Бытовые черты скандинавских иммигрантов, традиции и культура

ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ СКАНДИНАВОВ

Пашевич Екатерины

МЖ

ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ СКАНДИНАВОВ

– Почему шведы открывают пакеты с молоком прямо в магазине?
– Потому что на них написано: «Открывать здесь».

Так мило любят пошутить норвежцы про своих соседей по скандинавскому полуострову. Примечательно, что те же самые анекдоты в Швеции рассказывают про норвежцев. Только норвежцы видят существенную разницу между их анекдотами про шведов и шведскими анекдотами про них: норвежские анекдоты про шведов – это не анекдоты, а реальные истории. Хотя и особенности менталитета норвежцев дают немало поводов для шуток. Например, таких:

По шоссе едет норвежец и слышит, как по радио в машине передают: “Внимание, всем авто! По шоссе едет один ненормальный против движения!”. Норвежец удивленно восклицает: “Один. Все едут против движения!”

Но это, конечно, только шутки. На дороге норвежцы, как и все скандинавы, ведут себя крайне осторожно, придерживаясь строгих правил. «Горячие финские парни» могут ехать довольно быстро по своим прекрасным дорогам, но стоит только им догнать другой автомобиль, как они немедленно выстраиваются в линию и умиротворенно плетутся друг за другом, даже не пытаясь вырваться вперед. Норвежцы сохраняют невозмутимость и не разгоняются даже на абсолютно свободной дороге.

Интересно, что знаменитая скандинавская сдержанность в каждой из стран приобретает свой оттенок. Если вы днем едете без включенных фар по Финляндии (а в Скандинавии фары должны гореть в любое время суток), то вам будет сигналить каждый проезжающий мимо финн. В Норвегии никто даже не отреагирует — хочешь платить штраф, твое дело. Если финская сдержанность часто похожа на проявление недружелюбного отношения, что, как правило, обманчиво, то норвежская, скорее, свидетельствует о равнодушии, но это равнодушие со знаком плюс – тебе предоставляют право жить так, как ты хочешь. Хоть на голове стой – никто на тебя косо не посмотрит.

Самыми законопослушными из всех Скандинавов являются, безусловно, шведы. Норвежцы и датчане нередко подтрунивают над их извечной готовностью подчиняться вышестоящим инстанциям. Сами же норвежцы как раз не любят склоняться перед авторитетами, они более независимы и индивидуалистичны, более своенравны. Вместе с тем они признают, что шведы в сравнении с ними более цивилизованны. Однако шведская чопорность, натянутость, стремление все планировать изрядно раздражают норвежцев. В ходу у норвежцев выражение: “en stiv svenske” (чопорный швед). Финны сравнивают шведа с медвежонком, который сидит в своей большой и надежной «Вольво» и всю жизнь едет со скоростью 90 км/ч. Шведы же часто посмеиваются над неумеренным употреблением алкоголя в Финляндии[1]. В ответ в Финляндии популярен такой анекдот. На бутылках пива, отправляемых в Швецию, на донышке пишут «Открывать с другой стороны!» Интересно, что точно такой же анекдот существует в Швеции — о норвежцах, а в Норвегии — о финнах. В финских анекдотах шведы играют роль глупцов. А шведы в анекдотах идиотами выставляют норвежцев. Финны там если и появляются, то как глупцы второго ряда. Вот как выглядит национальный шведский анекдот: «Как потопить норвежскую подводную лодку? Надо подплыть, постучать сверху, норвежцы откроют и спросят: кто там. А как финскую? Надо стучать, стучать, пока они, наконец, не откроют и не скажут: ну мы же не такие дураки, как норвежцы. Ну и как потопить шведскую подводную лодку? Посадить туда норвежцев»[2].

Скандинавские страны – Швецию, Данию, Норвегию, – принято рассматривать как единую общность, сформированную определенными географическими, историческими, социально-экономическими и культурными условиями. Несколько особняком стоят Исландия и Финляндия. Говоря о межкультурной коммуникации, следует выделять скандинавский регион в целом, учитывая как общие черты, характерные для каждой из трех стран, так и те различия, которые зависят от конкретных проявлений национального менталитета в коммуникационном процессе.

Конечно же, “старшим братом” в Скандинавии по традиции считается Швеция. Она же и страна с наибольшей численностью населения в регионе (9,4 миллионов человек в Швеции, 5,5 миллионов в Дании и 5 в Норвегии). Норвежцев отличает яркое проявление патриотизма, возможно, в силу того, что их государство – сравнительно молодое. Кроме того, Норвегия – самое миролюбивое государство Скандинавии. Она только раз нападала на Швецию в 13 веке. Зато ей пришлось пройти тяжелый путь освобождения от унизительных союзов и уний до обретения независимости в 1905 году. Это усилило национальное единство норвежцев. Источником особой гордости служит превращение Норвегии в нефтяную державу, вошедшую к концу XX века в число самых богатых стран мира. Дания же гораздо чаще относит себя к континентальной Европе, и раньше других скандинавских стран была интегрирована в общеевропейские структуры. В то время как норвежцы уже дважды на референдумах отклоняли идею о вступлении в Евросоюз.

Стереотипные представления скандинавов друг о друге ярко представлены в книге известного шведского этнолога Карла-Улова Арнстберга “Шведскость. Культура, отрицающая культуру”. Глава “Между скандинавами” основана на обширном эмпирическом материале, собранном автором. Один из главных выводов Арнстберга: датчане более критично относятся к шведам, чем норвежцы. Если норвежцы считали шведов “старшим братом”, людьми педантичными, аккуратными, великодушными, то датчане, видя в шведах людей рассудительных, компетентных, любящих планирование, оценивали их также как лицемеров и формалистов. Шведы же традиционно воспринимали норвежцев как расторопных, открытых, сговорчивых, слишком откровенных, националистически настроенных, а датчан – как приветливых, ироничных, эгоистичных, скупых, аморальных. Современный датский режиссер Симон Стахо считает, что у шведов гораздо выше уровень амбиций, притязаний, перфекционизма, чем у многих других народов. Поэтому борьба между желанием сделать успешную карьеру и любовью, семейными ценностями – более кровавая именно в Швеции. “Страна переполнена маленькими атомными бомбами, сидящими за рулем своих больших автомобилей, направляющимися в свои великолепные виллы”[3].

На юмористическом уровне межкультурные различия прекрасно описаны датским писателем Вилли Брайнхольстом в новелле “Скандинавский викинг сегодня”. Если заставить героев новеллы высказаться друг о друге, то норвежец, скорее всего, скажет о своих скандинавских братьях что-нибудь вроде: ”Они же не виноваты, что они не норвежцы”. Как и китайцы, норвежцы считают, что именно их нация са­мая лучшая и достойна подражания. Датчанин вспомнит оккупацию Норвегии во второй мировой войне: “Норвежцам тяжело приходилось в войну, они сражались как черти”, – а про шведов добавит, что они “тоже хороший народ, особенно когда один на один встречаешься и есть что выпить”. Швед будет характеризовать других скандинавов следующим образом: норвежцы – закоренелые индивидуалисты, каждый норвежец – сам себе королевство, а датчане – веселые и напористые. Известный советский писатель и журналист Геннадий Фиш отмечал, что шведы – это англичане Скандинавии, датчане – французы, а норвежцы – русские Скандинавии. Действительно, шведы наиболее церемонны и чопорны, датчане больше других обладают чувством юмора и изяществом, а норвежцы наиболее открыты для общения и отзывчивы[4].

Забавны и не лишены истинности описания скандинавских языков в вышеупомянутой новелле датчанина Брайнхольста. Шведский считается одним из самых красивых в мире. “Торжественная месса, фанфары, колокола Миланского собора – вот что такое шведский. Норвежский язык сразу же наводит на мысль о том, что Норвегия – горная страна. Когда норвежец начинает говорить, кажется, что он привык беседовать на расстоянии: он, скажем, в долине, а его собеседник – на вершине горы. Датский же язык, если верить норвежцам и шведам, и не язык вовсе, а катар верхних дыхательных путей”[5].

Многое в культуре тесно связывает скандинавов. Исландские саги, “Эдда”, поэзия скальдов – таково общее наследие древнескандинавской письменной культуры. Быт и нравы, обычаи и верования эпохи викингов отразились в этих литературных памятниках.

Древние викинги не слишком дружелюбно обращались с остальными народами. «Гроза с севера» успела затронуть все европейские страны от Исландии до России и от Германии до Италии и Испании. Их не останавливали ни расстояния, ни довольно слабое сопротивление местных жителей. Они были активны, и многие государства того времени обязаны были своим развитием именно викингам. Но они не стремились лишь к грубому захвату и грабежу святых мест. Кроме этого, были и торговля, и колонизация. Были заселены Исландия, Гренландия и даже сделаны попытки продвинуться еще западнее — в Винландию, современную Америку. Многие государства начали свою новую жизнь с норманнских правителей — на Русь пришел Рюрик, Англию покорил Вильгельм Завоеватель. Они были одними из первых мировых коммуникаторов, собиравших и передававших знания в разные точки своих владений. Таким образом, вся Европа вошла в активное взаимодействие с дотоле практически неизвестным народом, что продолжалось почти три столетия[6].

Известно особенное, трепетное отношение скандинавов к природе и окружающей среде. Все они, особенно финны и норвежцы с языческим уважением относятся к миру, в котором живут. Любовь и почтение, которые они испытывают к лесам, озерам, горам, холмам и морям, искренни и естественны для этих народов. Внимательное отношение к экологии тут совершенно ни при чем, это для тех, кто воспринимает природу отстраненно, прагматически. Для скандинава же намусорить во время пикника или без нужды сломать дерево, или загрязнить озеро равносильно нанесению ущерба или увечья близкому члену семьи. А может, даже хуже. Стремление сохранить и поддержать свою родную природу в первозданном виде стало причиной создания многочисленных заповедников, и количество их неуклонно растет. Статус заповедника не позволяет использовать земли ни в каких коммерческих целях, вырубать деревья, осушать озера, словом, вмешиваться в их естественное состояние. В выходные дни в обеих странах толпы жителей устремляются на природу и самозабвенно сливаются с ней. Все чинно шагают по специально проложенным тропинкам с таким видом, с каким в других странах люди ходят только в церковь. Впрочем, для скандинава природа действительно храм, а не мастерская. Окружающая среда не просто объект преклонения, с ней связана вся их жизнь. Природа в свою очередь дружит со скандинавскими народами.

Еще одной чертой, сближающей северные народы, можно считать независимое положение женщины. Жены древних викингов обладали завидной долей экономической свободы, сами распоряжались своим имуществом и активно участвовали во всех делах. Замечательная ситуация описана в сагах. Норвежский король Харальд, знаменитый и почитаемый объединитель Норвегии, как-то приглядел себе девушку, которую решил сделать своей наложницей. Она была красивая и гордая. Как положено, он отправил к ней гонцов с радостной вестью. А она неожиданно заупрямилась и сказала: «мне удивительно,— сказала она,— что не находится такого конунга, который захотел бы стать единовластным правителем Норвегии…» Гонцы разволновались от такой резкости и заносчивости и аккуратно доложили конунгу-королю, что девушка дерзка и вообще недостойна такого великого человека, как он. Но король был другого мнения и задумался, видимо, впервые в жизни. «Мне кажется теперь удивительным, как это мне раньше не приходило в голову то, о чем она мне напомнила,— сказал он.— Я даю обет и призываю в свидетели бога, который меня создал и всем правит, что я не буду ни стричь, ни чесать волос, пока не завладею всей Норвегией с налогами, податями и властью над ней, а в противном случае умру». Так Норвегия была объединена под властью одного короля. А ведь все женский ум, королю бы самому, судя по всему, и в голову бы такое не пришло. Он действительно не стригся и получил прозвище Косматый, а потом, после объединения, причесался и стал Прекрасноволосый — великий король Норвегии.

Общность исторического развития обусловила собой и единство культуры скандинавских стран. И, прежде всего, это языковое родство скандинавов, что позволяет им с большей или меньшей степенью легкости понимать языки друг друга. По статистике, норвежцы понимают 87,6 % разговорного шведского и 72,8 % разговорного датского. Датчане понимают 68,7 % разговорного норвежского и 42,8 % шведского. Шведы понимают 22,8 % разговорного датского и 48,3 % норвежского[7]. Еще 700 лет назад шведы, датчане и норвежцы говорили практически на одном языке или, по крайней мере, письменный язык был идентичным. Долгое время переговоры между представителями Скандинавских стран велись “по-скандинавски” (на шведском, норвежском или датском), но в последние годы скандинавские языки стали чаще вытесняться английским по требованию представителей Финляндии и Исландии. Большинство скандинавов в совершенстве владеют английским, однако у некоторых он настолько плохой, что затрудняет международное общение, и оно осуществляется не в полной мере.

Несмотря на то, что отличительные черты национальных менталитетов каждого из скандинавских народов дают им повод для бесконечных упражнений в остроумии и вышучивании друг друга, скандинавы живут мирно, активно сотрудничают между собой и, можно сказать, нежно любят друг друга. Такие организации межгосударственного сотрудничества, как Северный Совет и Совет министров северных стран, позволяют сделать вывод, что в скандинавском регионе с 1950-х годов существует общий рынок и свой северный ЕС. Скандинавские страны имеют длинную историю и много общего в культуре. Это во многом способствует пониманию и упрощает сотрудничество. Причем внутрискандинавское сотрудничество для этих стран важнее всеевропейского. Шведы, датчане и финны охотнее будут работать с норвежцами, которые не входят в ЕС, чем со своими коллегами по союзу. Норвежцы последовательно пытаются избежать каких бы то ни было объединений с остальной Европой. В случае критических ситуаций (трагедий или террористических актов), в своих речах министры и король всегда подчеркивают поддержку, оказанную им другими скандинавскими странами, отвечают на подобные акты насилия и террора своим единством и высшей ценностью демократии. На сессиях Северного совета регулярно отмечается необходимость единства и взаимопомощи в кризисных ситуациях как основа всего сотрудничества. На сессии 2011 года об этом говорил премьер-министр Дании Хелле Торнинг-Шмитт[8]. Он также заявил о том, что в этом году важнейшая задача совета – коммуникация и сотрудничество между скандинавскими странами во всех областях в целях развития региона.

Одним из свойств менталитета, общих для всех скандинавских стран, является также честность в ведении дел. Именно эти страны относятся к наименее коррумпированным в мире. Социологическая группа “Transparency International” рассчитала индекс коррупции и провела соответствующее исследование в 90 странах. Самая свободная от коррупции страна – Финляндия. На второе место вышла Дания, затем Швеция. Шестое место поделили Исландия и Норвегия[9]. В основе такого отношения лежит лютеранская этика, распространенная в северных странах. Принципы гуманизма, доброты и взаимопомощи в воспитании детей, особое отношение к труду, искоренение лени. Коллективизм является важнейшей ценностью в скандинавском обществе. Больше всего ценится также хорошее чувство юмора, скромность, честность и трудоспособность. Лютеранская этика также имеет свое выражение в фольклоре. Например, существует такая финская пословица: «Другого обманешь на день, себя – на всю жизнь». Или другая: «У старательного разное счастье бывает, у ленивого – одно несчастье»[10].

Раздираемые современными проблемами европейские государства с некоторой завистью поглядывают на своих северных соседей: этнических проблем там не существует, все государства до крайности гомогенны, самая совершенная социальная защита населения, доходы на душу населения неуклонно растут. На фоне всеобщих трудностей и конфликтов Скандинавия выглядит оазисом благополучия. Активное сотрудничество и поддержка друг друга в странах Скандинавии играет при этом немаловажную роль.

ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ СКАНДИНАВОВ

Скандинавия — историко-культурный регион на севере Европы, охватывающий территории Швеции, Норвегии, Дании и Финляндии. Происхождение языков, диалекты; влияние традиций эпохи викингов на литературу и искусство; образы и мотивы зодчества, орнаментика.

РубрикаКраеведение и этнография
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления18.12.2011
Размер файла24,1 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Скальдическая традиция сложилась уже к первой половине IX в. Скальдами называли древнескандинаских поэтов-певцов, живших при дворе конунгов. Первым скальдом называли Браги Старого (Браги Боддасон). Он жил в Норвегии в первой половине IX века. Его произведения — древнейшие из сохранившихся скальдических стихов, это хвалебные песни в честь норвежских конунгов. Также сохранились рассказы о его необычной проницательности и мудрости. Есть мнение, что именно первый скальд был превращен в бога поэзии. Одним из самых выдающихся скальдов также считают Эгиля Скаллагримсона (ок. 910-990 гг.). О нем сложена «Сага об Эгиле», одна из лучших исландских «родовых саг». Сохранилось сравнительно большое количество его произведений, и в том числе знаменитый «Выкуп головы», сочинив который, он был отпущен на свободу своим злейшим врагом норвежским конунгом Эйриком Кровавая Секира. Другими известными скальдами были Эйвинд Погубитель Скальдов, Кормак Эгмундарсон (герой «Саги о Кормаке»), Гисли сын Торбьёрна Кислого («Сага о Гисли»), Халльфред Трудный Скальд, Гуннлауг Змеиный Язык (сага о Гуннлауге), Тормод Берасон Скальд Черных Бровей («Сага о побратимах»), и др.

Культура викингов – судьба древнескандинавской цивилизации

Германо-скандинавские народы относятся к индоевропейской языковой семье, что роднит их с такими географически далекими культурами, как скифы, персы, индийцы. Однако сравнительно рано из общего ствола индоевропейцев выделилась западная ветвь, включающая греков, италиков, кельтов, славян, балтов и германцев. Эти этносы сыграли колоссальную роль в судьбах Европы и мира.

Общеизвестно значение греков и римлян, как создателей уникальной античной цивилизации. Но не меньшее место в истории занимает и так называемая “Варварская Европа”, которая находилась в сложных отношениях с миром античности, а позже пришла ему на смену, впитав греко-римское наследие и усвоив уроки прошлого. Одним из ведущих народов “Европы варварских полей” и были германцы.

Им принадлежала ключевая роль Великого переселения народов. Германские племена: готы, вандалы, герулы, бургунды, англы и саксы, лангобарды, франки покидают землю предков и создают свои королевства на территории бывшей Западной римской империи. Ряд этих государств составил позднее основу средневековой Европы.

Участие древних германцев в многочисленных воинах и частая перемена мест обитания сказалась на социальной структуре. У этих племен не сохранилось древней индоевропейской касты жрецов и религиозные обряды проводились вождями, либо наиболее уважаемыми людьми. В силу указанных причин, а также ранней христианизации, германская мифология не дошла до нас в своем первозданном виде. Но сохранился ее скандинавский вариант.

Читайте также:  Динамика иммиграции в США в 19 веке, стимулирующие законы

Скандинавские племена, за исключением готов, бургундов и герулов, не приняли участия в Великом переселении народов. В эти годы они проявляли относительное миролюбие. Предки шведов образовали сильную Свейскую державу (описанную еще Тацитом).

С З в.н.э. она входит в полосу экономического и культурного расцвета – так называемый Вендельский период. Связи скандинавов распространяются от Британских островов до Средней Волги, в искусстве сложился международный “вендельский стиль”, в котором прослеживается и римское, и восточное (сарматское) влияние. Особое значение для его создания имела ирландо-шотландская традиция. Посредниками между скандинавами и кельтами, видимо, выступали англо-саксы (что подтверждается как раскопками погребений в Сеттон Ху (восточное побережье Англии), так с другой стороны анализом англосаксонского эпоса “Беовульф”, рассказывавшего о легендарных событиях в Швеции и Дании, но с рядом кельтских мотивов (подводные великаны, отрубленная кисть и т.д). Но подлинным центром нового искусства, охватившего европейский континент до франкской державы и Лангобардской Италии была Швеция и такие ее поселения, как Упсала, Хельге, Вальсъерде, Вендель.

Однако, период процветания и относительного покоя сменило событие, напомнившее эпоху Переселения народов и получившее название “движение викингов”.

А.П. Гуревич описывает это явление так: “В мире скандинавов в конце 8, первой половине 9 веков произошел резкий сдвиг – перерыв в постепенном развитии. Среди них появляется новый тип – смелые мореплаватели, искатели добычи, приключений и впечатлений, имеющие связи в разных странах. Короче, прежний и привычный строй жизни был сломан, сделался невозможным” (Гуревич А .И. //Походы викингов. М.).

Эти люди (их называли викинги – слово “викинг” -происходит от “вик” – “бухта”, “залив”, или “викингр” – “пират”, “налетчик”)- собирались в боевые дружины и ходили в далекие морские походы. Жертвами их набегов стали Англия, Ирландия, Франция, Северная Германия, Пиренейский полуостров, Южная Италия. Проникали они (под именем варягов) и в Византию и восточную Европу (известна их значительная, хотя и неоднозначная роль в создании Киевском Руси).

Для военных походов викинги строили свои знаменитые “драконьи корабли” (с носом, украшенным изображением зверя или дракона). Они делались из дерева, имели изящную форму, достигая иногда З0 м в длину, вдоль бортов вывешивались щиты, за которыми укрывались гребцы.

Перемены затронули различные стороны жизни древних скандинавов. В это время зародились и быстро достигли процветания их новые города. Важное значение имели также религиозные центры.

В Упсале (Швеция) имелся знаменитый языческий комплекс, посвященный Одину, Тору, и Фрейру – верховной триаде скандинавского пантеона, (точная иллюстрация трехчленной структуры индоевропейской мифологии Дюмезиля – магическая власть, военная сила, плодородие).

Особенно прославлен был храм Фрейра (легендарного родоначальника шведских королей). Древние боги почитались в виде деревянных идолов, сохранилось описание статуи Тора (в натуральную величину), сидящего в колеснице, запряженной козлами. В жертву богам приносили домашних животных, оружие и драгоценности, а иногда и людей. Существовали также и священные рощи. Представление о языческих святилищах можно отчасти получить по поздним христианским церквям. В Боргунде (Норвегия) был построен храм, напоминающий деревянные соборы русского Севера. При этом, он как и его славянские аналоги, был мало похож на христианские церкви западноевропейского или византийского канонов. Возможно, на характере деревянных северных церквей сказались архитектурные традиции, восходящие раннесредневековой общности народов Балтийского моря.

Дома скандинавов имели прямоугольную форму. Они строились из деревянных досок или прутьев, обмазанных глиной. Крыша обычно покрывалась соломой. Каркас дома поддерживали деревянные столбы, покрытые резным орнаментом. На стенах внутри висели гобелены из шерсти, вдоль стен размещались деревянные настилы.

В каждом доме имелся ткацкий станок, большинство людей носили домотканую одежду. У мужчин это были полотняные рубахи и шерстяные штаны, поверх которых надевалась туника с длинными правами. Туника перетягивалась поясом. Зимой люди ходили в меховых шубах или плащах, заколотых на плече специальной булавкой.

Женщины носили поверх платья длинные туники, состоявшие из двух прямоугольных кусков ткани, скрепленных на плечах ремешками и двумя большими брошами. Они отращивали очень длинные волосы, связывая их узлом на макушке. Мужчины же имели обычно волосы до плеч, иногда заплетая косички по обе стороны лица. Бороду также заплетали в косицу.

Женщины у древних скандинавов пользовались значительной самостоятельностью, в частности имели право на развод. Вообще германцы, так же, как и кельты, верили в их вещую силу. Некоторые женщины, исповедовавшие культ Фрейи, являлись прорицательницами и толковательницами снов.

Перемены, сопровождавшие появление “движения викингов”, затронули и сферу декоративно-прикладного искусства. Вендельский звериный стиль сливается с ленточным орнаментом. Появляется образ большого зверя, заполняющего плоскость изображения так называемых рунических камней. Рамкой данному изображению служили изощренно переплетенные змеи или один дракон, кусающий себя за хвост. На этих лентообразных чудовищах помещались руны – языческие письменные знаки. (Кстати сам рунический алфавит, известный со П в. н. э., в эпоху викингов также пережил трансформацию).

По сравнению с предшествующим периодом, искусство приобрело экспрессию и некую хаотичность. Уже современников поражали скандинавские изделия, с присущими им сюжетами смертельной борьбы людей и животных, конвульсивно вцепившихся друг в друга чудовищ, культом смерти и уничтожения. Это искусство отражало северную эпоху викингов, с ее крушением старого мира.

Викинги совмещают в себе черты воинов, купцов и путешественников. Они открыли и заселили Исландии (правда, встретив уже живущих там ирландских монахов-отшельников). Оттуда смелые мореплаватели проникли в Гренландию и даже в Северную Америку, где основали свои поселения.

Освоение Исландии сыграло ключевую роль в судьбе древнескандинавской цивилизации (вполне сопоставимую со значением Ирландии у кельтов).

Здесь надо иметь в виду, что культура викингов возникла и развивалась уже в христианскую эпоху, представляя собой своего рода, “запоздалые цветы северного язычества”. (Возможно, это обстоятельство объясняет ее сумрачный колорит, ощущение грядущей катастрофы. Носители викингской культуры как бы предчувствовали свою историческую обреченность). Втягивание скандинавов в жизнь континентальной европы неизбежно влекло за собой их крещение, нередко сопровождавшееся культурными эксцессами. В Исландии же этот процесс проходил сравнительно мирно (как и в Ирландии), здесь долгое время процветало двоеверие, а затем древние боги перешли в разряд поэтических метафор.

Отчасти, благодаря последнему обстоятельству и сохранилась древнескандинавская мифология. Исландцы были народом поэтов. Поэзия на острове подразделялась на эддическую и скальдическую. Первая (в основном, к ней относятся песни, включаемые в так называемую “Старшую Эдду”, записанную в Исландии в ХIII в.) имела сравнительно простую форму, но богатое мифопоэтическое содержание. Вторая, была чрезвычайно сложна по стилю, хотя рассказывала обычно о простых вещах – битвах, пирах, прославляла военных вождей.

Скальдическая поэзия моложе эддической, ибо появилась одновременно с движением викингов. Литературоведами она рассматривается, как “своего рода мутация”. В скальдической поэзии, подобно скандинавскому орнаменту, культивировалась вычурная, запутанная форма. Ее авторы – скальды (поэты-певцы) выработали целую систему метафор, получивших название “кеннингов”. Они говорили “снег чаш”, “кости земли”, “путь угрей”, “медведь морских струй”, “темный дракон щита”, а подразумевались: серебро, горы, море, корабль, конь. Со временем, кеннинги усложнялись, составляясь не из двух, а из трех и более слов. Так,”береза звонкого костра руки” означало “женщина” (“звонкий костер руки”- золото; “береза золота”- женщина. Кеннинг в кеннинге).

Вместе с тем, скальдическая традиция взаимодействовала с эддической, черпая в мифах и эпосе сюжеты для своих метафор.

Викинги создали и прозаический жанр литературы – саги, которые могли рассказывать об исторических событиях, биографиях отдельных людей. Были саги, в которых имелось много сказочных мотивов – их называли “лживыми сагами”.

Наконец, существовала особая группа историй, посвященная легендарным героям. Самая известная из них – “Сага о Вельсунгах”, сюжеты которой присутствуют и в литературе континентальных германцев (“Песнь о Нибелунгах” и др.).

Но, пожалуй, знаменитейшей книгой Исландии и всей древней Скандинавии является “Младшая Эдда”. Ее написал в XIII в. исландец Снорри Стурлусон. В “Младшей Эдде” рассказы о древних богах изложены с такой полнотой, что скандинавская мифология, наравне с греческой и индийской может считаться настоящим эталоном, с которым удобно соотносить фольклорные традиции других индоевропейских народов. Причем, здесь сохранилось много космогонических и эсхатологических сюжетов (чего так не хватает ирландским легендам). Безусловно, на характер их описания наложила отпечаток природа Исландии, грандиозная и первозданная “как в первый день творения”.

Эти люди (их называли викинги – слово “викинг” -происходит от “вик” – “бухта”, “залив”, или “викингр” – “пират”, “налетчик”)- собирались в боевые дружины и ходили в далекие морские походы. Жертвами их набегов стали Англия, Ирландия, Франция, Северная Германия, Пиренейский полуостров, Южная Италия. Проникали они (под именем варягов) и в Византию и восточную Европу (известна их значительная, хотя и неоднозначная роль в создании Киевском Руси).

Лагом

Лагом занимает большую часть шведской культуры. Эта философия гласит: «Не слишком мало. Не слишком много. А ровно столько, сколько нужно».

Это единственное слово воплощает всю шведскую социально-демократическую философию жизни: все должны иметь столько, сколько им необходимо, но не слишком много.

Такая концепция призывает соблюдать умеренность во всем. Офисные работники, которые усердно трудятся, но не в ущерб другим аспектам своей жизни, следуют идеалам лагома.

Не нужно убивать себя 60-часовой рабочей неделей и нервничать — лагом призывает найти баланс и соблюдать золотую середину.

В Швеции есть поговорка “Lagom är bäst” — буквально она означает «Нужное количество — самое лучшее», но ее также можно перевести, как «В умеренности мудрость».

Вы наверняка уже практикуете лагом во многих аспектах своей жизни.

Для шведов лагом — это стиль жизни, склад ума. Они живут им по умолчанию. И в этом секрет счастья: не нужно слишком из-за него заморачиваться.

В Дании хюгге — это не просто слово, а часть культуры.

КУЛЬТУРА СКАНДИНАВИИ

Одной из главных черт характера норманнов была любознательность. «Что нового на свете?» — вот обычный вопрос, которым встречали в Скандинавии приезжего. Норманны рано вступили в сношения с кельтами Ирландии: сказания, песни и искусство ирландцев переходили к ним через кельтских пленников.

C IX в. старший рунический алфавит, который состоял из 24 рун, сменяется младшим руническим алфавитом, состоящим из 16 рун. Надписи старшим руническим алфавитом относятся к эпохе III—IX вв. Найдено около 200 надписей, преимущественно в Норвегии, Дании и Швеции. Древнейшей считается Надпись (одно слово на наконечнике копья из Эвре- Стабю (Норвегия, ок. 200 г. н. э.). Скорее всего, это имя владельца копья. Надписи вырезались на оружии, гребнях, пряжках, амулетах, позднее — на могильных камнях и скалах, состояли из одного или Нескольких слов и имели магическое значение. Толковать руны очень сложно. Их изучением занимается особая наука — рунология. Около 2500 надписей Младшими рунами найдено в Швеции, около 500 — в Норвегии с ее островными колониями и около 400 — в Дании. Большинство надписей младшими рунами — на могильных камнях.

Эпические песни из «Старшей Эдды» — могучие повествования исландских родовых и королевских саг. «Старшая Эдда» представляет собой сборник древненорвежских и древнеисландских песен мифологического и героического характера, сказания о богах и героях. Записана «Старшая Эдда» в Исландии, как полагают, в XII в. после появления там латинской письменности. Самая древняя из дошедших до нашего времени рукописей относится ко второй половине XIII в. «Старшая Эдда» состоит из отдельных лирико-эпических песен, связанных единством содержания, но не имеющих той внешней цельности, которую признают основным признаком эпоса (например, «Песнь о Нибелунгах» или «ПеСнь о Роланде»).

«Младшая Эдда» — прозаический трактат по скандинавской мифологии и поэтике, написанный в XIII в. исландским скальдом Снорри Стурлусоном.

Скальды сопровождали норманнов во всех важнейших походах. Олаф Святой, собирая поход против Канута Датского, велел призвать к себе четырех скальдов и сказал им: «Теперь высматривайте все достойное внимания, чтобы было вам о чем петь и рассказывать».

Средневековые летописи норманнов наполнены рассказами об их морских набегах. Корабль для скандинава был существом, одаренным жизнью, подобно коню. Украшения и названия, дававшиеся кораблю, поддерживали эту политическую иллюзию. Ha носу корабля изображалась голова дракона, быка, коня или другого животного. От кормы корабля шел звериный или змеиный хвост.

Исландские саги — прозаические, эпические повествования на исландском языке — занимают особое место в скандинавской литературе. Саги слагались скальдами в устной форме и впервые были записаны в XII в. Они очень разнообразны по содержанию. Многие из них отражают действительные исторические события. Например, «Сага об Эгиле» — сказание ό знаменитом викинге и скадье X в. Эгиле Скалагримссоне; «Сага о Ньяле» — о мудром исландском законнике конца X — начале XI в.; «Сага об Эрике Рыжем» — об открьггии исландцами Гренландии и Северной Америки.

Скандинавские саги отражали характер жестоких и неустрашимых норманнских героев. У норманнов было поверье, что сердце у людей храбрых меньше по объему и бескровнее, чем у обыкновенного человека, а трусость и робость происходят от обильного прилива крови к сердцу. Герой одной саги, услышав об убийстве своего отца, не меняется в лице. Он не краснеет, потому что гнев не расходится по его коже, и не бледнеет, потому что гнев не поступает ему B KOC-

Деталь собора в Лунде. XII в.

ти. Сердце его не дрогнет от ужаса, оно сковано и закалено искуснейшим из кузнецов. Когда враги наконец убивают героя и вскрывают ему грудь, чтобы взглянуть на его сердце, оно оказывается величиной с орех, твердым, как рог, и бескровным.

Топография занимает огромное место в сознании скандинава. Первый вопрос, который задают новому Человеку,— это его имя и место жительства. Упоминание в сагах о любом лице, даже совершенно случайном персонаже, сопровождалось сведениями о его происхождении: чей он сын и откуда родом. Это касается не одних людей: в рассказах о богах и великанах всякий раз сообщается, где расположены их усадьбы и как они называются.

«Речи Гримнира» — одна из песен цикла «Старшей Эдды» — почти целиком посвящены описанию палат и усадеб богов и героев. B их основе лежит твердое убеждение B том, что и человек и бог должны владеть усадьбой. Место жительства настолько прочно «срослось» с его обитателем, что одно не мыслится без другого. Полное имя человека состоит из его собственного имени и названия двора, в котором он живет. Название жилища может быть производным от имени его обитателя. B иных случаях в топографическом наименовании фигурирует имя бога — покровителя этого поселения, либо в топонимах встречаются слова, свидетельствующие о благополучии и процветании, которые в них царят (лучше сказать: должны царить). Существенно одно: название двора небезразлично для его жителей и их жизни. Это название «отчины», родины, ибо «одаль», «аллод» был не только неотъемлемым наследственным владением семьи, но и «родиной».

Можно сказать, что, подобно тому как человек владеет усадьбой, и она им «владеет», накладывая на его личность свой отпечаток.

B скандинавской мифологии мир — это совокупность дворов, населенных людьми, богами, великанами и карликами. Пока царил первобытный хаос, мир был неустроен,— естественно, не было никаких жилищ. Процесс упорядочения мира — отделение не- бес от земли, учреждение времени, дня и ночи, создание солнца, луны и звезд — был вместе с тем и процессом основании усадеб, создания раз навсегда твердой топографии мира. B каждом узловом пункте мира: в центре его на земле, на небесах, в том месте, где начинается радуга, ведущая с земли на небо, и там, где земля соединяется с небесами,— везде расположены двор, усадьба, бург.

Культ предков, игравший важную роль в жизни скандинавов, был связан с их отношением ко времени. Предок мог вновь возродиться B ОДНОМ ИЗ СВОИХ ПОтомков — в пределах рода передавались имена, а вместе с ними и внутренние качества их носителей. Поэтому могилы и курганы предков располагались бок о бок с усадьбами живых: то были не два разных мира, а единый мир, в котором прошедшее, настоящее и будущее оказывались рядом расположенными и реально существующими.

Важнейшим и древнейшим из ремесел скандинавов было кузнечное. Кузнецом в Скандинавии назывался не только тот, кто ковал железо, но и золотых дел мастер. Мифические карлики, великаны, герои, особенно знаменитый Виланд, занимались кузнечным делом. Лучшее железо добывалось в Англии. АнгЛия была благодатной страной, по понятиям скандинавов, оттуда шло не только железо, но и пшеница и мед. Скандинавы торговали янтарем и мехами.

Топография занимает огромное место в сознании скандинава. Первый вопрос, который задают новому Человеку,— это его имя и место жительства. Упоминание в сагах о любом лице, даже совершенно случайном персонаже, сопровождалось сведениями о его происхождении: чей он сын и откуда родом. Это касается не одних людей: в рассказах о богах и великанах всякий раз сообщается, где расположены их усадьбы и как они называются.

Религия Дании

Наиболее известной и распространённой религией в Дании является Евангельская Лютеранская Церковь Датского Народа, которая имеет статус государственной религии.

Дания имеет много праздников, национальных традиций и обычаев. Здесь широко отмечаются религиозные праздники, такие как Пасха, Рождество, Вознесение, Троица. Также имеют большую популярность и языческие праздники, Масленица и день Ивана Купала. В народе, этот день получил название – День Святого Ханса. В его честь, в городах устраивают народные гуляния, а на берегах у моря, разжигают костры.

Риторика, агитация и пропаганда движения незнаек

Лицо его определяла крикливая, громогласная антикатолическая пропаганда, направленная преимущественно против ирландских иммигрантов. Идеологически это течение брало свое начало в воинствующем протестантстве, которое и в Англии XVI—XVII вв. и в Америке XVII—XVIII вв. было связано со становлением наций и формированием буржуазного национализма, исповедовавшегося также и «незнайками». Почти во всех протестантских церквах Америки раздавались в 50-х годах антикатодические проповеди. Одна северокаролинская газета напечатала в то время следующее сатирическое меню «незнайского» обеда:

  1. католический бульон или иезуитский суп,
  2. жаркое из католика или жареный пап,
  3. поджаренный большой палец с папской ноги,
  4. жаркое из монашек, очень вкусное и нежное;
  5. Десерт — пряное ирландское произношение или сладкий немецкий акцент».
Читайте также:  Эмиграция в США из Германии в 19 и 20 веках

Менее заметной, но очень существенной стороной «незнайства» была травля радикалов, направленная против немецких иммигрантов. Сенатор от штата Миссисипи Адамс, внесший в сенат билль о продлении срока натурализации иммигрантов до 21 года, заявил, что решился на это когда узнал об оскорблении, нанесенном сенатору Дугласу толпой немцев. Сенатор от Пенсильвании Купер, предлагая запретить въезд в США «каторжникам и нищим», отнес к той же категории «смутьянов, преступников, заговорщиков…». Кто боялся европейских «смутьянов» и почему, показывает выступление другого представителя «незнаек», конгрессмена от рабовладельческого штата Миссури, Кеннета, который патетически спрашивал: «Разве эти приемные граждане не сочувствуют в большинстве тем, кто считает рабство грехом, а его прекращение долгом?» Нападками на европейских радикалов изобилуют и речи в конгрессе других южан. «Незнайки» были очень сильны на Юге в середине 50х годов. «Нью-Йорк дейли трибют» язвительно спрашивала, почему это произошло именно в южных штатах, «где нет ни иностранцев, ни католиков, которых нужно подавлять». Но южане боялись не только аболиционизма иммигрантов, они хотели, приостановив рост иммиграции и в особенности натурализацию иммигрантов, сократить численный перевес населения Севера и удельный вес его «представителей в конгрессе. Если не будет приостановлена иммиграция, Юг отделится, — грозили они. Рабовладельцам было свойственно презрение к труду и к рабочим людям. Мэрилэндский рабовладелец Соллерс, защищая в конгрессе «незнаек», заявил: «Что наши великие сооружения построили иммигранты, можно сказать с таким же успехом, как то, что их построили лошади и скот, использованные на строительных работах». «Почти единодушно они (иммигранты) враждебны рабству чернокожих, потому что оно вступает в прямую конкуренцию с их собственным трудом», — говорил Соллерс далее. Рабовладельцы отчетливо представляли себе, хотя бы на примере относительно немногочисленных рабочих — иммигрантов Юга, — несовместимость иммиграции с рабством. Эта антитеза находила идеологическое и конкретно-политическое выражение в движении «незнаек» Юга.

«Незнайки» имели очень много сторонников в северо-восточных штатах. Здесь их агитация носила преимущественно антикатолический характер, они разжигали религиозный фанатизм. Католики подчиняются политической власти папы, они голосуют скопом, по указке священников, от них зависит исход выборов — такие ходячие аргументы можно встретить, например, в речи массачусеттского конгрессмена Нат. Бэнкса. В пору всеобщего политического разброда и размежевания людской состав движения «незнаек» был очень разношерстным. Здесь можно было встретить даже иммигрантов: протестантов, (когда велась антикатолическая кампания, и консерваторов-католиков, когда травили европейских революционеров. Здесь были виги, в меньшей мере демократы, были реформаторы и аболиционисты. «Незнайки» имели последователей и из коренных американских рабочих и демагогическими приемами старались расширить свою базу среди них. «Я не хочу, чтобы эти стаи нищих, — восклицал в палате представителей конгрессмен из Алабамы В. Смит, — поглощали хлеб местных бедняков». А другой южанин, «незнайка» Кокс, опрашивал: «Если ежегодный ввоз в страну больших количеств рабочих снижает заработную плату местного рабочего, то странно ли, что он желает предотвратить их приезд?». Эта агитация переплеталась с общей демадемагогической антиаболиционистской агитацией южан, нацеленной на северных рабочих. «Незнайки» разжигали бытовавшую в отсталых слоях коренных рабочих неприязнь к иммигрантам, которая объяснялась боязнью их конкуренции. Ф. А. Зорге отмечал, что в Новой Англии, например, коренные рабочие «обнаруживали мало солидарности с иммигрантами», и отсюда выводил некоторые стороны нейтивистского движения. О подобных настроениях в рабочей среде Ленин полувеком позже отозвался резко отрицательно. По поводу попыток делегатов США и Австралии на Международном социалистическом конгрессе в Штутгарте ввести в резолюцию конгресса насчет эмиграции и иммиграции пункт о желательности запретить иммиграцию кули он писал: «Это — тот же дух аристократизма среди пролетариев некоторых цивилизованных стран, извлекающих известные выгоды из своего привилегированного положения и склонных поэтому забывать требования международной классовой солидарности».

Наличие среди «незнаек» Севера аболиционистов и других реформаторских элементов (отчасти объяснявшееся реакционной ролью католической церкви и ее влиянием на ирландское население) давало южанам-демократам (а демократическая партия считалась традиционной защитницей иммигрантов) благодарную возможность отождествлять «незнайство» с аболиционизмом. «Аболиционизм и «незнайство» — сродни», — сказал в конгрессе один из них, и на все лады повторяли в своих длинных речах другие. Худшего прозвища для своих противников южане придумать не могли. В споре с «незнайками» рабовладельцы-демократы отстаивали и еще один дорогой их сердцам принцип — права штатов, который для них означал право южных штатов на сохранение рабства. Если принять требование «незнаек» о «продлении срока натурализации до 21 года, то это нарушит права отдельных штатов, «которые теперь предоставляют гражданские (права иммигрантам по своему усмотрению, — утверждали они.

Если на Севере и Юге «незнайство» процветало, то в западных штатах оно добилось наименьших результатов — иммигранты составляли существенную часть их населения, и потребность в притоке иммигрантов была там очень велика.

Недаром партия «незнаек» поднялась «так таинственно и нелепо примерно в то время, когда проходил билль Канзас-Небраска» 19в. Ее подъем явился диверсией для отвлечения внимания масс от вставшего в тот период во весь рост вопроса о рабовладении. Конфликту между Севером и Югом «незнайки» противопоставили, призыв к национальному единству в борьбе против «чужаков-иммигрантов». Но молчать о рабстве значило; примириться с ним. Несколькими годами позже этот замысел очень ясно высказал в конгрессе мэрилэндский «незнайка» Уинтер Дэйвис: «Вернитесь же, американцы Севера, с путей заблуждения, — взывал он, — к здравой позиции американской партии — молчанию об агитации по поводу рабства. Оставьте территории, как они есть, действию естественных причин. Пробудите национальный дух к сознанию опасности и унижения от политического преобладания иностранцев». Вашингтонская газета «незнаек» «Америкен орган» писала в 1854 г.: «Нечего обсуждать вопрос о рабстве». Для того, чтобы заглушить этот вопрос, «незнайки» восклицали: «Ни Запада, ни Востока, ни Севера, ни Юга — только Америка».

Современная американская риторика как искусство речевой коммуникации

В конце XX в. в связи с бурным развитием техники, средств массо­вой информации и коммуникации, с неизмеримым ростом потребно­стей и возможностей общения отмечается повсеместное возрастание интереса к проблемам риторики.

В США вопросы риторики приобретают особую значимость, особый социальный акцент. Риторически грамотное владение родным языком является одним иа компонентов успеха личности в любой сфере деятельности. С риторикой связаны административная, полити­ческая, судебная деятельность, любое проявление деловой активно­сти. Одна из влиятельных социальных теорий-теория коммуникатив­ного действия связана с парадигмой, понимающей коммуникацию в самом широком смысле как одну из основ человеческой жизне­деятельности.

Тип преуспевающего американца – это продукт речевого воспита­ния, ему свойственны прагматичность, простота, активность, профес­сиональная компетентность, наличие собственного мнения, способ­ность к аргументации. С помощью коммуникации делается попытка обнаружить потенциалы взаимопонимания между участниками социального взаимодействия. Американское риторическое образова­ние по своей направленности глубоко прагматично. Оно может быть понятно лишь в контексте стремления к жизненному успеху, эффек­тивной речевой деятельности. Умение говорить – наикратчайший путь к известности. Оно выводит человека на авансцену общественной жизни, придает ему уверенность в своих силах.

Интересно, что риторику в США относят и к разделу sciences, и к разделу arts.

Риторика всегда развивалась в контакте с другими дисциплинами, но сейчас ее междисциплинарный характер становится особенно очевидным. К риторическим исследованиям подключаются резуль­таты работ в области социологии, антропологии, прагматики, психо­логии, информатики, статистики, герменевтики и других наук.

Многие современные ученые участвуют в разработке новых концепций риторики. «Неориторика» приспосабливает свои открытия к современным социальным реалиям и к тем изменениям в системе западных ценностей, которые задают ориентиры поведения и обес­печивают социальную стабильность. В качестве основных стимулов целенаправленного усилия-действия выступают соображения пользы, выгоды, вознаграждения. Социально-политическая эволюция амери­канского общества характеризуется как поступательное развитие демократических форм, институтов и взаимоотношений. Риторика ориентирована на достижение, сохранение и обновление согласия, на принятие практических решений на основе достигнутого в процес­се коммуникации соглашения.

В век вовлечения все больших масс людей в процесс коммуника­ции мир становится меньше, и все мы учимся быть «гражданами мира», встречая людей, чьи убеждения радикально противоположны нашим и с которыми мы должны учиться жить вместе. Стало необхо­димым развивать риторику, целью которой является не умелое словес­ное убеждение, а дискуссия и обмен идеями, языковое взаимопони­мание. Язык как отраженная сознанием культура имеет для жизнен­ного мира конститутивное значение. Участники коммуникации, пребы­вая в языке, вынуждены впитывать культурные образцы толкования мира, опосредованного языком.

Человек вступает в общение, настаивают западные авторы, когда замечает, насколько все остальные отличаются от него; речь возникает из уникальных черт его образа мира. Мы видим мир таким, каким язык нашей культуры формирует нас для его восприятия. Человече­ские различия – это материал для общения, они – причина общения. Через общение, которое всегда двусторонний акт, создается общест­во, основной ценностью считающее риторику. Риторика дает возмож­ность преодолеть коммуникативные барьеры, которые, как это ни парадоксально, являются мотивом для коммуникации. Личность по самой своей природе коммуникабельна, когда коммуникация ослабе­вает или нарушается, мы теряем себя. Неудачи отношений с другими делают человека чуждым самому себе.

Пронизывая собой повседневность, риторика направлена на изучение природы человека, т.к. в речевой деятельности проявляется духовная сущность человека, его замыслы, эмоции и воля, с помо­щью речи происходит социализация личности. Изучение речи, с одной стороны, раскрывает «индивидуально неповторимое» в лично­сти, с другой -динамику развития общества, реализацию его общест­венных идеалов в практической деятельности людей. По мысли уче­ных, появилась необходимость в создании риторики, целью которой было бы не вербальное принуждение, а переговоры и обмен мысля­ми, разрешение противоречий, существующих между людьми. Рито­рика есть «изучение недопонимания между людьми» и поиск средств к устранению этого, к предупреждению и устранению потерь в процессе коммуникации.

Средства массовой информации – мощная сила в становлении общественного мнения. Технические средства выступают как инстру­менты «просвещения», тиражируя готовые мыслительные продукты. Современная система подачи новостей, информации и поп-культуры формирует единодушие общества. Слово в реальной жизни манипули­рует информацией, а значит, умами, эмоциями. Возможность управ­лять информацией – это важнейший рычаг в управлении обществом. Включенность речи в средства массовой информации, несомненно, велика. Риторику интересуют факторы эффективности речевого воз­действия, поиск аргументации, психология аудитории, помехи, препят­ствующие воздействию на аудиторию. Достижение желаемого резуль­тата выдвигается на первый план, т.е. является конечной целью про­цесса «говорения». Отсюда одной из важнейших является категория результатаречи-effect, ее продуктивность, действенность, понимае­мая как конкретное изменение в поведении аудитории, вызванное речью. Риторика включается в общую систему наук о коммуникации. Массовая коммуникация, по словам американского социолога В. Шрамма, это техническая форма коммуникации, позволяющая почти одновременно производить быструю передачу информации обществу для больших гетерогенных и безличных аудиторий.

Индустрия коммуникации нуждается в активных и энергичных исполнителях, и риторика, по мнению американских речеведов, при­звана их воспитать. Преподавание предметов речевого цикла ставит своей целью формирование особого типа личностных качеств. Рече­вое воспитание направлено на развитие активности, инициативности, самоуверенности, способности эффективно отстаивать личные интере­сы с помощью речи, речевой манеры, ориентированной на успех. В американской теории общения первостепенное значение придается манере говорить. По мнению западных специалистов, лишь 7% успеха зависит от того, что лидер говорит, а 55% – как он говорит, как выглядит, какое впечатление производит. Имидж – одна из важных составляющих его успеха. Имидж – это репутация. Имидж – это индивидуальный стиль в общении. Имидж-это достижение эффекта личного обаяния. Разговорный стиль, открытость, уравновешен­ность, воспитанность, задушевность, простота, непосредственность и доверительность оратора – это новые краски, продиктованные вре­менем, отличные от высокого ораторского стиля древних. Естествен­ность и непринужденность выступления, размышление и выбор, рождение слова «на глазах аудитории» очень важны. Бодрость, уверенность в своих силах и энтузиазм оратора – наиболее убеди­тельные аргументы в публичном выступлении, считают американские специалисты.

Теория и практика американской риторики представляет большой интерес, так как имеет богатый опыт и характеризуется попытками синтеза различных подходов к изучению речевой личности и созда­ния речевой практики, адекватной потребностям сегодняшнего дня.

Многие современные ученые участвуют в разработке новых концепций риторики. «Неориторика» приспосабливает свои открытия к современным социальным реалиям и к тем изменениям в системе западных ценностей, которые задают ориентиры поведения и обес­печивают социальную стабильность. В качестве основных стимулов целенаправленного усилия-действия выступают соображения пользы, выгоды, вознаграждения. Социально-политическая эволюция амери­канского общества характеризуется как поступательное развитие демократических форм, институтов и взаимоотношений. Риторика ориентирована на достижение, сохранение и обновление согласия, на принятие практических решений на основе достигнутого в процес­се коммуникации соглашения.

«Партия незнаек» и борьба с иммиграцией в США

Важным элементом предвыборной риторики Дональда Трампа был призыв ограничить приток иммигрантов в США. Сейчас новый президент совершает первые шаги для реализации своих планов. Частично его программа скорректирована. Например, он, вроде бы, уже не собирается, как обещал, запретить мусульманам въезд в США, но сильно ограничить их возможности в получении статуса беженца и затруднить получение виз жителям стран, «испытывающих проблемы с терроризмом». Также Трамп продолжает настаивать на возведении стены на границе с Мексикой, чтобы защититься от нелегальных иммигрантов. В такой ситуации следует вспомнить, что в истории США уже неоднократно возникали политические движения, называвшие своей главной целью борьбу с иммигрантами. Но роль опасных чужаков тогда отводили не мусульманам и латиноамериканцам, а представителям других стран. В середине XIX века подобный лозунг провозглашало движение, вошедшее в историю под названием «Партия незнаек».

Прозвище «Партия незнаек» возникло раньше, чем антииммигрантское движение официально стало политической партией. В Нью-Йорке в 1849 году Чарльз Аллен основал тайное общество «Орден звездного знамени» (Order of the Star Spangled Banner). Члены общество должны были сплотиться для борьбы с иммигрантами-католиками, в основном ирландцами, но также и немцами. По мнению Аллена и его сподвижников, приезжающие в страну ирландцы участвуют в заговоре, который возглавляет римский папа, и готовятся поработить свободную Америку и заменить протестантизм «поклонением папистским идолам». Они говорили, что папа Пий IX, подавив революционное движение в Европе в 1848 году, теперь намерен расправиться с США как с оплотом свободы, демократии и республиканского строя. Католичество они называли «союзником тирании, противником материального благополучия, недругом бережливости, врагом железных дорог, собраний и школ».

Особую тревогу вызывала резко усилившийся приток в страну ирландцев. Как раз в 1845 – 1849 годах в Ирландии был страшный голод, вызванный массовой гибелью картофеля от фитофторы и усугубившийся из-за нерасторопности британского правительства, которое не торопилось отменить высокие пошлины на ввоз зерна. В результате с 1846 по 1851 год Ирландию покинули около полутора миллионов человек. Большинство оказались в США. Ирландцы были католиками и в религиозном отношении подчинялись епископам, которых назначал лично папа, что усугубляло подозрения американцев. Число иммигрантов-немцев тоже увеличилось из-за тяжелого экономического положения на их родине.

Большинство прибывших были бедными крестьянами или рабочими. Они теснились в многоквартирных домах крупных городов, с трудом находя себе заработок. Преступность и расходы на социальное обеспечение значительно выросли. Например, уровень преступности Цинциннати возрос в три раза между 1846 и 1853 годами, а число убийств за это время увеличилось в семь раз. Расходы Бостона на помощь бедным выросли в три раза за тот же период. В Нью-Йорке ирландцы составляли 70 % получателей благотворительной помощи.

В основном члены «Ордена звездного знамени» занимались антикатолической и антиирландской агитацией. В частности они сочиняли и издавали книги, написанные якобы беглыми монахинями из католических монастырей, в которых описывались шокирующие деяния, творящиеся под сводами этих обителей. Самая известная из таких книг «Ужасающие разоблачения монахини Марии» (Maria Monk’s Awful Disclosures) была продана в количестве более 300 000 экземпляров. В монастырях, согласно книгам, массово девушек держат против их воли, католические священники их насилуют, а затем душат рожденных младенцев.

Также проводилась агитация в прессе и устных выступлениях. Руководство ордена координировало участие его членов в выборах местного и национального уровня, выбирая кандидатов, в наибольшей степени удовлетворяющих их требованиям.

Ирландский и немецкий иммигранты в образе бочек из-под виски и пива – карикатура 1850 года

Членом «Ордена звездного знамени» мог стать мужчина возрастом от 21 года, протестантского вероисповедания, готовый беспрекословно выполнять распоряжения руководства ордена. Орден напоминал масонские ложи: существовал обряд посвящения (называвшийся «Видение Сэма»), пароли и тайные жесты, по которым члены общества узнавали друг друга. На вопросы посторонних об ордене предписывалось отвечать: «Ничего не знаю». Из-за этого редактор газеты New York Tribune Хорас Грили дал им прозвище «незнайки» (Know Nothings).

«Орден звездного знамени» был не одинок в своей борьбе с католиками-иммигрантами. Страхи перед католическим влиянием были тогда сильно распространены в обществе, поэтому схожие организации появлялись в разных городах. Существовал, например, «Орден объединенных американцев», тоже масонского типа. В 1843 году в Нью-Йорке была организована Американская республиканская партия. В других штатах северо-востока тоже появлялись подобные партии, использовавшие в названиях прилагательные «американская» или «нативистская». В 1844 году видный деятель Американской республиканской партии Льюис Чарльз Левин был избран членом палаты представителей США от одного из округов штата Пенсильвания.

В середине 1850-х годов большая часть подобных организаций объединились под крылом Американской партии, которая унаследовала прозвище от «Ордена звездного знамени». Интересно, что, если изначально это прозвище было издевательским, то теперь «Партия незнаек» (Know Nothing party) носила его с гордостью и использовала в агитации. Например, на их плакатах изображался «младший сын дяди Сэма гражданин Незнайка» (Citizen Know Nothing) в качестве идеала американского гражданина. Название стало модным. Под маркой Know-Nothing стали выпускать различные товары: чай, конфеты, мыло, даже зубочистки. А один судовладелец из штата Мэн дал имя Know-Nothing новому грузовому кораблю.

Читайте также:  Немецкая музыка в США, история развития и распространения

Citizen Know Nothing (1854)

Агитация «Партии незнаек» на упаковке мыла (Бостон, 1854)

И на нотной обложке (1854). Масонская символика – наследие «Ордена звездного знамени»

Помимо ограничения иммиграции «Партия незнаек» призывала к увеличению срока, который иммигрант должен был прожить в США для получения гражданства. С 1795 года он в наиболее частом случае для европейцев составлял пять лет. В 1798 срок был продлен до четырнадцати лет (в основном опять-таки из-за опасений католического проникновения из охваченной революцией Франции). В 1802 году вернули пятилетний срок. Сторонники «Партии незнаек» выступали с инициативой увеличить его до 21 года. Среди других пунктов программы были депортация иностранных преступников и нищих, обязательное чтение Библии в школах, запрет католикам занимать государственные должности и преподавать в учебных заведениях.

Листовка Американской партии

Перед президентскими выборами 1852 года случилось событие, усилившее позиции Американской партии. Из-за вопроса, распространять ли рабовладение в новых штатах, раскололась одна из двух крупнейших на тот момент партий – Партия вигов. Раскол стал причиной ее поражения на выборах, и спустя несколько лет партия прекратила свое существование. Часть ее сторонников перешла в ряды Демократической партии, часть составила новую Республиканскую партию, но были и те, кто пополнил «Партию незнаек», которая не формулировала своей позиции по поводу отмены рабства, предпочитая сосредоточиться на борьбе с иммиграцией.

Среди видных членов Американской партии были разные люди. Один из них Томас Уитни, сын нью-йоркского ювелира, был известным гравером и увлеченно читал классическую литературу, а также труды философов и историков. Он и сам писал стихи и политические трактаты, в частности сочинил программное произведение «незнаек» – книгу «Защита американской политики» (A Defense of the American Policy). Уитни был членом еще «Ордена звездного знамени» и в принадлежавшей ему типографии печатались агитационные брошюры.

Сочинения Уитни были посвящены не только борьбе с иммигрантами, подрывающими основы государства, установленные отцами-основателями, но и общей критике борьбы с социальным неравенством. По его мнению, люди «имеют право на такие льготы, социальные и политические, какими они способны пользоваться и наслаждаться рационально», то есть полные права могут быть предоставлены только гражданам надлежащего уровня (имущественного, образовательного, религиозного). «Что такое равенство, если не застой?», – писал он в одной из трудов.

Идею предоставить избирательные права женщинам Уитни считал отвратительной и противоестественной. Тут следует отметить, что многие его однопартийцы не разделяли такого презрения к женщинам. В годы, когда незнайки обладали большинством в конгрессе штата Массачусетс, ими были приняты законы, повышавшие статус женщин, в частности в вопросах владения собственностью, и давшие им больше прав при разводе.

Если Уитни был представителем интеллектуальных незнаек, то другой заметный деятель «незнаек» – Уильям Пулл, стал квинтэссенцией американского нативиста из низших слоев общества. Он был тоже жителем Нью-Йорка и прославился под прозвищем Билл-мясник (Bill the Butcher). Пулл действительно был мясником, а также участником боксерских поединков и предводителем банды. Под именем Билла Каттинга и прозвищем Мясник он стал прототипом одного из героев фильма «Банды Нью-Йорка» Мартина Скорцезе.

Агитация Американской партии в 1850-е годы достигла максимальной активности. В городах развешивались плакаты с текстами такого рода: «Все католики и все люди, поддерживающие католическую церковь – подлые обманщики, лгуны, негодяи и трусливые головорезы». В ряде случаев она приводила к поджогам католических церквей. В штате Мэн в 1851 году активисты незнаек обваляли в дегте и перьях католического священника. Банды, подобные банде Билла-мясника, появились не только в Нью-Йорке, но и Бостоне, Филадельфии, Балтиморе, Луисвилле, Цинциннати, Новом Орлеане, Сент-Луисе и Сан-Франциско. Крупные столкновения между незнайками и ирландцами произошли в 6 августа 1855 в Луисвилле в ходе выборов губернатора, 22 человека погибли. Неоднократно происходили стычки Балтиморе во время выборов мэра 1856, 1857 и 1858 годов. Прямо на избирательных участках происходили бои между незнайками и иммигрантами. На помощь местным незнайкам прибыли опытные бойцы из Нью-Йорка. Не обошлось без жертв с обеих сторон. Историки утверждают, что незнайкам удалось фальсифицировать результаты голосования и привести к победе своего кандидата Томаса Свана.

24 февраля 1855 года Билл-мясник, выпивая в одном из салунов Нью-Йорка, повздорил с боксером-ирландцем Джоном Моррисси. Они схватились за оружие, но подоспевшая полиция успела их разнять. Вечером того же дня Пул со своими соратницами вернулся, чтобы продолжить выяснение отношений с Моррисси. Тот тоже был окружен коллегами, которые были не прочь подраться. Среди них был уроженец Уэльса Льюис Бейкер, который выстрелил Биллу в грудь. Билл прожил еще две недели и умер 8 марта. Его последними словами: «До свидания, мальчики. Я умираю, как настоящий американец».

Похороны Уильяма Пула стали свидетельством поддержки, которой пользовалась «Партия незнаек». В нескольких театрах разных городов были поставлены пьесы, в финале которых актеры, завернувшись в американский флаг, цитировали его последние слова. На улицы Нижнего Манхеттена в день похорон вышли 250 тысяч человек. В траурной процессии шли местные политики. Был там и Томас Уитни, который теперь был не только видным теоретиком партии, но и избранным конгрессменом.

Срочно изданная анонимная брошюра утверждала, что смерть Уильяма Пула была не случайным убийством из-за пьяной ссоры, а результатом заговора ирландцев. При этом игнорировались многие обстоятельства дела, указывавшие, что и сам Пул был готов убивать своих противников, например, то, что он явился на встречу с оружием. Билл-мясник был провозглашен американским героем, «боровшимся за дело свободы», который пожертвовал жизнью, чтобы защитить людей от опасных католических иммигрантов.

«Партия незнаек» одерживала одну за другой победы на местных выборах. Громкого успеха она добилась в Массачусетсе в 1854 году, получив большинство мест. Кандидат на пост мэра Филадельфии Роберт Конрад объявил себя сторонником Американской партии и пообещал назначать на должности только уроженцев США. В результате он выиграл выборы с большим перевесом. В столице кандидат от незнаек Джон Торрес одолел на выборах действующего мэра.

В 1853 году Американская партия обзавелась своим сенатором – от штата Кентукки был избран Джон Томпсон. На следующий год в палату представителей прошли целых 54 члена партии. В первой половине 1850-х годов в конгрессах различных штатов было более сотни незнаек, в шести законодательных собраниях штатов, в том числе Массачусетсе и Калифорнии, партия имела большинство. Также в ее рядах были восемь губернаторов. В Сан-Франциско, где отделение партии было основано в 1854 году, ее членом стал судья верховного суда штата, вынесший постановление, что ни один китайский иммигрант не может давать в суде показания против белого американца.

Казалось, что Партия незнаек неизбежно станет одной из двух лидирующих политических сил страны, сменив вигов. Но время быстрого роста сменилось для нее с середины 1850-х годов периодом столь же стремительного упадка. Его причиной стало отсутствие у партии единой позиции по вопросу рабства, который, вопреки мнению незнаек, оказался куда важнее для американцев. На президентских выборах 1856 года партия раскололась. Большинство незнаек поддержало экс-президента Милларда Филлмора, бывшего ранее членом партии вигов. Но Филлмор занял лишь третье место, уступив кандидатам Демократической и Республиканской партий. Видный член партии незнаек, конгрессмен Натаниэль Бэнкс счел, что его однопартийцы не уделяют достаточного внимания борьбе с рабством, и перешел в республиканскую партию, с ним ушли примерно две трети членов партии. В последующие годы следом за ними отправлялись все новые и новые члены Американской партии, разделявшие позиции аболиционистов. В итоге партия пришла в упадок и уже к 1860 году не представляла серьезной политической силы.

Профессор истории из Университета Цинциннати Кристофер Филлипс (Christopher Phillips) полагает, что смысл нынешних политических событий можно осознать, только учитывая историю американского нативизма и «Партии незнаек». «Контексты отличаются, но темы остаются, – говорит Филлипс. – Актеры все те же, только под другими именами».

Срочно изданная анонимная брошюра утверждала, что смерть Уильяма Пула была не случайным убийством из-за пьяной ссоры, а результатом заговора ирландцев. При этом игнорировались многие обстоятельства дела, указывавшие, что и сам Пул был готов убивать своих противников, например, то, что он явился на встречу с оружием. Билл-мясник был провозглашен американским героем, «боровшимся за дело свободы», который пожертвовал жизнью, чтобы защитить людей от опасных католических иммигрантов.

Массовый террор

«Незнайки» организовали широкую пропагандистскую кампанию в прессе, в книгах, на собраниях и т. д. Появились даже конфеты, зубные щетки и т. п. под названием «незнайка» и суда под этим наименованием. Иммигрантов высмеивали и травили. Но главным, пожалуй, средством «незнаек» был массовый террор. Для этого они имели специальные организации и, попросту, банды, состоявшие преимущественно из юнцов. Такой, например, была нью-йоркская юношеская организация «Орден американской звезды». В Нью-Йорке же «незнайки» использовали многие существовавшие прежде хулиганские банды, которыми изобиловал город, и дали им идеологическое «оправдание».

Кампания «незнаек» сопровождалась везде кровавыми побоищами, провокациями, погромами, особенно во время выборов. Газетные сообщения о воскресных беспорядках по случаю протестантских уличных проповедей напоминают фронтовые сводки. В Новом Орлеане сражения между «незнайками» и их противниками продолжались нееколько дней. В Балтиморе, центре рабовладельческого штата Мэрилэнд, являвшемся крупным немецким рабочим центром, на выборах 1857 г. было объявлено военное положение. Господствовавшие там «незнайки» изобрели особый способ запугивания иммигрантов, шедших на выборы, — они обливали их кровью с боен. Быть может, именно массовому террору «незнайки» были обязаны своими крупными избирательными успехами 1854 г. А эти успехи позволили им обеспечить муниципальными должностями искателей доходных мест, которыми их «кадры» изобиловали еще более, чем кадры других американских партий.

Недаром партия «незнаек» поднялась «так таинственно и нелепо примерно в то время, когда проходил билль Канзас-Небраска» 19в. Ее подъем явился диверсией для отвлечения внимания масс от вставшего в тот период во весь рост вопроса о рабовладении. Конфликту между Севером и Югом «незнайки» противопоставили, призыв к национальному единству в борьбе против «чужаков-иммигрантов». Но молчать о рабстве значило; примириться с ним. Несколькими годами позже этот замысел очень ясно высказал в конгрессе мэрилэндский «незнайка» Уинтер Дэйвис: «Вернитесь же, американцы Севера, с путей заблуждения, — взывал он, — к здравой позиции американской партии — молчанию об агитации по поводу рабства. Оставьте территории, как они есть, действию естественных причин. Пробудите национальный дух к сознанию опасности и унижения от политического преобладания иностранцев». Вашингтонская газета «незнаек» «Америкен орган» писала в 1854 г.: «Нечего обсуждать вопрос о рабстве». Для того, чтобы заглушить этот вопрос, «незнайки» восклицали: «Ни Запада, ни Востока, ни Севера, ни Юга — только Америка».

«Незнайки» сошли со сцены, не добившись, казалось бы, ничего ощутительного. Ни один предложенный ими законопроект не был принят. Влияние их рассеялось. Но внедрявшийся ими дух национальной вражды, террористические методы, отравленное оружие демагогии нашли продолжателей в последующие исторические периоды. И ку-клукс-клан, и расистские кампании вплоть до наших дней — сродни «шеэнайетву» и несут в себе его традиции. «Незнайство» культивировло в американском народе национальную рознь и дискриминацию, отравляло ими рабочий класс, что нанесло большой вред рабочему движению. И в самой иммигрантской среде оно вызвало отрицательные последствия. Нечего уж и говорить о том, как страдали иммигранты от травли. Вот письмо в «Нью-Йорк дейли трибюн» от старика-ирландца, прожившего в США 62 года.

Движение чаепития в США

Авторизуйтесь, если вы уже зарегистрированы

Д.и.н., директор Института США и Канады РАН, член РСМД

Спровоцированный победой Обамы в 2008 г. консервативный сдвиг набирал обороты очень быстро. Спустя всего лишь несколько дней после инаугурации Б. Обамы, в январе–феврале 2009 г. по стране прокатилась серия неожиданно громких и многочисленных протестов, напоминавших массовый психоз американских консерваторов по утрате «настоящей Америки». Организаторами этих шумных публичных акций выступило ультраконсервативное «Движение чаепития», названное так в память о Бостонском чаепитии 1773 г.

Это распространялось и на оценки внешнеполитического курса Б. Обамы. Признание новым хозяином Белого дома полицентричности мира, отказ от политики унилатерализма (воспринятые многими за рубежом с надеждой и поспешно одобренные Нобелевским комитетом) были расценены американскими консерваторами не иначе как открытое проявление слабости, отход от прежней политики с позиции силы, утрата Соединенными Штатами мирового лидерства.

Десять главных технологических достижений России в 2020 году

Пресс-служба ССК “Звезда”/ТАСС

Владимир Путин предложил объявить 2021-й Годом науки и технологий. Эта инициатива не случайна – несмотря на санкции Запада и пандемию, в России на первые роли все больше выходит инновационная экономика. Какие главные научно-технологические успехи достигнуты отечественными учеными и промышленностью в уходящем году? Подробности.

  • Помощь в рамках акции #МыВместе получили свыше 4,6 млн человек
  • Эксперты пояснили включение Текслера в список губернаторов «новой волны»
  • Московские школьники подарили новогоднее настроение жителям столицы


Все отчетливее нарастает ощущение, что взаимное непонимание и конфликтность между Россией и США порождаются не только объективными противоречиями между странами, но и глубокими различиями в том, что можно назвать культурно-языковым контекстом.

Все за сегодня

Ценность информационных бюллетеней Сноуна заключается не в освещении истории, а в его попытках рассказать о настоящем. Когда читаешь его бюллетени, больше всего потрясает то, насколько мало изменилась ситуация с пропагандой и милитаризмом американского правительства и насколько мало изменилась та роль, которую американские СМИ играют в их поддержке. Когда читаешь его информационные бюллетени, создается впечатление, что американская политика представляет собой бесконечное повторение одних и тех же дебатов, конфликтов и тактики.

Современная политическая риторика

Современное красноречие политического характера резко отличается от политического красноречия древности. Реалии сегодняшних парламентских дебатов и прений не всегда дают возможность подготовить текст выступления заранее и быть во всеоружии.


Еще одной отличительной особенностью современного политического красноречия, от древнего, является простота слога. В речи обычно не используются риторические украшения, не учитывая специфику французских и романских народов.

Стернин И.А. Риторика

  • формат pdf
  • размер 8.33 МБ
  • добавлен 15 января 2012 г.

Воронеж: Издательство «Кварта», 2002. — 224 с.

Пособие предназначено для преподавателей, аспирантов и студентов вузов, учащихся техникумов и школ. Работа с пособием способствует формированию практических риторических навыков вступающих в жизнь выпускников — будущих специалистов в различных сферах. Владение собственной речью позволит им достигнуть успеха в профессиональной деятельности.
Пособие содержит краткие объяснения, вопросы для самопроверки, задания и упражнения для отработки практических риторических навыков.

Понятие риторики
Что такое риторика?
Возникновение и развитие риторики
Риторика в средние века
Риторика в XX веке

Речевое воздействие к ак наука
Что такое речевое воздействие
Основные понятия науки о речевом воздействии
Коммуникативные не удачи
Факторы, правила и приемы речевого воздействия
Коммуникативная позиция
Способы речевого воздействия на личность
Речевое воздействие и манипулирование
Коммуникативная грамотность
Причины возникновения науки о речевом воздействии в XX веке

Понятие эффективного общения
Что такое «эффективность общения»
Эффективное речевое воздействие
Эффективность и «затратность» общения
Коммуникативное равновесие
Условия эффективного речевого воздействия
Коммуникативные барьеры

Невербальное речевое воздействие
Функции невербальных сигналов
Соотношение вербальных
и невербальных сигналов в общении
Невербальные средства усиления коммуникативной позиции говорящего
Фактор внешности
Фактор взгляда
Фактор физического поведения
Фактор организации пространства общения

Вербальное речевое воздействие
Фактор соблюдения коммуникативной нормы
Фактор установления контакта с собеседником

Фактор содержания речи
Фактор языкового оформления
Фактор стиля общения
Фактор объема сообщения
Фактор расположения информации
Фактор адресата

Языковой паспорт говорящего
Понятие языкового паспорта
Содержание языкового паспорта говорящего

Виды публичных выступлений
Виды публичных выступлений по цели
Виды публичных выступлений по форме

Основные требования к публичному выступлению
Эффективность устной речи
Основные трудности публичного выступления
Общие требованиям к публичному выступлению
Как готовиться к устному выступлению

Работа над устной формой выступления
Разговорность стиля
Простота изложения
Конкретность содержания
Разнообразие номинативных средств
Риторические фигуры
Передача графических знаков в устной речи
Выразительность речи

Поведение оратора в аудитории
Внешний вид оратора
Манера выступления
Движение
Взгляд
Позы и жесты
Громкость, темп и интонация
Индивидуальность оратора
Приемы борьбы с волнением во время выступления

Структура публичного выступления
Выбор темы выступления
Структура публичного выступления
Обозначение структурных частей выступления
Место важной информации
Виды планов выступления
Начало. С чего начать выступление

Поддержание внимания
в ходе выступления
Периоды внимания
Приемы поддержания внимания

Завершение публичного выступления
Функции концовки публичного выступления
Варианты концовок
Как не надо заканчивать выступление

Аргументация
Тезис и аргументы
Убедительность аргументов
Правила аргументации
Способы аргументации
Универсальные приемы эффективной аргументации

Учет особенностей аудитории
Виды аудитории
Способы аргументации в разной аудитории
Расположение тезиса
Расположение главного аргумента
Очередность аргументации и контраргументации
Эмоциональность и рациональность
Количество рассматриваемых вопросов
Темп речи
Опора на наглядность
Формулирование выводов
Отношение к регламенту
Отношение к вопросам
Восприимчивость аудитории
Информационное выступление,
его основные особенности
Основные виды информационных выступлений
Общие правила подготовки
информационных выступлений

Рекламное выступление
Что такое реклама
Для чего надо учиться рекламе
Правила подготовки устного рекламного выступления
Рассказ о себе
Автобиография
Свободный рассказ о себе
Собеседование с работодателем

Рассказ о событии
Правила рассказывания о событии
Протокольно-этикетное выступление
и его основные особенности
Виды протокольно-этикетных выступлений
Основные требования к протокольно-этикетному выступлению
Правила подготовки поздравительных и приветственных речей
Представление гостя
Правила представления гостя
Похвальное слово
Правила подготовки похвального слова

Развлекательное выступление,
его основные особенности
Основные особенности развлекательной речи
Случай из жизни
Анекдот
Тост .
Правила произнесения дружеских тостов
Образцы

Убеждающее выступление и его основные особенности
Воодушевляющие выступления
Правила подготовки воодушевляющего выступления
Агитационные выступления
Правила подготовки агитационного выступления
Собственно убеждающие выступления
Правила прдготовки собственно убеждающего выступления

Дебаты
Дебаты: спор или обсуждение?
Подготовка дебатов
Правила для участников дебатов
Проведение дебатов
Основная использованная литература

Виды публичных выступлений
Виды публичных выступлений по цели
Виды публичных выступлений по форме

Ссылка на основную публикацию