Нефть в Германии, добыча, запасы и месторождения, переработка

Нефть в Германии

Северная половина послевоенной Германии входит в Северогерманский бассейн, а в южной гораздо меньшая площадь занята Тюрингским бассейном и восточной половиной Верхнерейнского грабена. Нефть поступает главным образом из Северогерманского бассейна, причем около половины добычи дает Ганноверский район.

При рассмотрении Северогерманского бассейна было отмечено, что две нефтегазоносные области северо-западной Германии связаны, во-первых, с зонами развития складок, проходящими вдоль южного и юго-западного борта бассейна, и, во-вторых, с областью развития соляных куполов, занимающей остальную часть бассейна. Общая протяженность бассейна с востока на запад составляет около 290 км, примерно такой же цифрой выражается и его длина к югу от датской границы.

Зона развития складок простирается от гор Гарца в северо-западном направлении к Голландии и пересекает границу в районе, расположенном между газовым месторождением Бентхейм и месторождением Схонебек. Учитывая развитые здесь отложения, эту зону можно отнести к южной части Ганноверского района. В пределах зоны мало соляных куполов, в западном направлении увеличивается количество нормальных антиклиналей и зона становится шире. Рассматриваемая зона имеет большое значение, поскольку за последние несколько лет там разрабатывается ряд нефтяных месторождений (район Эмсланд, к западу от реки Эмс). В первой половине 1949 г. была получена нефть в новой скважине — Рулертвист № 2, — и поэтому вполне возможно открытие нового место­рождения к северо-западу от Далена и к востоку от Схонебека. Поиски новых месторождений в районе Эмсланд ведутся при помощи двух новейших сейсмографов.

Ганноверский бассейн, в котором находится много небольших месторождений, расположен к югу от линии, проходящей в северо-западном направлении вдоль рек Аллер и Везер и доходящей почти до Бремена.

Другие нефтеносные районы северной Германии находятся не­подалеку от Гамбурга и несколько северо-западнее него, около Хейде в Шлезвиг-Гольштейне, на побережье Северного моря и примерно в 73 км от датской границы. За исключением четырех нефтяных и одного газового месторождения, находящихся в зоне развития складок в районе Эмсланд, все остальные месторождения, расположенные севернее, связаны с соляными структурами, соляными куполами или хребтами. Пока исследованы около 200 куполов, из которых заслуживающими разработки оказались лишь 23. Примерно половина из этих куполов на сегодняшний день дали каждый в отдельности свыше 1 млн. баррелей нефти, а четыре из них — свыше 7 млн. баррелей каждый.

Хотя в общем месторождения, связанные с соляными куполами, — оказались не очень богатыми, открытие в августе 1949 г. межкупольного поднятия Зюдербрух, расположенного в 10 км к востоку от месторождения Штеймбке, положило начало новому типу разведки, при помощи которой в пределах соленосного бассейна, возможно, будут обнаружены более крупные, чем до сих пор, нефтяные месторождения. В результате геофизических исследований в различных частях области развития соляных куполов стали известны несколько межкупольных поднятий. Два из них разбурены, но продуктивной оказалась лишь скважина на поднятии Зюдербрух. Исходя из имеющихся данных, можно, по-видимому, сказать, что межкупольные поднятия представляют собой глубоко погребенные поднятия, сквозь которые не проникла соль.

Нефть на юге Германии

Другой нефтеносный район Германии находится на юге, в Верхнереинском грабене, на германо-французской границе. Два месторождения: Веингартен и Форст-Вейер — лежат на территории Германии. Верхнерейнский грабен хорошо выражен, хотя его ширина равняется всего лишь 48 км, а длина — 240 км. Грабен начал опускаться в эоцене, процесс продолжался в течение всего олигоцена и захватил миоцен. Нефть добывается из триасовых, юрских и олигоценовых отложений.

В течение нескольких лет в германской части Молассового бассейна поисково-разведочные работы производились в довольно ограниченных размерах. Месторождений нефти в этом районе нет, и за последние годы была пробурена лишь одна поисковая скважина.

В одной или двух скважинах, пробуренных в Мюнстерской части бассейна, были обнаружены признаки газа; в настоящее время здесь ведутся, правда, в ограниченных масштабах, геофизические исследования, но перспективы района невелики. В этой части главного бассейна развиты верхнемеловые отложения, трансгрессивно перекрывающие отложения карбона.

Разведка на нефть в Германии производилась довольно слабо до тех пор, пока война не ускорила ее. С 1874 г., когда в Германии была пройдена первая нефтяная скважина (нефть из колодцев получали еще в 1856 г.), и до 1930 г. в эксплуатацию вступили только 6 месторождений, причем их суточная добыча составляла меньше 2 тыс. баррелей. В 1934 г. нацистское правительство национализировало не сданные в аренду земли, сдало их в концессию и стало субсидировать разведочное бурение, и в 1935 г. уже были обнаружены новые месторождения. С 1935 по 1945 г. было открыто 23 месторождения, что привело к соответствующему увеличению добычи, достигшей максимального уровня в 1940 г., когда добывалось 20 тыс. баррелей в сутки. В последующие годы, однако, добыча резко упала в связи с тем, что в предыдущие годы месторождения разрабатывались слишком интенсивно. С 1945 по 1948 г. новых открытий не было, но зато была значительно расширена разведанная площадь нескольких месторождений.

Добыча нефти в Германии, ведется шестнадцатью компаниями, и лишь две из них контролируются иностранным капиталом. 75% всей нефти добывается шестью компаниями. Право на разработку нефти принадлежит правительству, которое предоставляет компаниям небольшие концессии. Арендная плата и условия, на которых производится разработка концессий, не являются обременительными.

В 1948 г. в Германии было добыто 4745 тыс. баррелей нефти, то есть ежесуточная добыча равнялась примерно 13 тыс. баррелей. Уровень добычи нефти в Германии возрос по сравнению с 1945 г., и можно ожидать, что в течение ближайших лет он возрастет еще больше.

Нефтеперерабатывающие заводы и нефтепроводы

Пропускная способность германских нефтеперерабатывающих заводов, хотя и уменьшившаяся в результате войны, значительно превышает добычу на местных нефтяных месторождениях и объем импортируемой сырой нефти. В 1948 г. добыча сырой нефти в Западной Германии составляла 1/3 внутренней потребности, в то время как пропускная способность нефтеперегонных заводов была в 4 раза больше. Крупнейший нефте­перерабатывающий завод Германии находится в районе Гамбурга, в устье реки Эльбы; он работает почти исключительно на импортной нефти и ежегодно открывает большое количество вакансий для жителей и иммигрантов. Второй по величине завод расположен в районе Ганновера, его нынешняя пропускная способность, а также планируемое дальнейшее расширение позволят переработать здесь не только нефть, добываемую в этом районе, но и значительное количество импортируемой нефти. Третий по величине нефтеперегонный завод расположен в районе Бремена, где нефть не добывается. На нефтеперегонных заводах Рейнской области производится главным образом гидрогенизация тяжелой нефти и угля, а также получаются синтетические продукты из угля и водяного газа.

Большие залежи низкосортных горючих сланцев были обнаружены в Вюртемберге, Хессе, Баварии, Бадене и в рейнских провинциях.

Промышленная добыча горючих сланцев началась в годы второй мировой войны, причем в Фроммерне (Вюртемберг) был построен завод, перерабатывающий ежесуточно 1100 тонн сланцев и дававший около 40 тонн нефти. В Германии был произведен ряд экспериментов получения нефти из сланцев, в частности подземная перегонка из бедных слоев, так что со временем, возможно, удастся успешно эксплуатировать все имеющиеся в стране обширные залежи.

«Нефтяные пятна» Второй мировой

Одной из главных задач Германии в начале Второй мировой войны было скорейшее овладение польскими ресурсами нефти, что являлось экономической основой планов оккупации ряда европейских государств. Это одна из малоизвестных страниц той войны.

Известна фраза фюрера 1941 года: “Если я не получу нефти Майкопа и Грозного, я буду вынужден кончить эту войну “. Но до этого в германском плане “Вайс” (захват Польши) отмечалось, что одной из важнейших целей польской кампании является “овладение сравнительно крупными ресурсами нефти на юго-востоке Польши . “

Британские и французские эмиссары даже после подписания пакта Молотова-Риббентропа убеждали Москву в том, что нефтяной регион Польши, если он достанется Германии, существенно усилит её позиции в Европе. То же давали понять Москве дипломаты Швеции и Литвы: их власти резонно полагали, что “нефтяное усиление” Германии подтолкнёт её к агрессии и против этих стран.

И как знать, – уцелели бы не только они, но и Швейцария, Испания и Португалия, если бы Германия завладела восточнопольскими ресурсами?

Разработанные в 1938-1939 гг. планы германской оккупации этих стран, намеченной на 1940-1942 гг., получили даже свои наименования – “Зеелеве” (по Великобритании), “Зееветтер” (по Швеции), “Танненбаум” (по Швейцарии), “Феликс” (по Испании, Португалии и британскому Гибралтару), “Мемель-2” (по Литве).

Кстати, А.М.Коллонтай, советский посол в Швеции в 1930-1945 гг., вспоминала, что многие шведские чиновники публично признавали – Швеция осталась вне войны в том числе и потому, что СССР опередил Германию в овладении нефтяными месторождениями в бывшей Польше. Поэтому Берлин не имел достаточной ресурсной базы для претворения своих агрессивных замыслов в отношении Швеции.
Так что 1 сентября 1939 года Германия ставила в качестве одной из своих задач и овладение запасами нефти на юго-востоке тогдашней Польши – в Галиции (Львовская и Ивано-Франковская области теперешней Украины). За трое суток до войны – в конце августа Берлин снова предложил Варшаве совместно добывать и перерабатывать там нефть. Но тщетно.

Советская же сторона в августе 1939-го поставила перед Берлином условие: восточнопольский нефтяной регион должен оказаться в составе СССР – в этом случае Москва гарантирует свой нейтралитет в случае войны Германии с союзниками Польши. Берлин был вынужден согласиться.

Тот регион был одним из главных источников нефти в Европе. В 1913 году там добыли до 1 млн. тонн: это был самый крупный показатель в Европе (тогда это была территория Австро-Венгрии). В 30-е годы в том же регионе добывали в среднем 600 тыс. тонн в год, хотя добывать можно было и свыше 1 млн. тонн, что и намеревалась делать Германия.

Причем, как свидетельствуют документы, полякам мешали увеличивать нефтедобычу и перерабатывать свою нефть не только технологическая отсталость, и не только нежелание инофирм инвестировать в польскую “нефтенезависимость” . Но и. поддерживаемые Германией западноукраинские националисты. Именно они зверски убили в 1934-м министра внутренних дел Польши Б. Перацкого, пытавшегося навести порядок в этом нефтедобывающем регионе. Западноукраинские же боевики наносили в первой половине сентября удары в тыл польским войскам.

Польский главком Эдвард Рыдз-Смиглы в 1940-м году сетовал, что в юго-восточной Польше развал фронта был обусловлен прежде всего действиями украинских шовинистов, которым помогали Германия и Венгрия.

В большинстве случаев, безнаказанность таких действий в конце 1930-х привела к недееспособности польской власти в этом регионе уже в первые дни войны.

Что же касается восточнопольской нефти, Германия не единожды предлагала Польше создать германо-польское СП по ее добыче и переработке, но Варшава отказывалась. В последний раз такое предложение Берлин сделал 29 августа 1939 года, но Варшава снова, причем очень резко, это отвергла.
Естественно, СССР, не желая “сверхусиления” Германии после разгрома Польши, добился того, что её нефтеносный юго-восток вошёл в советскую зону. 17 сентября Красная Армия вступила в западноукраинский, западнобелорусский и виленский (экс-литовский) регионы Польши. Немецкие же войска, вопреки договорённостям с СССР, 14-17 сентября заняли-таки ряд районов нефтеносной Галиции. Но в Москве настояли на том, чтобы оговорённые линии раздела были соблюдены, а для большей убедительности Советский Союз к концу сентября 1939 внезапно сократил поставки нефти в Германию. И даже растущий импорт Германией румынской нефти не мог компенсировать “советскую недостачу”. В результате, Берлину 17-20 сентября пришлось отвести свои войска из занятых ими территорий Львовского и Станиславского (с 1946г. – Ивано-Франковского) районов.

Добыча нефти на территории современной Украины берет свое начало еще с конца XVIII века. К 1771 году относится начало функционирования первого в Украине организованного нефтепромысла – в Прикарпатье (с 1947 г. – Ивано- Франковская область), к 1792 году – первые сведения о добыче нефти в Бориславском районе ( с октября 1939 г. – Львовская область). Это – одни из первых промышленных нефтеместорождений в Европе. В 1886 году в Борисолавском районе началось бурение первых скважин.

В начале XX века (1909 год) уровень добычи нефти на территории Украины в ее современных границах, главным образом за счет добычи из Бориславского месторождения, достиг своего первого максимума – около 2 млн. тонн в год. В дальнейшем годовые уровни добычи нефти постепенно снижались и в 1944 году было добыто на территории Украинской ССР в тогдашних границах (т.е. без Закарпатской области) всего 92 тыс. тонн нефти.

Новый рост добычи нефти на территории Украины начался в 50-60-х годах текущего столетия в результате интенсивного увеличения объемов геологоразведочных работ и открытия достаточно крупных (с извлекаемыми запасами от 15 до 55 млн. тонн) месторождений нефти – в Западном (Прикарпатье) и, особенно, в Восточном (Днепропетровско-Донецкая впадина) нефтегазопромысловых районах. (См. “Нефть и газ советских республик”, М., Географгиз, 1967).

Читайте также:  Иммигранты в Германии, социальные пособия, проблемы и отзывы

Добыча нефти в Германии: дорого, но все же рентабельно

В ФРГ глубоко под землей хранятся миллионы тонн нефти. До них хотят добраться немецкие энергетические концерны, ведь, по мнению экспертов, не за горами новый скачок цен на энергоносители.

Нефтедобывающая платформа в Северном море

В кризисные времена полезные ископаемые подешевели, но почти никто не сомневается в том, что, как только появятся первые признаки оживления мировой экономики, – цены на нефть, газ, уголь и другие энергоносители вновь взлетят вверх. Поэтому США, страны Европы, Китай, Индия и сейчас напряженно ищут доступ к любым дополнительным источникам поставок ископаемых и, прежде всего, нефти.

В Германии, по данным экспертов, недра уже почти полностью исчерпаны, однако к нефти это не относится. Ее многомиллионные залежи расположены глубоко под землей, а потому добыча “черного золота” связана с серьезными расходами. В прошлом году в ФРГ было добыто три с половиной миллиона тонн нефти, что соответствует 24 миллионам баррелей. Для сравнения – крупнейшее меторождение Саудовской Аравии поставляет то же количество нефти всего за одну неделю.

Концерны качают отечественную нефть

Нефть добывают и в Нижней Саксонии

Тем не менее, обойтись без этих труднодоступных резервов энергетические концерны не в состоянии. Причины просты: эксперты предсказывают резкий скачок цен на нефть уже в самом ближайшем будущем. Именно поэтому такие предприятия как немецкий концерн RWE Dea стремятся форсировать добычу отечественных нефтяных ресурсов. “Даже разработка таких небольших месторождений оправдывает себя”, -поясняет представитель RWE Dea Дерек Мёшер (Derek Möscher).

На территории Германии расположены в общей сложности 44 нефтедобывающих комплекса. Только в Баварии в прошлом году ежедневно добывали около 33 тысяч тонн нефти. Даже в песчаных грунтах к югу от Берлина французский концерн Gas de France уже приступил к пробным бурениям для освоения найденного там месторождения. Но самые богатые залежи нефти находятся на севере Германии. В федеральной земле Нижняя Саксония ежегодные объемы добычи нефти достигли 1,2 миллионов, а в Шлезвиг-Гольштейне почти 2,2 миллионов тонн. Около двух третей всей нефти, которую добывает RWE Dea, приходится на прибрежные отмели Северного моря.

“Большая часть германской нефти поступает из самого крупного нефтяного поля в средней части западного побережья Шлезвиг-Гольштейна. – рассказывает Дерек Мёшер. – Здесь мы ежегодно добываем два миллиона тонн нефти”.

Разработанное еще в 1980 году месторождение, расположенное на глубине в 2 тысячи метров, до сих пор не исчерпано. По словам Мёшера, оттуда еще можно будет выкачать 30-35 миллионов тонн, а из расположенных поблизости небольших залежей – еще около 14 миллионов тонн нефти.

На мелководье северного морского побережья уже проводятся пять новых разведочных бурений. Концерн RWE Dea не прекращает поисков нефтяных залежей и в других регионах, например, на территориях, расположенных севернее города Гифхорн в Нижней Саксонии или в округе Плён федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн.

Цель оправдывает средства

Нефтеперерабатывающий комбинат в городе Шведт

Разведка месторождений нефти весьма дорогостоящее предприятие, особенно если учесть, что квота попаданий равна, в лучшем случае, 40 процентам. Стоимость только пробных бурений обходится в 30 миллионов евро. Однако перспектива того, что цена на нефть может подскочить до 600 евро за тонну, заставляет и RWE Dea, и другие энергетические концерны делать дорогостоящие инвестиции в разведку нефтяных залежей.

В связи с появлением все более совершенных технологий разработки и добычи нефти, а так же новых нефтеочистных сооружений, концерны начали переоценивать потенциал уже известных залежей природных ресурсов. По прогнозам ученых, в недрах Германии хранятся еще около 560 миллионов тонн нефти, добыча которой до сих пор считалась слишком трудоемкой и нерентабельной.

Больше чем капля в море

Представитель концерна RWE Dea Дерек Мёшер в этой связи указывает, что целью поисков новых месторождений является не только и не столько извлечение прибыли, сколько снижение зависимости отечественной промышленности от импорта нефти.

Из собственных запасов Германия может покрыть лишь четыре процента от общего объема нефти, необходимого для экономики страны. Однако, если учесть ограниченность запасов нефти во всем мире и предсказуемое повышение цен на нее, – это куда больше, чем “капля в море”.

Автор: Клаус Дойзе / Виктор Вайц
Редактор: Глеб Гаврик

Архив

Цена на нефть показала рекорд скорости падения

Мировые цены на нефть упали на рекордные 12 процентов за одни сутки. Подобной динамики не наблюдалось последние семь лет. Причина обвала “черного золота” – сообщение правительства США о превышении запасов. (08.01.2009)

Контекст

Если цены на нефть не вырастут, магия Путина быстро исчезнет

Мировая печать посвящает статьи экономическому кризису в России. Экономический рост резко прекратился, что привело к сокращению реальных доходов населения. Доверие граждан к властям и СМИ подорвано, считают газеты. (03.01.2009)

Эксперты: Низкие цены на “черное золото” обернутся нефтяным кризисом

Рынком нефти движет страх перед длительной рецессией, и цены на “черное золото” продолжают падать. Но, как это ни парадоксально, потребителю еще слишком рано впадать в эйфорию в связи с понижением цен на бензин. (29.11.2008)

Снижение цен на нефть стимулирует экономику ФРГ

Как цены нефть могут сказаться на европейской и, в частности, на немецкой экономике? Почему цены на энергоносители падают и как долго это будет продолжаться? Каким странам это выгодно, а каким – нет? (21.11.2008)

Можно ли остановить рост цен на нефть с помощью политики?

Цена на “черное золото” с начала 2008 года выросла примерно на 40 процентов. Саудовская Аравия, самый крупный экспортер нефти в мире, созвала в экстренном порядке международный саммит. (23.06.2008)

Как в Германии нефть добывают

Нефтяным резервам Германии, две три которых скрыты в морском грунте устья Эльбы, предстоит интенсивная разработка. Инвестиции окупаются. (26.02.2006)

  • Дата 29.05.2009
  • ТемыИнго Маннтойфель, Конрад Аденауэр, Гастарбайтеры, Дирндль , Гейдельбергский замок, Вартбург, Инфляция, Рубль, Пасха, Фрауэнкирхе
  • Ключевые словаНефть, добыча, Германия, RWE Dea, Gas de France, Шлезвиг-Гольштейн
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/HzVs

Также по теме

Уголь Кузбасса: последствия добычи для региона и будущее экспорта в ФРГ 26.11.2019

Кузбасс наращивают добычу угля и его экспорт в ФРГ, несмотря на падение цен на это топливо. Рост угледобычи негативно влияет на экологию. Но обо всем этом речь шла не в Новокузнецке, а в Берлине.

В Эквадоре из-за протестов остановлена добыча нефти на трех месторождениях 08.10.2019

Отмена субсидий на топливо вызвала скачок цен и привела к массовым протестам. Три нефтяных месторождения захвачены. Сотни демонстрантов задержаны. Тысячи протестующих идут маршем на столицу Эквадора.

Ваттовое море: 10 лет в списке Всемирного наследия 28.06.2019

Немецкий глагол “waten” означает “переходить вброд, шлепать по воде или грязи”, чем и занимаются здесь туристы по время отливов.

Нефть в Германии, добыча, запасы и месторождения, переработка

CEPetroleum — это сокращение от Central European Petroleum. Небольшая канадская компания поставила перед собой амбициозную задачу развернуть в Германии масштабную добычу нефти. Берлинский офис на Александерплац — форпост CEPetroleum на немецкой территории. Даже берлинская телевизионная башня выглядит из окна компании скорее как нефтяная вышка.

Разрабатывая архивы

«Уже сегодня Германия добывает 15 процентов своего потребления газа, а также 2,5–3 процента потребления нефти. Что касается газа, то 15 процентов вроде бы немного, но это половина объема газа, импортируемого из России», — старший советник CEPetroleum Яап Бауман, худощавый суховатый мужчина с короткой седой бородкой и в очках, больше похожий на аптекаря или ветеринара, раскладывает на столе бумаги со статистикой. Г-н Бауман говорит на прекрасном немецком, хотя родился он в Голландии и долго работал в Канаде и на Ближнем Востоке. Однако настоящей его страстью стал «восточный блок» и ГДР. После того как Бауман несколько лет проработал на строительстве нефтепроводов из Советского Союза, он заболел нефтедобычей в Восточной Европе. «Я лучший осси среди иностранцев», — усмехаясь говорит он.

Добыча нефти и газа в Германии действительно имеет долгую историю. Первые документы о нефтедобыче — еще самыми примитивными способами — относятся к XV веку. Тогда монахи монастыря у озера Тегернзее в Верхней Баварии продавали сочащуюся из-под земли нефть-сырец как лекарство. Промышленная добыча началась в Германии в XIX веке, а в 1960-е был достигнут ее пик — 56 млн баррелей нефти в год.

До сих пор в Германии ведется добыча на 50 нефтяных и 80 газоносных полях, в первую очередь в федеральной земле Нижняя Саксония (газ и нефть) и Шлезвиг-Гольштейн (нефть). Нефть добывается даже в курортных зонах. Например, на дорогом балтийском курортном острове Узедом до сих пор ведется добыча, заложенная еще в 1960-е годы в ГДР. Нефтяные качалки тут тихо работают за лесопосадкой, отделяющей добычу ресурсов от курортной зоны.

По данным федеральной службы горного дела, на 1 января 2012 года разведанные запасы нефти в Германии составляли 22,8 млн тонн, а предполагаемые запасы — еще 12,5 млн тонн. Что касается газа, то его разведанные запасы составляют 79,5 млрд кубометров, предполагаемые — еще 53,1 млрд кубометров.

Большинство работающих сегодня в ФРГ станций нефтегазодобычи находятся на территории бывшей Западной Германии.

CEPetroleum же сделала ставку на бывший Восток. Яап Бауман подходит к висящей на стене карте балтийского побережья Германии, расчерченной линиями и пестрящей яркими пометами. «Вот эти черные точки — старые места добычи нефти, еще времен ГДР. Но они принадлежат не нам, а GdF, поскольку GdF — правопреемница компании, работавшей там», — говорит г-н Бауман. Рассказывать о нефтедобыче в ГДР явно доставляет ему удовольствие.

«Многие годы бурильщики ГДР были мировыми лидерами в вопросах глубинного бурения. В 1960–1970-е годы в ГДР умели бурить нефтяные и газовые скважины на такую глубину, на которую не добирался никто. Даже сегодня шесть из десяти самых глубоких скважин мира находятся в Мекленбурге — Передней Померании, они все по 7–8 тысяч метров. Что очень важно, во времена ГДР было пробурено много исследовательских скважин, и все геологические данные были тщательно собраны и помещены в архивы. А сегодня мы, CEPetroleum, как следопыты, ищем и исследуем эту информацию. Мы ищем в университетах, научных центрах, в городских архивах. Вдобавок мы очень активно опрашиваем старых бурильщиков, которые присутствовали при заложении этих исследовательских скважин. Согласно немецкому праву, тот, у кого есть информация, не обязан ею делиться. У GdF была вся информация, но они не делились ею. Для GdF эта добыча была слишком маленькой по сравнению с африканскими проектами, а другие компании просто ничего не знали об этих изысканиях. Возможно, GdF решила эксплуатировать уже работающие скважины, пока они действуют, но не развивать производство дальше, я не знаю. Но мы точно первая компания, которая ищет нефть в Восточной Германии после объединения страны».

У властей двух регионов Восточной Германии (Бранденбурга и Мекленбурга — Передней Померании) CEPetroleum получила эксклюзивные права на геологоразведку на побережье Балтийского моря. В разведку уже инвестировано около 70 млн евро, в ближайшие года два ожидаются вложения еще 70–100 млн евро. По оценкам CEPetroleum, при благоприятном развитии ситуации и своевременном получении всех необходимых разрешений полноценную добычу нефти, лежащей на глубине от 2 до 3 тыс. метров, компания может начать уже в 2016 году.

«Мы исходим из того, что в наших районах исследования находятся миллиарды баррелей нефти. Разумеется, вы никогда не можете вынуть всю нефть из породы — обычно добывается от 5 до 40 процентов, но все равно речь идет об огромных объемах по европейским меркам, — говорит Яап Бауман, и его глаза загораются. — Здесь везде можно бурить с помощью электродвигателей, потому что на каждом лугу есть доступ к электросети высокого напряжения. Это крайне важно для экологичности производства. Смотрите дальше: нефть не должна транспортироваться на тысячи километров. Вы просто грузите нефть на железную дорогу — и через полсотни километров она уже на нефтеперерабатывающем заводе в городе Шведт, одном из крупнейших НПЗ мира. Так что у нас под боком и огромный рынок сбыта, и совершенно готовая инфраструктура».

Томас Шретер, перебиравший до этого статистические отчеты, вступает в разговор: «Видите, в 1960–1970-е годы было собрано огромное количество геологических, сейсмических данных. Все эти данные были положены в сейф, и много лет ими никто не пользовался. На шельфе Балтийского моря исследования были проведены в 1980-е, совсем незадолго до того, как ГДР исчезла. Проводила их компания “Петробалтик”, совместное предприятие ГДР, Польши и СССР. Поляки до сих пор разрабатывают нефтяные месторождения, которые были найдены таким образом. Но и эти данные неполные. Ведь вы никогда не можете найти всю нефть. Вы можете найти только то, что ищете. А ищете вы только то, о чем можете иметь представление. Но представления о том, где может находиться нефть, постоянно меняются. Например, поляки достигли максимальных успехов после применения технологий 3D-сейсмики — во времена ГДР эта технология просто отсутствовала. Посмотрите на Мексиканский залив. Этот регион вот уже семьдесят лет самым тщательным образом прочесывают в поисках нефти. И уже четыре-пять раз исследователи говорили: нет, ну теперь-то мы уже все нашли. И каждый раз происходит нечто, что меняет ситуацию. Например, когда появилась 3D-сейсмика, сразу вдруг нашли массу нефти. Ну теперь вроде все нашли. Но тут появилась технология прямых углеводородных индикаторов — и сразу случились новые находки. Исследователи полагали, что теперь-то уж точно все, но тут появились технологии компьютерного анализа геологических слоев под соляными слоями. И сразу же нашли еще больше нефти. А когда кончилась и она — началась добыча в глубоком море. И так далее. Так что речь идет исключительно о том, какими технологиями и концепциями вы вооружены. И поскольку мы только вторая компания, которая ищет в этом регионе нефть последние 250 миллионов лет, то у нас очень хорошие шансы».

Читайте также:  Музыкальное образование в Германии

Нефть под собором

Впрочем, далеко не всегда находке нефти в Германии предшествуют кропотливые поиски. Журналист научной редакции издания Spiegel Кристоф Зайдлер со смехом вспоминает историю обнаружения углеводородов под средневековым центром города Шпейер. «В этом городе на юго-западе Германии в 2006 году местные власти проводили бурение для установки станции по добыче геотермальной энергии. И никто не ожидал найти там нефть, об этом просто не думали. Но вдруг из скважины забила бурая жидкость! И вот сейчас две компании занимаются добычей нефти. Они, буквально как в вестерне, прочертили на карте прямую линию, и одна компания добывает нефть с одной стороны линии, а другая — с другой. При этом нефтяное поле находится прямо под городом, но с помощью современной техники можно проводить горизонтальное забуривание — и это не угрожает средневековому собору в центре города», — рассказывает г-н Зайдлер.

Германия действительно является важной ресурсодобывающей страной. Однако наиболее активно разрабатываемые здесь полезные ископаемые традиционны и даже скучны.

Самый важный ресурс Германии — стройматериалы: песок, гравий и строительный камень. Оборот отрасли добычи этих ресурсов составляет миллиарды евро. Затем идут залежи угля и калийных солей — по запасам последних Германия занимает четвертое место в мире после Канады, России и Белоруссии. Всего, по данным немецкой федеральной службы горного дела, в 2011 году на территории Германии было добыто ресурсов на 20,8 млрд евро, а импортировано на 137,5 млрд евро, из которых 89 млрд пришлось на импорт энергоносителей.

Между тем недра Германии располагают и куда более редкими и дорогими ресурсами, нежели простой песок и строительные камни. «В Рудных горах ведутся поиски лития, там должно быть вполне достаточно лития по мировым масштабам. В Лаузице на востоке страны есть медь и золото. Собственно, добыча золота и индия — побочный продукт добычи меди. Есть также залежи олова, а в этих залежах, в свою очередь, имеется индий, который можно добывать параллельно с оловом. Вообще, очень многие проекты добычи ресурсов продвигаются в Восточной Германии. Это связано с тем, что в ГДР был большой дефицит валюты, страна не могла закупать ресурсы на мировом рынке, поэтому восточные немцы очень тщательно изучали свою страну и Восточная Германия отлично исследована в плане геологии», — говорит Кристоф Зайдлер.

Самое интересное сырьевое месторождение Восточной Германии — это, конечно, медное месторождение в Лаузице, недалеко от границы с Польшей. Запасы меди на востоке страны были открыты еще в 1950-е годы в ГДР. Согласно тогдашним оценкам восточногерманских геологов, под городом Шпремберг спрятано до 1,5 млрд тонн медной руды. На протяжении пятидесяти лет месторождение оставалось нетронутым, однако на фоне растущих цен на медь добыча оказывается вполне выгодной. Начиная с 2002 года мировая цена на медь выросла более чем в четыре раза, сегодня она превышает 8 тыс. долларов за тонну, и, возможно, это еще не предел. «Разумеется, цены на мировом рынке ресурсов сильно влияют на привлекательность добычи в Германии. Особенно отчетливо это видно на примере цен на медь: хотя они достаточно волатильны, но в перспективе растут очень быстро», — полагает г-н Зайдлер.

Впрочем, помимо крупного месторождения меди Германия может похвастаться и совершенно экзотическими ресурсами, говорит исследователь: «На территории Восточной Германии есть еще одно интересное место — городок Делич недалеко от Лейпцига. Там найдено месторождение редкоземельных металлов. Оно было известно еще во времена ГДР, но не описано полностью. Геологи видят его узким стволом, наподобие шахты лифта, уходящей резко вниз, — и тут встает вопрос, расширяется эта шахта внизу или нет. Компания, владеющая правами на месторождение, надеется, конечно, что на определенном уровне месторождение расширяется и мы имеем не шахту лифта, а бутылку. С геологической точки зрения это, конечно, очень заманчиво, особенно если учесть, что сегодня 98 процентов мировой добычи редкоземельных металлов сосредоточено в Китае. Но один из моих любимых примеров — добыча золота на Рейне. Речь идет о компании Holcim, она производит стройматериалы, и на Рейне они добывают гравий. Они пропускают через свои механизмы огромное количество песка и гравия, производят сотни тысяч тонн песка и гравия в год. А побочным продуктом является добыча золота из воды. В год они добывают около 30 килограммов золота, и эта добыча им ничего не стоит. Они даже не применяют ядовитые химикаты, которые обычно задействуются при добыче золота. Они просто пропускают массы воды через искусственные щетки — и тяжелые частицы золота оседают в фильтрах. В результате они являются крупнейшим немецким производителем золота. Разумеется, это ничего не меняет в том факте, что подавляющий объем золота Германия импортирует, но главное, что при желании в Германии можно добывать в том числе и золото, главное знать, где и как копнуть».

Город на зыбком угле

Для жителей восточногерманского городка Шенкендёберн, расположенного в паре километров от польской границы, вопрос о том, где «копнуть» в поисках ресурсов, не стоит вовсе. Они отлично знают, что копать можно во дворе любого дома — городок, в котором живет чуть меньше четырех тысяч человек, стоит на одном из крупнейших месторождений бурого угля. Собственно, городом в традиционном российском понимании Шенкендёберн не является. Самостоятельно управляющийся населенный пункт представляет собой группу небольших поселков, рассыпанных по территории в несколько квадратных километров и разделенных полями и лесом. Однако большая площадь городка вскоре может резко сократиться. Шведская энергетическая компания Vattenfall, уже разрабатывающая бурый уголь в непосредственной близости от Шенкендёберна, собирается расширить добычу и заложить новый карьер, который сожрет сразу несколько входящих в Шенкендёберн поселков.

Собственно, и нынешним положением дел с карьером жители городка недовольны. Карьер площадью 6 тыс. га был заложен еще в 1974 году, чтобы снабжать бурым углем построенную неподалеку электростанцию Йеншвальде. Работающая до сих пор электростанция имеет мощность 3 ГВт, это третья по мощности электростанция Германии. Каждый день в топках Йеншвальде сгорает 60 тыс. тонн бурого угля, а при максимальной загрузке станция способна сжечь 80 тыс. тонн угля в день. Фактически это весь бурый уголь, добываемый на карьере, который является лишь придатком электростанции-гиганта.

«Где я буду похоронен?»

Впрочем, главное беспокойство жителей Шенкендёберна вызывает не сохранение карьера, а его развитие. После тридцати лет работы нынешний карьер почти полностью истощился: слой бурого угля на востоке Германии не особенно богатый, от 6 до 15 метров толщиной. Чтобы продолжить снабжать топливом электростанцию-гигант, Vattenfall вынуждена закладывать новый разрез. Согласно планам компании, новый — не меньшего размера — карьер должен обеспечить работу электростанции еще на 20–25 лет. И съесть три поселка, входящие в населенный пункт Шенкендёберн.

В затронутых поселках проживает около 900 человек, и не все из них смотрят на перспективу переселения с оптимизмом. То тут, то там во дворах домов можно увидеть плакаты: «Мы не хотим терять дом» или «Защитим свое будущее».

Уничтожение населенных пунктов, стоящих на пути добычи ресурсов, не уникальное событие в Германии. Так, в 2006–2009 годах при расширении принадлежащего компании RWE карьера Гарцвайлер на западе страны было переселено десять населенных пунктов. Согласно планам компании, вплоть до 2045 года карьер, активная площадь которого составляет более 4 тыс. га, должен выдавать от 35 до 45 млн тонн бурого угля. Для расширения другого разреза компании RWE тоже планируется переселить два населенных пункта с общим населением 2 тыс. человек. Однако обыденность процесса переселения граждан, живущих на залежах полезных ископаемых, равно как и то, что под добычу ресурсов занято только 0,2% территории Германии, не делает менее драматичным каждый новый случай стирания с карты страны очередного городка.

Зависимость Германии от импорта ресурсов долгие годы была одной из самых болезненных для немцев тем. Поставки зарубежного сырья были и остаются критическими для важнейших отраслей немецкой экономики, в первую очередь для ресурсоемкого машиностроения, определяющего структуру немецкого экспорта, а также для энергетики. Именно поэтому возможность хоть немного уменьшить эту зависимость будет получать всевозможную поддержку со стороны федеральных немецких властей. «Можно с уверенностью сказать, что добыча ресурсов в Германии не заменит импорт. Однако важно, что, во-первых, добыча сама по себе является миллионным и даже миллиардным, если речь идет, например, о меди в Лаузице, бизнесе, — рассуждает Кристоф Зайдлер. — А во-вторых, имея собственную добычу, пусть и ограниченную, страна улучшает свои переговорные позиции со странами-экспортерами».

Где в Европе добывают нефть

В 50 км от Лондона, недалеко от аэропорта Гатвик, обнаружено месторождение со значительным запасом нефти. По сообщениям компании Uk Oil and Gas Investments (UKOG), запасы могут составить порядка 100 млрд баррелей, что может серьезно изменить расклад сил в мировой экономике. Мы решили выяснить, где еще в Европе добывают нефть.

Норвегия

Страны, имеющие выход к Северному морю, многие годы были нефтяной кормушкой Европы. С ростом запросов эти страны потеряли лидирующие позиции в рейтинге европейских доноров, однако для себя обеспечили относительную энергетическую независимость.

Лидером Европы по нефтедобыче сегодня является Норвегия, добывающая около двух миллионов баррелей нефти в день. Для Европы это огромные цифры, что позволяет скандинавскому королевству чувствовать себя в экономической безопасности, так как помимо высокого уровня диверсификации экономики, стабильность обеспечивают средства от экспорта нефти.

Для сравнения, весь Евросоюз добывает в день около полутора миллионов баррелей.

Великобритания

Ежедневная добыча нефти в Великобритании на сегодняшний день составляет около 800 000 баррелей, что является рекордным показателем в Евросоюзе, но и это не позволяет отказаться от импортного сырья надолго.

Прежде нефть и газ доставлялись в Великобританию в основном с шельфа Северного моря, однако количества этого топлива уже давно было недостаточно для того, чтобы покрыть растущие потребности страны.

Наиболее крупными нефтяными месторождениями на британском континентальном шельфе в Северном море являются: Леман-Бенк, Брент, Моркэм и Биззард. Среди континентальных – самым крупным нефтяным месторождением считается Вутч Ферм с запасами порядка 60 млн тонн нефти.

Дания

Еще одно государство Скандинавии, занимающее третье место в Европе по добыче нефти, имеет в четыре раза более скромные показатели. Дания добывает 200 000 баррелей в день.

В плане энергоресурсов Дания полностью самодостаточна. В последние годы обнаружена нефть на шельфе в Северном море и на юге Ютландии.

Германия

Четвертое место занимает экономический локомотив Европы – Германия. Естественно, что для такой экономики, как в Германии, добыча примерно 170 000 баррелей нефти в день является недостаточной, поэтому страна импортирует значительные объемы нефтепродуктов.

Основа нефтяной промышленности Германии – прибрежные районы. Большая часть германской нефти поступает из самого крупного нефтяного поля в средней части западного побережья Шлезвиг-Гольштейна.

По прогнозам ученых, в недрах Германии хранятся еще около 560 млн тонн нефти, добыча которой до сих пор считалась слишком трудоемкой и нерентабельной.

Италия

Пятерку замыкает Италия, добывающая 112 000 баррелей нефти в день. Самые крупные месторождения на суше – Трекате, Монте-Альпи, Рагуза, на континентальном шельфе – Роспо-Маре, Акила, Джела. На большинстве морских месторождений Италии добывается тяжелая нефть, что осложняет ее переработку.

В конце 90-х годов на большинстве морских месторождений в связи с истощением запасов добыча нефти прекратилась. В итоге к 2003 году 90% всей нефти в Италии производилось на суше. Итальянцы не унывают – и по их прогнозам, в стране еще много нефти, которую нужно просто добыть.

Румыния, Украина, Франция, Турция

С пятого по девятое место в рейтинге расположились Румыния, Украина, Франция и Турция, добыча нефти в которых составляет от 50 до 100 тыс. баррелей нефти в день. Замыкает десятку Беларусь с показателем около 30 000 баррелей в день.

Для сравнения масштабов и понимания места Европы на нефтяном рынке, стоит отметить, что показатели первой тройки в мире превышают 10 млн баррелей в день. В эту тройку входят Россия, США и Саудовская Аравия.

Тем не менее именно европейские нефтяные компании являются главными игроками на рынке. Отсутствие ресурсов на своей территории не мешает этим компаниям выигрывать право на нефтедобычу в самых разных уголках мира. Дело в том, что европейские компании благодаря многолетней работе на рынке имеют необходимые опыт, технологии и обученный персонал, чем не могут похвастаться страны, в которых эту нефть добывают.

Синтетическое топливо и сланцевая нефть

Не секрет, что в современном мире кровью мировой экономики является нефть, так называемое черное золото. На протяжении XX и XXI века именно нефть остается одним из наиболее важных для человечества полезных ископаемых на планете. На 2010 год нефть занимала ведущее место в мировом топливно-энергетическом балансе, на ее долю приходилось 33,6% в общем потреблении энергоресурсов. При этом нефть — это невозобновляемый ресурс, и разговоры о том, что рано или поздно ее запасы подойдут к концу, ведутся уже не один десяток лет.

По оценкам ученых, разведанных запасов нефти в мире хватит примерно на 40 лет, а неразведанных еще лет на 10-50. К примеру, в России по состоянию на 1 января 2012 года согласно официально обнародованной информации (до этого момента информация по запасам нефти и газа была засекреченной), объем извлекаемых запасов нефти категорий А/B/С1 составлял 17,8 миллиарда тонн, или 129,9 миллиардов бареллей (согласно расчету, при котором одна тонна экспортной нефти Urals составляет 7,3 барреля). Исходя из существующих объемов добычи, этих разведанных природных богатств нашей стране хватит на 35 лет.

При этом в чистом виде нефть практически не используется. Главная ценность заключается в продуктах ее переработки. Нефть — это источник получения жидкого топлива и масел, а также огромного количества важных для современной промышленности продуктов. Без топлива остановится не только мировая экономика, но и любая армия. Без горючего не поедут автомобили и танки, не взлетят в небо самолеты. При этом некоторые страны изначально лишены собственных запасов черного золота. Ярким примером таких стран в XX веке стали Германия и Япония, которые, обладая очень скудной ресурсной базой, развязали Вторую мировую войну, каждый день которой требовал огромного расхода топлива. В годы Второй мировой войны Германия в значительной степени, в отдельные годы до 50%, удовлетворяла свои потребности в топливе за счет производства жидкого топлива из угля. Выходом для нее стало использование синтетического топлива и масел. Аналогичным образом поступили в прошлом веке и в ЮАР, где предприятие Sasol Limited в годы Апартеида помогало южноафриканской экономике успешно работать под давлением международных санкций.

Синтетическое топливо

В 1920-е годы немецкие исследователи Франц Фишер и Ганс Тропшом, которые трудились в Институте кайзера Вильгельма, изобрели процесс, который получил название процесса Фишера — Тропша. Его принципиальным значением стал выпуск синтетических углеводородов для их использования в качестве синтетического топлива и смазочного масла, к примеру, из угля. Неудивительно, что данный процесс был изобретен в достаточно бедной нефтью, но в то же время богатой углем Германии. Он широко использовался для промышленного выпуска жидкого синтетического топлива. Германия и Япония в годы войны широко применяли этот альтернативный вид топлива. В Германии годовое производство синтетического топлива в 1944 году достигло примерно 6,5 миллиона тонн, или 124 000 баррелей в день. После завершения Второй мировой войны взятые в плен немецкие ученые продолжили работу в этой области. В частности, в США они участвовали в операции «Скрепка», работая в Бюро горной промышленности.

Начиная с середины 1930-х годов в Германии, США, СССР и других промышленно развитых государствах мира начали получать распространение технологии газификации конденсированных топлив в химико-технологических целях, в первую очередь для синтезирования разнообразных химических соединений, в том числе искусственных масел и жидкого топлива. В 1935 году в Германии и Англии из угля, воздуха и воды было изготовлено 835 тысяч тонн и 150 тысяч тонн синтетического бензина соответственно. А в 1936 году лично Адольф Гитлер дал в Германии старт новой госпрограмме, которая предусматривала выпуск синтетического топлива и масел.

Уже в следующем году Франц Фишер совместно с Гельмутом Пихлером (Ганс Тропш в 1931 году уехал из Германии в США, где спустя четыре года ушел из жизни) смогли разработать метод синтеза углеводородов при среднем давлении. В своем процессе немецкие ученые применили катализаторы на основе соединений железа, давление около 10 атмосфер и высокие температуры. Проводимые ими эксперименты имели огромное значение для развертывания в Германии многотоннажного химического выпуска углеводородов. В результате осуществления данного процесса в качестве основных продуктов получались парафины и бензин с высоким октановым числом. 13 августа 1938 года в Каринхалле — охотничьем поместье рейхсминистра авиации Германа Геринга — прошло совещание, на котором была принята программа развития топливного производства, которая получила условное обозначение «Каринхаллеплан». Выбор резиденции Геринга и его кандидатуры, как руководителя программы, был неслучайным, так как возглавляемое им Люфтваффе потребляло минимум треть производимого в Германии топлива. Помимо всего прочего данный план предусматривал существенное развитие выпуска синтетического моторного топлива и смазочных масел.

В 1939 году процесс Фишера — Тропша был запущен в рейхе в коммерческих масштабах применительно к бурому углю, месторождениями которого была особо богата средняя часть страны. Уже к началу 1941 году суммарный выпуск в фашистской Германии синтетического топлива догнал выпуск нефтяного топлива, а далее и превысил его. Помимо синтетического горючего в рейхе из генераторного газа синтезировали жирные кислоты, парафин, искусственные жиры, в том числе и пищевые. Так из одной тонны условного конденсированного топлива по методу Фишера — Тропша можно было получить 0,67 тонны метанола и 0,71 тонны аммиака, или же 1,14 тонны спиртов и альдегидов, в том числе и высших жирных спиртов (ВЖС), или же 0,26 тонны жидких углеводородов.

В конце Второй мировой войны более полугода с осени 1944 года, когда войска Красной Армии заняли нефтяные промыслы Плоешти (Румыния) — крупнейшего природного источника сырья для изготовления топлива, который контролировался Гитлером, и до мая 1945 года функцию моторного топлива в экономике Германии и армии выполняли искусственные жидкие топлива и генераторный газ. Можно сказать, что гитлеровская Германия была империей, которая строилась на твердом углеродсодержащем сырье (в первую очередь угле и в меньшей степени на обычной древесине), воде и воздухе. 100% обогащенной азотной кислоты, которая была необходима для выпуска всех военных взрывчатых веществ, 99% каучука и метанола и 85% моторного топлива синтезировались в Германии из этих сырьевых элементов.

Заводы газификации и гидрогенизации угля были основой немецкой экономики 1940-х годов. Среди всего прочего, синтетическое авиатопливо, которое производилось по методу Фишера — Тропша на 84,5% покрывало все потребности Luftwaffe в военные годы. В годы Второй мировой в фашистской Германии данный метод для синтеза дизельного топлива применялся на восьми заводах, которые давали примерно 600 тысяч тонн дизтоплива в год. При этом данный проект полностью финансировался государством. Аналогичные заводы немцы построили и в оккупированных ими странах, в частности в Польше (Освенцим), который продолжал работу до 1950-х годов включительно. После завершения войны все эти заводы на территории Германии были закрыты и частично вместе с технологиями вывезены из страны в счет репараций СССР и США.

Сланцевая нефть

Вторым источником для производства топлива, помимо угля, является сланцевая нефть, тема которой последние несколько лет не сходит со страниц мировой прессы. В современном мире одной из самых важных тенденций, наблюдаемой в нефтедобывающей отрасли, является уменьшение добычи легкой нефти и нефти средней плотности. Сокращение разведанных запасов нефти на планете вынуждает нефтяные компании работать с альтернативными источниками углеводородов и заниматься их поисками. Одним из таких источников, вместе с тяжелой нефтью и природными битумами, выступают горючие сланцы. Имеющиеся на планете запасы горючих сланцев на порядок превосходят запасы нефти. Основные их запасы сосредоточены на территории США — около 450 триллионов тонн (24,7 триллиона тонн сланцевой нефти). Существенные их запасы есть в Китае и Бразилии. Располагает обширными их запасами и Россия, где содержится около 7% мировых запасов. В США добыча сланцевой нефти началась еще в конце 40-х — начале 50-х годов прошлого века шахтным способом. По большей части добыча носила экспериментальный характер и осуществлялась в мизерных размерах.

На сегодняшний день в мире существует два основных способа получения нужного сырья из горючих сланцев. Первый из них подразумевает добычу сланцевой породы открытым или шахтным методом с последующей переработкой в специальных установках-реакторах, в которых сланцы подвержены пиролизу без доступа воздуха. В ходе этих операций из породы получают сланцевую смолу. Данный метод активно старались развивать и в Советском Союзе. Известны также подобные проекты по добыче сланцев на месторождении Ирати в Бразилии и в китайской провинции Фушунь. В целом же и в 40-е годы XX века, и сейчас метод добычи сланцев с последующей их переработкой остается довольно затратным способом, а себестоимость конечной продукции остается высокой. В ценах 2005 года себестоимость барреля такой нефти составляла на выходе 75-90 долларов.

Второй способ добычи сланцевой нефти предполагает ее добычу прямо из пласта. Именно этот метод получил развитие в США в последние несколько лет и позволил вести разговоры о «сланцевой революции» в нефтедобыче. Данный метод предусматривает бурение горизонтальных скважин с последующими множественными гидроразрывами пласта. При этом часто требуется проводить химический или термический разогрев пласта. Очевидно и то, что такой метод добычи значительно сложнее, а значит и дороже традиционного способа добычи вне зависимости от применяемых технологий и прогресса в научной сфере. Пока что себестоимость сланцевой нефти оказывается существенно выше традиционной нефти. По оценкам самих нефтедобывающих компаний, ее добыча остается рентабельной при минимальных ценах на нефть на мировом рынке выше 50-60 долларов за баррель. При этом оба способа имеют те или иные значительные недостатки.

К примеру, первый метод с открытой или шахтной добычей горючих сланцев и их последующей переработкой значительно сдерживается необходимостью утилизации огромных количеств углекислого газа — СО2, который образуется в процессе извлечения из него сланцевой смолы. Окончательно проблема утилизации углекислого газа все еще не решена, а его выбросы в земную атмосферу чреваты серьезными экологическими проблемами. В то же время при добыче сланцевой нефти непосредственно из пластов появляется друга проблема. Это высокие темпы падения дебита введенных в эксплуатацию скважин. На первоначальном этапе эксплуатации скважины, благодаря множественным гидроразрывам и горизонтальному закачиванию, характеризуются очень высоким дебитом. Однако после примерно 400 дней работы объемы добываемой продукции резко снижаются (до 80%). Для того чтобы компенсировать столь резкое падение и как-то выровнять профиль добычи, скважины на таких сланцевых месторождениях необходимо вводить в эксплуатацию поэтапно.

В то же время такие технологии, как горизонтальное бурение и гидроразрыв пласта, позволили США нарастить добычу нефти более чем на 60% с 2010 года, доведя ее до 9 миллионов баррелей в день. В настоящее время одним из наиболее успешных примеров использования технологий добычи сланцевой нефти является месторождение Баккен (Bakken), находящееся на территории штатов Северная и Южная Дакота. Разработка именно этого месторождения сланцевой нефти породила своего рода эйфорию на рынке Северной Америки. Всего 5 лет назад добыча нефти на данном месторождении не превышала 60 тысяч баррелей в сутки, а в настоящее время составляет уже 500 тысяч баррелей. По мере осуществления здесь геологоразведки запасы нефти месторождения выросли со 150 миллионов до 11 миллиардов баррелей. Наряду с этим нефтеносным месторождением добыча сланцевой нефти в США ведется на месторождениях Bone Springs в Нью-Мексико, Eagle Ford в Техасе и Three Forks в Северной Дакоте.

Источники информации:
http://dom-en.ru/gkt11
http://vseonefti.ru/neft/slancevaya-neft.html
http://www.vestifinance.ru/articles/49084
Материалы из открытых источников

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также:  Интересные факты о Германии из разных сфер жизни
Ссылка на основную публикацию