Иммиграция и структура американского общества, классы

Иммиграция и структура американского общества

Значение иммиграции для всего общественного развития Соединенных Штатов заключается прежде всего в том, что она давала стране главную из производительных сил — рабочую силу. Проблема рабочей силы была основной для Америки с самого начала заселения ее европейцами. Когда не удались попытки поработить коренных жителей, индейцев, вопрос стали разрешать ввозом рабов из Африки. Другим способом решения проблемы, который применялся для других районов и в иной хозяйственной системе, была иммиграция. Оба эти способа, хотя более двух веков соседствовали, были антагонистичны, и антагонизм этот являлся одной из сторон того «неотвратимого конфликта», который разрешился в гражданской войне. Фермеры-иммигранты составляли значительную часть тех, кто шел по «американскому пути» развития сельского хозяйства, несовместимому с существованием рабовладельческих плантаций. Иммигранты-рабочие обеспечили развитие фабричной системы промышленности, основанной на наемном труде, который не мог ужиться с рабством.

Оценки американского общества, сделанные Лениным и Энгельсом

В работе «К характеристике экономического романтизма» Ленин, излагая теорию населения при капиталистической системе, писал: «избыточное население, будучи необходимым результатом капиталистического накопления, является в то же время необходимой составной частью капиталистического механизма». В случае с американской иммиграцией этот процесс оказался расчлененным: будучи «результатом капиталистического накопления» в Европе, часть европейского избыточного населения становилась «необходимой составной частью Капиталистического механизма» Америки. До периода массовой иммиграции американское хозяйство не располагало этим условием в достаточной мере. Преимущественно иммиграция дала Америке ту рабочую силу, включая резервную трудовую армию, которая сделала для нее возможным промышленный переворот и быстрое развитие ее промышленности и транспорта.

«Именно европейская иммиграция сделала возможным колоссальное развитие земледельческого производства в Северной Америке, — писал Энгельс. — Она дала, кроме того, Соединенным Штатам возможность взяться за эксплуатацию их богатых источников промышленного развития». Когда в годы гражданской войны временно оскудел иммиграционный поток, сенатор от штата Охайо Шерман, автор билля о поощрении иммиграции, панически восклицал: «В западных штатах рабочая сила безусловно требуется»; можно прибавить — и для сельского хозяйства, и для транспорта, и для промышленности, причем, хотя в меньшей степени, нужда эта ощущалась и на Востоке.

Америка получала из Европы главным образом взрослое трудоспособное население. Она выгадывала уже на том, что выращивание этих работников не происходило за ее счет. Но, кроме того, работники привозили с собой хозяйственный и технический опыт, иногда передовой опыт, как было, например, с английскими рабочими и техническими специалистами. Лакиер объяснял обилие изобретений в США разнообразием опыта иммигрантов. Как заявил на Стокгольмском международном конгрессе историков английский ученый Фр. Тислтуэйт, «для новых стран, как Соединенные Штаты в 19-м и Канада или Австралия в 20-м столетии, роль британского техника была так важна, что саму индустриализацию можно представить себе аспектом истории миграций». Впрочем, индустриализацию связывает с историей миграций не только и не столько роль техника, да еще британского техника, сколько роль рабочего-иммигранта.

«Россия все более отстает, отдавая загранице часть лучших своих рабочих, — писал Ленин. — Америка все быстрее идет вперед, беря со всего мира наиболее энергичное, способное к труду рабочее население». Такое рабочее население и позволило построить в Америке 50-х годов густую сеть железных дорог, ввести новые отрасли промышленности, развить прежние и т. д. Примером может послужить хотя бы Бостон, ставший благодаря притоку иммигрантской рабочей силы четвертым промышленным городом страны и резервуаром, из которого черпала рабочих вся индустриализировавшаяся Новая Англия.

Иммигранты — драйвер экономического развития США

Однако иммигранты способствовали экономическому развитию Америки не только как производители, но и как потребители. Они создали массовый рынок для растущего сельского хозяйства и для развивающейся промышленности, в частности для массового стандартизующегося производства одежды, обуви, тканей. Иммигрантам нужен был кров, и хотя жили они скученно и в плохих условиях, приезд их дал толчок строительной промышленности. Иммигранты строили железные дороги, но они же массами ездили по ним, направляясь на Запад. Железнодорожные компании пускали особые иммигрантские поезда, заранее продавали на них билеты. Людские перевозки стимулировали железнодорожное строительство. Перевозка иммигрантов по Атлантическому океану была одной из доходнейших статей американского торгового флота, который еще до гражданской войны занимал одно из первых мест в мире. Как утверждала нью-йоркская комиссия по эмиграции, флот за перевозку иммигрантов получал больше, чем за весь экспорт США. Недаром американские судовладельцы бешено противились всем законодательным проектам улучшить ужасные условия переезда иммигрантов, для чего нужно было сократить число пассажиров на судно.

Как необоснована распространенная концепция, будто все иммигранты были в Европе крестьянами, так ошибочно и мнение, что в Америке все иммигранты превращались в сельских хозяев. Американский ученый Персонз, например, писал: «До гражданской войны главная задача иммигранта была американизироваться в сельском обществе». В действительности иммигранты вливались главным образом в ряды американского рабочего класса и составляли едва ли не большую часть его. В Нью-Йорке 1855 г., например, 3/4 рабочих были иммигрантами. Однако место иммигрантов среди рабочего населения было специфичным. Согласно данным переписи 1855 г. по штату Нью-Йорк, обработанным Эрнстом, около 40% самодеятельного иммигрантского населения штата составляли ремесленники и фабричные рабочие. Немногим меньшую долю имели чернорабочие и слуги. Перепись дает только приблизительную картину, главным образом потому, что в ней, как и вообще в американских статистических материалах XIX в., не проведено разделение хозяина и рабочего в мелких, ремесленных предприятиях. Однако ее цифры показывают, что к иммигрантам принадлежала большая часть нью-йоркских сапожников и швейников, подавляющее большинство слуг и почти все чернорабочие. Домашнее услужение настолько стало иммигрантским делом, что Лакиер задавал вопрос, где брали бы северные штаты слуг в случае победы незнаек. Даже терминология этой профессии изменилась: если до массового притока иммигрантов домашняя прислуга называлось help (помощница), то после — servant (служанка) или hired girl (наемница).

Рабочие иммигранты исполняли преимущественно черную, тяжелую и неприятную работу и соответственно принадлежали к наиболее эксплуатируемой и угнетаемой части рабочего класса США. В наибольшей мере это относилось к ирландцам, но распространялось и на иммигрантские массы вообще. Иммигрантский труд вытеснил труд детский и женский (речь идет о женщинах из семей прежних поселенцев), широко распространенный, например, на фабриках Новой Англии в первой половине XIX в., но в областях, где иммигрантов было мало, например, на текстильных фабриках Юга, женский и детский труд практиковался и в XX в.

Положению наиболее эксплуатируемой части трудящихся соответствовали и условия жизни рабочих-иммигрантов. Их привлекала в Америку относительно более высокая заработная плата, но они обнаруживали, что рабочий день там длиннее, а темп работы на производстве быстрее, чем, например, в Англии. Квартирная плата тоже оказывалась выше, чем в Европе, и платить ее приходилось очень аккуратно во избежание выселения и лишения домашнего скарба. Селилась же иммигрантская беднота в заброшенных и запущенных зданиях, малопригодных для жилья. Для Нью-Йорка это были окраины, у берега, вблизи строек, предприятий и верфей. Там же возводились многоэтажные и многоквартирные доходные дома казарменного типа для бедняков. Самые неимущие иммигранты сооружали себе, по-скваттерски, лачуги на не застроенных еще пригородных участках и работали на близлежащих каменоломнях, свалках и т. л. В иммигрантских районах не хватало воды, санитарные условия были плохими. На этой почве множились болезни, вспыхивали эпидемии. Среди иммигрантов смертность, особенно детская, была много выше, чем среди остального населения.

Вероятно, по этой причине смертность в Нью-Йорке, почти половину жителей которого составляли иммигранты, была больше, чем во всех других городах США, и почти вдвое выше, чем в Лондоне. Когда в 1854 г. возникла очередная вспышка холеры, «Нью-Йорк дейли трибюн» констатировала: «Эта болезнь поражает почти исключительно лиц иностранного происхождения». Из 1178 человек, умерших в Нью-Йорке от холеры за май — июль 1854 г., 928 родились за пределами США.

«Два обстоятельства долго мешали неизбежным следствиям капиталистической системы проявиться в Америке во всем своем блеске, — вписал Энгельс. — Это — возможность легко и дешево приобретать в собственность землю и прилив иммигрантов. Это позволяло в течение многих лет основной массе коренного американского населения еще в расцвете физических сил «отказываться» от занятия наемным трудом и становиться фермерами, торговцами или предпринимателями, между тем как тяжелая работа по найму, положение пожизненного пролетария большей частью выпадало на долю иммигрантов». В этих словах Энгельса содержится существенная мысль о месте иммигрантов в классовой структуре американского общества. Иммигрантские рабочие, составляя массу кадрового пролетариата Америки, давали коренным рабочим возможность подняться по общественной лестнице. Сама иммигрантская рабочая масса комплектовалась из европейских рабочих и европейских крестьян. Для последних переселение в Америку было формой движения из деревни в город, происходившего и в Америке, и в Европе. Европейские крестьяне, переселившись в другую страну, переходили и в другой общественный класс. То же происходило и с теми немногочисленными европейскими рабочими, которые в США сразу селились на земле и заводили собственные фермы, хотя это было явлением далеко не типичным. В обоих случаях происходила, если можно так выразиться, «реклассация» — европейские иммигранты, принадлежавшие на родине к определенным общественным классам, включались в Америке в другие классы, соответственно строению и потребностям американского общества. Когда европейский пролетарий работал по найму в Америке или европейский крестьянин становился американским фермером, такой решительной перемены не происходило, но всегда требовалась большая или меньшая перестройка в зависимости от соотношения уровня развития капитализма в стране эмиграции и в стране иммиграции. Наименьшей перестройка оказывалась для европейских рабочих, потому что в тех странах, откуда шла в середине XIX в. эмиграция, уже существовала капиталистическая фабрика и мануфактура, господствовавшие в американской промышленности. Иначе обстояло дело в сельском хозяйстве. Для немецкого крестьянина, только что покинувшего общину и едва избавившегося от пережитков феодальных повинностей, приобретение фермы означало значительное ускорение буржуазного развития, даже если ферма носила патриархальный характер.

Место иммигрантов в структуре американского общества

После того, как иммигранты так или иначе включались в американскую общественную структуру, дальнейшие классовые изменения в их среде происходили уже в зависимости от процессов классообразования, характерных для американского общества. Англичане-рабочие, норвежцы-моряки, немцы-тряпичники пытались уйти на западные земли, как делали и коренные американские трудящиеся. Американский историк иммиграции Куэйли небезосновательно считает переезд иммигрантов на Запад явлением внутренней миграции в США. Как и «старые» американцы, иммигранты далеко не всегда становились на Западе фермерами-собственниками. Многие оседаяя в растущих городах Запада, работали на железных дорогах и т. д. И подобно американским фермерам, фермеры-иммигранты могли разбогатеть благодаря высоким хлебным ценам во время гражданской войны. Но была и здесь одна особенность: фермеры-иммигранты, как правило, не распахивали целину, а покупали обработанные участки у американских пионеров, которые таким образом получали возможность осваивать нетронутые земли дальше на Западе. В этом заключалась часть механизма сельскохозяйственного освоения западных земель.

Капиталистическая концентрация производства разоряла многих иммигрантов-ремесленников и низводила их до положения рабочих. Немцы-портные, например, владевшие в Нью-Йорке мелкими мастерскими, не выдерживали конкуренции фабрик готового платья, возникавших после изобретения швейной машины, и становились рабочими, часто надомниками. То же происходило с сапожниками, которые начинали работать на подрядчиков или заниматься только починкой обуви. Мастерами и хозяйчиками нередко становились после середины XIX в. ирландцы. В ряде случаев классовое деление совпадало с национальным.

Иммигрантская буржуазия выделялась преимущественно уже на американской почве. Этому способствовала текучесть классов в американском обществе и быстрый темп его экономического развития. Английские рабочие обнаруживали, замечает английский исследователь Р. Бертофф, что в Америке перейти из рабочего класса в буржуазную среду значительно легче, чем в Англии, и «потенциальные профсоюзные вожди и «рабочие реформаторы» становились вместо того мастерами, надсмотрщиками и владельцами компаний». Правда, англичанам, занимавшим в производстве высокое положение, это удавалось ленче, но происходило это и в других иммигрантских группах. Образовалась прослойка посредников, раздававших иммигрантам надомную работу. Большинство нью-йоркских фабрикантов-европейцев, указывает Эрнст, начинало свою карьеру подмастерьями, ремесленными мастерами, изобретателями. Случалось выбиваться в подрядчики строительным рабочим и приобретать небольшие суда на Великих озерах, где дольше удерживался парусный флот, норвежцам-морякам. Значительна была иммигрантская прослойка мелких торговцев. Из 2646 розничных торговцев Нью-Йорка 1835 были иммигрантами. Иммигрантские предприятия бывали, как правило, невелики — не более 50 рабочих — и имелись преимущественно в легкой и пищевой промышленности. Немногочисленная крупная иммигрантская буржуазия действовала чаще всего во внешней торговле и банковском деле, капиталы ее были привезены из Европы. Характерны в этом смысле английские купцы Нью-Йорка, связанные с английской текстильной промышленностью и ливерпульскими судоходными компаниями.

Выделяла иммигрантская среда и чиновников, главным образом мелких. По данным современных газет, из 4603 федеральных чиновников 701 был иностранного происхождения, причем большинство — 515 — служило на таможнях где, вероятно, требовалось знание иностранных языков. Вообще же иммигранты умственного труда чаще всего подвергались «деклассации», как вид¬но на примере немецких интеллигентов.

Читайте также:  Прогнозы будущего Гудзоновского института США на 21 век

Таким образом, иммигранты органически вошли в хозяйственную структуру американского общества, включились в его классы, отчасти изменили свою классовую принадлежность в соответствии с его строением и продолжали свое социальное развитие согласно закономерностям той стадии, которой достиг тогда капитализм в Америке. В этом и следует искать основу процесса ассимиляции.

4.4. Социальная структура в США

В США не существует формального, юридически определенного разделения на классы. В отличие от Европы здесь, в частности, нет королевских и дворянских титулов (пэр, лорд).

Таблица 4.5. Социально-классовая структура американского общества, 1978, 1982 гг.

Функциональный подход, Gilbert-Kahl, 1982 г.Репутационный подход, Со1етоп-Еапм>Мег, 1978 г.
Высшие американцы

Класс капиталистов (1%). — Их инвестиционные решения формируют национальную экономику; доход преимущест­венно из наследованных активов; связи с престижными унив ерситетами.

Высший средний класс (14%). Высшие менеджеры, профессионалы, средние бизнесмены; образование (колледж); семейный доход в два раза больше среднего национального

Высшие американцы

Высший высший (0,3%). — Общество капитала и наследованного богатства, аристократических имен. Низший высший (1,2%). — Более новая социальная элита, происшедшая из текущего профессионального, корпоративного лидерства. Высший средний класс (12,5%). — Остальные менеджеры с образованием (колледж) и профессионалы; жизненный стиль концентрирован на частных клу­бах, отдыхе и искусствах

Средние американцы

Средний класс (33%). — Белые воротнички среднего уровня; высший уровень белых воротничков; образование выше школьного; доход около среднего национального уровня. Рабочий класс (32%). — Синие воротнички среднего уровня; низший уровень белых воротничков; доход и образование несколько ниже среднего национального

Средние американцы

Средний класс (32%). — Среднеоплачиваемые белые воротнички и их друзья — белые воротнички; живут в «лучшей час­ти городов»; пытаются делать «правильные вещи». Рабочий класс (32%). — Среднеоплачиваемые синие воротнички; ведут «рабочий образ жизни» независимо от дохода, школьного образования и работы

Маргинальные и низшие американцы

Работающие бедные (11—12%). — Ниже основной массы американцев по жизненным стандартам, но выше черты бед­ности; низкооплачиваемые сервисные рабочие, операторы; образование — несколько лет средней школы.

Беднота (8—9%). — Зависят преимущественно от системы пособий для существования; стандарты жизни ниже черты бедности; нерегулярно заняты; нет школьного образования

Маргинальные и низшие американцы

Высший низший (9%). — Работающие; не на пособии; стандарты жизни чуть выше бедности; поведение оценивается как грубое, бульварное/дрянное. Низший низший (7%). — На пособии, очевидно пораженные бедностью, обычно без работы (пли имеют грязнейшую работу); попрошайки / бродяги, полные криминалы

Функциональный подход Gilbert и Kahl (1982) фокусируется на занятии, уровне дохода, условиях жизни и идентификации с этниче­ской или расовой группой. Coleman и Rainwater базировали свою структуру социального класса на «репутации», полагаясь на вообра-

жения человека с улицы. Репутационный подход разработан ддя отражения популярного представления и наблюдения того, как люди взаимодействуют друг с другом — как равные, вышестоящие или нижестоящие по социальному статусу. В основе подхода — персональный и групповой престиж. Обе социально-классовые структуры делят американское общество на высших, средних и низших американцев.

Хотя функциональный и репутационный подходы основаны на разных концепциях, они близки в оценках размеров трех классов — высшего, среднего и низшего. Таблица 4.6 представляет профили соц. классов Coleman- Rainwater в показателях дохода, образования и занятия периода 1983 г. [Hawkins et al., 1995, p. 123; Assael, 360].

Таблица 4.6. Иерархия позиций социального класса Coleman-Rainwater (1983)

Социальный классТипичный профиль
% насел.Доход, долл.ОбразованиеЗанятие
Высшие американцы
Высший высший0,3600 000Мастерская степеньПредседатель

диоекгошв

Низший высший1,2450 000Мастерская степеньПрезидент корпорации
Высший средний12,5150 000Медицинская степень (высшее образование)Врач
Средние американцы
Средний класс32,028 000КолледжУчитель старших классов соедней школы
Рабочий класс38,015 000Средняя школаРабочий на сборке
Низшие американцы
Высший низший9,09 000Незаконченная средняя школаУборщик
Низший низший7,05 000Начальная школаБезработный

Изменения в социальной структуре США (табл, 4.7) [Аргументы I, 2001] и других экономически развитых стран связаны с переходом в течение XX в. от индустриального к постиндустриальному обществу, где все более ценным активом становится информация и

информационные технологии в сравнении с материальными, природными и финансовыми ресурсами. Изменения структуры экономики влекут за собой изменения в структуре занятости и, соответственно, меняют статусные характеристики.

Таблица 4.7. Структура занятости населения в США, %

Основные сферы занятости1990 г.2001 г.
Сельское хозяйство452,5
Промышленное производство2010
Сфера услуг3080

Интересными представляются современная пятиуровневая социально-классовая структура, представленная в мультиязычной интернет-энциклопедии, 2004 г. (www.wikipedia.org/wiki/); структура, предложенная Abraham Trad, преподавателем курса социальной антропологии университета штата Коннектикут, США (2004) (табл. 4.8); а также девятиуровневая структура историка культуры Paul Fussel (1992) (табл. 4.9).

Таблица 4.8. Пятиуровневая социально-классовая структура США

Coleman-Rainwater, 1978Wikipedia, 2004

wiki/)

Abraham Trad, 2004 (www.connecticut.org)
Группы

о/ %

КлассыНаселе ние, %Классы и субклассыКлассы и субклассыНаселе ние, %
Верхни е

амери­канцы — 14

Высший высший0,3Высший классВысший класс1-3
Низший высший1,2
Высший средний12,5Средний классВысший среднийСреди

класс

Верхний средний10-15
Средни е

амери­канцы — 70

Средний класс32,0Средний среднийНижний средний30-35
Рабочий класс38,0Низший среднийРабочий класс40-45
Нижние амери­канцы — 16Высший низший9,0Низший классНизший класс20-25
Низший низший7,0

Таблица 4.9. Девятиуровневая социально-классовая структура США

Социальная структура Paul Fussell, 1992 г. (социокультурная; больше по жизненному стилю, чем доходу) (по Paul Fussell, Class: A -Guide through the American Status ,System, 1992, Touchstone, 1992, 208 p.
КлассыХарактеристики
Невидимые топ (Invisible Top)Супербогатые, наследники огромных состояний
Высший класс (Upper Class)Богатые знаменитости и люди, способные позволить себе слуг
Средай ктвссВысший средний класс (Upper-Middle Class)Сделавшие себя сами высокообразованные профессионалы
Средний класс (Middle

Class)

Офисные работники
Пролет ариатВерхний пролетариат

(High Prole)

Квалифицированные рабочие, члены профсоюза
Средний пролетариат (MidProle)Рабочие фабрик и сервисной индустрии
Нижний пролетариат (Low Prole)Мигранты — рабочие ферм и случайно занятые
Обездоленные (Destitute)Бездомные
Невидимое дно (Invisible Bottom>Заключенные в тюрьмах

Россия, очевидно, отстает от США в уровне развития информационных технологий и масштабах их использования, в уровне жизни основной массы населения, в уровне конкурентоспособности множества товаров и услуг на мировом рынке. Наша совсем еще недавно индустриально-аграрно- феодальная страна, с трудом удерживая давление конкуренции свободных рыночных экономик, ищет свои модели интеграции в мировую экономику, построенную сегодня по правилам рынка. Социальная структура экономически благополучного общества может и должна быть ориентиром маркетинга как на экономическом уровне, так и на уровне маркетинговой деятельности всех субъектов рынка. Можно говорить о том, что сферой социальной ответственности маркетинга в России должно быть формирование среднего класса как большинства, а не меньшинства российского населения. Речь идет о том, что маркетинг на макро- и микроуровнях экономики должен учитывать интересы трансформации социальной структуры в России 30 : 70 (соотношение — средний к низкообеспеченному) в обратную — 70 : 30, когда средний составляет большинство населения страны.

Различия в социальной структуре и «толщине» слоя класса западных стран и России дают о себе знать проблемами практики маркетинга иностранных компаний на российском рынке. Так продукты, потребляемые средним классом в США, Великобритании Германии и других экономически развитых странах (автомобили- иномарки, путешествия по Европе и за океан, квартиры) покупаются в России преимущественно высшим классом и верхним слоем сред – него класса. Ежегодные путешествия в соседнюю страну, автомобиль отечественного производства вполне по средствам школьной учительнице из Германии или США и совсем не по карману для 90% российских учителей. Это значит, что программы маркетинга, разработанные для Западной Европы и США, могут иметь в России проблемы в таких вопросах, как выбор целевого сегмента и позиционирование продукта, выбор спектра мотивов для коммуникаций и соответственно, достижение цели объема продаж.

В связи с актуальностью классовой идентификации и самоиденти­фикации российских потребителей в условиях глобализующихся рын­ков товаров, рабочей силы и капитала, социальная структура в США представляет методический интерес для разработки маркетинговых ре­шений в России (сегментация, позиционирование, брендинг, мотива­ция, коммуникации). Рассмотрим основные социальные классы структуры, предложенной Cole man-Rainwater в 1978 г. для американ­ского общества [Hawkins et al, 1995, p. 122]. Параллельно рассмотрим и современные тенденции изменения этой социальной структуры к настоящему времени, эхом отзывающиеся и в нашей стране.

Социальные классы в США

Социальные классы в США – это группы людей со схожим социальным статусом, уровнем материального благосостояния, образованием.

Хотя деление на социальные классы является весьма условным, тем не менее в реальности никто не сомневается в расслоении населения США (как и всего мира) на различные классовые категории.

Существует целый ряд моделей деления общества США на классы. Самая простая из них – это деление людей на “богатых”, “средних” и “бедных”, но в действительности все конечно же намного сложнее.

Ниже приведены наиболее популярные на сегодня академические модели деления общества США на социальные классы.

Модели социальных классов США

Модель Денниса ГилбертаМодель Уильяма Томпсона и Джозефа ХикиМодель Леонарда Бигли
Название классаТипичные представителиНазвание классаТипичные представителиНазвание классаТипичные представители
Капиталисты (около 1% населения США)Топ-менеджеры высшего звена; политики высокого уровня; люди, унаследовавшие крупные состояния. Как правило, выпускники “Лиги плюща”.Высший класс (около 1% населения США)Топ-менеджеры высшего звена; знаменитости; люди, унаследовавшие крупные состояния. Как правило, выпускники “Лиги плюща”. Доход свыше 500 000 долларов США в год.Очень богатые (около 1% населения США)Мультимиллионеры, чьи доходы обычно превышают 350 000 долларов США в год; знаменитости и крупные руководители либо политики. Как правило, выпускники “Лиги плюща”.
Высший средний класс (около 15% населения США)Как правило наемные работники с высшим образованием, специалисты и руководители среднего звена с высоким уровнем самостоятельности в работе.Высший средний класс (около 15% населения США)Специалисты и руководители с высшим образованием. Доход свыше 100 000 долларов США в год.Богатые (около 5% населения США)Имеющие капитал 1 000 000 долларов США и более. Как правило, имеют высшее образование.
Низший средний класс (около 30% населения США)Специалисты начального уровня и высококвалифицированные рабочие со средним уровнем жизни. “Белые воротнички”. Многие имеют высшее образование.Низший средний класс (около 32% населения США)Специалисты начального уровня и высококвалифицированные рабочие с некоторым уровнем самостоятельности в работе. Доход от 35 000 до 75 000 долларов США в год. Многие имеют высшее образование.Средний класс (около 46% населения США)Работники с высшим образованием и доходами выше среднего уровня (мужчины зарабатывают около 57 000 долларов США в год, женщины – около 40 000 долларов США в год).
Рабочий класс (около 30% населения США)Рабочие и клерки, чья работа не требует высокой квалификации. “Синие воротнички”. Имеют среднее образование.Рабочий класс (около 32% населения США)Рабочие и клерки средней квалификации. Доход от 16 000 до 30 000 долларов США в год. Имеют среднее образование.Рабочий класс (40 – 45% населения США)Работники с невысокой квалификацией и небольшими доходами (мужчины зарабатывают около 40 000 долларов США в год, женщины – около 26 000 долларов США в год). Имеют среднее образование.
Работающие бедняки (около 13% населения США)Неквалифицированные рабочие и клерки. Характерна высокая экономическая нестабильность и риск бедности. Некоторые имеют среднее образование.Низший класс (14 – 20% населения США)Работающие на низкооплачиваемых должностях или живущие на правительственные субсидии. Некоторые имеют среднее образование.Бедные (около 12% населения США)Живущие ниже черты бедности, безработные или не полностью занятые. Уровень доходов низкий (около 18 000 долларов США в год на семью). Некоторые имеют среднее образование.
Низший класс (около 12% населения США)Безработные или не полностью занятые. Живущие на правительственные субсидии. Некоторые имеют среднее образование.

Очевидно, что во всех моделях прослеживается зависимость принадлежности к тому или иному классу от уровня образования. Действительно, в США (как и во многих других странах) более высокий уровень образования (и практических навыков) с высокой вероятностью помогает достичь более высокого уровня доходов.

Система образования США

Система образования США характеризуется гибкостью и демократичностью: при высоком разнообразии программ у учащихся – как школьников, так и студентов – есть возможность самостоятельного выбора изучаемых дисциплин, а также смены специализации. Даже в университете можно переходить с одного факультета на другой, изучать дополнительные предметы и составлять собственную образовательную программу.

Дошкольное образование в США

Дошкольное образование в США начинается практически с пеленок. В ясли или детский сад ребенка можно отдать уже с 6 месяцев. Там он может находиться с шести утра до шести вечера. В отличие от российских детских садов, ребенка могут приводить в детский сад и после школы, так как по закону до 12 лет он не может находиться дома один. Все детские сады в Америке платные, средний ежемесячный взнос составляет около 1200 долларов.

Для детей от трех до пяти лет при школах действуют «подготовительные группы». На данном этапе большое внимание будет уделяться общему развитию, социализации, а также литературе, так как дошкольная система образования ставит перед собой задачу в первую очередь обучить ребенка навыкам чтения.

Однако детский сад и дошкольные классы – это все же необязательная ступень. Обязательное образование в Америке начинается в школе и длится 12 лет.

Система школьного образование в США

В отличие от многих стран, единого образовательного плана в Америке не существует: в общем виде план формирует совет по образованию при администрации штата, более точный определяет совет конкретной школы.

Школьное образование в США делится на три этапа:

  • начальное (1-5 классы) – дети изучают основные обязательные предметы, занимаются спортом и творчеством.
  • среднее: Middle School (6-8 классы) или Junior High School (7-9 классы) – помимо обязательных предметов появляются дисциплины по выбору.
  • старшие классы: High School (9-12) или Senior High School (11-12) – сокращение числа обязательных предметов, максимальная свобода в выборе изучаемых дисциплин. Последние 2 года одаренные школьники могут изучать программы повышенной сложности (Advanced Placement). По окончании High School американскому школьнику предстоит сдавать экзамен SAT (Scholastic Aptitude Test).

В зависимости от штата, дети начинают учиться в возрасте от пяти до восьми лет. Как правило, каждая из ступеней американской школы имеет свое собственное здание и представляет из себя полностью обособленное учебное заведение.

Учебный год в американской школе делится на два семестра. Продолжительность учебных занятий составляет 5-6 часов в день с обеденным перерывом. Послеобеденное время чаще всего посвящается спорту, клубам по интересам и другой общественно-полезной работе, которые являются обязательной составляющей американского школьного образовании. Оценки выставляются в буквенной форме: A, B, C, D, F будут эквивалентны российским оценкам от пятерки до двойки.

В отличие от системы высшего образования США, которая является мировым лидером, школьный сектор оценивается контроверсивно. С одной стороны, набор обязательных предметов мал: среди них математика, английский, естествознание науки, история, искусство, физкультура.

С другой стороны, у учеников огромный выбор профильных занятий: от театра до экологии. В этот список входят и иностранные языки. Во многих школах старшеклассникам предлагают программы повышенной сложности (Advanced Placement): самые целеустремленные и способные ученики могут дополнительно изучать тот или иной предмет на университетском уровне. Таким образом, школьная система образования в США хороша для тех, кто хочет учиться, но не нацелена на общее повышение образованности в стране.

Государственные и частные школы в США

По типу финансирования школы в США делятся на государственные (public schools) и частные (private schools). Уровень преподавания в государственных очень разнится не только от штата к штату, но и даже внутри одного города. Дело в том, что финансирование государственных школ происходит за счет бюджета округа (чаще всего из налогов на недвижимость). В результате школы в «дорогих» районах имеют хорошее обеспечение, и как следствие – материальное оснащение, сильный преподавательский состав и общие высокие показатели успеваемости. Так как по законам США ребенок может посещать только ту школу, к которой он относится по месту проживания, такая система приводит к увеличению стоимости недвижимости в районах с «сильными» школами. Налоги возрастают, школа получает еще большее финансирование. Обратная ситуация в «дешевых» районах: недостаток финансирования приводит к тому, что школы так и остаются слабыми.

Частные школы – это финансово независимые организации, получающие дотации от спонсоров, а также взымающие плату за обучение. Наличие высокого уровня финансирования позволяет поддерживать высокий уровень успеваемости: великолепное материально-техническое оснащение, сильный преподавательский состав и небольшие по размеру классы делают эти заведения «колыбелями» будущих дипломатов, политиков и топ-менеджеров. Полученное здесь образование открывает двери в большинство топовых вузов мира. Стоит сказать, что число граждан США в частных школах зачастую составляет менее 50%: больший интерес они представляют для иностранных школьников. Отчасти это связано с миграционным законодательством страны: иностранец может учиться в государственной школе только если семья переезжает в Америку и имеет вид на жительство или если школьник участвует в годичной программе обмена.

Значительные различия между элитными частными школами и «средними» муниципальными также усиливают общую неоднородность в сфере среднего образования Америки.

Высшее образование в США

В систему высшего образования США входят колледжи и университеты – частные и государственные. По данным международных рейтингов, большинство из них входит в число лучших учебных заведений мира. Стоит заменить, что в отличие от европейской системы образования, в Америке между колледжем и университетом качественной разницы нет. К примеру, даже Гарвард, первый в рейтинге за 2016 год, на самом деле делится на школы, колледжи и институты. Различие заключается лишь в том, что колледжи предлагают только программы бакалавриата, а университеты и институты дают возможность заниматься научными исследованиями и продолжить академическую карьеру в магистратуре (1-2 года), аспирантуре (от 3 до 6 лет) и заниматься исследованиями после защиты докторской диссертации. В случае, если специализация студента связана с медициной, правовым или теологическим образованием, схема обучения несколько отличается: по окончанию программы бакалавра учащийся может поступить в высшую профессиональную школу. Подобные учебные заведения существуют при крупных университетах, длительность обучения в них составляет 3 года.

Технические институты и муниципальные колледжи относятся к профессиональному образованию (аналог российских ПТУ), однако могут служить первой ступенью высшего в случае, если после обучения в них студент переводится в университет на программу бакалавриата. Как правило, перевод осуществляется на 2 или 3 курс.

Система высшего образования США характеризуется еще большей свободой в сравнении со школами. Большинство вузов принимают студентов не на конкретный факультет, а просто в университет. Впрочем, абитуриенты чаще всего выбирают все-таки вуз, который наиболее силен в той области, изучать которую они и планируют. Например, Массачусетский Технологический Институт знаменит разработками в области роботехники и искусственного интеллекта, но, если планы поменялись, там можно изучать и историю, и театр, и литературу. Это связано с тем, что в течение двух первых лет студент может брать практически любые курсы, предлагаемые в стенах учебного заведения. Единственным требованием является достаточное количество заработанных «кредитов» (credits), которые учащийся получает за успешно освоенные дисциплины. На 3 курсе требуется определиться со своей специализацией и выбрать major – основную область профессиональных интересов. Именно по ней и будет получен диплом. Однако благодаря тому, что студент волен сам формировать свой учебный план, в США возможно получение самых редких специальностей на стыке различных профессий.

Демократичность в формировании учебного плана однако предполагает достаточно дисциплинированное отношение к учебе: это и посещение занятий, и своевременная сдача всех контрольных и исследовательских работ. Последнему в системе высшего образования США уделяется особое внимание: помимо привычных россиянам лекций и семинаров, студентам американских вузов приходится много времени проводить над исследованиями или проектами. Зачастую они выполняются не индивидуально, а группой студентов: в США уверены, что обучение может строиться не только по схеме «от преподавателя к студенту», но и «от учащегося к учащемуся». Также подобная работа развивает умение трудиться в команде, что высоко ценится не только в учебной среде, но и впоследствии работодателями.

Наконец, не последним фактором, сделавшим американскую систему высшего образования столь почитаемой во всем мире, является финансово-материальное обеспечение. Оно позволяет не только поддерживать прекрасное оснащение вузов, но и содержать штат действительно сильных преподавателей, которые зачастую приезжают в США из других стран.

Все вместе – сильная академическая подготовка, возможность выбора дисциплин исходя из собственных профессиональных планов, ориентированность образования на реальные секторы экономики – позволяет оставаться системе высшего образования в США сильнейшей в мире.

Система образования в Америке неоднородна. Начальные и средние государственные школы США не всегда внушают доверие. Они предлагают набор базовых предметов, которых одаренному ученику, скорее всего, покажется недостаточно. Родители, прочащие своим детям успешную карьеру, предпочитают отправлять их в частные школы. Однако американские вузы и колледжи, как частные, так и государственные, из года в год венчают мировые рейтинги. В них сочетается демократичность учебного процесса и высокий уровень образования, поэтому целеустремленный студент может быть уверен, что получит от учебы именно то, что нужно.

Полиция в США

Кадр из фильма “Полицейская академия” (1984 г.)

Из фильмов про американскую полицию мы имеем некоторое представление о блюстителях закона в США. Однако далеко не все сведения правдивы и далеко не вся правда о полиции США известна широкому кругу населения.

Толчком для создания и дальнейшего развития полицейской системы США стали Декларация независимости США и Конституция страны.

Структура

В США структура полиции не имеет единого центра управления и подчинения, поэтому и понятие «Полиция США» весьма условно и употребляется неофициально. Не только в каждом штате, но и в каждом мегаполисе, а также в некоторых небольших городах есть собственная полиция. При этом полицейские ведомства в разных штатах работают независимо друг от друга.
– полицейские организации в федеральном правительстве, в министерстве юстиции, в министерстве обороны и МВД (United States Department of the Interior, DOI) и в ряде других;
– полицейские образования в штатах;
– полицейские агентства в округах (административное устройство США предусматривает систему округов) во главе с шерифами;
– полицейские организации отдельных населенных пунктов.

Федеральными преступлениями на уровне страны в США занимаются отдельные ведомства – Федеральное бюро расследований (FBI), Управление по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration, DEA), Иммиграционная и таможенная полиция (Immigration and Customs Enforcement, ICE) и другие. Основная задача полиции США — это расследования преступлений на уровне штатов и отдельных округов.

В разных штатах структура полицейского управления разнится, как и название шефа полиции. Как правило, это комиссар, шеф полиции или же суперинтендант полиции. Назначать на эту должность людей имеет право глава города или же законодательный орган. В ряде случаев должность может быть выборной всенародным голосованием членов общины.

Полицию округа возглавляет шериф, должность выборная.

Полномочия

Полномочия полиции США очень широки и трудно поддаются описанию по причине их постоянного расширения. Последнее связано с развитием уровня жизни, возникновением новых угроз для общества. В общих чертах в полномочия полиции США входят защита гражданских прав и свобод, гарантированных законодательством страны, а также обеспечение безопасности и здоровья граждан.

Применение полицией США силы, в том числе и огнестрельного оружия , обусловлено целым комплексом правил, которые связаны с уровнями сопротивления нарушителей порядка. Многие страны мира взяли на вооружение существующую в США систему применения оружия представителями правоохранительных структур разных видов.

В последние 20 лет система применения оружия полицейскими дает сбои. Особенно это связано с расовыми проблемами в США, которые значительно усугубились в конце 20-го и начале 21-го столетий. Казалось бы, решенные в 60-е годы прошлого века расовые проблемы проявляются снова. Свидетельством тому служат факты применения огнестрельного оружия на поражение полицейскими против афроамериканцев. Причем практически во всех этих случаях серьезных причин для применения оружия не было.

Эта проблема поражает все американское общество и связана с тем, что оно сформировано представителями разных культур и наций. Все они за считанные десятилетия были сплавлены в единую нацию, но многие проблемы оказались нерешенными, в том числе и расовая сегрегация. Причем действует она в обе стороны: евроамериканцы (белые) также страдают от расовой дискриминации.

Звания в полиции США

По кинофильмам мы знаем, что к полицейским в США очень часто обращаются просто «офицер». С привычным в нашем понятии значением это обращение не имеет ничего общего. «Офицер» в полиции США — это самый младший чин и обозначает просто человека на государственной службе, должностное лицо. Иногда полицейский может всю свою службу проходить «офицером» вплоть до ухода на пенсию .

В действительности офицерским званием является – «детектив», которое подразделяется на классы. В свою очередь, эти классы показывают всего лишь срок службы в полиции и имеют одинаковый статус.

Следующую ступеньку в табели о рангах полиции США занимает звание «сержант». Это уже серьезное звание, для получения которого нужно не просто прослужить не менее 3-х лет, но и сдать соответствующие экзамены.

После сержанта в полиции США следуют звания лейтенанта и капитана полиции.

Кстати, в разных штатах полицейские ведомства могут использовать разную структуру званий, которые дополняются такими, как инспектор, шеф полиции, комиссар и так далее. При этом нередко встречаются случаи, когда высшие чины в полиции штата или города занимают гражданские лица.

Требования к кандидатам

Чтобы служить в полиции США, необходимо соответствовать следующим требованиям:

  • быть гражданином США;
  • быть старше 21 года и младше 35 лет (в некоторых случаях требований к максимальной возрастной границе не предъявляют);
  • отсутствие судимостей;
  • окончить школу полиции или пройти службу в армии США.

Интересные факты о полиции США

Заработная плата полицейских не очень большая, особенно в начале службы, она составляет от 40 тысяч долларов год. Оплата труда увеличивается с ростом выслуги, а также за сверхурочную работу . При этом в полиции разрешается иметь вторую работу. Этим, как правило, занимаются младшие чины с небольшой выслугой.

При задержании преступника американские полицейские объясняют задержанному их право на молчание и адвоката. На самом деле адвокат положен только личный. В противном случае бесплатный адвокат появится только во время суда.

Традиционно в полиции США служит много выходцев из Ирландии. В 19-м веке Ирландия потеряла около миллиона своих жителей, которые выехали в США. Значительная их часть, не имея должного образования и профессии, шла служить в полицию или в пожарные команды. Такая работа не требовала особой квалификации и поэтому 20% полицейских Нью-Йорка в середине 19-го века были ирландцами.

КАК ИММИГРАНТЫ ПОПОЛНЯЮТ ОБЩЕСТВО — ИММИГРАЦИЯ И ИСТОРИЯ США

Десятки миллионов иммигрантов за четыре столетия сформировали современные Соединенные Штаты. Они приехали, чтобы строить новую жизнь и зарабатывать в Новом Свет, их нелегкий труд принес пользу им самим и их новой родине.
Хейша Дайнер (Hasia Diner) — профессор истории в Нью-Йоркском университете в городе Нью-Йорке

Миллионы женщин и мужчин со всего мира решились иммигрировать в Соединенные Штаты. Этот факт — одна из основ развития страны и залог процесса, обладающего принципиальным значением для истоков формирования нации: ее становления в качестве нового и независимого государства и последующего превращения из атлантического форпоста в мировую державу. В первую очередь, это относится к экономическому росту страны. Соединенные Штаты Америки созданы иммигрантами.
Подобно многим другим обществам переселенцев, Соединенные Штаты, как до обретения независимости, так и после него, полагались на поток прибывающих из других стран, которые осваивали ее открытые незаселенные земли. Эту историческую действительность США разделили с Канадой, ЮАР, Австралией, Новой Зеландией, Аргентиной и другими странами.
Имперские державы, претендовавшие на свободные земли, обладали доступом к двум из трех элементов, которые необходимы для достижения их главной цели — добычи природных ресурсов в колониях. В их распоряжении были земля и капитал. Однако не хватало людей, которые занимались бы сельским хозяйством, лесозаготовками, добычей полезных ископаемых, охотой и так далее. Управляющие колониями с большим или меньшим успехом пытались воспользоваться местной рабочей силой и поощряли торговлю африканскими рабами, вследствие которой миллионы мигрантов против своей воли оказались в Новом Свете.
Однако иммиграция сыграла решающую роль не только в создании возможностей для развития Америки, но и в формировании основ ее общественного строя. Историю США можно условно поделить на пять отдельных периодов. В течение этих периодов наблюдались разные темпы миграции из совершенно разных уголков мира. Каждый из них во многом стал отражением особенностей американского общества и экономики и одновременно оставил на них свой отпечаток.

ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В НОВОМ СВЕТЕ
Первая и самая продолжительная эпоха продлилась с 17-го века до начала 19-го столетия. Иммигранты прибывали из разных мест, в том числе из германского Пфальца, из Франции (протестанты-гугеноты) и из Нидерландов. Среди иммигрантов были иудеи из Нидерландов и из Польши, однако большинство иммигрантов той поры были родом с Британских островов, причем англичане, шотландцы, валлийцы и ирландцы из Ольстера тяготели к разным колониям (позднее ставшим штатами) и регионам.
Эти иммигранты, которых обычно называют переселенцами, в основном, предпочитали заниматься земледелием: обещание дешевой земли было важным стимулом для обедневших выходцев из северной и западной Европы, которые не могли воспользоваться плодами модернизации экономики у себя на родине. Особого внимания заслуживает отдельная группа иммигрантов, поскольку их опыт во многом проливает свет на движущие силы иммиграции. В ту эпоху многие переселенцы прибывали в Америку в качестве подневольных работников. Они заключали договоры с работодателями, в которых определялись время и условия труда в качестве платы за переезд в Новый Свет. Хотя условия работы были очень суровыми, в результате своего труда подневольные работники получали в собственность небольшие земельные наделы, которые они могли обрабатывать, став независимыми фермерами-йоменами.

МАССОВАЯ МИГРАЦИЯ
Число людей, приехавших в эту давнюю эпоху, было относительно небольшим. Однако к 20-м годам 19-го века ситуация изменилась. Этот период стал первой эпохой массовой миграции населения. Со второго десятилетия до 1880-х годов в Соединенные Штаты прибыло около 15 миллионов иммигрантов. Многие предпочли заняться сельским хозяйством на Среднем Западе и Северо-востоке, другие направлялись в такие города, как Нью-Йорк, Филадельфия, Бостон и Балтимор.
Этот переходный период обусловлен факторами, которые действовали как в Европе, так и в Соединенных Штатах. После окончания наполеоновских войн в Европе молодые люди оказались свободными от военной службы. Это позволяло им вернуться на родину, в то время как индустриализация и сельскохозяйственная консолидация в Англии, Скандинавии и странах центральной Европы преобразили отечественную экономику. В результате образовался класс молодых людей, которые при новом строе не могли заработать себе на жизнь. Спрос на труд иммигрантов возрос в связи с двумя важными тенденциями в США: заселением американского Среднего Запада после открытия канала Эри в 1825 году и связанным с ним становлением порта в Нью-Йорке, а также началом промышленного развития в Соединенных Штатах, особенно текстильной отрасли, центр которой находился в Новой Англии.
Иммигранты, как правило, группировались в определенных городах и регионах. Американский Средний Запад, ставший в середине 19-го века одним из самых плодородных сельскохозяйственных регионов мира, привлек сплоченные и относительно однородные общины иммигрантов из Швеции, Норвегии, Дании, Богемии и различных территорий, которые в 1871 году стали единой Германией.
В эту эпоху произошел первый крупномасштабный приток иммигрантов-католиков в преимущественно протестантские Соединенные Штаты. Эти люди — в основном, ирландцы — вызвали первую в истории страны серьезную волну враждебного отношения к иммигрантам, которая сочетала в себе неприятие иммигрантов в целом с боязнью католицизма и ирландцев. В десятилетия, предшествовавшие Гражданской войне в США (1861-1865), теория превосходства граждан, родившихся в стране, над иммигрантами привела к возникновению мощного политического движения и даже политической партии «незнаек», которые сделали опорными пунктами своей платформы негативное отношение к иммиграции и католичеству. В этот период на американский Запад также прибыли немногочисленные китайцы. Американцы, родившиеся в стране, бурно и отрицательно реагировали на их приезд, что привело к принятию единственного иммиграционного закона США, в котором конкретная группа людей была названа главным объектом ограничительной политики — «Закона об исключении китайцев» 1882 года.

ВОЛНА СТАНОВИТСЯ НАВОДНЕНИЕМ
В десятилетия после Гражданской войны с появлением новых источников иммиграции стали совершенствоваться средства для путешествий через океан. Если прежние иммигранты прибывали в Соединенные Штаты на парусниках, то нововведения в пароходном сообщении позволили более крупным морским судам привозить в США больше иммигрантов. В ту эпоху иммигранты прибывали, как правило, из южной и восточной Европы — регионов, которые в конце 19-го и начале 20-го веков претерпевали такие же экономические преобразования, какие ранее произошли в западной и северной Европа.
Как и среди иммигрантов прежнего периода, среди новых прибывающих в Америку преобладала молодежь. Эту миграционную волну, ставшую третей в истории иммиграции в США, скорее можно назвать наводнением иммигрантов, так как океан пересекли почти 25 миллионов европейцев. Большинство этих мигрантов составляли итальянцы, греки, венгры, поляки и другие люди, говорившие на славянских языках. Среди них было от 2,5 до 3 миллионов евреев.
Каждая группа отличалась характерными миграционными особенностями по соотношению между мужчинами и женщинами среди мигрантов, постоянству своей миграции, уровню грамотности, количеству взрослых и детей и т.п. Но у всех групп была одна общая характеристика: они стекались в города и составляли большинство промышленной рабочей силы в США, обеспечивавшее становление сталелитейной, угольной, автомобильной, текстильной и швейной промышленности. Эти люди дали возможность Соединенным Штатам оказаться в первых рядах мировых экономических гигантов.
Их тяга к городам, большая численность и достаточно элементарная, свойственная людям антипатия к иностранцам привели к возникновению второй волны организованной ксенофобии. К 1890-м годам многие американцы, особенно из числа зажиточных белых местных уроженцев, считали, что иммиграция серьезно угрожает здоровью и безопасности страны. В 1893 году группа таких американцев создала Лигу за ограничение иммиграции. Наряду с другими аналогично настроенными организациями, она начала добиваться от Конгресса резкого сокращения иммиграции из-за рубежа.

ПРИНЯТИЕ ЗАКОНОВ ОБ ИММИГРАЦИИ
Ограничение постепенно продолжалось в конце 19-го и начале 20-го веков, сразу после Первой мировой войны (1914-1918) и в начале 1920-х годов Конгресс изменил основы политики страны в отношении иммиграции. В принятом в 1921 году Законе о национальном происхождении (в окончательной форме утвержденном в 1924 году) не только ограничивалось число иммигрантов, которые могли въезжать в Соединенные Штаты, но и устанавливались квоты, основанные на национальном происхождении. Этот сложный законодательный акт, по существу, отдавал предпочтение иммигрантам из северной и западной Европы, резко ограничивая число прибывающих из восточной и южной Европы и объявляя нецелесообразным прием иммигрантов из Азии в Соединенных Штатах.
Однако квоты не распространялись на Западное полушарие, и в 1920-е годы наступила предпоследняя эпоха в истории американской иммиграции. Иммигранты довольно свободно переезжали из Мексики, Карибского бассейна (включая Ямайку, Барбадос и Гаити) и других частей Центральной и Южной Америки. Эта эпоха, на которой отразилось применение закона 1924 года, продолжалась до 1965 года. На протяжении этих сорока лет Соединенные Штаты начали постепенно принимать ограниченное количество беженцев. Еврейские беженцы из нацистской Германии перед Второй мировой войной, те, кто пережил Холокост, перемещенные лица разных национальностей, бежавшие от коммунистического правления в Восточной Европе, венгры, искавшие убежища после неудавшегося восстания в 1956 году, и кубинцы после революции 1960 года смогли найти себе пристанище в Соединенных Штатах, потому что американцы не могли оставаться равнодушными к их тяжелой участи. Однако основной закон об иммиграции оставался в силе.

ЗАКОН ХАРТА-СЕЛЛЕРА
Все изменилось в 1965 году с принятием Закона Харта-Селлера — побочного продукта революции в области гражданских прав и жемчужины среди программ президента Линдона Джонсона «Великое общество». Эта мера не предназначалась для стимулирования иммиграции из Азии, с Ближнего Востока, из Африки и других развивающихся регионов мира. Напротив, отказавшись от системы квот по расовому признаку, ее авторы рассчитывали на то, что иммигранты будут приезжать из «традиционных» обществ, присылавших их ранее, таких, как Италия, Греция и Польша. Жители этих стран испытывали затруднения в связи с очень низкими квотами по закону 1924 года. В новом законе квоты были заменены льготными категориями, основанными на семейных связях и трудовых навыках. При этом особое предпочтение отдавалось иммигрантам, имеющим родственников в Соединенных Штатах, и профессиям, в которых остро нуждалась страна по оценкам Министерства труда США. Но после 1970 года, вслед за первоначальным притоком из этих стран, иммигранты начали прибывать из Кореи, Китая, Индии, Филиппин и Пакистана, а также из стран Африки. К 2000 году иммиграция в США достигла уровня 1900 года, и Соединенные Штаты вновь стали страной, которая формируется и преобразуется под воздействием иммиграции.
В начале 21-го века американское общество снова втянулось в дебаты об иммиграции и роли иммигрантов в американском обществе. Кому-то новые иммигранты кажутся неготовыми или неспособными к ассимиляции в американском обществе, уделяющими слишком большое внимание сохранению своих связей в других странах и чересчур далекими от основных американских ценностей. Как и в прошлом, некоторые критики современных иммигрантов полагают, что приезжие отбирают рабочие места у американцев и создают чрезмерную нагрузку на системы образования, социального обеспечения и здравоохранения. Многие участники дебатов считают, что многочисленные нелегальные иммигранты (лица без официальных документов) угрожают основам общественной структуры в стране. Они полагают, что каждая новая волна иммигрантов вселяла в американцев, в том числе в детей и внуков прежних иммигрантов, страх, подозрительность и обеспокоенность. При этом многие ошибочно утверждают, что новая группа прибывающих в страну каким-то образом не впишется в общество и сохранит приверженность старому и чуждому образу жизни. В свою очередь, сторонники иммиграции и большинство специалистов по истории иммиграции утверждают, что иммигранты обогащают Соединенные Штаты, оказывая ценные услуги стране.
Во все периоды истории США, от колониальных времен 17-го столетия до начала 21-го века, прибывавшие со всего мира люди останавливали свой выбор на американском опыте. Они приезжали как иностранцы, носители языков, культур и религий, которые порой казались чуждыми сути Америки. Со временем, по мере того как менялись представления об американской культуре, иммигранты и их потомки создавали этнические общины и одновременно участвовали в гражданской жизни Америки, внося вклад в жизнь всей страны.

Ссылка на основную публикацию