Новое открытие Гренландии европейцами, основные экспедиции

Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Главное меню

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА

Вторичное открытие Гренландии и ее колонизация. Современное население
Этнография – Народы Америки

Во второй половине XVI в., в эпоху первоначального накопления, возобновляются плавания европейцев в арктические моря к восточным берегам Гренландии для охоты на тюленей, моржей и китов. В этих экспедициях принимали участия, кроме датчан и норвежцев, англичане и голландцы, так как морской зверобойный промысел, особенно китобойный, приносил большие доходы. В этот период многие мореплаватели подходили к берегам Гренландии, исследовали их, а купцы вступали в торговые взаимоотношения с гренландскими эскимосами. Так, в поисках пути в Китай, Фробишер в 1576—1578 гг. вторично открыл Гренландию и высаживался на ее пустынных берегах; он думал, что это легендарная страна «Фрислянд». Девис в 1585—1588 гг. нанес на карту значительную часть западных берегов Гренландии, а Г. Гудзон в 1607 г.— южную часть вое* точных берегов. В. Баффин доходил до пролива Смита и тоже видел там эскимосов. Многие склонны были считать открытия Баффина досужим вымыслом, но исследования К. Расмуссена и раскопки Э. Голтвида показали, что во времена Баффина даже на Земле Инглфилд, расположенной примерно на 100 миль дальше места, посещенного Баффином, жили люди; судя по остаткам материальной культуры, это были эскимосы, испытавшие влияние норманнов. Например, у этих эскимосов были пилы из китового уса, железные изделия и т. д.

С начала XVIII в. уже сотни китобоев посещают Гренландию и входят в контакт с эскимосами. С этого то времени и идет, все усиливаясь, европейское влияние на эскимосов Гренландии. В XVIII в. началась повторная колонизация Гренландии европейцами, преимущественно датчанами. Новое постоянное поселение возникло в районе Готхоба в 1721 г. Основатели его — миссионеры Ганс Эгеде и Давид Кранц. Они не нашли в Гренландии, как ожидали, европейцев, а застали там лишь эскимосов — морских охотников и рыболовов.

Эгеде провел в Гренландии пятнадцать лет. Он отметил наличие большого числа норвежских слов в языке гренландских эскимосов и нашел, что физический облик населения южной Гренландии, в районе мыса Фарвель, носил явные черты норвежского происхождения. Основными занятиями населения Гренландии во времена Эгеде были морской зверобойный промысел и рыболовство. Имеются сведения о том, что новую европейскую колонию посещали эскимосы и с восточного побережья Гренландии. Эскимосов обращали в христианство, и уже к концу XVIII в. все эскимосы юго западной Гренландии были крещены. В XVIII в. было положено основание большей части населенных пунктов современной юго-западнойГренландии, и колонизация Гренландии европейцами была в основном закончена.

Колонизация Восточной Гренландии

Восточное побережье Гренландии находится в более суровых климатических условиях, подступы к нему несравненно труднее; поэтому заселение и исследование этой части острова произошло значительно позже. Первые упоминания о восточных эскимосах относятся к 1385 г. и принадлежат Бьери Иорсалафари, случайно посетившему восточное побережье Гренландии; он упоминает о жителях 18 селений. В 1476 г. норвежские мореплаватели Пининг и Потхорст в районе современного Анг- магсалика встретили людей на каяках. В 1829—1830 гг. в юго-восточной Гренландии жило не менее 600 человек, но затем это население частично передвинулось на западный берег и уже в 1832 г. там осталось лишь 480 человек. В 1884 г. Холм нашел там только 135 эскимосов. Первое постоянное европейское поселение на восточном берегу Гренландии, Анг- магсалик, было основано датчанами в 1894 г. Около 1900 г. эскимосы юго- восточной Гренландии частью передвинулись на северо-восток, в район Ангмагсалика, частью перебрались на западный берег. В 1925 г. в заливе Скорсби, расположенном в 700 милях севернее Ангмагсалика, была организована новая датская колония; туда были переселены эскимосы из Ангмагсалика и 90 человек с западного побережья. Перепись 1936 г. зафиксировала в Скорсби 170 эскимосов и 6 европейцев.

Колонизация северо-западной Гренландии

На крайнем северо-западе Гренландии, под 78 северной широты, расположено самое северное постоянне поселение эскимосов — поселок Эта, а на два градуса южнее его (под 76 е ) в 1910 г. К. Расмуссеном оыло основано селение Туле. В 1951 г. в этом районе жило 302 человека. Теперь там помещается американская авиабаза, а население насильственно переселено в 1952—1953 гг. на побережье залива Инглфилда.

Разобщенность между отдельными группами эскимосов северо-западной Гренландии в сравнительно недалеком прошлом была настолько велика, что в 1818 г. на мысе Йорк была открыта англичанином Дж. Россом изолированно живущая группа эскимосов, которые считали себя единственными представителями человеческого рода.

Датское господство

Пользуясь тем, что повторная колонизация Гренландии была произведена преимущественно датчанами и норвежцами, датские короли подчинили Гренландию своей власти. В 1774 г. Дания объявила торговлю с Гренландией своей монополией, а с 1814 г. назвала Гренландию своей колонией. Это положение оставалось в силе до самых последних лет. Гренландия по сей день является колонне]! Дании, а монополия на торговлю, к большой выгоде датских купцов, просуществовала до 1952 г.

Со времени установления господства Дании Гренландия стала объектом особого внимания датских ученых и в продолжение многих лет была своеобразной арктической лабораторией, где исследователи самых разнообразных отраслей науки находили обширное поле для своей научной деятельности. Наиболее продуктивными в области научно-исследовательской деятельности в Гренландии были 1876—1912 гг.; в этот период состоялось 57 датских экспедиций в Гренландию, из которых 47 работали на западном побережье, наиболее доступном. В результате этой упорной работы вышло 145 больших томов в научной серии «Медделельсер ом Грен- панд». Эти исследования имели целью помочь более полному освоению ресурсов Гренландии.

Современное населен не Гренландии

В 1950 г. численность жителей Гренландии составляла 23 642 человека. В это число входило около 1 тыс. европейцев (преимущественно датчан), главным образом торговцев, миссионеров, предстазш гелей колониальной администрации. Эскимосы, составляющие большинство населения страны, в значительной мере смешались с норманнами и другими европейцами. Браки между европейскими мужчинами и эскимосскими женщинами широко практиковались и практикуются до последнего времени, поэтому в Гренландии не легко встретить «чистокровного» •эскимоса. Особенно сильна была европеизация эскимосского физического -типа на юго-западе страны. Исходя из этого, В. Стефансон в свое врем;; предложил называть гренландских эскимосов просто гренландцами. Теперь это название довольно широко распространено. Однако на восточном побережье п на северо-западе Гренландии эскимосы в большей степени сохранили свой физический тип и национальные особенности быта.

Все современное население Гренландии может быть разделено на три группы: западную, представляющую большинство населения (21 661 человек в 1950 г., в том числе 907 европейцев), она занимает западное побережье от мыса Фарвель на юге до Упернивика на севере; восточную, живущую в районе двух селений восточного побережья Ангмагсалика и Скорсби (1607 человек в 1950 г., из них 118 европейцев); северную, занимающую крайний северо-запад Гренландии (374 человека в 1950 г., в том числе 36 европейцев).

С этой группировкой населения совпадает и административное деление Гренландии на три провинции: Западную Гренландию — с центром в Готхобе (главный город Гренландии); Восточную Гренландию — с центром в Ангмагсалике и Северную Гренландию — с центром в Годхавне.

Новое открытие Гренландии

Английские и ганзейские моряки в те времена развивали оживленную деятельность в северо-атлантических водах, в частности они вели хотя и незаконную, но обширную торговлю с Исландией. Учитывая все это, не приходится удивляться тому, что суда неоднократно забрасывались штормом к восточному побережью Гренландии; это обстоятельство послужило причиной того, что гамбургская каравелла под командованием некоего Герта Местемакера в 1542 г. была послана для того, чтобы найти эту землю, и, по-видимому, достигла восточного побережья Гренландии, не встретив там, однако, людей. Не исключена возможность, что именно в этом походе было найдено тело мертвого скандинава.

Этот поход не привел, однако, ни к каким практическим результатам. Век великих географических открытий близился к концу.

Англичане и голландцы находились на пути к тому, чтобы вырвать из рук испанцев и португальцев господство на море. «Кратчайший путь к сокровищницам Индии» стал повсюду лозунгом. Когда выяснилось, что Колумб в 1492 г. достиг не азиатского побережья, а открыл новую часть света, тo стали делаться попытки обойти этот материк. Вопрос о северо-западном морском проходе, то есть о пути в Азию к северу от Америки, являлся поэтому актуальным, и когда суда стремились пробиться дальше на запад, то они, естественно, направлялись в пролив Дэвиса, то есть как раз в те места, где высадка на гренландский берег возможна без большого риска.

Открытие во время английской экспедиции

В борьбе за открытие северо-западного морского пути Англия являлась ведущей страной, и эта борьба вместе с тем почти случайно привела к новому открытию Гренландии. Мартин Фробишер — таково имя молодого морского офицера, которому в 1576 г. удалось стать во главе частной экспедиции, во время которой он первый увидел Гренландию. По всей вероятности, он полагал, что это Фрисландия — фантастическая страна, которая каким-то образом появилась на картах средневековья и повторяла контуры Исландии. В путешествии, предпринятом два года спустя, ему удалось высадиться на берег и выяснить, что эта земля в действительности является овеянной легендами Гренландией. Это подтвердилось впоследствии, когда его соотечественник Джон Дэвис в следующем десятилетии предпринял не менее чем три похода в этот район и прошел вдоль западного побережья Гренландии до места, носящего в настоящее время название Упернавик.

Экспедиции Дании

Поэтому Дания не должна была терять время, если она хотела сохранить право на свою старую скандинавскую колонию. Решающий шаг был предпринят королем Христианом IV. В 1605 г. он снарядил экспедицию, состоящую из трех небольших судов. Два из них были доверены англичанам — Джону Каннингхэму и Джону Найту, третье судно — датскому дворянину Гудше Линденову. Главным руководителем всего предприятия, однако, был англичанин по имени Джеймс Холл, который, по-видимому, участвовал во втором походе Дэвиса. Когда суда в течение 11 дней безрезультатно пытались пробиться через плавучие льды у южной оконечности западного побережья, судно, которым командовал Линденов, отделилось от остальных двух и вошло в Фискефьорд, откуда оно после короткого пребывания вернулось в Копенгаген. Для датчан, конечно, основным являлось то, что Гренландия наконец была вновь открыта. Слухи о вновь открытой стране быстро распространились по Европе. Из Брюсселя сам папский нунций направил в Рим посланца для сообщения об этом событии. Холл, которому приходилось видеть страну не в первый раз, занялся весьма тщательной по тому времени картографической работой совершив от места своей стоянки, находившейся к югу от Холстейнсборга, поездку на шлюпке до острова Саркардлит, расположенного в южной части залива Диско.

Уже следующим летом Христиан IV снарядил новую экспедицию, состоявшую уже из пяти судов, во главе которой стояли Линденов в качестве руководителя эскадры и Холл в качестве навигатора (штурмана). Суда направились к тому же месту, так как имелось предположение, что в одном из фьордов найдена серебряная жила; к сожалению, привезенная оттуда руда оказалась совершенно не имеющей ценности. Третий поход, на этот раз на английские средства, Холл предпринял в 1612 г., там он был убит туземцами.

Англичане, однако, не оставляли своих попыток отыскать северо-западный морской проход. В 1616 г. Уильям Баффин проник со своим судном вплоть до пролива Смита. Таким образом, направление береговой линии западного побережья в общем было уже известно. Вследствие наличия дрейфующих льдов восточное побережье оставалось почти неисследованным. Так как на западном побережье не было найдено потомков скандинавов, то Карстен Ричардсон с датской экспедицией в 1607 г. попытался проникнуть в южную часть, однако с тем же отрицательным результатом. В том же году английский мореплаватель Генри Гудсон случайно увидел среднюю часть восточного побережья, когда искал северный путь в Индию, а десять лет спустя голландский моряк Ерис Каролус достиг восточного побережья около нынешнего Ангмагсалика. Таким образом, уже в начале XVII столетия знали довольно много об очертаниях Гренландии, однако эти познания были не шире открытий древних скандинавов.

После этого следует долгий период затишья. Английские, голландские и датские китобои бороздят море между Шпицбергеном и Гренландией и время от времени приближаются к ее побережью. В порядке поисков за китами китобои в начале следующего века посещают пролив Дэвиса для промысла и меновой торговли с гренландцами. Из Дании снаряжается несколько торговых экспедиций (например, поездки Данелла в 1652—1664 гг. и Отто Аксельсена несколько лет спустя). Однако исследование страны по-прежнему не производилось. Лишь в начале XVIII в. картина меняется. За новым открытием следует новое освоение, и хотя это не ведет непосредственно к новым исследованиям, тем не менее имеет большое значение, создавая возможность использования самой страны в качестве исходной базы для проникновения в труднодоступные местности.

Начало освоения Гренландии

Третьего июля 1721 г. Ханс Эгеде (норвежский пастор из Бергена.— Ред.) вместе с женой и детьми высадился на острове Хобетсе (остров Надежды), поблизости от нынешнего пункта Готхоб. Начало освоению страны было заложено, и вскоре европейцы прочно обосновались там. Теперь предоставлялась возможность взяться за разрешение двух задач: с одной стороны, углубить познания о Западной Гренландии, а с другой — разыскать место древнего поселения — Естербюгден. Не сомневались, что последнее должно находиться на противоположной стороне, на труднодоступном восточном побережье. Ханс Эгеде во время своих продолжительных и трудных поездок на лодке собрал многочисленные материалы о природе и людях западного побережья. Правда, он так и не достиг восточного побережья, однако нашел правильный путь, так как исходным пунктом он избрал западное побережье и пользовался местным способом сообщения — туземной многоместной весельной лодкой.

Вновь открыл восточное побережье Педер Ольсен Валле, который до этого в течение 10 лет жил в Гренландии и научился пользоваться эскимосскими средствами сообщения. Его лодка покинула Готхоб в 1751 г. и летом следующего года достигла на восточном побережье пункта, находящегося примерно под 61° с. ш., где дрейфующие льды заставили его прекратить путешествие. Через 10 лет китобоец Волькард Боон зашел в залив Скорсби, расположенный значительно севернее, а в 1786—1787 гг. морские офицеры Лёвенёрн, Эгеде и Роте попытались пробиться через плавучие льды с моря, однако сами были блокированы льдами.

Открытие Гренландии

10 мая 1417 Дания,

Гренландия – наибольший по площади остров в мире, расположенный на северо-восток от Северной Америки и омываемый водами Атлантики и Северного Ледовитого океана. В переводе «Гренландия» обозначает «Зеленый остров». Существует две версии происхождения названия острова. По одной версии остров был назван первооткрывателями-викингами из-за большого количества ранее произраставшей на свободной от ледников земле зеленой травы, по другой – такое название было дано острову намеренно, для того что бы привлечь большое количество желающих переселиться на новые земли.

Вблизи Гренландии расположено большое количество более мелких островов и скал. Наибольшим по величине является остров Диско (географические координаты: 69°47′46″ с. ш. 53°05′54″ з. д.), расположенный в море Баффина у западного побережья Гренландии. У восточного побережья расположены еще ряд островов размерами поменьше, это, прежде всего, острова Шеннон, Клаверинг, Енс-Мунк, Трейлл, Сторе-Коллевей, Ховгор и другие.

Гренландия и прилегающие острова и скалы входят в состав Королевства Дания и является его автономной единицей.

В результате археологических раскопок удалось установить, что до открытия Гренландии викингами, начиная примерно с 2400 года до нашей эры, на ее территории проживали народы, относящиеся к палео-эскимосским культурам. Постепенно эти культуры пришли в упадок, а люди ушли из острова, что объясняют резким ухудшением климата на заселенных территориях.

В 982 году Эрик Рауди (Рыжий), вождь одного из племен викингов, которые до этого заселили остров Исландия, за убийство соседа был наказан трехлетним сроком изгнания и вместе с семьей, слугами и скотом отплыл в западном направлении в поисках неведомой земли, которая упоминалась в сагах. Неведомая земля довольно быстро была открыта, но сойти на берег мешал плавучий лед, который заставил викингов обогнуть южную оконечность острова и высадиться в Юлианехобе (Какорток). Дальнейшие исследования викингов острова показали, что он необитаем.

В 986 году Рауди вернулся после изгнания в Исландию и собрал достаточно много желающих переселиться на вновь открытые земли, согласно сагам, их число превышало 350 человек. По прибытию на остров было основано две крупные колонии Западная и Восточная, в которых численность жителей в период расцвета достигала пяти тысяч человек.

Приблизительно в 1000 году Лэйф Эриксон с Гренландии, имея под командой 35 человек, достиг побережья полуострова Лабладор и острова Ньюфаундленд, тем самым открыв Америку задолго до Колумба.

В 1261 году Гренландия, которая до этого была фактически независимой, приняла власть Норвежской короны. А после унии Норвегии и Дании, остров фактически вошел в состав Датского Королевства.

худшение климата и эпидемия чумы значительно опустошили Гренландию, которая после всех перепетий и катаклизмов опять оказалась почти безлюдной и начала заселяться инуитами (эскимосами), которые пришли с севера Канады.

В 1500 году Гренландия была повторно открыта португальской экспедицией братьев Кортириалов.

На протяжении средних веков Гренландия постоянно являлась предметом территориальных споров между Норвегией и Данией.

В 1940 году после оккупации Дании Германией, Гренландия отказалась признать датское марионеточное правительство и начала сближаться с США и Великобританией, дав им возможность строить на своей территории военные базы и аэродромы. В период Второй мировой войны у мыса Фарвель потерпели аварию или были потоплены 4 немецкие и 1 британская субмарина.

В 1968 году в районе одной из американских баз ВВС потерпел аварию стратегический бомбардировщик с водородной бомбой на борту, авария едва не вызвала экологическую катастрофу в регионе.

Статус Гренландии, как колонии Дании, был отменен в 1953 году, в это время Гренландия была признана неотъемлемой частью Датского королевства. А в 2009 году, после проведенного на острове референдума, парламент Дании расширил автономные полномочия Гренландии, что, по мнению многих, стало первым шагом на пути к независимости острова.

Остров Гренландия достаточно велик по площади, поэтому его географические координаты принято показывать в общем, а именно: 72°00´с.ш.,40°00´з.д.

Мыс Морис-Джесуп является самой северной точкой Гренландии (83°37′39″ с. ш. 32°39′52″ з. д.), который до 1921 года считался самым северным участком суши, до того момента, как был открыты поочередно острова Каффеклуббен и ATOW1996, перехватившие пальму первенства. Мыс Фарвель (59°46′23″ с. ш. 43°55′21″ з. д.), представляющий собой надводную скалу, принято считать самой южной точкой Гренландии, даже не взирая на то, что он расположен на острове Эггерс. Самой западной точкой острова считается мыс Нороструннинген, а самой восточной – мыс Александра (78°11′ с. ш. 73°03′ з. д.), расположенный на западе полуострова Хейс.

Общая площадь суши острова составляет более 2,1 миллиона квадратных километров. Побережье по всей длине береговой линии очень сильно изрезано фьордами, всевозможными бухтами и заливами. На юго-западе остров омывается водами Лабрадорского моря, на западе – Девисова пролива и моря Баффина (в районе острова Баффинова Земля), залива Диско (в районе острова Диско), а так же залива Мелвилл, на северо-западе (в районе острова Элсмир) – ряда проливов Смит, Кейн-Бесин, Робсон, на севере – моря Линкольна и залива Вендель, на северо-востоке – Гренландского моря, на востоке – Датского пролива (отделяет Гренландию и Исландию). Побережье острова принято разделять на участки по аналогии с Антарктидой, которые именуются «землями». Так, на восточном побережье острова простираются земли Короля Фредерика VI, Короля Христиана IX, Короля Христиана X и Короля Фредерика VIII, на северном – Земля Пири и Земля Кнуда Расмуссена, на западном – Берег Лауге Коха и Берег Западного поселения.

Рельеф острова Гренландия, если исключить ледяной щит, в основном равнинный, а ближе к ценру – даже низменный. На востоке и юге острова расположен хребет Уоткинса, на востоке которого практически на берегу Датского пролива расположена наивысшая точка Гренландии – гора Гунбьерн, достигающая в высоту порядка 3 700 метров над уровнем моря.

Остров Гренландия и ряд мелких прилегающих к ней островов всецело лежат в северной части Канадского щита на геологической платформе, что говорит о материковом происхождении острова, который образовался путем отделения от континента Северной Америки.

Геологическая структура острова представлена в основном гнейсами, базальтами, кварцитами, мрамором и гранитами. Из полезных ископаемых на острове обнаружены залежи криолита, мрамора, графита, бурого угли, есть немного газа и нефти.

Большая часть поверхности острова покрыто ледовым щитом, который занимает площадь более 1800 квадратных километров. Толщина ледникового покрова в некоторых низменных местах острова составляет порядка 2300 метров. Во впадинах в центре острова, под слоем льда располагаются замерзшие озера. Подсчитано, что растаявшие ледники Гренландии подняли бы уровень мирового океана примерно на 7 метров.

Открытие Гренландии

Атлантический океан, который в наши дни является большой дорогой судоходства, в давние времена представлял собой непреодолимую водную пустыню между Востоком и Западом. В трех местах, однако, географические условия благоприятствовали пересечению океана. По обе стороны экватора пассаты и вызываемые ими течения направлены от Старого Света к берегам Южной Америки и Вест-Индии. Благоприятные для судоходства водные пространства, лежащие южнее экватора, никогда не использовались сколько-нибудь существенно: народы Африки находились на слишком низкой ступени развития для того, чтобы освоить их. Использование для судоходства вод, лежащих севернее, связано с именем Колумба. Воды, расположенные по линии, проходящей через Фарерские острова, Исландию и Гренландию, были использованы для судоходства раньше всех других, Скандинавские страны взрастили поколение моряков, которое первым из народов Европы преодолело опасности открытого океана. Правда, это не привело к таким практическим результатам, как открытие Колумба, и именно потому, что европейская культура в те ранние времена еще недостаточно созрела, чтобы справиться с серьезной опасностью судоходства в северных морях.

Таким образом, географическое положение Гренландии является причиной того, что эта страна попала в поле зрения Европы более чем за пять столетий до того, как Колумб высадился в Америке. Открытие Гренландии является естественным звеном морских походов во времена викингов. Первый период этих походов относится ко времени около 800 г. За короткий отрезок времени это повело к созданию скандинавских владений от Ирландии и Нормандии вплоть до сердца России; викинги проникли до Белого моря и Константинополя. После объединения Норвегии осуществилось открытие Исландии. Вслед за этим почти одновременно появились первые, еще неточные сведения о Гренландии. Согласно старому исландскому письменному источнику «Ланднамабок», уже тогда (около 875 г.) Гренландию видел издали «Гунбьёрн, сын Ульфа Краке, когда он был заброшен бурей к северо-западу от Исландии и открыл острова Гунбьёрна». По-видимому, речь шла о группе мелких островов поблизости от современного торгового пункта Ангмагсалик.

Открытие Гренландии Эриком Торвальдсеном (Рыжым)

Вслед за относительно спокойным десятым столетием искра предприимчивости внезапно разгорелась вновь. На севере был найден путь к Гренландии и Винландии. Крестьянин Эрик Торвальдсен, по прозванию Рыжий, который в детстве вместе с отцом переселился со своей родины Норвегии в Исландию, где был в 982 г. осужден за убийство к изгнанию на три года, решил разыскать страну, которую Гунбьёрн увидел издали. От мыса Снефелснес он взял курс на запад и увидел восточное побережье Гренландии «у среднего глетчера в том месте, где он носит название Блосерк»; природные условия, по-видимому, воспрепятствовали высадке в этом месте, где побережье в течение большей части года совершенно блокировано плавучими льдами. Тогда он изменил курс к югу, для того чтобы выяснить, пригодна ли там земля для обитания, и, обогнув мыс Фарвель, высадился, по-видимому, в районе теперешнего поселения Юлианехоб, около южной оконечности острова. Это был первый белый человек, вступивший на землю Нового Света! Он дал стране название Гренландия, так как считал, что это привлечет людей, если страна будет иметь привлекательное название», — так сообщалось через полтораста лет в наиболее старом источнике об открытии Гренландии — в книге Аре Фроде «Ислендингабок». Эрик намеревался приобщить новое звено к цепи широко раскинутых поселений скандинавов и использовал свои три года изгнания для подробных исследований, распространившихся на более северную территорию, вплоть до теперешнего района Готхоб.

Первые поселения в Гренландии

В следующее лето после возвращения в Исландию он вновь направился в плавание, имея в кильватере не менее 25 судов, из которых, однако, только 14 достигли обетованной земли. Поселенцы обосновались в двух районах — Естербюгден (восточное поселение) и Вестербюгден (западное поселение); первое из них находилось в районе теперешнего Юлианехоба и южной части округа Фредериксхоб, второе — в теперешнем округе Готхоб.

Поселенцы вели суровую жизнь в этой стране, где не созревает даже неприхотливый ячмень. Борьба скандинавов за существование привела к тому, что они постепенно ознакомились с окрестностями поселений, причем эти познания впоследствии были забыты и восстановлены лишь в XVIII столетии.

Изучение скандинавами Гренландии в большей своей части является результатом летних поездок с целью сбора плавника (драгоценного в этой безлесной стране) и охоты за тюленями, моржами и китами. Места промысла простирались на север вплоть до залива Диско. Некоторые промышленники достигали еще более северных мест. На крайнем севере, в районе теперешней колонии Упернавик, близ каменных пирамид на острове Кингигторсуак, найден небольшой камень с руническими письменами. Судя по языковому строю, подпись относится приблизительно к 1300 г.

Возможно, что норманны проникли еще дальше. Один из исландских источников сообщает о путешествии для исследования страны к северу от промысловых мест летом 1265 г. или 1266 г. Как далеко проникли исследователи, невозможно установить, так как отсутствует возможность определить указанные в книге расстояния; однако не исключена возможность, что исследователи достигли залива Мелвилла. Но мало этого. В самой северной части района Туле, у залива Маршалла, между проливом Смита и ледником Гумбольдта, при раскопках древних эскимосских развалин найдены различные предметы скандинавского происхождения, в том числе остатки кольчуги. Вполне возможно, что эти предметы были завезены в результате меновой торговли с эскимосами; однако если сопоставить находки и смутные предания полярных эскимосов о многих воинственных белых людях, которые прибыли в больших гребных судах без мачт, то вряд ли можно полностью отрицать возможность того, что скандинавы действительно посетили эти крайние северные места.

Исследования восточного побережья Гренландии

В противоположность западному, восточное побережье Гренландии из-за наличия дрейфующих льдов осталось в основном неисследованным скандинавами. Имеются указания на то, что они знали местность в окрестностях залива Скорсби, которая, несмотря на северное положение, все же является одной из наиболее доступных частей побережья. Во всяком случае, вероятно, здесь надо искать скандинавское поселение Свальбард, независимо от того, что в более поздние времена это наименование было перенесено на остров Шпицберген. В основном, по-видимому, восточное побережье посещалось лишь людьми, потерпевшими кораблекрушение.

Затем, к концу средневековья, мрак неизвестности распространяется над Гренландией и находящимися там скандинавами. Разыгравшаяся здесь трагедия отражается в кратких дошедших до нас сообщениях о том периоде, которые становятся с течением времени все более скудными. Может показаться непонятным, что со стороны Скандинавии было сделано так мало для того, чтобы поддерживать сообщение. Необходимо все же отметить, что Гренландия никогда не была совсем забыта. Непосредственно вслед за прекращением древних морских походов следует период, во время которого были предприняты безрезультатные попытки исследования Гренландии.

Стимулом для таких исследований являлись дружественные отношения, существовавшие в XV столетии между дворами Дании и Португалии, родины великих географических открытий. Португальский принц Дом Энрике, или, как его называли датчане, Генрих Мореплаватель, согласно дошедшему до нас вымышленному средневековому описанию путешествия, пришел к мысли, что можно найти морской путь, ведущий непосредственно из Норвегии в Китай и Индию. Его двоюродная сестра была замужем за датским королем Эриком Померанским, а Скандинавия в то время считалась носительницей старых традиций морских походов в Гренландию и Винландию. По этой причине принц установил сотрудничество с Данией. Датские дворяне были приглашены вначале к участию в опасных путешествиях вдоль африканского побережья, после чего в самой Дании взялись за подготовку к плаванию на север. Летом 1473 г. Кристьен I снарядил экспедицию, которую можно назвать первой датской полярной экспедицией. В качестве руководителей были назначены два адмирала — Дитрих Пининг и Ханс Потхорст. Навигатором экспедиции, или «штурманом», по-видимому, был скандинав по имени Ион Скольп (Иоханнес Окольвус), в походе принимал участие также португалец Жоао Вас Кортереаль. О самом путешествии известно чрезвычайно мало. Исходным пунктом, по-видимому, являлась Норвегия, экспедиция некоторое время находилась в Исландии, оттуда путь продолжался по направлению к восточному побережью Гренландии, где на горе Видсерк был высечен «компас», то есть знак, который, по всей вероятности, по португальскому образцу должен был обозначать, что страна занята. В своей книге «Карта марина», написанной в 1539 г., и позднее в своих описаниях северных стран шведский архиепископ Олаус Магнус дал рисунок «компаса», который, само собой разумеется, сделан по воображению. По всей вероятности, экспедиция испытала сильные штормы и, возможно, даже потерпела кораблекрушение; известно также, что экспедиция имела схватку с эскимосскими «морскими разбойниками».

Но все же экспедиция была осуществлена, и наибольшим ее достижением было то, что она проникла к западу и к югу от Гренландии и, несомненно, открыла Ньюфаундленд.

Какого-либо практического значения экспедиция не имела. Однако желание вновь овладеть Гренландией не заглохло, хотя все предпринятые в следующем столетии датские экспедиции закончились неудачно. Намеченная архиепископом Эриком Валькендорфом экспедиция была отменена из-за того, что архиепископ поссорился с королем Кристьеном II, а когда король впоследствии сам взял это предприятие в свои руки, то вспыхнуло шведское восстание 1520 г. По окончании беспокойного периода феодальных междоусобиц и реформации, препятствовавших снаряжению экспедиций, возникли другие осложнения. Снаряженные королем Фредериком II экспедиции — одна в 1579 г. под руководством англичанина Олдея и другая в 1581 г. под руководством уроженца Фарерских островов Могенса Хэйнесена — оказались безуспешными, так как они натолкнулись на непроходимую стену дрейфующих льдов у восточного побережья и вынуждены были вернуться без результатов.

Кто открыл Гренландию?

Кто открыл Гренландию?

На рубеже XV–XVI веков португальские мореходы братья Мигель и Гашпар Кортириалы на трех каравеллах отправились на поиски северо-западно-го пути в Азию. В один из дней они наткнулись на остров, лежащий на «пересечении» Северного Ледовитого и Атлантического океанов. Так европейцы открыли Гренландию. второй раз. А в 1721 году началась колонизация этого экзотического кусочка суши. Скандинавы, правда, на сей раз датчане, вновь осваивали земли, которые задолго до них открыли викинги. Кому же принадлежит слава первооткрывателя самого большого острова в мире?

Если верить сагам, это был норвежец Гунбьерн. Где-то между 870-ми и 920-ми годами он плыл в Исландию, но буря отбросила его на запад к небольшим островам у 65°30? с. ш. 36° з. д. За ними была высокая, покрытая снегом и льдом земля, к которой моряки не смогли подойти из-за тяжелых льдов. Сегодня высшая точка Арктики, которая расположена в Гренландии, названа в честь храброго морехода горой Гунбьерн.

Около 980 года группа исландцев, плывя на запад, зимовала на шхерах[89], которые приняла за острова, открытые Гунбьерном. Вернувшись на родину, исландцы тоже рассказывали о большой земле за шхерами. А летом 982 года у здешних берегов уже маячила огненная шевелюра Эрика Торвальдсона, который вошел в историю под прозвищем Эрик Рыжий.

Эрик родился в Норвегии, но его отца — Торвальда — вместе с семьей изгнали оттуда за убийство. Так Эрик очутился в Исландии, но и оттуда ему пришлось убираться восвояси: на этот раз за два убийства изгнали его самого. Если верить источникам, гнев Эрика был справедлив: одной из жертв пал его сосед, не вернувший лодку, которую взял в долг. Второе преступление Эрик совершил из мести — он покарал викинга, убившего его рабов. Однако даже жестокие законы того времени самосуд не одобряли, и теперь рыжему буяну предстояло три года провести на чужбине. Эрик не унывал: он решил добраться до загадочной земли, которая в ясную погоду была видна с горных вершин западной Исландии. Эрик решил попытать счастья: он купил корабль, собрал ватагу друзей и ринулся навстречу приключениям. Он взял с собой семью и слуг. Даже свой скот Эрик погрузил на корабль. Остров, большая часть которого сегодня покрыта льдом, как ни странно, показался викингам пригодным для жизни. Толщина ледяного покрова достигает в некоторых местах трех километров, и поэтому только самые неприхотливые растения и животные способны выжить на границе земли и льда. Лета в здешних краях практически нет — оно заканчивается, так и не успев начаться, да и летние дни в Гренландии ненамного теплее зимних. Почему же этот остров так понравился Эрику и его спутникам? Почему же он получил столь абсурдное название — «Зеленая земля»? Дело в том, что в конце X века климат Гренландии был гораздо мягче, чем в наши дни, и, обогнув южную оконечность острова, моряки высадились около Юлианехоб (Какорток), где вблизи фьордов зеленела трава и воздух был напоен ароматами цветов. Есть, правда, и другая версия: некоторые исследователи считают, что название «Гренландия» было в первую очередь рекламой — Эрик хотел привлечь сюда как можно больше поселенцев. Однако имя, которое этим землям дал Эрик, изначально относилось лишь к приветливым уголкам юго-западного побережья и распространилось на весь остров лишь в XV веке.

За те три года, которые Эрик должен был провести в Гренландии безвылазно, — таков был срок его изгнания, — поселенцы обработали достаточно земли, чтобы прокормить себя, и развели скот. Они охотились на моржей, заготавливали жир, моржовую кость и бивни нарвалов.

Однажды, как повествует сказание, Эрик забрался на одну из прибрежных вершин и увидел на западе высокие горы. Современные исследователи предполагают, что это была Баффинова Земля: в ясный день ее можно увидеть за Девисовым проливом. Как считает канадский писатель Ф. Моуэт, Эрик был первым, кто пересек пролив и доплыл до Камберленда. Он исследовал все гористое восточное побережье этого полуострова и зашел в залив Камберленд.

Летом 983 года Эрик прошел от Северного полярного круга на север, открыл залив Диско, остров Диско, полуострова Нугссуак, Свартенхук, а, возможно, добрался и до залива Мелвилла, у 76° северной широты. Он изучил еще 1200 км западного побережья Гренландии. Викинга восхитило обилие животных и птиц, на которых можно охотиться: белых медведей, песцов, северных оленей, китов, нарвалов, моржей, гаг и кречетов. А ведь были еще и разные породы рыбы.

После двухлетних поисков Эрик присмотрел несколько мест — равнинных, но хорошо защищенных от холодных ветров. В 985 году он вернулся в Исландию, но не для того, чтобы остаться там навсегда, а чтобы завербовать будущих колонистов. Желающих нашлось много — около 700 человек. Они вышли в море на 25 кораблях, но началась буря, и 11 из них пошли ко дну. До Гренландии добрались лишь 400 храбрецов. Они основали на южном побережье острова так называемое Восточное поселение. В течение десяти лет появилось еще одно поселение — Западное. Его построили новые колонисты, которые приплыли позже.

Конечно, переселенцам приходилось нелегко: уж очень суровы были зимы. Тем не менее колония викингов в Гренландии процветала. Как говорят археологи, число колонистов неуклонно росло и достигло в конце концов пика — три тысячи человек.

Поселения викингов тянулись вдоль фьордов. Построить дом на острове было не так просто — здесь не росли большие деревья. Приходилось довольствоваться плавником или дерном. Ученые подсчитали, что на постройку одного из больших зданий пошло около квадратного километра дерна — сколько же труда вложили викинги, пока сдирали его! Были и каменные строения. Чтобы здание сохраняло тепло, стены делали очень толстыми — иногда больше двух метров.

Поскольку лето было очень коротким, зерновые росли плохо, а ведь в традиционном рационе викингов были хлеб и каша. Добавляли зерно и в похлебки — рыбные и мясные. Мясо домашних животных — коз, овец и коров ценилось очень высоко. Скот забивали крайне редко, довольствуясь молоком. Поселенцы ловили сетями рыбу, охотились на тюленей и оленей.

В XIV столетии в Гренландии началось похолодание. Ледники наползали на земли викингов, постепенно лишая их пастбищ. Торговля со Скандинавией, приносившая колонистам немалый доход, пришла в упадок — в Норвегии и Исландии свирепствовала чума. Пришлось приспосабливаться к новым условиям: ученые утверждают, что викингов спасло море, а именно морепродукты. Их доля в рационе составляла теперь более 80 %.

Около 1350 года куда-то исчезли все жители Западного поселения — около 1000 человек. Об этом стало известно, поскольку священник из Восточного поселения, придя к соседям, не обнаружил никого. Только одичавший домашний скот бродил между пустыми домами. Не видел он и мертвецов — как будто викинги внезапно испарились. Разгадки нет до сих пор. Напади на поселение пираты, остались бы тела погибших. То же было бы, доберись до колонистов чума. Переселиться куда-то люди не могли: никто не бросил бы свои пожитки и животных.

Восточное поселение дожило до начала XVI века. Но в 1540 году исландские мореходы, приставшие к берегам Гренландии, не нашли ни одного колониста. Они обнаружили лишь тело мужчины в плаще с капюшоном. Кто был этот человек? И куда делись остальные? Историки полагают, что люди уплыли назад в Исландию — ведь климат стал значительно холоднее, и возможностей заниматься земледелием и скотоводством больше не было. Если верить преданиям эскимосов, на жителей Восточного поселения напали пираты. Археологические раскопки в Гренландии эту версию не подтверждают, но любопытно, почему же эскимосов так интересовала судьба викингов?

Поначалу остров показался викингам необитаемым. Но так ли это было? Дело в том, что первыми Гренландию «освоили» не викинги, а эскимосы. Ученые утверждают, что история древней Гренландии — это история повторяющихся миграций палео-эскимосов. Они приплывали сюда с арктических островов Северной Америки. Палео-эскимосы приспособились к чрезвычайно неблагоприятному климату и выживали на самой границе ареала, пригодного для существования человека. Но даже совсем небольшие климатические изменения могли погубить недостаточно приспособленную культуру.

Ученые выделяют в Гренландии четыре древних палео-эскимосских культуры, представители которых жили на острове задолго до появления викингов. Это саккакская культура, культура Индепенденс I, культура Индепенденс II и ранняя дорсетская культура. Позже всех исчезла последняя, она существовала приблизительно до 200 года нашей эры.

Но кого же застали в Гренландии викинги, если последний эскимос покинул эту землю за семьсот лет до их появления? Мнения исследователей расходятся. Некоторые считают, что все же представителей культуры Дорсет. Эта культура (начало I тысячелетия до н. э. — начало I тысячелетия н. э.) была открыта в 1925 году на мысе Дорсет (Баффинова Земля). Она была распространена на крайнем северо-востоке Канады, Канадском Арктическом архипелаге и в западной и северо-восточной Гренландии. Племена дорсет были охотниками. Их добычей были тюлени, моржи и северные олени.

Возможно, скандинавские колонисты, прибывшие вместе с Эриком Рыжим, оказались не единственными обитателями острова. Новая миграция эскимосов — представителей поздней дорсетской культуры — предположительно состоялась незадолго до их появления. Но эскимосы поселились на далеком северо-западе острова, на очень большом расстоянии от поселений викингов. И действительно, при раскопках стоянок культуры Дорсет не нашли никаких предметов скандинавского производства. Тем не менее, существуют непрямые свидетельства контактов, так называемые «экзотичные элементы», которые не характерны для этой культуры: винтовая резьба на костяных орудиях труда и резные фигурки людей с бородой.

Другая культура, с представителями которой викинги столкнулись совершенно точно, называется Туле. Она существовала между 900-ми и 1700-ми годами по обоим берегам

Берингова пролива, арктическому побережью и на островах Канады. Некоторые исследователи полагают, что в Гренландии Дорсет и Туле некоторое время соседствовали. Это было между 800-ми и 1200-ми годами, после чего Туле сменила Дорсет. Племена Туле хорошо приспосабливались к местным условиям, их кормила охота на животных, как морских, так и наземных. В центральной части американской Арктики тулийцы строили округлые жилища из китовых костей и камня, ездили на собачьих упряжках. Те же представители Туле, которые обитали в области Берингова пролива, жили в домах из плавника. Археологи находят там грузила, каменные лампы, ножи, фигурки людей, животных и водоплавающих птиц. Тулийцы в основном жили оседло. Они копили запасы пищи, и благодаря им могли пережить голодные зимние месяцы.

Как же уживались эскимосы Туле со своими соседями-викингами? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Археологи нашли при раскопках эскимосских стоянок множество предметов норвежской работы. Но как они попали к тулийцам?

В связи с похолоданием эскимосы мигрировали ближе к территориям, которые принадлежали викингам. Ряд исследователей считает, что викинги не только встречались с эскимосами, но даже жили среди них. Но сторонников этой версии немного. Согласно легендам эскимосов, скандинавы конфликтовали с тулийцами. О вооруженных столкновениях с эскимосами рассказывают также саги. Вполне возможно, тулийцы мешали викингам, вытесняя их с охотничьих территорий центральной части западного побережья.

Фрагмент карты Carta Marina (XVI в.). Туле обозначен как Tile

Торговали ли эти столь разные народы между собой? Неизвестно. Вещи, изготовленные скандинавами, могли попасть к тулийцам и другим путем: из оставленных викингами поселений. Как ни странно, колонисты не воспользовались опытом своих соседей, чья одежда была более приспособлена к условиям севера, и не переняли даже отдельные элементы их костюма. Это удивляет ученых, но история Гренландии времен викингов вообще полна загадок, и кто знает, найдет ли наука на них ответ.

В ГЛУБЬ ЛЕДНИКА

Кандидат технических наук П. ТАЛАЛАЙ.

О существовании Гренландии европейцы узнали в Х веке нашей эры. В 982 году предводитель викингов норвежец Эрик Рыжий, лишенный за содеянные убийства права жить на родине, вместе с женой, детьми и соплеменниками высадился на южной оконечности неизвестного острова, неподалеку от современного мыса Фарвель, и назвал его Зеленой страной – Гренландией. По одной версии, это красивое название должно было привлечь желающих отправиться на новую землю, по другой – Эрик действительно увидел на острове поросшие зеленой растительностью холмы и равнины, не ведая о том, что около 80% территории острова занимает ледниковый покров.

В прибрежных районах Гренландии люди жили по меньшей мере на протяжении последнего тысячелетия, но серьезное изучение ледниковой части острова началось лишь в конце XIX века. Первым из ученых, кто проник в глубь Гренландии, был шведский исследователь Н. Норденшельд.

Последние сто лет гренландский ледниковый покров изучается активно, но до сих пор многие проявления стихии льда непонятны исследователям и некоторые важные вопросы остаются без ответа. Например, когда и почему образовался гренландский ледниковый покров? Происходит ли таяние на границе ледника и подледниковых горных пород? Растет ледник или сокращается? Среди этих проблем есть одна, вероятно, наиважнейшая. Как изменится климат полярных областей в ближайшем и отдаленном будущем и какие глобальные последствия повлекут эти изменения? Ведь подсчитано, что если гренландский ледниковый покров растает, то уровень Мирового океана повысится на 7,5 м. Насколько вероятен такой ход событий?

Ответ на этот и другие важные вопросы может дать палеоклиматология – наука о климате прошлого. Многим известно, что история климата Земли – это история периодически повторяющихся потеплений и похолоданий. Похолодания сопровождались грандиозным ростом ледниковых покровов на территории Европы, Азии и Северной Америки, а потепления – смещением современных границ растительности к полюсам и повышением уровня Мирового океана. Гляциологи и климатологи, реконструируя климат прошлого, пришли к выводу, что за последние 3 млн лет на Земле было не менее 18 ледниковых циклов!

На основе реконструкции климата прошлого можно прогнозировать климат будущего. Такое приближение считается достаточно надежным, но имеет существенный недостаток: оно не всегда позволяет учесть влияние деятельности человека – парникового эффекта, озоновых “дыр”, последствий ядерных взрывов. Тем не менее этот метод в последние десятилетия стал основой для составления долгосрочных метеопрогнозов.

Накапливая воздух из атмосферы, лед “запоминает” черты прошлого климата. В роли памяти выступает изотопный состав льда, а именно содержание “легкого” 16 О и “тяжелого” 18 О изотопов кислорода: с повышением температуры концентрация первого увеличивается, а второго – снижается. Лед отражает климатические события подобно тому, как фотография фиксирует объект и долго хранит его образ, в то время как внешний вид самого предмета съемки все больше и больше расходится с изображением на фотоснимке.

Образцы льда, извлеченные с глубоких горизонтов, – своеобразные фотографии климата доисторических времен. Чтобы взглянуть на них, нужно лишь пробурить скважину в ледниковом щите и проанализировать содержание изотопов кислорода в ледяном керне. Керн, или колонка, – это цилиндрический столбик породы, извлекаемый на поверхность при бурении.

За всю историю научных исследований на “зеленом острове” сквозь толщу ледникового покрова было пробурено пять скважин. Наиболее интересна история первой, пробуренной на станции Кэмп Сенчури, построенной в конце 1950-х годов Министерством обороны США в северной части Гренландии, в 250 км от авиационной базы американских ВВС Туле. Все помещения и коммуникации станции – дома, дороги, кинотеатр и даже армейская церковь, – растянувшиеся на 400 м вдоль основного туннеля, находились под снежным покровом. На базе размещался гарнизон численностью 250 военнослужащих.

Факт существования станции не был секретом, поскольку в печати то и дело появлялись публикации о некоторых осуществляемых здесь научно-исследовательских проектах. Американцы не скрывали гордости от того, что им удалось технически воплотить идею, достойную научно-фантастического романа.

Официально целью американского эксперимента на станции Кэмп Сенчури было создание в самых холодных и неблагоприятных условиях земного шара поселения, пригодного для длительного существования достаточно большого количества людей. Действительные же цели этого проекта были рассекречены и стали достоянием широкой общественности только несколько лет назад.

Оказалось, что главной задачей проекта “Ледяной червяк” – под таким названием он упоминался в секретных донесениях Пентагона – было строительство в толще ледникового покрова Гренландии сети многокилометровых туннелей. Всего планировалось построить несколько тысяч километров туннелей и несколько сотен тщательно замаскированных вертикальных шахт для запуска баллистических ракет. Здесь же должны были разместиться около 60 станций наведения, каждая из которых управляла бы шестью ракетами с ядерными боеголовками.

Главное же ноу-хау проекта состояло в том, что по туннелям постоянно должны были курсировать поезда с баллистическими ракетами, и в случае срабатывания “ядерной кнопки” американским военным оставалось только воспользоваться ближайшей к поезду шахтой. Обнаружить и уничтожить эти ракеты для войск стратегического назначения стран Варшавского договора было бы практически нереальной задачей.

В рассекреченных в 1997 году документах нет ни слова о том, почему Вашингтон отказался от реализации проекта “Ледяной червяк”. По мнению специалистов, главной причиной послужили технические проблемы создания достаточно прочной горной выработки в ледяном покрове.

Для исследования свойств, структуры, динамики, температурного режима ледникового покрова Гренландии необходимо было пробурить глубокую скважину через всю толщу ледника. В начале 1960-х годов Б. Хансен и Х. Уеда из американской военной лаборатории научных и инженерных исследований полярных районов USA CRREL (US Army Cold Regions Research & Engineering Laboratory) предложили использовать для бурения скважин во льду электротермобур с головкой в виде кольцевого нагревателя, а спуск-подъем производить при помощи грузонесущего кабеля и подъемников барабанного типа.

Однако вскоре специалисты признали, что при бурении глубоких скважин во льду электротермобур малоэффективен. Поэтому дальнейшие усилия сотрудники лаборатории сосредоточили на разработке электромеханического способа бурения.

Развитие электромеханического бурения имеет свою историю. В 1947 году в Оклахоме (США) при бурении осадочных горных пород был впервые испытан механический электробур конструкции нашего бывшего соотечественника А. Арутюнова. Однако неоднократные аварии, связанные с обвалами стенок скважины и прихватом снаряда, вынудили буровиков приостановить работу.

В 1965 году лаборатория USA CRREL приобрела электробур Арутюнова и модернизировала его для бурения скважин во льдах. Снаряд имел длину 26,5 м и массу 1100 кг. Основная особенность технологии бурения состояла в том, что образующийся ледяной шлам растворяли в этиленгликоле.

Новый электромеханический снаряд испытали на станции Кэмп Сенчури в летние сезоны 1965-1966 годов. Скважина глубиной 535 м, пробуренная ранее термобуровым снарядом, удлинилась до 1391 м, причем последние 3,6 м были пройдены по подледниковым горным породам – мерзлому глинистому конгломерату, плохо поддающемуся бурению снарядами на кабеле.

Эта скважина долгое время оставалась рекордной по глубине бурения в Гренландии – до тех пор, пока в начале 1980-х годов не завершился международный проект по исследованию ледникового покрова GISP (Greenland Ice Sheet Program), осуществленный Национальным научным фондом США с участием ряда европейских стран.

Главным результатом проекта GISP стала скважина глубиной 2037,6 м, пробуренная на станции Дай-3 через всю ледниковую толщу Гренландии. Скважину прошли за летние сезоны 1980-1981 годов с помощью оригинального электромеханического снаряда ISTUK (IS – в переводе с датского “лед”, а TUK, с эскимосского, – “снаряд”), разработанного в университете Копенгагена (Дания). Все системы и агрегаты бурового снаряда приводились в действие и контролировались при помощи встроенного в него компьютера.

На выходе в подледниковые горные породы на отметке 2037,6 м буровой снаряд оказался “прихваченным” во льду, и его оставили на время зимнего межсезонья под натяжением кабеля. К счастью, на следующий год снаряд удалось благополучно извлечь из скважины вместе с сохранившимся в колонковой трубе керном.

Через десять лет были успешно завершены еще два международных проекта по бурению глубоких скважин в гренландском ледниковом покрове: проект колонкового бурения GRIP ( Greenland Ice Core Project ), организованный Европейским научным фондом с участием Бельгии, Великобритании, Дании, Исландии, Франции, Германии и Швейцарии, и проект GISP-2 (Greenland Ice Sheet Program-2), поддержанный Национальным научным фондом США. Точки бурения находились в 30 км одна от другой в районе самого мощного ледника, и бурить их начали практически одновременно – в 1990 году. Выполнение этих проектов стало своеобразным состязанием между учеными Старого и Нового Света.

Европейский проект завершился в 1992 году (глубина скважины 3029 м), а проект GISP-2 – в 1993-м (глубина 3053 м). Американская скважина долгое время считалась самой глубокой во льдах Северного полушария. То, что последние полтора метра были пройдены по подледниковым горным породам, – большое достижение. К сожалению, то ли из-за неудачного выбора мест бурения, то ли из-за неадекватной методики исследований результаты существенно различаются.

В середине 1990-х годов стартовал новый международный проект колонкового бурения в Северной Гренландии NGRIP (North Greenland Ice Core Project), непосредственным исполнителем которого был и автор настоящей статьи. Проект финансируют в основном Дания и Германия, в нем участвуют также Бельгия, Франция, Исландия, Япония, Швейцария, Швеция и США. Главная цель NGRIP – изучение климата Земли 115-130 тысяч лет назад, поскольку температурные колебания в ту эпоху хорошо совпадают с изменениями современного климата. На тот период приходился пик последнего потепления, которое у нас в стране принято называть микулинским межледниковьем.

Геофизические исследования, проведенные в Северной Гренландии, показали, что слои льда такого возраста должны находиться на глубине примерно 2710-2800 м. Буровой полигон выбрали в точке с координатами 75,12° с.ш. и 42,30° з.д., где слои, интересующие ученых, предположи тельно имели максимальную толщину. 1 мая 1996 года в месте, выбранном для бурения, высадились первые шесть человек, которым в течение месяца удалось подготовить взлетно-посадочную полосу и выполнить другие операции для приема работников станции. В первый летний сезон были установлены основные жилые и служебные сооружения, вырыты траншеи для установки бурового и научного оборудования.

Все основные наземные сооружения новой станции представляют собой куполообразные палатки. Главная палатка с деревянным остовом поделена на два этажа. Внизу – кухня, столовая, душевая, туалет, умывальня; наверху – несколько компьютеров для всеобщего пользования, факс, офис начальника станции и спальные места – пять двухъярусных кроватей. Невдалеке от главной палатки высятся еще несколько куполов: “красная палатка” – жилое помещение на десять человек; палатка-мастерская с верстаком, токарным и сверлильным станками; палатка-склад. Чуть дальше – еще несколько палаток более привычной формы. Это гараж и жилые помещения. Кроме наземных есть большой комплекс подземных или, точнее, подснежных сооружений: буровое помещение, кернохранилище и научно-исследовательская лаборатория. В обычный полевой сезон (длится он с начала мая, когда температура воздуха поднимается до -30 ё -25°C, до середины августа) на станции находятся около 30 человек.

Палатки установлены примерно на 2,5-3 м выше поверхности ледника (за год здесь накапливается более полуметра снега). Их куполообразная форма неслучайна. Зимой она позволяет избежать сильных заносов.

В центральной части Гренландии климат очень суров. Средняя температура февраля -47° (абсолютный минимум -70°), а июля -11°. Здесь никогда не бывает положительных температур и, следовательно, снег никогда не тает. Охлаждающее действие оказывает сам ледниковый покров. Если бы он отсутствовал, то при прочих равных условиях температура воздуха зимой была бы выше на 15,5°, а летом – на 4,4°.

Бурение скважины по проекту NGRIP началось летом 1998 года и продолжалось еще четыре летних полевых сезона. В июле 2003 года глубина скважины достигла 3085 м – это абсолютный рекорд по глубине бурения во льдах Гренландии. Датские и французские ученые сконструировали специальный буровой снаряд. Бурение не всегда шло гладко, особенно на последних метрах, когда из-за резкого изменения свойств льда, залегающего на больших глубинах, на поверхности резцов и буровой коронки начала образовываться наледь.

17 июля 2003 года скважина NGRIP вышла в подледниковые водные отложения. Вода поднялась в скважину примерно на 45 м. Буровой снаряд удалось поднять на поверхность, и исследователи увидели на буровой коронке примерзший светло-коричневый ледяной кусок. Это был образец подледниковой воды, который не только отражал геологический состав ложа Гренландского щита, но и, возможно, содержал микроорганизмы, существовавшие на Земле примерно 2 млн лет назад. Извлечение из глубин ледника этой субстанции по значимости можно сравнить с доставкой на Землю образцов лунного грунта.

Керн распилили вдоль оси на несколько сегментов для проведения исследований. Часть материала упаковали и переправили для хранения в кернохранилище в Копенгагене. Другую часть исследовали непосредственно на станции.

Работа еще не закончена, ученые активно обсуждают полученные результаты. Так, например, температурный профиль в скважине “теплее” ожидаемого: температура на глубине 3085 м оказалась равной точке плавления (под давлением вышележащей толщи, а это примерно 27 МПа, лед плавится при температуре не ноль, а -2°С).

Температура на ложе гренландского ледникового покрова в пробуренных ранее скважинах оказалась равной -13° и -9°С. Поэтому считалось, что Гренландский ледниковый щит является типичным холодным ледником с отрицательной температурой по всей толще. Однако данные, полученные в новой скважине, поколебали эту гипотезу.

К неожиданным результатам исследований ледяного керна можно отнести то, что на глубоких горизонтах годовые слои оказались толще, а слои предыдущей “теплой” эпохи были вскрыты значительно глубже, чем предполагалось. В чем причина? На это ответят дальнейшие исследования.

Подписи к иллюстрациям

Илл. 1. Из двадцати пяти кораблей, отплывших из Исландии с предводителем викингов Эриком Рыжим, до Гренландии добрались только четырнадцать. Они основали поселения: Восточное, а спустя несколько лет Западное. Интересно, что первым европейцем, ступившим около 1000 года н.э. на берег американского континента, был сын Эрика Рыжего – Лейф Эриксон.

Илл. 2. Норденшельд Нильс Адольф Эрик (1832-1901), исследователь Арктики, мореплаватель, историко-картограф, руководил шведскими экспедициями в Гренландию, положившими начало исследованиям ее ледяного щита. Пройдя в 1870 году в глубь ледника на 50 км, а в 1883 году – на 117 км, знаменитый полярник убедился, что ледниковый покров острова – сплошной.

Илл. 3. Буровой снаряд, разработанный американцами для проекта GISP-2, имел длину 27,5 м при массе 730 кг (для сравнения: длина снаряда ISTUK – 11,5 м, а его масса – 180 кг). Вполне естественно, что для обслуживания такого “гиганта” потребовался специальный наземный комплекс. На верхнем конце мачты (2) высотой 31 м установлен блок (1), через который переброшен грузонесущий кабель, намотанный на барабан лебедки (5). Оригинальная часть комплекса – карусель (3), похожая на барабанный механизм револьвера. Буровой снаряд разбирался на отдельные части длиной по 6 м, которые входили наподобие патронов в отверстия карусели. В процессе извлечения керна колонковая труба поворачивалась в горизонтальное положение при помощи лотка (6). Один из помощников бурильщика периодически находился на помосте (4) для сборки или разъединения секций бурового снаряда перед его спуском в скважину или после извлечения на поверхность.

Илл. 4. Участники экспедиции 2001 года (стоят слева направо в верхнем ряду): Д. Даль-Йенсен – профессор университета Копенгагена, начальник станции; Р. Шалма – студент университета Копенгагена, помощник бурильщика; П. Талалай – доцент Санкт-Петербургского горного института, бурильщик; С. Хилмарссон – механик; Ф. Уилелмс – научный сотрудник института AWI, Бремерхафен, Германия, начальник буровой группы; И. Шармели – механик; (в нижнем ряду стоит): Й. Танака – научный сотрудник Geosystems Inc., Токио, Япония, бурильщик; (сидит) Ж.-Л. Тисон – научный сотрудник университета Брюсселя, Бельгия, гляциолог.

Читайте также:  Начало научных исследований Гренландии, экспедиции и их данные
Ссылка на основную публикацию