Беседы со студентами Стэнфордского университета и новыми левыми

Получите карьерную поддержку

Если вы не знаете, с чего начать карьеру, зашли в тупик или считаете, что совершили какие-то ошибки, спросите совета у специалистов. Заполните заявку и консультанты Changellenge >> окажут вам помощь. Это отличный шанс вместе экспертом проработать проблемные вопросы и составить карьерный план.

Если вы не знаете, с чего начать карьеру, зашли в тупик или считаете, что совершили какие-то ошибки, спросите совета у специалистов. Заполните заявку и консультанты Changellenge >> окажут вам помощь. Это отличный шанс вместе экспертом проработать проблемные вопросы и составить карьерный план.

Я учусь в Стэнфорде: как поступить в один из самых авторитетных вузов мира

Само обучение в Штатах учит многому. Особенно softskills, общению с людьми, налаживанию деловых отношений, работе в быстром темпе, при этом балансировать и совмещать все это с личной жизнью, занятиями спортом.

Стоит послушать: 25 онлайн-лекций Стэнфордского курса о поведении человека на русском языке

Сексуальное поведение, генетика, шизофрения и многое другое в 25 лекциях курса профессора Роберта Сапольски «Биология поведения человека» на русском языке.

Издание TJournal опубликовал все 25 лекций курса профессора Роберта Сапольски «Биология поведения человека», прочитанного им в Стэнфордском университете в 2010 году.

Роберт Сапольски — американский нейроэндокринолог, профессор биологии, неврологии и нейрохирургии в Стэнфордском университете, исследователь и автор книг. Удостоен ряда высших наград, в том числе премии Карла Сагана за популяризацию науки.

Для кого предназначен курс?

Для освоения материала от слушателя не требуется глубокое знание биологии. Профессор подробно и в доступной форме рассказывает о множестве факторов, влияющих на наши поступки, а также на конкретных примерах рассматривает различные виды поведения: агрессивное, сексуальное, родительское и другие. Сам Сапольски во вступительной лекции утверждает, что ознакомиться с данным предметом стоит абсолютно каждому человеку, вне зависимости от его специализации.

Лекция #1: Введение. Профессор Роберт Сапольски знакомит студентов с основными принципами курса. Он демонстрирует связь между нашими поступками и биологическими факторами на примере очень странного поведения. Также профессор рассказывает о важности использования междисциплинарного подхода, чтобы не повторять ошибки ученых, которые пытались объяснить поведение в рамках одного направления.

В лекции озвучиваются теория синхронизации менструальных циклов, которая позднее была опровергнута, и гипотеза о функции феромонов у людей, которую многие ученые ставят под сомнение.

Лекция #2: Эволюция поведения, I. Профессор Роберт Сапольски рассказывает о том, что можно узнать о поведении целого вида всего лишь по паре черепов. Профессор объясняет основные механизмы естественного отбора, как они формируют поведение животных, делая его более альтруистичным или эгоистичным, и как это связано с математическими моделями теории игр.

Лекция #3: Эволюция поведения, II. Профессор Роберт Сапольски рассказывает о сложных межполовых взаимоотношениях у различных видов, о том как инфантицид увеличивает репродуктивный успех самца, а физиологические уловки помогают самкам сохранить потомство. Также профессор знакомит студентов с геномным импринтигом, эволюционными антревольтами и различными типами отбора, развивая тему парных и турнирных видов в попытке определить, куда относится человек.

Лекция #4: Молекулярная генетика, I. Профессор Роберт Сапольски рассказывает о принципах эволюции на молекулярном уровне, градуалистической модели и роли точечных генетических мутаций. Мы знакомимся с теорией прерывистого равновесия, выдвинутой Гулдом и Элдриджем, согласно которой долгие периоды стазиса сменяются резкими скачками эволюционных изменений за короткий период времени.

Лекция #5: Молекулярная генетика, II. Во второй лекции о молекулярной генетике Роберт Сапольски сосредотачивается на роли среды и промоторов в экспрессии генов. Он поясняет, что скрывается за расхожей фразой «У людей и шимпанзе ДНК совпадает на 98%» и развивает тему изменчивости ДНК, затрагивая мутации ферментов сплайсинга, факторы транскрипции и феномен «прыгающих генов», которые долгое время считались невозможными. Также профессор рассказывает о бактериях, устойчивых к антибиотикам и неожиданных последствиях попыток одомашнить чернобурых лисиц.

Лекция #6: Генетика поведения, I. Роберт Сапольски рассказывает об удачах и провалах в поиске генетических основ поведения, о неудачных попытках выделить «математический ген» и других заблуждениях, свойственных этой сфере. Он подробно объясняет, почему так сложно отделить влияние генов от факторов среды, и почему матери влияют на своих детей гораздо сильнее отцов даже на биологическом уровне.

Лекция #7: Генетика поведения, II. Профессор Роберт Сапольски рассказывает о том, как ученые устанавливают связь между каким-либо внешним признаком и отвечающим за него участком ДНК, а также, что имеется в виду, когда говорят о «наследуемости признака». Особое внимание уделяется роли случая в формировании и развитии организма, как и тому факту, что условия жизни лучше предсказывают поведение человека, чем его геном.

Лекция #8: Распознавание родственников. Профессор Роберт Сапольски рассказывает о том, что такое эпигенетика и как стоит интерпретировать новости об обнаружении «гена чего-либо». Основная часть лекции посвящена рассмотрению способов распознавания родственников у животных, их роли в размножении и выстраивании иерархических отношений.

Лекция #9: Этология. Профессор Роберт Сапольски рассказывает об успешных и не очень методах изучения поведения животных. Он представляет студентам краткую историю этологии, в основе которой лежит принцип общения с животными «на их языке». Также из лекции мы узнаем о врожденных реакциях и фиксированных паттернах действий, пчелиных танцах, сенсорных триггерах, теории разума и секрете всеобщей любви к Микки Маусу.

Лекция #10: Введение в нейронауки, I. Нэйтан, аспирант Стэнфордского университета, рассказывает о нервной системе и мозге, его отделах и функциях, строении и принципе работы нейронов. Энтони, магистрант Стэнфорда, объясняет процессы, происходящие в синапсе и то, как они влияют на поведении человека. Он знакомит студентов с нейрофармакологией, а также различными типами и функциями нейротрансмиттеров.

Лекция #11: Введение в нейронауки, II. Патрик Хаус, аспирант Стэнфорда, раскрывает нейрофизиологические механизмы, стоящие в основе памяти и различных ее нарушений. Он рассказывает о проблемах, связанных с вычленением нужной информации, о нейронных сетях и категориальном мышлении. От младшего преподавателя Даны Таркер мы узнаем об автономной вегетативной нервной системе, ее влиянии на органы и сексуальную жизнь человека, а также о роли норэпинефрина и ацетилхолина.

Лекция #12: Эндокринология. Ассистенты Уильям Питерсон и Том МакФадден рассказывают, как выживают одноклеточные организмы и как общаются клетки в более сложных существах. В лекции обсуждаются основные типы гормонов, принципы их работы, роль эндокринных желез и нейромедиаторов, а также сложные взаимодействия между гормональной системой и мозгом.

Лекция #13: Неврология и эндокринология. Профессор Роберт Сапольски раскрывает нюансы регуляторной системы секреции гормонов, рассказывает о положительной и отрицательной обратной связи, ауторецепторах и других механизмах контроля. Наглядно демонстрируются возможные последствия сбоя их работы на примере клинической депрессии и диабета.

Лекция #14: Лимбическая система. Профессор Роберт Сапольски возвращается к рассмотрению головного мозга, раскрывая понятие «эмоциональный круг Пейпеца», останавливаясь подробнее на лимбической системе и функциях её компонентов. Он рассказывает об основных методах, используемых для изучения функций различных зон мозга: анатомическом, биохимическом, и функциональной визуализации. Особое внимание уделяется механизмам взаимной регуляции между нашим телом и лимбической системой.

Лекция #15: Сексуальное поведение, І. Профессор Роберт Сапольски рассказывает об основных элементах сексуального поведения животных, знакомя студентов с понятиями аттрактивности, процептивности и рецептивности, а также объясняет роль фиксированных паттернов действий и лимбической системы. Он акцентирует внимание на том, как на нас влияет чувство предвкушения награды и эффект случайности. Поднимается сложный вопрос связи дофамина, окситоцина и вазопрессина с моногамностью различных животных, включая людей. Также затрагиваются темы гомосексуальности, транссексуальности и пусковых стимулов.

Лекция #16: Сексуальное поведение, IІ. В этой лекции профессор Роберт Сапольски рассказывает о существующих стратегиях сексуального поведения у различных видов, и о том, как это могло привести к распущенности, неразборчивости и высокой конкуренции среди самцов. Рассматриваются разнообразные методы, которыми они пользуются для уменьшения репродуктивного успеха соперников, а также защитные меры, с помощью которых самки, пытаются обезопасить себя и своё потомство.

Лекция #17: Сексуальное поведение, III; Агрессия, I. В этой лекции профессор Сапольски говорит об эволюции гомосексуальности, критикует теории криминалистики XIX века, рассказывает о привлекательности, критериях выбора партнера и гомогамии. Во второй части он переходит к обсуждению проявлений агрессии и эмпатии, а также роли одной из зон мозга, миндалины, на наше поведение.

Лекция #18: Агрессия, ІI. Профессор Роберт Сапольски рассказывает, как наш мозг обрабатывает информацию в присутствие угрозы, как лобная доля помогает нам держать себя «в рамках приличия» и что происходит при ее повреждении. Затрагивается сложный вопрос о роли среды, воспитания и физиологии в контексте системы правосудия. Также профессор объясняет, почему любовь и ненависть ближе чем кажутся, а за физические и эмоциональные ощущения отвечают практически одни и те же области мозга. В конце он делится любопытной историей о том, как почти полвека назад армия США внезапно заинтересовалась поведением койотов, сурков и гиен.

Лекция #19: Агрессия, ІII. Третья лекция по данной теме посвящена связи сенсорных и моральных ощущений, зеркальным нейронам и исследованиям роли гормонов в агрессивном поведении. Профессор Роберт Сапольски рассказывает о различных факторах, которые могут повлиять на ваше поведение, в частности, об алкоголе, уровне тестостерона и ПМС, эффект которых отличается от общепринятого. Рассматриваются различные гипотезы о связи агрессии с разочарованием, страхом, эмоциями, эмпатией, а также возможная причинно-следственная связь между легализацией абортов в падением уровня преступности в США в конце 80-ых.

Лекция #20: Агрессия, IV. На заключительном занятии по теме агрессии обсуждается вопрос о влиянии мужских гормонов, в частности, у девушек, которые подверглись пренатальной андрогенизации. Рассматриваются возможные генетические и культурные предпосылки агрессивного поведения. Роберт Сапольски рассказывает о псевдо-родстве и псевдо-отчуждении, которые могут быть использованы как для поддержания войны, так и для создания мира. В конце занятия профессор делится личными воспоминаниями о трагических событиях в Уганде, которым он стал свидетелем.

Лекция #21: Хаос и редукционизм. Эту лекцию профессор называет «одной из самых сложных за весь курс». В ней обсуждается история редуктивного подхода к изучению окружающего мира. Как преимуществ, которые заложили основу современной науки, так и ограничений, которые начали проявляться при попытках описать человеческий мозг. Профессор Роберт Сапольски пересказывает основные положения теории хаоса, вводит понятие фрактала, а затем переносит это на современное понимание устройства живых систем, в частности, нейронных связей в мозге человека.

Читайте также:  Американские эскимосы и их семьи на территории США

Материал занятия во многом основан на книге Джеймса Глейка «Хаос. Создание новой науки».

Лекция #22: Эмерджентность и сложность. Профессор Роберт Сапольски рассказывает о клеточных автоматах и нейросетях, нейрофизиологии творчества и о том, как связаны между собой фракталы и кровеносная система, картофельные чипсы и математические уравнения, поведение насекомых и формирование нашего мозга. Также он объясняет, почему классический редукционистский научный подход перестает работать, когда речь заходит о самом интересном.

Лекция #23: Язык. В этой лекции Роберт Сапольски рассказывает об общих чертах языков и объясняет, чем отличается человеческий язык, будь то жестовый или звучащий, от способов коммуникации других животных. Как и любой другой вопрос, Сапольски рассматривает язык с точки зрения нейронаук: в каких областях мозга «хранится» язык, какими бывают нарушения синтеза и восприятия речи. Также рассматриваются случаи обучения языку обезьян, результаты и выводы из проводившихся экспериментов.

Лекция #24: Шизофрения. Первые 20 минут лекции посвящены теме предыдущего занятия. Профессор рассказывает роли генов в появлении языка и возможности существования «врожденной грамматики». В основной части Роберт Сапольски объясняет, что подразумевается под широким понятием «шизофрения». Он рассказывает об истории поисков причин шизофрении, ответственных за нее генов. Роберт Сапольски описывает варианты проявления расстройств шизофренического спектра и их зависимость от культуры, в которой живет человек с соответствующими симптомами.

Лекция #25: Индивидуальные особенности. В последней лекции курса Роберт Сапольски объясняет, в чем заключаются сложности отделения расстройств и нарушений от индивидуальных особенностей, свойственных любому человеку. Также профессор рассуждает на важную тему: как стоит применять те знания, которыми он делился на своих лекциях.

stdClass Object ( [term_id] => 1 [name] => Разное [taxonomy] => category [slug] => no_theme )

stdClass Object ( [term_id] => 13992 [name] => Ликбез [taxonomy] => category [slug] => poleznaja-informatsija )

stdClass Object ( [term_id] => 15749 [name] => лекции [taxonomy] => post_tag [slug] => lektsii )

stdClass Object ( [term_id] => 20647 [name] => Стэнфордский университет [taxonomy] => post_tag [slug] => stenfordskij-universitet )

stdClass Object ( [term_id] => 27013 [name] => материалы [taxonomy] => post_tag [slug] => materialy )


Лекция #6: Генетика поведения, I. Роберт Сапольски рассказывает об удачах и провалах в поиске генетических основ поведения, о неудачных попытках выделить «математический ген» и других заблуждениях, свойственных этой сфере. Он подробно объясняет, почему так сложно отделить влияние генов от факторов среды, и почему матери влияют на своих детей гораздо сильнее отцов даже на биологическом уровне.

«Я верю в российское образование. Но все же поступил в Стэнфорд»

Высокие баллы на ЕГЭ и золотая медаль не гарантируют поступление в лучшие вузы страны.

В петербургских вузах начинается новый учебный год. Между тем число выпускников школ Северной столицы, которые поступают в иностранные университеты, постоянно растет. Кто-то считает, что с российским дипломом трудно быть востребованным специалистом за рубежом, а некоторые отмечают, что даже высокие баллы на ЕГЭ не дают гарантию поступления на родине.

«Росбалт» поинтересовался у петербургских золотых медалистов, как они оценивают качество российского высшего образования, что повлияло на их выбор университета, и каковы их дальнейшие планы после окончания вуза.

Степан, студент Стэнфордского университета, США:

«Я закончил школу с золотой медалью и успешно сдал ЕГЭ, и думаю, что у меня не было бы проблем с поступлением в российский ВУЗ — баллы по всем экзаменам были высокие. Но все же еще несколько лет назад я принял решение поступать в Стэнфордский университет.

Впервые эта мысль у меня появилась летом после восьмого класса. Я смотрел множество американских сериалов, в которых обсуждалась тема образования в США, и мне стало интересно попробовать поступить. Выбрал я именно Стэнфорд, так как в многочисленных рейтингах университетов мира он занимает ведущие места. Следующие 2,5 года я потратил на серьезную подготовку, и в итоге все получилось.

Должен при этом сказать, что твердо верю в российское образование. Мы постепенно заимствуем западный опыт, и в их рейтингах отечественные университеты и институты начинают расти. Культурный, научный, социальный обмен помогает нашим вузам меняться.

Кроме того, я не планирую после учебы оставаться в США. Хочу вернуться, чтобы работать на благо своей страны. Образование за рубежом кажется мне очень интересным опытом, отличным от того, что получает студент в наших университетах. Академически образование, наверное, во многом похоже, а вот другие аспекты — например, жизнь студенческого сообщества — все же отличаются.

Мне интересно помимо знаний получить и определенные впечатления о культуре, традициях страны, и в то же время поделиться рассказами о русской культуре и жизни. На мой взгляд, такой культурный обмен на самом низовом уровне, должен способствовать общей глобализации, развитию, взаимному интересу и дальнейшему взаимодействию и сотрудничества.

Сейчас часто можно услышать, что США — наш враг. Но это не более чем зомбирование. Я как-то особо не слушаю мнения пропагандистов. Я был в Америке дважды, никто там не смотрят на нас как на врагов. Поэтому я нисколько не сомневаюсь в своем выборе и в том, что еду учиться именно в Соединенные Штаты».

Екатерина, студентка СПбГУ:

«Я столкнулась с определенными трудностями при поступлении, даже при том, что набрала 288 баллов по результатам трех единых государственных экзаменов. Я подавала документы в СПБГУ, ВШЭ в Петербурге и в Северо-Западный филиал РАНХиГС. Изначально я планировала поступать в СПбГУ, однако поняла, что на ряд факультетов попасть даже с моими результатами шансы невелики. Например, на одном из факультетов сумма баллов последнего человека, который проходил на бюджет, была 297.

То есть получается, что сдача экзаменов с результатом выше 90 баллов и золотая медаль вовсе не гарантируют поступление в лучшие вузы страны. В какой-то момент я начала склоняться к факультету Мировой политологии ВШЭ, однако все-таки я прошла по конкурсу по направлению „Реклама и связи с общественностью“ в СПБГУ.

На самом деле, такая ситуация для меня удивительна. Я, как и многие, готовилась с репетитором, сдала экзамены хорошо — а поступить было тяжело. Между тем, если у тебя нет диплома лидирующих университетов, в России шансы найти хорошую работу уменьшаются в разы. Получается, страна сама урезает себе специалистов. Например, на одном из факультетов в СПБГУ всего 30 бюджетных мест. А по статистике получают диплом только 50-60% из тех, кто поступил. То есть реальных специалистов на выходе остается очень мало.

При этом, конечно, в России можно получить хорошее образование. Но все же в основном оно не развито на таком уровне, чтобы выпускники были востребованы за границей. Я имею в виду не формат диплома, а уровень знаний. Многие педагоги не заинтересованы в своем деле — они просто хотят получать зарплату. В итоге многие наши выпускники, получая диплом, не только зачастую не знают иностранные языки, но и не всегда владеют своей специальностью

От этого становится грустно. Неправильно же развивать только несколько российских вузов. У нас огромная страна, много возможностей, которыми мы не пользуемся.

В дальнейшем я планирую продолжать учебу, но диплом магистра все-таки попробую получить за рубежом, так как мне хочется быть востребованным специалистом не только в России, но и в других странах».

Евгения, студентка Minerva School at KGI:

«Еще до выпускных экзаменов я знала, что поступила в MinervaSchoolatKGIв Сан-Франциско. Этот университет предоставляет довольно необычную программу, которая включает в себя путешествие по семи странам мира в период обучения, а также нестандартную организацию образовательного процесса — отсутствие лекций и онлайн-преподавание.

Я для себя решила, что по моей специальности в России невозможно получить хорошее образование. Я планирую заниматься искусственным интеллектом, нейросетями, что в России не очень востребовано. У нас эта сфера рассматривается с точки зрения обычного программирования. Но мне такой подход кажется поверхностным. А учеба рядом с Силиконовой Долиной дает возможность найти какие-то связи в таких организациях, как Google и Facebook, куда впоследствии можно устроиться на работу.

Меня удивило, что мое решение вызвало много непонимания и зависти среди моих знакомых. Это было не очень приятно. Учителя тоже относились скептически и не особо верили в меня, убеждали, что учиться в России лучше. Можно сказать, они были даже оскорблены моим решением идти не в СПБГУ, но я справилась. К тому же я все равно получила красный аттестат, золотую медаль и медаль от правительства Санкт-Петербурга за Олимпиады.

После учебы возвращаться в Россию я не планирую, если только ненадолго. В любом случае, я хочу эмигрировать в США, Канаду или Германию.Я люблю свою страну, но здесь нет никаких возможностей, особенно в моей сфере. Конечно, я могу работать удаленно, но не в российской компании. Здесь мало возможностей для роста — хотя жить мне здесь нравится. Возможно, когда-нибудь я захочу вернуться в Петербург, куда приехала после девятого класса из Нижневартовска. Из всех городов Северная столица мне нравится больше всего. Но в плане работы я рассматриваю только зарубежные страны».

При этом, конечно, в России можно получить хорошее образование. Но все же в основном оно не развито на таком уровне, чтобы выпускники были востребованы за границей. Я имею в виду не формат диплома, а уровень знаний. Многие педагоги не заинтересованы в своем деле — они просто хотят получать зарплату. В итоге многие наши выпускники, получая диплом, не только зачастую не знают иностранные языки, но и не всегда владеют своей специальностью

О пользе «МММ»

У нас существуют программы обмена с зарубежными университетами, и благодаря им я в течение семестра училась в Гарвардском университете. Мой первый опыт научной деятельности был там, мне довелось поработать научным ассистентом у Филиппа Агийона, известного специалиста по теории контрактов. Это было довольно интересно, и я решила, что по возвращении продолжу этим заниматься. Так и получилось: я стала научным ассистентом у Дугласа Кэмпбелла в РЭШ. С ним мы занимались проектами по международной торговле. Там было много разных заданий — от поиска данных до их обработки и анализа. Другой проект позволил мне поработать с Симеоном Дянковым. Он был совсем коротким, зато вылился в публикацию на РБК про топ-500 российских компаний. РБК собрал большой массив данных о российском бизнесе, а мы помогли их проанализировать.

Читайте также:  Американские этнические отношения, интеграция и конфликты

У меня был еще один опыт работы научным ассистентом. В Гарвардской бизнес-школе есть профессор Юджин Солтс, которого заинтересовал феномен «МММ». Соавтор Солтса по этому проекту Сара Хесс приезжала в Москву, чтобы лично встречаться с людьми, которые как-то были связаны с «МММ». Ей, поскольку она не владеет русским языком и не очень хорошо ориентировалась в Москве, понадобился помощник. Для меня это стало очень интересным опытом.

Всё началось с того семестра в Гарварде, когда я взяла курс для PhD-студентов по теории выбора. Меня заинтересовали вопросы, которые в нем рассматривались, и после возвращения в Москву я решила писать диплом на эту же тему. Руководителем моей дипломной работы стал Андрей Савочкин, профессор из РЭШ, но в процессе обсуждения с ним акценты моей работы сместились, и диплом я пишу по микроэкономической теории.

Кто и с какой целью его проводил?

Исследование проходило по заказу Военно-морского флота США. Его целью было выяснить природу конфликтов в морской пехоте и американских исправительных учреждениях. Это позволило бы бороться с подобными явлениями в дальнейшем.

За проведение эксперимента взялся социальный психолог Филипп Зимбардо. Участников он набрал по объявлению в газете: каждому предлагалось по 15 долларов за каждый день проживания в «тюрьме». Откликнулось 70 добровольцев, из них выбрали 24 человека, выглядевших наиболее здоровыми и психологически устойчивыми. Большинство были белыми молодыми мужчинами из числа студентов.

Охранникам были выданы деревянные дубинки, военная униформа и тёмные зеркальные очки, скрывавшие глаза. Заключённых одели в халаты из грубой ткани и резиновые шлёпанцы. На голове они должны были носить туго натянутые колготки, имитирующие лысину, на лодыжке — небольшую цепочку как постоянное напоминание об их статусе. Называть их полагалось не по именам, а исключительно по номерам, пришитым к халатам. Таким способом Зимбардо стремился максимально приблизить постановку к реальности.

Перед экспериментом охранников проинструктировали: физическое насилие запрещено, но психологически подавлять заключённых можно и даже нужно. «Создайте у них чувство тоски и страха, ощущение произвола и того, что их жизнь полностью контролируется нами, системой, вами, мной и у них нет никакого личного пространства. Мы будем лишать их индивидуальности, всё это в совокупности создаст у них чувство бессилия. В этой ситуации у нас будет вся власть, а у них — никакой», — наставлял охранников Филипп Зимбардо.

Охранники регулярно устраивали подсчёт заключённых, превращая его в изощрённую пытку и заставляя их подолгу делать физические упражнения или чистить туалет голыми руками. Желающим принять душ часто отказывали. Как выяснилось, у каждого третьего охранника проявились садистские наклонности: люди сами придумывали наказания другим испытуемым и способы их морального истязания, проявляли по отношению к ним всё больший произвол, особенно по ночам, когда, как им казалось, видеокамеры были выключены.

Иммиграция в США из стран Европы

Французов, по данным переписи, было в США в 1860 г. более 109 тыс. человек. Разумеется, в это число не включалось давнее франкоязычное население Луизианы, но и приведенное выше число выходцев из Франции могло быть преувеличено за счет эльзасских немцев и выезжавших через Гавр германских эмигрантов. Франция не дала такой массовой эмиграции, как Германия или Англия. В ней не образовывалось столь значительное избыточное население; по промышленному развитию она сильно уступала Англии, а земельные преобразования, произведенные Великой буржуазной революцией, поставили ее крестьянство в совершенно иное положение, чем крестьянство других европейских стран, наполеоновские же войны обескровили население и уменьшили его прирост.

Среди французских иммигрантов в США большинство составляли рабочие и специалисты. Много было интеллигентов. Заметную долю составляли революционные эмигранты, особенно изгнанники 1848 г. Все они селились преимущественно в городах, но иногда возникали и французские сельскохозяйственные колонии утолически-социалистического типа, как упоминавшаяся уже икарийская колония. Среди городских, в частности нью-йоркских, французов выделялся специфический буржуазный и мелкобуржуазный слой — владельцы ресторанов, кафе, булочных, гостиниц, повара и кондитеры. В отличие от соответствующих прослоек других иммигрантских национальностей, французские рестораторы и т. п. обслуживали не столько своих соотечественников, сколько богатых американцев. Заведения их, соответственно, были крупнее. Нью-йоркские французы не жили в кварталах лачуг, где обитали ирландцы или немцы, — условия их жизни были лучше.

Итальянская иммиграция, достигшая в последующем таких больших размеров, была в период гражданской войны еще незначительной. Итальянцы продавали на улицах американских городов цветы и фрукты, статуэтки, чистили обувь, ходили с шарманками. Бродячими шарманщиками и певцами часто бывали дети, специально вывезенные из Италии и попавшие в кабалу к хозяевам — «ладрони». Тогда и появилась в Америке система «ладрони», пышно расцветшая несколько десятилетий спустя. Среди итальянских революционеров-эмигрантов, живших в США, многие бедствовали. В 1854 г., например, «Нью-Йорк дейли трибюн» сообщала о прибытии 25 гарибальдийцев, высланных из Италии папским правительством. Ремесленники и рабочие разных специальностей, они не могли найти работу.

Заметный отряд революционной эмиграции составляли в США венгерские революционеры 1848 г., тесно связанные с немецкими. Как и представители других национальностей, они пытались устраивать в Америке сельскохозяйственные колонии, например «Новую Буду» в Айове, но с такими же плачевными результатами.

Революционные эмигранты были самым характерным элементом и польского населения США в рассматриваемый период. Каждое польское восстание выбрасывало волну изгнанников на американский берег, где им приходилось довольно трудно. В 1852 г., например, группа поляков обратилась через «Нью-Йорк дейли трибюн» с публичным обращением — дать работу вновь прибывшим польским изгнанникам. Как и другие национальные группы, польские иммигранты создавали свои организации. В Сан-Франциско, доносил русский вице-консул, «поляков много и Общество их процветает».

Поляки активно участвовали в гражданской войне, тем более, что среди них было много офицеров. Российское посольство, которое, разумеется, ревниво следило за деятельностью польских эмигрантов, доносило в 1865 г. в Петербург, что в Нью-Йорк прибыло около сотни польских беженцев, принимавших участие в «недавних волнениях». Некоторые из них, сообщал посланник, намерены вступить в американскую армию, другие — отправиться в Южную Америку, «где надеются найти средства к существованию легче, чем в Соединенных Штатах».

Эпизод из драматической поэмы Ибсена «Пер-Гюнт», где герой замышляет основать в Сахаре «Гюнтиану» со столицей Перополь и «размножить норвежскую расу», — тоже отзвук Олеаны.

Расовый состав США

На данный момент в Америке можно встретить представителей европеоидной, негроидной и монголоидной расы.

Самой малочисленной расой Америки являются монголоиды. К этой группе относятся как коренные жители США (индейцы и эскимосы), так и эмигранты, прибывшие сюда из Азии, Океании или с Гавайев. Коренных жителей США антропологи относят к особой ветви монголоидной расы — американоидам. Генетически эти народы наиболее близки коренным жителям Восточной Сибири и Тибета. Примерно 20 000 лет назад предки индейцев и эскимосов перебрались из Евразии в Северную Америку. Этот переход они совершали по узкой полосе земли, которая когда-то была на месте Берингова пролива. С Камчатки переселенцы попадали на Аляску, а оттуда продвигались в южную часть материка. В настоящее время монголоидные народности живут преимущественно в изолированных уголках страны. Их можно встретить в Андах, на Мексиканском нагорье, на Аляске и в некоторых южных штатах. В общей сложности, монголоиды, проживающие в Америке с доисторических времён, и монголоиды, приехавшие сюда в XX-ХХI веках, составляют чуть больше 6% от всего населения Соединённых штатов.

Около 12% населения США составляют афроамериканцы — представители негроидной расы. Большинство из них является потомками чернокожих рабов, вывезенных из Центральной и Западной Африки.

Больше половины населения Америки (62%) относится к европеоидной расе, которая стала заселять эти земли относительно недавно — в эпоху Позднего Средневековья.

Особой расовой группой следует признать проживающих в Соединённых Штатах латиноамериканцев, составляющих примерно 16% населения страны. Определить их антропологическое происхождение крайне сложно. В жилах современных мексиканцев и пуэрториканцев одновременно течёт кровь испанских и португальских завоевателей, англосаксов, азиатов, индейцев и чернокожих.

Но наибольшего успеха в заселении этих территорий добились англосаксы. Сюда бежали как городские низы и разорившиеся крестьяне, так и представители богатых аристократических семей. Многие подались в Америку после того, как в Англии прошла череда кровавых столкновений между католиками и протестантами. Также новые земли привлекали шотландцев и ирландцев, страдавших от притеснений со стороны английских королей и знати. Английские переселенцы основали в Северной Америке 13 знаменитых колоний, позже ставших единым самостоятельным государством.

Четвертая подгруппа

Четвертая подгруппа – это американцы азиатско-тихоокеанского происхождения. Их численность увеличилась с 3,5 млн человек (1,5 % населения США) в 1980 г. до 7 млн (2,8 %) в 1990 г. и 11,6 млн (3,8 %) в 2000 г. Такой рост объясняется в первую очередь текущей иммиграцией 1990-х гг.

Большинство выходцев из Японии, Китая, Филиппин обосновалось в Калифорнии и на Гавайских о-вах. Немало выходцев из Азиатско-Тихоокеанского региона также в штатах Нью-Йорк, Иллинойс, Техас, Вашингтон и некоторых других.

Большинство выходцев из Японии, Китая, Филиппин обосновалось в Калифорнии и на Гавайских о-вах. Немало выходцев из Азиатско-Тихоокеанского региона также в штатах Нью-Йорк, Иллинойс, Техас, Вашингтон и некоторых других.

Расовый состав согласно переписи населения США на 2010 год.
Наименование расыЧисло представителейПроцент от общего числа жителей США
Две и более расы9 009 0732,90
Небольшие расы19 107 3686,20
Коренные гавайцы и другие жители Океании540 0130,20
Коренные американцы или коренные жители Аляски2 932 2480,90
Американцы азиатского происхождения14 674 2524, 80
Афроамериканцы38 929 31912,60
Белые американцы223 553 26572,40
Американцы308 745 538100
Читайте также:  Иммигранты и американская нация, ассимиляция в общество

При таком разнообразии национальностей в стране не удивительно многообразие национальностей ее президентов.

Pew Research Center (США): ключевые факты об американских иммигрантах

В США больше иммигрантов, чем в любой другой стране мира. На сегодняшний день более 40 миллионов человек, живущих в США, являются уроженцами других стран, что составляет около одной пятой всех мигрантов в мире в 2017 году. Иммигрантское население также очень разнообразно, и среди иммигрантов в США представлены выходцы практически из каждой страны в мире.

Исследовательский центр Пью (Pew Research Center) регулярно публикует статистические портреты населения страны иностранного происхождения, которые включают в себя исторические тенденции с 1960 года. Ниже, основываясь на этих портретах, мы приводим ответы на некоторые ключевые вопросы, касающиеся иммигрантского населения США.

Сколько людей, живущих в США, являются иммигрантами?

Количество уроженцев других стран, проживающих в США, достигло рекордных 44,4 миллионов человек в 2017 году. С 1965 года, когда иммиграционные законы США сменили национальную систему квот, число иммигрантов в Америке увеличилось более чем в четыре раза. Сегодня иммигранты составляют 13,6% населения США, что почти в три раза превышает соответствующую долю (4,7%) в 1970 году. Однако сегодня доля иммигрантов остается ниже рекордной 14,8% в 1890 году, когда в США проживало 9,2 миллиона иммигрантов.

Каков юридический статус иммигрантов в США?

Большинство иммигрантов (76%) находятся в стране на законных основаниях, в то время как около четверти от общего числа являются нелегальными, согласно новым оценкам Центра Пью, основанным на данных переписи, скорректированных с учетом неполной регистрации. В 2016 году 45% из них стали гражданами США.

В 2016 году около 27% иммигрантов имели постоянный вид на жительство, а 5% —временный. Еще 24% всех иммигрантов были незаконными. С 1990 по 2007 год численность нелегальных иммигрантов увеличилась втрое — с 3,5 миллионов до рекордно высокого уровня в 12,2 миллиона. Во время Великой рецессии их число сократилось на 1 миллион и с тех пор выровнялось. В 2016 году в США насчитывалось 10,7 миллионов нелегальных иммигрантов, что составляет 3,3% населения страны.

Сокращение численности нелегальных иммигрантов в основном связано с сокращением потока иммигрантов из Мексики — самой большой группы незаконных иммигрантов в США. В период с 2007 по 2016 год эта группа сократилась более чем на 1 миллион. Между тем, количество переселенцев из Центральной Америки возросло.

Все ли легальные иммигранты становятся гражданами США?

Не все законные постоянно проживающие в стране лица стремятся получить гражданство США. Те, кто желает это сделать, могут подать заявку, если выполнят определенные условия, в том числе проживут в США пять лет. В 2018 отчетном году около 800 тысяч иммигрантов подали заявки на получение гражданства. Количество заявок на натурализацию в последние годы возросло, хотя среднегодовое количество остается ниже 1,4 миллиона заявок, поданных в 2007 году.

Как правило, большинство иммигрантов, имеющих право на натурализацию, подают заявление на получение гражданства. Тем не менее мексиканские законные иммигранты в целом гораздо реже других получают гражданство. Языковые и личные барьеры, отсутствие интереса и финансовые барьеры являются одними из главных причин отказа от натурализации, на которые ссылаются мексиканские владельцы грин-карт, согласно опросу Исследовательского центра Пью 2015 года.

Откуда приезжают иммигранты?

Мексика — главная страна, откуда иммигранты попадают в США. В 2017 году 11,2 миллиона иммигрантов, проживающих в США, были ее уроженцами, что составляет 25% всех иммигрантов в США. Следующие по величине группы иммигрантов были родом из Китая (6%), Индии (6%), Филиппин (5%) и Сальвадора (3%).

По регионам происхождения иммигранты из Южной и Восточной Азии вместе взятые составили 27% всех иммигрантов, что близко к доле иммигрантов из Мексики (25%). Другие регионы менее широко представлены: Европа / Канада (13%), Карибский бассейн (10%), Центральная Америка (8%), Южная Америка (7%), Ближний Восток (4%) и страны Африки к югу от Сахары (4%).

Кто приезжает сейчас?

Каждый год в США приезжают более 1 миллиона иммигрантов. В 2017 году главной страной, из которой прибывали в США новые мигранты, стала Индия, откуда приехало 126 тысяч человек, следом шли Мексика (124 тысячи человек), Китай (121 тысяча человек) и Куба (41 тысяча человек).

Что касается расы и этнической принадлежности, с 2010 года мигрантов-азиатов чаще всего прибывало в США больше, чем латиноамериканцев. Иммиграция из Латинской Америки замедлилась после Великой рецессии, особенно из Мексики, где в последние несколько лет наблюдалось сокращение сальдо миграции в США.

Вероятно, к 2055 году азиаты станут самой большой группой иммигрантов в США, обогнав латиноамериканцев. По оценкам Исследовательского центра Пью, в 2065 году азиаты будут составлять около 38% всех иммигрантов; латиноамериканцы — 31%; белые — 20%; и темнокожие — 9%.

Растет ли численность иммигрантов?

Количество вновь прибывающих иммигрантов сократилось, главным образом, из-за уменьшения числа нелегальных иммигрантов в США. То, что численность незаконных иммигрантов стала расти медленнее, может быть отчасти связано с тем, что больше мексиканских мигрантов покидают США, чем въезжают.

Согласно прогнозам, на долю иммигрантов и их потомков, будет приходиться 88% прироста населения США к 2065 году, если предположить, что текущие тенденции в области иммиграции сохранятся.

Помимо вновь прибывших, рождение детей у родителей-иммигрантов будет иметь важное значение для будущего роста населения страны. В 2017 году процент женщин, родивших в течение прошедшего года, был выше среди иммигрантов (7,5%), чем среди уроженок США (5,8%). Женщины, родившиеся в США, произвели на свет в том году более 3 миллионов детей, тогда как у женщин-иммигранток родилось около 780 тысяч детей.

Сколько иммигрантов в США являются беженцами?

Со времени создания федеральной Программы переселения беженцев в 1980 году в США было переселено около 3 миллионов беженцев — больше, чем в любой другой стране.

В 2018 отчетном году в США были переселены в общей сложности 22 491 беженец. Самой большой группой беженцев по происхождению были уроженцы Демократической Республики Конго, за которой следуют Бирма (Мьянма), Украина, Бутан и Эритрея. Среди всех беженцев, принятых в этом отчетном году, 3495 — мусульмане (16%) и 16 018 — христиане (71%). В Техас, Вашингтон, Огайо и Калифорнию были переселены более четверти всех беженцев, принятых в отчетном 2018 году.

Где именно в Америке живет большинство иммигрантов?

Примерно половина (45%) из 44,4 миллионов иммигрантов в стране проживают в трех штатах: Калифорнии (24%), Техасе (11%) и Нью-Йорке (10%). В Калифорнии в 2017 году было самое большое количество иммигрантов среди всех штатов — 10,6 миллиона человек. Техас и Нью-Йорк приняли более 4,5 миллионов иммигрантов каждый.

Что касается регионов, примерно две трети иммигрантов проживали на Западе (34%) и Юге (33%). Примерно пятая часть проживала на Северо-востоке (21%), а 11% — на Среднем Западе.

В 2017 году большинство иммигрантов проживали в 20 крупных мегаполисах, главным образом в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Майами. В этих 20 крупных городах и их пригородах проживали 28,7 миллиона иммигрантов, или 64,7% от общей численности иммигрантов в стране. Большая часть нелегальных мигрантов также проживает в этих крупных городских центрах.

Насколько образованны иммигранты в сравнении с общей массой американцев?

Иммигранты в США в целом имеют более низкий уровень образования, чем уроженцы страны. В 2017 году среди иммигрантов было втрое больше людей без полного среднего образования, чем среди уроженцев США (27% против 9%). Тем не менее среди иммигрантов такой же процент людей, имеющих степень бакалавра или выше (31% и 32% соответственно).

Уровень образования варьируется среди национальных групп иммигрантов, особенно среди иммигрантов из разных регионов мира. Иммигранты из Мексики и Центральной Америки с меньшей вероятностью будут лицами, закончившими школу, чем американцы (54% и 46%, соответственно, не имеют свидетельства о среднем образовании, по сравнению с 9% американцев). С другой стороны, иммигранты из Южной и Восточной Азии, Европы / Канады, Ближнего Востока и стран Африки к югу от Сахары чаще, чем жители США, имеют степень бакалавра или ученую степень.

Среди всех иммигрантов выходцы из Южной и Восточной Азии (53%) и Ближнего Востока (48%), с наибольшей вероятностью будут иметь высшее образование. Иммигранты из Мексики (7%) и Центральной Америки (11%) реже всех имели степень бакалавра или выше.

Сколько иммигрантов работают в США?

Насколько хорошо иммигранты говорят по-английски?

Диаспоры в США

Под коренным населением США принято подразумевать людей, родословная которых берет начало от переселенцев из Европы, приступивших к освоению северной части континента в XVII-XIX столетиях либо устремившихся в Америку в поисках благополучия в XX веке.

Именно эта категория граждан США лидирует по численности, оттеснив наследников индейских народностей, владевших территориями сегодняшних Штатов до открытия Америки.

Третьим сегментом населения принято считать национальные диаспоры – более или менее численные национальные землячества, объединяющие не столько потомков мигрантов, сколько людей, переехавших в США уже в новом времени.

Условно потоки иммигрантов можно разделить на массово-переселенческий (к примеру, британские фермеры-протестанты), трудовой (мексиканцы), социально-политический (диссиденты из СССР, тоталитарных и воюющих стран Африки и Ближнего Востока).

Именно эта категория граждан США лидирует по численности, оттеснив наследников индейских народностей, владевших территориями сегодняшних Штатов до открытия Америки.

Славян в США приравняли к чернокожим. Но это им не поможет

​Версия о том, что русские, а также представители родственных им славянских народов в Соединенных Штатах воспринимаются иначе, чем другое белое население, получила документальное подтверждение.

Университет Портленда совместно с организацией Coalition of Communities of Color («Коалиция цветных сообществ») опубликовал исследование, посвященное положению славян в Соединенных Штатах.

Дневник

7 место: поляки – 9,569,207

Наиболее распространенные в США религии

· Католическая церковь – свыше 75 миллионов человек

Ссылка на основную публикацию