ (у которой имеется электронная торговая система, чьи терминалы работают в США, Лондоне, Сиднее, Гонконге и Сингапуре), фьючерсные контракты торгуются на Токийской товарной бирже, в электронной-торговой системе «Istanbul Golden Exchange», на шанхайской площадке и торговой бирже Гонконга.

3. Форварды напоминают фьючерсы, с той разницей, что эти контракты обычно доводятся до исполнения. Они не торгуются на биржах и не являются стандартизированными – участники оговаривают все детали, связанные с объемом товара и датой поставки.

4. Опционы дают владельцам право (но не обязательство!) купить или продать определенное количество золота по согласованной цене на указанную дату. Цена может зависеть от текущей стоимости металла, процентных ставок, срока погашения и т. п.

5. Варранты золотодобывающих компаний (инвестиционных банков) – ценные бумаги, дающие покупателю право приобрести золото по определенной цене на указанную дату в будущем. Их можно «продать обратно» в любое время до даты истечения контракта. Некоторые варранты торгуются на фондовых биржах. Порой покупка варранта приводит к поставке золота, но эта практика не слишком распространена.

Стоит сказать несколько слов о специализированных биржевых фондах, которые, по мнению экспертов, также могут стать весьма перспективным инструментом инвестирования в золото. В 2003 году на Австралийской фондовой бирже впервые разместил обеспеченные золотом бумаги фонд-пионер – «Gold Bullion Securities». Позднее его акции начали торговаться и на Лондонской фондовой бирже. За ним последовали и другие. Цена бумаг подобных фондов, естественно, определяется рыночной стоимостью актива, лежащего в их основе, – золота. Физически металл находится в специально отведенном хранилище. Досрочно погасить такие бумаги путем их обмена на физическое золото могут, правда только «привилегированные» владельцы, остальным же держателям акций приходится довольствоваться соответствующей суммой в долларах, евро или фунтах стерлингов.

6. сделка «своп» с золотом – сочетание наличной и срочной контрсделки. Например: дилер покупает 1000 унций золота на условиях наличной сделки и одновременно продает 10 контрактов по 100 унций на срок (дороже). Данная операция надежна и прибыльна. Для подкрепления официальных валютных резервов такие операции осуществляли Бразилия, ЮАР, Советский Союз.

Кроме рынков золота функционируют рынки серебра, платины. Крупнейший рынок серебра в Нью-Йорке с 1937 года специализируется на фьючерсной торговле стандартными контрактами по 5 тыс. унций. Также крупный Чикагский рынок и Лондонский.

В условиях золотого монометаллизма цена золота была иррациональным понятием, поскольку золотые деньги не нуждались в двойном денежном выражении. После отмены золотого стандарта цена золота, выраженная в кредитных деньгах, стала реальным понятием, т.к. с уходом золота из обращения оно противостоит непосредственно не товарной массе, а кредитным деньгам в операциях на рынке золота.

Различаются официальная и рыночная цены золота.

Официальная цена золота длительное время была объектом межгосударственного регулирования, т.к. МВФ после войны обязал своих членов совершать операции только по официальной цене в целях поддержания неизменного золотого содержания доллара. Однако отдельные страны (Франция, Италия) нелегально продавали золото на свободных рынках, извлекая прибыль на разнице цен.

При превышении рыночной цены над официальной стихийно возникал лаж – надбавка к официальной цене золота, выраженный в кредитных деньгах. Лаж исчислялся обычно в процентах.

Пример: рыночная цена золота достигала 90 долл., то лаж составлял 55 долл., или 157% (90-35/35*100).

Межгосударственное регулирование цены золота не смогло преодолеть рыночные ценообразующие факторы, зависящие от спроса и предложения.

Формирование рыночной цены золота – многофакторный процесс: она колеблется в зависимости от экономических, политических, спекулятивных факторов. Повышательные факторы: увеличение промышленно-бытового потребления золота и инвестиционно-тезаврационного спроса в условиях нестабильности экономики, инфляции, неуравновешенности платежных балансов, колебаний валютных курсов и процентных ставок.

В течение последних 15 лет центральные банки ряда западных стран являются крупными нетто-продавцами золота. Частичные продажи золота из государственных резервов осуществили Нидерланды, Бельгия, Австрия, Канада, Австралия, Великобритания, Швейцария. Заявления Швейцарии, а затем Австралии и Аргентины о присоединении к числу стран-продавцов резервного металла ускорили падение цен на него в 1997 году. Опубликование планов английского казначейства о продаже на аукционах 415 тонн золота вызвало летом 1999 году обвал лондонских котировок.

Стремясь переломить данную тенденцию, 26 сентября 1999 года 15 центральных банков Европы (Великобритании, Швейцарии, Швеции, ЕЦБ и 11 стран еврозоны) договорились, что стороны-участницы соглашения не входят на рынок в качестве продавца, кроме оговоренных продаж, которые в течение последующих пяти лет не будут превышать 400 тонн, после чего соглашение будет пересмотрено (Вашингтонское соглашение ЦБанков по золоту).

В связи с вступлением в силу Указания Банка России от 28 мая 2003 года № 1283-У “О порядке установления Банком России учетных цен на аффинированные драгоценные металлы”, с 7 июля 2003 года Банком России введен следующий порядок установления учетных цен на аффинированные драгоценные металлы (золото, серебро, платину и палладий):

Банк России каждый рабочий день осуществляет расчет учетных цен исходя из действующих на момент расчета значений фиксинга на золото, серебро, платину и палладий на лондонском рынке наличного металла “спот”, уменьшенных на дисконт, равный средней величине расходов по поставке на международный рынок каждого вида драгоценных металлов, и пересчитываются в рубли по официальному курсу доллара США к российскому рублю, действующему на день, следующий за днем установления учетных цен.

Учетные цены применяются для целей бухгалтерского учета в кредитных организациях, начиная с календарного дня, следующего за днем их установления, и действуют до вступления в силу новых значений учетных цен.

ЗОЛОТО И ТРАНСФОРМАЦИЯ МИРОВОЙ ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЫ

Статья члена РЭОШ С.И. Беленчука, к.э.н., доцента кафедры мировой экономики РГГУ.

В настоящее время все с нарастающей остротой встает вопрос о будущем международной валютной системы. Политики и эксперты все настойчивее обсуждают возможность сохранения существующего на данный момент валютного стандарта. Может ли мировая элита в условиях кризиса идентичности капитализма пойти на переход от доллара в качестве мировой валюты к каким-либо другим видам денег и на каких условиях.

При этом чаще всего предметом обсуждения являются различные варианты перехода к той или иной форме золотого стандарта или — с меньшей степенью вероятности — к стандарту, основанному на других т.н. товарных деньгах.

Прежде чем приступить к рассмотрению поставленных вопросов, следует отметить, что в настоящее время некоторые элементы стратегии мировой финансовой элиты стали болееменее очевидными.

Так, нефтедолларовый механизм, во многом обеспечивший после 1973 года возможность для доллара занять место золота, в условиях резкого роста долларовой эмиссии, который стал одним из важнейших факторов наступления великой рецессии 2007-2009гг., перестал выполнять возлагаемые на него функции. Можно даже сказать, что для преодоления последствий великой рецессии нефтедолларовый стандарт был постепенно заменен на новую форму долларового стандарта, стандарт «количественного смягчения», который можно также характеризовать как стандарт безлимитной эмиссии. Важнейшим инструментом для относительно плавного перехода от одного стандарта к другому явилась «сланцевая революция». Реализация проекта «сланцевая революция» не только позволила воздвигнуть барьер на пути попадания части вновь эмитируемых средств под контроль государств-экспортеров углеводородов, но и – самое главное – обеспечила условия для снижения мировых цен на углеводороды, а также большинство сырьевых товаров, что явилось насущной необходимостью для поддержания курса доллара в условиях резкого увеличения предложения мировых денег. И здесь уместно обратить внимание на то, что фактический старт «сланцевой революции» был дан как раз накануне начала великой рецессии, т.е. США запустили этот проект лишь тогда, когда стало очевидной неизбежность наступления кризиса.

Читайте также:  Девальвация национальных валют, старая и новая мировые системы

Еще одним очевидным фактом стало то, что переход к новому долларовому стандарту сопровождается выстраиванием под эгидой ФРС механизма глобального валютного управления в составе ФРС, ЕЦБ, Банка Англии, Банка Канады, Национального банка Швейцарии и Банка Японии. Формальной основой подобного механизма можно считать соглашение упомянутых шести ведущих центробанков мира от 31 октября 2013 года о переводе на постоянную основу временных соглашений о неограниченных по объему валютных свопах. По мнению профессора МГИМО В.Ю. Катасонова «есть признаки того, что валюты, которые сходят с «печатных станков» ФРС, ЕЦБ и остальных центральных банков «шестерки» — не разные денежные единицы, а единая валюта. Ведь если между евро, долларом США, британским фунтом стерлингов, иеной, швейцарским франком и долларом Канады существуют устойчивые пропорции обмена, то это уже не разные валюты, а разные модификации единой мировой валюты».[1]

В рамках этого нового альянса Федеральный резерв, постоянно сталкивающийся с необходимостью стимулировать спрос на доллар, сможет некоторое время воздерживаться от дополнительной эмиссии доллара, переложив «количественное смягчение» на своих партнеров по соглашению. При этом средства от дополнительной эмиссии, прежде всего в ЕС и Японии, в значительной части направляются на американские финансовые рынки, что, в свою очередь, объясняется внедрением со стороны США механизма откровенного экономического и политического принуждения к максимально возможному переводу активов со всего мира в активы ФРС.

Таким образом, даже вышеперечисленных моментов достаточно для того, чтобы сделать вывод о том, что финансовая элита сделала все возможное для сохранения долларо-центричного характера мировой валютной системы. Однако несмотря на предпринятые усилия ситуация стала заходить в тупик. Практически потеряло свою эффективность и такое средство, как надувание и последующее схлопывание финансовых «пузырей». Ранее, когда эти «пузыри» при всей своей масштабности не касались верхушки финансовой пирамиды, использование этого средства позволяло, по крайней мере, временно снимать напряжение с системы и, кроме того, создавать условия для перераспределения в пользу финансовой элиты новых активов. Конечно, не обходилось без стрессов и потерь, однако финансовая элита практически не страдала при схлопывании предыдущих пузырей. Во время последнего кризиса ее долги выкупались за счет государственного бюджета и средств ФРС. Сейчас, когда наблюдается надувание «пузыря» в рамках бюджетной системы США, трудно себе представить, каким образом можно обеспечить выкуп бюджетом своих собственных долгов.

В чем же заключается суть проблемы, с которой столкнулась мировая валютная система? Установление стандарта безлимитной эмиссии привело к тому, что были уничтожены последние естественные ограничители на пути эмиссии доллара и, соответственно, мировых денег, Даже после отмены привязки доллара к золоту долларовая эмиссия хоть в какой-мере зависела от динамики мировых цен на нефть и даже цен на золото. После великой рецессии все изменилось — сейчас все в этой сфере зависит исключительно от воли Федерального резерва и его акционеров, и они могут манипулировать эмиссией или процентными ставками полностью по своему усмотрению. Но здесь возникает вопрос: а является ли продукция, производимая условно «печатным станком» ФРС и другими ведущими центробанками собственно деньгами? Ведь деньги – это товар, хотя и специфический. А любой товар может по определению существовать только в ограниченном количестве либо, если речь идет об интеллектуальной собственности, иметь жесткие ограничения для использования.

И здесь мы сталкиваемся с фундаментальным системным противоречим: между сутью мировых денег и теми реальными функциями, которые они стали осуществлять в рамках нового долларового стандарта. По-нашему мнению, разрешение этого противоречия возможно либо на основе возврата к существовавшему ранее денежному стандарту, что маловероятно, либо на основе выхода за рамки нынешней системы с возможным инкорпорированием в новую систему ключевых элементов упомянутого стандарта. Иными словами теоретически речь идет о выборе между возвратом к золото-девизному стандарту и переходом в некую новую систему, в рамках которой деньги постепенно потеряют свои функции.

Однако можно предположить, что в реальности вопрос состоит в основном в том, в какой форме будет осуществлен этот переход. И в качестве гипотезы можно выдвинуть идею о том, что обязательным условием здесь является внедрение в сегодняшний долларовый стандарт элементов товарных денег и, прежде всего золота. Без соблюдения этого условия кризис, без которого невозможен выход за рамки нынешней системы, может превратиться из управляемого в неуправляемый.

В рамках этой гипотезы золото должно сыграть не столько роль мировых денег, сколько роль стабилизатора существующего долларового стандарта в процессе его трансформации по сути уже в неденежный стандарт. А о том, что стандарт теряет признаки денежного, свидетельствует начавшийся несколько лет назад уход центробанков стран «золотого миллиарда» в минусовую зону по пассивным операциям. Так, на середину 2016 года отрицательная процентная ставка по депозитным операциям применялась ЕЦБ, Банком Японии, Национальным банком Швейцарии, Национальным банком Дании и Шведским Риксбанком, т.е. в том числе крупнейшими банками-участниками соглашения о валютных свопах, кроме Федерального резерва и Банка Англии.

Здесь уместно также привезти слова главы фонда RIT Capital Partners Джейкоба Ротшильда о том, что человечество живет в условиях глобального финансового эксперимента, который проводят мировые центральные банки. «На протяжении шести месяцев мы наблюдаем, как главы центральных банков продолжают безусловно крупнейший в мировой истории эксперимент в монетарной политике», — пишет Ротшильд в очередном письме клиентам фонда RIT Capital Partners. «Мы оказались в неизведанных водах, поведение которых невозможно предсказать. Причиной этого стали крайне низкие процентные ставки, 30% государственных долговых обязательств торгуется с отрицательной доходностью».[2] Ключевые слова вышеприведенного обращения – «Крупнейший в мировой истории эксперимент» и «Неизведанные воды» — могут подтвердить мысль о том, что речь действительно идет о выходе за рамки существующей системы.

Но без контроля за золотом плавная трансформация существующего ныне стандарта, что и означает выход рамки сегодняшней системы, невозможна. Поэтому в последние годы произошло резкое ужесточение борьбы за контроль над золотом в мировых масштабах. И здесь главным инструментом финансовой элиты до сих пор являлось искусственное занижение мировых цен на золото главным образом путем различных манипуляций с деривативами. В докладе известного американского специалиста по финансовым рынкам Брэда Хопманна (Brad Hoppmann) «Великое золотое прикрытие» (“The Great Gold Cover Up”), появившемся на свет летом 2016 года, приводятся неоспоримые доказательства того, как осуществляется манипулирование рынком золота.[3]

В таблице №1 показано, как в результате т.н. обрушающего вброса (crash injection) бумажных контрактов цена на золото упала с 1205 долларов до 1185 долларов за унцию.

Примерно 10 тонн «бумажного золота» (бумажных контрактов) было сброшено на рынок в момент самой вялой торговли за всю неделю, т.е. в момент, когда никакой добросовестный продавец не стал бы укорачивать свою длинную позицию из-за отсутствия адекватного спроса. Но это было сделано, и цена в результате двух вбросов в течение суток обвалилась почти на 20 долларов.

В технологии манипулирования рынком золота нет ничего особо сложного.

Во-первых, рынок очень монополизирован: большая часть операций осуществляется на площадке “London Gold Fix” крупнейшими мировыми банками, устанавливающими цены на золото для покупателей и продавцов. [4]

Во-вторых, и самое главное – цена определяется на рынке фьючерсов с использованием электронных торгов без предъявления доказательств наличия реального товара. Этим и пользуются крупнейшие банки, которые торгуют золотом, которого на самом деле у них нет. Для осуществления обрушающего вброса эти банки просто печатают контракты, которые тут же выкупаются за счет средств Федерального резерва. В данной операции участвует и Федеральное казначейство, которое подтверждает, что золото, представленное в контрактах, находится у него на хранении. Казначейство постоянно отрицает свою вовлеченность в операции на рынке золота, однако, кроме неподтвержденных данных , имеются неопровержимые доказательства участия его подразделения – Фонда валютной стабилизации (Exchange Stabilization Fund) – в операциях по золотым свопам в 1995 году.

Цена, естественно, падает, после чего крупнейшие банки вроде JPMorgan, Scotia, HSBC выкупают контракты по более низким ценам. Все это, несомненно, позволяет Брэду Хопманну утверждать, что «конечным результатом операции являются большие прибыли для банков и усилившийся доллар для Федерального резерва».[5] Более того, американский специалист подкрепляет свои утверждения данными о резком росте в результате обрушающих вбросов разрыва между количеством золота, представленного в бумажных контрактах («бумажное золото») и количеством реально предлагаемого золота. Соотношение «бумажного золота» к золоту, готовому к поставке , находившееся после 2000 года в среднем на уровне 20, стало резко расти в 2013 году после того, как тогдашний руководитель ФРС Б.Бернанке заявил о планировавшемся окончании «количественного смягчения». Это соотношение достигло 117 в конце 2014 года и совершенно невероятного уровня в 294 в конце 2015 года, т.е. на каждую унцию, готового к поставке золота, было напечатано контрактов на 294 унции (см. таблицу №2).

В то же время американский специалист освещает далеко не все стороны проблемы. В своем докладе он смещает акцент в пользу такого аспекта манипуляций на рынке золота и других драгоценных металлов, как борьба за укрепление доллара. По его мнению, решение об обрушении цены на золото было принято где-то в 2010 году альянсом, включающим ФРС, Федеральное казначейство США, крупнейшие банки Уолл-Стрит, который вынужден был пойти на этот шаг, чтобы сохранить низкие процентные ставки при сильном долларе. В конечном счете цена на золото, которая ранее следовала тому же тренду, что и валюта баланса Федерального резерва (это являлось естественным ограничителем против чрезмерного роста госдолга), начиная с 2013 года стала резко снижаться, в то время как валюта баланса стала резко расти.

Однако, эту ситуацию следует рассматривать и под другим углом зрения. Можно предположить, что в 2010 году, когда стало ясно, что преодолеть последствия кризиса обычными методами не удастся, началась жесткая схватка за перераспределение золотых резервов. При этом речь идет главным образом о перераспределении монетарного золота в пользу акционеров ФРС за счет официальных резервов различных стран, а также между акционерами ФРС, принадлежащих к различным группировкам. Крупнейшие мировые банки, действуя в альянсе с денежными властями, делают все, для того чтобы золото из официальных запасов досталось им как можно более дешево. Это является еще одним объяснением игры на понижение. В то же время, в определенный момент активная фаза перераспределения может закончиться или, по крайней мере, приостановиться, и тогда будет прекращено или приостановлено искусственное занижение цены на золото. Именно в этот момент должен осуществиться дальнейший выбор стратегии, который будет зависеть от того, какая группировка возьмет верх, при этом контроль за золотом должен стать эффективным инструментом для реализации любой из стратегий.

Сейчас трудно сказать, на какой стадии находится борьба за перераспределение золотых резервов. И если статистика МВФ и Международного совета по золоту дает, по крайней мере, общее представление об официальных золотых резервах стран-членов МВФ, динамике этих резервов, то данные о запасах в виде монетарного золота, не относящихся к категории официальных резервов, носят весьма фрагментарный и неточный характер. Из статистики Международного совета по золоту можно лишь почерпнуть, что на фоне стагнирующих в мировом масштабе официальных резервов запасы, контролируемые корпоративным сектором, увеличиваются в последние среднем на 800-1000 т в год. В то же время, по информации, приведенной В. Катасоновым, нельзя исключать, что на сегодняшний день неофициальные запасы монетарного золота превысили официальные мировые резервы (32 803,5 тонн на август 2016 года).[6] Кроме того, российский исследователь предполагает, что «крупные негосударственные банки могут наращивать свой золотой запас из кладовых центральных банков, тщательно маскируя этот процесс».[7]А это значит, что у корпораций и, главным образом, у акционеров ФРС появился мощный ресурс, который может быть использован для переформатирования существующего денежного стандарта с выходом за пределы существующей системы.

У ФРС и, естественно, его акционеров, имеется в запасе еще один козырь, о котором вспомнили лишь в самое последнее время. Дело в том, что в 1934 году был принят Закон о золотом резерве (Gold Reserve Act), в соответствии с которым ФРС передала Федеральному казначейству все золото и золотые сертификаты, которые находились у нее на балансе. Но эта операция не могла носить односторонний характер. Поэтому взамен ФРС получила на все количество переданного ею золота (в основном в физической форме) золотые сертификаты, которые до сих пор числятся на балансе ФРС (см. таблицу №3).

Далее следует разделить балансовую сумму в 11 037 000 000 долларов на 42,22 доллара, последнюю цену на золото, зафиксированную в рамках Бреттон-Вудса в 1970 году, Получается количество золота, равное 261 416,390 тройских унций, или 8 131 т. Сегодня это называется официальными резервами золота США (см. таблицу №4), находящимися на балансе казначейства.[8] Из всего этого следует, что владельцем государственных резервов США может оказаться частная компания под названием ФРС, поскольку в ее балансе закреплены права требования на все это золото.

Таблица №4. Официальные резервы золота и их доля в общих резервах

Место золота в современной валютной системе

  • Главная
  • Новости
  • Аналитика
  • Вернется ли золото в международную валютную систему? Часть первая – Роберт Манделл

Лекция Роберта Манделла, канадского экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике, прочитанная 12 марта 1997 года в колледже Св. Винсента, Латроб, штат Пенсильвания.

В чем будет заключаться особенность международной валютной системы в XXI-м веке, и какую роль сыграет в ней золото? Этот вопрос может удивить современную аудиторию, но я могу заверить вас, что еще в 1960-х гг., когда обсуждалось будущее международной валютной системы, золото было в центре внимания. Даже сегодня важность золота в международной валютной системе можно увидеть благодаря тому факту, что это единственное сырье, которое содержится в качестве резерва органами денежно-кредитного регулирования, являясь крупнейшим компонентом, после доллара, в совокупных резервах международной валютной системы.

Известно, что на золото постоянно нападают в прессе, но в то же время можно сказать, что до сих пор о нем предпочитают умалчивать представители международных органов валютной системы. Конкуренцию золоту составляют валюты со специальными правами заимствования (далее – СПЗ), которые считаются «резервным активом», созданным членами МВФ в 1968 году в качестве замены золота. Первоначально эти валюты обладали гарантией обеспечения золотом со стороны «Группы десяти», что сделало бы их чрезвычайно ценными сегодня; однако обеспечение золотом было прекращено в начале 1970-х гг., когда курс золота вырос, и с тех пор СПЗ так и не смогли стать важной составляющей международной валютной системы. Позднее в 1970-х гг., когда была принята вторая поправка к статьям соглашения, которая учредила управляемые гибкие обменные курсы, СПЗ были обозначены в качестве актива, чтобы уменьшить значимость золота (в тех же целях МВФ и казначейство США распродали часть своих золотых резервов). Другие страны, впрочем, не расстались со своим золотом, что позволило им получить огромный прирост капитала, когда курс золота подскочил в конце 1970-х гг. С тех пор несколько стран (в частности, Голландия, Бельгия и Канада) продали свое золото, чтобы профинансировать крупные бюджетные дефициты, но в целом совокупные золотые резервы всех центральных банков и международных органов денежно-кредитного регулирования находятся сегодня на одном уровне – составляя около 1 млрд. унций, – как и было до того, как международная валютная система распалась в 1973 году.

Несмотря на попытки демонетизации золота, оно сохранило большую часть своей популярности среди государственных чиновников и тех, кто управляет денежно-кредитной политикой, а СПЗ остались фиговым листком в валютной системе.

Мистика золота

Мы, конечно же, должны исследовать связь золота с валютной системой, но не в смысле раскрытия какой-либо тайны, поскольку часть ее уже развеялась. В 1970-е годы было много разговоров о бесполезности золота, тогда делались попытки сорвать покровы мистики и привлекательности золота, ведь это всего лишь сырье, ничем не лучше других видов сырья, – так тогда утверждали. Но все эти попытки не увенчались успехом. Даже когда курс золота взлетел выше 850 долларов за унцию, представители центральных банков держались за него, как будто их жизнь или карьера зависела от этого.

Все-таки полезно поразмышлять о мистике золота. Исторически сложилось так, что это не совсем уж банальный вопрос. С самого начала цивилизации золото было привлекательным предметом, будучи востребованным в качестве предмета красоты, а высшие классы обычно концентрировали его в своих руках. Золото находилось в дворцах и храмах, где была сосредоточена власть в древнем мире. Многие из первых империй использовали золото в качестве резервов для своих банковских систем, при этом обмен происходил с помощью глиняных банкнот и печатей, которые – по крайней мере номинально – конвертировались в один или в оба драгоценных металла.

Введение монет с завышенным номиналом послужило сильным мотивом экономического роста, что и создало покров мистики. С самого начала, вероятно, в Лидии в VI-м веке до н. э., монеты чеканились с завышенным номиналом, и можно сказать, что эта было их главное назначение. Самые первые монеты лидийских царей были сделаны из электрума (от греческого слова, означающего янтарь), сплава золота и серебра.

Нас не должны вводить в заблуждение выдумки из учебников по поводу того, что монеты были впервые отчеканены с гарантированным весом, и, следовательно, стоимостью. Нет смысла указывать на вес монеты, сделанной из электрума, если о пробе сплава никогда никто не знал, и она была непостоянной; на самом деле, первые монеты из электрума обладают разной пробой. Первые монеты не были сделаны из натурального электрума, который можно найти на берегах реки Пактол около Сардиса, а из искусственного электрума, созданного благодаря металлургической технике, впервые открытой египтянами более тысячи лет назад и хорошо известной таким монархам из рода Мермнадов как Гиг, Алиатт и Крез. Распространено мнение, что эти восточные деспоты чеканили монеты с надписями, чтобы подтвердить их вес, и таким образом, сделать их удобными для своих подданных, – но это просто вздор. Надпись означала, что монеты был равны ad talum – по номиналу –1/3 stater (слово обозначает «стандарт»).

Читайте также:  Анализ взаимосвязей функций денег в различных экономиках

Поэтому самая ранняя функция монет заключалась в получении прибыли. Монеты не только помогли торговать электрумом, найденном в Пактоле, но наценка на них приносила значительную прибыль, помогая этим царям достичь распространения Лидийской империи на всю Малую Азию. Лидийские статеры принимались по номиналу, как если бы они обладали высоким содержанием золота, и сначала в них действительно была большая доля золота, но постепенно содержание золота уменьшилось, увеличив их прибыльность и доходность для налоговых органов.

Конечно, монеты не могут оставаться долгое время с завышенным номиналом на свободном рынке. Впрочем, Гиг и его преемники не были либералами. Монеты с завышенным номиналом предполагали искусственный дефицит, монополию и государственный контроль. Древний мир в этом контексте представляет собой исключение: золотые и серебряные рудники были под контролем государства. Это послужило основой для будущих практик использования золота: добыча золота считалась делом короля, а любые частные, епископские и баронские монетные дворы должны быть распущены; в Великобритании появилась процедура пробирования монет Королевским монетным двором (Trial of the Pyx), при этом стандарт монет регулировался. Для продажи этих монет и создания покрова мистики вокруг золота использовались обман и многочисленные уловки. Религиозные символы помогли закрепить за золотом таинственность. Золото связывалось с Мардуком, Ваалом, Осирисом, Зевсом, Афиной, Аполлоном, Юпитером, Юноной, Иоанном Крестителем, – и цель этого была одна; последний образ превратил флорин в самую известную монету средневековья. Боги менялись, но принципы остались прежними! Стоит только взглянуть на масонскую символику на долларовых купюрах! Примечательно, но девиз «В Бога веруем» появился на долларовых купюрах как раз в 1862 году, когда обеспечение их золотом прекратилось.

Недостаток международной валютной системы

Когда международная валютная система была привязана к золоту, это устанавливало взаимозависимость валютной системы, а также основу для фиксированных обменных курсов, стабилизируя уровень инфляции. Когда золотой стандарт был прекращен, эти ценные функции никому не были нужны и мир перешел в режим постоянной инфляции. Нынешняя международная валютная система не приводит к созданию взаимозависимости валют и не стабилизирует цены. Вместо того чтобы полагаться на равновесие, создаваемое автоматическим образом, сверхдержавы должны были прибегнуть к «наказанию» своих торговых партнеров, которые считались врагами.

После революции в Восточной Европе и краха так называемой Империи Зла, за одно мгновение появился десяток новых стран, которые стали входить в международную валютную систему, ведь они нуждались в своих валютах или новой валютной политике. Какую валютную систему рекомендовал воплотить в этих странах директор-распорядитель МВФ Мишель Камдессю? Ответ на этот вопрос до 1971 года был бы очевиден: они должны стабилизировать свои валюты по отношению к обеспеченному золотом доллару или одной из тех валют, которые были стабилизированы по отношению к доллару. Фиксирование обменных курсов к долларовому блоку, в состав которого входила большая часть стран, дало бы новым странам с переходной экономикой относительно стабильный уровень цен западных стран.

Теперь я хочу отметить очень важный вклад, сделанный МВФ со дня его образования в 1946 году и вплоть до 1971 года. Фонд предоставлял тогда странам продуманную философию макроэкономического управления на основе системы фиксированных обменных курсов. В настоящее время рычаги этого управления в основном находятся в руках национальных органов, управляющих денежно-кредитной политикой. Конечно, любая страна может зафиксировать свою валюту к одной из ведущих валют, например, к доллару. На практике для такого шага требуются выдающиеся лидерские способности: план стабилизации с фиксированными курсами валют, который был реализован в Аргентине благодаря усилиям Доминго Кавальо, иллюстрирует тот факт, что такие способности – это редкое явление. В период фиксированных валют до 1971 года выдающиеся лидерские способности не требовались, поскольку существовала система, которой подчинялось большинство стран, а МВФ располагал совокупностью методов, необходимых для ее воплощения.

МВФ первоначально был создан для защиты и управления долларовой системой фиксированных обменных курсов, но после 1971 года, особенно с 1973 года, смысл его существования был исчерпан, поскольку был учрежден режим гибких обменных курсов. Затем фонд перестал занимать место в самом центре международной валютной системы, но взял на себя новую обязанность – специального макроэкономического консультанта и регулятора долга, то есть, функций, которые могли бы предоставляться частным сектором. Когда возникла проблема со странами с переходной экономикой, фонд не предоставил последовательной системы обеспечения валютной стабилизации и поэтому у этих стран был очень тяжелый, и в основном, неудачный «переход». Неудачный опыт этих стран подтверждается тем фактом, что они одна из стран к концу 1996 года не восстановила уровень своего производства к уровням, наблюдавшимся до «перехода», и за исключением нескольких стран, уровень инфляции достигал двузначной цифры. Восстановление экономики после окончания «холодной войны» было гораздо более болезненным, чем восстановление после окончания самой разрушительной «горячей войны» в истории.

В настоящее время, строго говоря, не существует международной валютной системы. У каждой страны есть своя система. Большинство людей не понимают, насколько необычной она является. В течение тысяч лет страны привязывали свои валюты к одному из драгоценных металлов или к другой валюте. Но за четверть века после разрушения международной валютной системы, страны самостоятельно ведут свою политику, – у такого явления нет исторического прецедента в таком явлении, для которого требуется кооперация, а именно в международной валютной системе.

Экономисты знают, что взаимозависимость международной валютной системы связана с тем, что балансы платежей связаны между собой. Если в одной стране есть избыток платежного баланса, то у остальных стран наблюдается дефицит платежного баланса. Если у одной страны достигнут баланс торгового профицита, то остальные страны страдают от торгового дефицита. Таким образом, избыток или дефицит в одной стране автоматически затрагивает все другие страны. Это оказывает влияние на систему обменного курса. В мире с n-количеством стран с n-количеством валют существует n-1 количество независимых обменных курсов. Никакая страна не может зафиксировать обменные курсы. В таком случае было бы слишком много фиксированных обменных курсов.

C точки зрения теории, существование почти 200 стран с собственными валютами и гибкими обменными курсами, по всей видимости, может создать невероятный беспорядок. На практике, однако, эта система не так уж и плоха. В такой мировой финансовой структуре существует некоторый порядок благодаря особой конфигурации сил в мировой экономике и роли, которую играет валюта сверхдержавы. Когда одна страна является сверхэкономикой, то ее валюта часто отправляют многие функции международных денег, о чем мы поговорим ниже.

Теория влияния сверхдержавы

Исторически сложилось так, что когда в мире существует сверхдержава, ее валюта играет центральную роль в международной валютной системе. Так было с вавилонским шекелем, персидским дариком, греческой тетрадрахмой, македонским статером, римским денарием, исламским динаром, итальянским дукатом, испанским дублоном и французской ливром, а также с более известными – фунтом стерлингов XIX-го века и долларом в ХХ-м веке. Сверхдержава обычно устанавливает контроль над международной валютной системой и поскольку она извлекает пользу от международного использования своей валюты, то она заинтересована в подавлении любой кооперации в международном масштабе, которая бы могла повлечь к замене ее собственной валюты на независимую международную валюту.

В 1870-х гг. США и Франция стремились совершить международную валютную реформу, возвратившись к биметаллизму, разработав стандарт международной единицы учета. Какая страна была против этих стремлений? Этой страной была Британия, ведущая мировая держава в XIX-м веке. В качестве могущественного государства, или, по крайней мере, будучи «первой среди равных», Британия всегда выступала против международной валютной реформы, против установления любой альтернативы фунту в качестве единицы учета, а стерлинговой банкноты как наиболее важного средства платежа. Но когда могущество Британии уменьшилось, а Америки, наоборот, выросло, их положение друг к другу стало диаметрально противоположным: Британия требовала проведения международной валютной реформы, а США, новая сверхдержава, выступали против нее.

На международной конференции по золоту в 1933 году Франция предложила провести международную валютную реформу. Франция хотела, чтобы США и Британия вернулись к фиксированному курсу золота. Президент Рузвельт сказал «нет», а доллар продолжал «плавать» до тех пор, пока в одностороннем порядке США не обесценили ее, повысив курс золота с 20,67 долларов за унцию до 35 долларов. США не хотели возвращаться к международной валютной системе, при этом не получив руководящего места в ней.

В Бреттон-Вудсе в 1944 году президент Рузвельт сказал министру финансов Генри Моргентау подумать относительно международной валюты после войны. Экономисты знают, что Гарри Декстер Уайт и сотрудники казначейства США придумали идею, предполагающую создание мировой валюты, называемой unitas. Кейнс в Лондоне пришел к подобной идее международной валюты, но с названием bancor. Британская делегация на конференции в Бреттон-Вудсе постоянно ставила вопрос о мировой валюте, но у американцев уже были свои планы и они отмалчивались. Таким образом, академический интернациональный идеализм стал жертвой экономических национальных интересов. В результате просвещенная сверхдержава не приняла не только план Кейнса относительно банкора, но также свою собственную идею унитаса. Бреттон-Вудс не создал новую международную валютную систему; он сохранил систему, которая существовала с 1934 года.

Нельзя говорить о «бреттон-вудской системе». Конференция в Бреттон-Вудсе, проведенная в 1944 году не создала новую международную валютную систему. На самом деле, она создала два новых международных института, МВФ и Всемирный банк, для управления международной взаимозависимостью в международной финансовой системе и обеспечения наднационального прикрытия для долларового стандарта. Как Джоан Робинсон однажды проницательно сказала: МВФ является «эпизодом в истории доллара».

Золотой монетный дом (Москва)

    Адрес: 111024 г.Москва , ул. Авиамоторная, д.12
    (бизнес-центр “Деловой дом Лефортово”), 7 этаж, офис 713 (вход со двора) Телефон:+7 (495) 728-29-96+7 (800) 550-40-97 (Россия бесплатно)

Валютные системы. Золотой стандарт

От бронзы к золоту

Самые ранние денежные системы основывались на бронзе, а позднее — на серебре. Чистый серебряный стандарт существовал в Центральной Европе в VIII—XIV веках. Но с увеличением объема торговых операций в качестве средства платежа все чаще стали применять золото. С начала XV века установился биметаллизм с фиксированным обменом серебра на золото. Из-за постепенного изменения стоимости металлов обменный курс приходилось пересматривать. Однако вовсе отказаться от биметаллизма мешала потребность в серебряной мелкой разменной монете. Это препятствие удалось устранить лишь в XIX веке с переходом на бумажные деньги и монеты из недрагоценных металлов.

Каковы основные причины выбора золота в качестве стандартной денежной единицы? Прежде всего — его относительно высокая стоимость, долговечность, неизменность при хранении, возможность идентификации по цвету, весу, степени ковкости, акустическим свойствам. Однако невозможность быстрой дополнительной эмиссии в соответствии с потребностями денежного обращения, трудности при транспортировке и другие объективные причины привели к тому, что от непосредственного использования золота стали отказываться. А что взамен?

На разных этапах развития человечества стали формироваться различные международные системы — Парижская, Генуэзская, Бреттон-Вудская, Ямайская, каждая из которых имела в основе определенный тип резервного актива. (Резервные активы — международные высоколиквидные активы страны, которые находятся под контролем ее денежных властей или правительства и в любой момент времени могут быть использованы ими для финансирования дефицита платежного баланса и регулирования курса валюты.) Такими активами в разные периоды истории были золото, доллар, обратимый в золото по фиксированному курсу, любые валюты, принимаемые к международным платежам, но прежде всего — свободно используемые валюты.

Система золотого стандарта возникла в середине XIX столетия после промышленной революции в капиталистических странах на базе золотого монометаллизма и была вызвана необходимостью обеспечить торговые расчеты между большими промышленно развитыми странами Европы и Северной Америки того времени. Ее юридическим оформлением стало межгосударственное соглашение на Парижской конференции в 1867 г., вследствие чего и закрепилось ее название — Парижская валютная система. В соответствии с этим документом золото признавалось единой формой мировых денег, а валюты, «привязанные» к золоту, соотносились по твердому курсу.

Подробно

Как возник золотой стандарт

Система золотого стандарта возникла в середине XIX столетия после промышленной революции в капиталистических странах на базе золотого монометаллизма и была вызвана необходимостью обеспечить торговые расчеты между большими промышленно развитыми странами Европы и Северной Америки того времени.

Основные черты системы

1) свободное обращение валют отдельных стран в золото внутри страны; 2) регулирование валютных курсов притоком и оттоком золота (жесткое соотношение между запасами золота в стране и количеством обращаемых денег) при свободном экспорте и импорте золота; 3) установление твердого золотого содержания национальной валюты, как следствие — устойчивость национальных валют.

Золотомонетный стандарт — это уже более совершенная, классическая форма золотого стандарта, при которой денежная единица страны имеет определенное, установленное законом и неизменное золотое содержание — золотой паритет, а «цена» золота в денежных знаках соответствует этому паритету. Золотые монеты находились в обращении, имея неограниченную силу законного платежного средства.

Центральные эмиссионные банки были обязаны обменивать банкноты и другие денежные знаки (бумажные деньги, монеты из неполноценных металлов) на золото по номиналу. Была допустима свободная чеканка монет из золота, принадлежащего частным лицам, за небольшую плату или безвозмездно, а также переплавка золотых монет в слитки. Разрешался свободный вывоз и ввоз золота в любом виде безо всяких валютных ограничений.

Золотомонетный стандарт существовал ровно до тех пор, пока государство могло гарантировать любому владельцу бумажных денег их свободный обмен — до начала Первой мировой войны. Отныне все воюющие страны приостановили свободную конверта- цию банкнот в золото. Исключение составили Соединенные штаты Америки, где золотомонетный стандарт продержался до 1933 года, но также был отменен, хотя не по причине войны, а в связи с экономическим кризисом.

Детали

Когда к золотому стандарту присоединилась Россия?

Присоединение России к системе золотого стандарта произошло в 90-х гг. XIX в. После финансовой реформы 1892–1894 гг. в стране ввели в обращение золотые монеты, рубль же официально приравняли к определенному золотому содержанию. С 1896 г. Россия вступила в систему золотого стандарта, и рубль стал конвертируемой валютой. Свободный обмен рубля на золото просуществовал до начала 1914 г., затем в несколько измененной форме вернулся во времена НЭПа. С 1922 г. по 1925 г. параллельно с обычными деньгами в обращении находился «золотой червонец». Его содержание на 50 % гарантировалось золотым запасом страны, и в определенной степени он являлся конвертируемой валютой.

В конце XIX — начале XX в. система золотого стандарта начала испытывать первые проблемы. Причина — в добыче золота, не поспевающей за быстрорастущей международной торговлей и, следовательно, тормозившей ее развитие. Все более расширяющийся вывоз капитала рушил привычный механизм системы. В связи с этим установился обмен бумажных денег на золото, но только в слитках, а система получила название золотослиткового стандарта.

Минимальный вес слитков составлял 12,5 кг, что соответствовало сумме в 1700 фунтов стерлингов (стоимость роскошного Роллс-Ройса), а значит, миллионы мелких потенциальных предъявителей прав на золото из запасов были отсечены. Держателям же небольшого количества банкнот не было необходимости обменивать их на золото, так как бумажные деньги были обеспечены достаточным количеством товаров. Однако бумажные деньги продолжали быть обеспеченными золотом. Золотослитковый стандарт характеризовался:

• прекращением чеканки золотых монет;
• прекращением использования золотых монет в качестве средства обращения;
• затруднением обмена бумажных денег на золото (после Первой мировой войны (с 1914 по 1920 гг.) постепенно прекращается свободный обмен золота на бумажные деньги);
• обменом не на золотые монеты, а на золотые слитки исключительно в больших объемах и только при договорных отношениях с другими государствами.

В новых международных экономических условиях, возникших в результате Первой мировой войны, появился золотовалютный стандарт, именуемый также золотодевизным, о котором будет рассказано в отдельной статье.

У системы золотого стандарта была важная роль в процессе развития международных торговых отношений и интернационализации производства — обеспечении всеобщности мировых денег, их полной конвертируемости, стойкости покупательной способности валюты и валютных курсов, а также автоматического (вследствие миграции золота) уравновешения платежных балансов отдельных государств, стабильности мировых цен.

Среди недостатков можно назвать серьезную зависимость от золотого запаса страны, так как сумма денег в обращении определялась запасами золота. А также серьезную зависимость от спроса и предложения на иностранную валюту внутри страны: если спрос на иностранную валюту превышал объем ее предложения, то через определенное время возникал дефицит платежного баланса и в долгосрочной перспективе приводил к истощению золотых запасов.

Ссылка на основную публикацию