Ирландская иммигрантская группа в США и ее характерные особенности

Ирландская иммигрантская группа в США

В американском опыте трех характерных иммигрантских групп последней трети XIX в. можно было заметить существенные общие закономерности, однако каждая из них обладала бесспорным своеобразием. Попытаемся наметить вкратце особые черты еще нескольких характерных в типологическом отношении этнических групп этого периода. Прежде всего ирландцы, почти единственная англоязычная иммигрантская группа. Подобно немцам, это была старая группа, решающий период иммиграции которой пришелся на середину XIX в. Выработавшийся в то время стереотип ирландцев послужил основой для стереотипов позднейших иммигрантских национальностей в еще большей мере, чем сами ирландские иммигранты явились прототипом позднейших иммигрантских групп. Вот как изложил некоторые черты этого стереотипа русский публицист Николай Славинский, живший в Америке в начале 70-х годов XIX в.: «Опасный класс нью-йоркского населения состоит преимущественно из эмигрантов Ирландии. Многие из ирландцев и других наций являются в Нью-Йорк уже готовыми на разные преступления». «Ирландцы очень медленно приобретают имущественную независимость вследствие своей расточительности и страсти к горячим напиткам».

Подъем ирландцев по социальной лестнице

В конце XIX в. многие члены ирландско-американской группы — особенно ее второго поколения — выбились в мастера, приказчики, подрядчики, даже предприниматели, хотя при этом большая часть группы, не занимая уже, как прежде, самой низшей ступени общества, продолжала принадлежать к рабочему населению.

В массачусетсском текстильном центре Лоуренсе материальное положение и общественный престиж ирландцев к 80-м годам XIX в. значительно повысились. В Милуоки ирландцы к началу XX в. заняли место среди мастеров, а подчас и владельцев предприятий. Ценой больших усилий сыновьям ирландских иммигрантов удавалось приобрести техническую квалификацию, а то и перейти в разряд служащих («белых воротничков»). Так, отец Элизабет Флинн, видной деятельницы компартии США, который был американским ирландцем второго поколения, рабочим каменоломни, приобрел инженерное образование и в дальнейшем работал инженером-строителем и картографом. Относительно чаще стремление ирландцев, особенно иммигрантов первого поколения, «преуспеть» выливалось в приобретение жилищ, что показал Ст. Тернстром на примере ирландцев Ньюберипорта. Посредством всех таких способов образовался многолюдный слой «ирландцев с тюлевыми занавесками» (само это выражение воз¬никло приблизительно в 90-х годах), которых отличали от «ирландцев из лачуг». На этом фоне выделилась немногочисленная, но уже заметная крупная буржуазия ирландского происхождения.

Англоязычие ирландцев, не избавившее их от дискриминации, ни от изолированности, помогло многим из них, однако, отыскать свои «пути наверх» — в адвокаты, журналисты, чиновники, судьи. Характерной ирландской профессией стала к этому времени политическая деятельность, главным образом в муниципальном масштабе. В руках ирландцев нередко оказывались «машины», заправлявшие городами и связанные с демократической партией. Самой известной из таких «машин» был нью-йоркский Таммани-холл, история которого изобиловала политическими и финансовыми аферами и избирательными скандалами еще в большей степени, чем история других «машин», и который имел ярко выраженный ирландский колорит. Однако и в Чикаго 90-х годов, как писала Энгельсу Флоренс Келли, «ирландцы-католики правят городом в интересах католической церкви и своих карманов». В Милуоки того же периода ирландцы делили политическую власть в городе с американскими старожилами. Политические боссы малого и большого калибра, преимущественно в городах, часто оказывались ирландцами. Одним из последствий этого было обилие ирландцев на муниципальных должностях снизу доверху, особенно в полиции. Причем в этот период в отличие от середины XIX в. они уже занимали там и руководящие посты. Так, с конца 80-х годов почти все начальники нью-йоркской полиции были ирландского происхождения. В ряде восточных городов (например, в Бостоне) мэрами стали избирать ирландцев, обычно из преуспевающих бизнесменов. Ирландская группа стала политической силой, и не только как совокупность избирателей. Вместе с отмеченным выше экономическим ее продвижением это обстоятельство создавало условия для изменения прежнего ирландского стереотипа в пору массового притока новичков-иммигрантов из Восточной и Южной Европы, которым наряду с черной работой и жилищами в трущобах пришлось перенять у ирландцев и роль козла отпущения. Теперь стало принято выискивать у ирландцев (как и у немцев) положительные черты — приспособляемость, общественную жилку и т. д. Даже пьянство, в котором их прежде так обвиняли, приобретало привлекательность. Дошло до того, что известный идеолог американского империализма Г. К. Лодж, внося в сенат в 1896 г. билль об ограничении иммиграции, отозвался об ирландцах снисходительно. Они, говорил он, «почти тысячу лет тесно связаны с англоязычным народом. Они говорят на том же языке… до некоторой степени перемешались с нами».

Рабочее большинство ирландской группы иммигрантов

При бесспорном социальном продвижении ирландской группы она, как уже отмечалось выше, в значительной мере оставалась группой рабочей. Дети ирландских иммигрантов, как показано Тернстромом и его «новой городской школой», имели меньшие возможности для продвижения, чем дети американских старожилов, а также англичан и немцев. Новые иммигранты из Ирландии обычно пополняли ряды неимущих. 90% ирландских иммигрантов (первого поколения) в Бостоне принадлежало к неквалифицированным рабочим. В Сан-Франциско начала 70-х годов, отмечается в статистических материалах местной секции I Интернационала, — «простые рабочие в городе, землекопы.. Большей частью они работают постоянно… Почти все принадлежат к ирландскому элементу и не терпят в своей среде других. Они работают тяжело, живут бедно…». 95% нью-йоркских портовых грузчиков составляли в 1880 г. ирландцы.

Ирландские рабочие выделили из своей среды немало деятелей и участников пролетарского движения Америки. Виттке недаром отметил, что после гражданской войны в США выработался тип боевого ирландского рабочего лидера. Представляется верным в своей основе замечание, сделанное Зигфридом Мейером в письме Марксу 4 мая 1870 г.: «Только ирландец чувствует себя здесь пролетарием совершенно независимо от того, зарабатывает он 15 или 22 доллара в неделю». Действительно, в средние десятилетия прошлого века именно ирландские рабочие образовали массовые наследственные кадры пролетариата индустриализирующейся Америки. В конце века эти кадры пополнились людьми из многих других народов.

«Почти во всех союзах ирландцы играют большую роль», — сообщал 3. Мейер в том же письме и отмечал, в частности: «особенно у Рыцарей Криснииа (тайная организация фабричных обувщиков) к ним принадлежат почти все…». Американские организации I Интернационала уделяли деятельности среди ирландских рабочих большое внимание. «Мы направляем серьезные усилия к обретению опоры среди наших ирландских братьев», — писал от имени Северо-Американского центрального комитета Интернационала Ф. Зорге Генсовету в Лондон в феврале 1871 г. В марте он сообщал по тому же адресу о создании ирландской секции Интернационала. Через два года в конфиденциальном циркуляре Генсовета (переместившегося к тому времени в Америку) за подписью Ф. Зорге говорилось о «возобновлении усилий для завоевания ирландских рабочих». Что это было нелегким делом, показывает письмо к Марксу от Вольте (февраль 1874 г.), который сообщал, что эмигрировавший из Англии ирландско-американский рабочий лидер Дж. П. Макдоннел начинает организовывать ирландцев по принципам Интернационала — «но, — добавляет Вольте, — без названия по той простой причине, что название «Интернационал» однозначно у здешних ирландцев с коммунистами, петролерами, атеистами, сторонниками свободной любви и прочими чудовищами». Такие настроения ирландских трудящихся отразили, видимо, власть над ними католической церкви, а в более общем плане — влияние буржуазной пропаганды, порожденной страхом перед Парижской Коммуной. Об организованном им обществе сам Макдоннел писал Энгельсу св 1875 г. из Бруклина: «Я организовал лучших ирландских рабочих в этом городе по нашим принципам и ввел в их среду самых наших разумных немцев… наша организация называется Объединенные рабочие Америки». Через год он же сообщил Энгельсу, что организация «делает большие успехи среди ирландцев. Мы получаем, — продолжал он, — большую нравственную помощь от людей, подобных Зорге…». В ирландских секциях Интернационала часто участвовали фении. Фенианским лидером был и Макдоннел. Живой портрет американо-ирландского рабочего деятеля дает Энгельс в письме, посланном им Фридриху Зорге во время путешествия по Америке в 1888 г.: «Мой племянник Вилли Бёрнс — прекрасный парень, смышленый, энергичный, все силы отдает нашему движению. Ему недурно живется, он работает на железной дороге Бостон — Провиденс (теперь — Старая Колония), получает 12 фунтов в неделю; у него премилая жена (он привез ее из Манчестера) и трое детей. Он ни за что не поехал бы обратно в Англию, это вполне подходящий человек для такой страны, как Америка».

Ирландские рабочие играли большую роль в крупнейшей всеамериканской рабочей организации — Ордене рыцарей труда, которая имела даже особые ирландские секции. Элизабет Г. Флинн упоминает о своих дядьях: «Джим и Мартин стали водопроводчиками, Джон — кожевником, а Майк — металлистом. Все они были членами тогда еще тайного Ордена рыцарей труда». Активно — на всех уровнях — участвовали ирландцы и в возникшей в 80-х годах Американской федерации труда, однако некоторые националистически настроенные ирландско-американские авторы преувеличивают это их участие и вообще их роль для американского рабочего движения.

Горячий интерес к борьбе за освобождение Ирландии продолжал оставаться характерным для ирландско-американской группы и в рассматриваемый период. Вспоминая свое детство, Элизабет Г. Флинн писала: «Сознание того, что мы являемся ирландцами, развивалось у нас еще с детских лет, когда мы слышали заунывные песни и волнующие рассказы о подвигах ирландского народа. Он боролся за освобождение своей родной земли от чужеземных лендлордов, за право говорить на своем родном гэльском языке и исповедовать свою религию, учиться в своих собственных школах, быть независимым и иметь самоуправление. С молоком матери впитали мы горячую ненависть к британскому владычеству. До самой своей смерти мой отец, а умер он, когда ему было за восемьдесят, ни разу не сказал «Англия», не добавив при этом: «Будь она проклята!». Мне еще не исполнилось и десяти лет, а я уже знала имена знаменитых героев — Роберта Эммета, Уолфа Тона, Майкла Девитта, Парнелла и О’Донована Росса».

Упоминавшийся уже Макдоннел опубликовал в газете «Нью-Йорк геральд» полную возмущения статью о невзгодах палубных пассажиров, которые сам он наблюдал во время океанского переезда в Америку. «Как ирландец, — писал Макдоннел, — я особенно интересуюсь этим вопросом, так как не могу забыть, что многие мои соотечественники — мужчины и женщины Ирландии — загублены, некоторые телесно и слишком многие душевно, при переезде через Атлантику. Однако, — добавлял Макдоннел, — я более, чем ирландец, я космополит, сердце мое сочувствует моим братьям из Германии, Франции, Италии и других стран..».

Ирландский патриотизм и его проявления

Американские ирландцы отмечали уличными шествиями ирландские национальные праздники вроде дня св. Патрика, систематически протестовали против ежегодных процессий, устраиваемых оранжистами, воинствующими протестантами из Ирландии, в день 12 июля. В начале 70-х годов XIX в. в Нью-Йорке происходили по этим дням форменные бои. В 1870 г. Славинский наблюдал там «серьезное столкновение ирландских католиков с ирландскими протестантами во время процессии последних». Ф. Зорге сообщал 6 августа 1871 г. Генсовету I Интернационала: «В Нью-Йорке произошел 12 июля ужасный бунт во время шествия оранжистов, более двухсот человек убито и ранено…».

Фенианское движение было в тот период очень сильно среди американских ирландцев. В Лоуренсе, например, большинство ирландского населения принадлежало к фениям. Позже большую поддержку, особенно в демократических кругах США, получила ирландская «Земельная лига» и другие национально-освободительные организации, причем поддержка эта оказывалась не только ирландцами. Так, 30 января 1882 г. в Нью-Йорке происходил рабочий митинг в поддержку Земельной лиги, целью которого было, собственно говоря, выражение симпатии к американским ирландцам. На митинге было принято соответствующее «Воззвание американских рабочих».

Как и в предшествующий период, интересы ирландского освободительного движения определяли в основном подход ирландского населения Америки к международным вопросам. Внимательный (но враждебный ирландцам) современник записал в своем дневнике после начала франко-прусской войны: «Нью-йоркские фении с важным видом выступают на стороне Франции… Вполне естественно. Франция — наследственная соперница Англии…». В конце века многие ирландские общества участвовали в движении против империалистической политики США, побуждаемые тем, что империализм ассоциировался с Англией.

На протяжении десятилетий наблюдатели отмечали, что американские ирландцы проявляют больший ирландский патриотизм и национализм, чем жители Ирландии. В действительности, как замечает современный исследователь вопроса Т. Браун, такой накал ирландского национализма был направлен более на американские проблемы ирландской группы, чем на ее «старую родину» в Европе. Несчастья и борьба «изумрудного острова», активное содействие американских ирландцев этой борьбе способствовали их психологическому самоутверждению, служили некоторой компенсацией за приниженное социальное положение в Америке, возвышали в глазах окружающего общества, наконец, скрепляли ирландско-американскую группу. В связи со всем этим в борьбе за национальное освобождение Ирландии и (в соответствующих организациях США активно действовали представители второго поколения американских ирландцев, поколения, уже созревшего в последние десятилетия XIX в.

Одной из разновидностей националистического движения среди американских ирландцев было так называемое филокельтское течение, распространенное в США в 70-х годах. Оно проповедовало расовое родство всех кельтов и их духоное превосходство над англосаксами. Характерно, что в соответствии с принятыми в американском обществе ценностями кельты выставлялись провозвестниками демократии и защитниками, в частности, американской Декларации независимости от англосаксонских покушений.

Мифология других национальных меньшинств Америки содержала сходные с кельтским мифом элементы — восхваление заслуг своей этнической группы, действительных и мнимых, превознесение вклада этой группы в строительство идеализированного американского общества и т. д. Ирландско-американский национализм, превосходивший по интенсивности и экспрессивности соответствующие течения большинства иммигрантских групп, являлся, вероятно, образцом для многих из них и во всяком случае характерен для всех сочетанием внешней устремленности к прежней родине и внутренней, иногда скрытой ориентации на обусловившую его американскую жизнь.

Деятельность ирландцев в католической церкви

Важным и специфичным полем деятельности американских ирландцев была католическая церковь. Она существовала в Америке и прежде, но ирландские иммигранты XIX в. составили ее первую массовую паству, а духовенство, вышедшее из их среды, сформировало ее как иммигрантскую церковь. Руководство Американской католической церковью на ряд десятилетий осталось в руках ирландского священства. Англоязычные пастыри этой быстро американизировавшейся церкви оказывали большое, хотя, как мы видели, и не однозначное влияние па позднейших иммигрантов, большинство которых было католиками.

Если в церкви священник из ирландцев олицетворял для польского, итальянского, хорватского и т. д. иммигранта Америку, то на предприятиях мастера и опытные рабочие-ирландцы нередко являлись в глазах иммигрантов-новичков американцами, у которых можно было приобщиться к тайнам новой работы и новой жизни. Такую роль посредников, связывавших новых иммигрантов с Америкой, играли и немцы, но ирландцы лучше владели английским языком. Многочисленные ирландские активисты профсоюзов и других рабочих организаций также приобщали рабочих из новых иммигрантских групп к американскому рабочему движению. Владение английским языком и здесь было преимуществом. Дж. П. Макдоннел писал Энгельсу из Бруклина в 1875 г.: «С тех пор как я приехал сюда, я сделал свое дело в рабочем движении как следует быть, и могу с радостью сказать, что пользуюсь большим уважением со стороны трудящихся всех национальностей».

Культурное влияние американских ирландцев на окружающее общество стало к XX в. прочным и ощутимым. Правда, комические ирландские персонажи, увеселявшие американскую публику, стали уже к этому времени сходить с театральных подмостков, ирландские организации даже вели против них кампанию, однако ирландское влияние прочно утвердилось на американской сцене. В общеамериканский фольклор вошли ирландские фигуры, например комическая пара Пат и Майк, знаменитый боксер Джон Салливен, ставший легендарным героем, и др. По мнению ряда наблюдателей, ирландские речевые навыки, в частности цветистый ораторский стиль, и некоторые психологические черты — общительность, пыл, юмор — проникли в обиход американского населения, а ирландский темперамент смягчил пуританскую суровость американского быта.

«Если бы у нас ирландцы с такой же хвастливою гордостью относились к английским учреждениям, с какою ирландцы по ту сторону океана относятся к американским учреждениям, как охотно извинили бы мы им смешную сторону этой гордости, ради того только, что она в них существует», — вздыхал английский путешественник Мэкри, посетивший США в 70-х годах XIX в. Американский патриотизм являлся весьма культивируемой и афишируемой чертой ирландской группы. Иммигрантов из позднейших этнических меньшинств члены этой группы называли иностранцами, себя же — в противоположность им — американцами, но продолжали в то же время считать себя ирландцами. В XX в. ирландское происхождение уже не считалось недостатком, иногда рассматривалось как преимущество. Этническое самосознание американских ирландцев, результат двух-трех поколений ассимиляции, несло в себе черты, характерные и для других иммигрантских групп.

folkvald

en orðstírr deyr aldregi hveim er sér góðan getr

40 – 60е годы XIX столетия стали одним из ключевых периодов в истории США. Продолжался промышленный рост, который позволит к концу XIX столетия стать США одним из мировых экономических лидеров. Американо-мексиканская война и приобретение Техаса, положили начало дальнейшему освоению и колонизации «Дикого Запада». Наконец, острый
экономический и политический конфликт между плантаторами рабовладельческого юга, и промышленниками капиталистического северо-востока, перерос в военное противостояние, продолжавшееся четыре
года, и унесшее жизни более 600 тысяч американцев.
С. Н. Бурин. На полях сражений Гражданской войны в США. М., 1988. С. 3

Читайте также:  Влияние немцев на рабочее движение в США в 19 и 20 веке

Победа Севера и отмена рабства, окончательно определили путь развития США, на основе капиталистических ценностей и свободной конкуренции. Однако в истории США того периода происходили и другие важные изменения,
приведшие к резкому изменению этнической ситуации в Америке. В особенности в крупных городах восточного побережья – в Чикаго, Нью-Йорке и Бостоне. Речь идет о волне иммиграции, захлестнувшей США в середине
XIX столетия. В первую очередь об иммиграции немцев и ирландцев-католиков. В период между падением Наполеона и начало 40х годов XIX века от одного до полутора миллионов ирландцев покинули
страну. Большая их часть осела в США.
C.У. Grada, A Note on Nineteenth Emigration Statistics, Population Studies, Vol. 29, No.1 (March 1975)

Обусловлена иммиграция была целым рядом причин. Ставшее традиционным для Ирландии после разделов Манстера и Ольстера обезземеливание ирландских крестьян, вкупе с ликвидацией в начале XVII столетия клановой системы, вынуждали
тысячи католиков отправляться на поиски лучшей доли в Новый свет. Таким образом, ирландцы прибывали в Америку на протяжении двух столетий, с момента основания первых английских колоний. Однако, массовая иммиграция в США, по своей массовости интенсивности превзошедшая все предыдущие переселения и начавшаяся в сороковые годы XIX века, было вызвана событием, ставшим национальной трагедией для жителей «Эйрин».
Широкое распространение картофеля к середине XIX столетия сделало его основной пищей для большинства ирландских семей. «Мир, вакцина и картошка» обусловили демографический взрыв на Британских островах .и в частности, в Ирландии. К 1841 году население Ирландии составляло 8222664 человек.
Л.И.Гольман; А.Д.Колпаков; .Э.Кунина; Ю.М.Сапрыкин. История Ирландии. М., 1980. С. 203.

В 1845 в Ирландии начался страшный голод (An Gorta Mуr). Причиной неурожая в 1845 году стал фитофтороз, или бурая фитофторозная гниль,— болезнь, вызываемая паразитическими грибами. Голод бушевал на протяжении 45 – 50 годов. По подсчетам историка Р.Фостера, жертвами голода и вызванных им эпидемий стали от 750 тысяч до миллиона ирландцев.
Foster, R.F. ‘Modern Ireland 1600–1972.1988. P. 324

По оценкам Д.Моркира, в 1845-1851 годах умерло от 1 миллиона 100 тысяч, до 1.5 миллиона человек.
Joel Makyr, Why Ireland staved, A quantitative and analytical history of the Irish economy 1800–1850. London., 1983, P. 266

Убыль населения в Коннахте составила 28.8%, в Мюнстере 22.5%.
Joe Lee, The Modernisation of Irish Society (Gill History of Ireland Series No.10) P. 2

Не последнюю роль в этой катастрофе сыграло британское правительство, которое, несмотря на голод, продолжало вывозить продовольствия из вымирающей страны. Спасаясь от голода и болезней, тысячи ирландцев отправились в Англию, США,
Канаду и Австралию. Набитые иммигрантами судна, были прозваны «гробовозками» или «кораблями смерти» ( Coffin ship).

Robert Whyte The Journey of an Irish Coffin Ship. 1847
http://xroads.virginia.edu/

Тем не менее, тысячи ирландцев еженедельно прибывали в гавани Нью-Йорка, Филадельфии и Бостона. Только за период 1845-1849 года в США прибыло около миллиона ирландцев.
Ruckenstein, L.; O’Malley, J.A. Everything Irish: The History, Literature, Art, Music, People, and Place. New York., 2003. P.195

В целом же, между 1820-1860 годом, ирландцы составляли две трети всех иммигрантов, прибывавших в США. У
них не было еды, не было работы. Многие даже не говорили на английском. Появление сотен тысяч ирландцев – католиков сразу встретило негативную реакцию со стороны коренных американцев протестантского вероисповедания. Свое политическое выражение эта неприязнь нашла в движении “нэйтивистов”. Антиирландская и антикатолическая риторика становилась все более популярной на протяжении 30х годов XIX вв. Однако сам по себе антикатолицизм имел в США давние традиции.
Католики с момента начала основания англопротестантских колоний в Новом свете считались «нежелательными элементами». Так, прибывшие в 1643 году в Вирджинию католические священники были депортированы обратно в Европу в
течении 5 дней.

James.R. Edwards, Jr., Keeping Exstremists Out:The History of Ideological Exclusion,and the Need for its Revival. Center for Immigration Studies(Sept.2005), P.2

Подобное отношение имело объективные причины. Первые европейские колонии возникли в Новом свете в первой половине XVII столетия, в период, когда противостояние католиков и протестантов в Европе достигло апогея, и вылилось в опустошительную и беспрецедентную по масштабам Тридцатилетнюю войну.

Символом нэйтивистского движения стала так называемое движение «незнаек» (Know Nothing). В 1849 в Нью-Йорке Чарльзом Алленом был образован «Орден звездно-полосатого замени»(Order of the Star Spangled Banner), члены
которого позже получили столь необычное прозвище. Название «незнайки», связанно с традиционным для участников организации отказом от каких-либо рассказов о движении. На все вопросы нэйтивисты отвечали «I don’t now».

Деятельность нэйтивистов Восточного побережья была направлена на «выдавливание» ирландцев из США. Для этого нэйтивисты использовали любые средства. На протяжении мая-июля 1844 года в Филадельфии вспыхнул целый ряд
антиирландских бунтов, инициаторами которых выступили протестанты-нэйтивисты из «Американской республиканской партии» (American Republican Party) . Данное событие в историографии именуется «восстанием коренных американцев», или «библейским восстанием».

Филадельфийское восстание 1844 года.

Поводом для восстания стал слухи, согласно которым католики пытались исключить из школьной программы изучение Библии. Результатом стали поджоги католических церквей, столкновения с солдатами. На протяжении 50-60х годов в крупных городах на восточном побережье развернулась ожесточенная борьба ирландских и протестантских банд. В одном Нью-Йорке
действовали десятки группировок, которые помимо политической борьбы промышляли обыкновенными грабежами, разбоем и речным пиратством. Среди них «Сорок воров» (40 Thieves), «Керрионианс» (Kerryonians), Гвардия Роача (Roach Guards) и т.д. В Нью-Йорке особенно острое противостояние возникло между ирландцами – католиками из банды «Мертвые кролики» (Dead Rabbits), возглавляемой Барри Сандерсом и Айданом «Черным псом» Берком и протестантами из Боуэри Бойс (Bowery Boys), возглавляемых одним из известнейших в Нью-Йорке «незнаек» Уильямом «Мясником Биллом» Пулом (William Poole Bill the Butcher).

Побоище между Dead Rabbits и Bowery Boys на улицах Нью-Йорка

Это противостояние было раскрыто в известной книге Х.Ашбери «Банды Нью-Йорка», послужившей литературной основой для фильма М.Скорцезе Банды Нью-Йорка, вышедшего в 2002 году.
Однако нэйтивисты проявляли активность и в легальной политической борьбе. Широкое распространение получили антиирландские и антикатолические карикатуры, показывающие ирландцев агрессивными пьяницами, а католицизм угрозой для протестантской Америки. Одним из авторов был Томас Наст – отец американской карикатуры, этнический немец, сам родившийся за пределами США.

Стереотипное изображение ирландца.

Стоит отметить, что на юге САСШ дискриминация католиков не достигла таких масштабов. Историк Д.Глиссон пишет: «Терпимость коренных играла очень большую роль в интеграции ирландцев (в южное общество). Высший слой южан
никогда не выступал против ирландцев, поскольку, ирландские иммигранты никогда не угрожали статусу и положению южных штатов. Ирландцы были готовы взяться на опасную работу, тем самым освобождая от них рабов. Кроме того, южане осознавали важность ирландского фактора в вопросе сохранения рабства. Ирландцы не были противниками рабства и поддерживали идею «Юга для белых». Католицизм ирландцев также не представлял особого интереса для южан».
Gleeson; David T. The Irish in the South, 1815-1877. N.C. 2001. P.192-193.

Лояльное отношение южан к ирландцам была, таким образом обусловлено следующими факторами:
1) Заинтересованность в дешевой рабочей силе, а в перспективе и в новобранцах.
2) Наличием среди элиты юга определенного количества католиков, французского и португальского происхождения.
3) Лояльность ирландцев по отношению к социально-экономической структуре южных штатов.

Тем не менее, антикатолицизм в этот период по-прежнему оставался традиционным для американского общества. В особенности для жителей восточного побережья. Во время революций 1848 года папа римский Пий IX поддерживал реакционные и антиреволюционные силы. Предубеждение против ирландцев – католиков было настолько велико, что даже известный аболиционист Р.У.Эмерсон в своем письме Т.Карлейлю писал о «диких ирландцах, ведомых римскими священниками, вне сомнения, приверженными деспотизму».
John F.Kennedy, F Nation of Immigrants, NY., 1963. P.70.

Кроме того, поводом для подобных настроений вызывало распространенное мнение о наклонности ирландцев к насилию, пьянству и дебошу. Не случайно полицейские фургоны получили название «повозки для Падди» (Падди – ирл. Патрик). В 60е годы XIX половина арестованных полицией Нью-Йорка были ирландцы. Справедливости ради необходимо отметить, что к середине столетия ирландцы составляли четверть населения Нью-Йорка. Равно как и Бостона, Филадельфии и Балтимора. В Чикаго численность ирландцев превысила численность коренного населения. Не в последнюю очередь высокий уровень преступности был связан также с определенной дискриминацией ирландцев. В крупных городах на восточном побережье
получила распространение аббревиатура NINA (NO IRISH NEED APPLY) – «ирландцев просьба не беспокоиться».

Не добавило любви к ирландцам и массовое дезертирство ирландцев из армии Союза в годы американо-мексиканской войны (1846-1848), в результате которого, группа ирландских солдат перешла на сторону католиков – мексиканцев, создав батальон «Сан-Патрисио» (исп. Святой Патрик).
Бьюкенен. П.Дж. На Краю гибели. М., 2008. С.269.

Все это обусловливало политический успех и поддержку «нэйтивистов» со стороны значительной части коренных американцев протестантского вероисповедания. С начала 50х годов XIX столетия «Орден звездно-полосатого замени» начал все активнее участвовать в политической жизни. В 1854 шесть членов партии стали губернаторами, а семьдесят пять прошли по результатам выборов в конгресс. В 1856 году партия получила 21.6% голосов за своего кандидата – Милларда Филлмора.

John F.Kennedy, F Nation of Immigrants, NY., 1963. P.71.

Участие бывшего президента САСШ Филлмора было весьма примечательно, и характеризовало степень одобрения политического истеблишмента нэйтивистских идей.
Успех был отчасти обусловлен фактическим крахов вигов, в условиях назревающего конфликта северо-востока и рабовладельческого юга не сумевших найти свою нишу в американской политике.
Собственно в этот период «нейтивисты» оставались неофициальным движением, без четкой политической структуры. «Нэйтивистами» себя позиционировали как будущие республиканцы, так и демократы. В итоге мэром Сан-Франциско стал симпатизирующий «незнайкам» С.Уэбб, а губернатором Калифорнии Дж.Н.Джонсон. В том же году С.Робертс
основал калифорнийский филиал «незнаек», сконцентрированный на борьбе с китайской иммиграцией.
Однако в дальнейшем влияние «американской партии» начало сходить на нет. Произошедший раскол разделили
«нэйтивистов» на аболиционистов из северных штатов, и сторонников рабства из южных. Незнайки-северяне, в основной своей массе убежденные противники рабства, позже сыграют большую роль в формировании Республиканской партии, избрании президентов А.Линкольна. Примечательно, что «незнайкой» был выдающийся полководец армии Союза, будущий президент САСШ У.Грант.

Brimelow. P. Immigration and the American Identity: Selections from Chronicles: A Magazine of American Culture, 1985-1995. Rockford., P.225-226.

Ослаблению позиции «нэйтивистов» способствовало прекращение массовой иммиграции ирландцев и немцев. Кроме того, прибывшие в 40е годы ирландцы – католики постепенно начали адаптироваться к жизни в США. К 1855 около 30% нью-йоркских полицейских были ирландцами.
Lardner, James and Thomas Reppetto. NYPD: A City and Its Police. New York: Henry Holt & Co., 2000.

Огромное количество ирландцев служило в пожарной охране, работало в доках и т.д. При этом, ирландцы сохраняли свою этническую и религиозную идентичность. В годы Гражданской войны около 150 тысяч ирландцев сражалось в армии Союза.
http://www.civilwarhome.com/irish.htm

Многие из них состояли в полках, которые обобщенно называли ирландской бригадой (Irish Brigade). Среди них знаменитый 69й нью-йоркский пехотный полк, основанный в 1849 году бежавшими из Ирландии участниками ирландского восстания против британского владычества.
http://www.sixtyninth.net/lineage.html

Флаг 69го Нью-йоркского полка

В войну Севера и Юга полк вступил под командованием М.Коркорана. Полк принял участие в первой битве при Манассасе (Булл-Ран), Антиетаме. Фредирексберге, Чанселорвиле и Геттисберге. 69й присутствовал при капитуляции генерала Ли при Аппаматоксе.В войне также принимали участие состоящие из этнических ирландцев 88 и 63 нью-йоркские пехотные полки, 116й пенсильванский пехотный полк и т.д. Храбро сражался в первой битве при Манассасе (Булл-Ране) 11й нью-йоркский добровольческий пехотный полк(зуавов), укомплектованный в основном нью-йоркскими пожарными ирландского происхождения.

Ирландцы в армии Союза.

В то же время, в рядах армии Союза сражался 71й нью-йоркский пехотный полк, созданный «нэйтивистами» в 1849 году. Так, война поставила врагов в один ряд.

Офицеры 71го “нэйтивистского” полка.

Около 40 тысяч ирландцев воевало в рядах армии Конфедерации. Правда в отличие от северян, ирландцы КША не были сведены в национальные формирование, а сражались в составах полков разделенных по территориальному принципу.

Однако не все ирландцы горели желанием умирать за страну, которая не слишком тепло их приняла. Проявлением этого недовольства стало нью-йоркское призывное восстание (New York Draft Riots) в июле 1863 года. Причинами стала насильственная мобилизация и антивоенная риторика демократов, делавших ставку на ирландских иммигрантов. Насилию подвергались зажиточный ньюйоркцы и негры, в которых многие ирландцы видели причину войны и своих невзгод.

Несмотря на это ирландцы все в большей степени вливались в американское общество. Как уже было сказано, ирландцы толпами шли в полицию, пожарную охрану, давали львиную долю голосов за демократов в крупных городах
северо-востока. В 1860 году из 107 полицейских в г. Чикаго 49 были ирландцами. Чиф. О’Лири возглавлял полицию Нового Орлеана, а М.Фаллон полицию Сан-Франциско.
Potter, George W. To the Golden Door: The Story of the Irish in Ireland and America. New York., 1960. P. 530.

Ирландцы играли активную роль в профсоюзах и учебных заведениях. В 1928 году первый кандидат католик – Эл Смит баллотировался на пост президента США. В 1961 год в президентское кресло сел первый 100% ирландец-католик Джон Фр. Кэннеди.

Ирландский квартал в южном Бостоне

Движение «нэйтивистов» в 70е годы XIX столетия постепенно сошло на нет. Однако, уже в 1882 году был принят законодательный акт, ограничивающий иммиграцию китайцев, продленный в 1892 и 1902 годах. А в 1921 году был принят знаменитый «миграционный акт», по сути запрещавший иммиграцию из неевропейских стран.

PS Написано давно, и ошибки присутствуют. Однако оставлю в первозданном виде.

igornasa

Особенности американской жизни

Когда ирландец оказывается вне Ирландии, он часто становится уважаемым человеком.
Экономические и интеллектуальные условия, которые превалируют в его собственной стране,не позволяют развиться индивидуальности.
Ни один человек, у которого есть хоть капля собственного достоинства, не остается в Ирландии, а бежит из страны, которая как будто прошла испытания Иова.
(Джеймс Джойс)

Ирландия – вторая страна, давшая наибольшее число иммигрантов в США (первая – Германия, третья – Великобритания). Но прежде чем описывать ирландцев-иммигрантов, необходимо вспомнить кое-что

Из ирландской истории

Ирландия – далека от Европы, близка к Англии и разрывается между ними

1000 – 500 г.г. до н.э. – вторжение кельтов в Ирландию. Они принесли железные орудия труда и оружие.
432 г. н.э. – христианский миссионер Святой Патрик (покровитель Ирландии) обращает в христианство местное население
795 г н.э. – викинги начали совершать рейды на Ирландию, в 841 г. основали Дублин, а в 1014 в битве при Клонтарфе были разбиты.

1100-ые годы н.э. принесли англичан и это было началом самого главного конфликта ирландской истории. Противостояние – кельты и англосаксы, католики и протестанты – будет продолжаться до сегодняшних дней, отразившись даже в гимне и на флаге современной Ирландии.
Флаг Республики Ирландии состоит из прямоугольников зеленого, белого и оранжевого цвета

зеленый цвет отражает ирландскую национальную традицию
оранжевый цвет – оранжистскую (протестантскую) традицию
белый цвет – мир, или скорее, перемирие, между ними.

Слова из ирландского гимна (кстати, написанного изначально на английском языке, а потом переведенного на ирландский):

Our camp fires now are burning low;
See in the east a silv’ry glow,
Out yonder waits the Saxon foe,
So chant a soldier’s song.
Наши лагерные огни затухают
Смотри, на востоке серебристое свечение
Там ждет саксонский враг
Так запевай солдатскую песню!

Восемь столетий были последовательностью завоеваний, ассимиляции завоевателей и безуспешных восстаний
1916 г. – Пасхальное восстание за независимость Ирландии было подавлено англичанами, но мужественное сопротивление, а затем скорая казнь руководителей восстания способствовали тому, что они и их последователи стали считаться мучениками и привлекли к себе симпатии значительной части общества.
1919-1921 г.г. – Создание Ирландской Республиканской Армии. Война за независимость
1921 г. – по англо-ирландскому договору шесть ольстерских провинций остались частью Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии.

По иронии истории Ирландия, первая английская колония, оказалась последней, а протестантские провинции Ольстера так и не стали частью католической страны.
2005 г. – руководство Ирландской Республиканской Армии выпустило официальный приказ о прекращении вооруженной борьбы, сдаче оружия и переходе к политическому решению конфликта

Ирландцы-иммигранты

Иммигранты-протестанты – Scotch-Irish

Иммигранты-католики

Хотя ирландцы-католики переселялись в Америку и в колониальный период, массовая иммиграция началась в середине XIX века, после Великого голода 1845-1849 годов, вызванного неурожаями картофеля, пораженного грибком.

Голод усугублялся другими вещами (неадекватная реакция Англии, разразившиеся эпидемии тифа и холеры). За четырехлетний период более миллиона людей умерло от голода, а другие два миллиона покинули страну.
Они были первой многочисленной этнической группой в Америке, чья культура очень сильно отличалась от доминантной протестантской/англо-саксонской – католики, носители анти-британских настроений и, кроме того, сельские жители.
Ирландцы были предвестниками будущих “новых” иммигрантов (китайцев, поляков, итальянцев), представителей сильно отличаюшихся культур, прибывающих в больших количествах, живущих в тяжелых условиях и допущенных только к низкоквалифицированным работам, столкнувшихся с невиданной доселе дискриминацией, но сумевших отстоять свое место под солнцем Америки.

Читайте также:  Иммиграция и структура американского общества, классы

Дискриминация

Хотя жизнь в Ирландии была тяжкой, эмиграция в Америку тоже не считалась радостным событием. Те, кто уезжал, понимал, что больше никогда не увидит Ирландии. Но остаться означало жить в нужде, болезнях и под гнетом англичан. Америка становилась мечтой, тем более что первые эмигранты описывали ее как страну изобилия. Их письма читались вслух на вечеринках и воодушевляли будущих эмигрантов. Толпы осаждали отправляющиеся в Америку суда, условия на которых были таковы, что их называли “кораблями-гробами”.

С момента причаливания иммигранты понимали, что жизнь в Америке будет борьбой за существование – сотни жадных носильщиков хватали их мешки, доносили до ближайших домов и требовали огромной платы за свои услуги. Нищие ирландцы не имели средств на переезд вглубь, поэтому они оставались в портах прибытия. Все богадельни были переполнены. Многие, отчаившись, начинали побираться. Ирландские эмигранты эпохи голода были самыми неблагополучными, каких когда-либо видели в Соединенных Штатах.

Свободная земля отторгала их. Очень долго бостонские объявления о работе включали фразу No Irish Need Apply (Ирландцам не беспокоиться)

Они вынуждены были жить в подвалах и хибарах, и не только из-за бедности – их считали нежелательными соседями. Их акцент и одежда вызывали насмешки, бедность и безграмотность – презрение.
Chicago Post писала “Ирландцы затопили наши тюрьмы и ночлежки; поскреби заключенного или нищего – и найдешь ирландского католика. Если посадить их на лодки и отправить домой, мы уничтожим преступность в стране.”
Ирландцы стереотипизировались как алкоголики, дебоширы, криминалы, а добравшиеся до какой-либо власти – как сплошные взяточники.

Иллюстрация из статьи-“исследования” в Harper’s Weekly, обосновывающая глубокую связь между обезьяноподобными ирландцами и неграми, которым противостоят благородные англосаксы.

Реакция

Ирландцы вынуждены были как-то реагировать на такое отношение.
Их ответ был оборонительно-агрессивным. Вместо того, чтобы смириться с существующим порядком вещей, они объединились и начали защищаться. На оскорбление отвечали насилием. Солидарность была их силой. Они молились и пили вместе, хотя чаще происходило второе. Их церковь была воинственная – церковь, которая боролась не только за души, но и за человеческие права.

Ирландцы прибыли в то время, когда растущая страна сильно нуждалась в рабочих руках. Большинство ирландцев работало на тяжелых низкооплачиваемых работах. Мужчины – в шахтах, на строительстве мостов, каналов и железных дорог. Это была опасная работа (как говорилось, под каждой шпалой похоронен ирландец). Женщины работали на текстильных фабриках или домработницами.

Во время Гражданской войны ирландцы проявили себя суровыми воинами знаменитых “Ирландских бригад”.

Ирландцы были уникальными иммигрантами. Они любили Америку, но не отказались ни от верности Ирландии, ни от своей католической веры.

Когда позже американцы столкнулись с многочисленной китайской, еврейской, славянской и итальянской иммиграцией, ирландцы перешли в категорию национального сокровища. Враждебность теперь была направлена на других.
Дни “No Irish Need Apply” закончились. Парад в День Святого Патрика заменил конфронтацию. Ирландцы не только добились признания своего праздника, но и заставили каждого почувствовать себя ирландцем в этот день. Амерканизация по-ирландски состоялась.

В 1850 г., в разгаре ирландской иммиграции, O. Brownson писал Из этих узких переулков, грязных улиц, сырых подвалов, удушливых чердаков когда-то выйдут одни из самых благородных сынов нашей страны, которых она будет рада признать и чествовать.

Его предсказание сбылось чуть более чем через сто лет, когда американец ирландского происхождения, католик по имени Джон Кеннеди въехал в Белый Дом.

Ирландцы в Америке

They do not devote themselves to the manufacture of flax or wool, nor to the practice of any mechanical or mercantile act. Dedicated only to leisure and laziness, this is a truly barbarous peopleОни не заняты ни выращиванием льна или производством шерсти, ни какой-либо технической или коммерческой деятельностью. Склонные только к праздности и лени, они воистину варвары
In the mid-1800’s many Irish men and women traveled to America in search of freedom and acceptance .В середине 1800-х многие мужчины и женщины Ирландии отправились в Америку в поисках свободы и признания .
. they were greated with racism and intollerance.. столкнулись же они с расизмом и нетерпимостью.
Despite this injustice, the Irish took to arms and defended their new home, and earned the respect they were so long deniedОни вынуждены были взяться за оружие и встать на свою защиту, и заслужили уважение, которого они были лишены так долго
Out of these narrow lanes, dirty streets, damp cellars, and suffocating garrets, will come forth some of the noblest sons of our country, whom she will delight to own and honorИз этих узких переулков, грязных улиц, сырых подвалов, удушливых чердаков когда-то выйдут одни из самых благородных сынов нашей страны, которых она будет рада признать и чествовать
Faugh A Ballagh (ирл.)Прочь с дороги (боевой клич)

Когда ирландец оказывается вне Ирландии, он часто становится уважаемым человеком.
Экономические и интеллектуальные условия, которые превалируют в его собственной стране,не позволяют развиться индивидуальности.
Ни один человек, у которого есть хоть капля собственного достоинства, не остается в Ирландии, а бежит из страны, которая как будто прошла испытания Иова.
(Джеймс Джойс)

Ирландия – вторая страна, давшая наибольшее число иммигрантов в США (первая – Германия, третья – Великобритания). Но прежде чем описывать ирландцев-иммигрантов, необходимо вспомнить кое-что.

Ирландская диаспора в мире

Создание диаспоры для защиты интересов итальянских католиков. Основная характеристика двусторонних форм поддержки кругозоров иммигрантов. Карл Шанахан как основатель фонда продвижения культуры. Главная особенность истории ирландской общины в России.

РубрикаСоциология и обществознание
Виддоклад
Языкрусский
Дата добавления14.11.2014
Размер файла17,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Что такое диаспора и как она появляется?

Например, итальянская или ирландская диаспоры в Северо-Американских Соединенных Штатах. Итальянцы и ирландцы католики, в отличии от WASP (White Anglo-Saxon Protestant) Естественно, что по отношению к основному, протестантскому, белому населению Северной Америки и итальянцы, и ирландцы были менее комплиментарны, чем, например, немцы (преимущественно – лютеране). И дабы сохранить свою идентичность (как религиозную, так и национальную, языковую), противостоять зачастую враждебным к ним американцам-WASP, и ирландцы, и итальянцы были вынуждены селиться компактно и, в основном, в городах. Изначально и ирландская, и итальянская диаспоры были созданы именно для защиты интересов итальянских или ирландских католиков. Впоследствии, с ростом эмиграции из Италии и Ирландии, обусловленной внутренними причинами в Ирландии или Италии, диаспора оказывала помощь иммигрантам-землякам, помогала с жильем, работой и т.п., защищала интересы иммигрантов в различных государственных органах САСШ — от миграционных служб до полиции и суда.

Первые ирландские иммигранты появились в Британии в 1700 году. После 1840 года эмиграция с острова принимает массовый характер. Населения страны сокращается с 10 миллионов человек до 2.5 миллионов. Только в США в период с 1840 по 1914 годы переселяется не менее 5 миллионов ирландцев. Более 10 миллионов ирландцев переехали в Британию.

Великий Голод имел решающее значение в исторической судьбе ирландского народа. Неурожай картофеля, ставшего основным продуктом питания неимущих ирландцев, привел к гибели порядка 1 млн человек. Люди умирали от голода, а из поместий, принадлежащих англичанам, продолжали экспортировать продовольствие: мясо, зерно, молочные продукты.

Массы ирландцев-бедняков ринулись в США и заморские колонии Великобритании. Один иммигрант, худо-бедно обосновавшийся на новом месте, перетягивал за собой всю семью. Со времени Великого Голода население Ирландии постоянно сокращалось, этот процесс шел с разной интенсивностью вплоть до 70-х годов 20-го века.

Первоначально, во время экономического роста, ирландское правительство признавало членами диаспоры только граждан Ирландии, их детей и внуков, эмигрировавших из страны. Таким образом, получалось, что официальная диаспора составляет не более 3.5 миллионов человек. Понятие ирландского гражданства появилось только в 20е годы XX века, когда страна получила независимость. С наступлением экономического кризиса понимание и определение диаспоры поменялось, и официальные власти стали признавать всех этнических выходцев с острова без относительности к гражданству, и таким образом диаспора выросла до 80-120 миллионов с учетом ранних волн иммиграции и их наследников. Ирландские общественные объединения и организованные диаспоры существуют в 49 странах.

Около 120 миллионов жителей земли имеют ирландские корни, однако только 3.5 млн этнических ирландцев проживают на исторической родине.

Крупнейшие ирландские диаспоры располагаются в США, Великобритании, Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Аргентине, Мексике, Южной Африке и Бразилии. В России в 90е годы ирландская община составляла 5000 человек, сейчас по разным оценкам в Москве и Санкт Петербурге община составляет до 1500 человек.

В то же время на восточном побережье США сложилась многочисленная ирландская диаспора. Например, в Нью-Йорке проживает больше потомков ирландских иммигрантов, чем ирландцев собственно в Ирландии.

Диаспора гордится своими земляками, среди которых 4 президента США, включая Барака Обаму, премьер министры Великобритании и Австралии, президент Франции и Российские полководцы и губернаторы.

Ирландцы и политика

Чем же маленькая Ирландия так привлекает американских президентов? По мнению историка Джона Роберта Грина, на которого ссылается BBCNews, основная причина любви к Ирландии – это католический электорат Америки. В Америке довольно многочисленная ирландская католическая диаспора и, по мнению Грина, именно поэтому каждые четыре года американские президенты совершают паломничество в Ирландию, и именно поэтому туда сейчас собирается Обама. Нынешнему президенту, которого католики не слишком жалуют из-за его позиции в отношении абортов, поддержка этой части избирателей очень бы пригодилась. диаспора иммигрант ирландский община

Американские президенты не всегда афишировали свои ирландские корни — в конце XIX века принадлежность к голодной Ирландии, откуда хлынул поток иммигрантов, была скорее недостатком. Ирландская диаспора в США начала пользоваться влиянием в XX веке. Первым из президентов Америки, который успешно разыграл ирландскую карту, был Джон Кеннеди. Начиная с Кеннеди, чуть ли не все президенты так или иначе заявляли о своих ирландских корнях, включая Билла Клинтона, чьи претензии на ирландское происхождение не подкреплены никакими доказательствами.

Основатель фонда продвижения ирландской культуры в мире Карл Шанахан считает, что заявляя о своей ирландской принадлежности, президенты необязательно преследуют какие-то политические цели. Он говорит, что точно так же ведут себя и миллионы простых американцев. По результатам переписи населения 2000 года, 44 млн американцев считают себя ирландцами.

Среди выходцев из Изумрудного острова известные писатели, художники, актеры театра и кино, ученые.

Значительное количество руководящих должностей в международных бизнес и финансовых компаниях занимают этнические ирландцы.

Один раз в 2 года проводится Всемирный конгресс ирландской общины.

Существуют двусторонние формы поддержки диаспоры. В свое время ирландским правительством был введен специальный сбор на авиаперевозки в размере 1 ирландский фунт, который целенаправленно шел на поддержку диаспоры за рубежом.

Управление по индустриальному развитию Ирландии (Enterprise Ireland) и Министерство туризма Ирландии широко используют диаспоральные контакты в своей работе.

С наступлением экономического кризиса запущены ряд программ, которые рассчитаны на иностранную ирландскую диаспору. В частности по привлечению иностранных бизнесов в страну и созданию рабочих мест. Программы предусматривают взаимовыгодное сотрудничество и позволили только в 2013 году создать около 10000 рабочих мест и привлечь в экономику не менее 10 миллиардов Евро.

Страна широко использует возможности политического лоббирования с использованием общины, в первую очередь в США, где ирландский электорат составляет не менее 10%, а так же Великобритании, где в выборах участвуют миноритарные ирландские этнические партии. Обе страны при этом являются основными торговыми партнерами и донорами Республики Ирландия.

С 2012 года существует проект реформирования избирательной системы, который позволит всем членам ирландской диаспоры, проживающим в мире зарегистрироваться в качестве избирателей. Планируется, что данная мера позволит привлечь в ирландскую политику новые лица и новые идеи, а так же сделать страну еще более открытой для иностранных инвестиций, в первую очередь в технологический сектор.

Ирландская община в России

История ирландской общины в России уходит корнями в 18 век, когда первые ирландские офицеры стали поступать на службу в регулярные войска. Одним из наиболее прославившихся при российском императорском дворе ирландцев стал Петр Петрович Ласси, выходец из города Лимерик.

На текущий момент общественное объединение, занимающееся работой с диаспорой, называется Ирландский Клуб. Он объединяет ирландцев, живущих в Москве и Санкт Петербурге. Ирландский клуб тесно сотрудничает с посольством Республики в Российcкой Федерации и является организатором почти всех культурных мероприятий, в том числе и фестиваля Святого Патрика.

Среди членов ирландской российской диаспоры топ менеджеры крупнейших российских компаний и банков, руководители и работники представительств иностранных компаний в России, преподаватели и деятели культуры.

Сегодня в мире проживает от 70 до 80 миллионов людей с ирландскими корнями. Большинство потомков переселенцев из Ирландии проживают в странах английского языка: США, Австралии, Великобритании. Несколько меньшее участие ирландцы приняли в формировании населения Канады и Новой Зеландии.

В США и Австралии ирландцы являются вторым по значимости этническим компонентом, в США после немецких иммигрантов, в Австралии после англосаксов. Предки американского президента Джона Фицджеральда Кеннеди из графства Уотерфорд, а австралийский «Робин Гуд» — Нед Келли — сын иммигранта из графстваТипперэри. Знаменитый американский промышленник и изобретатель Генри Форд также родился в семье иммигрантов из Ирландии.

Меньше известен вклад ирландцев в историю Франции, Испании, Португалии и Латинской Америки. В отличие от США и Австралии, сюда переселялись не нищие ирландцы-бедняки, а представители кельтской родовой знати. Во Франции — генерал Патрис Мак-Магон, личный врач Наполеона О’Мира, семейство Хеннесси. В Испании — герцоги Тетуана — О’Доннели, в Португалии — виконты Санта-Моники — О’Нейлы. Знаменитый Че Гевара по бабушке со стороны отца — из ирландского рода Линчей, президент Мексики Альваро Обрегон — от корня манстерских О’Брайенов. Хорошо известны: мексиканский художник Хуан О’Горман, сподвижник Боливара — Даниэль О’Лири в Венесуэле, президент Чили — Бернардо О’Хиггинс.

Оставили свой след, пускай и небольшой, ирландцы в истории России. На протяжении нескольких поколений верно служили российскому престолу графы Брефне — О’Рурки, среди которых было несколько военачальников. Самый известный из них Корнелий О’Рурк. Ирландец Пётр Ласси с 1700 года на русской службе. В 1708 году командовал Сибирским пехотным полком, отличился в Полтавском сражении, член военной коллегии, рижский генерал-губернатор, генерал-фельдмаршал российской армии (1736). Мать известного поэта Вяземского была ирландка из рода О’Рейли.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Количество казахов в странах мира. Современное развитие казахской диаспоры в Турции и США, тенденции переселения казахов в мире. История возникновения казахской ирреденты и диаспоры. Проблема триединства казахской диаспоры, РК и стран проживания.

контрольная работа [35,4 K], добавлен 22.12.2010

Понятие и признаки диаспоры. Диаспора как важнейший субъект социально-экономических процессов. Особенности национальных диаспор на постсоветском пространстве. Сущностные характеристики, анализ жизни и адаптации армянской национальной диаспоры в Москве.

дипломная работа [115,1 K], добавлен 26.02.2010

Диаспора как объект социологического исследования: социальная природа, типология и функции. Положение этнических русских и законодательная база существования русских диаспор в странах Балтии. Особенности менталитета русской диаспоры в Латвии и Эстонии.

курсовая работа [143,4 K], добавлен 21.11.2010

Отличительные черты и значение отношений с зарубежными соотечественниками. Особенности структурного состава украинской диаспоры на примере канадской, ее изменения в других странах. Роль организованности среди украинцев за рубежом, волны миграции.

статья [20,6 K], добавлен 22.11.2010

История эмиграции из России. Особенности социального положения русских иммигрантов за рубежом. Социально-профессиональная мобильность русскоязычных иммигрантов. Среднечасовые заработки иммигрантов из Европы и Америки и остального еврейского населения.

курсовая работа [65,2 K], добавлен 10.11.2010

Ввоз иностранных рабочих в Бельгию в период экономического подъема. Сегодняшнее существование мусульманской общины. Проблема воссоединения иммигрантов со своими семьями. Оседание, укоренение мусульман в Бельгии. Формирование общины из разрозненных групп.

реферат [27,5 K], добавлен 23.02.2011

Принципы функционирования органов и учреждений социальной защиты, их взаимодействие с другими органами. Задачи Центра социальной поддержки населения и Пенсионного фонда Кожевниковского района. Порядок назначения и выплаты трудовых и социальных пенсий.

отчет по практике [2,3 M], добавлен 06.12.2013

Немецкое иммиграционное законодательство и турецкая иммиграция. Иммиграция в Германию в XX в. Соглашения с государствами – поставщиками рабочей силы. Особенности и проблемы проживания турецких иммигрантов в Германии. Уровень преступности и безработицы.

дипломная работа [77,0 K], добавлен 21.11.2013

Государственная политика РФ в отношении материнского капитала. Создание целостной модели факторов, влияющих на организацию оказания социальной поддержки семьям с детьми в Управлении Пенсионного фонда РФ в г. Барнауле на базе социологического исследования.

Читайте также:  Быт ирландской диаспоры в США, образ жизни и дискриминация

дипломная работа [993,3 K], добавлен 17.09.2012

Нормативно-правовые акты, регулирующие предоставление мер социальной защиты пожилым людям. Система социальной защиты пожилых людей в России. Пути социальной политики в отношении ветеранов. Межведомственное взаимодействие в вопросах социальной поддержки.

курсовая работа [477,3 K], добавлен 03.04.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Корни демократии. Как диаспоры иммигрантов сделали Америку богатой

В 2004 году в Америке была издана монография «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности» под авторством влиятельного и всемирно известного гарвардского профессора Самюэля Хантингтона. В российской научно-аналитической среде Хантингтон известен как основатель теории столкновения цивилизаций, которая объясняет постбиполярный мир сквозь призму этнических, культурных и религиозных особенностей стран и народов. В работе «Кто мы?» Хантингтон впервые попытался разобраться в тонкостях формирования американской нации. Взяв за основу его монографию, многие американисты создавали свои теории и концепции. В рамках данной статьи основное внимание будет уделяться не целостному процессу национального строительства, а одному из его элементов — этническому капиталу.

В основе идеологического базиса американской нации лежали религиозные идеи пуритан, наиболее важными из которых были исключительное упование на свои возможности (царствие Бога силой берется), тяжелый повседневный труд, стремление к лучшей жизни для себя и поддержка окружающего мира. На основе этих протестантских нарративов были выработаны нынешние концепции американского капитализма, индивидуализма и филантропии. Более того, именно эти учения стали философским фундаментом, на котором строились социальные нормы (индивид-группа-общество-государство) и политическая культура. О глубоком следе протестантского фактора говорят многие примеры и атрибуты: фразы «Богом данные неотчужденные права» или надпись «In God We Trust» (на Бога уповаем) на долларовых банкнотах.

Многие ученые и философы отмечали, что с подобным отношением к жизни, труду и Богу Америка обречена на глобальное политическое и экономическое могущество.

Подобная точка зрения крайне популярна и в сегодняшней общественно-политической мысли США. Однако было бы ошибкой приписывать все успехи Соединенных Штатов исключительно протестантской трудовой этике. Чтобы понять реальные причины американского доминирования, необходимо проанализировать особенности строительства американской нации. В российской информационно-аналитической среде можно часто встретить утверждение, что американцы — это нация иммигрантов. На самом деле американская нация — это сложный и достаточно уникальный феномен мировой истории. Она условно состоит из центрального ядра, вокруг которого непрерывно возникают новые кольца.

После получения независимости шел процесс создания единой нации на основе концепции «англоконформизма»: белый цвет кожи, британское происхождение, английский язык и англиканский тип протестантской религии. В свою очередь, «американизм» был больше экономической и юридической идеей, чем национальной. По сути, первые колониальные американские элиты не стремились обособить себя от англичан. Они выступали против дополнительных налоговых сборов со стороны Британии и тиранической формы правления.

Территориальные расширения страны, активный наплыв мигрантов и Гражданская война, покончившая с рабством, внесли определенные коррективы в «англоконформистское» ядро. Немцы и голландцы разбавили англиканство лютеранством, реформизмом и пресвитерианством, ирландцы расширили религиозный компонент римским католицизмом (первое кольцо), а латиноамериканцы изменили не только расовый облик ядра, но и внесли атрибуты «испанизма» — язык и культурные особенности (второе кольцо). По мере прибытия в страну представителей иных этнических и религиозных групп рисовались новые кольца, и этот процесс непрерывен. Однако это разнообразие вовсе не свидетельствует о кардинальном размывании «англоконформистского ядра». Напротив, оно хорошо охраняется, оставаясь главным элементом в ДНК американской нации. В этом можно убедиться, проследив за политическим и экономическим успехом основных этнических групп.

Первый крупный капитал в Америке был заработан представителями немецкой общины. Согласно данным влиятельного издания American Heritage Magazine, в список 40 богатейших людей за всю историю страны вошли четыре американца немецкого происхождения: Джон Рокфеллер (нефтяной сектор), Джон Астор (торговля мехами), Фредерик Вейерхаузер (лесная промышленность) и Коллис Хантингтон (железные дороги).

Общее состояние «большой немецкой четверки» к концу Первой мировой войны разными исследователями оценивалось в $500 млрд (в пересчете на сегодняшний день). Став членами американской экономической элиты, они продолжали оставаться немцами, поддерживая свои общины. Помощь выражалась по-разному: Вейерхаузер при найме на работу отдавал предпочтение своим соотечественникам, Асторы финансировали немецкие фермерские хозяйства, Хантингтон поддерживал издание газет и журналов, Рокфеллеры финансировали церковные учреждения и создавали фонды в поддержку политиков немецкого происхождения.

Этнический капитал власти

После Второй мировой войны финансы Джона Рокфеллера-младшего помогли избранию и переизбранию более 40 конгрессменов, 13 сенаторов и 8 губернаторов. Значительную поддержку от богатых немецких семей получил Дуайт Эйзенхауэр — первый президент США немецкого происхождения. Примечательно, что представители влиятельного нефтяного клана в свое время приняли активное участие в становлении и развитии политической карьеры конгрессмена Говарда Баффета – отца Уоррена Баффета – одного из богатейших людей современности. Наличие этнического капитала также ускорило процесс общественно-политической интеграции немецких общин. На втором этапе возникли политические кланы, наиболее влиятельным из которых стал клан Бушей. По данным переписи населения 2016 года, свое немецкое происхождение отметили 44 млн американцев, что составляет 14% от общего населения. Таким образом, немцы, формально не соответствующие принципам «англоконформизма», стали неотъемлемой частью национального ядра-элиты.

Второй по величине этнический капитал Америки создали выходцы из Голландии. В отличие от немцев, голландцы во всем подражали англичанам, завидовали их успеху, способностям, материальному и социальному комфорту. При этом они стремились сохранить свою идентичность, формируя компактные общины по всей стране. Голландцы гордились тем, что их соотечественник Джон Джей был в числе отцов-основателей и первым председателем Верховного суда США. Они использовали имеющийся политический капитал для масштабного проникновения в «англоконформистское ядро». На протяжении многих десятилетий голландские кланы обладали монополией в различных торгово-экономических сферах.

Корнелиус Вандербильт — основатель первого крупного голландского клана в США — создал крупнейшие на то время логистические компании по межконтинентальным перевозкам. Его состояние оценивалось в 100 млн долларов (143 млрд в пересчете на сегодняшний день). Вандербильты поддерживали тесную связь со страной — происхождения и выделяли большие средства на нужды своих общин. Другой успешный голландский клан — Ван Ренсселаеры. Они сыграли ключевую роль в развитии тяжелой индустрии и цветной металлургии. На финансы «голландской двойки» Вандербильтов и Ренсселаеров строились целые города и осуществлялись крупные инфраструктурные проекты — мосты, железные дороги, заводы и фабрики, фермерские цеха и т.д. Корнелиус Вандербильт и Стивен Ван Ренсселаер были близкими друзьями дипломата голландского происхождения Мартина Ван Бюрена и способствовали его победе на президентских выборах.

Традиция помощи политикам-соотечественникам продолжалась на протяжении многих десятилетий. Так, представители этих кланов профинансировали избирательную кампанию 32-го президента Франклина Делано Рузвельта — потомка влиятельного голландского бизнесмена Джеймса Рузвельта. Как и в случае с немцами, значительная часть голландского капитала была сохранена в своей этнической среде. Лидеры кланов передавали активы своим соотечественникам и оказывали им финансовую и политическую поддержку.

Например, стремительный рост голландской семьи Кох был напрямую связан с протекторатом семьи Ренсселаеров. Гарри Кох, находившийся в дружеских отношениях с президентом Рузвельтом, основал мультинациональную компанию «Koch Industries», управление которой передается из поколения в поколение. Сегодня ею руководят его внуки — Чарльз и Дэвид Кохи, обладающие состоянием в 97 млрд долларов. Будучи преемниками Вандербильтов и Ренсселаеров, Кохи поддерживают общинные организации и участвуют в глобальных политических процессах, финансируя политиков-либертарианцев по всему миру.

Соотечественники за рубежом

Другие этнические группы преуспели меньше. Количественный фактор общины вкупе с компактным сосредоточением в ряде крупных штатов (например, Массачусетс) принес определенные дивиденды ирландцам-католикам. Наиболее успешными были семьи Кеннеди (угольная и стальная индустрия, алкогольный и табачный бизнес) и Макмиллан (логистика и транспорт). За сорок лет эти кланы завладели достаточным капиталом для формирования политического влияния. Безусловно, финансовые возможности ирландцев были значительно скромнее, чем у немцев и голландцев. Серьезной преградой для выхода на более высокий уровень было католическое вероисповедание. Те представители кельтских народов (ирландцы, шотландцы, валлийцы), которые перешли в протестантизм, получили больше возможностей: Джексоны, Карнеги и Форды приняли пресветарианство, а Меллоны избрали англиканскую Епископальную церковь.

Из этих крупных семей лишь Генри Форд поддерживал ирландскую общину, делая ограниченные взносы на благотворительные программы и принимая ирландских иммигрантов к себе на работу без снижения зарплаты. Политический успех к ирландцам-католикам пришел лишь в 1961 году, когда сенатор-демократ Джон Кеннеди одержал неожиданную победу над вице-президентом Ричардом Никсоном. Это был первый и последний случай в американской истории, когда приверженец Римской Католической церкви был избран главой Белого дома. Это достижение не открыло ирландцам дорогу к национальной элите, но укрепило их статус и положение в Демократической партии. Деньги семьи Кеннеди по-прежнему направляются в эту партию, обеспечивая политическое присутствие ирландцев-католиков в национальной элите. Неудивительно, что такие крупные политики ирландского происхождения, как Джозеф Байден (вице-президент при Обаме) и Джон Керри (госсекретарь при Обаме) всегда были верны «ослам».

Таким образом, ирландцев-католиков сложно отнести к этнической группе «ядра». Было бы справедливее считать их отдельным крупным кольцом вокруг него. В целом важно отметить, что сохранение капитала в своей этнической среде и поддержка представителей своего народа исходили не только из филантропических соображений. Основной причиной была безопасность. Рассмотренные выше кланы стремились сохранить свои богатства от посягательств со стороны чужеродных элементов. Если капиталы Рокфеллеров, Вандербильтов или Кеннеди когда-нибудь выйдут из своих семей, скорее всего они достанутся немцам, голландцам и ирландцам-католикам (принцип «свое для своих и ради своих»).

ИРЛАНДСКИЕ ИММИГРАНТЫ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ

Поначалу на долю ирландских иммигрантов в США выпали невероятные тяготы. Они прозябали в городской нищете и подвергались насмешкам со стороны соседей. Но им и их потомкам удалось преодолеть все препятствия и добиться своего.
Кевин Кенни — профессор истории в Бостонском колледже в Бостоне, штат Массачусетс.
За столетие после 1820 года в Соединенные Штаты прибыло 5 миллионов ирландцев. Их переезд спровоцировал бурную реакцию среди некоторых уроженцев Америки, так называемых «нативистов», которые осуждали ирландцев за их поведение в обществе, их воздействие на экономику и принадлежность к католической конфессии. Тем не менее, к началу 20-го века ирландцы успешно ассимилировались.
Все легальные иммигранты, которые готовы выполнять положения Конституции США, имеют право стать гражданами США, причем белым иммигрантам не пришлось преодолевать серьезные препятствия на пути к натурализации. Несмотря на враждебное отношение нативистов, ирландцы никогда не сталкивались с расизмом, сопоставимым с отношением к афроамериканцам и выходцам из Азии, которым отказывали в гражданстве или ограничивали въезд в Соединенные Штаты. Превращая принадлежность к католицизму в свое преимущество и используя политические возможности, недоступные в Ирландии, ирландцы последовательно продвигались вверх в американском обществе.
Ирландцы составляли почти половину всех иммигрантов в США в 1840-е и треть в 1850-е годы. Эти цифры примечательны с учетом того, что территория Ирландии сопоставима с территорией штата Мэн, а численность ее населения никогда не превышала 8,5 млн. человек. В период с 1846 по 1855 год из-за неоднократных массовых неурожаев картофеля ирландское население сократилось на треть. Более 1 миллиона человек умерло от голода и сопутствующих ему заболеваний, а еще 1,5 миллиона перебрались в Соединенные Штаты. Многие ирландские иммигранты считали, что голода можно было бы избежать. «Картофельную гниль действительно ниспослал Всемогущий, — писал ирландский националист и политический ссыльный Джон Митчел, — однако голод создали англичане». Впоследствии в основу ирландского характера в Америке легло чувство отторжения и изгнания.

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ТРУДНОСТИ
Ирландские эмигранты эпохи голода были самыми неблагополучными, каких когда-либо видели в Соединенных Штатах. Самые бедные жили в районе Файв-Пойнтс на нижнем Манхэттене в Нью-Йорке, который, по описанию английского романиста Чарльза Диккенса, «весь пропах грязью и отбросами», а «в переулках и аллеях грязи было по колено». Этот район, писал Диккенс, был заполнен «уродливыми многоквартирными домами, славящимися грабежами и убийствами; здесь сплошная мерзость, гниль и разруха».
Ирландская беднота жила в подвалах, на чердаках и в однокомнатных квартирах, где не было естественного освещения и вентиляции, часто эти помещения заливались нечистотами. Их обитатели страдали от высокой заболеваемости холерой, желтой лихорадкой, тифом, туберкулезом и пневмонией. Они также становились жертвами психических заболеваний, часто осложнявшихся алкоголизмом. На их долю приходилось непропорционально высокое число принимаемых в ночлежки и государственные больницы. Они возглавляли списки арестованных и заключенных, особенно за нарушения общественного порядка. В 1859 году в Нью-Йорке 55 процентов всех арестованных были лицами ирландского происхождения.
Ирландские иммигранты были, в основном, неквалифицированными людьми, которые работали за низкую плату и часто использовались в качестве запасной рабочей силы для прекращения забастовок. Работники из числа местных уроженцев беспокоились, что из-за этого снизятся их собственные заработки и завоевания профсоюзного движения будут подорваны. Многие американцы также опасались, что ирландцы никогда не продвинутся в обществе, а вместо этого станут первым постоянным рабочим классом в Соединенных Штатах, угрожающим основополагающему принципу жизни американцев в 19-м веке — подъему по социальной лестнице благодаря упорному труду.
Столь же тревожила нативистов и религия иммигрантов. Кому будут в итоге верны ирландские иммигранты-католики — Соединенным Штатам или Римской католической церкви? Обязаны ли они считаться с мнением своих священников по политическим вопросам? Есть ли у церкви, которую возглавляют папа, кардиналы, архиепископы и епископы, законное место в демократической республике? Почему ирландские иммигранты-католики отправляют своих детей в отдельные приходские школы, а не пользуются бесплатной государственной системой образования? Ирландцы отвечали, что в советах муниципальных школ преобладают евангельские протестанты. Свобода воспитания веры у детей по своему усмотрению, настаивали они, в полной мере соответствует образу жизни в Соединенных Штатах.
Нативисты регулярно совершали выпады против ирландских иммигрантов за их принадлежность к католичеству. В 1834 году толпа сожгла монастырь святой Урсулы в Чарльзтауне, штат Массачусетс. В 1836 году нативисты в Нью-Йорке опубликовали «Ужасающие откровения Марии Монк». Эта молодая неуравновешенная женщина утверждала, что во время своего пребывания в монастыре стала свидетельницей разврата и детоубийств. Книга стала популярным бестселлером. В 1844 году мятежные нативисты сожгли два католических храма в пригородах Филадельфии в споре о том, какую Библию преподавать в муниципальных школах — католическую или протестантскую версию короля Иакова.

ИРЛАНДСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ В АМЕРИКЕ
Отвергая обвинения в двойной лояльности, ирландские иммигранты настаивали на том, что они могут стать хорошими американцами, но будут делать это по-своему. Поскольку ирландцы разговаривали по-английски и были первой группой католиков, прибывших в Соединенные Штаты в большом количестве, они быстро взяли под контроль американскую католическую церковь. Как гласила народное изречение, церковь в Соединенных Штатах «единая, святая, соборная, апостольская — и ирландская». Католицизм стал важнейшей составляющей ирландского самосознания в Америке.
Враждебное отношение к католичеству оставалось характерным для американской культуры до 1960 года, когда президентом страны стал Джон Кеннеди. К тому времени ирландцы давно уже заправляли политической жизнью во многих американских городах, в том числе Нью-Йорке, Бостоне и Чикаго, контролируя местные отделения Демократической партии. В 1920-е годы они начали выдвигаться на общенациональную арену, когда Эл Смит стал первым католиком, который баллотировался в президенты. У Смита было мало шансов на избрание, но Кеннеди, который остро осознавал свое ирландское происхождение, в итоге положил конец давней антикатолической традиции в Америке. «Я не кандидат в президенты от католиков, — заявлял он в ходе кампании. — Я кандидат в президенты от Демократической партии, который оказался католиком. Я не выражаю мнения своей церкви по государственным вопросам — и церковь не выражает моего мнения».
Ирландские иммигранты стали хорошими американцами, не утратив своего религиозного и культурного наследия. Они продемонстрировали, что ассимиляция — это не односторонний процесс, при котором иммигранты должны подчиняться господствующей англо-протестантской культуре и отказываться от собственных традиций. Иммигранты всегда меняют Соединенные Штаты в той же мере, в какой Соединенные Штаты меняют их. Став американцами на свой манер, ирландцы обрели отчетливую этническую идентичность и помогли заложить основу современного культурного плюрализма в США.
Сегодня ирландцы — одна из самых процветающих этнических групп в Соединенных Штатах, которая значительно превышает средние показатели в стране по уровню образования, профессиональному положению, доходу и домовладению. В соответствии со своим последовательным продвижением вверх по общественной лестнице в течение 20-го века американские ирландцы уехали из замкнутых городских общин Северо-востока и Среднего Запада и поселились в пригородах и в больших и малых городах по всем Соединенным Штатам. Они также все чаще вступали в браки с представителями других национальностей, сначала с другими католиками, а затем и с другими американцами. Результатом этих перемен стало значительно менее цельное ощущение принадлежности к общине, чем в прошлом. Однако американские ирландцы сохраняют сильное чувство национальной гордости, особенно в сфере политики и культуры. В конце концов, быть американским ирландцем — значит быть частью успеха своей страны.

Ссылка на основную публикацию