Неокейнсиансткие концепции денег, анализ и критика

Анализ неокейнсианских концепций денег

Анализ неокейнсианских концепций денег показывает, что упрощенная Дж. Хиксом и его сторонниками трактовка теории денег Дж. М. Кейнса фактически превращала последнюю лишь в особую разновидность, или «частный случай», неоклассической теории. «То, что выдавалось за кейнсианскую теорию денег, — пишет по этому поводу один из современных буржуазных критиков ортодокеального кейнсианства X. Минский, — на деле представляло собой как бы «довесок» к неоклассической модели». Это же положение аргументирует и Э. Вайнтрауб. «Сформировавшаяся концепция «неоклассического синтеза», — подчеркивает он, — смогла получить те же выводы, которые следовали из классической теории денег, — такие, например, как выводы количественной теории… а также положение, сходное с тезисом о «нейтральности» денег». Видимо, в этих утверждениях есть определенная истина. Вследствие «реконструкции» кейнсианской теории денег, проведенной ортодоксальным кейнсианством, в буржуазной экономической науке сформировалась так называемая хиксианская, или, как ее еще именуют в буржуазной литературе, «парниковая» версия кейнсианства, которая по своей методологической основе стояла значительно ближе к неоклассической интерпретации специфичности денежного фактора экономики, нежели к положениям, разработанным Дж. М. Кейнсом, в частности, в работе «Общая теория занятости, процента и денег».

И тем не менее, было бы ошибочным абсолютизировать значимость сказанного. При всей многоплановости «операций», проведенных ортодоксальным кейнсианством, неокейнсианские теории денег остались кейнсианскими теориями. Нельзя в этой связи не учитывать, во-первых, что неокейнсианское «отрицание» Дж. М. Кейнса, как уже указывалось, основывалось на его же идеях, на элементах, которые характеризуют методологическую непоследовательность, дуализм его теоретических концепций в вопросе об экономическом равновесии капиталистической экономики. Во-вторых, что не менее важно, неокейнсианские положения о функциональной роли и месте денег в капиталистической экономике в методологическом плане всецело основывались на идеях Дж. М. Кейнса о государственном регулировании сферы денежных отношений, их государственно-монополистической специфике. Более того, идеи Дж. М. Кейнса о вмешательстве государства в систему денежных отношений стали лейтмотивом денежных концепций неокейнсианцев. При этом важно учитывать следующее. Двойственность подхода Дж. М. Кейнса к проблеме денег, наличие в его теории методологически взаимоисключающих элементов, определяющих, с одной стороны, специфику их развития в соответствии со структурной противоречивостью товарного производства и обращения и, с другой, провозглашающих номиналистический характер денег, обусловленность особенностей их функционирования системой государственного регулирования отражали незрелость развития государственно-монополистического капитализма, идеологом которого выступал английский буржуазный ученый. Отсюда, если у Дж. М. Кейнса вмешательство государства в сферу денежных отношений носило еще в какой-то степени косвенный характер, что, в свою очередь, не только не исключало, но и предполагало необходимость вычленения элементов, определяющих объективную основу их развития, то для неокейнсианских теорий, отражавших более зрелую ступень развития государственно-монополистического капитализма, элементы подобного рода полностью превращались в «инородное» тело.

Несостоятельность подходов неокейсианства

Во второй половине 60-х годов XX в., когда система государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики стала во все возрастающей степени обнаруживать свою внутреннюю противоречивость, когда все с большей очевидностью начала проявляться несостоятельность теоретических конструкций и практических рекомендаций неокейнсианства, в буржуазной экономической литературе возникло и получило ускоренное развитие новое направление, связанное с пересмотром ортодоксальной версии кейнсианской экономической теории. Речь идет о формировании так называемого неортодоксального, или нового, кейнсианства, подвергшего острой критике идеи неокейнсианства и неоклассического синтеза и положившего начало «нового» прочтения Кейнса, его возрождения на новой теоретической основе, в большей степени соответствующей условиям усиления дестабилизации капиталистической экономики.

Начало формирования идей «неортодоксального» кейнсианства (посткейнсианства) в буржуазной экономической литературе связывается с публикацией в 1965 г. статьи американского экономиста Р. Клауэра «Кейнсианская контрреволюция: теоретическая оценка» и появлением в 1968 г. книги американского экономиста А. Лейонху- вуда «О кейнсианской экономической теории и теории Кейнса». К работам нового поколения кейнеианцев относятся также публикации американских экономистов С. Вайнтрауба, П. Дэвидсона, X. Минского и др.

Основным положением «новой» интерпретации теории Дж. М. Кейнса является мысль о том, что система его теоретического анализа внутренне несовместима с теорией общего экономического равновесия. «Концепция Кейнса, — подчеркивает А. Лейонхувуд, — относительно природы неравновесия, которое вызывает сокращение деловой активности, составляет ядро его теории». Эта же мысль отчетливо прослеживается в опубликованной в Лондоне в 1972 г. книге П. Дэвидсона «Деньги и реальный мир»: «Любая теоретическая модель, которая применима только к экономике, находящейся в состоянии долговременного равновесия или стабильного роста, может служить хорошей «разминкой» для теоретических умов, но никогда не должна приниматься всерьез как форма описания реального мира. Тем более на подобные упражнения нельзя полагаться для прогнозов или определения политики, если в анализе участвуют деньги».

Как видно, представители нового кейнсианства решительно отмежевываются от предпринимаемых представителями ортодоксального кейнсианства попыток представить теоретическую модель Дж. М. Кейнса как разновидность теории равновесия. По их мнению, исследование нестабильности, обусловливаемой структурой капиталистической хозяйственной системы, а не нестабильности, рассматриваемой всего лишь как частный случай теории равновесия, должно составлять методологическую основу макроэкономического анализа, в том числе анализа денег. В реальном мире, подчеркивает в связи с этим П. Дэвидсон, бумы и кризисные спады представляют собой не просто беспорядочные эпизоды, которые могут быть «наложены» на долговременную стабильную тенденцию роста экономики. Фактически наблюдаемый путь изменений экономической активности для денежного хозяйства в условиях реального мира не может быть разложен на четко отграниченные и логически независимые компоненты. Подобные раздвоенные конструкции представляют собой просто продукт воображения экономистов. Аналогичные идеи высказывает X. Минский. «Проблема эндогенной нестабильности, — пишет он в опубликованной в 1982 г. в Нью-Йорке книге «Инфляционный спад и экономическая политика», — оказалась чуждой духу как монетаристских, так и традиционных кейнсианских теоретических построений. Между тем она отнюдь не чужда воззрениям самого Кейнса, выраженным в «Общей теории». «Капитализм, — констатирует американский ученый, — внутренне нестабилен… Финансовая нестабильность является неизбежным следствием децентрализации капиталистической экономики».

Таким образом, отвергая концепцию всеобщего равновесия, используемую ортодоксальным кейнсианством в качестве методологической основы анализа денег капиталистического общества и обусловливающую рассмотрение денег как всего лишь «вспомогательной конструкции», играющей второстепенную роль в экономической структуре, «новые» кейнсианцы тем самым создают теоретические предпосылки для реабилитации, в их понимании, подлинных взглядов Дж. М. Кейнса и конструирования новой «основательной теории денег», которая пришла бы на смену не только неокейнсианским, но и современным монетаристским теориям. Одновременно представители «неортодоксального» кейнсианства подчеркивают, что в разработке «новой» теории сделаны лишь первые шаги и что необходимо проделать еще весьма значительную работу, с тем «чтобы предварительный вариант «основательной теории денег» пришел на смену концепциям общего равновесия, пользовавшимся таким доверием в предшествующий период».

Разработка основательной теории денег

Каковы же контуры будущей «основательной теории денег», которую силится разработать «новое» поколение кейнсианцев? Ответ на этот вопрос в какой-то степени можно представить, основываясь на содержании критики «ортодоксального» кейнсианства и монетаризма, разворачивающейся в «посткейнсианской» литературе. Речь идет о следующих основных направлениях этой критики.

Во-первых, как уже указывалось, неокейнсианство и монетаризм подвергаются критике за то, что в их концепциях денег методологически не учитывается, как пишет П. Дэвидсон, «внутренне присущая нашей (капиталистической. — А. Г.) экономике тенденция к серьезной неустойчивости…». Вследствие этого «вымышленный вальрасовский мир общего равновесия, предполагающий, что денежные отношения «накладываются» на хозяйственную систему лишь после того, как все реальные элементы обмена приведены в соответствие друг с другом, выступает в качестве препятствия, «мешающего созданию основательной теории денег». В связи с этим X. Минский пишет, что «новая теория денег» может быть полезной лишь в том случае, если она будет в состоянии вскрыть причины, порождающие экономическую нестабильность, и обосновать пути осуществления политики, обеспечивающей контроль над нестабильностью… Создание новой теории, — подчеркивает он, — сложный процесс. Но он становится осуществимым, если опираться на гигантские плечи Кейнса». Речь идет об учете кейнсианских трактовок экономической нестабильности капиталистической экономики.

Во-вторых, неокейнсианцы и представители монетаризма критикуются за то, что в их концепциях денег не учитывается наличие временного лага в осуществлении рыночных операций и экономических связей. Этим, по мнению «неортодоксальных» кейнсианцев, придается забвению коренной принцип теории Дж. М. Кейнса о том, что деньги по своей сущности являются средством осуществления экономической связи между настоящим и будущим. «С точки зрения сторонников теории денег, — отмечает по этому поводу П. Дэвидсон, — решающим упущением теоретиков общего равновесия оказывается то обстоятельство, что они игнорируют последствия изменений во времени и связанную с этим роль фактора неопределенности».

Деньги и банковское дело как элемент хозяйственной системы

В-третьих, в адрес неокейнсианства, равно как и монетаризма, выдвигается обвинение в том, что их концепции денег абстрагируются от реальных процессов кругооборота капитала и формирования капитальных благ. Между тем, обращает внимание X. Минский, «решающую роль в процессе возникновения денег играет финансирование капитальных вложений или сделок, связанных с расширением степени участия в капитале и приобретением дополнительных «финансовых инструментов»; поэтому, когда меняются условия такого финансирования, неизбежно появляются как новые формы денег, так и новые «финансовые инструменты». Соответственно этому, пишет далее X. Минский, деньги, да и все банковское дело, образуют поистине «вездесущий» элемент капиталистической хозяйственной системы. И невозможно рассчитывать на то, что, установив раз и навсегда жесткое правило поведения денег (получивших то или иное конкретное определение), мы сможем обеспечить достижение поставленной перед всей экономикой цели.

Рассмотренные направления методологической критики «неокейнсианских» и монетаристских теорий денег обнаруживают элементы реалистичной оценки в трактовках «неортодоксального» кейнсианства специфики функционирования рыночной экономики и места в ней денежного фактора. И тем не менее было бы крайне ошибочным переоценивать значение указанной критики со стороны приобретающего все более зримые очертания нового течения буржуазной экономической мысли. Как справедливо отмечает, характеризуя общую структуру методологического построения теоретических взглядов данного направления буржуазной политической экономии, советский экономист И. М. Осадчая, «констатация диспропорциональности развития общественного производства сама по себе совершенно недостаточна для характеристики противоречий капитализма…».

В связи с этим нельзя не видеть того, что критика господствующих в современной буржуазной политической экономии теорий денег ведется «неортодоксальным» кейнсианством в методологических границах меновой концепции. В силу этого она не затрагивает коренных пороков, присущих всем современным буржуазным теориям денег, — отсутствия в системе их анализа научного понимания объективной обусловленности товарной природы денег и той специфической роли, которую они монопольно выполняют в товарном мире — роли всеобщего стоимостного эквивалента. Речь, по сути, идет об отсутствии в понимании «неортодоксальным» кейнсианством тех элементов, которые конституируют само понятие «деньги». Однако такого рода понимание противоречит классовым интересам идеологов капитала, ибо оно объективно предполагает использование в качестве методологической основы анализа денег теории трудовой стоимости и учения о двойственном характере труда, вскрывающих сущность капиталистической эксплуатации и неразрешимых антагонистических противоречий буржуазного общества. Это, в свою очередь, позволяет сделать вывод о том, что «новая основательная теория денег», цель создания которой широко рекламирует «новое» поколение кейнсианцев, без решения этих коренных вопросов теории не может претендовать на подлинную научность. В связи с этим очевидно, что методологическая критика «неокейнсианских» теорий денег не может рассматриваться как фактор, определяющий движение в направлении преодоления общего кризиса кейнсианства. В действительности же неуклонно развивается противоположный процесс — процесс углубления кризиса этого важнейшего направления буржуазной экономической мысли.

Неокейнсиансткие концепции денег, анализ и критика

Дж.М.Кейнс и его работа «Общая теория занятости, процента и денег» положили начало развитию в западной экономической мысли послевоенного периода нового направления – неокейнсианства. Сторонники неокейнсианства были объединены одной общей идеей – признанием относительной нестабильности капиталистической экономики и необходимости ее государственного регулирования. В послевоенной западной экономической науке анализ капиталистического воспроизводства, в основном, концентрируется на теориях «экономического роста», которые представляют собой альтернативу марксистской теории воспроизводства. Теории «экономического роста» призваны обосновать взаимосвязь основных категорий воспроизводства и темпов его расширения. Широкое распространение в экономической науке теорий «экономического роста» было обусловлено следующими причинами:
1) проблема экономической динамики выдвинулась на первый план, так как экономика ведущих западных стран, и в первую очередь США, стала развиваться быстрыми темпами;
2) экономическое соревнование двух мировых систем придало особую остроту темпам роста, от которых зависел исход противостояния капитализма и государственного социализма после второй мировой войны;
3) рост капиталовложений, вызванный необходимостью восстановления разрушенной войной экономики ряда капиталистических стран;
4) влияние современной научно-технической революции.
В теориях «экономического роста» сложилось два основных направления:
• неокейнсианское, представленное Е.Домаром и Э.Хансеном в США, Р.Харродом в Англии, Ф.Перу во Франции, и другими экономистами;
• неоклассическое, наиболее видными представителями которого являются американский экономист Р.Солоу и английский экономист Дж.Мид.

1. Неокейнсианские теории роста

возникли как продолжение и развитие теории Дж.М.Кейнса с целью приспособить ее к нуждам послевоенного развития экономики капиталистических стран. В своей теории Кейнс исходил из «статического состояния экономики», абстрагируясь от роста капиталовложений, технического прогресса и других изменений в ней. В своей макроэкономической модели Кейнс не вышел за рамки кратковременных периодов и не исследовал факторы, от которых зависит длительный, устойчивый рост капиталистического хозяйства. Неокейнсианцы выступили с критикой «статического» характера теории Кейнса, ориентировавшего на рассмотрение количественных зависимостей лишь простого воспроизводства. Последователи Кейнса в центр внимания поставили проблемы регулирования экономического роста и динамики.
Первые шаги к созданию теории «экономического роста» были сделаны еще до второй мировой войны. В 1939г. появилась статья Р.Харрода «Очерк теории экономической динамики», в которой были сформулированы основные принципы теории роста. Однако, более широкое развитие теории экономического роста и динамики получили лишь в послевоенный период.
Центральной проблемой в теории неокейнсианцев становится обеспечение «динамического равновесия», т.е. производства без кризисов и безработицы, с высокими темпами развития при полном использовании средств производства.
В основе неокейнсианской теории лежит упрощенная модель, основные принципы которой были одновременно сформулированы Харродом и Домаром. Несмотря на то, что их концепции отличаются друг от друга интерпретацией отдельных сторон воспроизводства, они могут быть объединены общими существенными признаками. По их мнению, экономический рост сводится к количественным изменениям хозяйственного механизма, от которых зависит рост и его устойчивые темпы. Большое внимание в неокейнсианских моделях уделяется анализу факторов роста.
Неокейнсианские модели роста строятся на таких кейнсианских категориях, как «эффективный спрос», сбережения и инвестиции, мультипликатор и другие. Но, кроме этих категорий, они включили в экономический анализ и некоторые производные категории. Например, ввели «принцип акселератора», соединив его в один механизм с мультипликатором. Мультипликатор, согласно кейнсианской теории, обеспечивает рост дохода и занятости в результате новых инвестиций. Акселератор ускоряет этот процесс и дополняет его тем, что каждый прирост дохода, в свою, очередь, сопровождается соответствующим увеличением капиталовложений (инвестиций). Выполняя обратную связь, акселератор призван сделать процесс экономического роста непрерывным.
Путем соединения принципа мультипликатора и акселератора неокейнсианцы попытались определить такой темп роста производства, который может обеспечить «динамическое равновесие» на длительный период, т.е. бескризисное развитие экономики.
Теоретики «экономического роста» вывели ряд формул, с помощью которых они попытались выразить условия процесса воспроизводства и определить «устойчивый рост».
Неокейнсианские модели роста базируются на следующих абстрактных предпосылках:
1) рост национального дохода определяется только одним фактором – нормой накопления капитала или инвестициями. Все остальные факторы (увеличение численности рабочих, степень использования природных ресурсов, улучшения в организации производства) исключаются из модели;
2) в концепциях Харрода и Домара большая роль отведена приростному коэффициенту «капитал-продукт» или, другими словами, капиталоемкости производства, которая определяется как отношение капитала к выпускаемой продукции. Капиталоемкость определяется исключительно техническими условиями производства и поэтому рассматривается как величина постоянная, так как воздействие технического прогресса здесь нейтрализовано.
Исходя из этих предпосылок, выводится «динамическое равновесие», с которым непосредственно связано определение темпа экономического роста. Это уравнение, известное в литературе как «формула Харрода–Домара», имеет следующий вид:
,
где темп роста (G) определяется средней «склонностью к сбережению» (S) и капиталоемкостью (V).
Средняя «склонность к сбережению» – это категория, определяющая долю сбережений в национальном доходе.
Если величина капиталоемкости, согласно вышеназванным неокейнсианским предпосылкам, является постоянной (как следствие «нейтрального технического прогресса») и «склонность к сбережению» не изменяется в долгосрочном периоде, то темп роста национального дохода должен быть тоже постоянным. Он был назван Харродом «гарантированным» темпом роста и был обозначен (Gw). И если имеется «гарантированный» темп роста, то при постоянной норме накопления и капиталоемкости в экономике якобы будет иметь место «динамическое равновесие»
Однако в моделях Харрода и Домара необходимость «гарантированного» темпа роста отнюдь не означает, что он автоматически существует в экономике. Более того, оба экономиста и их сторонники признают всю сложность решения проблемы «динамического равновесия», анализируя процессы расхождения между «гарантированным» и фактическим или «естественным» темпом роста (Gn). Этот темп роста возникает в результате перенакопления капитала или перенапряжения экономических ресурсов.
Это расхождение между темпом, необходимым для «динамического равновесия», и фактическим темпом роста ведет экономику к продолжительной депрессии или порождает инфляцию. В результате, по мнению Харрода, «экономика балансирует на острие ножа». А так как автоматический механизм, восстанавливающий нарушенное равновесие, отсутствует, то в качестве обязательного условия функционирования динамической системы предполагается активное вмешательство государства в экономику. Развивая теорию Кейнса, неокейнсианцы выступили за государственное регулирование процесса накопления капитала в долгосрочном плане. Государство стало рассматриваться как гарант устойчивого наращивания инвестиций и обеспечения процесса экономического роста.
Антикризисная политика Кейнса была заменена антициклической политикой, направленной на выравнивание колебаний темпов роста. Экономический идеал, к которому сводилась основная идея неокейнсианцев, выражалась формулой Gw=Gn.
Теоретические построения и практические рекомендации неокейнсианцев оказали большое влияние на формирование системы регулирования западной экономической системы. Весь послевоенный период правительства капиталистических государств в своей практической деятельности руководствовались в основном кейнсианскими рекомендациями.

Читайте также:  Деньги как функция меры стоимости: использование и устранение

2. Неоклассические теории экономического роста

начинают развиваться с середины 50-х гг., когда уже отчетливо проявились «уязвимые» места неокейнсианских теорий. Неоклассики выступили с критикой неокейнсианских моделей по трем основным пунктам:
1) ошибочным, по их мнению, является рассмотрение лишь одного фактора роста – накопления капитала, игнорируя при этом все те качественные изменения в экономике, которые вызваны техническим прогрессом. В данном случае, неоклассики проявили определенную долю реализма в оценке экономических явлений, так как именно в этот период в ряде стран встает вопрос о возможностях роста производства не только за счет неиспользуемых мощностей, но и за счет новой техники, повышения производительности труда;
2) неоклассики критиковали кейнсианцев и за то, что в их моделях капиталоемкость определяется лишь техническими условиями производства и не зависит от соотношения «цен» производственных факторов (т.е. прибыли и заработной платы). По мнению неоклассиков, изменение предложения производственных факторов и их «цен» оказывает существенное влияние на уровень и динамику коэффициента «капитал-продукт» и на выбор более или менее капиталоемких методов производства;
3) неоклассики подвергли критике неокейнсианскую концепцию динамического равновесия, ориентируясь на обеспечение «эффективного спроса» и наращивания инвестиций под постоянным регулирующим воздействием государства. В неоклассических моделях роста основной акцент делается на внутренний механизм саморегулирующегося экономического роста.
Выступая с критикой неокейнсианцев, сторонники неоклассицизма стали активно разрабатывать свою интерпретацию процесса экономического роста. Теоретические предпосылки, на которых базируются неоклассические модели роста, в целом можно объединить в следующие три основные группы:
I. Стоимость совокупного общественного продукта создается капиталом и трудом, каждый из которых вносит свой вклад в ее образование и, в соответствии с этим, получает свою «долю» из общественного продукта.
II. «Цены» производственных факторов (т.е. прибыль, рента и заработная плата) равны их «предельным продуктам», т.е. продуктам, создаваемым наименее производительной единицей соответствующего фактора.
III. Для построения динамических моделей неоклассики используют идею «производственной функции». Под производственной функцией понимается зависимость или количественное соотношение между факторами производства и объемом полученной продукции.
Первым вариантом подобной зависимости явилась производственная функция Кобба–Дугласа, рассматривающая зависимость объема производства только от двух факторов – капитала и труда, абстрагирующаяся от всех других факторов.
Y=F(K,L),
где Y– объем произведенного продукта, К– капитал, L – труд.
В дальнейшем в производственную функцию вводится «фактор времени», и она принимает следующий вид:
Y=F(K,L,t).
Таким образом, теория факторов производства, предельной производительности в соединении с производственной функцией составили основу неоклассических моделей экономического роста. В отличие от неокейнсианских – это закрытые макроэкономические модели, рассчитанные на внутренний механизм автоматического саморегулирования экономики. Модель экономического роста неоклассиков имеет следующий обобщенный вид:
Y= aK+bL+N
где a, b – темпы роста капитала и труда, N– технический прогресс.

Представители неоклассической теории роста Р. Солоу, Дж. Мид и др. пытаются доказать, что устойчивость экономики и ее способность к автоматическому восстановлению нарушенного равновесия достигается при помощи механизма свободной конкуренции с присущим ему свободным движением цен. По мнению неоклассиков, этот механизм гибко реагирует на различное соотношение производственных факторов, обеспечивая при этом оптимальное сочетание условий производства и распределения. Например, если темпы капиталовложений окажутся слишком высокими, то цены на средства производства повышаются, что вынудит производителей снизить капиталоемкость, что, в свою очередь, приведет к понижению цен на средства производства.
Особенностью современных неоклассических теорий является то, что экономический рост трактуется не как нарушение равновесия, а как нормальное состояние. Речь идет о «сбалансированном росте», важнейшим условием которого помимо свободной конкуренции является устойчивая денежная система. Поэтому сторонники неоклассицизма выступают против инфляционных государственных расходов, рассматривая подобное вмешательство государства в экономику как фактор нарушения стабильности. Государственное вмешательство в экономику должно быть сведено к минимуму и ограничиваться сферой кредитно-денежного регулирования.

3. «Неоклассический синтез»

С целью преодолеть противоречия и недостатки неоклассических и неокейнсианских теорий, а также приспособить их к реальной капиталистической действительности в 60-х гг. был создан так называемый «неоклассический синтез», начало которому положил американский экономист П.Самуэльсон . Суть «неоклассического синтеза» – это соединение в одной теории кейнсианской идеи регулирования производства через государственное воздействие («эффективный спрос») с неоклассической концепцией, согласно которой темп роста определяется факторами самого производства. П.Самуэльсон стремился к «синтезу всего ценного», что имеется как в неоклассических теориях, так и в неокейнсианстве. При этом он утверждает, что подход неокейнсианцев больше применим для решения краткосрочных проблем роста, а неоклассицизм служит основой для решения долгосрочных задач.
«Неоклассический синтез», в котором отразилось возрастание регулирующей роли государства наряду с обострением конкуренции, представляет собой попытку создать более общую концепцию воздействия государственного регулирования и стихийного рынка. Однако попытка решить данную задачу не дала ожидаемых результатов, а разрабатываемые на базе «неоклассического синтеза» экономические программы не выполнили поставленных целей. Особенно отчетливо это проявилось в середине 70-х гг. Именно в этот период выявилось новое обострение разногласия между неоклассиками и неокейнсианцами.
70-е гг. оказались временем серьезных. Структурные кризисы (энергетический, сырьевой и т. д.) в переплетении с циклическими кризисами доказали практическую непригодность системы государственного регулирования, теоретическое обоснование которой в основном давали кейнсианцы. Их традиционные антициклические мероприятия регулирования спроса оказались неэффективными, так как прежний механизм выхода из кризиса перестал действовать. Более того, кейнсианские методы вмешательства в экономику в определенной мере оказались повинны в развитии инфляции, так как были направлены на использование «регулируемой инфляции» для достижения полной занятости. Еще большее несоответствие наблюдалось между реальной действительностью и неоклассической теорией, согласно которой ценовой механизм обеспечит восстановление исходного состояния равновесия. Непрерывная, инфляция в сочетании с хронической безработицей и глубоким спадом производства выявили острые противоречия внутренней структуры, объяснить которые оказались не в состоянии ни неоклассические, ни неокейнсианские теории. В этих условиях возникла острая потребность в развитии новых концепций экономического роста, учитывающих происшедшие за последнее время изменения в экономике, в целом создания более реалистичной программы долгосрочного регулирования. Таким образом, кризис традиционных теорий (неоклассических и кейнсианских) привел к бурному развитию новых направлений анализа капиталистического воспроизводства, среди которых ведущее место занимает посткейнсианская теория.
Стремясь учесть изменения в механизме современного капиталистического воспроизводства, посткейнсианцы (Дж.Робинсон, Л.Пазинетти, Дж.Крегель, А.Эйхнер) пытаются разработать более реалистичную экономическую теорию. С этой целью они критикуют основные постулаты неоклассицизма и, более того, противопоставляют свою концепцию «ортодоксальному» неокейнсианству, послужившему основой для «неоклассического синтеза». Развиваясь на основе «левого кейнсианства», посткейнсианство в то же время отличается от него, поскольку вобрало в себя целый ряд других теорий и представляет собой, по мнению его сторонников, «объединение различных направлений инакомыслия в экономической теории – традиции американских институционалистов и европейских марксистов, равно как и традиции ближайших коллег Кейнса».
Особенно отчетливо новизна взглядов посткейнсианцев проявляется в теории роста и распределения национального дохода, которая «дает возможность одновременно существовать полной занятости, стабильности цен и длительному росту». Главное внимание в посткейнсианской теории роста и распределения национального дохода уделяется исследованию взаимосвязи соответствующих величин. Посткейнсианцы пытаются выяснить, как воздействует процесс распределения на обеспечение равномерного и постоянного роста производства, и обосновать оптимальные пропорции распределения, обеспечивающие такой экономический рост, который удовлетворял бы экономическим интересам предпринимателей и работников.
В посткейнсианской теории накопление капитала уже не рассматривается как чисто технико-экономические задачи распределения национального дохода. Они также признают существование и определенных экономических противоречий, предлагая при этом свою программу их разрешения. Посткейнсианцы рассматривают современный акционерный капитал и индустриальные корпорации в качестве факторов, приводящих к стиранию классовых различий между рабочими и капиталистами как «группами корпоративного сектора». Посткейнсианцы утверждают, что чем выше уровень инвестирования корпоративного сектора в целом, тем выше доходы входящих в него групп. В соответствии с этими взглядами они призывают рабочих увеличивать свои сбережения, которые рассматриваются в качестве источника расширения инвестиций, дальнейшего накопления капитала, выгодного всему обществу.

Неокейнсиансткие концепции денег, анализ и критика

Начало теории государственного регулирования экономики было заложено выдающимся экономистом XX столетия Джоном Мейнардом Кейнсом. Предпосылкой возникновения кейнсианской теории явился мировой экономический кризис и Великая депрессия 1929-33 годов. Макроэкономический подход к проблеме антикризисного регулирования был сформирован в работе Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег». Основной проблемой кейнсианской теории является определение факторов, влияющих на уровень и динамику национального дохода и его распределение. Основное внимание было уделено изучению составляющих совокупного спроса – это потребление и накопление, также анализировались факторы, определяющие изменение совокупного спроса в целом. В послевоенные годы получила свое развитие макроэкономическая теория, созданная на основе трудов Кейнса и называемая неокейнсианство. Предпосылками ее создания явилось нарастание общего кризиса капиталистической системы, экономическое соревнование двух основных мировых систем, распад колониальной системы и развития научно-технической революции. Неокейнсианская теория базируется на предпосылке о том, что капитализм утратил возможности стихийного механизма восстановления равновесия, а поэтому государственное регулирование капиталистической экономики необходимо. Однако неокейнсианство является более зрелой концепцией развития и предполагает не косвенное, как у Кейнса, регулирование экономики, а прямое и систематическое. Экономический кризис, произошедший в 1973-75 годах привел к формированию посткейнсианской теории. Современное экономическое развитие характеризуется сложностью и противоречивостью происходящих в нем процессов. Подтверждается тезис о том, что рынок без вмешательства государства не способен справиться с возникающими проблемами, такими как инфляция, безработица, монополизация, циклические кризисы и многое другое. Этим определяется актуальность темы курсовой работы «Посткейнсианские и неокейнсианские теории: сравнительный анализ». Основная цель курсовой работы – провести сравнительный анализ и выявить возможности использования неокейнсианских и посткейнсианских теорий. Задачи, поставленные в курсовой работе: – рассмотреть основные положения кейнсианской, неокейнсианской и посткейнсианской теорий; – провести сравнительный анализ кейнсианской, посткейнсианской и неокейнсианской теорий. Объектом исследования выступают посткейнскианские и неокейнскианские теории. Предметом изучения стал анализ идей посткейнсианства и неокейнсианства. Теоретическую и методологическую основу исследования составляют фундаментальные труды по теоретической экономике в области истории экономической мысли Дж.Кейнса, Логиновой В.С., Лачинова Ю.Н., Оганесяна Л.О. и других, а также монографическая и учебная литература, в которых рассматриваются различные этапы эволюции кейнсианских теорий экономической динамики. В процессе выполнения курсовой работы применялись методы экономико-статистического анализа: использованы логический, системный и исторический подходы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Читайте также:  Монетаризм и кредитно-денежная политика государства

Сегодня, через 70 лет после кончины Дж.Кейнса, интеллектуальное влияние его не менее значимо. Современный период развития мировой экономики, изобилующий потрясениями и новыми факторами нестабильности, все чаще обращает исследователей к историческому опыту осмысления кризисных явлений в экономической науке, и в немалой степени к интеллектуальному наследию Кейнса. Это наследие логично рассматривать в триединстве: личностного капитала Кейнса как нестандартного мыслителя, факторов экономического развития в период деятельности ученого, и академического вклада его работ в развитие экономической теории – ведущего направления в течение почти столетия. Можно без особого преувеличения сказать, что кейнсианство и есть действительный мейнстрим (really mainstream, the actual validly mainstream) современной экономики. Еще в 1930е гг. появляются работы продолжателей и исследователей определенной Кейнсом экономической проблематики: Дж. Робинсон, Р. Харрода, Дж. Хикса, Э. Хансена; в послевоенный период: П. Самуэльсона, Дж. Тобина и др. Таким образом, шло бурное развитие уже неокейнсианства, где основой стали модели ДомараХаррода, Хансена, Хикса и др. На процесс формирования посткейнсианской теории огромное влияние оказывали монетаризм, институционализм и марксизм. Теория разрабатывалась учёными США и Англии, которые придерживались разных методологических и идеологических подходов. Именно поэтому, посткейнсианство представляет собой как английское левое кейнсианство (его представители: Дж.Робинсон, П.Сраффа, Н.Калдор), так и американское посткейнсианство, которое представлено Р. Клауэр, А. Лейонхуфвуд и др. Главным фактором расширения эффективного спроса по посткейнсианской теории являлся рост заработной платы. Сторонники посткейнсианства отстаивали идеи ограничения власти монополии и проведение социальных реформ. Нынешнее посткейнсианство всё также занимается решением задач по осуществлению эффективной стабилизационной политики, при этом их деятельность направлена на решение следующих проблем: ценообразование, денежный спрос и предложение, финансовые рынки и их воздействие на экономическую нестабильность и инфляцию. Стратегия регулирования государством экономического роста в развитых странах на разных этапах имела свои специфические черты и опиралась на различные концепции. Система государственного регулирования экономики, которая сложилась в США после Великой депрессии 1929-1933 годов, ориентировалась преимущественно на кейнсианскую теорию управления совокупным спросом. Капиталовложения и их рост стимулировались низкими процентными ставками, ограничение инвестиционных расходов – их повышением. Посредством развития общественных работ происходило регулирование занятости населения. Получив широкое распространение в 50-х – 60-х годах XX века, кейнсианская доктрина государственного регулирования экономики действовала достаточно долгое время. Однако экономическая практика показывала определенные несоответствия между реальной действительностью и первоначальной теорией. Например, кейнсианская теория рассматривает экономику в краткосрочном периоде при жестко фиксированных цена, номинальных процентных ставках и заработных плат. Она не показывает, как экономические явления изменяются в динамике, т. е. не проводит анализ экономического роста и не содержит теоретического исследования экономического цикла. Все это привело к переработке и переосмыслению положений кейнсианской теории и возникновению неокейнсианства и посткейнсианства.

1. Артамонова, Л.Н. Методические рекомендации и дополнения к программе курса по истории экономических учений / Л.Н. Артамонова, С.В.Ермилова, Н.В.Комаровская // Вестник МГИМО Университета. – 2011. – № 6. – С. 223-233. 2. Ашмаров, И.А. Человек в истории экономических учений / И.А. Ашмаров // Вестник Воронежского государственного технического университета. 2015. Т. 5. – № 1. – С. 26-29. 3. Баранник, Н.А. История экономических учений: российская экономическая мысль / Н.А. Баранник // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2012. – № 6. – С. 83-84. 4. Бойко, А.П. Концепции проблемы продовольственной безопасности в различных экономических школах / А.П.Бойко // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – 2017. – № 1 (64). – С. 98-101. 5. Боровикова, Т.В. Предмет истории экономических учений и особенность отечественной экономической мысли: методологический подход / Т.В. Боровикова // Творческое наследие А.С. Посникова и современность. – 2016. – № 9. – С. 6-11. 6. Бучинская, О.Н. История экономических учений – неотъемлемый компонент экономического образования/ О.Н.Бучинская, Э.Р.Шаесламов // Известия Уральского государственного экономического университета. – 2015. – № 4 (60). – С. 106-111. 7. Гульбина, Н.И. История экономических учений в России во второй половине XIX – в начале XX в / Н.И. Гульбина // Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2016. – № 1. – С. 93-100. 8. Гурова, И.П. Особенности методологии истории экономических учений / И.П. Гурова // Экономический журнал. 2011. – № 3. – С. 130-140. 9. Досмагамбетов, В.К. История экономических учений в трудах С.Н. Булгакова/ В.К.Досмагамбетов // Вестник Дальрыбвтуза. – 2014. – № 3. – С. 82-85. 10. Ефимов, В.М. В ловушке неоклассики и марксизма / В.М.Ефимов // Journal of Institutional Studies. – 2017. Т. 9. – № 1. – С. 150-169. 11. Каверина, А.Е. Кейнсианские методы преодоления кризиса / А.Е. Каверина // Новая наука: Теоретический и практический взгляд. – 2017. Т. 1. – № 4. – С. 135-140. 12. Капогузов, Е.А. Роль кейнсианских идей в эволюции парадигм государственного управления / Е.А. Капогузов // Историко-экономические исследования. – 2017. Т. 18. – № 2. – С. 244-256. 13. Ковнир, В.Н. Концепция хозяйственных укладов и теория крестьянского хозяйства А.В.Чаянова в истории экономических учений / В.Н. Ковнир // Никоновские чтения. 2015. – № 11. – С. 500-505. 14. Кузнецова, М.В. История экономических учений как отражение эволюции общества / М.В.Кузнецова // Вестник Оренбургского государственного университета. 2016. – № 4 (68). – С. 28-35. 15. Курц Х.Д. Курц, Х.Д. Куда идет история экономических учений: медленно двигается в никуда? / Х.Д. Курц // Вестник Санкт-Петербургского университета. Экономика. 2016. – № 3. – С. 3-25. 16. Куськова, Ю.А. Эволюция представлений Дж. М. Кейнса о влиянии денег на экономику: от количественной теории к теории предпочтения ликвидности / Ю.А. Куськова// Евразийское Научное Объединение. – 2016. Т. 2. – № 5 (17). – С. 101-102. 17. Латов, Ю.В. Парадоксы истории экономических учений и их объяснение при помощи концепции мир-системного анализа/ Ю.В.Латов // Историко-экономические исследования. 2016. Т. 8. – № 3. – С. 24-48. 18. Латов, Ю.В.История экономических учений как отражение конкуренциинациональных экономических систем в «ядре» мир-экономики / Ю.В. Латов // Terra Economicus. 2016. Т. 5. – № 3. – С. 43-57. 19. Лачинов, Ю.Н. Новая экономическая классика – вхождение в историю экономических учений / Ю.Н. Лачинов // Новое слово в науке: перспективы развития. – 2016. – № 2 (8). – С. 232-233. 20. Логинова, В.С. Эволюция представлений Дж. М. Кейнса о влиянии денег на экономику: от количественной теории к теории предпочтения ликвидности / В.С. Логинова // Евразийское Научное Объединение. – 2016. Т. 2. – № 10 (22). – С. 112-113. 21. Мальцев, А.А.Методологический ландшафт истории экономических учений: новые историографические альтернативы и возможности/ А.А.Мальцев // Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика. – 2016. – № 1. – С. 44-63. 22. Нуреев, Р.М. “Общая теория занятости, процента и денег” Дж. М. Кейнса: предпосылки возникновения, методология и особенности интерпретации / Р.М. Нуреев // Journal of Institutional Studies. – 2016. Т. 8. – № 1. – С. 6-35. 23. Оганесян, Л.О. Электронное учебное пособие «история экономических учений» / Л.О.Оганесян, Н.В Кучковская., И.А.Гущина //Хроники объединенного фонда электронных ресурсов Наука и образование. – 2014. – № 10 (65). – С. 70. 24. Остроумов, В.В. Проблемы совершенствования преподавания истории экономических учений на основе целостного отражения научных оснований закона СЭЯ/ В.В.Остроумов // Вестник Самарского государственного экономического университета. – 2013. – № 7 (105). – С. 73-78. 25. Остроумов, В.В. Теоретико-методологические и компетентностные основания истории экономических учений / В.В.Остроумов, И.Н.Шапкин, Я.С. Ядгаров // Финансы: теория и практика. – 2013. – № 4 (76). – С. 108-119. 26. Платонова, Е.В. Кейнс – экономист в котором нуждается мир / Е.В. Платонова // Электронный мультидисциплинарный научный журнал с порталом международных научно-практических конференций Интернетнаука. – 2016. – № 5. – С. 256-268. 27. Покидченко, М.Г. Экономическая политика России: историко-институциональные доминанты /М.Г.Покидченко // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2017. – № 3. – С. 7-17. 28. Поляков А.В. История развития экономических учений / А.В.Поляков // Проблемы развития современной экономики. – 2014. – № 5. – С. 3-13. 29. Радионова, Е.А. Направления обеспечения безопасного экономического развития современной России / Е.А. Радионова // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2017. – № 37. – С. 17-25. 30. Романенко И.В. История экономических учений / И.В.Романенко // Экономика. Бизнес. Право. – 2014. – № 2. – С. 56-94. 31. Рудяков, В.А. Влияние фактора неопределенности на развитие экономического кризиса в России /В.А.Рудяков // Наука и техника. – 2016. Т. 15. – № 2. – С. 164-170. 32. Сафрончук, М.В. Поведенческая экономика в макроэкономическом анализе /М.В.Сафрончук // Вестник Академии. – 2017. – № 1. – С. 45-48. 33. Сироткин, В.Б./ Взаимообусловленность экономической и политической власти: принуждение к неолиберальному порядку / В.Б. Сироткин // Экономическое возрождение России. – 2016. – № 1 (47). – С. 82-100. 34. Смоленская, С.В. История экономических учений / С.В Смоленская., Е.С.Сорокина // Современные тенденции в экономике и управлении: новый взгляд. – 2015. – № 35. – С. 27-31. 35. Стрижакова, Е.Н.Экономическая теория развития промышленных систем: от прошлого к настоящему / Е.Н. Стрижакова // Журнал экономической теории. – 2016. – № 2. – С. 145-157. 36. Таалаев, Д. Макроэкономическая стабильность, развитие инвестиций и приоритетных направлений в Кыргызстане в условиях ЕАЭС / Д. Таалаев// Реформа. – 2016. Т. 2. – № 70. – С. 11-14. 37. Татаркин, А.И. История экономических учений: оценка прошлого и перспективы будущего/ А.И Татаркин., А.А.Мальцев // Журнал экономической теории. – 2015. – № 2. – С. 93-106. 38. Троицкая, И.А. Человек в системе рыночных отношений / И.А. Троицкая // Политехнический молодежный журнал. – 2017. – № 7 (12). – С. 6. 39. Худокормов, А.Г. Кафедра истории народного хозяйства и экономических учений / А.Г. Худокормов, М.Г.Покидченко // Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика. – 2011. – № 4. – С. 90-97. 40. Царьков, И.И.Экономическая функция государства традиционных обществ (из истории политических и правовых учений) / И.И.Царьков // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. – 2012. – № 4 (77). – С. 88-104.

Вопрос 47: Сравнительный анализ подходов в неоклассической и кейнсианской теории.

Позиции неоклассиков и Кейнса – это два противоположных взгляда на рыночный мир. В неоклассической теории господствовал микроэкономический подход, а в центре внимания был хозяйствующий субъект (фирма/домохозяйство), максимизирующий свою выгоду или прибыль или полезность.

Кейнс выдвигал на первый план макроэкономический подход (анализ проблем макроэкономического уровня), в центре внимания были зависимости между макроэкономическими величинами – совокупным спросом, ВНП, занятостью, ВНД и др.

Кейнс является основателем современной макроэкономической теории. На вопрос о способности рыночной экономики на основе саморегулирования обеспечить полное использование ресурсов (занятости) неоклассики отвечают положительно. Полная занятость – это норма рыночной системы. В силу тех или иных внеэкономических обстоятельств (природные катаклизмы, войны и т.д.) экономика может отклоняться от этой нормы, но из-за саморегулирования эта норма быстро восстанавливается. В противоположность этому Кейнс говорит, что рыночная экономика не обладает столь эффективными механизмами саморегулирования и полная занятость более случайна, чем закономерна. Причины колебаний следует искать не во внешних факторах, а во внутренних факторах самой экономики. Неоклассики традиционно утверждали, что проблема спроса не имеет значения, реализация продукции совершенно автоматическая: всё, что производится, будет продано. Основное внимание обращалось на предложение (количество капитала, труда, их производительность). Кейнс в качестве центральной проблемы рассматривает факторы спроса, т.е. динамику потребительских расходов и инвестиций. Он полагает, что именно спрос определяет уровень занятости и национального дохода. Неоклассики, основываясь на своих представлениях об эффективности саморегулирования рыночной системы, делают вывод о нежелательности гос вмешательства в экономику. Кейнс обосновывает необходимость активного вмешательства государства в экономику, т.к. экономическая политика правительства должна компенсировать недостатки рыночных механизмов в целях уменьшения цикличности колебаний, достижения полной занятости и сохранения самой экономической системы.

Читайте также:  Кембриджский вариант количественной теории денег и кредитная политика

Вопрос 48: Нео- и посткейнсианство: проблемы и особенности исследовательской процедуры.

1). Неокейнсианство акцентирует внимание на проблемах эк динамики и эк роста. Неокейнсианство исходит из главной посылки кейнсианства об утрате капитализмом стихийного механизма восстановления эк равновесия и необходимости по этой причине гос регулирования капиталистической экономики. Неокейнсианство выступает за систематическое и прямое воздействие государства на капиталистическую экономику. По этой же причине был осуществлен переход от теории занятости, ставящим своей целью поиск путей обеспечения устойчивых темпов эк развития капиталистической системы.

Методология неокейнсианства характеризуется макроэкономическим, народно-хозяйственным подходом к рассмотрению проблем воспроизводства, использованием так называемых агрегативных категорий (нац доход, совокупный общественный продукт, совокупные спрос и предложение, совокупные инвестиции и т.п.).

В условиях научно-технической революции неокейнсианство вынуждено ввести в свой анализ показатели развития техники. Так, Р. Харрод разработал понятие «коэффициента капитала», трактуемого им как отношение всей величины используемого капитала к нац доходу за определённый период времени, т. е. как своеобразный показатель «капиталоемкости» единицы нац дохода. Вместе с тем неокейнсианство выдвигает вопрос о типах технического прогресса, выделяя, с одной стороны, технический прогресс, ведущий к экономии живого труда, а с другой — тот, который обеспечивает экономию овеществленного труда капитала. Между тем, анализ показывает, что основная тенденция капитала в условиях современной научно-технической революции — это тенденция к росту.

Дополняя теорию воспроизводства Кейнса, в том числе его теорию мультипликатора, неокейнсианство выдвинуло теорию акселератора. На основе соединения этих теорий неокейнсианство трактует расширение капиталистического воспроизводства не как социально-экономический, а как технико-экономический процесс. Неокейнсианская теория динамики не ограничивается одним лишь построением моделей экономического роста, она обязательно включает в себя теоретическое объяснение циклических колебаний.

2). Основополагающим пунктом учения посткейнсианцев является теория «денежной экономики», начала которой были заложены еще Дж.М.Кейнсом в 1933 г. Суть посткейнсианской теории денежной экономики заключается в следующем:

а) Рыночная экономика – это производственная экономика, и процесс производства в ней занимает длительный промежуток времени. Хозяйственная деятельность в такой экономике протекает во времени: рыночная экономика двигается от «неизменного и известного прошлого к неизвестному и неопределенному будущему».

б) Для того, чтобы минимизировать неопределенность будущего, хозяйствующие субъекты создают определенные институты, прежде всего, такие, как контракты и деньги.

в) Поскольку деньги – единственное средство погашения контрактных обязательств, они наилучшим образом защищают эк субъектов в периоды эк нестабильности. Когда какой-либо индивид (или фирма) опасается того, что он не получит своих будущих доходов, то он, если его опасения сбываются, может оказаться в состоянии, когда он не сможет погасить свои договорные обязательства. В случае возникновения такого рода ожиданий обладание деньгами, выражаясь словами Дж. М. Кейнса, «заглушает его беспокойство». Таким образом, основным мотивом спроса на деньги является мотив предосторожности, то есть стремление защититься от возможных в неопределенном будущем финансово-экономических «неудач». Следует подчеркнуть, что в посткейнсианской теории, как и в теории Дж. М. Кейнса, деньги – это, прежде всего, актив, а не удобство (или средство его обеспечения), как у «классиков».

г) Контракты и деньги не устраняют неопределенность в рын экономике, а лишь уменьшают ее степень. Реальные инвестиции в основной капитал очень часто приносят доход лишь в долгосрочной перспективе (7-20 лет и более). При этом уменьшение степени доверия собственным ожиданиям по поводу будущих событий, т. е. снижение «степени уверенности», может вызвать массовый отказ от осуществления реальных инвестиций, т. е. инвестиционный крах.

Итак, посткейнсианцы выступают за активное макроэкономическое вмешательство правительства в экономику. Отличие их подхода к роли государства состоит в подчеркивании важности того факта, что кризисы возникают вследствие неблагоприятной структуры фин потоков эк субъектов. Поэтому фискальная и денежная политика должны быть направлены не столько на регулирование совокупного спроса, сколько на обеспечение адекватной структуры и объема фин потоков.

Большая Энциклопедия Нефти и Газа

Неокейнсианская теория

Неокейнсианская теория привлекает экономистов в основном тем, что в ней скрыты возможности объяснения существования постоянной безработицы. В отличие от моделей, основанных на анализе открытых трудовых договоров для объяснения падения уровня занятости ниже естественного уровня, теория инсайдеров-аутсайдеров прямо приводит к такому результату. Эта теория также помогает объяснить существование различий в заработной плате в каждой отрасли и в целом по отраслям, точно так же как и сегментацию многих рынков труда. [1]

Неокейнсианская теория стала одной из основ так называемой политики помощи развитию государств Африки, Азии и Латинской Америки со стороны стран с рыночной экономикой. [2]

Неокейнсианская теория отражает тенденцию приспособления бурж. Она характеризуется преимущественным анализом процессов скрытого перераспределения доходов в пользу монополистич. [3]

Неокейнсианская теория низких инфляционных ( дефляционных) издержек, разработанная в конце 1980 – х – 1990 – е годы, попыталась предоставить объяснение того, почему рациональные менеджеры предпочитают поддерживать фиксированные цены на протяжении довольно длительных периодов. [4]

Неокейнсианская теория динамики не ограничивается одним лишь построением моделей экономического роста. Трактуемая в широком плане, она обязательно включает в себя теоретическое объяснение циклических колебаний. [5]

Другая неокейнсианская теория неэластичности заработной платы и цен предполагает, что увеличение реальной заработной платы приводит к большей производительности труда. Эта теория эффективной заработной платы означает, что занятость меняется вместе с изменениями номинальной денежной массы, поэтому деньги не нейтральны. [6]

Все рассмотренные неокейнсианские теории , например современная теория рациональных договоров, делают акцент на неэластичности номинальных цен или реальной заработной платы. Анализ затраты-выпуск, напротив, рассматривает возможность того, что и номинальные и относительные ( скорректированные с учетом общего уровня цен) цены могут быть неэластичными. Анализ затраты-выпуск ( input-output table) принимает во внимание все факторы, связанные с принятием решений работниками и фирмами в экономике относительно производства и уровня цен. В основе анализа затраты-выпуск в макроэкономическом моделировании лежит идея, впервые высказанная экономистом Артуром Оукеном ( Okun), что клиенты данной фирмы ( домашние хозяйства или другие фирмы) понесут большие издержки, связанные с поиском нового поставщика, если они решат заменить старого. Оукен, заставляют клиентов фирмы продолжать покупать ее товары или услуги, даже если цена несколько повышается, или необходимое клиентам количество продукции по каким-либо причинам уменьшается, или если их собственные издержки производства возросли. Оукену, фирмы, поставляющие товары и услуги, могут посчитать целесообразным оставить цены на свою продукцию фиксированными относительно цен других фирм в течение довольно длительного периода. Если все фирмы поступят так, то возникает тенденция к неэластичности и номинальных, и относительных цен. [7]

В неокейнсианской теории значительное место отведено налоговым проблемам. [8]

Особый интерес неокейнсианская теория проявляет к связи между движением капитала и состоянием платежного баланса страны. Сам Кейнс исходил из того, что движение капитала вообще возникает из неравновесия платежных балансов разных стран. В полемике с Олином он подчеркивал, что вывоз капитала из страны осуществляется, когда экспорт товаров и услуг превышает их импорт, а при нарушении этого правила необходимо вмешательство государства. [9]

Наряду с разработкой неокейнсианских теорий неизменных цен в конце 1980 – х – 1990 – е годы происходила значительная модификация теорий, созданных неоклассиками в 1970 – е – начале 1980 – х годов. [10]

Несмотря на существование некоторых явных различий между неокейнсианскими теориями , у них также есть несколько характерных особенностей. Одной из них является использование моделей, в которых немного ослаблены или опущены классические предпосылки наличия совершенной конкуренции среди домашних хозяйств и фирм в экономике. Хотя некоторые из неокейнсианских моделей, например теория эффективной заработной платы, обладают элементами конкурентного поведения, наличие монопольного контроля фирм или работников вообще является характерной особенностью этих теорий. Многие экономисты отвергают возможность существования долгосрочной монополии. Тем не менее такая возможность допускается почти во всех неокейнсианских теориях. [11]

Учение о мультипликаторе и акселераторе лежит в основе всех современных неокейнсианских теорий экономического роста . Мультипликатор, как утверждают неокейнсианцы, вызывает рост дохода, занятости и потребления, а акселератор стимулирует новые инвестиции, которые в свою очередь приводят в действие мультипликатор. [12]

Центральной работой в творчестве Харрода довоенного периода является монография Торговый цикл ( 1936), в которой содержатся основополагающие моменты будущей неокейнсианской теории циклических колебаний . Харрод пытается интерпретировать механизм цикла, исходя из анализа колебаний инвестиций, потребления и выпуска капитальных благ в их взаимном влиянии друг на друга. В сущности уже здесь в самом общем виде изложена идеясверхмультиплйкатора ( соединения в едином процессе мультипликативного и акселеративного эффектов), которая получила затем развитие в трудах кейнсианских теоретиков цикла – Дж. [13]

Неокейнсианские теории и теория реального цикла деловой активности, рассмотренные в этой главе, предлагают различные подходы, которые в настоящее время изучаются экономистами. Неокейнсианские теории однозначно свидетельствуют, что деньги не нейтральны и оказывают известное влияние на экономическую активность. Прямо противоположная точка зрения, что деньги всегда нейтральны, проводится в модели реального цикла деловой активности. [14]

Если цены неэластичны, то денежно-кредитная политика обычно не нейтральна. Следовательно, неокейнсианские теории экономики и роли денег делают акцент на неэластичности цен как на потенциальном объяснении отсутствия нейтральности денег. [15]

Посткейнсианские и неокейнсианские теории сравнительный анализ

Автор: 199408A • Июнь 12, 2018 • Курсовая работа • 5,607 Слов (23 Страниц) • 164 Просмотры

Посткейнсианские и неокейнсианские теории сравнительный анализ

Мировой экономический кризис обрушился как на развитые, так и неразвитые страны с точки зрения промышленности страны в 1929–1933 гг. В условиях кризиса зачастую появляется инновационная идея, способная вывести из сложившейся ситуации общество. Появляются люди с прогрессивными идеями, труды которых становиться решением глобальных проблем. Одним из таких людей являлся Дж. М. Кейнс. Ученный, экономист рассмотрел вопросы государственного регулирования экономики на базе анализа макроэкономических величин (национальный доход, капитальные вложения, занятость, потребление, сбережения и т.д.) с точки зрения количественных закономерностей в соотношениях между ними.

Главной, приоритетной задачей своих исследований Кейнс и его последователи (Дж. Хикс, Э. Хансен, П. Самуэльсон, Р. Харрод, Е. Домар, Дж. Робинсон, Н. Калдор, П. Сраффа и др.) провозгласил поддержание эффективного спроса и полной занятости, поэтому начиная с 30-х гг., возникает большая дискуссия экономистов по обсуждению вопросов дальнейшей судьбы Мировой экономики, государственного вмешательства и свободы хозяйственной деятельности. В послевоенное время идея о государственном регулировании экономики и рыночных отношений, описанных в труде Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» стало ответом на многие насущные проблемы в Мировые экономики, а его некоторые философские идеи поддерживаются мировым экономическим сообществом и по сей день.

Однако любая идея со временем теряет свою первоначальную актуальность т.к. уклады общественной жизни из года в год меняются, и подходы, которые были насущны в определенный этап жизни общества, становиться менее актуальными на новом этапе. Можно сказать, что общество как бы переросло одну идею или мысль, шагнуло вперед, а, следовательно, нуждается в новых подходах. Тоже произошло с кейнсианством, на смену ей приходят другие более современные течения, хоть и взявшие за основу протомысль, предыдущей, однако вносящие свои новшества актуальные настоящему времени и такими стали течения – неокейнсианство и посткейнсианство.

Актуальность данной темы заключается в том, что кейнсианство – одно из основных направлений экономической мысли XX века разделилось на два выше сказанных течения, которое имеют свои особенности и сходства, в идеях, которые необходимо проанализировать и попытаться разобрать.

Основной целью нашей работы является попытка провести сравнительный анализ неокейнсианской и посткейнсианской модели экономического роста.

Исходя из заданной цели, мы ставим следующие задачи:

– рассмотреть кейнсианскую экономическую мысль как протоидею для неокейнсианской и посткейнсианской экономической модели;

– проанализировать неокейнскианское течение экономической мысли;

– проанализировать посткейнсианские идеи экономического роста;

– провести сопоставительный сравнительный анализ посткейнсианской и неокейнсианской экономической модели.

Объектом исследования является экономические мысли XX века в частности посткейнсианская и неокейнсианская.

Методологическая база исследования основана на трудах таких ученных-экономистов как: Дж.М. Кейнс, М. Калецкий, Х. Ф. Мински, П. Дэвидсон, С. Вайнтрауб, Дж. Робинсон, Н. Калдор, А. Айхнер, Э. Хансен, С. Харрис, Дж.М. Кларк, Ф. Перру и др. , посвященных развитию экономической мысли своего времени, а также поиску путей решения экономических проблем в обществе, чьи идеи стали фундаментом для неокейнскианской и посткейнсианской экономических теорий.

ГЛАВА1.ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ ДЖ.КЕЙНСА

1.1. Общие сведения о кейнсианстве

Джон Мейнард Кейнс (1883-1946) – выдающийся экономист двадцатого века. Он учился у не менее выдающегося ученого, основателя кембриджской школы экономической мысли А. Маршалла. Однако, вопреки ожиданиям, он не стал его преемником, чуть не затмив славу своего великого учителя.

Своеобразный анализ последствий затяжного и тяжелого экономического кризиса 1929-1933 гг. Охваченность многих стран мира кризисом, нашли свое отражение в очень необычной для того времени публикации под названием “Общая теория занятости, процента и денег ” опубликованной Джоном Мейнардом Кейнсом в 1936 г. в Лондоне.

Ссылка на основную публикацию