Церковь и итальянские иммигранты в США и её роль в жизни диаспоры

Не мытьем, так катаньем

Только 15% нелегалов прибывает в Италию морем. Основная их часть высаживается у Сицилийского побережья и совсем незначительная – в Апулии и Калабрии. Большинство «мореплавателей» путешествуют из Марокко, а также из Египта, Эритреи и Туниса.

Количество нелегальных иммигрантов в Италии увеличивается еще и за счет так называемых overstayers, то есть, иностранцев, остающихся в стране после окончания срока действия визы или временного вида на жительство. Согласно официальным данным министерства внутренних дел Италии, около 60% нелегальных иммигрантов остаются в стране именно таким образом.

Еще около 25% нелегалов проникают в Италию из других стран Шенгена, пользуясь отсутствием контроля на внутренних границах ЕС.

Чтобы как-то урегулировать количество нелегалов, используются санатории (своего рода разрешения), которые, с одной стороны, выводят из состояния нелегальности многих иммигрантов, но с другой стороны, демонстрируют, что принятые меры по предупреждению проблемы не были достаточны.

Кто из иммигрантов чаще добивается успеха в США

На семейной сходке семьи Оньеджекве куда ни плюнь — попадёшь в магистра. Доктора, юристы, инженеры, профессора — все члены семьи имеют высшее образование и хлебную профессию, а многие ещё и неплохо подрабатывают на стороне. Дети хвастаются красными дипломами, взрослые — продвижениями по службе.

Для клана Оньеджекве из штата Огайо такая успешность — норма. А всё потому, что они родом из Нигерии, пишет Lifter со ссылкой на OZY.

На сегодняшний день 29% американцев нигерийского происхождения в возрасте 25 лет имеют высшее образование — среди американского населения в целом этот показатель составляет всего 11%. Среди профессионалов нигерийского происхождения 45% работают в сфере образования, причём многие из них преподают в ведущих университетах.

Нигерийцы всё чаще встречаются и в сфере здравоохранения: многие покидают родную страну ради работы в американских клиниках, где можно получить гораздо больше.

Немало нигерийцев и среди предпринимателей и директоров. Многие создают технологические компании в США, чтобы помочь своим согражданам в Нигерии.

Им приходится непросто: расистские стереотипы никуда не делись. В прошлом году президент Дональд Трамп проговорился, что нигерийцы ни за что не вернутся «в свои хижины», увидев Америку.

Но расизм не мешает американцам нигерийского происхождения создавать рабочие места, лечить пациентов, учить студентов и делать вклад в развитие своей новой родины. Сегодня нигерийцы являются самой успешной иммигрантской группой в США с медианным доходом $62 351 на домохозяйство (общенациональный показатель — $57 617).

При этом нигерийская община относительно недавно появилась в США. В 2015 году в Америке жили 376 000 нигерийцев. Это примерно соответствует численности индийцев в 1980-м, прежде чем они стали заметной силой в таких сферах, как экономика и технологии.

Но нигерийцы уже добились многого. Судмедэксперт доктор Беннет Омалу, например, помогает лечить черепно-мозговые травмы. 49-летний Омалу был первым, кто обнаружил и описал хроническую травматическую энцефалопатию у американских футболистов.

Имельме Умана — первая чёрная женщина, избранная в прошлом году президентом юридического журнала Гарвардского университета, — тоже имеет нигерийские корни. В 2016 году рождённая в Нигерии Перлена Игбокве стала президентом Universal Television, став первой африканкой в истории, возглавившей американскую телекомпанию.

И численность общины стремительно растёт — в 1980 году их насчитывалось всего 25 000.

Главным двигателем нигерийского успеха традиционно было образование. Но в последнее время нигерийцы становятся всё заметнее в таких сферах, как спорт, развлечения и кулинария — например, знаменитый нигерийский шеф-повар Тунде Вей из Нового Орлеана, который недавно стал героем новостей, демонстрируя расовое и имущественное неравноправие в Америке с помощью блюд.

Именно образование привлекло первую волну нигерийцев в США в 1970-е. После войны с биафрийскими сепаратистами в 1960-х нигерийское правительство выдавало стипендии на обучение за границей. Англоязычные студенты из Нигерии добились отличных результатов в американских и британских университетах, и многие остались доучиваться или работать в принимающей стране.

С тех пор образование играет огромную роль в жизни нигерийской общины. При этом многие выражают желание вернуться на родину и помочь её развитию.

Но легче сказать, чем сделать: мало кто согласится променять комфортную жизнь высокооплачиваемого американского профессионала на жизнь в государстве, которое хоть и является крупнейшей экономикой Африки, по-прежнему пронизано коррупцией и политической нестабильностью.

В 1970-х и 1980-х некоторые нигерийцы возвращались на родину, получив образование за рубежом, но послевоенная страна встречала их хаосом и отсутствием перспектив. В 1966 году военные свергли режим первого премьер-министра независимой Нигерии Абубакара Тафавы Балевы. Это был лишь первый из серии военных переворотов — следующий случился в том же 1966-м, а потом — в 1975-м, 1976-м, 1983-м, 1985-м и 1993-м — которые не оставляли стране шансов хоть на какую-то демократию вплоть до 1999 года.

«Мои родители собирались учиться в Британии или Штатах, а потом вернуться в Нигерию», — говорит доктор Нненна Калу Маканджуола, выросшая в Нигерии и живущая в Атланте.

Её родители все-таки вернулись на родину, но экономический упадок 1980-х означал, что найти работу было очень трудно. Помыкавшись несколько лет, родители Маканджуолы решили, что в Нигерии нормальной жизни не построишь.

Всякий представитель нигерийской диаспоры скажет вам, что родители давали ему на выбор только три карьеры: врач, юрист или инженер. Для большинства это действительно так, но многие сегодня осваивают вторую и даже третью профессию.

А как же с теми нигерийцами, которые не добиваются успеха в Америке?

По словам повара Вея, нигерийцы очень консервативны и требуют от своих детей определённых вещей. Выбор карьеры — далеко не единственное ограничение:

«Обязательно быть гетеросексуалом, обязательно иметь детей, обязательно получить научную степень. Возможности нигерийцев в этом плане очень ограниченны».

Впрочем, это не помешало ему стать поваром. Скорее всего, новое поколение будет сильно отличаться от предыдущих…

Кстати, первой миллионершей Америки была темнокожая Си-Джей Уокер. Она родилась в Калифорнии в 1867 году и стала первым членом ее семьи, родившейся не в рабстве, а свободной. Прокламация об освобождении была подписана Линкольном за 4 года до её рождения, а до этого вся семья принадлежала плантатору Роберту Берни.

Однако свобода Сары длилась недолго. В семилетнем возрасте она потеряла обоих родителей и осталась на попечении сестры и её мужа. В течение четырех лет Сара работала служанкой в доме, пока не встретила своего первого супруга. У них родилась дочка Лейла, но спустя 5 лет Сара овдовела и в 1888 году вынуждена была переехать в Сент-Луис (Миссури).

В 1894 она повторно вышла замуж, но через 10 лет ушла от мужа и перебралась в Денвер (Колорадо). Сара работала прачкой за один доллар в день, чтобы заплатить за обучение дочери.

В этот период она стала замечать, что многие женщины-работницы страдают от перхоти и болезней кожи головы из-за жестких химикатов, использовавшихся тогда для мытья волос и стирки одежды.

Сара задала вопрос своим братьям, работавшим парикмахерами в Сент-Луисе, и они представили ее Энни Тернбо Мэлоун, темнокожей предпринимательнице, которая и познакомила Сару со средствами для ухода за волосами. Именно у неё Сара почерпнула много информации, чтобы потом создать собственную линейку продуктов, предназначенную специально для афроамериканок.

В 1905 Сара начала свой бизнес. Вскоре она встретила своего третьего мужа Чарльза Уокера и получила известность как мадам Си-Джей Уокер. Когда они через 6 лет развелись, Сара сохранила его имя и сделала его своим брендом. Она активно продавала свои продукты с помощью адресной доставки и обучала женщин ими пользоваться.

Дела пошли очень хорошо, бизнес начал расти, и Сара уже торговала своей продукцией по почте. Вскоре она открыла колледж Лейлы, названный в честь дочери, где Сара обучала специалистов правильному уходу за волосами. Затем открылись магазины в Питтсбурге, Индианаполисе и Гарлеме.

В 1911-1919 Си-Джей Уокер привлекла тысячи женщин к работе торговыми агентами, продавая товары из магазина, а также от двери до двери. Это была действительно мощная сеть по продажам.

Помимо разработки продуктов Сара также сосредоточилась на развитии бизнеса, параллельно обучая женщин финансовой независимости и распределению бюджета. В 1917-м она организовала конференцию, пригласив женщин обсудить основы бизнеса. В мероприятии приняли участие около 200 человек, и оно стало первым национальным собранием женщин-предпринимателей.

Позднее руководство бизнесом взяла на себя дочь Сары, а сама она занялась благотворительной деятельностью, пожертвовав более 100 тысяч долларов детским домам. После смерти Сары в 1919 году в её завещании было указано, что две трети всей последующей прибыли будут отданы на благотворительность. В 1993 имя Си-Джей Уокер вписано в Национальный зал славы женщин США.

stdClass Object ( [term_id] => 1 [name] => Разное [taxonomy] => category [slug] => no_theme )

stdClass Object ( [term_id] => 12 [name] => В США [taxonomy] => category [slug] => novosti-ssha )

stdClass Object ( [term_id] => 16104 [name] => иммигранты в США [taxonomy] => post_tag [slug] => immigranty-v-ssha )

stdClass Object ( [term_id] => 22316 [name] => адаптация [taxonomy] => post_tag [slug] => adaptaciya )

Немало нигерийцев и среди предпринимателей и директоров. Многие создают технологические компании в США, чтобы помочь своим согражданам в Нигерии.

Русская диаспора в США: между прошлым и будущим

В Нью-Йоркском университете прошла конференция «Русская диаспора и культурная дипломатия»

НЬЮ-ЙОРК — В США давно прошли те времена, когда проявление повышенного интереса к России или русской диаспоре со стороны американских ученых вызывало подозрение. Сегодня при многих университетах США действуют институты и научные центры, специализирующиеся на российской тематике. Ведущие сотрудники и руководители трех из них приняли участие в состоявшейся в Нью-Йорке конференции «Русская диаспора в США и культурная дипломатия».

В работе форума, совместно организованного Российско-Американским центром «Культурное Наследие» (РАКСИ) и Центром Йордана по изучению России при Нью-Йоркском университете, приняли участие более ста представителей иммигрантских организаций, ученых, священнослужителей и деятелей культуры США и России.

По словам директора Центра русских и евразийских исследований имени Дэвиса Гарвардского университета профессора Терри Мартина, американцы стали интенсивно изучать Россию во второй половине 20-го века, когда обратного интереса – со стороны Советского Союза к Америке – не было.

«Сейчас положение изменилось – российское общество стало открытым и динамично развивающимся, участвующим в глобальных мировых процессах, – отметил профессор Мартин. – Большое количество российской молодежи приезжает учиться в Америку и, в частности, в Гарвардский университет».

Профессор Нью-Йоркского университета, директор Центра Йордана, историк Янни Коцонис добавил к этому, что процесс общения и обмена знаниями стал гораздо более динамичным в современном глобализованном мире. «Часто проводимые нами конференции транслируются в режиме он-лайн, и в них принимают участие люди на разных континентах, что значительно расширяет нашу аудиторию», – сообщил он.

Профессор Мартин высказался за расширение научных и гуманитарных контактов между США и Россией и призвал представителей властей к большей открытости. Он отметил, что научное сообщество сможет «эффективно выполнять работу, направленную на сближение США и России» только в результате «взаимодействия с открытыми для контактов представителями властей».

Еще «одной из важнейших задач» американских университетов директор Центра Дэвиса считает укрепление сотрудничества «с многочисленной в США русскоязычной диаспорой». Профессор Мартин выразил готовность «оказывать содействие ее представителям в приобретении необходимых в бизнесе и повседневной жизни знаний».

«Русская диаспора разобщена и плохо организована»

Президент РАКСИ и главный вдохновитель конференции Ольга Зацепина напомнила, что русская диаспора зародилась в Америке в середине 18-го века. Сегодня, по ее данным, в США живут более 3 млн носителей русского языка и культуры, а «это уже, как минимум, один процент от населения». Только в Нью-Йорке живут более 400 тыс выходцев из бывшего Советского Союза.

«Русскоговорящие американцы внесли огромный вклад в науку и культуру Соединенных Штатов, но, к сожалению, в Америке об этом знают единицы, – сказала Зацепина в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Нам хотелось понять, в каком формате можно донести этот огромный багаж до американских студентов, изучающих Россию и русскую диаспору, что бы американцы больше знали о том, какую роль сыграли русские в истории этой страны».

Зацепина сетует на низкий уровень влияния и политического представительства русской диаспоры: «Даже меньшие диаспоры имеют своих представителей в самых высоких структурах власти США. К сожалению, русской диаспоре в этом смысле похвалиться нечем» (Несколько русскоязычных политиков работают в законодательных органах различных штатов, включая Нью-Йорк – М. Г.).

Профессор Коцонис, причисляющий себя к «друзьям русской общины», отметил, что русская диаспора разобщена и плохо организована. И у этой разобщенности есть последствия – не только в плане политического представительства.

Как заявил, выступая на прошедшем на Нью-Йоркской фондовой бирже ежегодном «Дне России» главный исполнительный директор Barclays Russia Боб Форсман, «стереотипы и двойные стандарты» по отношению к России применяются в политике, в бизнесе и в общественной сфере. По его словам, 85% американцев вообще не думают о России, 10% относится к ней негативно, и только 5% – позитивно.

«Сейчас, по сравнению с Бразилией, Индией и Китаем, Россия не привлекает внимания инвесторов», – констатировал американский банкир, уже много лет работающий в России.

Форсман объяснил это отсутствием «сильной диаспоры» эмигрантов из России в США и других странах. «Диаспора за рубежом не объединилась в политическую силу, которая выступила бы защитником интересов России», – подчеркнул он.

Метрополия нам поможет?

Янни Коцонис констатировал, что каждая состоявшаяся диаспора в США «получает по-крайней мере культурную поддержку» метрополии. В последнее время Россия делает определенные шаги в этом направлении. Одним из таких шагов, очевидно, стала поддержка конференции в Нью-Йоркском университете со стороны Генерального консульства РФ.

Правда, как предупредил профессор Коцонис, в этом вопросе следует быть осторожным, иначе «поддержка диаспоры может вылиться в попытки диктовать, какой она должна быть». Как бы предвосхищая опасения эксперта, генеральный консул РФ в Нью-Йорке Игорь Голубовский на приеме в честь участников конференции категорически отверг предположения о том, что Россия заинтересована в создании «пятой колонны» и подчеркнул, что целью Москвы в данном случае является поддержка русского языка и культуры за рубежом.

Впервые на конференции, посвященной русской диаспоре, выступили эксперты, изучающие другие этнические диаспоры в США – греческую, еврейскую, африканскую, испаноязычную. Каждая из них сталкивалась во время своего становления в Америке с проявлениями ксенофобии и внутренней разобщенности, но со временем каждой из них удалось преодолеть внешний и внутренний негатив. Каждая из них сегодня обладает определенным весом и влиянием в американской общественной и политической жизни. И каждая из них по-своему решает вопросы самоидентификации.

Ольга Зацепина в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказала, что эти эксперты были приглашены, потому что «нам хотелось выйти на научный уровень для того, чтобы услышать историю состоявшихся других диаспор в США с тем, чтобы сравнить, узнать, поучиться и понять».

«Интересно было услышать, что проблемные вопросы, стоящие сегодня перед русской диаспорой, стояли и продолжают стоять в других диаспорах в США, – продолжила она. – Мне кажется, что сегодня для русской диаспоры наступил новый интересный этап в ее самосознании и самоидентификации, когда надо понять, в какую сторону двигаться дальше».

Куда упадет зерно?

На конференции прозвучали разные точки зрения относительно того, «в какую сторону двигаться дальше». Президент Ассоциации русского дворянства в Америке Кирилл Гиацинтов и глава организации «Русские скауты в США» Михаил Йордан (брат бизнесмена Бориса Йордана, основателя Центра по изучению России при Нью-Йоркском университете) указали на роль созданных эмигрантами организаций в сохранении русских культурных традиций в США. При этом, по словам Михаила Йордана, «Русские скауты» сегодня объединяют подростков, родившихся в Америке, но сохраняющих русские культурные традиции.

Управляющий Патриаршими приходами Русской Православной Церкви архиепископ Наро-Фоминский Юстиниан говорил о роли православия в сохранении русской культуры за рубежом в советский период. «Зарубежная часть Руси видела свой долг в старательном сбережении русского духовного и культурного наследия», – сказал он, выразив уверенность, что вера и сегодня «естественно объединит все слои русской диаспоры».

Еще один священнослужитель, протоиерей Свято-Николаевского Патриаршего собора в Нью-Йорке Александр Голубов рассказал об истории Русского объединенного общества взаимопомощи в Америке (РООВА), просуществовавшего с 1926-го по 1965-й год. В 1930-е годы РООВА на 1400-х акрах земли близ городка Джексон, штат Нью-Джерси, основало русское поселение, численность которого доходила до 800 человек. Там силами добровольцев были построены библиотека имени Толстого, дом для престарелых имени Пушкина, две церкви и парк, в котором позднее был открыт памятник ветеранам, погибшим во время Первой и Второй мировых войн. На расположенном там Свято-Владимирском кладбище похоронены генерал Антон Деникин, главнокомандующий «белой армии» во время гражданской войны против большевиков, генералы и атаманы донского и кубанского войск, композитор Александр Гречанинов, певец Сергей Жаров и еще свыше двух тысяч русских эмигрантов.

Сейчас территория так называемой «Фермы РОВА» объявлена штатом Нью-Джерси «историческим объектом», но она закрыта, так как РООВА вынуждена была прекратить свое существование. Протоиерей Голубов предложил направить усилия русской диаспоры на возрождение этой организации и поселения, отметив, что это «наше историческое и духовное наследие».

В интервью Русской службе «Голоса Америки» протоиерей Голубов отметил, что он «уже третье поколение за рубежом». Его мать родилась в Польше, а сам он – в Германии. При этом он прекрасно говорит по-русски и считает себя русским. В то же время, есть иммигранты, быстро забывающие русский язык и традиции. «Есть такие и среди моих прихожан, – констатирует священнослужитель. – Конечно, они не будут себя чувствовать русскими».

Протоиерей Голубов рассуждает об этом философски: «Диаспора – это рассеяние. Идет сеятель – сеет, разбрасывает зерно. Но дело не в зерне, а в том, куда оно попадет и что вырастет. Это старый церковный разговор. У кого зерно попало на хорошую почву, там что-то хорошее вырастет. У кого-то зерно попало на дорогу и его затоптали. А у кого-то зерно попало в бурьян и там заглохло. Так и с идентификацией. Если зерно упало на камень – они себя не будут считать ни русскими, ни русскими американцами».

Возвращение к корням

По мнению Николая Случевского, вопрос самосознания – ключевой не только для диаспоры, но и для самой России. Случевский – правнук Петра Столыпина, родившийся в Сан-Франциско. Два года назад он переехал в Россию и основал в Москве «Столыпинский центр регионального развития» с целью развития идей своей прадеда.

«В 1899 году Столыпин создал первый так называемый “народный дом”, – напомнил Случевский. – При советской власти это превратилось в ДК (дом культуры – М. Г.). И та, и другая идеи – совершенно правильные. С “народным домом” связано появление понятия “сельскохозяйственный кооператив”».

Случевский отметил, что в России в 1917 году 80% населения составляли крестьяне. «Сегодня в России – 305 тысяч фермеров; в Америке – 3,5 миллиона, при том, что Америка занимается гораздо более интенсивным видом сельского хозяйства, – продолжил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». – В этой статистике и в разговорах о “продовольственной безопасности” зачастую теряется культурный вопрос. Сознание человека идет от земли. Сегодня, живя в виртуальном пространстве, мы забыли наши истоки. Сегодня в России на селе люди спиваются, колятся, пропадают. За последние 20 лет около двадцати тысяч поселений вообще исчезли с карты страны. Россия, которая могла бы прокормить полтора миллиарда человек в мире, сегодня не может прокормить саму себя. Это просто позор»!

«К сожалению, в России нет такого понятия, как community development, – сказал Николай Случевский. – Это английское словосочетание невозможно перевести на русский язык. Когда мы говорим о community development, мы говорим о возрождении села, о наших истоках, о духовном начале в самом хорошем смысле этого слова, без всякой пафосности. Это возрождение самосознания: кто ты, русский человек? Это не вопрос русского шовинизма. Все мы, принадлежащие России, одни и те же – у нас одна земля».

«Я давно понял, что в России ничего сверху поменять невозможно, потому что система не позволит. Всю эту работу можно проводить только снизу: это регионализация, развитие местной культуры и возрождение малой родины», – резюмировал он.

Николай Случевский, посвятивший себя возрождению русского села, при этом говорит, что «очень гордится» тем, что он американец. «Я всегда спрашиваю: что можно сделать? – сказал он. – Не потому что я оптимист. Я инженер по профессии, я люблю строить. В России я часто сталкиваюсь с тем, что первая реакция на любое предложение: “Нет, это невозможно. Это бред”. Но зачастую все заканчивается другим вопросом: “Почему нет”? До тех пор, пока россияне не преодолеют эту свою особенность, Россия не сдвинется с мертвой точки».

Глас феминизма

На конференции прозвучало еще одно, более радикальное предложение изменить то, что многие считают частью «русской традиции» и культуры – патриархальный уклад, отношение к женщинам, как к слабому полу. Его озвучила Элизабет Йордан – фотохудожник, супруга Бориса Йордана и соосновательница Центра по изучению России при Нью-Йоркском университете. «Женщины должны быть услышаны и получить место за столом, за которым принимаются решения, касающиеся их жизни – не только в России, но и в русской диаспоре», – заявила она.

«Женщины составляют 50% населения и я считаю, что они должны принимать участие в принятии важных решений, особенно касающихся их жизней, – пояснила свою мысль Элизабет Йордав в интервью Русской службе «Голоса Америки», – по таким вопросам, как право на аборт, права сексульных меньшинств, и так далее. Я не призываю женщин отказаться от своих обязанностей. Я сама – мать пятерых детей, и я понимаю, что нет ничего важнее этого. Но я считаю, что женщины должны иметь право голоса во власти и в бизнесе».

Элизабет Йордан считает, что «русские культурные традиции и православная церковь подавляют женщин». «Я 11 лет прожила в России, – сообщила она, – и видела это своими глазами каждый день. Считается, что раз это такая традиция, то так оно и должно быть. Но мир развивается и мы, находясь в диаспоре, можем оглянуться и признать, что это неправильно. Женщины в Америке достигли гораздо большего прогресса, чем в России. Я думаю, что и россиянам пора по-взрослому отнестись к этому вопросу. Потому что это ужасно для женщины – ежедневно ощущать свое бессилие. И это не служит ничьим интересам, а только тормозит развитие России».

Элизабет Йордан работала в Африке, в Индии, на Гаити и в других странах третьего мира. Считается, что там женщины поражены в правах из-за отсутствия образования. Однако, отмечает она, женщины в России хорошо образованы, что, однако, не помогает им добиться прогресса. «В России образование лишь добавляет женщине обязанностей, – пояснила она. – Даже если женщина занимает высокую должность, она все равно должна дома приготовить обед мужу, пока тот сидит на диване. Лучший пример этого – Женский день, 8 марта. Некоторые женщины в этот выходной весь день стоят на кухне и готовят праздничный обед, а к концу вечера их мужья оказываются в стельку пьяными. Должна сказать, что эта ситуация постепенно меняется в последние годы. Но, когда я впервые приехала в Россию в 1993-м году, это считалось нормальным, «потому что такая традиция». Я считаю, что такие традиции пора менять».

Читайте также:  Семья пуэрториканских иммигрантов в США, традиции и особенности

Известный культуролог, профессор Нью-йоркского университета Борис Гройс, подводя итоги конференции, выразил уверенность, что самоидентификация русских американцев должна меняться с каждым поколением. Если этого не будет происходить, считает он, диаспора перестанет быть живым организмом и превратится в исторический феномен.

Правильно поставленные вопросы

На состоявшейся в Нью-Йорке конференции собрались представители различных волн эмиграции, носители разных мировозрений, которые раньше в одном мероприятии никогда не участвовали. «Впервые они хотя бы выслушали друг друга и даже если не согласились, то по-крайней мере как-то повзаимодействовали», – с удовлетворением отметила Ольга Зацепина.

«Мы не можем давать рекоммендации о том, как община должна развиваться, – продолжила она. – Может быть, в этом и заключалась научность подхода нашей конференции: в том, чтобы посмотреть, в каком состоянии находится община.

Да, проблема комплексная, и сложность вопроса неоднократно обозначалась на конференции. Возможно, идея в том, что бы каждый попытался для себя ответить на вопрос: что такое русская община? Причисляете ли вы себя к этой общине или нет? Достаточно ли русского языка, на котором говорите вы и ваша семья, что бы вы считали себя причастным к русской общине? Является ли русский язык достаточной и единственной частью культуры, которая объединит людей, или все-таки в основе объединения общины должна быть некая базовая культура»?

Конференция стала одной из первых площадок, на которой прозвучали все эти непростые вопросы. «Может быть, пройдет 50 – 20 – 30, а может, и сто лет – но надеюсь, что все таки раньше – когда люди, живущие в Америке и говорящие по-русски, смогут ответить на эти вопросы сами для себя, – сказала Зацепина. – Если мы говорим о нашем наследии и культуре, то нужно, что бы те дети, которые сегодня в семьях говорят по-русски – неважно, какой они национальности, ведь все равно мы здесь все Russian-Americans – знали о вкладе русских американцев в историю этой страны, что бы они могли гордиться своей причастностью к этой общине. Надеюсь, что эта конференция станет нашим небольшим вкладом в эту работу».

По мнению Николая Случевского, есть еще один позитивный аспект конференции, прошедшей в Нью-йоркском университете: эта площадка, в частности, Центр Йордана, может стать механизмом взаимодействия между диаспорой и Россией. «Я не могу перечислить всех молодых русских ученых и бизнесменов, которые в 1990-е годы оказались в Америке и которые хотели наводить мосты с Россией, предлагая конкретные проекты, – сказал он. – Но они сталкивались с закрытой дверью. Их там никто не хочет. Ни в одной стране в мире такого нет. Посмотрите на Индию или Израиль – какие у них отношения с диаспорой! А что мы делаем? Мы наших соотечественников унижаем и отстраняем. России давно пора задуматься об этом».

Профессор Нью-Йоркского университета, директор Центра Йордана, историк Янни Коцонис добавил к этому, что процесс общения и обмена знаниями стал гораздо более динамичным в современном глобализованном мире. «Часто проводимые нами конференции транслируются в режиме он-лайн, и в них принимают участие люди на разных континентах, что значительно расширяет нашу аудиторию», – сообщил он.

Русские общины в Северной Америке

Кроме США многие предпочитают эмигрировать в Канаду для комфортной жизни в Северной Америке. В стране есть диаспоры, русские театры, клубы, имеются периодические издания на русском языке. Самыми крупными общинами считаются сообщества в Монреале, Оттаве, Ванкувере, русская община Канады. Организации очень активны, и в них можно получить бесплатную юридическую помощь, записаться на языковые курсы, посетить различные культурные мероприятия.


Кроме США многие предпочитают эмигрировать в Канаду для комфортной жизни в Северной Америке. В стране есть диаспоры, русские театры, клубы, имеются периодические издания на русском языке. Самыми крупными общинами считаются сообщества в Монреале, Оттаве, Ванкувере, русская община Канады. Организации очень активны, и в них можно получить бесплатную юридическую помощь, записаться на языковые курсы, посетить различные культурные мероприятия.

10 самых успешных иммигрантов в Америке с нашими корнями

Чтобы добиться успеха в новой стране, нужно иметь железную хватку, огромное желание добиться высот и, возможно, немного везения. Все эти качества присущи десяти самым успешным выходцам из СНГ, которые смогли найти свою нишу в стране возможностей и прочно закрепиться в ней на долгие годы.

Известная голливудская актриса, звезда фильмов «Черный лебедь» и «Третий лишний», родилась в украинском городе Черновцы в 1983 году. В восьмилетнем возрасте Мила вместе со своей семьей эмигрировала в США и поселились в Лос-Анджелесе. Девушка вспоминает, что на момент переезда все сбережения семьи Кунис составляли всего лишь 250 долларов. Большой проблемой адаптации в США стал языковой барьер – девочка не знала ни слова по-английски. Как говорит сама актриса, «весь второй класс я чувствовала себя глухой и немой». В Америке девочка сразу решила, что хочет стать известной актрисой и начала посещать актерскую школу Беверли-Хиллз. Уже через пару лет состоялся дебют Милы Кунис в рекламных роликах, позже девочке дали эпизодическую роль в сериале «Дни нашей жизни». Слава и признание критиков пришли к актрисе лишь в 2008 году, после съемок в картине «В полете», а роль балерины Лили в «Черном лебеде» стала поистине звездной. Фильм был номинирован сразу на пять категорий премии «Оскар», украинской иммигрантке удалось получить премию «Сатурн» за лучшую женскую роль. Также на счету Милы Кунис номинация на «Золотой глобус» и Премия Гильдии киноактеров США за лучшую женскую роль второго плана.

Сергей Брин

Поисковой системой Google пользуется огромное количество людей, однако не всем известно, что ее основатель Сергей Брин – русский иммигрант из Москвы. Родители Сергея были одаренными математиками. Возможно, этим и объясняется аналитический ум Сергея. Но скрытый антисемитизм тогдашнего СССР не давал его отцу получить достойное образование и проявить себя должным образом.

Сергей Брин переехал в США вместе с родителями в 1979 году, ему тогда было пять лет. В США Брин получил образование в Университете Мэриленда. По окончанию учебы парень переехал в Кремниевую долину – средоточие ученых и айтишников. Там Сергей получает дополнительное образование в Стэндфордском Университете, где и познакомился с Ларри Пейджем – сооснователем Google. Совместная разработка проекта, усовершенствование системы, поиск инвесторов, которые бы поверили в успех идеи Брина и Пейджа – все это прошли ребята и в 2004 году молодой русский иммигрант Сергей Брин и его студенческий товарищ стали миллиардерами.

Основатель одного из самых популярных мессенджеров современности WhatsApp, второй человек после Марка Цукерберга в социальной сети Facebook Ян Кум родился под Киевом, в городе Фастов. Семья Яна была малообеспеченной. Постоянная нехватка финансов и советский антисемитизм того времени стали основными причинами эмиграции в США. Благодаря социальной помощи родители Яна получили небольшую квартиру, однако финансовые трудности продолжали преследовать семью, и поэтому парень рано вынужден был выйти на работу. Программирование стало хобби Яна, также он состоял в одной хакерской группе, которая занималась взломами серверов. Благодаря случайному знакомству с Брайаном Эктоном (который в будущем станет соучредителем WhatsApp), Ян Кум устраивается на работу в Yahoo, что становится началом его развития в сфере технологий. На создание мессенджера парня натолкнула покупка iPhone. Но первоначальная версия WhatsApp не вызвала интереса потребителей. Вскоре простота эксплуатации и наличие только самых необходимых функций сделали свое дело, и WhatsApp получил мировую популярность. В 2014 году Ян Кум заключил сделку с компанией Facebook, которая купила приложение Яна за 19 миллиардов долларов. На данный момент Ян Кум занимает пост главного исполнительного директора компании и входит в Совет директоров Facebook.

Милла Йовович

Кто не знает рыжую Лилу из кинофильма Люка Бессона «Пятый элемент» или же воинственную Элис, спасающую мир от зомби, в «Обители зла»? Благодаря успешной актерской карьере имя Миллы Йовович известно не только в Голливуде, а и во всем мире. Родилась Милла в Украине, где проживала до пяти лет. Потом семья Йовович переехала в Лондон. Затем был недолгий период жизни в Сакраменто, а окончательно Йововичи поселились в Лос-Анджелесе. Маленькая Милла уже в 9 лет дебютирует на съемочной площадке, в 11 начинает карьеру в модельном бизнесе. В 1988 году Йовович снимается в своей первой полнометражной картине «Слияние двух лун», но славу ей принесла следующая роль в киноленте «Возвращение в Голубую Лагуну». Самыми известными картинами с участием Миллы Йовович являются «Жанна д’Арк», «Отель «Миллион долларов», «Идеальный побег», «Стоун» и многие другие. Милла не останавливаетсяя на одной актерской карьере и пробует себя в музыкальной индустрии (вокалистка группы «Plastic has Memory»), модельном бизнесе (с 1998 года Милла – рекламное лицо компании L’Oreal), вместе с Кармен Хоук Милла является создателем линии одежды.

Михаил Барышников

Звезда мирового балета, один из самых известных успешных русских иммигрантов в США. Свое детство Михаил Барышников провел в Риге. Из-за семейной драмы – смерти матери и новой женитьбы отца – мальчик очень рано стал самостоятельным. Решение посещать балетную школу Михаил также принял сам, руководствуясь личными предпочтениями. Даже самые сложные танцевальные движения с легкостью давались Барышникову. Он окончил Ленинградское хореографическое училище и стал танцором труппы Театра оперы и балета имени Кирова. Но работа в кировском театре не могла удовлетворить амбициозного танцора. В поисках лучшей площадки для самореализации Михаил Барышников в 1974 году отправляется покорять США в составе труппы «Американского театра балета». Успех оказался головокружительным. После первого выступления Михаила вызывали на сцену 24 раза! Балетный танцор пробовал себя в роли премьера и руководителя труппы «Американского театра балета», также снимался в кино и даже был номинирован на «Оскар» за лучшую мужскую роль в киноленте «Поворотный пункт». Михаил является создателем собственной труппы современного танца «Белый дуб» и художественным руководителем Центра искусств имени Михаила Барышникова.

Анна Курникова

Профессиональная теннисистка Анна Курникова с детства была со спортом на «ты». Родители-спортсмены еще в 5 лет привели маленькую Аню на теннисный корт Сокольников в Москве. А уже в 10 лет девочке была предложена теннисная стипендия Ника Боллетьери в штате Флорида. Семья, не раздумывая, эмигрирует в США. К 14 годам Анна Курникова уже становится победителем юниорского турнира в Италии и чемпионкой Международной Федерации тенниса среди юниоров. Также на ее счету полуфинал и четвертьфинал Уимблдонского турнира, участие в открытом чемпионате Франции. Профессиональная карьера молодой теннисистки стремительно двигалась вверх, Анна даже принимала участие в Олимпийских играх в сборной России. В 1998 году Курникова занимала место в первой двадцатке мирового рейтинга. А в 2008 году она находится на его восьмой строчке. В данный момент спортивная карьера девушки приостановлена из-за травмы ноги, Курникова решила реализовать себя в модельном бизнесе и неплохо преуспела в этой области. За четыре года модельной карьеры Анну включили в Топ-50 самых красивых женщин планеты. В 2002 году бывшая теннисистка возглавила список ста самых сексуальных девушек мира. Не оставила без внимания Курникова и киноиндустрию, попробовав себя на актерском поприще – Анна сыграла небольшую роль в комедии «Я, снова я и Ирэн». Партнером Курниковой по съемочной площадке стал знаменитый комик Джим Керри.

Макс Левчин

Всемирно известный веб-разработчик, программист, один из создателей платежной системы PayPal, вице-президент по разработке в компании Google – это все о Максе Левчине, киевском иммигранте в Чикаго. Жизнь в Америке Макс начал в возрасте 16 лет. В Штатах Макс получил образование в Иллинойском университете в Урбана – Шампейн, специализацией парня были компьютерные технологии. После получения диплома, Макс отправляется в Силиконовую долину. Макс Левчин просто генерировал креативные идеи, однако три первых стартапа не одержали такого успеха, как PayPal, разработаная в 1998 году Левчином, Илоном Маском и Питером Тилем. В 2002 году eBay решает приобрести PayPal . Как один из соучредителей Макс Левчин получил около 34 миллионов долларов. Проект оказался настолько успешным, что уже в 2009 году журнал Fortune назвал Макса одним из самых успешных бизнесменов до 40 лет.

Вера Фармига

Вера Фармига родилась в штате Нью-Джерси в семье украинских эмигрантов. Семья жила в украинско-американской католической общине при церкви в Ирвингтоне, Нью-Йорк, поэтому, несмотря на то, что девочка появилась на свет в Америке, до шести лет она не знала ни слова по-английски. Во время обучения в украинской греко-католической школе Вера занималась народными танцами, являлась членом украинской скаутской организации. Когда Фармига начала посещать театральный кружок, вопрос о выборе будущей карьеры отпал сам собой – девушка решила стать актрисой. Вера окончила школу изобразительного исполнительного искусства в Сиракьюсском университете и с того времени началась ее актерская карьера. Самые известные работы Веры – «Роух Хилл», сериал «Рев», «Отступники», «Джошуа», «Услуга за услугу» и другие. За время своей актерской карьеры Вера Фармига сыграла множество эпизодических и второстепенных ролей, также на ее счету немало театральных постановок. Прорывом стала кинолента «Мальчик в полосатой пижаме», за участие в которой Вера Фармига получила Премию британского независимого кино в номинации «Лучшая актриса». За роль в киноленте «Мне бы в небо» актриса была номинирована на такие престижные премии, как «Оскар» и «Золотой глобус». Помимо съемок в кино и театре, Вера Фармига также пробовала себя в роли режиссера и продюсера.

Игорь Жижикин

В отличии от большинства русских иммигрантов в США, которые начали жизнь в новой стране с детства, Игорь Жижикин – советский и американский актер, артист цирка, гимнаст – переехал в Америку в возрасте 26 лет. Московская цирковая труппа, в которой на тот момент работал Игорь, отправилась покорять Америку. После гастролей Жижикин решил остаться жить в США и даже получил образование в театральной школе Невады. Такое решение оказалось судьбоносным для Игоря – молодому парню удалось добиться успеха в Голливуде, поработать со Стивеном Спилбергом, Клинтом Иствудом, Харриссоном Фордом, Анджелиной Джоли, Квентином Тарантино и другими звездами мирового кино. Самая популярная работа Игоря Жижикина – роль полковника Довченко в фильме «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа». Благодаря суровой внешности, Игорю зачастую приходится играть роли злодеев. В настоящее время Игорь преподает мастер-классы актерского мастерства и сценической пластики в Лос-Анджелесе, активно снимается в российском кино и работает на «Первом канале».

Илья Баскин

Советский и американский актер Илья Баскин родился в 1950 году в Риге. Актерскому мастерству Илья начал учиться в Московском эстрадно — цирковом училище, после окончания которого работал в оркестре под управлением Утесова и в Московском театре миниатюр. НА фестивале Московского театра комедии Илья Баскин получил награду в номинации «Лучший молодой актер». В 1976 году эмигрировал в США, где начал работать на телевиденье и в Голливуде. Через девять лет после переезда в Штаты Илья получил американское гражданство. В послужном списке актера насчитываются съемки в более чем 50 кинокартинах. Самыми известными фильмами с участием Ильи Баскина считаются «Человек-Паук 2», «Ангелы и демоны», «Трансформеры 3». Долгое время Илья дружил с Робином Уильямсом, с которым познакомился во время съемок киноленты «Москва на Гудзоне». А звезда советского кинематографа Савелий Крамаров эмигрировал в США по приглашению Ильи Баскина.

Милла Йовович

“Никаких ограничений”

Около 18 миллионов жителей Латинской Америки имеет арабские корни.

В основном они являются потомками иммигрантов, прибывших на континент между концом XIX и началом XX веков.

Большинство из них не было беженцами в формальном смысле этого слова, но, так или иначе, покинуло свои родные страны из-за серьезных проблем.

Автор фото, istock

Первые выходцы с Ближнего Востока иммигрировали в Латинскую Америку после кризиса в шелковой индустрии

Во-первых, на это время приходится кризис перепроизводства шелка. В конце XIX века Япония и Китай вернули себе ведущие позиции на этом рынке, и мастера на Ближнем Востоке лишились привычного дохода и были вынуждены эмигрировать.

Во-вторых, на это время пришлись гонения на христиан-маронитов, закат Османской империи и нежелание многих молодых людей оказаться в окопах Первой мировой войны.

Латинская Америка была привлекательным местом для иммигрантов, как благодаря географической близости к Соединенным Штатам, так и из-за льгот, которые предоставляли местные правительства тем, кто был готов осваивать новые земли.

Бразилия была чуть ли не главными воротами для иммигрантов из арабского мира. Их потомки до сих пор играют важную роль в политической жизни страны. Ее нынешний вице-президент Мишел Темер – сын христиан-маронитов, эмигрировавших из Ливана.

Интеграция арабских иммигрантов была особенно успешной еще и благодаря тому, что на их приезд не накладывалось никаких юридических ограничений.

Автор фото, Getty Images

Вице-президент Бразилии Мишел Темер и президент Дилма Русеф

Тот же профессор Кахат, сам сын иммигрантов из Палестины, напоминает, что “самое важное – это не создавать ненужных сложностей. Дело не в том, что страны Латинской Америки решили облегчить иммиграцию, никто специально не принимал никаких законов по этому поводу. Они просто позволили людям приезжать и работать”.

С этим согласна и 73-летняя жительница Чили Патрисия Чами. Ее бабушка приплыла из Сирии на корабле, после чего пересекла Анды верхом на муле, и обосновалась в Чили.

“У них не было нормального образования, – рассказала Патрисия, – но они хорошо соображали и быстро учились. Их хорошо приняли и дали возможность работать. Они хотели преуспеть и преуспели”.

С этим согласна и 73-летняя жительница Чили Патрисия Чами. Ее бабушка приплыла из Сирии на корабле, после чего пересекла Анды верхом на муле, и обосновалась в Чили.

Похороны по радио: как пандемия убивает рынок ритуальных услуг

Сейчас начало апреля, и большинство американцев сидят в карантине. Но вместо того, чтобы пообщаться по видеосвязи, 54-летний Том Райан соглашается встретиться с журналистом Forbes лично. Райан руководит крупнейшим в Америке поставщиком похоронных товаров и услуг Service Corp. International (SCI), и мы встречаемся в одном из похоронных бюро компании, расположенном в нескольких километрах от ее штаб-квартиры в Хьюстоне. Коронавирус к тому времени уже убил в Техасе 200 человек, число госпитализированных и находящихся в реанимации пациентов пугающе растет, но здесь тише, чем обычно. На проходящих реже обычного похоронах могут присутствовать не больше десяти человек, и после каждой церемонии здесь проводят дезинфекцию.

«Это печально, — говорит Райан. — Люди умирают в одиночестве. Сначала семьи не пускают в отделения интенсивной терапии, а затем похороны и поминки проходят без друзей».

Было бы логично предположить, что новый коронавирус, который убил десятки тысячи американцев, обогатил SCI и другие компании в похоронном бизнесе. SCI — крупнейший игрок в этой области в США. Ему принадлежит 1471 похоронное бюро и 482 кладбища в США и в Канаде. В прошлом году компания организовала похороны 319 000 человек (около 12% от общего числа смертей в США) и получила в среднем по $10 000 за каждого умершего. Если COVID-19 в конечном итоге убьет 100 000 американцев, а к SCI попадут 12 000 из них, компания дополнительно получит $120 млн выручки. Это немаловажно для бизнеса, доход которого в 2019 году составил $3,2 млрд.

Однако Райан утверждает, что пандемия не увеличит выручку SCI, а напротив, повредит бизнесу. «Наши возможности по налаживанию контакта с потребителями ограничены», — объясняет он. В похоронном бизнесе нет универсальных решений. Простая кремация с непритязательной урной и без церемонии прощания обойдется примерно в $3000. Пышные похороны с массой приглашенных, гробом из красного дерева, обилием цветов и роскошным надгробным камнем могут стоить $20 000 и более. Пандемия же заметно ограничивает возможности SCI продавать потребителям дополнительные услуги.

Кремация набирала популярность еще до пандемии: в 2019 году на нее пришлось 56,8% от общего объема услуг, оказанных компанией, тогда как в 2017 году — 53,5%, а двадцать лет назад — лишь примерно 30%. Рост смертности из-за коронавируса привел к небольшому скачку спроса на кремацию. Зачем платить за похороны, если на них никто не придет?

«Многие заказывают меньше услуг, чем они, возможно, заказали бы в прежних условиях, — говорит Райан. — Это давит на наши доходы».

Пострадали и так называемые предварительные заказы — похороны, которые люди организуют задолго до своей фактической смерти и зачастую в ходе личных встреч с агентами SCI. По мнению аналитика Raymond James Джона Рэнсома, «предварительные» продажи участков на кладбищах упадут на 30%, до $158 млн во втором квартале 2020 года с $226 млн год назад. Возможно, люди и сейчас задумываются о смерти, но мало кто настроен осматривать участки на кладбище или выбирать надгробный камень, говорит Райан.

Предварительные продажи так важны для SCI отчасти потому, что они приносят надежный денежный поток, который резервируется под будущие услуги. Большая часть этих средств не учитывается в доходах до тех пор, пока оплаченные услуги не будут выполнены. Но SCI может использовать эти деньги как рабочий капитал. На конец 2019 года у компании был резерв будущей выручки в размере $12 млрд, значительная часть которого была вложена в самые разнообразные активы: от акций и облигаций до частного капитала.

SCI сталкивается и с ростом расходов. В январе компания приобрела полдюжины рефрижераторов и отправила их в очаги заражения коронавирусом. Туда же компания перенаправила поставки бахил, медицинских халатов, масок, перчаток и защитных масок, которые закупались для танатопрактиков и гробовщиков. Чтобы разгрузить похоронные бюро Нью-Йорка, Райан отправил туда 28 гробовщиков и менеджеров похоронных услуг. Кроме того, команда из 15 человек готовится отправиться в Новый Орлеан. Райан говорит, что SCI не доплачивает сотрудникам за работу в опасных условиях, потому что вывоз тел из зараженных зон, таких как больницы, для них является повседневной деятельностью. Но он рассматривает вариант «доплаты за героизм».

Райан начал работать в SCI 24 года назад бухгалтером и стал президентом компании в 2003 году. В первые годы работы в компании он разбирал беспорядок в финансовой отчетности, оставленный основателем SCI Робертом Уолтрипом, который в 1960-х годах стал скупать семейные похоронные бюро, а потом начал череду необдуманных международных приобретений. Райан и сам купил ряд предприятий в США, например, расположенное в Сан-Франциско похоронное бюро Neptune Society в 2011 году и Stewart Enterprises из Луизианы (за $1,4 млрд в 2013 году). SCI часто организует похоронные церемонии на Арлингтонском национальном кладбище в Вашингтоне, округ Колумбия. В том числе компания работала над похоронами бывших президентов США Рейгана, Форда и Буша.

Читайте также:  Этническая судьба американских немцев, влияние связей с Германией

Вплоть до обвала фондового рынка из-за коронавируса Райан был свидетелем невероятного роста котировок его компании. С 2005 года, когда он стал гендиректором SCI, акции компании подорожали в семь раз. В 2019 году SCI получила $464 млн прибыли до вычета налогов, что на 5% больше, чем в 2018 году. По мнению аналитиков инвесткомпании Raymond James, из-за коронавируса выручка SCI во втором квартале может сократиться на 14%. Скотт Шнеебергер из Oppenheimer & Co. дает более пессимистичный прогноз на 2020 год: падение выручки на 30%, до $260 млн ($1,44 на акцию). «Значение имеют все факторы, которые мешают продаже участков под погребение», — объясняет он. Акции SCI в начале марта упали на 25% от их рекордного уровня, тогда как весь рынок упал на 16%. Ситуация может стать намного хуже, если случится очередная вспышка и начнется новая волна локдаунов.

Но бизнес меняется, и возможно, к лучшему. Как и большинство других операторов похоронных бюро, SCI сейчас предлагает организовать онлайн-трансляции для тех, кто не может посетить прощание лично. По удачному стечению обстоятельств SCI еще до пандемии, вдохновившись трансляцией прощания с Коби Брайантом, начала присматриваться к этому инструменту. Компания исследует и другие направления. Например, в похоронном бюро Cook-Walden Capital Parks во Флугервиле, штат Техас, купили передатчик, который транслирует АМ-сигналы на расстояние в 400 м. Теперь друзья и родные покойного могут приехать на похороны, в автомобиле настроиться на волну 1600 AM и послушать службу удаленно, а потом проститься, проезжая мимо в автомобильной процессии.

Сейчас SCI не берет с клиентов плату за онлайн-трансляции. Райан рассчитывает, что позднее клиенты могут согласиться платить около $300 за подобную дополнительную услугу, которая будет доступна даже тогда, когда социальное дистанцирование потеряет актуальность.

Несмотря на жалобы Райана по поводу падения выручки, есть и положительные моменты. Многие люди, которые не смогли провести дорогостоящие похороны со множеством приглашенных, возможно, решат устроить пышную церемонию прощания после окончания пандемии, и SCI надеется на эти заказы. Это может стать важным стимулом для бизнеса, если компания сумеет воспользоваться бумом спроса на похоронные услуги, который начнется сразу после завершения пандемии.

«Трансляция — это лучше, чем ничего, — говорит жительница Нью-Йорка Меган Порторреал, которая на прошлой неделе сидя у себя дома через Facebook Live наблюдала за похоронами своей тети в Пассаике, штат Нью-Джерси. — Но я продолжаю думать, что мы должны были лично там присутствовать».

«У людей накопилось желание и потребность попрощаться в кругу близких людей», — согласен Райан.

Одно из флагманских предприятий SCI — четырехэтажная поминальная часовня в Верхнем Ист-Сайде на Манхэттене, которая включает в себя восемь залов и рассчитана на 275 человек. По словам директора предприятия Билла Виллановы, в обычное время они проводили церемонии «празднования жизни» для 40 семей в месяц. Теперь его похоронное бюро, за услугами которого обращались семейства Греты Гарбо, Джона Леннона и Малкольма Форбса, проводит больше кремаций и с осторожностью планирует полноценные церемонии прощания на несколько месяцев вперед. «Люди дождутся», — надеется Вилланова.

Не исключено также, что SCI и другие крупные операторы ритуальных услуг вроде хьюстонской Carriage Services воспользуются кризисом, чтобы выгодно купить небольшие независимые похоронные бюро. Финансовая отчетность SCI в порядке, и ей не надо погашать долги раньше 2024 года. Райан предполагает, что многие пострадавшие семейные компании будут готовы выйти из бизнеса после эпидемии. «Они не хотят вновь пережить подобное».

Но бизнес меняется, и возможно, к лучшему. Как и большинство других операторов похоронных бюро, SCI сейчас предлагает организовать онлайн-трансляции для тех, кто не может посетить прощание лично. По удачному стечению обстоятельств SCI еще до пандемии, вдохновившись трансляцией прощания с Коби Брайантом, начала присматриваться к этому инструменту. Компания исследует и другие направления. Например, в похоронном бюро Cook-Walden Capital Parks во Флугервиле, штат Техас, купили передатчик, который транслирует АМ-сигналы на расстояние в 400 м. Теперь друзья и родные покойного могут приехать на похороны, в автомобиле настроиться на волну 1600 AM и послушать службу удаленно, а потом проститься, проезжая мимо в автомобильной процессии.

Тонкости подготовительного этапа

Пока тело находится в морге, родственники готовятся к похоронам и обращаются в ритуальное агентство. Обычно семья пользуется услугами похоронного дома, который располагается рядом с выбранным кладбищем. Всеми организационными вопросами занимаются сотрудники ритуального бюро.

Услуги похоронного дома:

  • Бальзамирование (дорогая процедура, поэтому проводится редко);
  • Нанесение посмертного макияжа;
  • Одевание умершего и укладка в гроб;
  • Украшение зала;
  • Рассылка уведомлений о гибели;
  • Приглашение на похороны;
  • Поиск священника соответствующего вере усопшего;
  • Прочее.

Погибшего одевают в одежду, предоставленную родственниками. Обычно покупают специальные вещи для похорон или выбираются из тех, которые умерший надевал всего несколько раз. Чаще всего женщин хоронят в платьях, а мужчин – в классических костюмах. В последние время чаще выбирают ту одежду, которая больше всего нравилась умершему.

С украшений на погибшем оставляют только обручальное кольцо. В редких случаях для церемонии прощания на покойника надевают часы или колье. В гробу украшения не оставляют, чтобы не возникло проблем при распределении наследства (за этим строго следят представители похоронного агентства).

Гроб размещается в отдельно подготовленном помещении. На прощание отводится целый день, на протяжении которого любой желающий может посетить усопшего. Гости приносят живые цветы в нечетном количестве.

На церемонии прощания показывают видео о жизни покойного, молятся о его грешной душе, вспоминают положительные моменты, связанные с умершим. В зале царит спокойная атмосфера, сотрудники ритуального дома следят за порядком, успокаивают родственников, встречают и провожают гостей.

Гроб размещается в отдельно подготовленном помещении. На прощание отводится целый день, на протяжении которого любой желающий может посетить усопшего. Гости приносят живые цветы в нечетном количестве.

«Приезжайте и заберите своего отца»: как развивается индустрия кремации в США Статьи редакции

Подробная история о развитии похоронного обряда сожжения — с 1980-х годов его популярность среди американцев увеличилась с 5% до 50%.

Идея кремации начала приобретать популярность в Европе ещё в 19-м веке, но религиозные и национальные традиции долгое время препятствовали развитию этого похоронного обряда. Даже в 1980-х годах он обладал малой популярностью на Западе, однако в последнее время эта ситуация стремительно меняется в США.

Под тяжестью финансовых трат на похороны с погребением и других факторов американцы всё чаще обращаются к кремации. Однако порой этот выбор оказывается куда сложнее, чем традиционные похороны. Издание Popular Mechanics узнало, как работает и меняется эта индустрия.

В фильмах и сериалах часто показывают, как родственники или друзья развеивают урну с человеческим прахом в памятном месте. На деле многие останки находятся на своём собственном кладбище — в колумбарии. Это хранилище урн с прахом после кремации, в России наиболее известное подобное захоронение находится у Кремлёвской стены, где с 1919 года покоятся останки политических деятелей.

Обычно урны в американском колумбарии стоят в нишах, вырезанных из мрамора. Зачастую каждая полка с останками отличается от соседней в огромном ряду: где-то лежат цветы, небольшие иконы и фотографии усопших, а на других нишах лишь пыль. Кто-то вовсе не пожелал оставить урну с прахом на обозрение служащих колумбария и закрыл её мраморной табличкой с именем и датой рождения и смерти.

На кладбище «Роздейл» в Нью-Джерси есть свой колумбарий: там находится столько урн, что для них требуется несколько больших комнат. В каких-то из них останки, стоящие на полках, закрыты стеклянной дверцей — вероятно, по просьбе родственников. За этими комнатами и рядами урн находится железная прочная дверь — вход в крематорий.

В 1980-х около 5% американцев кремировали после смерти. По данным Национальной ассоциации кремации Северной Америки, в современное время эта цифра увеличилась до 50%. Как пишет Popular Mechanics, отчасти это связано с культурными и религиозными изменениями, но главную роль сыграл экономический кризис 2008 года. Доходы людей снизились, и вместо дорогостоящих похорон они обратились к экономной альтернативе — кремации.

На кладбище «Роздейл» за сожжение тела просят 180 долларов. Урна, цветы и обслуживание останков оплачиваются отдельно. Для сравнения — погребальные похороны обходятся в среднем в 2500 долларов, плюс ещё 1500 долларов, чтобы экскаватор выкопал могилу.

Сотрудники «Роздейла», который находится в получасе от Манхэттена, кремируют в день до 25 тел. В начале 2018 года руководству пришлось расширить колумбарий из-за большого спроса: на старте у организации было три машины для сожжения, но в 2013 году пришлось купить ещё одну, а затем ещё одну в 2016 году. К концу 2018 года в «Роздейле» будут работать уже шесть машин для кремации.

История обряда сожжения человеческих тел тянется со времён Каменного века. В Древней Греции и Древнем Риме кремация пользовалась популярностью, хоть и не повсеместно. В индуизме и джайнизме сожжение вовсе считалось предпочтительным способом «прощания» с усопшими.

Развитие этой практики в Европе прервалось в 330-х годах нашей эры, когда римский император Константин I Великий объявил христианство официальной религией в стране и запретил кремацию. С приходом реформации в 16-м веке католическая церковь сжигала тела богохульников в наказание для их души.

Практика кремации вернулась в Европу в 1870-х годах, в основном как эффективный способ избавиться от заражённых болезнями тел. Первый относительно современный крематорий впервые создали в США в 1876 году, второй появился восемь лет спустя. К 1900 годам в стране работало 20 машин для сожжения тел. С подачи Ватикана в 1963 году католическая церковь разрешила кремацию, но рассеивание праха всё равно было против правил.

В 2018 году в США работает 2100 крематориев. Как считает представитель похоронного бюро Magoun-Biggins в Массачусетсе, популярность этого обряда связана с его принятием в обществе. В развитых регионах вроде Калифорнии, Орегона или южной Флориды от 60% до 80% мёртвых кремируют, но эта цифра куда ниже среди католиков, афроамериканцев и жителей «библейского пояса» (южные штаты с большим религиозным влиянием).

Есть ещё одна причина увеличивающейся популярности кремации — на кладбищах заканчивается место. По словам владельцев «Роздейла», у них хватит территории лишь на ближайшие 15 лет. Некоторые похоронные бюро также строят у себя колумбарии из-за нехватки мест для погребения. «Часть общества всё ещё видит кремацию как нечто ужасное и омерзительное, и не хотят „это у себя на заднем дворе“», — говорит президент «Роздейла» Джим Кословски.

В крематорий «Роздейл» тела прибывают в гробах из дерева или, чаще всего, картона. Они лежат там вплоть до сожжения, чтобы сотрудники не контактировали с телами. Большую часть этажа занимают пять машин для кремации, покрытые пластинами из алюминия. Их не принято называть «печами», а для описания процесса внутри них не используют слово «сожжение». Сотрудники маркетинговой индустрии поясняют, что подобные слова напоминают людям о Холокосте и Освенциме, вызывая негативные ассоциации.

Перед кремацией к каждому телу прикрепляют металлический значок с инициалами — ровно такой же крепят к дверце машины. Это обязательная процедура, которая помогает не допустить ошибок и вернуть клиентам прах именно их родственников. Когда тело готово, его кладут на специальные носилки и «загоняют» внутрь машины. Для этого сотрудники открывают массивную дверцу, но не нараспашку, чтобы не получить ожог от жара и пламени.

Температура внутри машины достигает 650°С, поэтому от тела остаются лишь фрагменты костей и прах. При этом специалисты всегда должны следить за давлением машины с помощью панели снаружи и рассчитывать вес усопшего. Специалисты по кремации считают, что 45 килограммов жира по горючим свойствам равняются 64 литрам керосина.

Иными словами, если человек весит 180 килограммов, как минимум половина его веса — это жир, который моментально сгорит в машине. Это резко увеличит температуру внутри прибора, и он начнёт выделять дым и неприятный запах. Чтобы избежать этого, большая часть специалистов кремирует тучных людей утром, когда машина ещё не сильно разогрета. В среднем на полное сожжение требуется полтора часа, но всё зависит от веса усопшего.

Когда процесс заканчивается, останки собирают и кладут на что-то наподобие серебряного подноса. Техник проводит над ним магнитным прибором, чтобы убрать не сгоревшие материалы: в основном это медицинские пластины или штифты. Порой сотрудникам приходится вручную вычистить прах от посторонних элементов вроде стекла, когда клиенту хочется, чтобы усопшего кремировали вместе с, например, бутылкой виски.

Хотя кремация как альтернатива захоронению лишь набирает популярность, у неё уже появились аналоги с использованием реакции щелочного гидролиза. Во время такой процедуры тело усопшего помещают в камеру, которую заполняют водой и гидроксидом калия, а затем под высоким давлением нагревают до 160°С. Через три часа тело приобретает зеленовато-коричневый оттенок, а кости становятся очень мягкими. Их ломают и возвращают семье, предварительно выкачав всю жидкость из тела, которую затем отправляют в сточные воды.

Идея не нова — она зародилась как способ избавляться от животных, заболевших коровьим бешенством. Изначально европейским фермерам приходилось выкапывать траншеи и сбрасывать туда тела мёртвых животных, после чего заливать керосином и поджигать. После открытия процесса щелочного гидролиза в 1990-х годах специалисты начали изготавливать глубокие нержавеющие чаны, куда сбрасывали тела и обрабатывали их специальным веществом. Оно постепенно уничтожало мозг скота, в котором, как считается, находится очаг заражения.

Подобный способ считается более безопасным для окружающий среды, однако пока технология слишком дорогостоящая. Расходы на покупку оборудования могут обойтись до 650 тысяч долларов, тогда как машины для кремации стоят от 80 до 100 тысяч долларов. Помимо этого в ряде штатов существуют законы, запрещающие опыты на основе щелочного гидролиза на человеческих телах.

По данным Национальной ассоциации кремации Северной Америки, от 60% до 80% людей уносят кремированные останки родственников или друзей домой, а не развеивают, как показывают в кино. При этом существуют правила, определяющие, где и как можно распространить прах. По закону Массачусетса, кремированные останки следует «рассеивать искренне» (scattered with candor). Эта путанная формулировка означает, что «человек не может разбрасывать останки на улице или обсыпать ими чужое имущество», — говорит Роберт Биггинс из похоронного бюро Magoun-Biggins в Массачусетсе.

Руководство «Роздейл» разрешает родственникам усопших присутствовать при кремации. В похоронном бюро считают, что это помогает людям не бояться и не относиться к процедуре с подозрением. Порой кто-то жалеет, что согласился на кремацию, а не похоронил тело. Жительница Миссури Сьюзан Люк признает, что ей стоило устроить традиционные похороны для матери, а не держать её останки, похожие на «сигаретный пепел».

С другой стороны, Люк рада, что тело её старшего брата кремировали. Он умер в 2017 году от передозировки, и подготовка к полноценным похоронам могла бы сильно затянуться и привести к неудобным разговорам. Люк хотела этого избежать, поэтому обратилась к специалистам по кремации. После процедуры она лишь забрала урну с прахом по пути домой, но приехала уже в слезах — как пояснила девушка, ей было очень тяжело возвращаться с останками брата.

Несколько лет спустя, когда у Люк скончался отчим, она не смогла заставить себя съездить и забрать его останки. Она не звонила в похоронное бюро и лишь раз за разом прослушивала голосовое сообщение, где её вежливо просили «приехать и забрать своего отца». Время шло, девушка так и не решалась съездить за останками, и однажды обнаружила коробку с ними у дверей дома.

Теперь Люк хранит две такие коробки (прах матери она захоронила) где-то в квартире, но точное местонахождение не знает. Девушка попросила мужа спрятать останки, чтобы не видеть их. «Не самая здоровая реакция», — признает Люк. Она не единственная, кто укрывает останки в домашнем беспорядке. Порой люди хранят коробки с прахом в гараже или подвале, но чаще всего относятся к ним бережно. Например, хранят в небольшом уголке в спальне.

Есть ещё одна причина увеличивающейся популярности кремации — на кладбищах заканчивается место. По словам владельцев «Роздейла», у них хватит территории лишь на ближайшие 15 лет. Некоторые похоронные бюро также строят у себя колумбарии из-за нехватки мест для погребения. «Часть общества всё ещё видит кремацию как нечто ужасное и омерзительное, и не хотят „это у себя на заднем дворе“», — говорит президент «Роздейла» Джим Кословски.

Похороны в США

В 2000 году в Ташкенте от рака скончался мой папа. Ему было всего пятьдесят лет. Хоронили по христианским обычаям: тело в гробу три дня находилось в квартире.
Поминки, лицезрение покойного. Некоторые даже в гробу его сфотографировали. Моей маме пришлось, согласно традициям, делать поминки на девять, сорок дней, всех звать близких и далеких, тратиться, готовить, накрывать столы по два-три раза в день. Помню, в те дни отключили горячую воду. Наверное, чтобы люди не забыли, что “счастье – есть.”

В США так не принято. Эта статья о том – как я хоронила мужа-американца в Америке. Постараюсь оставить ее только информативной, без слез и соплей.

Мой американец-муж готовил меня к своей смерти, даже когда не было никаких угроз его здоровью. Он заставлял меня учиться водить машину, оплачивать счета, пользоваться компьютером, разбираться в шнурах, которые присоединяют различную электронную технику друг к другу, потому как: «Что ты будешь делать, если я умру?» За это я ему благодарна, что он меня подготовил к моей новой жизни – без него, с нашими детьми.

Мой американский муж скончался 2 марта, 2007 года, не дожив до 48 лет. Его тело было увезено в морг на вскрытие. Оставить покойника в доме, самостоятельно обмывать, никому тут в голову не придет.

А я осталась решать проблемы: на какие шишы его хоронить? Когда гражданин США уходит в мир иной, то государство выделяет всего 250 долларов на похоронные расходы, и то после того, как вы явитесь в Social Security Office с сертификатом о смерти (death certificate). Этот сертификат выдается похоронным агенством, и стоил 8 долларов в 2007 году. Иногда нужно заказать более одного сертификата о смерти, так как не все инстанции принимают просто копию. Например, если американец должен кредитным картам, на которых нет имени супруги, или за студенческие заемы, то можно списать долг покойника, предоставлением в эти инстанции сертификата о его смерти.

Киф год не работал и не мог выбить пособие по инвалидности.

А я за девять долларов в час заправляла уборщицами отелей. (статья про поломойку)
Двое детей ходили в детский сад, по льготному тарифу для бедных, у нас была бесплатная медицинская страховка и бесплатная еда – фудстэмпы. То есть, с одной стороны, работая не покладая рук, мы все равно висели на шее у государства, и у нас не было никаких сбережений.

Когда Киф перенес инфаркт в 2000 году и узнал, что является носителем вируса гепатита С, страховые компании отказывались страховать его жизнь. Потому что мой муж был для них смертником.

Что такое страховка жизни и для чего она нужна? Страховка жизни бывает маленькая, всего на десять тысяч долларов, чтобы покрыть похоронные расходы. Человек, покупающий страховку, должен быть практически здоровым, пройти все необходимые анализы крови и мочи, и платить ежемесячные взносы в страховую компанию. Некоторые страхуют свою жизнь на полмиллиона долларов, на миллион, чтобы в случае их смерти семья могла выкупить взятые в кредит машины, дом, и не остаться у разбитого корыта. Если человек кончает жизнь самоубийством, то страховая компания выплачивать его семье не будет ничего.

Мой муж принадлежал к группе людей, которые называют себя “ветеранами.” Они обычно объединяются в клубы-бары, проводят различные мероприятия по поддержке братьев-ветеранов.

И хотя Киф в армии служил всего 4 года, в семидесятых, ему полагалось бесплатное место на военном кладбище. Ветераны меня поддержали морально и материально, один даже ездил со мной в похоронное бюро и говорил за меня с директором этого заведения.

Сперва я хотела мужа хоронить в гробу, по-христиански, как он завещал. Но оказалось, что по самым дешевым расчетам, такие похороны будут стоить четыре с половиной тысячи. Если у человека хорошая кредитная история, некоторые похоронные дома могут принять взнос, и оформить кредит на похороны.

В похоронном доме мы узнали, что если выставлять открытый гроб напоказ родным и друзьям, то это будет дороже, так как в данном случае приходится накачивать тело формальдегидом и использовать косметику. Я знала, что мне американские ветераны обещали собрать деньги, но у них больше двух тысяч не набиралось. Родня его не была настолько богатой, чтобы помогать мне тысячами. На похороны Кифа они на машинах съезжались из северных штатов, а не самолетами летели.

Я позвонила 6 марта в похоронное бюро: «Я хочу кремировать тело своего мужа». Мне ответили: «Такого не бывает, нужно брать разрешение у врача, у шерифа. Мы кремирование делаем через 10 дней после смерти». Десять дней? Это значит его тело должно находиться в морозильной камере их морга? А родственники съезжались уже проститься с телом.

Я позвонила своему человеку из ветеранов, юристу, по имени Харви. Он вмешался. Из Похоронного дома позвонили мне на следующий день, утром 7 марта: «Ок, сегодня ночью мы вашего мужа кремируем, придите до полудня и подпишите необходимые документы».

Кремация обошлась американским друзьям-ветеранам в две тысячи. Таким образом, я поняла значение американской пословицы: «Важно не то, что ты знаешь, а кого ты знаешь».

Похороны были назначены на 8 марта, Международный Женский День. В США это обычный рабочий день, никак не отмечается. Киф мне на этот день цветы не дарил, и мы его не отмечали.

К этому дню вся американская родня смогла съехаться из Пенсильвании, Огайо, Мэрилэнда, Нью Джерси. Попрощаться с телом усопшего родители Кифа, брат и сестра пошли в похоронный дом 7 марта.

Служба военно-религиозная была назначена на половину десятого утра, на военном кладбище.

Родители Кифа, семидесятилетние седые старички, не сломленные инфарктами и красной волчанкой, диабетом и артритами, сидели со мной на скамейке, и принимали соболезнования знавших моего мужа сотрудников и моих друзей. В общем, в Америке, это как и у русских – принято вспоминать все самое лучшее о покойнике.

Только букеты цветов здесь не приносят на похороны, а если заказывают, то их будет обязательно – нечетное количество. В магазинах, к слову сказать, на все случаи жизни цветы продаются в букетах – четное число. Четыре гвоздики, например. Двенадцать роз. Для похорон – нечетное число.

Один из бывших сотрудников по работе, где они создавали компьютерные программы для полицейских машин, филлипинец Ральф, подошел ко мне и сказал: «Оксана, твой муж был золотом для нас. Он никому никогда не отказывал в помощи. Когда он себя хорошо чувствовал, то всегда приходил одним из первых на работу, и уходил одним из последних. Киф нам миллионные контракты спас». А потом, помолчав, добавил: «Я уверен, что ты без него сможешь поднять детишек, помоги тебе Бог. Киф мне говорил не раз о тебе с гордостью, что он женился на русской, которая в десять раз умнее него!»

Читайте также:  Рабочий класс в США и деятельность профсоюзов

А урну с прахом военные офицеры, учавствующие в похоронах, вставили в стену кремированных ветеранов, когда все скорбящие друзья разошлись.

После похорон был банкет-ланч в ресторанчике в бухте. Многие не пришли на ланч – побежали на работу. Ланч оплатили родители покойного.

В Штатах поминки не проводят на девять и сорок дней. Хотя многие считают себя христианами, только не православными, а протестантами или католиками.

В первую неделю после смерти мужа я не выходила на работу, мне эти дни не оплачивались, хотя в некоторых организациях три дня будут оплачены. Я не готовила вообще. Мы питались с родней, мне приносили еду на дом ветераны, присылали деньги друзья и знакомые со всех штатов, где мы жили за восемь с половиной лет своего брака.

На сорок дней я сделала поминки в виде благодарения за поддержку сотрудникам с работы Кифа и ветеранам, заказала много пиццы, завезла на работу мужа, и в клуб ветеранов. Распечатала много фоток с его портретом, чтобы те, кто считал Кифа своим другом, уважаемым человеком, мог взять себе фото на память.

Я так же, следуя американским традициям, послала открытки со словами благодарности и фотографиями мужа всем тем, кто прислал мне открытки с соболезнованиями и чеками.

Если у женщины от покойного американца маленькие дети, или наоборот, то как только появляется на руках сертификат о смерти, нужно идти в Social Security Office и заявить о произошедшем в семье горе. Нужно предоставить кроме сертификата о смерти, сертификаты о браке, о днях рождениях детей и все их личные номера (SSN), номер своего банковского счета, чтобы государство могло ежемесячно автоматически присылать деньги вдове-вдовцу на этот счет. Эти деньги называются – Survivor Benefits. Это пенсия, но не “детская”, так как в США не платят пенсию мамашам на детей просто потому, что они их родили. Эта пенсия, размер которой зависит от того, сколько покойный зарабатывал, его стаж работы и количество выплаченных в казну государства налогов. Разумеется, у молодого таксиста или клерка в банке, раньше времени оставившим этот мир, пенсия на детей будет мизерной, в отличие от, например, программиста или врача.

Дети получают пенсию по покойному, и жена – по уходу за детьми до совершеннолетия, сумма зависит от того, сколько лет американец проработал, платил налоги, и какой была его зарплата. Если детей не было в браке, то жене ничего не положено, кроме пенсии по старости американца, но только когда вдова достигнет пенсионного возраста и не выйдет замуж заново.

У меня такая ситуация чуть не произошла в Аризоне в 2000 году. Если бы мой американец умер от инфаркта, то без страховки жизни у меня не было бы ни дохода тащить наши долги, ни похоронить его, ни сохранить дом, ни избежать банкротства. Тогда у меня не было гринкарты, и мне пришлось бы покинуть страну, потому как был закон – если гражданин Америки отходит в мир иной в течение двух лет совместной жизни со своей иностранкой, то она подлежит депортации.

С октября 2009 года Обама подписал новый закон, что вдова может подать на гринкарту и не прожив в законном браке с гражданином Америки два года. Есть форма I-360, стоит пока $375 плюс $80 за анкету с биографией и отпечатки пальцев. Но нужно подать эти документы в течение двух лет после смерти гражданина Америки, пока «поезд не ушел».
Когда у американца есть дети от другого брака, то неплохо иметь завещание. Тут каждая ситуация будет индивидуальной.

ЭПИЛОГ
На стене, где за плиткой в нише покоится прах моего американского мужа, выбиты в мраморе слова его любимого фильма про Джеймса Бонда: «Завтра не умирает никогда.»

ПРОСЬБА
Дорогой читатель! Если будут вопросы, задавайте, может, я не все разъяснила и придется внести корректировку в текст. Спасибо за внимание.

Если у женщины от покойного американца маленькие дети, или наоборот, то как только появляется на руках сертификат о смерти, нужно идти в Social Security Office и заявить о произошедшем в семье горе. Нужно предоставить кроме сертификата о смерти, сертификаты о браке, о днях рождениях детей и все их личные номера (SSN), номер своего банковского счета, чтобы государство могло ежемесячно автоматически присылать деньги вдове-вдовцу на этот счет. Эти деньги называются – Survivor Benefits. Это пенсия, но не “детская”, так как в США не платят пенсию мамашам на детей просто потому, что они их родили. Эта пенсия, размер которой зависит от того, сколько покойный зарабатывал, его стаж работы и количество выплаченных в казну государства налогов. Разумеется, у молодого таксиста или клерка в банке, раньше времени оставившим этот мир, пенсия на детей будет мизерной, в отличие от, например, программиста или врача.

Сколько стоят похороны в США и как к ним готовятся

Все мы знаем, что в нашей стране похороны — дело не дешевое и многие люди готовятся к ним заранее, откладывая так называемую «гробовую» заначку. А потом родственники, в большинстве случаев, начинают бегать с бумажками или отбиваются от ушлых похоронных агентств, сталкиваясь по пути со множеством проблем и существенными финансовыми издержками. А как обстоят дела в США?

Из официальных источников. Раздел консульские услуги Генерального консульства России в Хьюстоне

«В США действует более 20 тыс. лицензированных бюро ритуальных услуг (funeral homes) и крематориев, при этом в каждом штате установлены свои правила и требования к их деятельности. Для выбора похоронного бюро в конкретном штате/городе можно воспользоваться веб-сайтом www.us-funerals.com, на котором размещен полный перечень данных учреждений, а также приведена информация об особенностях законодательства в сфере ритуальных услуг в каждом штате и указана средняя стоимость услуг по штату (раздел «Library/Info»). »

«Средние по США затраты на захоронение тела составляют 8 — 12 тыс. долл. (включая сборы кладбища за участок и установку простого памятника). Захоронение урны с прахом обходится примерно в 5 тыс. долл. Стоимость бальзамирования зависит от местных тарифов, размера и состояния тела умершего (200-800 долл.). Цена за бальзамирование обычно не включает в себя сопутствующие процедуры (обмывание тела, одевание, укладывание в гроб). Стоимость данных услуг рассчитывается по дополнительному тарифу (100-400 долл.).

Стоимость кремации значительно варьируется по штатам и зависит от того, имеется ли у похоронного бюро собственный крематорий или нет. Наиболее бюджетный вариант – это так называемая «прямая кремация» (direct cremation) – когда прощальная церемония не проводится, а прах выдается родственникам в пластиковой урне. Относительно низкие цены на кремацию представляет Объединение независимых похоронных бюро DFS Memorials с разветвлённой сетью представительств по всей территории страны. В комплект услуг DFS Memorials также входит получение свидетельства о смерти в компетентных органах США. В случае если тело умершего не востребовано, то медицинское учреждение, в котором зарегистрирована смерть, самостоятельно производит кремацию, после чего урна с прахом хранится в данном учреждении в течение одного календарного года (данный срок может отличаться в зависимости от штата). «

Кстати, по законам США, прах кремированного можно захоронить где угодно, хоть под кустов в собственном саду.

Пo дaнным Haциoнaльнoгo бюpo экoнoмичecкиx иccлeдoвaний CШA, средняя стоимость похорон по стране cocтaвляeт $ 6 078. Штат, где похороны проходят дешевле всего — это Mиccиcипи со средним чеком в $ 5 166. Дороже всего — Гaвaйи — $ 11 408.Kaлифopния ($ 8 284), Aляcкa ($ 7 99З), Hью-Йopк $ 7 968, Oклaxoмa — $ 5 415. Однако это усредненные цифры и естественно каждые похороны проходят в соответствии с финансовым состоянием усопшего — с дешевым гробом, или бронзовым за несколько десятков тысяч долларов.

А теперь источники неофициальные, проще говоря — из рассказов граждан США о похоронах

Стоимость стандартных похорон взрослого человека, включающих основные элементы. Не включает стоимость места на кладбище, расходы на памятник / монумент, а так же таких расходов, как цветы или некрологи.

Основные платные услуги — $1817

Вывоз тела / передача останков из похоронного бюро — $ 250

Дополнительные услуги по подготовке тела — $ 200

Использование оборудования / персонала при прощании — $ 395

Использование оборудования / персонала при похоронах — $ 450

Использование катафалка — $ 275

Использование сервисного фургона — $ 125

Базовый пакт печатных услуг — $ 125

Итого без гроба — $ 4265

Гроб металлический — $ 2295

Средняя стоимость похорон — $ 6560

Услуги по хранению — $ 1195

Совокупная стоимость похорон с хранением — $ 7755

Сюда входит использование машины похоронного бюро, бальзамирование, все приготовления, связанные с отпеванием и погребением. Гроб оплачивается отдельно по выбору родственников, или заранее выбранного усопшим.

Американцы очень часто прибегают к услуге страхования жизни и чаще всего американцы страхуют жизнь примерно в 50-летнем возрасте. Ведь главная причина страхования жизни в том, что человек хочет обеспечить свою семью в случае неожиданной смерти кормильца. По закону дается 2-х летний испытательный срок, в течении которого, если человек покончит с собой, то компания имеет право не выплачивать компенсацию. Это своеобразная защита от мошенничества. Ближе к 60 американцы делают второй шаг — покупку места на кладбище.

В Америке есть традиция покупать место заранее. Существует также разветвленная сеть кладбищенских риэлторов и спекулянтов. Последние просто перепродают купленные ранее и дешевле (цена на похороны растет с каждым годом) места под могилу. А риэлторы помогают выбрать лучшее место на взгляд будущего покойника или его родственников, помочь продать могилу в случае переезда, или совершить обмен могилами, как бы это все кощунственно не звучало.

Таким образом, при страховании жизни и при наличии оплаченного места, родственники, в случае смерти застрахованного, не платят ничего — страховая оплачивает похороны полностью по среднему тарифу на необходимые услуги (без бронзовых гробов).

О похоронных агентах

Для владельцев похоронного бюро имеются свои колледжи в которых их обучают бухгалтерии, законам, которые необходимо знать и соблюдать при ведении похоронного бизнеса, химии, анатомии, физиологии, бальзамированию (несколько специальных курсов), косметологии, художественному оформлению залов, парикмахерскому искусству, психологии и всему, что требуется для профессии. Так что оттуда выходят уже готовые работники индустрии похорон. По окончании мoжнo пoлучить cтeпeнь бaкaлaвpa пoxopoнныx дeл и cтaть диpeктopoм тpaуpныx цepeмoний. Уcлуги пoxopoннoгo диpeктopa, в зaвиcимocти oт штaтa, cтoят $1,5–2,5 тыc. зa oдни пoxopoны.

Как проходят похороны. Следует отметить, что похороны в США можно разделить на три части — прощание («просмотр»), сами похороны и поминки

После кончины человека его тело забирают в морг для освидетельствования. Почти всегда делается вскрытие. Исключения составляют смерть от зафиксированной врачом затяжной болезни, гибель в аварии и некоторые другие случаи.

Семья в это время готовится и обязательно обращается в ритуальное агентство (похоронный дом), обычно рядом с выбранным кладбищем. Задача похоронного дома — организация всех хлопот, связанных с похоронами. Бальзамируют (не всегда, это довольно дорогая услуга), наносят грим, одевают, украшают зал, рассылают уведомления о смерти, приглашения на прощание с усопшим, организуют священника, по религиозным традициям усопшего. В общем занимаются всем, до окончания церемонии похорон.

Покойников одевают в одежду, принесенную родственниками. Чаше всего ее покупают специально для похорон, или выбирают из той, которая практически не носилась покойным, молодых девушек чаще всего одевают в платья, ранее мужчин обязательно хоронили в костюме, но в последнее время чаще всего хоронят в том, что более всего нравилось усопшему. Украшения, кроме обручального кольца, надевать не принято, разве что только на момент прощания могут надеть колье или часы , по желанию родственников. В гроб их не кладут (за этим следят сотрудники похоронного бюро), дабы избежать проблем при дележе наследства.

Гроб выставляют в отдельном зале, куда приходят родственники и друзья, прощание длится иногда около суток, в течение которого все желающие могут прийти и последний раз взглянуть на умершего.

С собой приносят букеты с нечетным количеством цветов, иногда показывают фильмы о жизни усопшего, произносят молитвы, вспоминают о жизни и хороших моментах.

Все проходит очень спокойно, за всем следят сотрудники бюро, они встречают, провожают гостей, успокаивают, поддерживают и всячески уделяют им внимание.

Кладбище

К машинам, приготовленным для перевозки, гроб несут обычно приглашенные на похороны гости, но ни в коем случае не близкие родственники. К месту захоронения гроб и гости едут в разных машинах.

После церемонии работники поминального дома раздают желающим поехать на кладбище наклейки на машину, чтобы ехать колонной, а также распечатанные инструкции, как доехать, помогают выстроить автомобили колонной за черным катафалком, куда другие работники уже поставили закрытый гроб и сложили цветы.

На кладбище колонну встречают представители кладбища, показывают, где подождать, пока все будет подготовлено.

Сотрудники паркуют машины, раздают каждому гостю по розе. В это время к подготовленной могиле устилают дорожку из искусственной травы, саму могилу тоже укрывают, на крепления ставят гроб на который гости кладут розы и который, после прощания, медленно опускает вниз. Процедуру закапывания не видит никто, все уходят, это считается неэтичным.

На похороны принято одевать одежду темных цветов (черную, темно-синюю, темно-зеленую), вдовы обыкновенно надевают вуаль. На кладбище гости собираются возле гроба и читают молитвы, первым начинает священник, он же первый бросает цветок в могилу, потом по очереди каждый гость бросает цветы. Как правило, надгробие ставится у изголовья.

Современные американские захоронения выглядят чаще всего скромно и традиционно, что определяется и правилами кладбищ

Участки не огораживаются и засеваются газонной травой, которую подстригают служащие кладбища. Памятники ставятся небольшие, прямоугольные, чаще всего из камня.

На них гравируют имя похороненного и годы его жизни, иногда – краткие эпитафии.

Семья в это время готовится и обязательно обращается в ритуальное агентство (похоронный дом), обычно рядом с выбранным кладбищем. Задача похоронного дома — организация всех хлопот, связанных с похоронами. Бальзамируют (не всегда, это довольно дорогая услуга), наносят грим, одевают, украшают зал, рассылают уведомления о смерти, приглашения на прощание с усопшим, организуют священника, по религиозным традициям усопшего. В общем занимаются всем, до окончания церемонии похорон.

masterok

Для очерка, посвящённого росту популярности кремации в США, журнал “Тайм” отправил Тунбьёрка в командировку по американской глубинке, чтобы в деталях отобразить всё то, что регулярно происходит в трёх разных крематориях страны.

Похороны и прижизненный договор в США

Похоронная индустрия — это сравнительно новая область в экономическом секторе США. До XX века устройство похорон было исключительно личным, семейным делом. С умершими прощались дома, хоронили их по религиозным и семейным обрядам, чаще всего на родовой земле или ближайшем городском кладбище.

Люди редко задумывались о собственных похоронах: их организация была заботой родственников умершего. В особых случаях организацией похорон занималось всё соседство. Желать «особых» похорон было не принято.

Но этой практике пришлось уйти в прошлое, чему поспособствовал ряд событий.

Но этой практике пришлось уйти в прошлое, чему поспособствовал ряд событий.

Кладбищенская сделка

Почему нужно покупать акции похоронного титана Service Corporation International

Прошлый век прошел под знаком не только научно-технической революции, но и кардинальных изменений в человеческом сознании. Смерть утратила зловещий ореол, ее стали цинично эксплуатировать. На свет появились целые похоронные корпорации, самой мощной из которых стала американская Service Corporation International (SCI). Ее бизнес обещает процветать, а акции — расти, так как на очереди в царство Аида стоит многочисленное послевоенное поколение беби-бумеров.

Прошлый век прошел под знаком не только научно-технической революции, но и кардинальных изменений в человеческом сознании. Смерть утратила зловещий ореол, ее стали цинично эксплуатировать. На свет появились целые похоронные корпорации, самой мощной из которых стала американская Service Corporation International (SCI). Ее бизнес обещает процветать, а акции — расти, так как на очереди в царство Аида стоит многочисленное послевоенное поколение беби-бумеров.

Увидеть Нью-Йорк и умереть: как хоронят иммигрантов в Америке

На вечерах татарского общества в Нью-Йорке часто вижу душевную бабушку. Ей за девяносто, выглядит как божий одуванчик, при этом элегантно одета, водит машину, принимает гостей — словом, живет активно настолько, насколько еще позволяет преклонный возраст.

И вот однажды она говорит: “Раньше очень часто летала — в Калифорнию, в другие страны, а сейчас уже далеко не езжу, боюсь умереть в дороге. У меня уже надгробный камень заказан и место на кладбище определено — обо всём сама договорилась. Осталось только умереть”. Это она так шутит. Но надгробного камня в гараже, как оказалось, нет, пишет NJ Абдуллина для Idel.Реалии.

Люди преклонного возраста в Нью-Йорке о своём погребении договариваются еще при жизни. Сами копят на это деньги, покупают место на кладбище, начинают платить в рассрочку, готовят вазу для кремации или надгробный камень. Как пишут на специализированных сайтах, места в общественных местах захоронения стоят от 200 до 2000 долларов, в частных — от 2000 до 5000 долларов.

Тема последнего пристанища волнует и еще сравнительно молодых людей. Есть даже специальные туры. Например, в штате Пенсильвания находится православный монастырь. При нем есть дом престарелых с медицинским персоналом и кладбище.

Одна знакомая бабушка однажды призналась, что тоже туда ездила:

“Мне очень понравилось место — там чудесная природа, тихо, свежий воздух. И хороший нёрсинг хоум (то есть место, где медсестры и врачи ухаживают за постояльцами). Хочу, чтобы мои последние дни прошли там. А когда умру, можно меня там же похоронить, и все служители монастыря будут молиться за мою душу. Это моя мечта!”

Эта бабушка уже потеряла надежду быть похороненной на родине в Украине, рядом с родителями. Она не была там десятки лет, родных не осталось. Дети уже пустили корни в Америке, так что в Украине некому будет даже прийти на могилу. “Как бы грустно ни было, лучше мне закончить свои дни на американской земле”, — пришла к выводу бабушка.

Правда, она не до конца определилась, что делать с телом. Сжечь или похоронить в гробу? Кремация выходит дешевле. Если верить сайту по организации похорон, самая простая кремация, включая услуги кладбища и вазу, стоит 1400 долларов, цены на стандартные похороны начинаются от 3500 долларов. Более помпезные церемонии — со службой, отпеванием и т.д. — могут обойтись уже в тысяч пятнадцать. А если клиент хочет быть погребенным на мемориальном кладбище, да еще в мавзолее или в склепе, то рассчитывать стоит уже на суммы от 31 тысячи до 67 тысяч долларов.

В русскоязычной группе фейсбука однажды развернулась дискуссия среди иммигрантов по поводу похорон. Большинство комментаторов заявило, что хотят быть погребены в земле у себя на родине. Но есть и согласные на то, чтобы их прах стоял на камине в доме детей или был развеян где-то в теплой стране.

В американских семьях такие вазы стоят в домах, дожидаясь своего часа. Например, дедушка умер, а бабушка еще живет. Урна с прахом стоит на камине — когда второй супруг умрет, их похоронят вместе.

Похоронный бизнес, как и в России, один из самых успешных. Знаю одного иммигранта из Индии, он обслуживает мусульманские похороны на своем катафалке. Заработки неплохие: у него новый двухэтажный дом, большая семья, в гараже — несколько машин.

Иммигранты из разных стран создали для себя инфраструктуру. Скажем, еврейские похороны проходят в своих домах прощания. Большие надписи на русском зазывают прохожих в русскоязычном районе, недалеко от легендарного Брайтон-бич. Есть и участки, где хоронят людей строго одной веры и национальности. Для мусульман тоже есть такие места захоронений.

Знакомые рассказали о женщине из Грузии, пожелавшей быть погребенной на родине. Она лечилась от рака много лет, но безуспешно. Зная, что кончина уже близко, женщина договорилась с посольством своей страны в США.

А вот драматичная история парня из татарской диаспоры, который погиб в США, где у него был только один родственник. У того не нашлось денег переправить тело в Узбекистан, на родину. Представители татарской диаспоры пытались помочь чем могли. Искали место на кладбище (об этом обычно тоже договариваются заранее) и деньги на похороны. Отправка на родину выходила на большую сумму, посольство не помогло. Но ситуацию каким-то образом разрулили.

В в русскоязычных группах фейсбука время от времени вижу такие посты: сердобольные соотечественники объявляют сбор средств для семьи, которая осталась без средств существования после потери кормильца.

А если нет родных в чужой стране и никто не потребует тело из морга? Для таких случаев есть безымянное кладбище, похоронами займутся городские власти за бюджетный счет. Остров Харт — известное с XIX века место, там заканчивают свой путь бездомные, те, кого никто не забрал с морга, у кого не было денег на похороны… Среди русскоязычных иммигрантов тоже есть бездомные, те, кто опустил руки, пристрастился к алкоголю, наркотикам… Сколько из них заканчивает свои дни на безымянном кладбище — неизвестно. По данным агентства Reuters, на острове Харт ежегодно погребают более тысячи тел. В любое время прийти на кладбище нельзя — визиты разрешены только по согласованию с администрацией и только раз в месяц.

Если кто-то захочет найти там своего родственника, сделать это будет сложно. Умерших закапывают под номерами. Имя, если оно вообще известно, фиксируется в базе. Энтузиасты запустили специальный проект по идентификации погребенных здесь. Розыск требует многих месяцев и финансовых затрат.

stdClass Object ( [term_id] => 1 [name] => Разное [taxonomy] => category [slug] => no_theme )

stdClass Object ( [term_id] => 915 [name] => похороны [taxonomy] => post_tag [slug] => pohorony )

stdClass Object ( [term_id] => 13337 [name] => Наши люди [taxonomy] => category [slug] => nashi-ludi )

stdClass Object ( [term_id] => 24592 [name] => наши в эмиграции [taxonomy] => post_tag [slug] => nashi-v-emigracii )

stdClass Object ( [term_id] => 26104 [name] => похоронный бизнес [taxonomy] => post_tag [slug] => poxoronnyj-biznes )

В русскоязычной группе фейсбука однажды развернулась дискуссия среди иммигрантов по поводу похорон. Большинство комментаторов заявило, что хотят быть погребены в земле у себя на родине. Но есть и согласные на то, чтобы их прах стоял на камине в доме детей или был развеян где-то в теплой стране.

Ссылка на основную публикацию