Рельеф дна около Гренландии, данные измерения глубин

Дрейфующие станции и исследование рельефа дна Северного Ледовитого океана

Как только закончилась Великая Отечественная война, советские исследования Центральной Арктики развернулись в самом широком масштабе. Последовательно проводилась новая система работ: в заранее определенных пунктах на лед со специально приспособленных самолетов, пилотируемых И. Черевичным и И. Котовым, весной, на сравнительно короткое время — от нескольких часов до двух-трех суток — высаживались небольшие группы исследователей разных специальностей.

В 1948—1949 гг. 20 таких «прыгающих отрядов», руководимых М. М. Сомовым, выполнили несколько сот определений глубин в ряде участков Центральной Арктики, ранее никем не посещавшихся. Промеры, произведенные гидрологами Яковом Яковлевичем Гаккелем (конец апреля 1948 г.) и А. Ф. Трешниковым (тот же период следующего года) дали неожиданные результаты — 1290 и 1005 м. Основываясь на этом открытии, Я. Гаккель предсказал существование подводной горной системы, позднее названной хребтом Ломоносова, и показал ее на карте от Новосибирских о-вов до о. Элсмир.

Весной того же 1949 г. группой магнитолога Михаила Емельяновича Острекина на меридиане о. Врангеля обнаружена глубина 1234 м — первое указание на существование еще одного поднятия, впоследствии получившего имя Д. И. Менделеева.

Материалы, собранные «прыгающими отрядами» за относительно небольшой период времени, позволили убрать с карт Арктики многочисленные мифические «земли» и положили начало коренному изменению представлений о рельефе дна Северного Ледовитого океана. Впрочем, уже тогда стало ясно, что сезонные — весенние — наблюдения недостаточны как для углубленного изучения Центральной Арктики, так и для практических целей — полного освоения Северного морского пути и прогнозов погоды. Поэтому в 1950 г. возобновились долгосрочные исследования на дрейфующих научных станциях по образцу «СП-1», но с увеличением количества научных работников различных специальностей и с применением каждый раз все более совершенной аппаратуры и лучшего технического оснащения. В первую очередь обследованию подвергся один из наименее изученных районов Центральной Арктики, расположенный к северу от Чукотского моря.

Весной 1950 г. под начальством М. М. Сомова была организована «СП-2». Для нее заранее выбрали большое ледяное поле примерно в 600 км к северо-востоку от о. Врангеля площадью около 30 км2 и толщиной около 3 м. 31 марта, когда туда на самолете доставили первую группу, станция находилась на 76°10′ с. ш., 166°36′ з. д. Все работники по два-три человека разместились в усовершенствованных каркасных палатках, освещавшихся электричеством и радиофицированных (хотя и не очень спасавших от холода); для лаборатории и сложных приборов имелись отдельные полярные юрты, большая служила кают-компанией. Летом появилось много забот: передвигаться по ледяному нолю, покрытому толстым слоем тающего снега, было очень тяжело; часто вода проникала в жилища и вынуждала переносить их с места на место. Постоянно приходилось спускать со льда талую воду, а для этого прорубать каналы или бурить скважины.

Осенью эти неприятности сменились обычными для зимовщиков трудностями, связанными с морозами, метелями и мраком полярной ночи. Положение их стало опасным в начале февраля 1951 г., когда из-за многочисленных подвижек льдов, сопровождавшихся сильным сжатием и образованием огромных торосов, ледяное поле раскололось. При этом две трещины прошли прямо под рабочими помещениями, часть их разрушилась, а оборудование погибло; временно прервалась связь с Большой землей.

Через несколько дней на лагерь один за другим с громким треском начали надвигаться торосы, и льдина снова раскололась, на этот раз на мелкие осколки площадью в несколько сот квадратных метров каждый. Спасаясь от гибели, зимовщики в поисках прочного поля расходились в метель и мрак в разные стороны, ежечасно рискуя жизнью, пока не нашли сравнительно надежную льдину в 1 км от лагеря. При переброске палаток, оборудования и прочих грузов на новое место незаменимую помощь оказал легковой колесный вездеход, предусмотрительно доставленный осенью на самолете.

11 апреля, когда станция находилась на 81°44′ с. ш., 163°48′ з. д., ее эвакуировали. За 376 дней дрейфа она прошла, описывая зигзаги и петли, около 2600 км, но по прямой линии только 635 км.

Коллектив «СП-2» производил научные исследования при всякой погоде и в любой ледовой обстановке. Радиосвязь с Большой землей более ни разу не прерывалась; в частности, регулярно посылались сводки метеорологических наблюдений. Очень ценные результаты дали многочисленные (около 260) промеры глубин в районе дрейфа: выяснилось, что к северу от Чукотского моря, приблизительно между меридианами 160—170° з. д., материковая отмель, имеющая вид подводного полуострова (Чукотское поднятие), простирается на несколько градусов севернее, чем ранее показывалось на картах; установлен факт проникновения атлантических и тихоокеанских вод в европейско-азиатскую часть Северного Ледовитого океана (Евразийский суббассейн).

Покинутая льдина продолжала «служить» науке по крайней мере еще три года: на ней остались палатки и некоторые опознавательные знаки, за ней наблюдали советские летчики, она двигалась по часовой стрелке к северу от морей Чукотского и Бофорта и, описав огромную (с радиусом около 1000 км) неправильную окружность, в апреле 1954 г. оказалась недалеко от пункта, где находилась в момент организации «СП-2». Таким образом удалось доказать существование антициклопической циркуляции льдов и водных масс в Центральной Арктике,

В 1954 г. на заранее выбранные два ледяных поля с самолетов со всем оборудованием высадились сотрудники сразу двух дрейфующих станций «СП-3» и «СП-4», которые должны были эвакуироваться лишь в случае их выноса из Арктического бассейна. В рас поряжении каждого из коллективов имелись вездеход, трактор с бульдозером и вертолет. С зимовщиками поддерживалась регулярная живая связь: ежемесячно их посещали самолеты, доставлявшие свежие продукты, дополнительное оборудование, снаряжение и почту. Жилые и рабочие помещения размещались в разборных утепленных передвижных домиках на полозьях; они отапливались газом или углем, освещались электричеством.

Станция «Северный полюс-3» под начальством А. Трешникова высажена 9 апреля 1954 г. на ледяное поле площадью около 5 км2 на 86° с. ш., 175°45′ з. д. Делая зигзаги, льдина медленно, но в общем устойчиво продвигалась на север и 25 августа находилась всего лишь в 30 км от полюса. В конце августа, пребывая еще близ полюса, станция пересекла подводный хребет Ломоносова. «Еще задолго до этого момента частыми промерами были обнаружены резкие колебания глубин. При пересечении самого хребта на расстоянии лишь 8 км отмечены колебания. на 1,5—2 тыс. м. Наименьшая глубина, измеренная нами на вершине хребта, оказалась немногим более 1 тыс. м. Систематические промеры. показали, что рельеф дна в районе простирания хребта представляет собой подводную «горную страну» с отрогами и отдельными возвышенностями с весьма крутыми склонами» (А. Трешников).

До конца ноября «СП-3» дрейфовала около полюса, описывая сложные петли, и не раз при этом снова пересекала хребет Ломоносова. Лед близ станции начал ломаться, и 24 ноября трещина, расколовшая ледяное поле, разделила лагерь на два неравных участка, которые стали расходиться. Льдина с основной частью лагеря имела площадь около 16 га. Работникам, оказавшимся на другой, большей льдине, на вертолете были доставлены припасы и нужные вещи и с ними установлена телефонная связь. В начале декабря при 40-градусном морозе под лагерем прошла вторая трещина, быстро расширившаяся; жилые помещения с помощью трактора пришлось перевезти на другое место, казалось, более надежное, той же льдины. Но она продолжала распадаться и через три недели уменьшилась примерно до 5 га. К счастью, края старой трещины в это время сошлись. Прорубив ворота в гряде образовавшихся торосов, зимовщики за трое суток перебросили весь лагерь на большую часть старого ледяного поля.

В середине марта 1954 г. трещина снова разделила лагерь на два «осколка», но коллектив, привыкший к таким неожиданностям, успешно справился с очередным ЧП. В течение многих недель, находясь менее чем в 300 км от Гренландии, льдина, становившаяся все менее надежной, почти не меняла своего положения. К югу от нее в апреле образовались обширные пространства чистой воды.

В связи с этим 20 апреля 1955 г., когда «СП-3» достигла 86° с. ш., 31°42′ з. д., пройдя за 376 дней 2200 км (по прямой — 830 км), ее эвакуировали.

Станция «СП-4» под начальством Е. И. Толстикова высажена 8 апреля 1954 г. на 75°48′ с. гл., 175°25′ з. д. на многолетнее ледяное поле площадью около 4 км2 и толщиной около 2,5 м, с отдельными буграми, достигающими 18 м высоты. Гряды торосов по середине и краям льдины указывали, что она подвергалась сильному сжатию окружающего льда. Лагерь располагался на самом высоком участке ледяного поля, а жилые и рабочие помещения на буграх. И выбор поля, и размещение лагеря оказались удачными. Разумеется, и это поле неоднократно разламывалось и к концу дрейфа -уменьшилось почти в 10 раз. Однако лагерю никогда не грозила опасность, а летом под строениями на буграх не было талой воды, причинявшей много неприятностей работникам других станций.

Летом полярники находились в районе океана, где льда на поверхности воды оставалось лишь 20—30%. Часто льдину окружала чистая вода, простиравшаяся до горизонта. «Во время штормов брызги от волн долетали до лагеря. Края льдины постепенно обламывались» (Е. Толстиков).

Коллектив «СП-4» работал также в широкой полосе по обе стороны от линии дрейфа, на других льдинах, иногда до 100 км от базы. Доставлялись сотрудники туда на вертолете, а связь с ними поддерживалась по радио. За год станция прошла боле 2600 км, а по прямой линии — только 530 км. Важнейшим ее океанографическим достижением было исследование подводного полуострова материковой отмели. 20 апреля 1955 г., когда льдина находилась на 80°53′ с. ш., 175°50′ з. д., весь коллектив «СП-4» сменили. А 18 апреля 1956 г. на той же льдине приступила к работе третья смена зимовщиков под руководством географа А. Дралкина. В неспокойных условиях, особенно в самом начале дрейфа, коллектив провел изучение наименее исследованного сектора океана, ограниченного 86°33′ с. ш. и меридианами 0—85° в. д. Ровно через год станция завершила дрейф, пройдя за три года больше 7000 км. За этот срок тремя группами выполнено более 1400 измерений глубин, что позволило коренным образом изменить карту рельефа дна Северного Ледовитого океана.

Большой успех выпал на долю высокоширотной воздушной экспедиции 1957 г., преемницы «прыгающих отрядов». Среди глубин более 4 км ее участники выявили отметки менее 3 км, в том числе 1027 м, и обнаружили несколько конусовидных вершин. Открытие продолжила третья смена зимовщиков дрейфующей станции «СП-6»: в середине февраля 1959 г. они засекли отдельные поднятия, над большим из которых толща океана составила лишь 728 м. Опираясь на эти данные, Я. Гаккель пришел к важному выводу: в Арктическом бассейне западнее хребта Ломоносова проходит крупное подводное сооружение вулканического происхождения (впоследствии названное в его честь).

В итоге многолетнего изучения Северного Ледовитого океана советские полярники установили, что его дно расчленено тремя подводными горными цепями — Ломоносова, Менделеева и Гаккеля. Хребет Ломоносова, имеющий много отрогов, протягивается примерно на 1800 км от Новосибирских о-вов через Северный полюс к о. Элсмир; в Арктическом бассейне глубина над ним 954— 1650 м, над дном океана он возвышается на 3,3—3,7 км, а ряд острых вершин — до 4 км. Хребет Менделеева, отделенный котловиной Подводников от хребта Ломоносова, простирается от его центральной части примерно по 180° к материковому склону Чукотки; средняя высота над дном около 1 км. Подводный хребет Гаккеля (длина почти 2000 км, средняя .высота около 1,5 км) располагается западнее цепи Ломоносова и отделен от нее котловиной Амундсена, самой глубоководной акваторией Ледовитого океана. Далее к юго-западу обнаружена котловина Нансена, характеризующаяся преобладанием глубин более 4 км (максимум — 5449 м).

Значительный вклад в исследование Северного Ледовитого океана внесли также коллективы американских дрейфующих станций «Т-3», «Чарли» и «Альфа». В конце 50-х гг. они выявили три крупные подводные возвышения, включая поднятие Бофорта близ материкового побережья Канады, с глубинами над ним от 1 до 2,5 км, поднятие Альфа севернее о. Элсмир, с глубинами не более 1,4 км, поднятие Моррис-Джесеп — выступ Северо-Гренландского шельфа. Американские полярники открыли также несколько понижений дна, в том числе Ущелье Чарли, отделяющее хребты Ломоносова и Менделеева, и ущелье Арлис — между Чукотским поднятием и цепью Менделеева.

По материалам, собранным советскими и американскими исследователями, оконтурены три котловины — Канадская, крупнейшая в Арктическом бассейне, с глубинами до 3810 м, Макарова, расположенная в приполюсном районе (до 3940 м), и Подводников, заключенная между хребтами Менделеева и Ломоносова.

В 1948—1949 гг. 20 таких «прыгающих отрядов», руководимых М. М. Сомовым, выполнили несколько сот определений глубин в ряде участков Центральной Арктики, ранее никем не посещавшихся. Промеры, произведенные гидрологами Яковом Яковлевичем Гаккелем (конец апреля 1948 г.) и А. Ф. Трешниковым (тот же период следующего года) дали неожиданные результаты — 1290 и 1005 м. Основываясь на этом открытии, Я. Гаккель предсказал существование подводной горной системы, позднее названной хребтом Ломоносова, и показал ее на карте от Новосибирских о-вов до о. Элсмир.

В ГЛУБЬ ЛЕДНИКА

Кандидат технических наук П. ТАЛАЛАЙ.

О существовании Гренландии европейцы узнали в Х веке нашей эры. В 982 году предводитель викингов норвежец Эрик Рыжий, лишенный за содеянные убийства права жить на родине, вместе с женой, детьми и соплеменниками высадился на южной оконечности неизвестного острова, неподалеку от современного мыса Фарвель, и назвал его Зеленой страной – Гренландией. По одной версии, это красивое название должно было привлечь желающих отправиться на новую землю, по другой – Эрик действительно увидел на острове поросшие зеленой растительностью холмы и равнины, не ведая о том, что около 80% территории острова занимает ледниковый покров.

В прибрежных районах Гренландии люди жили по меньшей мере на протяжении последнего тысячелетия, но серьезное изучение ледниковой части острова началось лишь в конце XIX века. Первым из ученых, кто проник в глубь Гренландии, был шведский исследователь Н. Норденшельд.

Последние сто лет гренландский ледниковый покров изучается активно, но до сих пор многие проявления стихии льда непонятны исследователям и некоторые важные вопросы остаются без ответа. Например, когда и почему образовался гренландский ледниковый покров? Происходит ли таяние на границе ледника и подледниковых горных пород? Растет ледник или сокращается? Среди этих проблем есть одна, вероятно, наиважнейшая. Как изменится климат полярных областей в ближайшем и отдаленном будущем и какие глобальные последствия повлекут эти изменения? Ведь подсчитано, что если гренландский ледниковый покров растает, то уровень Мирового океана повысится на 7,5 м. Насколько вероятен такой ход событий?

Ответ на этот и другие важные вопросы может дать палеоклиматология – наука о климате прошлого. Многим известно, что история климата Земли – это история периодически повторяющихся потеплений и похолоданий. Похолодания сопровождались грандиозным ростом ледниковых покровов на территории Европы, Азии и Северной Америки, а потепления – смещением современных границ растительности к полюсам и повышением уровня Мирового океана. Гляциологи и климатологи, реконструируя климат прошлого, пришли к выводу, что за последние 3 млн лет на Земле было не менее 18 ледниковых циклов!

На основе реконструкции климата прошлого можно прогнозировать климат будущего. Такое приближение считается достаточно надежным, но имеет существенный недостаток: оно не всегда позволяет учесть влияние деятельности человека – парникового эффекта, озоновых “дыр”, последствий ядерных взрывов. Тем не менее этот метод в последние десятилетия стал основой для составления долгосрочных метеопрогнозов.

Накапливая воздух из атмосферы, лед “запоминает” черты прошлого климата. В роли памяти выступает изотопный состав льда, а именно содержание “легкого” 16 О и “тяжелого” 18 О изотопов кислорода: с повышением температуры концентрация первого увеличивается, а второго – снижается. Лед отражает климатические события подобно тому, как фотография фиксирует объект и долго хранит его образ, в то время как внешний вид самого предмета съемки все больше и больше расходится с изображением на фотоснимке.

Образцы льда, извлеченные с глубоких горизонтов, – своеобразные фотографии климата доисторических времен. Чтобы взглянуть на них, нужно лишь пробурить скважину в ледниковом щите и проанализировать содержание изотопов кислорода в ледяном керне. Керн, или колонка, – это цилиндрический столбик породы, извлекаемый на поверхность при бурении.

За всю историю научных исследований на “зеленом острове” сквозь толщу ледникового покрова было пробурено пять скважин. Наиболее интересна история первой, пробуренной на станции Кэмп Сенчури, построенной в конце 1950-х годов Министерством обороны США в северной части Гренландии, в 250 км от авиационной базы американских ВВС Туле. Все помещения и коммуникации станции – дома, дороги, кинотеатр и даже армейская церковь, – растянувшиеся на 400 м вдоль основного туннеля, находились под снежным покровом. На базе размещался гарнизон численностью 250 военнослужащих.

Факт существования станции не был секретом, поскольку в печати то и дело появлялись публикации о некоторых осуществляемых здесь научно-исследовательских проектах. Американцы не скрывали гордости от того, что им удалось технически воплотить идею, достойную научно-фантастического романа.

Официально целью американского эксперимента на станции Кэмп Сенчури было создание в самых холодных и неблагоприятных условиях земного шара поселения, пригодного для длительного существования достаточно большого количества людей. Действительные же цели этого проекта были рассекречены и стали достоянием широкой общественности только несколько лет назад.

Оказалось, что главной задачей проекта “Ледяной червяк” – под таким названием он упоминался в секретных донесениях Пентагона – было строительство в толще ледникового покрова Гренландии сети многокилометровых туннелей. Всего планировалось построить несколько тысяч километров туннелей и несколько сотен тщательно замаскированных вертикальных шахт для запуска баллистических ракет. Здесь же должны были разместиться около 60 станций наведения, каждая из которых управляла бы шестью ракетами с ядерными боеголовками.

Главное же ноу-хау проекта состояло в том, что по туннелям постоянно должны были курсировать поезда с баллистическими ракетами, и в случае срабатывания “ядерной кнопки” американским военным оставалось только воспользоваться ближайшей к поезду шахтой. Обнаружить и уничтожить эти ракеты для войск стратегического назначения стран Варшавского договора было бы практически нереальной задачей.

В рассекреченных в 1997 году документах нет ни слова о том, почему Вашингтон отказался от реализации проекта “Ледяной червяк”. По мнению специалистов, главной причиной послужили технические проблемы создания достаточно прочной горной выработки в ледяном покрове.

Для исследования свойств, структуры, динамики, температурного режима ледникового покрова Гренландии необходимо было пробурить глубокую скважину через всю толщу ледника. В начале 1960-х годов Б. Хансен и Х. Уеда из американской военной лаборатории научных и инженерных исследований полярных районов USA CRREL (US Army Cold Regions Research & Engineering Laboratory) предложили использовать для бурения скважин во льду электротермобур с головкой в виде кольцевого нагревателя, а спуск-подъем производить при помощи грузонесущего кабеля и подъемников барабанного типа.

Однако вскоре специалисты признали, что при бурении глубоких скважин во льду электротермобур малоэффективен. Поэтому дальнейшие усилия сотрудники лаборатории сосредоточили на разработке электромеханического способа бурения.

Развитие электромеханического бурения имеет свою историю. В 1947 году в Оклахоме (США) при бурении осадочных горных пород был впервые испытан механический электробур конструкции нашего бывшего соотечественника А. Арутюнова. Однако неоднократные аварии, связанные с обвалами стенок скважины и прихватом снаряда, вынудили буровиков приостановить работу.

В 1965 году лаборатория USA CRREL приобрела электробур Арутюнова и модернизировала его для бурения скважин во льдах. Снаряд имел длину 26,5 м и массу 1100 кг. Основная особенность технологии бурения состояла в том, что образующийся ледяной шлам растворяли в этиленгликоле.

Новый электромеханический снаряд испытали на станции Кэмп Сенчури в летние сезоны 1965-1966 годов. Скважина глубиной 535 м, пробуренная ранее термобуровым снарядом, удлинилась до 1391 м, причем последние 3,6 м были пройдены по подледниковым горным породам – мерзлому глинистому конгломерату, плохо поддающемуся бурению снарядами на кабеле.

Эта скважина долгое время оставалась рекордной по глубине бурения в Гренландии – до тех пор, пока в начале 1980-х годов не завершился международный проект по исследованию ледникового покрова GISP (Greenland Ice Sheet Program), осуществленный Национальным научным фондом США с участием ряда европейских стран.

Главным результатом проекта GISP стала скважина глубиной 2037,6 м, пробуренная на станции Дай-3 через всю ледниковую толщу Гренландии. Скважину прошли за летние сезоны 1980-1981 годов с помощью оригинального электромеханического снаряда ISTUK (IS – в переводе с датского “лед”, а TUK, с эскимосского, – “снаряд”), разработанного в университете Копенгагена (Дания). Все системы и агрегаты бурового снаряда приводились в действие и контролировались при помощи встроенного в него компьютера.

На выходе в подледниковые горные породы на отметке 2037,6 м буровой снаряд оказался “прихваченным” во льду, и его оставили на время зимнего межсезонья под натяжением кабеля. К счастью, на следующий год снаряд удалось благополучно извлечь из скважины вместе с сохранившимся в колонковой трубе керном.

Через десять лет были успешно завершены еще два международных проекта по бурению глубоких скважин в гренландском ледниковом покрове: проект колонкового бурения GRIP ( Greenland Ice Core Project ), организованный Европейским научным фондом с участием Бельгии, Великобритании, Дании, Исландии, Франции, Германии и Швейцарии, и проект GISP-2 (Greenland Ice Sheet Program-2), поддержанный Национальным научным фондом США. Точки бурения находились в 30 км одна от другой в районе самого мощного ледника, и бурить их начали практически одновременно – в 1990 году. Выполнение этих проектов стало своеобразным состязанием между учеными Старого и Нового Света.

Европейский проект завершился в 1992 году (глубина скважины 3029 м), а проект GISP-2 – в 1993-м (глубина 3053 м). Американская скважина долгое время считалась самой глубокой во льдах Северного полушария. То, что последние полтора метра были пройдены по подледниковым горным породам, – большое достижение. К сожалению, то ли из-за неудачного выбора мест бурения, то ли из-за неадекватной методики исследований результаты существенно различаются.

В середине 1990-х годов стартовал новый международный проект колонкового бурения в Северной Гренландии NGRIP (North Greenland Ice Core Project), непосредственным исполнителем которого был и автор настоящей статьи. Проект финансируют в основном Дания и Германия, в нем участвуют также Бельгия, Франция, Исландия, Япония, Швейцария, Швеция и США. Главная цель NGRIP – изучение климата Земли 115-130 тысяч лет назад, поскольку температурные колебания в ту эпоху хорошо совпадают с изменениями современного климата. На тот период приходился пик последнего потепления, которое у нас в стране принято называть микулинским межледниковьем.

Геофизические исследования, проведенные в Северной Гренландии, показали, что слои льда такого возраста должны находиться на глубине примерно 2710-2800 м. Буровой полигон выбрали в точке с координатами 75,12° с.ш. и 42,30° з.д., где слои, интересующие ученых, предположи тельно имели максимальную толщину. 1 мая 1996 года в месте, выбранном для бурения, высадились первые шесть человек, которым в течение месяца удалось подготовить взлетно-посадочную полосу и выполнить другие операции для приема работников станции. В первый летний сезон были установлены основные жилые и служебные сооружения, вырыты траншеи для установки бурового и научного оборудования.

Все основные наземные сооружения новой станции представляют собой куполообразные палатки. Главная палатка с деревянным остовом поделена на два этажа. Внизу – кухня, столовая, душевая, туалет, умывальня; наверху – несколько компьютеров для всеобщего пользования, факс, офис начальника станции и спальные места – пять двухъярусных кроватей. Невдалеке от главной палатки высятся еще несколько куполов: “красная палатка” – жилое помещение на десять человек; палатка-мастерская с верстаком, токарным и сверлильным станками; палатка-склад. Чуть дальше – еще несколько палаток более привычной формы. Это гараж и жилые помещения. Кроме наземных есть большой комплекс подземных или, точнее, подснежных сооружений: буровое помещение, кернохранилище и научно-исследовательская лаборатория. В обычный полевой сезон (длится он с начала мая, когда температура воздуха поднимается до -30 ё -25°C, до середины августа) на станции находятся около 30 человек.

Палатки установлены примерно на 2,5-3 м выше поверхности ледника (за год здесь накапливается более полуметра снега). Их куполообразная форма неслучайна. Зимой она позволяет избежать сильных заносов.

В центральной части Гренландии климат очень суров. Средняя температура февраля -47° (абсолютный минимум -70°), а июля -11°. Здесь никогда не бывает положительных температур и, следовательно, снег никогда не тает. Охлаждающее действие оказывает сам ледниковый покров. Если бы он отсутствовал, то при прочих равных условиях температура воздуха зимой была бы выше на 15,5°, а летом – на 4,4°.

Бурение скважины по проекту NGRIP началось летом 1998 года и продолжалось еще четыре летних полевых сезона. В июле 2003 года глубина скважины достигла 3085 м – это абсолютный рекорд по глубине бурения во льдах Гренландии. Датские и французские ученые сконструировали специальный буровой снаряд. Бурение не всегда шло гладко, особенно на последних метрах, когда из-за резкого изменения свойств льда, залегающего на больших глубинах, на поверхности резцов и буровой коронки начала образовываться наледь.

17 июля 2003 года скважина NGRIP вышла в подледниковые водные отложения. Вода поднялась в скважину примерно на 45 м. Буровой снаряд удалось поднять на поверхность, и исследователи увидели на буровой коронке примерзший светло-коричневый ледяной кусок. Это был образец подледниковой воды, который не только отражал геологический состав ложа Гренландского щита, но и, возможно, содержал микроорганизмы, существовавшие на Земле примерно 2 млн лет назад. Извлечение из глубин ледника этой субстанции по значимости можно сравнить с доставкой на Землю образцов лунного грунта.

Керн распилили вдоль оси на несколько сегментов для проведения исследований. Часть материала упаковали и переправили для хранения в кернохранилище в Копенгагене. Другую часть исследовали непосредственно на станции.

Работа еще не закончена, ученые активно обсуждают полученные результаты. Так, например, температурный профиль в скважине “теплее” ожидаемого: температура на глубине 3085 м оказалась равной точке плавления (под давлением вышележащей толщи, а это примерно 27 МПа, лед плавится при температуре не ноль, а -2°С).

Температура на ложе гренландского ледникового покрова в пробуренных ранее скважинах оказалась равной -13° и -9°С. Поэтому считалось, что Гренландский ледниковый щит является типичным холодным ледником с отрицательной температурой по всей толще. Однако данные, полученные в новой скважине, поколебали эту гипотезу.

К неожиданным результатам исследований ледяного керна можно отнести то, что на глубоких горизонтах годовые слои оказались толще, а слои предыдущей “теплой” эпохи были вскрыты значительно глубже, чем предполагалось. В чем причина? На это ответят дальнейшие исследования.

Подписи к иллюстрациям

Илл. 1. Из двадцати пяти кораблей, отплывших из Исландии с предводителем викингов Эриком Рыжим, до Гренландии добрались только четырнадцать. Они основали поселения: Восточное, а спустя несколько лет Западное. Интересно, что первым европейцем, ступившим около 1000 года н.э. на берег американского континента, был сын Эрика Рыжего – Лейф Эриксон.

Илл. 2. Норденшельд Нильс Адольф Эрик (1832-1901), исследователь Арктики, мореплаватель, историко-картограф, руководил шведскими экспедициями в Гренландию, положившими начало исследованиям ее ледяного щита. Пройдя в 1870 году в глубь ледника на 50 км, а в 1883 году – на 117 км, знаменитый полярник убедился, что ледниковый покров острова – сплошной.

Илл. 3. Буровой снаряд, разработанный американцами для проекта GISP-2, имел длину 27,5 м при массе 730 кг (для сравнения: длина снаряда ISTUK – 11,5 м, а его масса – 180 кг). Вполне естественно, что для обслуживания такого “гиганта” потребовался специальный наземный комплекс. На верхнем конце мачты (2) высотой 31 м установлен блок (1), через который переброшен грузонесущий кабель, намотанный на барабан лебедки (5). Оригинальная часть комплекса – карусель (3), похожая на барабанный механизм револьвера. Буровой снаряд разбирался на отдельные части длиной по 6 м, которые входили наподобие патронов в отверстия карусели. В процессе извлечения керна колонковая труба поворачивалась в горизонтальное положение при помощи лотка (6). Один из помощников бурильщика периодически находился на помосте (4) для сборки или разъединения секций бурового снаряда перед его спуском в скважину или после извлечения на поверхность.

Читайте также:  Новые исследования Гренландии экспедициями разных стран

Илл. 4. Участники экспедиции 2001 года (стоят слева направо в верхнем ряду): Д. Даль-Йенсен – профессор университета Копенгагена, начальник станции; Р. Шалма – студент университета Копенгагена, помощник бурильщика; П. Талалай – доцент Санкт-Петербургского горного института, бурильщик; С. Хилмарссон – механик; Ф. Уилелмс – научный сотрудник института AWI, Бремерхафен, Германия, начальник буровой группы; И. Шармели – механик; (в нижнем ряду стоит): Й. Танака – научный сотрудник Geosystems Inc., Токио, Япония, бурильщик; (сидит) Ж.-Л. Тисон – научный сотрудник университета Брюсселя, Бельгия, гляциолог.

К неожиданным результатам исследований ледяного керна можно отнести то, что на глубоких горизонтах годовые слои оказались толще, а слои предыдущей “теплой” эпохи были вскрыты значительно глубже, чем предполагалось. В чем причина? На это ответят дальнейшие исследования.

Экспедиции 30-х и 40-х годов

В следующее десятилетие число экспедиций достигло высшей точки. Были периоды, когда летом на побережье от мыса Фарвель до крайнего севера работало по несколько сот участников экспедиций. Каждый из них выполнял часть большой работы, в результате которой должна была быть создана общая картина всей этой страны. Кнуд Расмуссен взял на себя руководство исследованиями южной части восточного побережья. Прежде всего он произвел в 1931 г. опасную рекогносцировку района на моторной лодке от мыса Фарвель до Ангмагсалика (так называемая шестая Тулеская экспедиция), а в течение летних месяцев двух последующих лет осуществил исследование более крупного масштаба, совершив седьмую Тулескую экспедицию, в которой участвовало более 20 геодезистов и ученых, подсобные работники из гренландцев и др.; экспедиция была снабжена пароходами, моторными лодками, самолетами. В 1932 г, была предпринята вторая экспедиция Комитета залива Скорсби, возглавлявшаяся, как и первая, Эйнаром Миккельсеном, которая исследовала чрезвычайно труднодоступное побережье между Ангмагсаликом и заливом Скорсби, и, наконец, в 1931—1934 гг. в более северной части побережья работала так называемая Трехлетняя экспедиция под руководством Лауге Коха. Эта экспедиция, являвшаяся по числу участников наиболее крупной из когда-либо организовывавшихся в Дани», имела постоянные базы на острове Элла и у мыса Эскимонес, где зимовали небольшие группы ученых и техников; кроме того, каждое лето прибывало большое количество участников экспедиций, число которых было наибольшим летом 1933 г., когда не менее 109 человек работало в этой местности. В этом же году были побиты также все рекорды плавания в восточногренландоиих водах; судно экспедиции благодаря необычайно благоприятным ледовым условиям проникло севернее 79° с. ш., находясь лишь в 1 000 км от Северного полюса, и отсюда Лауге Кох предпринял два больших разведочных полета, частично над Землей Мюлиуса-Эриксена и Землей Хольма, частично вдоль берега до южного побережья Земли Пири. Район работ Трехлетней экспедиции охватывал территорию вокруг двух крупных фьордов — фьорда Короля Оскара и Франца-Иосифа, — весьма интересную с геологической точки зрения; впоследствии эта территория стала полем деятельности Коха, где он работал в 1936—1939 гг. с группой сотрудников. Кроме того, в 1938 г., имея исходной точкой Шпицберген, Кох предпринял полет над Землей Пири. Датско-английская экспедиция в составе Курто, Уэгера, Эббе Мунка и др. находилась в 1935—1936 гг. в местности у Кангердлугсуака и поднялась на высшую точку Гренландии — гору Гунбьёрна, представляющую собой Нунатак. Северная же часть восточного побережья, которую в свое время посетила экспедиция на пароходе «Дания», вновь стала объектом исследований во время экспедиции 1938—1939 гг. во главе с Эббе Мунком и Эйгилем Кнутом.

После перерыва, вызванного второй мировой войной, работа возобновилась с новой силой. Лауге Кох в 1948—1949 гг. вновь вернулся к геологическим исследованиям на участке к северу от залива Скорсби и намеревается продолжать их в дальнейшем. Уже за год до этого экспедиция по исследованию Земли Пири под руководством Эйгиля Кнута начала устройство базы на побережье против острова Клаверинг, откуда был осуществлен разведывательный полет на Землю Пири, а летом 1948 г. здесь создана база экспедиции у фьорда Брёнлунн, откуда, собственно, и происходит исследование этого наиболее северного в мире участка земли.

Однако научные работы в широких масштабах в Восточной Гренландии проводились не только Данией, но и другими странами. Вполне понятно, что в таких исследованиях приняла участие Норвегия — как в силу славных традиций этой страны в области полярных исследований, так и в силу политических интересов, которые Норвегия считала возможным отстаивать до решения международного суда в 1933 г. В 1929—1933 гг. по инициативе Комитета по исследованию Северного Ледовитого океана и Свальбарда в связи с промыслом норвежских рыбаков в Восточной Гренландии здесь было произведено много ценных наблюдений, главным образом между заливом Скорсби и Датской гаванью.

Наряду со скандинавами необходимо особо упомянуть вклад англичан. В десятилетие 1926—1936 гг. работало по крайней мере шесть различных британских экспедиций на восточном побережье, из которых половина была снаряжена Кембриджским университетом, в связи с чем имена И. М. Уорди, А. Курго, Л. Р. Уэгера и др. получили известность в арктических кругах. Франция также принимала участие в исследовательской работе, в особенности экспедициями в залив Скорсби и окружающие воды. Эти экспедиции осуществлялись в 1925 г. на судне «Пуркуа Па», которым руководил И. Б. Шарко вплоть до своей трагической гибели в 1936 г. во время кораблекрушения у берегов Исландии.

Знамением нового времени являются перелеты через Гренландию. Они начались полетом немца Гронау от залива Скорсби до Готхоба в 1931 г. и полетом американца Крэмера от Холстейнсборга до Ангмагсалика в том же году. За ними последовали и другие, а во время последней войны полеты в Гренландию стали весьма частыми. Нельзя не упомянуть также и о том, что и море, окружающее Гренландию, время от времени являлось целью датских экспедиций. Выше уже говорилось о походах судна «Тьяльфе» в 1908—1909 гг.; список всех экспедиций настолько длинен, что придется ограничиться лишь упоминанием названий судов, которые принимали участие в этих исследованиях: «Ингольф» в 1879 и 1895 гг., «Фюлла» в 1884, 1886 и 1889 гг., «Дана» в 1925 и 1933 гг., «Исландс-Фальк» в 1926 г. и «Готхоб» в 1928 г. Все они внесли свою долю в изучение естественных условий, флоры и фауны гренландских вод.

Новые исследования Гренландии экспедициями разных стран

Физическая география материков и океанов

СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА: АМЕРИКАНСКИЙ СЕКТОР АРКТИКИ И СУБАРКТИКИ

Географическое положение. Гренландия — величайший остров Земли, площадью более 2 млн км 2 . Очевидно, в западном полушарии она была первой сушей, открытой европейцами. В конце IX в. ее посетили норманны, приплывшие из Исландии.

Исследование Гренландии началось в XVIII в. датскими колонистами. В начале XIX в. научные работы вели англичане, а затем их продолжали главным образом исследователи из Скандинавии. Впервые южная часть Гренландии была пройдена в 1888 г. Ф.Нансеном, а затем в конце XIX-начале XX в. Гренландию пересекли экспедиции, организованные учеными разных стран. Немецкий исследователь А. Вегенер провел первую зимовку во внутренней части Гренландии (станция Айсмитте), в результате были собраны ценные данные по метеорологии и гляциологии острова. Большие исследования ведутся в Гренландии и в настоящее время, главным образом американцами.

Гренландия вытянута с севера на юг почти на 24°. Ее южная оконечность — мыс Фарвель (Уманарссуаг) — располагается на 59° 47′ с.ш., т.е. на широте Южной Скандинавии, а крайняя северная точка находится менее чем в 8° широты от Северного полюса (смотрите карту физико-географического районирования Северной Америки со ссылками на фотографии природы данного региона). Близость к полюсу, с одной стороны, и влияние холодного течения, с другой, обусловливают суровые природные условия Гренландии.

Геологическое строение. В структурном отношении большая часть Гренландии представляет собой древнюю платформу. На севере и юге выступает основание этой платформы, образующее высокие мощные кристаллические массивы. По восточной и северной окраинам протянулись горы Восточно-Гренландской и Иннуитской складчатых систем палеозойского возраста с широким развитием сбросово-глыбовых форм рельефа.

Значительные пространства на восточных побережьях Гренландии покрыты базальтами палеогенового возраста, изливавшимися при раскрытии Северной Атлантики.

Рельеф. Более 80 % поверхности острова покрыто толщей материкового льда. Ледники занимают центральную часть Гренландии, но местами выходят и к самому побережью. Почти 2/3 поверхности льда имеет высоту более 2000 м над уровнем моря; с высоты 1100 м начинается область аккумуляции многолетних льдов, по площади почти в 5 раз превышающая нижележащую область их разрушения (абляции). Средняя мощность ледового покрова составляет 2300 м, а максимальная достигает 3400 м. Внутренняя часть материкового льда представляет собой равнинную поверхность, края его сильно расчленены и волнисты. Поверхность льда на окраинах прорезана трещинами и каньонообразными долинами, по которым происходит его интенсивное дробление.

Край материкового ледяного покрова или круто обрывается, образуя уступы до 100 м высотой, или полого спускается к берегу, давая начало гигантским долинным ледникам. Самый большой из ледников Гренландии — ледник Петермана — находится на северо-западе острова. Ежегодно в Гренландии создается 13-15 тыс. айсбергов, уносящих около 200 км 3 льда и дрейфующих на юг; в Атлантическом океане они встречаются почти до 40° с.ш. Причиной образования материкового ледяного покрова Гренландии следует считать ее общее поднятие и похолодание климата в северном полушарии на границе неогена и четвертичного периода. Установлено, что в настоящее время льды Гренландии, как и вообще в северном полушарии, находятся в относительно стабильном состоянии или даже несколько отступают в связи с общим потеплением климата.

Поверхность Гренландии под покровом льда равнинна и несколько вогнута к центру. Ее центральная часть располагается ниже уровня океана. По окраинам острова, частично свободным от льда, поднимаются горные цепи высотой до 2000 м. В некоторых местах горы прорывают покров материкового льда, образуя нунатаки. Свободная от ледяного покрова поверхность достигает различной ширины в разных частях Гренландии. На юго-западе она равна примерно 190 км, на северо-востоке — 300 км, но здесь имеются многочисленные изолированные ледники.

Под влиянием древнего и современного оледенений рельеф гор Гренландии приобрел альпийские черты даже на сравнительно небольших высотах. На юге кристаллические горные хребты имеют высоту 1600 м, на востоке отдельные вершины поднимаются до 3000 м, а самая высокая — Гунбьёрн, названная по имени первооткрывателя острова, — достигает 3700 м.

Побережье Гренландии глубоко изрезано фьордами. Особенно сильно расчленены юго-западное и восточное побережья, где длина фьордов достигает 180 км, а глубина — 500 м. На восточном и северном побережьях большинство фьордов являются приемниками ледников, стекающих по трогам и частично заполняющих сами фьорды. Фьордовое расчленение побережья острова связано с переуглублением речных долин в ледниковую эпоху и их затоплением при повышении уровня моря в послеледниковое время.

Полезные ископаемые. Недра Гренландии богаты полезными ископаемыми. В районе Ивиггут, на крайнем юге, добывают криолит — породу, играющую большую роль в алюминиевой промышленности и в производстве эмалей. Кроме того, на Гренландии имеются самородное железо, графит и торф, недавно выявлены значительные залежи урановых руд, а на шельфе — небольшие месторождения нефти и газа.

Климатические условия. Климат Гренландии крайне суров, но не везде одинаков. Над центральной частью ледникового покрова в течение всего года господствует антициклон, и температура колеблется от -12 °С в июле до -46 °С в январе. Зимой постоянно бывают понижения температуры до -60 °С, и даже в июле возможны морозы до -28 °С. Выше 0 °С температура никогда не поднимается.

Западное побережье Гренландии омывает море Баффина, над которым зимой происходит интенсивная циклоническая деятельность. Поэтому климат там значительно мягче, чем в других частях Гренландии, выпадают обильные осадки — 1000-1200 мм в год. Температура зимних месяцев от -4 до -20 °С, а летняя температура — около 8 °С. На юге острова есть пункты, где и зимой температура выше 0 °С.

На восточном побережье, находящемся под воздействием холодного Гренландского течения, климат гораздо суше и холоднее. Годовое количество осадков там несколько выше 200 мм, средняя зимняя температура доходит до -30 °С, лето холодное и сырое. У берегов Восточной Гренландии воды Гренландского моря и Датского пролива, соединяющего его с Атлантикой, не освобождаются от льда даже в теплое время года.

Растительность. Господствующий тип растительности на свободных от льда участках Гренландии — тундра. В северных частях она крайне бедна видами. Там преобладают лишайники и мхи, которых в Гренландии насчитывается до 600 видов. Среди травянистых растений наиболее распространены полярный мак, камнеломка и крупка. Встречаются лютик, мытник, манжетка. В более южных частях, особенно защищенных от сильных ветров, растительность богаче и разнообразнее. Там растут береза и ольха высотой 2-3 м, можжевельник и черничник. Часто встречаются яркие зеленые луга. Именно их увидели первооткрыватели острова, давшие ему название «зеленая земля», что мало соответствует суровому облику природы Гренландии.

Животный мир. В Гренландии, особенно в пределах Гренландского национального парка (биосферного заповедника ЮНЕСКО), основанного на северо-востоке острова в 1974 г., сохранились животные, которые почти исчезли на материке: овцебык и олень карибу. На побережье водится много белых медведей, исключительно разнообразны птицы — гага, белощекая казарка, гусь Росса, белая сова и др. Прибрежные воды богаты морским зверем и рыбой. Охране природы Гренландии уделяется большое внимание — здесь существует 14 охраняемых территорий, занимающих около 1 млн км 2 , что составляет более 45 % общей площади острова.

Население и экологические проблемы. В конце XX в. на острове Гренландия (с 1953 г. в составе Дании) постоянно проживало более 55 тыс. человек. Население, 80 % которого составляют эскимосы, живет в небольших, разбросанных по побережью селениях и занимается охотой, рыболовством и переработкой рыбы. Немногочисленные здесь европейцы и американцы живут в более крупных населенных пунктах, в частности в административном центре Готхоб (Нук) на юго-западе острова. В последнее Десятилетие остров ежегодно посещают до 6000 туристов, которых привлекают сюда экстремальные природные условия и суровая красота ледников.

Посмотреть фотографии природы различных материков и стран мира (с географическими и биологическими смысловыми подписями к фотографиям) можно в разделах: Европа, Азия, Африка, Северная Америка, Центральная и Южная Америка, Австралия и Новая Зеландия и Антарктика секции “Природные ландшафты мира” нашего сайта.

Познакомиться с описаниями природы России и стран бывшего СССР можно в разделе “Физическая география России и СССР” нашего сайта.

Гренландия вытянута с севера на юг почти на 24°. Ее южная оконечность — мыс Фарвель (Уманарссуаг) — располагается на 59° 47′ с.ш., т.е. на широте Южной Скандинавии, а крайняя северная точка находится менее чем в 8° широты от Северного полюса (смотрите карту физико-географического районирования Северной Америки со ссылками на фотографии природы данного региона). Близость к полюсу, с одной стороны, и влияние холодного течения, с другой, обусловливают суровые природные условия Гренландии.

Только самое интересное

Короли Норвегии зорко следили за успехами колонистов и в 1261 г. успели навязать им свою власть. Гренландия после более чем 300-летнего независимого существования согласилась платить норвежским королям подати и виру.

В Гренландию за улитками

На привычных нам со школьных времён физико-географических картах Гренландия – величайший остров на планете – изображена большим белым пятном неправильной формы. В представлении большинства европейцев Гренландия – это безжизненный и холодный мир «белого безмолвия», лежащий под тёмным покровом почти бесконечной полярной ночи. И только саги о викингах, больше тысячи лет тому назад открывших эту землю и назвавших её «зелёной землей» (норвежское Grønland дословно значит «Зелёная земля»), напоминают о том, что кроме льдов, снегов и холодного моря там есть и другая, более привычная нам жизнь.

Это очень хорошо заметно, когда летишь над Гренландией на самолёте. С высоты прекрасно видно, как сплошной покров ледникового щита внезапно обрывается, уступая место довольно широкой полосе зелени и серых скал, тянущейся между ледником и морским берегом. Очень часто среди зелёного и серого мелькают небесно-голубые пятна больших и малых озёр, которых в Гренландии многие сотни; от кромки ледника к морю бегут бурные и мутные потоки талой воды, выглядящие как настоящие «молочные реки». Этот мир до сих пор слабо заселён людьми, бóльшая часть береговой Гренландии представляет собой почти не тронутую никем тундру, с редкими дорогами и ещё более редкими и очень удалёнными друг от друга селениями. Даже в столице острова – городке Нуук, живописно раскинувшемся на берегу моря, – нет и 20000 постоянных жителей.

Животный мир береговой полосы острова, как и почти везде в Арктике, беден и скрытен. Путешествуя полярным днем между ледником и морем, под неумолчное комариное гудение, изредка можно заметить песцов и северных оленей, малочисленных птиц, и только. Лишь на самом юге острова, в тех местах, где до сих пор можно видеть развалины первых викингских поселений, природа немного оживляется. Там уже могут расти деревья, насекомые и птицы становятся разнообразнее, а по склонам зеленых холмов гуляют на вольном выпасе флегматичные пушистые овцы.

Таковы могли бы быть путевые заметки туриста, впервые попавшего в Гренландию. Но взгляд профессионального зоолога видит гораздо больше и проникает глубже. Для него поросшие тундрами долины полны разнообразных беспозвоночных, преимущественно членистоногих, а воды бесчисленных озер кишат всевозможной живностью, по большей части очень малых размеров. Фауна острова бедна видами, но каждый из них, взятый сам по себе, представляет особый интерес для науки. Вопросов, которые задают себе учёные, много. Откуда взялось это разнообразие животных и растений на океаническом острове, на много сотен морских миль удалённом от ближайшего материка? Есть ли у гренландских обитателей близкие родственники на «большой земле», и если есть, то какова степень их родства? И, может быть, самая интригующая из всех загадок: каким образом животные и растения смогли пережить несколько ледниковых периодов последнего миллиона лет? Ведь совершенно точно известно, что в периоды максимальных оледенений остров и омывающие его моря должны были быть скованы мощным ледовым щитом, так что никаких шансов на выживание у наземных животных и растений не было. Стало быть, они появились здесь сравнительно недавно, но в этом случае как их предки умудрились преодолеть морские просторы Атлантического океана?

Эти вопросы имеют не только отвлечённый научный интерес. Сейчас внимание к Арктике, её природным богатствам и будущей судьбе в эпоху «глобального потепления» огромно во всем мире. Изучение истории фауны и флоры Гренландии, Исландии, Шпицбергена, других арктических островов имеет огромное значение для более глубокого понимания этих важнейших вопросов. Прослеживая судьбу нынешней фауны Гренландии и выясняя её связи с животными Европы и Северной Америки, биологи пытаются реконструировать прошлое самого большого острова в мире, его былые связи с другими землями, влияние различных климатических и геологических событий на историю Арктики.

Ещё в XVI столетии швед Олаф Магнус, архиепископ Уппсальский, опубликовал на латинском языке «Историю северных народов» («Historia de Gentibus Septentrionalibus») – первую книгу о жителях Гренландии и её природе. Спустя два века другой епископ, теперь уже датский, по имени Отто Фабрициус, написал книгу, специально посвящённую гренландским животным («Fauna Groenlandica»). С тех пор зоологи и ботаники разных стран часто посещали остров и достаточно полно описали все немногочисленные виды живых существ, обитающих там.

Наша страна является одним из самых активных и успешных «игроков» в Арктике, что обусловлено и историческими, и геополитическими, и экономическими причинами. Отечественная наука имеет очень долгую традицию исследования животного мира Крайнего Севера, идущую к нам от петровских времен и не прерывавшуюся даже в самые тяжёлые времена. Вот почему, в начале июля 2014 года, двое российских зоологов (один из них пишет сейчас эти строки) высадились с самолёта в аэропорту маленького заполярного посёлка Кангерлуссуак и, закинув на плечи рюкзаки, отправились по наезженной дороге вглубь тундры. Заполярный гренландский июль был зелёным, солнечным и неожиданно жарким. Температура днём нередко превышала 20º, зато по ночам приходилось несладко: поток холодного воздуха, нисходивший с ближайшего ледника, крепко выстужал внутренность нашей скромной палатки.

В Гренландии нас интересовали не северные олени, песцы, белые медведи или другие полярные животные, известные всем и каждому. Мы приехали сюда, чтобы изучить жизнь пресноводных улиток, населяющих местные водоёмы, и собрать материал для их генетического изучения. Эти улитки – неприметные глазу и почти безразличные для обычного человека – представляют прекрасный объект для изучения происхождения фауны Гренландии.

Впервые об их существовании стало известно датским зоологам в первой половине XIX века. Тогда они получили научное описание и собственное латинское название, как это принято у зоологов. Но споры об их происхождении и родословной не прекращались до наших дней. Одни учёные считали, что все пресноводные моллюски, живущие в Гренландии, – это эндемики (то есть, виды, населяющие только данную местность или область и больше нигде на Земле не встречающиеся), другие выдвигали предположение, что эти животные не могли бы пережить ледниковый период и должны были сравнительно недавно переселиться на остров откуда-то с материка, скорее всего из Северной Америки. Но, сравнивая раковины и внутренние органы гренландских и американских улиток, решить этот спор никак не удавалось. В чём-то они похожи, в чём-то различны, но точно судить о степени родства по таким признакам очень нелегко.

Всем известно, что улитки – это очень неторопливые и флегматичные существа, проводящие почти всю свою жизнь на двух-трёх квадратных метрах родного водоёма.

И в то же время, как это ни странно, улитки очень часто обнаруживаются на океанических островах, удалённых от ближайшей суши, или в небольших степных озерах, так далеко расположенных одно от другого, что расстояние измеряется десятками километров. Подобные факты удивляли многих натуралистов прошлого, не исключая и самого Чарлза Дарвина, который признавался, что был такими находками весьма озадачен. Очевидно, что своим ходом медлительные моллюски пересечь большие расстояния не могут. Нужны какие-то иные объяснения, и различных гипотез на этот счёт было выдвинуто много. Чаще всего предполагалось, что для своего расселения улитки могут использовать водоплавающих птиц, почти как в известной сказке о Лягушке-путешественнице. Давно замечено, что они (или их икра) могут прикрепляться к оперению или конечностям птиц и таким образом преодолевать по воздуху весьма приличные расстояния. Также обсуждали возможность улиток и других маленьких и тихоходных животных расселяться с помощью плавучих льдов или упавших деревьев, выносимых крупными реками в моря.

Но более важно другое. Современные методы молекулярно-генетического анализа позволяют не только сравнивать улиток (или любых других животных) по степени их родства между собой, но также определять примерный промежуток времени, который прошёл с момента прибытия первопоселенцев на остров или другое новое местообитание. Делается это путём сравнения нуклеотидного состава генов особей, собранных из разных мест, и выявления, какие мутации произошли с тех пор, как они живут порознь друг от друга. Здесь помогают мутации в определённых генах, примерная частота появления которых известна и, к тому же, постоянна во времени. Скорость мутирования в данном случае играет роль своеобразных часов, но не механических, а «молекулярных». Конечно, эти датировки событий отдалённого прошлого не очень точны, величина ошибки может составлять до нескольких тысяч лет, но если мы оперируем интервалами в геологическом масштабе времени, то абсолютная точность не только недостижима, но и не очень нужна.

Уже в первые дни путешествия мы выяснили, что Гренландия, с точки зрения улиток, страна весьма гостеприимная. По крайней мере, почти в каждом водоеме, кроме бурных и очень мутных ледниковых рек, обнаруживались моллюски, и не было никаких признаков того, что живётся им трудно. Хотя нам удалось найти всего два вида улиток, но численность обоих была высокой, так что нам не составило большого труда отобрать достаточно экземпляров из нескольких точек Гренландии, причём особое внимание уделялось тому, чтобы взять пробы из озер разного типа, различающихся по глубине, характеру донного грунта (каменистый или илистый), богатству растительности и другим признакам.

Дальнейшие исследования собранного материала проводились уже в нескольких лабораториях, расположенных на материке – в Санкт-Петербурге, Омске, Архангельске и Дрездене. К изучению гренландских моллюсков подключились наши коллеги из России и Германии. Собранные улитки анатомировались, измерялись, фотографировались, а небольшие кусочки тканей были отправлены в генетическую лабораторию для расшифровки молекулярного «текста», который содержали в себе их клетки. Впоследствии этот расшифрованный текст с помощью компьютерных программ сравнивался с аналогичными текстами, полученными от улиток, живущих в других частях света, чтобы путём сопоставления найти ближайших родственников нашим «островитянам».

Генетика позволила поставить точку в давнем споре. Все моллюски, найденные нами в Гренландии, оказались настолько близкими родственниками с теми, которые населяют сейчас водоёмы Северной Америки, что их следует относить к одному виду. Все они имеют общее происхождение и не отличаются друг от друга не только на генетическом уровне, но и по строению их раковин и внутренних органов. Откуда бы мы ни брали моллюсков для изучения, из большого ли озера, из малого, или из совсем небольшой лужи, готовой вот-вот пересохнуть, все они оказывались ближайшими родственниками друг друга. Самое тесное родство у гренландских улиток оказалось с их соплеменниками из озер Британской Колумбии (Канада), а вот популяции улиток из США могут быть названы их двоюродными братьями и сёстрами.

Эти факты позволяют сделать два основных вывода. Во-первых, столь тесное сходство по внешнему облику, внутреннему строению и генам говорит о том, что моллюски попали в Гренландию совсем недавно. Но, говоря про «недавно», надо иметь в виду, что речь идёт не об исторической, а о геологической шкале времени. Например, с житейской точки зрения, для которой самой естественной мерой времени является средняя продолжительность жизни Homo sapiens (около 70 лет), открытие викингами Гренландии (около 1000 года нашей эры), событие довольно давнее, из «незапамятных» времен. Но если геолог или палеонтолог говорит, что нечто произошло «недавно», то он может иметь в виду интервалы в десятки тысяч и даже миллионы лет. И вправду, даже десяток миллионов лет – это совсем немного в сравнении с почтенным возрастом нашей планеты (около 4,7 миллиардов лет).

Во-вторых, это самое «недавно» можно превратить в количественную оценку. Можно с полной определённостью утверждать, что материковые улитки попали в Гренландию после завершения последнего североатлантического оледенения, то есть не ранее одиннадцати тысяч лет назад. До этого всё пространство между островом и материком было сковано льдом, что полностью исключает возможность миграции для пресноводных животных. А вот как именно произошло великое «открытие Гренландии» озерными моллюсками – этого мы, скорее всего, никогда не узнаем. Было ли это путешествие на плавучих древесных стволах, или на лапах водоплавающих птиц, или с ураганами – генетика сказать не может. Точно лишь одно: за последние 20 миллионов лет сухопутной связи между Гренландией и Северной Америкой не было, и другого пути для переселенцев кроме как через океан не существовало.

Перелётные птицы, пресноводные улитки, викинги… Все эти существа отличались большой охотой к перемене мест. Ни трудности дальнего пути, ни расстояние, ни время не останавливают живые организмы от расселения по земному шару. Меняется климат, поднимается и опускается уровень мирового океана, растут и тают ледники – все эти изменения накладывают свой отпечаток на облик жизни во всех уголках Земли. Используя современные методы генетики, учёные, подобно археологам, могут восстановить ход событий далёкого прошлого по тем невидимым следам, что сохранились в клетках современных животных и растений.

Проведённая нами работа – это всего лишь мельчайший элемент грандиозной мозаики, которую уже много веков усердно собирают ботаники, зоологи, палеонтологи, климатологи. Только так, шаг за шагом, мы можем дойти до своей грандиозной цели – нарисовать картину развития нашей планеты и истории жизни на ней.

Автор: Максим Викторович Винарский, доктор биологических наук, заведующий лабораторией макроэкологии и биогеографии беспозвоночных Санкт-петербургского государственного университета.

Читайте также:  Растительность Гренландии, виды и пояса растений

Но более важно другое. Современные методы молекулярно-генетического анализа позволяют не только сравнивать улиток (или любых других животных) по степени их родства между собой, но также определять примерный промежуток времени, который прошёл с момента прибытия первопоселенцев на остров или другое новое местообитание. Делается это путём сравнения нуклеотидного состава генов особей, собранных из разных мест, и выявления, какие мутации произошли с тех пор, как они живут порознь друг от друга. Здесь помогают мутации в определённых генах, примерная частота появления которых известна и, к тому же, постоянна во времени. Скорость мутирования в данном случае играет роль своеобразных часов, но не механических, а «молекулярных». Конечно, эти датировки событий отдалённого прошлого не очень точны, величина ошибки может составлять до нескольких тысяч лет, но если мы оперируем интервалами в геологическом масштабе времени, то абсолютная точность не только недостижима, но и не очень нужна.

База знаний

В год окончания экспедицией «Алабамы» ее трудов К. Расмуссен совершил свою первую экспедицию на судне «Туле». Он пересек северную Гренландию, вышел к фиорду Данемарк, а из него вернулся на западное побережье. В 1912 г. во второй раз пересек Гренландию Де-Кервен, вышедший из Якобсхавна и достигший восточного побережья у фиорда Сермилик. Путешествие его имело большое значение, поскольку при этом переходе через Гренландию он прошел почти 700 км. Третий переход через Гренландию был сделан И. Кохом в 1912–1913 гг. Он намеревался также перезимовать на Земле Дроннинг-Луизе и изучить ее геологию и географию; хотя это ему не удалось, он успешно вышел к западному берегу и достиг Провена.

ЧЕРЕЗ ВСЕ ПРЕГРАДЫ

ЧЕРЕЗ ВСЕ ПРЕГРАДЫ

Начался сентябрь, они поднялись на высоту 2720 м, а конца подъему все еще не было. По-прежнемумучилажажда. Сильный северо-западный ветер затруднял движение и грозил обморожением (температура воздуха была около 20°). 6 сентября началась настоящая буря. О продолжении маршрута не могло быть и речи. Сани со снаряжением быстро замело снегом, палатка едва выдерживала напор ветра. Пурга закончилась через два дня. Палатку наполовину замело снегом. Откопав снаряжение, двинулись дальше.

Краткая биография

Норвежец Фритьоф Нансен родился в 1861 году. С детства превосходный спортсмен, он выбрал судьбу путешественника с юности. Изучал в университете зоологию, прекрасно рисовал и иллюстрировал в дальнейшем все свои книги, делая великолепные зарисовки во время путешествий.

Уже в 20 лет он принимал участие в плавании по Арктике, а закончив университет в Христиании, он начал работать по профессии и получил степень доктора и медаль Королевской Академии наук за успехи в развитии науки. Однако главные события его жизни ждали его не на кафедре университета, а на просторах Арктики.

Спустя всего 4 дня после присвоения ему докторской степени он отправился на лыжах в Гренландию, пересек ее и начал задумываться о движении морских льдов: он хотел достичь с их помощью Северного полюса. После попытки достижения полюса Нансен занялся не только наукой (его считают родоначальником физической океанографии), но и в том числе общественной деятельностью, был послом в Лондоне, занимал пост в Лиге Наций.

Щедрый дар – корабль «Фрам», на котором он совершил свой дрейф с плавучими льдами, – Нансен передал другому известному норвежскому полярнику, Руалу Амундсену, всегда приходил на помощь в полярных исследованиях ученых других стран, в том числе консультировал спасательную экспедицию Г. Седова в 1913 году. Был удостоен Нобелевской премии мира в 1922 году. Умер в 1930 году.

Так или иначе, Нансен и Йогансен повернули к югу, к ближайшей суше. Это были острова архипелага Земля Франца-Иосифа. С большим трудом достигнув суши (а для этого пришлось перебираться через полыньи, идти на пределе человеческих возможностей), они решили устроить зимовку. На одном из островков был построен небольшой домик из камней и шкур, и в нем двое смельчаков провели несколько месяцев. Они питались тем, что приносила им охота на белых медведей и тюленей. Светильники наполняли тюленьим жиром. Собак пришлось пристрелить.

Поиски земли Морелла

В 1838 году французский исследователь Дюмон-Дюрвиль пошёл мимо «северного мыса» «Новой Южной Гренландии», но никакой земли там не обнаружил [15] . Это событие, а также сам характер отчёта Морелла, его явные ошибки и репутация автора как хвастуна, «героя автобиографического романа героического жанра» (по словам британского географа Хью Роберта Милла), заставила многих географов игнорировать заявления Морелла [16] . Сомнения не исчезли и после доклада сэра Джеймса Кларка Росса о появлении земли в 1843 году недалеко от точки, где её якобы наблюдал Морелл, хотя слова Росса и сыграли роль в поддержке заявлений Морелла [15] [17] . До 1903 года никто не заходил в море Уэдделла, пока Уильям Спейрс Брюс на корабле «Скотия» не достиг 74°1’S, но не нашёл в этом секторе земли, увиденной Мореллом и Россом [

8] . Однако Брюс, в целом, положительно относился к Мореллу и писал, что его заявления не должны отвергаться, пока не будут полностью опровергнуты.

Первый направленный поиск Новой Южной Гренландии состоялся в ходе второй германской арктической экспедиции 1911—1913 годов под руководством Вильгельма Фильхнера. Корабль «Дойчланд» был захвачен льдами, когда экипаж пытался основать базу на берегах залива Вахсела. Последующий ледовый дрейф в середине июня 1912 года привёл корабль в точку на 60 км восточнее от места, где Морелл видел землю [18] . 23 июня Фильхнер с двумя товарищами захватил трёхнедельный запас провизии и оставил судно, направившись на запад по льду в поисках земли Морелла. Световой день длился всего два-три часа, температура падала до −35 °C, что затрудняло путешествие. Группа прошла 50 км, проводя периодические наблюдения [18] . Они не нашли признаков земли, свинцовый груз, сброшенный через дыру во льду, пока верёвка не оборвалась, достиг отметки 1 600 метров, подобная глубина подтвердила, что поблизости не было суши, рядом с такой глубиной не могло было быть земли. Фильхнер пришёл к выводу, что Морелл стал жертвой миража [18] .

17 августа 1915 года корабль «Эндьюранс» сэра Эрнеста Шеклтона, который вмёрз в лёд за три года до этого, отдрейфовал к точке в 10 миль к западу от позиции, отмеченной Мореллом. Замер глубин показал 1676 фатомов (3000 м). Шеклтон написал: «Я решил, что земля Морелла должна быть добавлена в длинный список антарктических островов и берегов, превратившихся в айсберги» [19] . Новый промер глубин 25 августа показал 1900 фатомов (3500 м); Шеклтон получил дополнительное доказательство отсутствия Новой Южной Гренландии [19] .

Хотя поиски и наблюдения Фильхнера и Шеклтона были приняты как разоблачение мифа о Новой Южной Гренландии [20] , оставался открытым вопрос о достоверности сообщения сэра Джеймса Росса о появлении земли возле точки с координатами 65°S, 47°W [21] . Репутация Росса была достаточно весомой, к его сообщениям относились серьёзно, результаты его наблюдений заносились на карты, в том числе на карты Адмиралтейства [22] . В 1922 году Фрэнк Уилд, возглавивший экспедицию Шеклтона-Роуэтта на борту «Квест» (англ. Quest — «Поиск») после ранней смерти Шеклтона в ходе экспедиции, обследовал область, где Росс видел сушу. Уилд ничего не обнаружил, для большей достоверности он промерил глубину в точке с координатами 64°11’S, 46°4’W, результат — 4300 м. Рядом с такой глубиной не могло быть никакой земли [23] .

Писатель Руперт Гулд, включивший длинное эссе о Новой Южной Гренландии в своё произведение «Загадки» (англ. Enigmas ), опубликованное в 1929 году, склонялся к версии о честности Морелла. Он опроверг предположение, что Морелл мог просто приврать о появлении земли ввиду малодостоверности его открытия, описанного им в его 500-страничном отчёте. Гулд писал: «Если Морелл хотел получить незаслуженную репутацию исследователя Антарктики, можно было бы предположить, что он мог сделать это лучше, чем спрятать доказательства (после того, как он вообще их забыл) в непримечательном углу столь обширной книжки» [28] . На несколько страницах своего отчёта, посвящённого Антарктике, он описал своё открытие коротко и, как факт, и приписал его не себе, а капитану Джонсону, сделавшему открытие двумя годами раньше [26] .

Открытие и колонизация Гренландии

Между 870 и 920 гг. норманн, норвежский моряк Гунбьерн Ульф-Кракасон, направлявшийся в Исландию, был отброшен бурей далеко на запад и открыл ряд небольших островов у 65°30′ с. ш, и 36° з. д., которые в исландской родовой саге «Ланднамабок» названы шхерами Гунбьерна.

За ними видна была высокая, покрытая снегом и льдом земля, к которой он не мог подойти из-за тяжелых льдов. Около 980 г. группа исландцев, плавающих на запад, вынужденно перезимовала на шхерах, которые зимовщики приняли за шхеры Гунбьерна. Вернувшись на родину, они подтвердили рассказ о большой земле за шхерами. Эта земля могла быть только Гренландией.

В это время в Исландии жил изгнанный из Норвегии за убийство Эйрик Турвальдсон по прозвищу Рауди («Рыжий»). Не ужился он и на новом месте и был на три года изгнан оттуда «за беспокойный характер». С несколькими близкими в 981 г. он отправился на поиски западной большой земли. Всего вероятнее, что Эйрик пошел от Исландии прямо на запад между 65–66° с. ш. и на этой широте увидел вдали землю. После неудачных попыток пробиться сквозь льды Эйрик прошел вдоль берега на юго-запад около 650 км, пока не достиг южной оконечности исследуемой им земли (мыс Фарвель, у 60° с. ш.). Эйрик и его спутники высадились на островок в 200 км от северо-западного мыса и провели там зиму.

Летом 982 г. Эйрик отправился в разведывательную экспедицию, открыл изрезанный глубокими фьордами западный берег покрытой гигантским ледником страны на протяжении 1000 км — от 60° до Северного полярного круга — и наметил места для ферм. С одной из прибрежных вершин, как считает современный канадский писатель-гуманист Ф. Моуэт, Эйрик усмотрел на западе высокие горы — в ясный день за Девисовым проливом можно увидеть ледяную вершину (2134 м) о. Баффинова Земля. Эйрик, по Моуэту, впервые пересек пролив и достиг п-ова Камберленд. Он осмотрел все гористое восточное побережье этого полуострова и заходил в залив Камберленд. Основная часть лета прошла в охоте на моржей, заготовке жира и сборах моржовой кости и бивней нарвалов. По возвращении в Гренландию Эйрик сообщил об открытии Вестр Обюгдир («Западных пустынных районов»), сыгравших важную роль в жизни гренландских поселенцев.

Летом 983 г. он прошел от Северного полярного круга на север, открыл залив Диско, о. Диско, п-ова Нугссуак, Свартенхук и, вероятно, добрался до залива Мелвилл, у 76° с. ш., т. е. проследил западное побережье Гренландии еще на 1200 км и первый плавал в море Баффина. Его поразило обилие белых медведей, песцов, северных оленей, китов, нарвалов, моржей, гаг, кречетов и всевозможной рыбы. После двухлетних поисков Эйрик выбрал на юго-западе несколько ровных мест, сравнительно хорошо защищенных от холодных ветров, покрытых в летнее время свежей зеленой растительностью. Контраст между окружающей ледяной пустыней н этими районами был так велик, что Эйрик окрестил побережье Гренландией («Зеленой землей») — не совсем подходящее название для крупнейшего на Земле острова площадью около 2,2 млн. км2, из которых едва 15 % свободны от ледяного покрова. «Ланднамабок» утверждает, будто Эйрик хотел привлечь «красивым названием» исландцев, чтобы убедить их там поселиться. Но имя, данное Эйриком, первоначально относилось только к открытым им действительно приветливым уголкам юго-западного побережья и лишь гораздо позднее (в XV в.) распространилось на весь остров.

В 984 г. Эйрик вернулся в Исландию. Вербовка колонистов прошла очень удачно, и в середине лета 986 г. он повел на запад флотилию из 25 кнёров. При переходе к Гренландии во время бури часть их погибла, несколько повернуло назад, но 14 судов, на которых было более 500 колонистов, достигли Южной Гренландии. Они расселились в указанных Эйриком местах. Сам он избрал для поселения местность на южном берегу (у 61° с. ш.), близ вершины Бредефьорда, в устье которого теперь лежит Юлиансхоб.

От южного берега в течение X–XI вв. норманны продвинулись вдоль западного побережья Гренландии до Северного полярного круга. Они селились небольшими группами в хорошо защищенных местах — в глубине фьордов. Колонисты привезли с собой домашний скот, но главным занятием их стало не скотоводство, а рыболовство, зверобойный промысел и ловля кречетов и медведей. Белые кречеты оказались не предметом торговли, а скорее дипломатическим средством для королей Норвегии и других северных монархов, так как их южные соседи охотно принимали изъявления в дружбе вместе с этими птицами. Еще более ценным дипломатическим «знаком внимания», но более редким, добываемым с большим трудом, были белые медведи.

Не позднее XI в. в поисках зверя и птицы колонисты плавали вдоль западного берега далеко на север, вторично — после Эйрика — между 68 и 70° с. ш. открыли залив Диско, п-ова Нугссуак, Свартенхук и о. Диско. Здесь они обнаружили более богатые охотничьи угодья с хорошими рыбными местами и большими запасами плавника и назвали их «нордсета» (северные лагерные стоянки»), или «охотничьи земли»). За 76° с. ш. они завершили открытие залива Мелвилл, через пролив Смит вошли в бассейн Кейна, а возможно, достигли пролива Кеннеди, за 80° с. ш. Северо-западный выступ Гренландии они назвали «Полуостровом» (теперь п-ов Хейс). В поисках новых земельных участков и пастбищ, как отмечает автор середины XIII в. в своем описании Гренландии «Королевское зеркало», колонисты «…часто пытались проникнуть внутрь страны, поднимались на вершины гор в разных местах, чтобы взглянуть окрест и узнать, есть ли где-нибудь земля, свободная ото льда и пригодная для заселения. Но нигде они не могли обнаружить такой участок, за исключением того, что [уже] захватили, — узкой полоски вдоль кромки воды».

Они ходили и вдоль восточного, почти недоступного берега Гренландии. Несмотря на почти непрерывный ледяной барьер, плавания совершались между побережьем и внутренней кромкой пакового льда. В сагах и других письменных источниках встречаются многочисленные указания на то, что колонисты не только посещали эти районы, но даже проводили там несколько лет. Особенно их привлекал район между 65° с. ш. и Северным полярным кругом, где встречались белые медведи. Проникали они и в более северные фьорды, в том числе в Оллумленгри («Самый длинный») — скорее всего это залив Скорсби, близ 70° с. ш., 24° з. д., т. е. первые плавали в Гренландском море. Таким образом норманны-«гренландцы» открыли, как минимум, около 2700 км западного и около 2000 км восточного побережья Гренландии и на этих «отрезках» проследили огромный ледниковый щит, поверхность которого повышается внутрь страны.

Возможно, им удалось обойти Гренландию с севера и доказать ее островное положение. Адам Бременский, писавший в третьей четверти XI в., уже знает об этом: «В Атлантическом океане очень много… островов, из них Гренландия — не самый маленький. От берегов Норвегии до Гренландии пять — семь дней плавания…» Его слова иллюстрирует карта Северной Атлантики, созданная в 1598 г. иезуитами Трнавского университета (обнаружена в 1945 г.). Возможно, она является копией чертежа, составленного не ранее XII в. Гренландия на ней показана в виде острова с большим северо-западным выступом и несколькими заливами. Правда, размеры его по сравнению с истинными уменьшены почти в три раза. Похолодание не позволило повторить это великое географическое открытие.

Норманнские поселки на южном и юго-западном побережьях Гренландии, между 60 и 65° с. ш., существовали около 400 лет. В XIII в., когда колония достигла наибольшего расцвета, на этом берегу было, вероятно, около 100 поселков, правда очень небольших — в общей сложности около 270 дворов. Они делились на две группы: южная, которая в дошедших до нас документах почему-то называется Эстербюгд («Восточное поселение»), между 60–61° с. ш., и северо-западная — Вестербюгд («Западное поселение»), между 64–65° с. ш. Нуждаясь в хлебе, лесе и железных изделиях, колонисты поддерживали постоянную связь с Европой через Исландию, посылая в обмен на необходимые им товары меха, шкуры морских зверей, моржовые клыки, китовый ус, гагачий пух и другие продукты зверобойного промысла и охоты. Пока Исландия была независима, гренландская колония развивалась: в XIII в. там жило по разным исчислениям от 3 до 6 тыс. человек. После присоединения Исландии к Норвегии (1281 г.) положение колонистов резко ухудшилось. Они часто терпели недостаток в самом необходимом, так как корабли все реже посещали их. Вероятно, из-за постоянных стычек с надвигавшимися с севера эскимосами и наступившего резкого похолодания Вестербюгд уже в середине XIV в. был брошен колонистами. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Очень тяжелым стало положение Эстербюгда в конце XIV в., когда Норвегия подчинилась Дании. Датские короли объявили своей монополией торговлю с северо-западными островами. В далекую Гренландию они разрешали отправлять из Дании ежегодно всего лишь один корабль, да и тот часто не доходил до Эстербюгда. Исландцам же запрещено было плавать в Гренландию. После 1410 г. Эстербюгд был совершенно заброшен. Не имея леса и железа, колонисты не могли строить новые и ремонтировать старые суда. Без хлеба они стали болеть и вырождаться. Большая часть колонистов вымерла, остальные, вероятно, смешались с эскимосами. Но случилось это не в XIV–XV вв., как ранее предполагали, а в XVI или даже в XVII в.

Норманнские открытия в Северо-Западной Атлантике отражены на карте датчанина Клавдия Клауссена Сварта (1427 г.), более известного под латинским прозвищем Клавдий Клавус Нигер. На ней Гренландия показана как часть Европы. Несомненно, что и остальные земли, открытые норманнами южнее Гренландии, рассматривались как европейские острова, а не как берега Нового Света. Представление о новом, западном материке, не известном «даже древним», не могло возникнуть до эпохи великих открытий.

Не позднее XI в. в поисках зверя и птицы колонисты плавали вдоль западного берега далеко на север, вторично — после Эйрика — между 68 и 70° с. ш. открыли залив Диско, п-ова Нугссуак, Свартенхук и о. Диско. Здесь они обнаружили более богатые охотничьи угодья с хорошими рыбными местами и большими запасами плавника и назвали их «нордсета» (северные лагерные стоянки»), или «охотничьи земли»). За 76° с. ш. они завершили открытие залива Мелвилл, через пролив Смит вошли в бассейн Кейна, а возможно, достигли пролива Кеннеди, за 80° с. ш. Северо-западный выступ Гренландии они назвали «Полуостровом» (теперь п-ов Хейс). В поисках новых земельных участков и пастбищ, как отмечает автор середины XIII в. в своем описании Гренландии «Королевское зеркало», колонисты «…часто пытались проникнуть внутрь страны, поднимались на вершины гор в разных местах, чтобы взглянуть окрест и узнать, есть ли где-нибудь земля, свободная ото льда и пригодная для заселения. Но нигде они не могли обнаружить такой участок, за исключением того, что [уже] захватили, — узкой полоски вдоль кромки воды».

Остров для счастья

Летом прошлого года президент Дональд Трамп то ли в шутку, то ли всерьез заявил, что США хотят купить у Дании Гренландию. Вначале в королевстве посчитали это очередной необычной идеей президента. Однако потом стало ясно, что американский лидер на самом деле не прочь приобрести остров. Президент рассуждал так: Копенгаген может согласиться на предложение Вашингтона, поскольку Дании постоянно приходится давать денег Гренландии, столь удаленной от столицы.

The Wall Street Journal узнал от своих источников, что о покупке Гренландии Трамп раздумывал с середины 2018 года: выслушав от своих советников информацию о геополитическом значении и природных ресурсах крупнейшего в мире острова, захотел его приобрести. Сколько именно он собирался предложить королевству, точно неизвестно. Но разные издания называли сумму в $600 млн ежегодно плюс крупная единовременная выплата при заключении сделки. В США затею президента поддержали многие политики.

А вот в Копенгагене от предложения не только отказались, но и раскритиковали такую американскую инициативу. Трамп обиделся на слова премьер-министра страны Метте Фредериксен, назвавшую его идею о покупке абсурдной. «Непозволительное высказывание с ее стороны. Гренландию хотел купить президент Гарри Трумэн, и это обсуждалось всерьез. Я снова поднял эту тему, и то, как меня отшила премьер-министр Дании, мне не понравилось», — возмущался хозяин Белого дома.

В ответ Трамп отменил визит в страну, а также предъявил претензии Дании, отметив, что союзник слишком мало платит за свое членство в НАТО. По словам американского лидера, взнос Копенгагена в кассу Североатлантического альянса составляет чуть больше процента от ВВП страны, а следовало бы платить 2%. В королевство президент так и не прилетел, но о разногласиях больше не вспоминали и тему Гренландии не обсуждали.

В Вашингтоне понимают, что Дания — важный американский партнер, один из наиболее надежных участников НАТО, всегда согласный на присутствие США в Европе. Гренландия имеет для США и вовсе военно-стратегическое значение: на севере крупнейшего в мире острова у американцев в долгосрочной аренде авиабаза Туле — ключевой элемент противоракетной обороны Соединенных Штатов, ее системы космического наблюдения и контроля за спутниковой группировкой.

Премьер-министр Дании Метте Фредериксен

Недры Гренландии богаты запасами природных ресурсов. Помимо алмазов, нефти и урана, там есть свинец, цинк, железная руда, не до конца разведанные залежи золота, а также редкоземельные металлы, которые необходимы для производства электроники. В настоящее время 90% этих металлов на мировой рынок поставляет Китай. Вашингтон стремится снизить свою зависимость от Пекина.

Летом прошлого года в США представили новую арктическую стратегию военного ведомства, в которой сообщалось, что «Пентагон хочет видеть Арктику безопасным и стабильным регионом, в котором охраняются национальные интересы США в сфере безопасности».

10 фактов о Гренландии, которые мало кому известны

С учетом гигантских размеров Гренландии поражает то, что большинство людей не помнит о ее существовании. Этот северный великан негусто заселен людьми из-за своих суровых климатических условий, очень долгих ночей и транспортной изолированности, поэтому сюда мало кто стремится попасть.

Впрочем, в последние годы этот остров стал привлекать заметно больше туристов и бизнесменов, чем когда-либо ранее. Некоторые предприниматели осознали, в Гренландии сокрыто намного больше сокровищ, чем просто бескрайние снежные просторы и вечная мерзлота. Уставшие от типичных достопримечательностей туристы в свою очередь наконец-то начинают понимать, что у этого места очень интересная культура, история, и что оно обладает невероятной природной красотой, не говоря уже обо всем остальном…

10. География
Гренландия считается автономной единицей в составе Королевства Дания. Гренландия – во многом самодостаточная территория, хотя она все же до сих пор полагается на Данию, особенно что касается безопасности и значительных государственных субсидий, которые обеспечивают почти 60% доходов этой автономии.

Площадь снежного острова составляет около 2,2 миллиона квадратных километров, благодаря чему Гренландия считается самым большим островом в мире. Из-за относительно низкой численности населения (менее 57 тысяч человек) это место отличается и самой низкой в мире плотностью населения.

Неудивительно, что около 30% всех жителей острова обосновалось именно в столичном городе Нуук (Nuuk), ведь примерно 80% Гренландии покрыто льдом. Все города построены в прибрежных районах, то есть в единственных местах, которые еще не полностью обледенели. Вопреки своей политической связи с Европой Гренландия географически относится именно к Северной Америке.

9. Население
В Гренландии говорят на 2 языках – гренландском и датском. Гренландский язык состоит из множества очень длинных слов сложного произношения, что делает его одним из самых сложных для изучения. На гренландском языке остров называется Калааллит Нунаат (Kalaallit Nunaat, земля людей).

Коренные жители острова – это гренландские инуиты. Сегодня практически 80% жителей Гренландии – это инуиты или потомки инуитов и датчан. Иностранцы часто по ошибке называют их эскимосами, хотя сами гренландцы считают такое сравнение даже оскорбительным.

На юго-западном побережье, где обосновалась большая часть населения Гренландии, в самые теплые месяцы лета температура достигает в среднем 10 °С. Что касается зимнего периода, температура в этом районе в среднем опускается до –8 °С. На севере Гренландии, конечно же, намного холоднее.

Гренландские инуиты очень сильно зависят от рыбной ловли, китобойного промысла и охоты. Именно поэтому во многих местных деревнях самые успешные и искусные охотники – настоящие герои в глазах своих земляков. Хороший улов или убитый полярный медведь приравниваются большому достижению и становятся причиной для целого праздника. К счастью, даже морозный климат и изоляция не мешают жителям Гренландии испытывать к своей Родине самые теплые чувства и привязанность.

8. Самый большой в мире национальный парк

Целых 2 министерства, отвечающих за охоту, сельское хозяйство, рыбную ловлю и окружающую среду, несут ответственность также и за охрану природы в Дании и Гренландии. Эти департаменты совместно контролируют эксплуатацию природных ресурсов и заботятся о безопасности охраняемых территорий.

На северо-западе острова в 1974 году был основан Гренландский национальный парк. Позже в 1988 году он был расширен до своих нынешних размеров (0,97 миллиона квадратных километров), за что и заслужил титул самого большого в мире национального парка. Под охраной парка находятся не только обширные территории ледового щита Гренландии, но и множество видов животных, которые там обитают, включая полярных медведей, арктических зайцев, песцов, белух, моржей и полярных сов.

В наше время основную угрозу для заповедника представляют климатические перемены. Ускоряющееся таяние льда и снега влияет на уровень моря и затопление ряда территорий. Кроме этого национальный парк – относительно безопасное место для большинства своих обитателей, поскольку люди не особо стремятся попасть в этот довольно изолированный и недружелюбный регион.

Впрочем, люди на территории парка все же встречаются. Исследователей так и тянет в эту часть света, поэтому здесь проводится немало научных экспедиций. Вдобавок в парк приезжают и туристы, но чаще всего (или почти на постоянной основе) в заповеднике появляются охотники на китов и тюленей из Иллоккортоормиута, одного из самых удаленных городов во всей Гренландии.

7. Название викингов
История названия Гренландии довольно туманна, но согласно основной версии свое имя этот остров получил от викингов. Речь скорее даже об одном конкретном викинге – скандинавском мореплавателе Эрике Рыжем. По слухам он открыл Гренландию после того, как вместе с семьей его изгнали из Исландии в наказание за убийство соседа.

Вероятно, Эрик Рыжий не был первым, кто прибыл на вечномерзлый остров из Европы, но он уж точно стал первым переселенцем, который обосновался здесь и прожил целых несколько лет в суровых условиях Гренландии. Как только срок ссылки норвежского викинга закончился, он попытался привлечь на остров новых поселенцев. Убедить кого-либо переехать в такое холодное, пустынное и недружелюбное место – естественно задача практически нереальная. Если верить легенде, именно поэтому Эрик и расписал этот остров как прекрасную землю и прозвал его Гренландией (зеленая земля).

Существуют и другие версии, почему мореплаватель дал этому острову именно такое противоречивое имя. Говорят, что корень «грин» (зеленый) связан с ошибкой в интерпретации, и что изначально остров получил название Грунтланд (Gruntland), что переводится примерно как мелкая земля.

6. Крупнейшие и лучше всего сохранившиеся руины построек доколумбовых времен на территории обеих Америк

Именно в Гренландии находится здание церкви Хвальси (Hvalsey), одной из первых христианских церквей во всей Северной Америке. Всего в Гренландии в течение почти 200 лет освоения острова первыми переселенцами было построено около 10-14 церквей. Церковь Хвальси появилась здесь в начале 14 века, и сейчас она считается крупнейшим и лучше всего сохранившимся европейским зданием, появившимся в Америках еще в доколумбовую эпоху.

Когда-то Хвальси была весьма внушительным строением с 2 огромными холлами, и окружало ее 14 каменных домов, в которых жили прихожане и служители церкви. Похоже, что для возведения этого поселения в Гренландию привезли нескольких весьма опытных и искусных каменщиков. Для строительства были выбраны только самые лучшие материалы, и все они были обработаны с особенной аккуратностью и точностью. Самые крупные гранитные блоки, которые использовали во время строительства церкви, весили свыше 5 тонн.

Читайте также:  Служба погоды Гренландии и как она была организована

Некоторые архитектурные детали, включая более широкие внутренние оконные проемы в сравнении со внешними, выглядят как те, что были типичны для первых церквей Британии. Это даже навело экспертов на мысли о том, строительством занимались скорее шотландские каменщики, нежели мастера из Исландии, как считалось первоначально.

Впрочем, древними строителями были совершены и серьезные ошибки. Церковь была возведена поверх старого кладбища без перезахоронения тел и переноса могил, из-за чего фундамент ее здания впоследствии начал проседать, а его стены – обрушаться. В наши дни территория при покинутой церкви Хвальси служит пастбищем для овец. В 1999 году руины церкви получили статус объекта, находящегося под охраной государства, чтобы предотвратить дальнейшее разрушение фундамента исторического памятника.

5. Нет дорог

До Гренландии не так просто добраться. Сюда не приплывают паромы, поэтому самый распространенный способ попасть на этот снежный остров – это прилететь сюда на самолете. По всему миру всего из 4 городов осуществляются рейсы до Гренландии. Три из них – это исландские города Рейкьявик, Кеблавик и Акюрейри (Reykjavik, Keflavik, Akureyri). Четвертый аэропорт находится в столице Королевства Дания – в Копенгагене. На остров также можно попасть на экспедиционных круизах, которые периодически прибывают сюда из норвежского Свальбарда (Svalbard) или канадского Заполярья.

Ступив на гренландскую землю, не ждите облегчения, ведь проблемы с транспортом продолжатся и после приземления. Между городами здесь буквально нет дорог, нет железной дороги и никаких серьезных судоходных путей. Все перемещения по острову происходят либо на вертолетах, либо на небольших самолетах, лодочках или даже на собачьих упряжках.

Из-за значительных расстояний между населенными пунктами и естественных препятствий в виде труднопроходимого рельефа фьордов и суровых температур чаще всего здесь пользуются именно воздушным транспортом. Самый крупный аэропорт находится на западе Гренландии – в коммуне Кангерлуссуак (Kangerlussuaq). Самая развитая сеть внутренних рейсов доступна именно там.

4. Международный чемпионат по ледяному гольфу
С 1997 года Международный чемпионат по ледяному гольфу ежегодно проводится именно в гренландском городе Уманак (Uummannaq). Это поселение находится в 600 километрах к северу от Полярного круга, и здесь живет около 1300 человек. В Уманаке находится самое северное в мире поле для гольфа, и обустраивают его прямо на ледовом щите непосредственно перед международными соревнованиями.

Площадка эта окружена медленно дрейфующими ледниками и огромными айсбергами. Чемпионат проводится традиционно в марте, когда температура в этом районе опускается вплоть до – 25°С. Впрочем, столь морозная погода никак не страшит спортсменов, прибывающих сюда из самых разных стран мира, чтобы принять участие в торжественном мероприятии. Записаться на участие в Кубке могут и профессиональные гольфисты, и любители, но существует одно объективное ограничение – из-за своих размеров площадка способна принять только 36 игроков.

В последние годы поиски новых интересных мест для игры в гольф стали довольно популярной практикой, которую поддерживают и основатели Международного чемпионата по ледяному гольфу. «Интерес к игре в гольф в зрелищных местах растет, и хотя эта площадка немного меньше, а лунки немного больше, мячик оранжевый, а поле не зеленое, а белое, в остальном это обычный гольф», – заявили организаторы соревнований.

3. Полночное солнце
Полночное солнце – это летний феномен, который можно пережить только к северу от Северного полярного круга и южнее Южного полярного круга. В этих местах солнце не просто видно в полночь, оно светит целых 24 часа подряд, не скрываясь за горизонтом порой дольше суток, что так ощутимо смывает грань между ночью и днем. Лето в Гренландии очень недолгое и мягкое, но у гренландцев хотя бы иногда есть вот такая необычная возможность порадоваться солнечному свету круглые сутки. Неудивительно, что именно в такие дни они чаще всего устраивают вечеринки, ловят рыбу, собираются на шашлыки и ходят под парусом.

Заполярье уникально тем, как здесь происходит смена дня и ночи. Каждый год есть один день, когда солнце не заходит за горизонт даже в полночь, но точно таким же образом существует и полярная ночь, во время которой солнце наоборот исчезает дольше, чем на сутки.

Чем дальше на север, тем этот феномен длится дольше. Например, жители города Илулиссат (Ilulissat) могут наслаждаться полночным солнцем дольше 2 месяцев, а в городе Каанаак (Qaanaaq) солнце не скрывается за горизонтом почти 3,5 месяца.

Ночи в Гренландии летом довольно светлые даже к югу от Северного полярного круга. Полночное солнце не происходит в городе Нанорталик (Nanortalik), самом южном городе острова, но даже здесь за солнцем можно наблюдать до 20 часов подряд.

2. Изобилие драгоценных камней и минералов

Оказывается, климатические перемены могут сыграть на руку бюджету Гренландии. Толстые ледовые щиты, покрывающие большую часть острова, вот уже лет 20, как активно тают, обнажая при этом почвы и горные породы, богатые на минералы, металлы и драгоценные камни.

Первой современной горнодобывающей компанией в Гренландии стала компания Angel Mining, которая начала свою работу здесь еще в 2010 году. С 2017 года по официальным данным на острове было выдано 56 лицензий на разведку и добычу золота, алмазов, рубинов, никеля, меди и других полезных ископаемых. В 2013 году местный парламент проголосовал за отмену запрета на добычу урана, и с тех пор здесь начали продвигать проект по строительству пятой самой крупной в мире урановой шахты.

Компания Bluejay Mining – это еще одно горнодобывающее предприятие, владельцы которого собираются развернуть крупномасштабную деятельность на территории бывшего поселения Дундас (Dundas). После 3 лет исследований и разведки в ноябре 2018 года компания наконец-то перешла к стадии получения разрешения на добычу ископаемых в этом районе. Судя по всему, в Дундасе находится месторождение ильменита высшего сорта. Ильменит – это ценный минерал, используемый в производстве оксида титана, который в свою очередь применяется в качестве пигмента для красок и добавляется в состав самых разных продуктов для личной гигиены, включая даже зубные пасты.

Некоторые компании, вложившиеся в гренландскую промышленность, уже получают свои первые доходы. Так в ноябре 2018 года крупная датская ювелирная сеть Hartmann’s Jewellery запустила новую коллекцию драгоценных изделий, выполненных полностью из гренландских камешков. Примерно 300 каратов рубинов и розовых сапфиров, добытых в Гренландии, украсили продукцию этой сети.

1. Здесь чаще всего в мире совершают самоубийства
Гренландия гордится самыми разными рекордами, но сейчас речь пойдет о менее приятных вещах. Да-да, именно Гренландия – обладательница рекорда по самому высокому уровню самоубийств во всем мире. Ежегодно в среднем из жизни по доброй воле здесь уходит 83 человека из 100 тысяч. Для сравнения, в 2016 году в США на каждые 100 тысяч граждан приходилось только 13,7 самоубийц, а в Гайане (южноамериканское государство) – 30,2.

Кстати, страной с самым высоким уровнем самоубийств официально считается Гайана, но территориально этот рекорд принадлежит именно Гренландии. Все дело в том, что северный остров – это автономная единица в составе Дании, а не отдельная страна.

Поскольку в Гренландии живет всего 57 000 человек, можно смело утверждать, что здесь сложно встретить человека, который бы не знал лично хотя бы одного самоубийцу. Казалось бы, причиной такой высокой смертности из-за суицида наверняка являются вечные холод и сумрак, но нет…

Когда в Гренландии появились первые крупные предприятия по переработке рыбы, многие местные жители покинули свои деревни ради работы в этих новых учреждениях. Кангек (Kangeq) стал одним из поселений, которое очень сильно пострадало из-за нововведений и реструктуризации. Деревушка была изначально слишком мала для строительства на ее территории фабрики, ведь здесь жило всего лишь 150 человек. К 1974 году в ней оставалось всего 50-60 жителей, и датское правительство приняло практическое решение – ради экономии времени и денег Кангек был обесточен и фактически стерт со всех карт. Содержание даже самых базовых учреждений, включая больницу и школу, для столь крошечной и малочисленной деревушки стало финансово нецелесообразным, и власти буквально отказались от Кангека. В итоге всем пришлось паковать чемоданы, собирать все свои пожитки и переезжать в новое место – в столичный город Нуук, куда переехали еще сотни других семей из десятка других мелких деревень, расформированных властями ради экономии.

Миграция привела к неминуемому столкновению культур и когнитивному диссонансу. Жизнь в комфортабельных бетонных многоквартирных домах не пришлась по душе простым инуитам, которые почувствовали себя одинокими чужаками в новом месте. Асфальтированные дороги только отдалили их от привычного охотничьего образа жизни, от которого они зависели столько, сколько себя помнили. Некоторые инуиты даже пытались охотиться на тюленей прямо в порту Нуука неподалеку от грузовых кораблей, и перевозили забитую добычу на обычных санях через весь город в свои новенькие квартиры, словно они все еще были дома, а не в городе со светофорами и размеченными трассами. В школах дети, владеющие датским языком, учились явно лучше выходцев из деревень, где говорили только на гренландском языке. Городские дети отнеслись к новичкам, как к людям низшего сорта, и не приняли их в свой круг.

Психологи считают, что значительную роль в росте уровня самоубийств в Гренландии сыграло так называемое эмоциональное заражение. Когда близкие друзья или члены семьи кончают жизнь самоубийством, в группу риска попадает и все их окружение. Доподлинно известно, что в Гренландии начали образовываться целые «суицидальные кластеры», особенно в малочисленных и удаленных сообществах, где самоубийство одного человека влекло за собой новые смерти, как по принципу домино.

Невероятно, но даже в Тасиилаке (Tasiilaq), довольно крупном городе с самым высоким уровнем самоубийств во всей Гренландии (свыше 400 суицидников на 100 тысяч человек), не работает ни один психолог. По оценкам экспертов на решение основополагающих проблем Гренландии, включая безработицу, нищету, алкоголизм и детскую беспризорность, уйдет еще не меньше 20 лет, так что раньше снизить уровень смертности от самоубийств в Гренландии вряд ли удастся.

Психологи считают, что значительную роль в росте уровня самоубийств в Гренландии сыграло так называемое эмоциональное заражение. Когда близкие друзья или члены семьи кончают жизнь самоубийством, в группу риска попадает и все их окружение. Доподлинно известно, что в Гренландии начали образовываться целые «суицидальные кластеры», особенно в малочисленных и удаленных сообществах, где самоубийство одного человека влекло за собой новые смерти, как по принципу домино.

ТОП-10: Малоизвестные факты про Гренландию

Учитывая гигантские размеры Гренландии, удивительно, как легко большинство людей забывает о ее существовании. Этот северный великан негусто заселен людьми из-за своих суровых климатических условий, очень долгих ночей и транспортной изолированности, поэтому сюда мало кто стремится попасть.

Впрочем, в последние годы этот остров стал привлекать заметно больше туристов и бизнесменов, чем когда-либо ранее. Некоторые предприниматели осознали, в Гренландии сокрыто намного больше сокровищ, чем просто бескрайние снежные просторы и вечная мерзлота. Уставшие от типичных достопримечательностей туристы в свою очередь наконец-то начинают понимать, что у этого места очень интересная культура, история, и что оно обладает невероятной природной красотой, не говоря уже обо всем остальном…

10. География

Фото: worldatlas.com

Гренландия считается автономной единицей в составе Королевства Дания. Гренландия – во многом самодостаточная территория, хотя она все же до сих пор полагается на Данию, особенно что касается безопасности и значительных государственных субсидий, которые обеспечивают почти 60% доходов этой автономии.

Площадь снежного острова составляет около 2,2 миллиона квадратных километров, благодаря чему Гренландия считается самым большим островом в мире. Из-за относительно низкой численности населения (менее 57 тысяч человек) это место отличается и самой низкой в мире плотностью населения.

Неудивительно, что около 30% всех жителей острова обосновалось именно в столичном городе Нуук (Nuuk), ведь примерно 80% Гренландии покрыто льдом. Все города построены в прибрежных районах, то есть в единственных местах, которые еще не полностью обледенели. Вопреки своей политической связи с Европой Гренландия географически относится именно к Северной Америке.

9. Население

В Гренландии говорят на 2 языках – гренландском и датском. Гренландский язык состоит из множества очень длинных слов сложного произношения, что делает его одним из самых сложных для изучения. На гренландском языке остров называется Калааллит Нунаат (Kalaallit Nunaat, земля людей).

Коренные жители острова – это гренландские инуиты. Сегодня практически 80% жителей Гренландии – это инуиты или потомки инуитов и датчан. Иностранцы часто по ошибке называют их эскимосами, хотя сами гренландцы считают такое сравнение даже оскорбительным.

На юго-западном побережье, где обосновалась большая часть населения Гренландии, в самые теплые месяцы лета температура достигает в среднем 10 °С. Что касается зимнего периода, температура в этом районе в среднем опускается до –8 °С. На севере Гренландии, конечно же, намного холоднее.

Гренландские инуиты очень сильно зависят от рыбной ловли, китобойного промысла и охоты. Именно поэтому во многих местных деревнях самые успешные и искусные охотники – настоящие герои в глазах своих земляков. Хороший улов или убитый полярный медведь приравниваются большому достижению и становятся причиной для целого праздника. К счастью, даже морозный климат и изоляция не мешают жителям Гренландии испытывать к своей Родине самые теплые чувства и привязанность.

8. Самый большой в мире национальный парк

Целых 2 министерства, отвечающих за охоту, сельское хозяйство, рыбную ловлю и окружающую среду, несут ответственность также и за охрану природы в Дании и Гренландии. Эти департаменты совместно контролируют эксплуатацию природных ресурсов и заботятся о безопасности охраняемых территорий.

На северо-западе острова в 1974 году был основан Гренландский национальный парк. Позже в 1988 году он был расширен до своих нынешних размеров (0,97 миллиона квадратных километров), за что и заслужил титул самого большого в мире национального парка. Под охраной парка находятся не только обширные территории ледового щита Гренландии, но и множество видов животных, которые там обитают, включая полярных медведей, арктических зайцев, песцов, белух, моржей и полярных сов.

В наше время основную угрозу для заповедника представляют климатические перемены. Ускоряющееся таяние льда и снега влияет на уровень моря и затопление ряда территорий. Кроме этого национальный парк – относительно безопасное место для большинства своих обитателей, поскольку люди не особо стремятся попасть в этот довольно изолированный и недружелюбный регион.

Впрочем, люди на территории парка все же встречаются. Исследователей так и тянет в эту часть света, поэтому здесь проводится немало научных экспедиций. Вдобавок в парк приезжают и туристы, но чаще всего (или почти на постоянной основе) в заповеднике появляются охотники на китов и тюленей из Иллоккортоормиута, одного из самых удаленных городов во всей Гренландии.

7. Название викингов

Фото: Carl Rasmussen

История названия Гренландии довольно туманна, но согласно основной версии свое имя этот остров получил от викингов. Речь скорее даже об одном конкретном викинге – скандинавском мореплавателе Эрике Рыжем. По слухам он открыл Гренландию после того, как вместе с семьей его изгнали из Исландии в наказание за убийство соседа.

Вероятно, Эрик Рыжий не был первым, кто прибыл на вечномерзлый остров из Европы, но он уж точно стал первым переселенцем, который обосновался здесь и прожил целых несколько лет в суровых условиях Гренландии. Как только срок ссылки норвежского викинга закончился, он попытался привлечь на остров новых поселенцев. Убедить кого-либо переехать в такое холодное, пустынное и недружелюбное место – естественно задача практически нереальная. Если верить легенде, именно поэтому Эрик и расписал этот остров как прекрасную землю и прозвал его Гренландией (зеленая земля).

Существуют и другие версии, почему мореплаватель дал этому острову именно такое противоречивое имя. Говорят, что корень «грин» (зеленый) связан с ошибкой в интерпретации, и что изначально остров получил название Грунтланд (Gruntland), что переводится примерно как мелкая земля.

6. Крупнейшие и лучше всего сохранившиеся руины построек доколумбовых времен на территории обеих Америк

Фото: wondermondo.com

Именно в Гренландии находится здание церкви Хвальси (Hvalsey), одной из первых христианских церквей во всей Северной Америке. Всего в Гренландии в течение почти 200 лет освоения острова первыми переселенцами было построено около 10-14 церквей. Церковь Хвальси появилась здесь в начале 14 века, и сейчас она считается крупнейшим и лучше всего сохранившимся европейским зданием, появившимся в Америках еще в доколумбовую эпоху.

Когда-то Хвальси была весьма внушительным строением с 2 огромными холлами, и окружало ее 14 каменных домов, в которых жили прихожане и служители церкви. Похоже, что для возведения этого поселения в Гренландию привезли нескольких весьма опытных и искусных каменщиков. Для строительства были выбраны только самые лучшие материалы, и все они были обработаны с особенной аккуратностью и точностью. Самые крупные гранитные блоки, которые использовали во время строительства церкви, весили свыше 5 тонн.

Некоторые архитектурные детали, включая более широкие внутренние оконные проемы в сравнении со внешними, выглядят как те, что были типичны для первых церквей Британии. Это даже навело экспертов на мысли о том, строительством занимались скорее шотландские каменщики, нежели мастера из Исландии, как считалось первоначально.

Впрочем, древними строителями были совершены и серьезные ошибки. Церковь была возведена поверх старого кладбища без перезахоронения тел и переноса могил, из-за чего фундамент ее здания впоследствии начал проседать, а его стены – обрушаться. В наши дни территория при покинутой церкви Хвальси служит пастбищем для овец. В 1999 году руины церкви получили статус объекта, находящегося под охраной государства, чтобы предотвратить дальнейшее разрушение фундамента исторического памятника.

5. Нет дорог

Фото: arctic-nomad.com

До Гренландии не так просто добраться. Сюда не приплывают паромы, поэтому самый распространенный способ попасть на этот снежный остров – это прилететь сюда на самолете. По всему миру всего из 4 городов осуществляются рейсы до Гренландии. Три из них – это исландские города Рейкьявик, Кеблавик и Акюрейри (Reykjavik, Keflavik, Akureyri). Четвертый аэропорт находится в столице Королевства Дания – в Копенгагене. На остров также можно попасть на экспедиционных круизах, которые периодически прибывают сюда из норвежского Свальбарда (Svalbard) или канадского Заполярья.

Ступив на гренландскую землю, не ждите облегчения, ведь проблемы с транспортом продолжатся и после приземления. Между городами здесь буквально нет дорог, нет железной дороги и никаких серьезных судоходных путей. Все перемещения по острову происходят либо на вертолетах, либо на небольших самолетах, лодочках или даже на собачьих упряжках.

Из-за значительных расстояний между населенными пунктами и естественных препятствий в виде труднопроходимого рельефа фьордов и суровых температур чаще всего здесь пользуются именно воздушным транспортом. Самый крупный аэропорт находится на западе Гренландии – в коммуне Кангерлуссуак (Kangerlussuaq). Самая развитая сеть внутренних рейсов доступна именно там.

4. Международный чемпионат по ледяному гольфу

Фото: youtube

С 1997 года Международный чемпионат по ледяному гольфу ежегодно проводится именно в гренландском городе Уманак (Uummannaq). Это поселение находится в 600 километрах к северу от Полярного круга, и здесь живет около 1300 человек. В Уманаке находится самое северное в мире поле для гольфа, и обустраивают его прямо на ледовом щите непосредственно перед международными соревнованиями.

Площадка эта окружена медленно дрейфующими ледниками и огромными айсбергами. Чемпионат проводится традиционно в марте, когда температура в этом районе опускается вплоть до – 25°С. Впрочем, столь морозная погода никак не страшит спортсменов, прибывающих сюда из самых разных стран мира, чтобы принять участие в торжественном мероприятии. Записаться на участие в Кубке могут и профессиональные гольфисты, и любители, но существует одно объективное ограничение – из-за своих размеров площадка способна принять только 36 игроков.

В последние годы поиски новых интересных мест для игры в гольф стали довольно популярной практикой, которую поддерживают и основатели Международного чемпионата по ледяному гольфу. «Интерес к игре в гольф в зрелищных местах растет, и хотя эта площадка немного меньше, а лунки немного больше, мячик оранжевый, а поле не зеленое, а белое, в остальном это обычный гольф», – заявили организаторы соревнований.

3. Полночное солнце

Полночное солнце – это летний феномен, который можно пережить только к северу от Северного полярного круга и южнее Южного полярного круга. В этих местах солнце не просто видно в полночь, оно светит целых 24 часа подряд, не скрываясь за горизонтом порой дольше суток, что так ощутимо смывает грань между ночью и днем. Лето в Гренландии очень недолгое и мягкое, но у гренландцев хотя бы иногда есть вот такая необычная возможность порадоваться солнечному свету круглые сутки. Неудивительно, что именно в такие дни они чаще всего устраивают вечеринки, ловят рыбу, собираются на шашлыки и ходят под парусом.

Заполярье уникально тем, как здесь происходит смена дня и ночи. Каждый год есть один день, когда солнце не заходит за горизонт даже в полночь, но точно таким же образом существует и полярная ночь, во время которой солнце наоборот исчезает дольше, чем на сутки.

Чем дальше на север, тем этот феномен длится дольше. Например, жители города Илулиссат (Ilulissat) могут наслаждаться полночным солнцем дольше 2 месяцев, а в городе Каанаак (Qaanaaq) солнце не скрывается за горизонтом почти 3,5 месяца.

Ночи в Гренландии летом довольно светлые даже к югу от Северного полярного круга. Полночное солнце не происходит в городе Нанорталик (Nanortalik), самом южном городе острова, но даже здесь за солнцем можно наблюдать до 20 часов подряд.

2. Изобилие драгоценных камней и минералов

Фото: mining-technology.com

Оказывается, климатические перемены могут сыграть на руку бюджету Гренландии. Толстые ледовые щиты, покрывающие большую часть острова, вот уже лет 20, как активно тают, обнажая при этом почвы и горные породы, богатые на минералы, металлы и драгоценные камни.

Первой современной горнодобывающей компанией в Гренландии стала компания Angel Mining, которая начала свою работу здесь еще в 2010 году. С 2017 года по официальным данным на острове было выдано 56 лицензий на разведку и добычу золота, алмазов, рубинов, никеля, меди и других полезных ископаемых. В 2013 году местный парламент проголосовал за отмену запрета на добычу урана, и с тех пор здесь начали продвигать проект по строительству пятой самой крупной в мире урановой шахты.

Компания Bluejay Mining – это еще одно горнодобывающее предприятие, владельцы которого собираются развернуть крупномасштабную деятельность на территории бывшего поселения Дундас (Dundas). После 3 лет исследований и разведки в ноябре 2018 года компания наконец-то перешла к стадии получения разрешения на добычу ископаемых в этом районе. Судя по всему, в Дундасе находится месторождение ильменита высшего сорта. Ильменит – это ценный минерал, используемый в производстве оксида титана, который в свою очередь применяется в качестве пигмента для красок и добавляется в состав самых разных продуктов для личной гигиены, включая даже зубные пасты.

Некоторые компании, вложившиеся в гренландскую промышленность, уже получают свои первые доходы. Так в ноябре 2018 года крупная датская ювелирная сеть Hartmann’s Jewellery запустила новую коллекцию драгоценных изделий, выполненных полностью из гренландских камешков. Примерно 300 каратов рубинов и розовых сапфиров, добытых в Гренландии, украсили продукцию этой сети.

1. Здесь чаще всего в мире совершают самоубийства

Фото: npr.org

Гренландия гордится самыми разными рекордами, но сейчас речь пойдет о менее приятных вещах. Да-да, именно Гренландия – обладательница рекорда по самому высокому уровню самоубийств во всем мире. Ежегодно в среднем из жизни по доброй воле здесь уходит 83 человека из 100 тысяч. Для сравнения, в 2016 году в США на каждые 100 тысяч граждан приходилось только 13,7 самоубийц, а в Гайане (южноамериканское государство) – 30,2.

Кстати, страной с самым высоким уровнем самоубийств официально считается Гайана, но территориально этот рекорд принадлежит именно Гренландии. Все дело в том, что северный остров – это автономная единица в составе Дании, а не отдельная страна.

Поскольку в Гренландии живет всего 57 000 человек, можно смело утверждать, что здесь сложно встретить человека, который бы не знал лично хотя бы одного самоубийцу. Казалось бы, причиной такой высокой смертности из-за суицида наверняка являются вечные холод и сумрак, но нет…

Когда в Гренландии появились первые крупные предприятия по переработке рыбы, многие местные жители покинули свои деревни ради работы в этих новых учреждениях. Кангек (Kangeq) стал одним из поселений, которое очень сильно пострадало из-за нововведений и реструктуризации. Деревушка была изначально слишком мала для строительства на ее территории фабрики, ведь здесь жило всего лишь 150 человек. К 1974 году в ней оставалось всего 50-60 жителей, и датское правительство приняло практическое решение – ради экономии времени и денег Кангек был обесточен и фактически стерт со всех карт. Содержание даже самых базовых учреждений, включая больницу и школу, для столь крошечной и малочисленной деревушки стало финансово нецелесообразным, и власти буквально отказались от Кангека. В итоге всем пришлось паковать чемоданы, собирать все свои пожитки и переезжать в новое место – в столичный город Нуук, куда переехали еще сотни других семей из десятка других мелких деревень, расформированных властями ради экономии.

Миграция привела к неминуемому столкновению культур и когнитивному диссонансу. Жизнь в комфортабельных бетонных многоквартирных домах не пришлась по душе простым инуитам, которые почувствовали себя одинокими чужаками в новом месте. Асфальтированные дороги только отдалили их от привычного охотничьего образа жизни, от которого они зависели столько, сколько себя помнили. Некоторые инуиты даже пытались охотиться на тюленей прямо в порту Нуука неподалеку от грузовых кораблей, и перевозили забитую добычу на обычных санях через весь город в свои новенькие квартиры, словно они все еще были дома, а не в городе со светофорами и размеченными трассами. В школах дети, владеющие датским языком, учились явно лучше выходцев из деревень, где говорили только на гренландском языке. Городские дети отнеслись к новичкам, как к людям низшего сорта, и не приняли их в свой круг.

Психологи считают, что значительную роль в росте уровня самоубийств в Гренландии сыграло так называемое эмоциональное заражение. Когда близкие друзья или члены семьи кончают жизнь самоубийством, в группу риска попадает и все их окружение. Доподлинно известно, что в Гренландии начали образовываться целые «суицидальные кластеры», особенно в малочисленных и удаленных сообществах, где самоубийство одного человека влекло за собой новые смерти, как по принципу домино.

Невероятно, но даже в Тасиилаке (Tasiilaq), довольно крупном городе с самым высоким уровнем самоубийств во всей Гренландии (свыше 400 суицидников на 100 тысяч человек), не работает ни один психолог. По оценкам экспертов на решение основополагающих проблем Гренландии, включая безработицу, нищету, алкоголизм и детскую беспризорность, уйдет еще не меньше 20 лет, так что раньше снизить уровень смертности от самоубийств в Гренландии вряд ли удастся.

История названия Гренландии довольно туманна, но согласно основной версии свое имя этот остров получил от викингов. Речь скорее даже об одном конкретном викинге – скандинавском мореплавателе Эрике Рыжем. По слухам он открыл Гренландию после того, как вместе с семьей его изгнали из Исландии в наказание за убийство соседа.

По следам современных Колумбов: 5 великих географических экспедиций наших дней

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Кругосветное путешествие на самолете Solar Impulse 2 будет состоять из 25 отдельных перелетов. Первый из которых, прошедший по маршруту Абу-Даби – Оман, уже завершился. Кстати, вторым пилотом в этой необычной экспедиции является Бертран Пикар – потомок известной династии ученых и первооткрывателей, и сам достаточно известный путешественник и авантюрист.

Ссылка на основную публикацию