Американские эскимосы и их семьи на территории США

Что не поделили советские чукчи и американские эскимосы в 1947 году и как чуть не раздули конфликт между СССР и США

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Как в XX веке складывались отношения чукчей и эскимосов – коренных народностей Арктики, которые волей судьбы оказались по разные стороны госграницы

Чукчи – небольшой народ, именуемый себя «настоящими людьми», – издревле отличались воинственностью. В напряжённых отношениях они были не только со своими соседями – коряками, якутами и эвенками, но и с жившими по другую сторону Берингова пролива эскимосами. Вражда между чукчами и эскимосами была вполне обоснованной, учитывая их конкуренцию за такие ценные продукты, как китовый жир, моржовая кость, тюленье мясо. Кроме того, совершая набеги на американскую территорию, чукчи угоняли алеутских женщин и детей, превращая их в наложниц и рабов.

Разумеется, во взаимоотношениях этих народов были не только конфликты. Небольшое расстояние (около 90 км) позволяло людям легко проходить на сторону соседнего государства и общаться, невзирая на функционирование пограничных служб. Эта традиция продолжилась и после установления в России советской власти. В то время жителям Чукотки было чему позавидовать: уровень жизни заграничных соседей был намного выше их личного. А это не способствовало укреплению дружбы. Набеги на эскимосские поселения продолжались. Трофеями становились оружие, одежда, домашняя утварь.

Как американцы стали укреплять свои позиции на Аляске

Во времена Второй мировой Соединённые Штаты почувствовали серьёзную опасность, исходящую от милитаристской Японии. По сведениям разведки, японцы обладали точными картографическими данными о береговой линии Аляски, расположением населённых пунктов и количестве их жителей. Серьёзный удар Страна восходящего солнца нанесла по островам Алеутского архипелага весной 1942 года. После этого было принято решение о создании Территориальной Гвардии – воинских соединений из местного населения, которые можно было привлекать к охране берегов Аляски.

По окончании войны это подразделение, насчитывавшее более 2,5 тысяч индейцев, алеутов и эскимосов было распущено. Но только формально: продолжалось воинское обучение аборигенов и их идеологическая обработка, настраивающая эскимосов на то, что их главный враг – Советы, а война с жителями Чукотки неизбежна. Для укрепления своих позиций на Северном побережье Тихого океана США использовали базы и аэродромы, созданные во время Второй мировой, проводили манёвры и испытания оружия и техники в условиях низких температур.

Как Сталин отреагировал на чукотско-эскимосские конфликты и милитаризацию Аляски

К осени 1945-го не осталось сомнений в том, что на северо-востоке страны зреет новая военная угроза – США. Об агрессивных настроях Штатов свидетельствовало многое: американские корабли в территориальных водах СССР, самолёты-разведчики, частые военные смотры и учения на Аляске. Понимая, что правительство США может использовать малейший чукотско-эскимосский конфликт для введения в действие регулярных армейских частей, Сталин поручил военному командованию разработку возможных ответных операций, в том числе и десант на Аляску.

Реализация стратегического плана началась с перебазирования на Чукотку 132-го полка дальней авиации, призванного осуществлять прикрытие десанта. А непосредственное вторжение на территорию неприятеля поручалось 14-й десантной армии, командование которой принял опытный полководец генерал-лейтенант Николай Олешев, состоявший на военной службе с 1918-го, прошедший Великую Отечественную и отличившийся в советско-японской войне 1945-го. Задача формирования была предельно чёткой: в случае агрессии США форсировать Берингов пролив (марш-броском зимой или на судах летом), занять плацдарм на побережье Аляски и нанести ответный удар. А кое-кто из высших государственных деятелей загорелся идеей восстановления так называемой исторической справедливости – возвращения полуострова в состав России.

Необходимых для возведения стационарного отапливаемого жилья стройматериалов пришлось дожидаться больше года. А до того бойцы мужественно переносили метели и 40-50-градусные морозы в обычных армейских палатках. Марш-бросок на Аляску так и не состоялся. На протяжении всего срока дислокации на Чукотке армия Олешева выполняла оборонительные задачи по защите бухт побережья от вероятных американских десантов.

Как советские чукчи атаковали эскимосов в 1947 году и чуть не спровоцировали конфликт между СССР и США

Несмотря на присутствие на каждой из сторон регулярных военных формирований, коренные жители Чукотки и Аляски не прекращали враждебных действий по отношению друг к другу. Последнее вооружённое столкновение этих северных народов произошло в районе Берингова пролива в 1947-м. Историки не могут назвать эту баталию войной, так как официально в ней не участвовала ни одна из супердержав – между собой «выясняли отношения» советские чукчи и эскимосы с Аляски.

Инициировали военный инцидент жители Чукотки, направив на американский берег несколько вооружённых десантных групп. Эскимосы не остались в долгу. Сухопутные стычки перемежались с водными в Беринговом проливе. Ни американское, ни советское правительство открыто в конфликт не вмешивались, однако оружие каждая воюющая сторона получала хоть и тайно, но регулярно. Спохватились главы держав только после того, как количество погибших стало исчисляться сотнями и локальный на первый взгляд конфликт грозил перерасти в международный. Военные действия прекратились, но не остались без последствий: в 1948 году граница была закрыта, визиты алеутов на Чукотку запрещены (исключение составляли только ближайшие родственники, внесённые в специальные списки). Так продолжалось до конца периода перестройки, когда в 1989-м взаимодействие Чукотки и Аляски возобновилось.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Главное меню

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА

Колония Росе. Американские эскимосы
Этнография – Народы Америки

Доставка на Аляску продовольствия] морским путем из России обходилась дорого. В связи с необходимостью иметь в самой Америке продовольственную базу для колоний возникла мысль о создании колонии, которая стала бы житницей для Аляски. Правитель Российско-Американской компании Н. П. Резанов выбрал для этого Калифорнию, где побывал в 1806 г. Крепость и поселок Росс были построены промышленником Тимофеем Таракановым на возвышенном месте недалеко от залива Бодега, переименованного в залив Румянцева. Между крепостью и заливом раскинулись плодородные равнины р. Славянки, которые предполагалось засеять пшеницей и ячменем.

Колония была невелика. В 1833 г. в ней жило всего двести человек взрослого населения, из них русских и креолов не более пятидесяти. Тут были строительные рабочие и ремесленники, работавшие в местных мастерских. Для сельских работ нанимали от ста до двухсот индейцев, помимо тех, которые жили в колонии постоянно.

В 30-х годах XIX в. колония Росс ежегодно посылала в Аляску 750 пудов пшеницы и ячменя.Отсюда же в северные поселения Русской Америки доставлялись солонина, овощи, соль, яйца, домашняя птица и кирпич. Однако калифорнийская колония русских находилась в тяжелом положении. Испанские власти делали все, чтобы помешать дальнейшему распространению русских в Калифорнии и затруднять их деятельность.

Российско-Американская компания не получала обещанной царским правительством помощи в своих делах в Калифорнии. Без твердой дипломатической поддержки Петербурга положение колонии Росс было очень неопределенным. Постепенно маленькая русская колония, так и не расширившая свои владения в Калифорнии, оказалась окруженной иностранными селениями. Самыми активными врагами ее были американцы, захватившие в конце концов Калифорнию в свои руки. В 1839 г. колония Росс была продана некоему Суттеру, швейцарцу по происхождению, подданному Соединенных Штатов, и была объявлена упраздненной с января 1842 г.

Продажа колонии Росс, существование которой в какой-то мере разрешало трудности с продовольствием в Русской Америке, чрезвычайно осложнило и без того трудное положение. Царское правительство было не в состоянии уберечь свою отдаленную колонию от посягательств иностранных компаний и государств. С самого начала существования Русской Америки европейские державы пытались отторгнуть открытые и освоенные русскими земли. Иностранные торговые компании вторгались в русские владения в Америке, скупали у местного и коренного населения пушнину, а в иных случаях и вооружали индейцев против русских. В начале Х1Хв. к берегам Аляски постоянно подходили английские и американские суда, скупавшие контрабандой ценные бобровые шкурки. Американские китобойные суда браконьерствовали в водах Русской Америки, истребляя китов и котиков. Высаживаясь на берег, американцы вырубали прибрежные леса, нанося огромный ущерб индейцам и колонистам. Правительство России не только не противилось этим бесчинствам, но фактически разрешало английским и американским купцам торговать в Русской Америке. В 20 годах XIX в. оно отдало в аренду англичанам часть территории колонии. Соединенные Штаты, осуществлявшие в эти годы расширение своей территории на американском континенте (приобретение Флориды, отторжение у Мексики половины ее территории, покупка колонии Росс и т. д.), подготовляли приобретение Аляски. Эта богатейшая область представлялась экспансионистски настроенным кругам американской буржуазии удобным плацдармом для проникновения в Канаду, о захвате которой в 60-х годах XIX в. велись горячие дебаты в конгрессе Соединенных Штатов, и далее — в страны Азии.

Использовав ослабление России в Крымской войне, Соединенные Штаты в 1867 г. купили Аляску за 7200 тыс. долларов, получив огромную территорию с богатыми пушными и рыбными ресурсами, а также, как обнаружилось позднее, со сказочно богатыми залежами золота.

После перехода Аляски к США там долгое время хозяйничали монопольные американские компании, расхитившие богатства края. С катастрофической быстротой исчезали киты, котики, морской бобр, ежегодная добыча которых увеличилась в три-пять раз по сравнению со средней добычей при русских.

Монопольные фирмы, хозяйничавшие на Аляске бесконтрольно, не были заинтересованы в экономическом развитии края. хМногое из того, что было создано здесь русскимгг, разрушалось, приходило в упадок. Коренное население и русские старожилы страдали от произвола торговцев. На Аляске не было пн местных гражданских властей, ни администрации. Только в 1884 г., под давлением трудового населения Аляски и мелких торговцев и предпринимателей, притесняемых крупными фирмами, был принят «Органический акт», по которому па Аляску были посланы губернатор л государственные чиновники.

Американские эскимосы

Эскимосы живут в американской Арктике и отчасти субарктике, населяя обширную территорию от Берингова пролива до Гренландии. Небольшое число эскимосов обитает в пределах Советского Союза на крайнем северо-востоке Азии. Всего эскимосов около 50 тыс. человек.

Эскимосы являют собой яркий пример творческих возможностей человека, его безграничной изобретательности в борьбе с природой. До появления европейцев, а местами и после, эскимосы обладали каменной индустрией мезолитического (переходного от древнекаменного к новокаменному периоду) и ранненеолитического облика. И с этой низкой по своему уровню техникой эскимосы в тяжелых условиях Арктики создали высоко специализированную культуру, позволившую им хорошо использовать природные ресурсы Севера и побеждать трудности, до недавнего времени непреодолимые для европейцев, технически гораздо лучше оснащенных. Некоторые замечательные изобретения эскимосов были заимствованы европейцами, попадавшими на Север, и стали важнейшими элементами современной «арктической культуры» полярников (меховая одежда, снежная хижина и т. п.).

Эскимосы интересны не только своеобразной культурой. Составляя одну из последних волн переселенцев в Америку, они по времени образуют промежуточное звено между более ранними волнами (индейское население Америки) и первыми европейскими поселенцами.

В некоторых районах центральной Арктики самобытная культура эскимосов полностью сохранялась еще несколько десятилетий назад. Но в большинство районов расселения эскимосов европейцы проникли в среднем около 2Q0—250 лет назад (исключение в этом отношении представляла Гренландия, где общение эскимосов с первыми европейскими поселенцами — норманнами началось в XI—XII вв.). Вначале в Арктике появились китобои, затем торговцы пушниной. Пока в Арктике не были основаны по.стялные торговые посты, религиозные миссии и поселения европейцев, культура эскимосов оставалась неизменной. Под влиянием европейцев все больше начала развиваться пушная охота в ущерб традиционным морским промыслам.

Коренные народы Северной Америки

Вся история Америки, так или иначе связана с коренными народами населявшими американский континент до того как туда попали европейцы.

В результате многочисленных изысканий археологов стало известно, что первые люди на Американском континенте появились 25-29 тыс. лет назад.

А ученые антропологи, проводившие исследования в данной области, считают что в Северной Америке в те времена проживали люди монголоидного типа, выходцы из Азии.

Это подтверждается особенностью определенных групп крови, строением скелета, формой зубов и генетическими особенностями, благодаря которым люди этого типа мужчины к старости не лысеют, а женщины не седеют.

Первые американцы люди были сильными и выносливыми. В этих суровых краях они смогли создать себе условия, при которых они смогли не только выживать, но и множиться, со временем заселив практически весь континент. Они строили жилища, изготавливали одежду, создавали орудия для охоты и труда, охотились на зверей, птиц и морских животных, выращивали съедобные растения.

С веками, в силу специфики условий, где обитали отдельные племена; выделились три основные крупные группы: эскимосы, занявшие северные районы, алеуты, обитавшие на побережье и островах и индейцы, заселившие центральные районы Северной Америки. В свою очередь, по мере роста численности, эти группы разделились на отдельные племена, многие из которых сохранились до наших дней. У них сформировались свои языки, обычаи и традиции.

В этом небольшом обзоре мы попробуем освятить основные обычаи коренных народов крайнего севера Америки.

Американские эскимосы и сейчас проживают в американской Арктике, которая простирается от Гренландии до Берингова пролива. Эскимосы имеют своеобразную внешность: небольшой рост, желтая кожа, узкие глаза, черные жесткие прямые волосы. Самые распространенные языки, на которых говорят эскимосы это: юпик, инупиак и инуктикут. Долгие годы основным промыслом эскимосов была охота на китов, моржей, тюленей. В летнее время эскимосы охотятся на оленей и водоплавающую птицу. Женщины заготавливают щавель, ягоды и различные мхи. На своих маленьких суденышках каяках и умиаках, используя обычный гарпун, отважные эскимосские охотники выходили в открытое море, забивали этих огромных животных и буксировали их к берегу, где потом всем племенем разделывали тушу кита и запасали его мясо и жир на всю долгую арктическую зиму.

Традиционное жилище эскимосов яранга, это сооружение из жердей обтянутое шкурами или обложенное корой. На зиму эскимосы строили более утепленные жилища, так называемые иглу — куполообразные постройки, обязательно из шкур, но снаружи утепленные снежными или ледяными блоками.

Одежда эскимосов так же приспособленная к холодному климату севера. Летняя одежда их одного слоя меха, зимняя из двух слоев, внутренний слой мехом внутрь, верхний — мехом наружу. Обычный наряд это короткая кухлянка из шкуры оленя с капюшоном.

Помимо охоты эскимосы в основном сейчас занимаются оленеводством.

У эскимосов распространено редкое ремесло — резьба из моржового клыка. Их удивительные поделки и всевозможные скульптурки людей и животных известны во всем мире. Фигурки, изображающие эскимосских духов, эскимосы носят как талисманы.

Алеуты — это островной народ, проживающий на островах Алеутского архипелага. Практически это исчезающая нация. Сейчас их существует не многим более 4 тысяч человек. Хотя в середине XVIII века их численность была около 15 тыс.

У островов Алеутского архипелага море практически не замерзает, и поэтому для алеутов долгие годы не было особых проблем добывать себе пропитание. Они охотились на тюленей, морских котиков, морских выдр, дельфинов, уток, гусей. В устьях небольших рек, ловили лососевую рыбу, палтус, треску. В этих местах изобилие рыбы и птицы.

Объединяясь группами по 15-20 человек, иногда выходили на охоту на китов. Благодаря изобретенным ими небольшим суденышкам каякам, сделанным в виде деревянного каркаса, скрепленного китовым усом и обтянутого кожей морских львов, они смело выходили в море даже при сильной волне. На кита охотились с помощью гарпуна, наконечник которого смазывали ядом аконитом. После удачного броска, через пару дней мертвого кита волны выбрасывали на берег. И алеуты приступали к его разделке, заготавливая впрок мясо и жир. Они так же пользовались луком и стрелами, а позднее и ружьями.

Кожаная лодка-каяк, это настоящее искусство инженерной мысли алеутов. Форштевень, раздвоенный по вертикали, при скольжении по воде, рассекает; боковую волну, предохраняя каяк от повреждений, а килевая планка дает возможность корпусу каяка изгибаться на волнах. Такие лодки используются и в наше время. Гребец, сидя в каяке, надевает широкий пояс, верхний край которого затягивается на груди, а другой — поверх люка каяка и вода не может попасть внутрь, даже если лодка перевернется. При любой сильной волне она не потонет и её легко повернуть в первоначальное положение.

Традиционное жилище алеутов — улягам. Это большая полуземлянка; сооруженная на сухом высоком месте в устье реки. Обычно такое жилище вмещало от 10 до 40 семей. Вдоль стен в таком помещении сооружались нары, которые разделялись перегородками или занавесками на секции для каждой отдельной семьи. Посредине устанавливалась печь. Освещение осуществлялось жировыми лампами. В жилище спускались по бревну с зарубками.

Традиционная одежда алеутов состояла из длинной глухой, без разрезов рубахи, называемой паркой. Она изготавливалась из меха морских котиков или каланов. Верхняя одежда — камлейка делалась непромокаемой с капюшоном, обычно для этого использовали кишки морских животных. Все носили штаны из нерпичьей кожи. И парки и камлейки всегда украшали вышивками и бахромой. Между мужской и женской одеждой разницы практически не было. Только женская одежда была более украшена. В качестве обуви использовали торбаса, мягкие сапоги, сделанные из кожи морских животных. После того как русские мореходы начали осваивать эти места, алеуты в повседневной жизни стали носить русскую одежду.

И хотя в нынешнее время алеутов осталось на земле так мало, они ревностно берегут свои старинные обычаи и соблюдают старинные традиции своих предков.

Первоначальное заселение Америки в свете данных популяционной генетики

Человек проник на Американский континент на относитель­но позднем этапе своей естественной истории, примерно 20 тыс. лет назад, т. е. в конце плейстоцена, когда Африка и значительная часть Евразии уже были заселены [1]. Такое запоз­далое освоение Нового Света нетрудно объяснить: суровые усло­вия жизни на ближайших подступах к Америке предъявляли высокие требования к человеческим коллективам. Прародитель­ская популяция, какой бы малой она ни была, нуждалась в та­ком запасе биологического разнообразия, который обеспечил бы ей расселение и последующее приспособление ее дочерних групп. В противном случае освоение необозримых пространств Нового Света, отличающегося беспредельным спектром изменчивости климата, ландшафтов, растительного и животного мира за отно­сительно короткое эволюционное время (несколько сотен поко­лений), оказалось бы невозможным.

По всей вероятности, первыми поселенцамп Американского материка были сибирские охотники — жители древней Берингии. Закаленные холодом и привыкшие к суровой полукочевой жиз­ни, они сумели достичь внутренних районов Америки, богатых дикими травоядными. Но наступление очередного ледникового периода надолго отрезало небольшую вначале группу людей от внешнего мира. Как сложилась судьба первых поселенцев Америки, оказавшихся по воле случая участниками уникально­го эксперимента, поставленного природой?

Пытаясь восстановить неясные до сих пор события глубокой древности, мы решили обратиться к популяционной генетике в надежде, что полученные данные помогут в конечном счете заполнить первые страницы истории расселения человека на земном шаре.

В конце плейстоцена четверть Евразии и три четверти Се­верной Америки были покрыты ледниками. Чукотка и Камчат­ка, соединенные с западной Аляской сухопутным мостом шириной около 1 тыс. км, образовывали единую зоогеографическую область — Берингию, отгороженную континентальным льдом частично от внутренних районов Сибири и полностью от цент­ральных областей Америки. Именно из этой обширной страны с крайне суровым, лишь в южных районах смягченным бли­зостью Тихого океана климатом человек начал свое эпохальное освоение Арктики. Первыми жителями Берингии во время последнего оледенения (20—11 тыс. лет назад) были редкие группы сибирских охотников на крупных травоядных — мамон­та, шерстистого носорога, овцебыка, бизона, мелких лошадей и северных оленей. Полосы суши между отступившим морем и континентальным льдом связывали жителей Берингии со Ста­рым Светом. Одна такая полоса (шириной до 500 км) — от Тай­мыра до Аляски — включала Новосибирские острова и о-в Вран­геля, другая, идущая вдоль побережья Охотского моря, связыва­ла Берингию с южными районами Восточной Сибири. Сибирские охотники на мамонта но меньшей мере дважды могли попасть в Новый Свет — в начале последнего оледенения, когда проход в Канадском горном массиве, соединявший западную Аляску с неоледеневшими областями Америки, был еще свободен ото льда, и в конце оледенения, незадолго до того, как возник­шее на месте сухопутного моста Берингово море разъединило обитателей Чукотки и Аляски.

Глобальное потепление и таяние ледников в начале голоце­на (10 тыс. лет назад) привели к повышению уровня Мирового океана; изменились климат и окружающая среда, вымерли ; мамонты. Основным объектом охотничьего промысла в припо­лярных районах стали олень и лось. Обилие морских млеко­питающих, птицы, рыбы в северной части Тихого океана спо­собствовало формированию культуры оседлых морских охотни­ков. На северо-западе Америки началось смешение населения Аляски и прилегающих районов Американского материка, чему на протяжении многих тысячелетий препятствовал Канадский ледяной барьер 1 .

Чтобы лучше представить реальную картину далекого прош­лого, необходимо прежде всего изучить демографическую и гене­тическую структуру редких ныне генетических изолятов азиат­ского Севера, связанных с древним населением Сибири. Такой по существу уникальной популяцией является самый северный в Евразии народ — нганасаны Таймыра (численность их при­мерно 700 человек). Благодаря обилию дикого северного оленя, географической удаленности и обособленности нганасаны дольше других народов, обитавших в приполярных районах Северного полушария (саамы Скандинавии, юкагиры и чукчи Сибири, эскимосы-карибу Канады), сохраняли основные черты внутрен­ней биосоциальной структуры, свойственной всем этим популя­циям в то время, когда они жили преимущественно охотой на дикого оленя. Вот почему сведения о социальной организа­ции нганасан, которые еще совсем недавно сохраняли родо-племенной строй, могут быть использованы для построения модели древнейших популяций континентальных охотников Берингии.

Нганасаны, жившие стойбищами (несколько чумов, поставлен­ных по соседству), каждую весну и осень перемещались побли­же к речным переправам на путях массовых сезонных миграций дикого оленя из леса в тундру и обратно. Территориаль­ную группу из нескольких нганасанских стойбищ, кочующих в пределах определенной территории, можно рассматривать как субпопуляцию. Два-три десятилетия назад численность та­кой субпопуляции (когда нганасаны еще не жили в поселках) составляла 60—150 человек. Полстолетия назад нганасанское стойбище включало, как правило, 2—4 чума, в которых жили 20—30 человек, приходившихся друг другу родственниками или свойственниками 2 . В благополучные периоды нганасанской истории естественный прирост приводил в некоторых стойбищах к несоответствию между чрезмерной концентрацией жителей и доступными жизненными ресурсами, что неминуемо заканчи­валось их делением. В неблагоприятные периоды, когда измене­ние экологической обстановки приводило к снижению числен­ности северного оленя, соответственно снижалась и числен­ность нганасан, что сопровождалось слиянием маломощных стойбищ, неспособных к самостоятельному существованию. Хотя это и способствовало сокращению осваиваемой нганасанами тер­ритории, объединение хиреющих семейных кланов диктовалось жизненной необходимостью иметь оптимальную численность и половозрастной состав в каждом стойбище и во всей терри­ториальной группе (субпопуляции) как для коллективной охо­ты, так и для заключения экзогамных браков.

Реконструируемую популяцию охотников на северного оленя можно, хотя и небезоговорочно, рассматривать как вариант уни­версальной модели популяции охотничье-собирательского типа, впервые предложенной Дж. Нилом 3 . В соответствии с той ролью, которую Нил отводит процессам деления и слияния в сохране­нии популяционной структуры индейских племен зоны влажно­го тропического леса Южной Америки, модель получила назва­ние «дробление — слияние» (fission — fusion model). Из нее сле­дует, что равновесие между более плотно и менее плотно насе­ленными территориями в пределах земель, занимаемых одним племенем, поддерживается за счет периодического (каждые два — четыре поколения) исхода из разросшейся деревни груп­пы кровных родственников. Такая группа может основать собст­венное поселение на незанятой территории или поселиться в другой обычно малочисленной деревне. Примечательно, что на­бор генов и их частот в отпочковывающемся семейном клане представляет благодаря скоплению родственных геномов (ге­ном — совокупность всех генов в индивидуальном организме) неслучайную выборку из родительской популяции, что в конеч­ном счете приводит к неравномерному, причудливому распреде­лению генофонда племени по его территории. Такая генетиче­ская микродифференциация при соответствующих условиях может привести к важным эволюционным последствиям. При на­личии свободных охотничьих угодий как предпосылки для роста численности и последующей территориальной экспансии «неслу­чайная» миграция обеспечивает более высокий темп дивергенцпи, чем предсказывает теория случайных процессов — генети­ческий дрейф. Вычленение конгломерата близких родственников из разросшейся родительской группы — первый шаг на пути к образованию нового племени на сопредельной территории. Вы­сокая степень внутрипопуляционной изменчивости, поддержи­ваемая в кочующих охотничьих коллективах при помощи социаль­ного механизма, служит залогом выживания и последующего разрастания отдельных семей в случае резких перемен в окру­жающей природной среде.

Пока западная Аляска была тупиком Сибири, в соответствии с рассмотренной моделью численность популяции колебалась не­значительно. Ситуация резко изменилась, когда в начале последнего оледенения внутренние районы Америки с их неис­сякаемыми источниками животной пищи впервые стали доступ­ными для человека. Та охотничья группа, которая обладала большей способностью к изготовлению необходимых орудий охо­ты, начинает быстро увеличивать свою численность, прежде всего за счет рождаемости. Достигнув критического уровня плотности, разросшаяся популяция распадалась на отдельные кровнородственные группировки. Часть из них, чтобы обеспе­чить себя жизненными ресурсами, покидала традиционные места обитания. На сопредельной территории весь цикл повто­рялся в той же последовательности: экспоненциальный рост численности, деление, миграция отдельных родственных семей на расстояние, достаточное, чтобы обеспечить себя пищей, но не столь далекое, чтобы оказаться в длительной репродук­тивной изоляции, угрожающей вымиранием.

Загадочной остается численность предковой группы, с кото­рой началось первоначальное заселение Америки. Суровый климат и вследствие этого низкая плотность населения древней Берингии наводят на мысль о том, что средний размер популя­ции охотников на мамонта не должен был существенно превы­шать средний размер популяции охотников на оленя и лося, живших в более позднее время. Судя по тому что известно о численности и плотности нганасан, юкагиров, чукчей в XVII в., численность одного племени в зоне северного леса Восточной Сибири составляла несколько сотен (порядка 500) человек при плотности 1—2 человека на 100 кв. км. Дж. Нил и Ф. Сальзано подсчитали, что достаточно было одной группе берингийских охотников из 400 человек «проникнуть» в Новый Свет 15 тысячелетий назад, чтобы при естественном приросте всего лишь 1,4 на поколение породить в итоге те 10 млн индей­цев, которые населяли Северную, Центральную и Южную Аме­рику к приходу первых европейцев в середине нашего тысяче­летия 4 .

Низкая плотность населения, препятствовавшая передаче микроорганизмов, возбудителей заразных болезней, не могла не сказаться благоприятным образом на популяционной дина­мике первых американцев. И в наши дни единичные племена индейцев Южной Америки (яномамо), живущие малочислен­ными (в несколько десятков человек) деревнями, разбросанными по обпхирной территории на стыке Бразилии и Венесуэлы, отличаются от своих соседей непрерывным ростом численности и хорошим здоровьем.

Как известно, любая человеческая популяция — смесь гено­типически неодинаковых, за исключением однояйцевых близне­цов, индивидуумов, у которых многие гены присутствуют в дан­ном месте хромосомы (генном локусе) в виде аллелей. Послед­ние представляют собой вариантные формы или состояния одного и того же гена. Если оба аллеля — унаследованный от отца и полученный от матери — одинаковы, то можно говорить о гомозиготности по данному гену. В случае, когда аллели оказывают­ся разными, индивидуум считается гетерозиготным. Зная часто­ты аллелей в ряде генных локусов, можно подсчитать среднюю гетерозиготность, которая служит удобным показателем наслед­ственного, генного разнообразия в популяции. Человеческие популяции, различающиеся по уровню средней гетерозиготности, варьируют по состоянию здоровья и по способности к вос­производству следующего поколения. В ситуации, когда естест­венный отбор предъявляет одинаковые требования нескольким популяциям, повышенный уровень гетерозиготности обеспечива­ет преимущество при формировании наиболее приспособленных генотипов.

Известно, что в природных популяциях животных и расте­ний естественный отбор гораздо чаще благоприятствует особям, гетерозиготным по многим локусам. В изменчивой среде гетеро­зиготы благодаря компенсационным биохимическим механизмам приобретают определенные преимущества в борьбе за жизнен­ные ресурсы и брачных партнеров. Исключительное значение в поддержании высокого генотипического разнообразия у мно­гих древних групп имел, очевидно, характер формирования брачных пар. Исследованиями установлено, что последователь­ная полигиния (наличие нескольких жен или их смена) пере­группировывает разнообразный генофонд популяции, сложив­шийся в результате смешения представителей разных групп. Таким образом, каждое последующее поколение отличается от предыдущего уникальным генотипическим составом. Такая пере­тасовка разных по происхождению и физической структуре генов обеспечивала каждому поколению максимальные возможности для испытания отбором большого числа генных комбинаций. В итоге на сите естественного отбора задерживались лишь те, которые увеличивали выживаемость и повышали плодови­тость 5 .

Можно предположить, что во времена первоначального засе­ления Америки межгрупповой отбор должен был благоприятст­вовать той группе, у которой при прочих равных условиях уровень гетерозиготности был более высоким, или, говоря иначе, выживала та популяция, которая обладала большей био­логической приспособленностью. Вместе с тем оказалось, что уровень средней гетерозиготности в индейских популяциях Северной Америки выше, чем Южной. Приток новых генов со стороны Сибири в голоцене, носители которых легко преодолевали неширокий Берингов пролив,— наиболее вероятная при­чина обнаруженных различий. Неолитическое время в Сибири отмечено нарастающим увеличением численности и плотности населения на юге и юго-западе континента, где формировались и смешивались разнородные, в том числе и в расовом отноше­нии, племена и народности. Продвигаясь в редкозаселенную зону тайги, они поглощали биологически более однородные охотничьи группы или оттесняли их все дальше к северу и се­веро-востоку.

Еще в XVII столетии многие путешественники и естество­испытатели отмечали внешнее сходство между народами Сибири и коренными жителями Америки. К середине нашего столетия благодаря исследованиям советских и американских антрополо­гов были получены бесспорные аргументы в пользу азиатского происхождения американских индейцев. Однако антропометриче­ские методы, широко используемые в антропологии, не позволи­ли установить, насколько фенотипическое сходство между насе­лением приполярной зоны Азии и Америки отражает генетиче­ское родство (т. е. единство происхождения), а насколько оно — следствие естественного отбора (т. е. возникло благодаря многовековому влиянию сходной и одинаково суровой окружаю­щей среды). Между тем традиционные антропометрические при­знаки (рост, вес, цвет волос и глаз, размеры черепа и др.), имеющие сложную наследственную основу фенотипической измен­чивости и неотчетливо варьирующие в ограниченном географи­ческом регионе, находятся под контролем многих генных локусов и формируются под влиянием как генотипа, так и среды. Поэтому биологическая изменчивость в каком-либо географиче­ском регионе приобретает обычно черты непрерывности, затруд­няющие оценку степени сходства и различия между соседними популяциями. На помощь классической антропологии пришли популяционная генетика, иммуногенетика и биохимическая ге­нетика. Изучение представительного числа генетических марке­ров (группы крови, в том числе и редкие, белки сыворотки, ферменты эритроцитов, аллотипы иммуноглобулинов), наследова­ние которых подчиняется простым правилам Менделя, позволяет выявить дискретный характер изменчивости в регионе с разно­племенным населением, оценить роль отдельных факторов микроэволюции.

Чтобы оценить степень генетического сходства между двумя популяциями, необходимо сравнивать как сами гены, а точнее аллели, так и их частоты. В сумме частоты аллелей по данно­му генному локусу равны 1,0. Чем больше времени прошло с момента разделения одной предковой группы на две, тем меньше вероятность того, что по любому полиморфному локусу дочерние группировки будут обладать одинаковым набо­ром аллелей, и тем большим должен оказаться размах аллель­ных частот. Присутствие или отсутствие того или иного аллеля представляет более надежную основу для интерпретации фило­генетических связей между популяциями, чем различия в часто­тах. Важно отметить, что информативность генетических данных будет тем значительнее, чем больше генных локусов изучено н чем полнее исследованы сравниваемые популяции. Далеко не все генные локусы у человека доступны или удобны для изу­чения; еще меньше среди них информативных, содержащих бо­лее двух аллелей. Наиболее информативны семейства так назы­ваемых сцепленных генов, например HLA, детерминирующие антигены лейкоцитов, или система Gm, детерминирующая аллотипические маркеры иммуноглобулинов G-класса. Оба локуса отвечают за наследственное разнообразие в системе иммунитета. Распределение неслучайных ассоциаций этих аллотипов (Gm — гаплотипы) и их частот в трех больших расах человека — евро­пеоидной, негроидной и монголоидной — позволило сделать вывод, что расы и отдельные популяции человека имеют разли­чающиеся генофонды. В частности, в Северной Азии отличи­тельным гаплотипом является «северомонголоидный» Gm (zabst), с максимальной частотой представленный у нганасан Таймыра. В Юго-Восточной Азии и Океании таким маркером оказался «южномонголоидный» Gm (fab), наиболее частый у полинезий­цев (0,8). В Европе и у жителей Нового Света европейского происхождения доминирует «европеоидный» Gm (fb) гаплотип, концентрация которого варьирует в узких пределах (0,7—0,8) от одной популяции к другой (табл. 1) 6 .

Мы не располагаем сведениями о генофонде жителей древ­ней Берингии, подавляющая часть которой была затоплена мо­рем еще 10 тысячелетий назад. Его реконструкция должна опираться не только на результаты изучения генетического со­става населения, живущего по обе стороны Берингова пролива с незапамятных времен. Иначе говоря, для установления гене­тического эталона ранней берингийской популяции следует учи­тывать не только генофонд и генные частоты чукчей, эскимосов, индейцев Аляски и Канады, но и генный состав индейцев Юж­ной Америки: хронология и особенности археологических памят­ников Нового Света указывают, что первоначальное заселение и освоение Южной Америки прямыми потомками берингийцев началось примерно 15 тыс. лет назад, т. е. до того, как Аляска и прилегающие к ней территории Северной Америки стали местом смешения первых переселенцев с новыми пришельцами из послеледниковой Сибири, носителями новых аллелей. Более чем вероятно, что первые жители Нового Света не имели в своем генофонде «северомонголоидного» гаплотипа Gm (zabst), который обнаружен с заметной частотой у чукчей, азиатских и американских эскимосов и индейцев Аляски (атапаски). Он, одна­ко, редок у индейцев алгонкинов, жителей Великих Равнин, и полностью отсутствует в племенах индейцев Южной Америки. Тот факт, что индейские племена Южной Америки содержат лишь два общих для монголоидов и европеоидов гаплотипа — Gm (zag) и Gm (zaxg) — и не содержат маркерных Gm (zabst), Gm (fab) и Gm (fb) гаплотипов, служит веским аргументом в пользу тео­рии, по которой предки американских индейцев покинули Азию до окончательного формирования монголоидов и тем более — до их разделения на североазиатскую и южноазиатскую ветви.

Таблица 1. Частота встречаемости Gm гаплотипов в Сибири и Америке

Американские эскимосы и их семьи на территории США

Основные черты семьи в Америке определяются особенностями американского общества. Это общество конкурентного типа. Для американца хорошим тоном является постоянно стремиться вперед, доказывать, что ты чего-то стоишь, чего-то добиваться. К такой конкурентной жизни американцы обстоятельно готовят своих детей. Ребенок должен изначально понять и настроиться на то, что ему придется бороться за свое место под солнцем. Огромное количество дел, стрессы, напряжение – вот тот психологический фон, к котором крутится деловой американец. Таким образом в семьях Америки родители много сил и времени уделяют тому, чтобы привить ребенку навыки противостояния, которые ему понадобятся в этой жизни.

Новорожденных с первых дней начинают закаливать. Очень большое место в воспитании ребенка занимает спорт. Почти каждый ребенок в среднестатистической американской семье также с ранних лет состоит в каком-нибудь спортивном клубе, секции, играет за школьную спортивную команду. Существует также стереотип, когда об американских школах говорят, что там главный школьный предмет – физкультура.

Семьи в Америке помимо воспитания конкуретноспособности своего ребенка также стараются развить в нем независимость и самостоятельность. Ребенок имеет право на собственное мнение с ранних лет, имеет право его высказывать, и это очень ценится и поощряется. Ту свободу, которую американцы дают своим детям для выражения собственного мнения, российские родители, сочили бы за попрание авторитета отца и матери, поскольку в российском менталитете авторитет родителей должен быть незыблемым. Независимость ребенка прямо зависит от его самостоятельности, поэтому почти каждый старшеклассник в Америке работает по несколько часов в день после уроков, это так называемая part-time job – мойщиком машин, официантом, дворником.

Родительское гнездо в американских семьях принято покидать сразу после школы и уезжать как можно дальше: не потому, что с родителями плохие отношения, а потому, что так принято. Молодой человек предпочтет уехать в другой штат для получения высшего образования, даже если в его родном штате полно колледжей и институтов. Самостоятельность здесь начинается рано и в полном смысле этого слова. С одной стороны, если молодой человек рано пускается в круговорот самостоятельной жизни, он более уверенно чувствует себя в будущем, с другой стороны излишний американский индивидуализм служит причиной одиночества. Вот, к примеру, что пишут об американском обществе сами американцы (выдержка из книги одно американского культуролога): “Американцы состоят в сотнях клубов, ассоциаций, сестринств, братств. Кажется, что коллективная жизнь кипит, и человек в нее глубоко погружен. Но если вглядеться пристальней, выяснится, что главная душевная драма американца – одиночество. Потому что американцам свойственны индивидуализм и атомизм”.

Тем не менее, семья в Америке является очень важной частью жизни для каждого человека. В американских фильмах, сериалах, передачах очень часто говорится о семье, о семейных ценностях. Можно даже говорить об американском культе семьи. Американцы очень серьезно относятся ко всему, что связано с семьей и очень ценят семейные связи. Однако, процент разводов в обществе достаточно высокий, как и во многих развитых странах. По статистическим данным в 47 % американских семей хотя бы один из двоих супругов состоит в повторном браке. Американцы достаточно легко идут на развод, если понимают, что в этот раз им не удалось построить счастливую семью.

После развода муж обязан обеспечивать жену, если через суд было доказано, что она не сделала карьеры, так как все годы занималась воспитанием их общих детей. Однако если женщина сделала более успешную карьеру, чем ее муж, то возможна ситуация, при которой она будет регулярно ему выплачивать определенную сумму денег. Вообще, юридическая процедура развода в Америке достаточно сложна, так как все зависит от конкретного случая, и решение судьи при разных бракоразводных процессах может существенно различаться. Именно поэтому принято договариваться об условиях игры заранее и при создании семей в Америке в большинстве случаев составляется брачный контракт.

Американцы совершенно спокойно могут обсуждать с будущей второй половиной ситуацию возможного будущего развода. Это не совсем понятно, скажем, с позиции русского человека, так как в рамках российской ментальности большое психологическое значение имеет романтическая сторона любви, особенно в новых отношениях. Американцы же совершенно свободно могут разделить романтику и деловые отношения, и создать новую американскую семью, основанную на хорошо продуманном, основательном брачном контракте.

Еще одна особенность жизни семьи в Америке – это большое участие семейного психолога в разрешении семейных конфликтов и трудных ситуаций. Американцам свойственно уделять огромное внимание психологической стороне супружеской жизни. У очень многих американских семей есть личный семейный психолог, который работает с семьей десятилетиями. Любые конфликтные ситуации разбираются со всех сторон, анализируются и в их разрешении следуют указаниям специалиста. Такое большое участие психолога в жизни семьи может натолкнуть на мыль о том, что американцы повально не уверенные в себе люди. Однако скорее всего основная причина в конкурентности американского общества, в котором принято выглядеть успешным, а жаловаться и рассказывать проблемы неприлично. И если возникают сложности в семье, о которых надо поговорить, здесь на помощь приходит семейный психолог.

В семьях Америки отсутствует четкое разграничение в роли супругов, политкорректность исключила из лексикона американцев понятие “глава семьи”. Это одна из так называемых главных особенностей взаимоотношения полов в Америке. Сексизм воспринимается как государственное преступление. Муж и жена формально, а чаще всего и фактически, равны. Между ними существует договоренность о том, кто и за что несет ответственность в семье. Мужчины пеленают детей и готовят еду в равной степени, как и женщины. В целом это, наверное, правильно, но иногда, с нашей точки зрения, доходит и до абсурда. Мужчина может вернуться домой с работы и начать готовить ужин, потому что сегодня его очередь, а жена, которая весь день провела дома, может продолжать и дальше смотреть телевизор.

Каждая американская семья имеет общий счет в банке и отдельный для каждого из супругов, а также для каждого из детей. Супруги могут воспользоваться своими средствами, как посчитают нужным, только крупные и дорогие покупки для дома, семьи и детей совершаются на общие деньги. Собственное жилье американские семьи могут приобрести на собственные далеко не всегда, практически все семьи в США покупают автомобили, жилье и другие вещи в рассрочку.

В подавляющем большинстве американцы выстраивают свою жизнь по заранее выстроенному ими плану: учеба, работа, создание семьи и воспитание детей. Рождение детей обычно планируют после того, как готово и обустроено жилье. Многодетные семьи в Америке не являются редкостью, однако большинство все же останавливаются на двоих или троих детях. Кстати, в обыденном американском сознании есть интересные стереотипы насчет детей. Если, например, ребенок в семье только один, то его общество обязательно считает испорченным, а если в семье трое детей, то средний считается самым угнетаемым и обижаемым членом семьи.

В США очень много домохозяек, которые практически всю свою жизнь отдают воспитанию детей. Не меньше внимания своим внукам уделяют и бабушки с дедушками, которые могут не только с удовольствием брать их к себе на некоторое время, но и сами являются не редкими гостями в доме своих детей. Воспитание детей в Америке имеет свои особенности. Ни в коем случае нельзя наказывать детей рукоприкладством, это запрещено законом. Повышать голос на ребенка также нельзя, если услышать соседи, обязательно сообщат в органы опеки. Семья в Америке постоянно находится в движении, чем больше детей, тем больше движения. Одного забрать из школы, другого править на тренировку, дети вступают в большое количество различных организаций и клубов, плюс обязательно занимаются каким-нибудь спортом. Стиль жизни в конкурентном обществе задает свой ритм.

Эскимосы, которые сами по себе

Ученые выяснили, что древние эскимосы не являются генетическими родственниками современных жителей Арктики

Палеоэскимосы (народы, проживавшие в Гренландии, Северной Америке, Сибири и на Алеутских островах в IV-III тысячелетиях до нашей эры) не являются прямыми предками современных эскимосов. Генетические анализ показал, что палеоэскимосы были изолированы от других популяций в течение четырех тысяч лет, исчезнув около 700 лет назад — именно тогда их вытеснили представители культуры туле.

В настоящее время на планете проживает около 170 тысяч представителей древней культуры инуитов (эскимосов), составляющих коренное население территории от Гренландии до Аляски и Чукотки. Это они изобрели снежный дом иглу, гарпун для охоты на китов и других крупных морских животных, лодку из шкур, натянутых на каркас из кости или дерева (каяк). Эскимосы на протяжении тысячелетий сохраняли свою самобытную культуру: они анимисты (верят в существование духов природы), в каждой деревне до сих пор живет шаман, устанавливающий связь между людьми и миром духов.

Корни эскимосской культуры уходят в VIII-IX века, когда предки современных эскимосов из культуры туле поселились в Нунавике (регионе, занимающем северную половину региона Северный Квебек в Канаде), а к XIII веку обосновались в Гренландии. Однако родственные связи между туле и прежде проживавшими на этой территории палеоэскимосскими народами — представителями культур дорсет, индепенденс и саккак — до сих пор не были установлены.

Термин «палеоэскимосы» был предложен антропологом Гансом Штинсбаем (Hans Steensby) в начале ХХ века. Палеоэскимосы — это собирательное название древнего населения Арктики, включающее в себя представителей разных культур. Палеоэскимосы питались мясом морских птиц, северных оленей, китов, рыбой и моллюсками. Их крайняя западная стоянка была обнаружена советскими археологами в 1975 году на острове Врангеля. Именно там, в Чертовом овраге (такое название получила стоянка), был обнаружен старейший обнаруженный на Чукотке гарпун, возраст которого насчитывает примерно 3360 лет. Стоит отметить, что палеоэскимосские культуры развивались параллельно друг с другом на разных территориях и сменяли друг друга весьма неравномерно.

Культура саккак является древнейшей из известных науке культур юга Гренландии. В 2010 году в журнале Science было опубликовано исследование ученых из Копенгагенского университета, установивших, что эскимосы культуры саккак мигрировали в Гренландию и на Аляску из Сибири примерно 5,5 тысяч лет назад и что их ближайшие родственники — чукчи и коряки, а не современные жители региона. На вопросы о том, что случилось с культурой саккак и почему она исчезла, ученые ответить не могут.

Почти одновременно с развитием культуры саккак палеоэскимосы жили на берегах фьорда Индепенденс в северо-восточной части Гренландии. Датский археолог Эйгил Кнут (Eigil Knuth) разделил их на представителей первой (2400-1000 годы до нашей эры) и второй (800-200 годы до нашей эры) культур индепенденс. По типу орудий и жилища она сходна с саккак: дома представляли собой каменные стенки, сверху покрытые шкурами животных, в середине жилища было огражденное камнями место для костра. Еду, скорее всего, готовили, опуская раскаленный камень в кожаный или деревянный сосуд. Принципиальное отличие археологи обнаружили лишь в отделке орудий труда: для их изготовления палеоэскимосы культуры индепенденс использовали кремень, а саккакцы — более мягкий сланец, что делало их инструменты изящнее.

На смену культуре саккак и другим сосуществовавшим с ней культурам пришла культура дорсет (начало I тысячелетия до нашей эры — начало II тысячелетия нашей эры), распространившаяся на северо-востоке современной Канады, Канадском арктическом архипелаге, в западной и северо-восточной Гренландии. Ее представители заменили лук и стрелы на копье, острогу и гарпун, использовали каменные лампы с жиром для освещения жилищ. Племена дорсетской культуры изготавливали статуэтки из кости, бивня морских животных и дерева, украшали их линейным орнаментом.

Прямыми предками современных эскимосов считаются представители культуры туле, возникшей из смешения культур бирнирк и пунук, являющихся результатом развития древнеберингоморской культуры. Древнеберингоморская культура, существовавшая вплоть до первых веков нашей эры, изучалась советскими и американскими археологами с середины 20-х до конца 60-х годов ХХ века. Ее основным отличием от предшествующих культур являются тип эскимосских жилищ: они располагаются наполовину под землей.

Материалы по теме

Неисчерпаемый источник

Древнеберингоморская культура распалась на культуры бирнирк (северное побережье Аляски) и пунук (побережье Берингова пролива и прилегающие арктические берега). Эскимосы этих общностей, жившие с середины до конца I тысячелетия, научились охотиться на китов и других крупных морских животных, применять китовые кости при строительстве жилищ. Ученые предполагают, что тесные контакты представителей этих общностей и стали началом зарождения культуры туле — прямых предков современных эскимосов. В начале II тысячелетия эскимосы туле начали движение на Аляску, в Канаду и Гренландию, вступали в контакты с викингами.

Несмотря на то, что преемственность культур установлена достаточно точно, генетически взаимоотношения между постоянно сменяющими друг друга палеоэскимосскими общностями и туле оставались неясными. Большая группа ученых под руководством Маанасы Рагхавана (Maanasa Raghavan) из Копенгагенского университета и при участии российских исследователей Эльзы Хуснутдиновой (Академия наук республики Башкортостан), Кирилла Днепровского (Государственный музей искусств народов Востока) и Виктора Спицына (Российская академия медицинских наук) изучила генетические связи между палеоэскимосами и современными инуитами.

Ученые проанализировали ДНК, взятую из 169 образцов (кости, зубы и волосы палеоэскимосов, живших в Сибири, Гренландии, Канаде и на Аляске), а также генетический материал ныне живущих представителей эскимосов Гренландии, североамериканских индейцев на-дене, народности нивхи (проживают в Хабаровском крае и на Сахалине) и жителей Алеутских островов.

Ученые установили, что генетически эскимосы общности бирнирк, а также гренландские и канадские эскимосы туле наиболее близки современным гренландским эскимосам (их ДНК содержит общие гаплогруппы А2а, А2b и D3a2a). Этот факт подтверждает, что именно представители общности туле являются прямыми предками современных инуитов. Однако результат изучения ДНК палеоэскимосских общностей показал: все они относятся к единой генетической популяции, которая была изолирована от вмешательства посторонних генов в течение 4 тысяч лет.

Этот факт позволяет сделать вывод о том, что сменявшие друг друга общности палеоэскимосов были частями одного мощного миграционного потока, направлявшегося из Сибири в Америку. Эскимосы из популяций, предшествовавших туле, представляли собой другую миграционную волну, в течение некоторого времени не пересекавшуюся с палеоэскимосами. Контакты и генетическое смешение с популяцией бирнирк возникли около 1300 года нашей эры, в результате чего палеоэскимосы стали постепенно исчезать, уступая место более приспособленным и динамично развивающимся эскимосам туле.

Материалы по теме

Объединяющая лингвистика

Профессор Копенгагенского университета Эске Виллерслев (Eske Willerslev) в беседе с «Лентой.ру» рассказал, что результаты этой работы являются чрезвычайно важными для понимания миграционных процессов, в результате которых произошло заселение Гренландии и Америки и которые являются предметом оживленных споров ученых. Ученый отметил, что понимание генетической эволюции популяций имеет огромное значение для медицины – именно гены являются причиной неодинакового проявления одной и той же болезни у представителей разных народов, а также различной реакции людей на лекарства.

Виллерслев особенно отметил вклад в работу российских ученых, выразив благодарность генетикам и археологам из России. По его словам, участие в исследовании российских коллег было крайне важным для результатов работы. «Ведь, в конце концов, точно установлено, что вся палеоэскимосская популяция пришла в Америку из Сибири, да и эскимосы пунук — предки туле — возникли на берегах Берингова моря», — заключил Виллерслев.

Читайте также:  Церковь и итальянские иммигранты в США и её роль в жизни диаспоры
Ссылка на основную публикацию