Исследование миграционных процессов в Америке, главные авторы

Миграционные потоки по странам мира

Население современного мира является чрезвычайно мобильным. По оценкам Отдела народонаселения ООН, количество международных мигрантов во всем мире составляло почти 272 миллиона (или 3,5 процента населения планеты) по состоянию на 2019 год.

Миграция оказывает все большее влияние на экономические, политические и социальные изменения в разных частях планеты. Ее растущая роль приводит к увеличению внимания к изучению данного вопроса, к проработке способов сбора более точной статистики и информации о тех, кто переезжает и причин, которые вызывают этот процесс. Это относится не ко всем государствам. Во многих странах, даже самые общие данные по миграции являются неполными, устарелыми или их не существует вовсе.

У данного процесса существуют как положительные, так и отрицательные стороны. Например, многие мигранты отправляют денежные переводы на родину своим семьям, поддерживая местные экономики и уровень жизни значительной части граждан. Для государства мигранты могут быть источником дешевой рабочей силы, снижающей издержки производства или квалифицированной рабочей силы, способствующей развитию передовых отраслей науки, экономики и т. п. Наконец, во многих странах существуют серьезные проблемы в демографической области: низкая рождаемость, стареющее население с постоянным уменьшением рабочей силы и т. д., что приводит к необходимости привлечения трудовых ресурсов из других регионов мира. Отрицательными сторонами процесса миграции может стать рост социальной напряженности в странах с растущим иммигрантским населением из-за столкновения разных культур, религий, а также из-за растущей конкуренции за рабочие места и нагрузки на бюджет в тех странах, где оказывают централизованную помощь приезжим.

Кто-то из страны уезжает, а кто-то в нее приезжает, соответственно, процесс миграции подразделяется на выезд — эмиграцию и въезд — иммиграцию. Рассмотрим основные направления для одного и другого случая.

— Казахстан — 2.56 млн. чел.;

3. Расставьте в порядке убывания регионы мира по численности международных мигрантов.

Регион
2Европа
1Азия
3Северная Америка

1. Мигрант — он преимущественно из развитой или развивающейся страны?

Современные социологические теории миграции населения

Особое место занимает интегративный или системный подход к объяснению миграции, в рамках которого происходит объединение функционального и структурного объяснения миграции, то есть микроэкономической стороны процесса миграции, где основное внимание уделяется исследованию миграционного поведения индивида или домохозяйства, и макроэкономических процессов, когда миграция предстает как следствие неравенства, воспроизводящегося в рамках национальных и глобальных экономик. Основными факторами миграции выступают интеграция государств в единую экономическую систему, углубление международного разделения труда, усиление взаимозависимости национальных экономик, увеличение значимости мирового рынка труда, а также расширяющаяся структура мирового рынка в целом. Причиной миграции становится проникновение капитализма в периферийные, некапиталистические общества, что создает мобильное население. В рамках данного подхода намечается тенденция трансформации методологии исследования миграции с учетом глобализационных факторов.

Проведенный анализ позволяет заключить, что рассмотренные теории причин и факторов миграции исследуют в основном экономические причины, в них заметно стремление к абсолюти­зации какого-либо фактора или группы факторов. Проанализированные теории можно условно разделить на те, в основе которых лежит позитивистский подход, связанный со стремлением раскрыть объективные закономерности миграций с целью оценки их социальных последствий и определения эффективности управленческих мер, и те, которые опираются на методологию структурного функционализма, ориентированную на исследование социальных факторов, детерминирующих миграции, в их системно-функциональном единстве.

Наряду с вопросом о причинах миграции важнейшей теоретической проблемой становится исследование механизмов саморазвития и самоподдержания миграционных передвижений, рассмотренных в третьем параграфе первой главы «Основные подходы к исследованию механизмов саморазвития и самоподдержания миграции». В рамках анализа механизмов саморазвития и самоподдержания миграции были выделены и систематизированы следующие теории миграции населения: теория миграционных сетей Д. Массея, институциональная теория миграции, теория социального капитала, теория совокупной причинной обусловленности Д. Массея, теория международных миграционных систем М. Критц. Критический анализ данных теоретических конструктов позволил выявить основные механизмы саморазвития миграции и факторы, способствующие самоподдержанию миграционных потоков, и преемственность их положений в современных социологических теориях миграции.

Теория миграционных сетей Д. Массея разработана в рамках теории социальных сетей. Для социологического анализа характерно рассмотрение сети как комплексного явления, охватывающего все сферы жизнедеятельности человека, о чем писали социологи У. Томас и Ф. Знанецки, начиная с 1920-х гг. В рамках данной теории миграционная сеть определяется как совокупность межличностных отношений, в которых мигранты взаимодействуют со своими семьями, друзьями или соотечественниками, которые остались в их странах, при этом международ­ная миграция трактуется как индивидуальный или семейный процесс принятия решений. В современной научной литературе социальные сети мигрантов называют по-разному: «покровительством» миграции, «эффектом семьи и друзей», «цепной миграцией» или «капиталом миграции». Д. Массей впервые обозначил сети мигрантов как особую форму социального капитала, с помощью которого люди снижают затраты и риски при миграции, а ожидаемые прибыли от миграции увеличиваются.

К сетевой теории миграции имеет прямое отношение широко известная в зарубежной и отечественной научной литературе концепция социального капитала, впервые введенная экономистом Г. Лоури как определение совокупности нематериальных ресурсов в семьях и сообществах, способствующих социальному развитию молодежи. Сетевая гипотеза теории социального капитала заключается в следующем утверждении: люди, которые социально связаны с текущими или прошлыми мигрантами, имеют доступ к социальному капиталу, который значительно увеличивает вероятность того, что сами они станут мигрантами. Сетевые связи увеличивают вероятность миграции, так как снижают стоимость и риск передвижения и повышает ожидаемую отдачу от миграции.

В соответствии с институциональной теорией миграции большие потоки международных мигрантов способствуют созданию коммерческих и некоммерческих организаций, которые легально или нелегально обеспечивают мигрантов транспортом, помогают в трудоустройстве, получении документов и жилья, предоставляют правовые консультации. Как правило, эти организации встроены в мигрантские сети. Создатели институциональной теории миграции отмечают, что понятие «социальный институт» при этом используется в широком смысле для отражения структуры всей социальной среды, в которой индивид должен сделать свой выбор.

Д. Массей разрабатывает также концепцию совокупной причинной обусловленности, суть которой заключается в том, что каждый акт мигра­ции изменяет социальный контекст, в пределах которого последующие решения миграции становятся типичными способами, делающими дополнительное перемещение бо­лее вероятным.

Таким образом, основными механизмами, поддерживающими миграционные процессы, выступают сети мигрантов, социальные институты, культурный и социальный капитал, а также исторические, культурные, технологические и иные связи между странами. Рассмотренные теории о механизмах саморазвития и самоподдержания миграции ученые относят к так называемым объединительным парадигмам, где социальная реальность анализируется сквозь призму единства объективного и субъективного, структурного и динамического, общественного и личностно-индивидуального.

В рамках разработки новых подходов к исследованию миграции населения в социологической литературе большое распространение получает системный подход, который, с одной стороны, рассматривает миграцию как результат индивидуальных решений, зависящих от тех или иных структурных факторов, а, с другой стороны, анализирует ее в контексте мировых потоков капиталов и товаров, действия глобальных и региональных политических, экономических, культурных факторов. Системный подход к интерпретации сущности и многообразия миграционных потоков применяет теория миграционных систем, разработанная американскими учеными М. Критц, Л. Лим, Х. Злотник в начале 1990-х гг. Миграционной системой называют группу стран, между которыми существуют относительно масштабные и устойчивые миграционные связи. Устойчивость миграционных связей в системе может определяться как историческими причинами, так и взаимной экономической заинтересованностью стран в миграционном обмене, которая обусловливает возникновение и сохранение миграционного движения определенной направленности. При этом географическая близость может играть значительную роль, но не является обяза­тельным условием. Временное же измерение миграционной системы образуют изменения контекста и изменения, происходящие в связях между странами, то есть оно является существенным для анализа динамики миграционных потоков и контрпотоков. Данная теория представляет собой одну из первых попыток объединить разрозненные концепции миграции. Социологические идеи авторов рассмотренных теорий легли в основу методологических принципов, на базе которых разрабатываются современные социологические теории миграции.

Во второй главе диссертационного исследования «Современные социологические теории глобальных миграционных процессов» предпринят критический анализ недостаточно изученных отечественными исследователями-социологами современных социологических теорий миграции населения, выявлены их специфические черты, области совпадения и пересечения, а также прогностические функции.

В первом параграфе второй главы «Трансформация методологических оснований исследования миграции населения в условиях глобализации» проанализирован современный социологический дискурс о миграции, конкретизированы основные методологические принципы исследования современной глобальной миграции.

Глобализация, увеличивающая экономические, политические и технологические потоки между странами, выступает основным трендом, определяющим модели миграции в современном мире. Основными тенденциями современной миграции населения являются беспрецедентное расширение масштабов и географии международной миграции, в том числе вынужденных миграций, увеличение значимости международной миграции населения в демографическом развитии мира, изменение структуры миграционных потоков в соответствии с потребностями глобализирующегося рынка труда (циркулярный характер миграции, увеличение доли высококвалифицированных мигрантов, феминизация), возрастающее значение экономической и, прежде всего, трудовой миграции, неуклонный рост и структурная «непреодолимость» нелегальной иммиграции.

В результате проведенного исследования было выявлено, что в современной социологической науке началась разработка новых конвенциональных теоретических схем, в научный оборот были введены новые категории, призванные преодолеть очевидную феноменологическую ограниченность традиционного рассмотрения миграции, такие как «диффузия», «антропоток», «креолизация», «трансмиграция». Важнейшей тенденцией является актуализация не столько экономических, сколько политических и социокультурных аспектов в изучении миграции. Исследователями были сформулированы следующие основные методологические принципы: междисциплинарность, исторический подход, сравнительный подход, принцип холизма, транснациональная социальная трансформация как отправная точка исследований, исследование миграции с позиции учета локальных, национальных и глобальных моделей социальных отношений, применение общих методов исследования. В этой связи теряют универсальность ставшие уже классическими в миграционных исследованиях структурные построения, проанализированные в первой главе диссертационного исследования.

Современные социологи четко осознают необходимость анализа динамичного процесса миграции населения, что выражается в разработке новых теоретических подходов и концепций. Одни исследователи полагают, что необходимо строить всеобъемлющую модель миграции, основанную на системном, интегративном подходе, другие считают, что это должны быть теории среднего уровня, детально анализирующие отдельные виды миграции. Одни ученые считают целесообразным разработку общей теории миграции и делают упор на экономической составляющей миграционных процессов, а другие – на таких последствиях миграции, как образование транснациональных сообществ, появление новой составной идентичности, иными словами, говорят об отказе от классической социологической теории общества в исследовании миграции и переходе к глобализованной перспективе социологического анализа.

Во втором параграфе второй главы «Синтетическая теория миграции Д. Массея» проанализированы основные положения синтетической теории миграции современного американского социолога Дугласа Массея.

В основу данного теоретико-методологического конструкта были положены следующие теории миграции: теория неоклассической экономики, новая экономическая теория миграции, теория сегментированного рынка труда, теория мировых систем, теория социального капитала и теория совокупной причинной обусловленности. Суть синтетической теории заключается в том, что миграция выступает как естественное следствие широких процессов социальной, поли­тической, экономической интеграции.

Основные идеи синтетической теории международной миграции сводятся к следующим: международная миграция является результатом экономического развития; иммиграция выступает как естественное следствие более широких процессов социальной, политической, экономической интеграции, пересекающей международные границы; когда иммигранты въезжают в развитую страну, они обычно отвечают сильному и устойчивому спросу, который встроен в структуру постиндустриальных экономик; мигранты, которые въезжают в развитую страну впервые, обычно не имеют намерения обосноваться там постоянно; международная миграция в меньшей степени подвержена влиянию условий на рынках труда, чем условий на других рынках; по мере того, как международные мигранты приобретают за рубежом опыт, их мотивации изменяются; с течением времени международная миграция имеет тенденцию создавать свою собственную инфраструктуру (сети); несмотря на сильные тенденции к самосохранению и укреплению, иммиграционные потоки имеют естественный срок жизни, который всегда ограничен (перевернутая U–образная кривая или «миграционный горб» в теории миграционного перехода).

Развивая синтетическую теорию миграции, Д. Массей создает всеобъемлющую модель международной миграции, которая предполагает анализ структурных факторов, порождающих миграцию, в развивающихся странах и странах, переживающих структурную трансформацию; выявление механизмов создания спроса на мигрантов в развитых странах; исследование мотивации мигрантов; анализ возникновения в результате глобализации вообще и международной миграции в частности транснациональных социальных структур, поддерживающих устойчивость международного миграционного движения, и выявление сути их обратного влияния на миграционные процессы; рассмотрение особенностей и анализ эффективности миграционной политики государств.

Таким образом, цель всеобъемлющего подхода заключается в представлении четкой теоретической оценки тех социальных и экономических факторов, в результате которых сложилась современная международная ситуация в области миграции. Объективным препятствием создания всеобъемлющей модели миграции является необходимость анализа влияния развития рынков, степени и скорости расширения рынков в различных странах мира, исследования не только рынка труда, но и рынков капитала, кредитования и страхования, учета миграции людей, продающих рабочую силу, и людей, стремящихся максимизировать отдачу от своего человеческого капитала, анализа циркулярного характера современных миграционных потоков, а также влияния обратной связи, «внутренних факторов», встроенных в миграционный процесс посредством социальных сетей, а также создания моделей влияния миграционных сетей и фиксации эффектов их обратной связи с течением времени, что позволило бы прогнозным моделям учитывать динамические эффекты миграционных сетей. Другим препятствием к построению полной и точной модели международных перемещений является недостаток адекватных решению поставленных задач статистических данных.

Таким образом, синтетическая теория Д. Массея рассматривает миграционные процессы, имеющие место в условиях глобализации, когда анализ такого динамично явления как миграция должен проводиться с учетом всего спектра факторов, влияющих на динамику и структуру миграции, а не сводится к тем, что определены неоклассической экономической теорией, поскольку международная миграция движется комплексом механизмов, описанных в разрозненных социологических теориях.

В третьем параграфе второй главы «Концепция транснациональной миграции» рассматривается концепция транснациональной миграции, разработанная западноевропейскими социологами, ее критика, а также проводится сравнительный анализ современных социологических теорий миграции населения с целью выявления их прогностических функций и места в современной социологической теории.

Транснационализм представляет собой относительно новую парадигму в исследовании миграции, связанную с изучением глобализации, то есть процессов, которые ослабляют национальное государство. Базовыми понятиями для новой парадигмы в исследованиях миграции являются «трансмигрант» и «транснационализм», введенные в научный оборот немецкой ученой Ш. Глик, которая подвергла сомнению тезис, распространенный в классических социологических исследованиях, согласно которому сообщества рассматриваются как локализованные и связанные с локальной культурой, и для того чтобы стать частью принимающего сообщества, мигранты должны приспосабливаться или ассимилироваться в местную культуру.

В рамках данной концепции транснационализм определяется как социальный процесс, в котором мигранты создают социальные поля, пересекающие географическую, культурную и политическую границы, а транснациональная миграция – как модель миграции, где мигранты, пересекая международные границы и оседая в новой стране, сохраняют социальную связь со страной своего происхождения. При этом мигранты становятся трансмигрантами в том случае, когда развивают и поддерживают множественные семейные, экономические, социальные, организационные, религиозные и политические отношения, пересекающие границы. Трансмигранты, одновременно «проживающие» и в отправляющем, и в принимающем сообществах, создают «транснациональные социальные пространства», то есть социальные сети мигрантов интегрируют уже делокализованные и диффузные пространства вопреки государственным границам, фрагментируют национальную идентичность людей, структурируют их жизненные пути и трудовые карьеры. Существование таких транснациональных социальных пространств разрушает традиционные формы миграции. Транснациональная активность, которая является ключевой характеристикой современного мигранта и осуществляется периодически через национальные границы, не предполагает его ассимиляции в местную культуру.

В концепции транснациональной миграции глобальная миграция рассматривается как детерриториализированный социальный процесс, в ходе которого мигранты включаются более чем в одно сообщество и образуют новые социальные сети, пересекающие географические, культурные и политические границы национальных государств, продолжая функционировать в социальных сетях отправляющего сообщества. В целом процесс миграции становится не локализованным во времени и детерриториализированным.

Сравнительный анализ современных социологических теорий миграции позволил выявить их специфические черты, области совпадения и пересечения, а также прогностические функции (см. Таблица 1). Данные теории описывают современное состояние миграции населения с учетом процессов глобализации. При этом миграция рассматривается как динамично изменяющееся явление под комплексным воздействием целого ряда различных факторов экономического, социокультурного, политического характера.

Основные идеи синтетической теории международной миграции сводятся к следующим: международная миграция является результатом экономического развития; иммиграция выступает как естественное следствие более широких процессов социальной, политической, экономической интеграции, пересекающей международные границы; когда иммигранты въезжают в развитую страну, они обычно отвечают сильному и устойчивому спросу, который встроен в структуру постиндустриальных экономик; мигранты, которые въезжают в развитую страну впервые, обычно не имеют намерения обосноваться там постоянно; международная миграция в меньшей степени подвержена влиянию условий на рынках труда, чем условий на других рынках; по мере того, как международные мигранты приобретают за рубежом опыт, их мотивации изменяются; с течением времени международная миграция имеет тенденцию создавать свою собственную инфраструктуру (сети); несмотря на сильные тенденции к самосохранению и укреплению, иммиграционные потоки имеют естественный срок жизни, который всегда ограничен (перевернутая U–образная кривая или «миграционный горб» в теории миграционного перехода).

Разновидности миграции в США

Перебраться в Штаты можно одним из способов, которые приведены в таблице ниже.

РазновидностьОсобенности
НепрямаяПри таком способе миграции, гражданин въезжает в США по гостевой визе. После этого ему проводят собеседование в миграционной службе. При успешном интервью, человек получает вид на жительство. Въездные документы могут быть выданы только в американском консульстве, которые расположены в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке и Екатеринбурге.
ПрямаяВ такой ситуации, оформляется иммиграционная виза, дающая право на нахождение в США. Оформить такое разрешение может официальное посольство РФ, расположенное в столице РФ.

h2 4,0,0,0,0 –>


Основные понятия приведены в таблице ниже.

Текст научной статьи на тему «США В МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА»

США В МЕЖДУНАРОДНОЙ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

© 2014 г. Л.Ф. Лебедева, И.К. Смирнова, А.В. Щербина

Институт США и Канады РАН, г. Москва

В статье проанализированы тенденции международной миграции населения, позиции США, экономические возможности иммигрантов в США, роль иммигрантов в американской экономике, их место в структуре рабочей силы, иммиграционная политика Б. Обамы.

Ключевые слова: США, международная миграция населения, администрация Обамы, рабочая сила, иммигранты.

Для международной миграции населения, охватывающей почти все страны и территории мира и затрагивающей интересы миллиардов жителей как в принимающих, так и в отдающих мигрантов государствах, в начале текущего столетия характерно усиление неравномерного глобального перераспределения человеческих ресурсов, одного из ключевых составляющих общественного развития.

Поляризация в мировом распределении человеческих ресурсов находит выражение не только в прогрессирующих различиях между США, другими ведущими центрами притяжения мигрантов и странами их происхождения. Идёт дальнейшее размежевание принимающих стран – по количественному и качественному составу иммигрантов, по их доле в рабочей силе, по степени воздействия на изменение расово-этнического, конфессионального, профессионального, возрастного состава населения этих стран.

Увеличение миграционных потоков (только за первое десятилетие XXI века их число увеличилось на 57 млн. человек, это в 2,7 раза больше, чем за предшествующее десятилетие), сопровождается их концентрацией в определённых странах; усложнением структурного состава мигрантов по мотивам, качественным характеристикам мигрирующего населения, в том числе с учётом этнокультурного состава, общеобразовательного уровня, профессиональной подготовки, трудовых навыков, участия в общественных организациях и т.п.

* ЛЕБЕДЕВА Людмила Федоровна – доктор экономических наук, руководитель Центра социально-экономических исследований и проектов ИСКРАН. E-mail: liudran@mail.ru; СМИРНОВА Ирина Константиновна – студентка ФМП ИСКРАН, E-mail: irene_smirnoff@hotmail.com; ЩЕРБИНА Александр Владимирович – аспирант ИСКРАН. E-mail: alesher22@mail.ru

Рис. 1. Распределение миграционных потоков по регионам, млн. человек

Then and Now: America’s New Immigrant Entrepreneurs VII.

По данным Доклада ООН по миграции населения 2013 г., за пределами стран происхождения живёт 232 млн. человек, или 3% населения мира. В Европе и Азии находится почти одинаковое число мигрантов – 72 млн. и 71 млн. человек соответственно; в Северной Америке – более 52 млн. человек, остальные – в Африке, странах Латинской Америки, в Океании.

C 1990 г. число международных мигрантов возросло в 1,5 раза, в страны Северной Америки – в 1,9 раза (табл. 1).

Глобальный финансово-экономический кризис, усиление рисков нестабильности в мировой экономике оказали негативное влияние на международную миграцию населения, в том числе и в страны с традиционно высоким уровнем иммиграции. Процесс притока иностранной рабочей силы в годы кризиса замедлился.

Если в 2000-2010 гг. число мигрантов в Европе, Северной Америке, Азии ежегодно увеличивалось примерно на 2-3%, то в 2010-2013 гг. этот показатель сократился до 1,5-2%. Африка оказалась единственным регионом, где наблюдалась обратная ситуация – если в прошлом десятилетии количество мигрантов в Африке увеличивалось примерно на 1% каждый год, то в последние три года оно возрастало на 2,8% [7].

Происходящие изменения в миграционных потоках позволяют говорить о значительном росте доли иммигрантов в мире. По имеющимся данным ОЭСР, в среднем по странам ОЭСР доля иммигрантов в общей численности населения в течение первого десятилетия XXI века увеличилась с 9,9 до 11,6%, в Австрии -с 10,4 до 15,5%; в Ирландии – с 8,7 до 17,2%, в Швейцарии – с 21,9 до 26,6%.

При этом, в силу особенностей этнокультурного состава иммигрантов, в том числе активизации притока мусульманского населения (доля которого в разных городах Швейцарии, например, уже составляет 5-8% общего числа населения), в западноевропейских странах усиливается неоднородность социально-культурного пространства.

Динамика числа мигрантов в мире по регионам, млн. человек

Регионы и страны мира 1990 г. 2000 г. 2010 г. 2013 г.

Всего в мире 154,2 174,5 220,7 231,5

Развитые страны 82,3 103,4 129,7 135,6

Развивающиеся страны 71,9 71,1 91 95,9

Африка 15,6 15,6 17,1 18,6

Азия 49,9 50,4 67,8 70,8

Европа 49 56,2 69,2 72,4

Латинская Америка 7,1 6,5 8,1 8,5

Северная Америка 27,8 40,4 51,2 53,1

Океания 4,7 5,4 7,3 7,9

Then and Now: America’s New Immigrant Entrepreneurs VII.

Рис. 2. Лидирующие по приёму иммигрантов страны мира, млн. человек

The Foreign-Born Population in the US. W, U.S. Census Bureau, 2012.

Речь идёт не только об изменениях в этнокультурном составе населения принимающих стран, но также о влиянии на рынок труда, культуру предпринимательства, досуга; на этику трудовых отношений, на социальные и потребительские ориентиры.

Вместе с тем, в других странах, например, в Корее, в Японии, в силу культурно-исторических традиций, особенностей регулирования миграции, несмотря на постепенное, хотя и значительно более медленное, чем в среднем по странам ОЭСР, увеличение доли иммигрантов (до 1,9% и 1,7% соответственно), население сохраняет этническую однородность [9].

Активизация миграционного обмена в последние десятилетия стала влиятельным фактором перераспределения человеческих ресурсов не только между континентами и странами. Усиливаются различия и в региональном

распределении мигрантов в рамках национальных границ принимающих государств.

В США, например, при доле иммигрантов в общей численности населения 12,9%, в ряде штатов, в том числе в Калифорнии, Нью-Йорке, Нью-Джерси, этот показатель превышает 20%, а в некоторых городах и больше: в Сан-Франциско – 30%, Нью-Йорке – 35%, в Лос-Анджелесе – 40%.

Рост масштабов миграции оказывает далеко неоднозначное влияние и на страны-доноры. Считается, что в странах происхождения мигрантов последствия их перемещения обычно ведут к росту доходов, повышению качества потребления, к расширению возможностей получения образования, общему улучшению культуры и быта.

Однако прогрессирующая зависимость от денежных поступлений трудящихся-мигрантов иногда достигает критических величин: доля денежных переводов трудящихся-эмигрантов в ВВП Лаоса – 35%, Таджикистана – 37%. В других странах, например в Киргизии, ещё в 2003 г. доля денежных переводов трудящихся-эмигрантов в ВВП страны составляла 6,9%, но к 2012 г. подскочила до 29% [1].

Столь высокие уровни зависимости от поступлений, связанных с миграцией населения, безусловно, оказывают влияние и на взаимоотношения между странами приёма и происхождения мигрантов, особенно в случаях их значительной привязки к одной принимающей стране. Если переводы мигрантов стран СНГ осуществляются в основном из России, то в Северной Америке -это преимущественно переводы из США в Мексику, так как почти все эмигранты из Мексики, которая занимает первое место в мире среди стран-доноров и третье (после Индии, Китая), сосредоточены в США.

Исследования показывают, что наряду с признанием позитивного вклада миграционного обмена в развитие мирового сообщества, в удовлетворение спроса на рабочую силу в странах, испытывающих в ней потребность; в расширение возможностей получения образования, реализации интеллектуального, трудового, предпринимательского, культурного потенциалов мигрантов, отмечается рост напряжённости в принимающих странах, ограниченность набора инструментов регулирования миграционного движения при зачастую диаметрально различающихся интересах сторон.

Следует отметить, что пока разработка научно обоснованных подходов к исследованию всего комплекса проблем миграционного движения населения сильно отстаёт от динамичных изменений его состава, а также от многообразия направлений ощутимого воздействия притока иммигрантов на социально-культурное, экономическое пространства принимающих стран.

Фрагментарные данные по столь чувствительной и потенциально конфликтной тематике могут привести к искажению представлений о современных тенденциях миграции населения, а это приведёт, в свою очередь, к падению доверия к источникам, к возможностям проведения адекватной политики, к усилению социальной напряжённости между группами мигрирующего и местного населения.

Формирование системы показателей для всесторонней оценки происходящих трансформаций, связанных с международной миграцией населения, крайне важно не только для разработки и реализации миграционной полити-

ки, но и для адекватного общественного восприятия миграционных потоков, преодоления взаимных заблуждений.

Вопреки распространённому мнению о том, что мигранты едут преимущественно из развивающихся стран в развитые, этот поток составляет лишь около трети общего числа международных мигрантов; гораздо шире распространена миграция из одной развивающейся экономики в другую развивающуюся, или из развитой страны в развитую [8].

Стоит заметить, что часть мигрантов – отнюдь не уязвимые в экономическом, социальном планах лица, как это иногда представляется.

В первом десятилетии XXI века число иммигрантов с высшим образованием в странах ОЭСР увеличилось на 70%, достигнув 27,3 млн. человек в 20102011 гг. Эта тенденция во многом связана с усилившейся эмиграцией из Азии: в 2005-2010 гг. 2 млн. человек с высшим образованием переехали оттуда в страны ОЭСР. В этот период в среднем по странам ОЭСР доля лиц с высшим образованием среди жителей иностранного происхождения возросла с 25 до 30%, а в Канаде достигла 50% [7].

В ЕС за указанный период численность иммигрантов, занятых в качестве специалистов, удвоилась, а их доля среди занятых специалистов высшей и средней квалификации достигла в Швейцарии 23%, в Великобритании 14,5% [6]. В США степень бакалавра и выше имеют 33% иностранной рабочей силы по сравнению с 36% американцев по рождению.

Несмотря на увеличение числа высококвалифицированных кадров, выезжающих за пределы своих родных стран, большая часть

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Африка 15,6 15,6 17,1 18,6

Миграционные процессы в мире

В условиях глобализации происходит стремительное перемещение людей по планете. Потоки мигрантов из стран со слаборазвитой или кризисной экономикой в поисках лучшей жизни устремляются в благополучные государства «золотого миллиарда». Неудивительно, что миграция в настоящее время стала актуальной и трудно решаемой проблемой.

Миграция населения (лат. migratio — переселение) — перемещение, переселение людей из одного региона (страны, мира) в другой.

Эмиграция – выезд из страны.

Иммиграция – въезд в страну.

Современные тенденции международной миграции:

– рост нелегальной миграции (ярко выраженный трудовой характер; государству тоже выгодно: налоги платят, а соц. пособия и льгот не получают);

– рост вынужденной миграции (больше всего из Африки; из-за увеличения вооруженных конфликтов в мире, обострения межнациональных отношений; 80 % беженцев бегут в развивающиеся страны; женщины и дети создают дополнительную экономическую нагрузку на принимающие страны, которая требует денежных затрат);

– увеличение демографической значимости международной миграции (в России международная миграция играет ведущую роль в демографическом развитии страны; в развитых странах та же самая тенденция);

– глобализация мировых миграционных потоков (почти все страны вовлечены);

– качественные изменения в потоке миграции (увеличение доли лиц с высоким уровнем образования).

Большое количество мигрантов принимают страны-экспортеры нефти на Ближнем Востоке, в которых 70 % рабочей силы составляют иностранцы. Также высокий показатель миграционного сальдо у стран Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Венесуэла), Юго-Восточной Азии (Сингапур, Гонконг, Япония), Африки (ЮАР), а также Израиль имеет хороший миграционный поток из России.

Поставщиками рабочей силы на мировом рынке в настоящее время являются Индия, Пакистан, Вьетнам, Алжир, Мексика, Ирландия, Турция, СНГ.

К числу наиболее значимых последствий миграции можно отнести – изменение ситуации на рынке труда, конфликты в местах компактного расселения мигрантов, воздействие миграции на этническую и социальную структуры населения.

Относительно политики, проводимой в отношении мигрантов можно выделить несколько подходов:

Поликультурализм — это концепция, согласно которой все культуры в мире, являются взаимосвязанными (предполагает равенство культур).

Мультикультурали́зм — политика, направленная на развитие и сохранение в отдельно взятой стране и в мире в целом культурных различий, и обосновывающая такую политику теория или идеология. предоставление возможности этническим и культурным общинам управлять обучением своих членов, сохранять язык, традиции. Мультикультурализм культивируется в Канаде, ФРГ, Швеции. Мультикультурализм — один из аспектов толерантности.

Толера́нтность – терпимость к иному образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям.

Европейский мультикультурализм не только позволяет, но прямо поддерживает самодеятельность и автономию иммигрантских общин, платя им из бюджета за их специфику и своеобразие (ради сохранения языка,обычаев и т.д.). В 2010 году ряд лидеров европейских стран, (А. Меркель, Д. Кэмерон, Н. Саркози), заявляли, что считают политику мультикультурализма в своих странах провалившейся.

С середины 1950-х, когда в ряде стран Западной Европы началось массовое рекрутирование иностранных работников, до рубежа 1970-1980-х европейские политики и европейская публика верили, что имеют дело с «гостевыми рабочими». «Гастарбайтерами».
А раз они здесь временно, то о каком «плавильном котле», о какой ассимиляции может идти речь? Отсюда произошло и выделение бюджетных средств на изучение детьми мигрантов «родного языка» (а иначе как они вернутся к себе на Балканы или в Турцию?), и толерантность к культурным практикам, привезенными «гастарбайтерами» с собой. Иными словами, резон «мультикультурализма» как политической программы был исключительно рациональным. Не дать иммигрантам инкорпорироваться, проникнуть в национальное тело. В немецком случае это была просто мягкая сегрегация. Так же, как в Израиле есть две стратегии по отношению к разным группам переселенцев – ассимиляция для евреев и мультикультурализм для арабов, так и в Германии было две стратегии – ассимиляция для «аусзидлеров» из Восточной Европы и СССР и мультикультурализм для турок и прочих южан.

У данной политики есть изъяны. В частности, выяснилось, что во втором поколении общины мигрантов, перенесшие на европейскую землю свои правила жизни, легко преобразуются в замкнутые и вполне тоталитарно управляемые изнутри добровольные гетто. Где практикуются обычаи предков и не одобряются попытки отдельных членов выйти за пределы и реализовать себя как нового европейца. Там не только не подчиняются законам страны пребывания, но даже не очень-то допускают на свою территорию общины представителей местной власти и полиции. Причем творится все это за счет принимающей стороны. Со временем, научившись по-европейски качать права, общины начинают требовать увеличения льгот и дотаций.

Во многих странах мира возникли замкнутые моноэтнические, или монорелигиозные, или монорасовые кварталы и учебные заведения. В студенческих столовых возникают столы «только для черных». Появляется «азиатские» общежития или дискотеки для «цветных», вход в которые для «белых» практически заказан.

Дата добавления: 2014-12-10 ; Просмотров: 638 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

У данной политики есть изъяны. В частности, выяснилось, что во втором поколении общины мигрантов, перенесшие на европейскую землю свои правила жизни, легко преобразуются в замкнутые и вполне тоталитарно управляемые изнутри добровольные гетто. Где практикуются обычаи предков и не одобряются попытки отдельных членов выйти за пределы и реализовать себя как нового европейца. Там не только не подчиняются законам страны пребывания, но даже не очень-то допускают на свою территорию общины представителей местной власти и полиции. Причем творится все это за счет принимающей стороны. Со временем, научившись по-европейски качать права, общины начинают требовать увеличения льгот и дотаций.

Чернокожие в политике и экономике США — исторический анализ

Я уже упоминал, что чернокожие составляют сейчас 12 процентов населения США. Следовательно, если руководствоваться законом формальной логики, они вправе ожидать, что хотя бы каждое десятое должностное лицо, пришедшее к руководству в результате выборов, будет чернокожим. А как на самом деле? Вот что свидетельствует статистика — я руководствуюсь данными, обнародованными вашингтонским корреспондентом французской газеты «Монд» 2 апреля 1969 года: из 520 тысяч лиц, занимающих в США выборные посты, только немногим больше 800 — афроамериканцы.

Летом 1967 года президент Джонсон в предвидении избирательной кампании назначил комиссию под руководством губернатора штата Иллинойс Отто Кернера, чтобы расследовать и обнародовать причины бунтов в гетто. Доклад этой комиссии был опубликован 1 марта 1968 года. Он разошелся огромным тиражом — 2 миллиона экземпляров. Его цитировали сенаторы и деятели соперничающих партий. О нем писали в газетах, говорили на митингах.

Авторы доклада признавали, что равенства нет, осуждали белый расизм и предлагали множество разных мер, чтобы помочь ликвидировать афроамериканскую проблему. Афроамериканцам обещали (в который раз?) подвергнуть реформе систему благотворительной помощи, предоставить работу каждому, кто в состоянии работать, уничтожить дискриминацию. Была и такая весьма многозначительная рекомендация: полиция должна использовать «более утонченную и гуманную технику» при подавлении бунтов.

Комиссию распустили. Выборы прошли. О докладе Кернера забыли. И вдруг в начале 1969 года некоторым деятелям пришло в голову проверить, что изменилось за год. Под покровительством сенатора-демократа Фреда Гарриса два частных фонда провели новое обследование, и вот 23 февраля газета «Нью-Йорк тайме» опубликовала пространное сообщение под такими заголовками:

«Соединенные Штаты приблизились еще на год к расколу страны на два общества (белых и черных)».
«В докладе частных организаций сообщается, что разделение и неравенство рас усилились».
«Поддерживают выводы доклада комиссии Кернера».
«Предупреждение, которое было сделано в марте прошлого года, справедливо».
«Опасность нового усиления беспорядков».

Обследованием установлено, что, пожалуй, наиболее эффективным оказался совет прошлогодней комиссии Кернера применять «более утонченную» технику подавления бунтов; начальник полиции скандально-знаменитого своими расовыми преследованиями города Атланта Герберт Дженкинс, например, заявил, что он сделал «все, что было в его власти», дабы осуществить этот совет.

«Однако подавляющее большинство рекомендаций комиссии, — констатировала «Нью-Йорк тайме», — от реформы благотворительной помощи до предоставления работы каждому, кто в состоянии работать, не было реализовано». И новая комиссия в своем докладе, озаглавленном «Год спустя», записала: «Мы еще на год приблизились к разъединению нации на две общины — белую и черную, еще более разделенные и еще менее равные… Нация в своем пренебрежении, возможно, сеет семена беспрецедентных беспорядков и раскола в будущем».

Вот так-то, господа из журнала «Америка», — слышите? И вы после всего этого осмеливаетесь заявлять, что «бунты афроамериканцев вспыхивают там, где создаются сравнительно справедливые условия жизни»? Вам бы пожить в Уоттсе на положении тех, кому, как вы выражаетесь, созданы «сравнительно справедливые условия существования, — что бы вы запели тогда?

Но хватит об этом, давайте теперь разберемся в том, что эти господа именуют «агрессивностью афроамериканцев».

…Длительное время среди афроамериканцев Соединенных Штатов была популярна идея борьбы с помощью «ненасильственных действий». Сотни лет афроамериканцы здесь были рабами белых, сотни лет всякое поползновение их напомнить своим безжалостным хозяевам, что и чернокожие — люди, кончалось зверской расправой, и матери пели, склонившись над колыбелями детей: «Ради бога, не поднимай руки на хозяина, лучше попытайся уговорить его стать добрее». Но шли десятилетия, шли века, жизнь угнетенных афроамериканцев становилась все невыносимее, и мысль об организованном сопротивлении угнетателям чаще и чаще зарождалась в гетто.

Потом все же началась борьба. Сначала пассивная, робкая. С оглядкой. Моления. Петиции. Шествия с церковными песнопениями. Стало популярным выражение «ненасильственные действия», занесенное сюда из далекой Индии. За такие действия выступали духовные наставники афроамериканцев — священники, и прежде всего популярнейший пастор Мартин Лютер Кинг из Джорджии. Это он произнес в памятный день 28 августа 1963 года в Вашингтоне, где проходила мощная, опять-таки ненасильственная, демонстрация, знаменитую речь, которую теперь знают наизусть миллионы афроамериканцев:

«У меня есть мечта… Я мечтаю, что в один прекрасный день на наших холмах Джорджии усядутся рядом за столом дружбы сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев. Я мечтаю о том дне, когда даже штат Миссисипи, ныне задыхающийся от несправдливостй и угнетения, превратится в оазис свободы и правопорядка. Я мечтаю о том дне, когда четверо моих ребятишек будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету кожи, а по их достоинствам. Это наши надежды. И я возвращаюсь на юг, убежденный в том, что нам удастся зачерпнуть в этом океане отчаяния каплю надежды…»

Как я уже упоминал, этот мечтатель не дожил до осуществления своей страстной мечты. Холодный океан отчаяния, о котором он с такой горечью сказал, покидая Вашингтон, сомкнулся над его головой: ему было суждено прожить после этой речи всего лишь пять с половиной лет. Расисты уже отлили для него пулю, и наемный убийца всадил ее в голову пастору, мечтавшему о равенстве и дружбе детей рабов и детей рабовладельцев. На его могиле высечены полные внутреннего трагизма слова: «Свободен наконец…»

Гибель Мартина Лютера Кинга потрясла Америку. Его собратья по гетто пережили страшный шок. В кинофильме Жюля Дассэна «Тутой узел», посвященном неразрешимой в условиях капиталистического строя расовой проблеме, я видел волнующие кадры: афроамериканцы Кливленда смотрят по телевидению похороны Кинга и слушают передаваемую на всю страну знаменитую вашингтонскую речь убитого пастора: «У меня есть мечта…» Их охватывает смешанное чувство неизбывной тоски и горячего гнева. И они решают: с методом «ненасильственной борьбы» надо кончать; теперь — действия, и только действия; на насилие афроамериканцы будут отвечать насилием! И вот уже они хватаются за оружие.

Это все не выдумано, это почти документально. Один из новых, более молодых вожаков афроамериканских бунтов, Элдридж Кливер, о котором я подробнее расскажу немного дальше, так и написал в статье, которую тогда напечатал журнал «Рампартс»: «Теперь мы будем свободно, без всяких предрассудков, использовать в Америке винтовку и бомбу, динамит и нож. Мы пустим кровь Америке. Америка будет страдать». И в том же Кливленде, как и в других городах, с новой силой вспыхнули ожесточенные бунты.

Коль скоро речь зашла о нашумевшем в Америке фильме «Тугой узел», скажу сразу же, что он вызвал острые споры среди афроамериканцев, и споры эти конечно же касались не художественной формы фильма, а его политического содержания. Мне трудно судить, чем руководствовался Дассэн, берясь за эту острую тему: скорее всего, им руководили добрые намерения — это честный деятель кино, и именно поэтому он подвергался в 50-х годах преследованиям со стороны недоброй памяти комиссии по антиамериканской деятельности Джозефа Маккарти; он даже был вынужден на время покинуть Америку и эмигрировать в Европу. Дассэн правдиво и беспощадно изобразил нищету и безысходность гетто Кливлэнда.

Вот так-то, господа из журнала «Америка», — слышите? И вы после всего этого осмеливаетесь заявлять, что «бунты афроамериканцев вспыхивают там, где создаются сравнительно справедливые условия жизни»? Вам бы пожить в Уоттсе на положении тех, кому, как вы выражаетесь, созданы «сравнительно справедливые условия существования, — что бы вы запели тогда?

Кто стоит за «Черными жизнями»: как в США выросло движение BLM

Откуда появилось протестное течение Black Lives Matter, захватившее половину Америки?

В этом году на Дональда Трампа обрушились сразу два «черных лебедя». Сначала коронавирус растоптал все экономические достижения президента, а потом и вовсе началась «холодная гражданская война», где президенту приходится противостоять сторонникам движения «Black Lives Matter». И если пандемию можно назвать нерукотворным кризисом (при всем уважении к Трампу, обвинения в адрес Китая пока не получили доказательств), то вот с протестами против расизма все несколько сложнее. «МК» разбирается, откуда появилось движение «Черные жизни имеют значение», кто стоит за ним и каких целей эти люди добиваются.

«Я натравлю на тебя Циммермана!»

История «Black Lives Matter» началась с убийства. В конце февраля 2012 года был убит 17-летний афроамериканец Трейвон Мартин. Убил его белый патрульный-доброволец Джордж Майкл Циммерман. На первый взгляд может показаться, что дело достаточно простое, однако на самом деле все было гораздо сложнее.

Циммерман не был ни расистом, ни сторонником праворадикальных идей. Напротив, с 2002 года он состоял в рядах Демократической партии. Также, по свидетельству адвоката, он был наставником чернокожего мальчика.

В целом, за всю биографию Циммермана не было зафиксировано никаких проявлений расизма с его стороны, хотя другие грехи были. Он в состоянии алкогольного опьянения чуть не подрался с полицейским, после разругался с невестой, да так, что оба обвиняли друг друга в домашнем насилии и рукоприкладстве, обвинялся в существенном превышении скорости, но был оправдан – в целом, мелкие правонарушения, которые не имеют никаких следов расизма.

Циммерман увлекался юриспруденцией и работой полиции. Он прошел курсы при полицейской академии во Флориде, и после этого провозгласил себя координатором «соседского дозора» – причем имел на то полное право.

«Соседский дозор» интересное американское изобретение, доставшееся в наследство от эпохи Дикого Запада, когда защищаться от грабителей приходилось своими силами. К XXI веку «соседский дозор» выглядит так: вооруженные люди собираются и патрулируют улицы. Им запрещено применять оружие – но вот сам факт их нахождения на улице сильно снижает преступность и помогает полиции.

Джордж Майкл Циммерман жил в не самом благополучном районе Флориды, однако так уж получилось, что среди его соседей не нашлось никого, кто бы присоединился к патрулю. Он патрулировал улицы один, и во многом это привело к путанице в деле об убийстве Трейвона Мартина.

Вечером 26 февраля 2012 года Циммерман патрулировал свой жилой комплекс с полуавтоматическим оружием. Внезапно он заметил незнакомца, который подозрительно себя вел. Циммерман по инструкции позвонил в полицию, призвав на помощь профессионалов. В этот момент незнакомец побежал к выходу, и патрульный, уверенный в своей правоте, кинулся его преследовать, несмотря на просьбы диспетчера не делать этого.

Что произошло дальше – большой вопрос. Сторонники Циммермана утверждают, что молодой Трейвон Мартин напал на него, сломал тому нос и разбил затылок (все эти повреждения были подтверждены в суде). Противники настаивают на том, что Циммерман сам атаковал подростка, а после выстрелил в него с близкого расстояния. Так или иначе, от пулевого ранения юноша скончался. А суд оказался перед непростым решением.

Дело в том, что о гибели Трейвона Мартина узнали по всей Америке. Это тут же привело к многочисленным акциям, где протестующие требовали «справедливости для Трейвона». В адрес Циммермана сыпались обвинения и угрозы, в то же время многие считали его абсолютно невиновным. Если погибший первым напал на патрульного, то убийство следовало классифицировать как самооборону.

Надо отдельно отметить, что убийство бы могло не получить такого резонанса, случись оно на год позже или раньше, но 2012 был предвыборным годом, когда президент Обама отчаянно пытался сохранить свой пост. Для демократов тема расовой несправедливости была удобной картой для мобилизации чернокожего электората, порядком разочаровавшегося в Обаме.

Во многом поэтому рядовое, в общем-то, хоть и трагическое происшествие, приковало к себе внимание всей страны. Про Циммермана знали едва ли не больше людей, чем про Обаму и Ромни, которые собственно и боролись за пост президента. Про него сняли целую серию в «Южном парке», его имя не раз упоминалось в песнях, как в положительном, так и в отрицательном смысле, а в сериале «Бесстыжие» появилась яркая фраза, брошенная персонажу, изображавшему чернокожего: «Если ты не прекратишь, я натравлю на тебя Циммермана!».

Чем больше внимания привлекала фигура Циммермана, тем больше людей с нетерпением ждали приговора суда. Одни настаивали на долгом, если не пожизненном сроке, другие напротив, требовали оправдать патрульного. В результате 12 июля 2013 года состоялся суд, где Циммерман был единогласно оправдан. И грянул гром.

Три черных валькирии

Огромное количество людей вышло на улицы, чтобы публично выразить свое несогласие с приговором. Но еще больше осталось дома, при этом не давая выхода накопившейся обиде: для афроамериканского сообщества оправдательный приговор Циммерману был очень болезненным событием.

Именно в это время и была сказана фраза, положившая начало всему движению. Она принадлежала Алисии Гарза – чернокожей активистке, которая, как и все остальные, была подавлена и очень сильно обескуражена решением суда. На эмоциях она написала в социальной сети Facebook «письмо любви к афроамериканцам». Оно заканчивалось такими словами: «перестаньте говорить, что мы не удивлены. Это само по себе невероятно обидно. Я по-прежнему удивляюсь тому, как мало значат черные жизни. И я буду продолжать в том же духе. Перестаньте отказываться от черных жизней. Афроамериканцы. Я люблю вас. Я люблю нас. Наша жизнь имеет значение».

Этой речью вдохновилась ее давняя подруга афроамериканка Патрисия Каллорс, которая долгое время занималась активизмом и боролась за права чернокожих. Она перепостила эту запись на свой аккаунт и снабдила ее тегом «Черные жизни имеют значение».

Сакральная фраза была произнесена. Хэштег был буквально создан для того, чтобы разойтись в народ и стать всеобщим слоганом борьбы против расизма…

Вот только он не стал. Фраза про черные жизни утонула в море других тэгов, вчистую проиграв банальному требованию справедливости для Трейвона Мартина. И здесь на сцену вышла третья «валькирия» Опал Томети.

Опал также имела большой опыт в активизме: она сама была дочерью иммигрантов из Нигерии и активно защищала права приехавших в страну. Она и занялась распространением фразы в социальных сетях и популяризацией движения.

Получалось все это с переменным успехом. Все три темнокожие девушки прикладывали максимум усилий для того, чтобы сделать свой проект действительно популярным, однако их известность была очень локальной, и о многотысячных толпах на их митингах нельзя было и мечтать.

Резкому взлету популярности движения поспособствовало… еще одно убийство. В 2014 году в Фергюсоне офицером полиции Дарреном Уилсоном был убит афроамериканец Майкл Браун.

Там история была чем-то похожа на ситуацию с Циммерманом – есть две абсолютно разные версии: одна гласит, что Браун спровоцировал служителя порядка и даже попытался напасть на него, другая утверждает, что Браун был застрелен после того, как он поднял руки. В любом случае смерть Брауна стала причиной массовых беспорядков.

Тогда три девушки во главе с Патрисией Каллорс при поддержке известного чернокожего писателя Дарнелла Мура организовали длинный марафон через всю страну, чтобы доехать до Фергюсона и выразить поддержку протестующим. Этот заезд назывался «Черные жизни имеют значение: поездка».

На инициативу откликнулось 600 человек, и за время поездки их число стало расти. В результате о движении начали упоминать СМИ, стали появляться стихийные отделения BLM в разных городах, в поддержку активистов начали высказываться звезды кино и музыканты…

Из Фергюсона основательницы Black Lives Matter вернулись уже знаменитыми. Дальнейший рост популярности был связан с теми активистами из других городов, которые примкнули к этой поездке.

К 2015 году BLM уже стало широко распространенной сетью, способной влиять на политику. И тогда на основательниц вышли представители Демократической партии США.

Оружие массового убеждения

Движение Black Lives Matter вступило в плотный союз с Демократической партией не случайно. В 2015 году началась одна из самых напряженных президентских кампаний в истории Америки. У яркого лидера Демпартии, президента Обамы, истекали полномочия. За вакантное место шла очень напряженная борьба, причем не только между партиями, но и внутри самих партий.

В 2015 году, на раннем этапе предвыборной гонки стало понятно, что у демократов будет противостояние двух кандидатов. Одним из них была Хиллари Клинтон – максимально умеренный и конъюнктурный политик, за которой тянулся шлейф из многочисленных скандалов. Другим кандидатом был сенатор-социалист от Вермонта Берни Сандерс, который боролся за права афроамериканцев еще более 50 (!) лет назад. Возник вопрос: кого же поддержит движение, которое само называло себя «радикальным»?

Правильный ответ: того, кто платит. А щедрые пожертвования в казну Black Lives Matter тогда начал переводить «Демократический альянс» – крупнейшая организация, которая объединяет ключевых спонсоров Демпартии. Официально «Демократический альянс» не поддерживал Клинтон, однако исторически бывшая госсекретарь была тесно связана с этой организацией, кроме того, в числе знаковых членов «Альянса» были такие системные миллиардеры как Джордж Сорос и Том Стейер. Все они очень опасались победы Сандерса на праймериз и фактического «захвата» власти в партии прогрессивными активистами.

После того, как движение «Черные жизни имеют значение» стало получать финансирование от официальных доноров умеренного крыла Демпартии, руководство быстро определилось с выбором. Они… не поддержали никого. Однако на этом их деятельность не закончилась.

Активисты Black Lives Matter неоднократно нападали на прогрессивного Сандерса, обвиняя его в том, что он не заботится о проблемах афроамериканцев. В Сиэтле Сандерсу руководители местного BLM даже не дали выступить на публичном мероприятии. Потом такая ситуация повторилась еще в нескольких городах.

Берни Сандерс попытался исправить положение и нанял свои пресс-секретарем афроамериканку, но BLM продолжали настаивать на том, что Сандерс «пожилой белый мужчина из Вермонта (штат, где 95% населения – белые)», а следовательно он не знает, как живут афроамериканцы, и не может решить их проблемы. На Хиллари Клинтон таких атак не производилось.

В 2016 году Black Lives Matter сыграли важную роль. Тогда Сандерс смог показать очень сильный результат в штатах, где преимущественно преобладали белые американцы, особенно высокие рейтинги у сенатора были среди молодежи. Но в тех штатах, где большинство сторонников Демократической партии составляют афроамериканцы, Берни Сандерс с треском провалился. Социалист проиграл абсолютно все штаты американского юго-востока, причем показывая откровенно слабые результаты (16% в Миссисипи, 19% в Алабаме и 23% в Луизиане). Во многом именно это и предрешило исход гонки. Риторика BLM о том, что Сандерс не сможет позаботиться о чернокожих американцах, дала результат.

После того, как Хиллари Клинтон гарантировала себе статус единого кандидата от Демократической партии, активность BLM не то, чтобы спала, но перетекла в обычное русло. Афроамериканцев не надо было тогда массово убеждать не голосовать за Трампа, и Black Lives Matter ограничивалось дежурными акциями протеста против инициатив республиканцев. Разумеется, движение заявило о поддержке Хиллари Клинтон – и проиграло вместе с ней. После поражения BLM стали еще плотнее работать с Демократической партией, устраивая акции протеста против политики Дональда Трампа. Пик их активности пришелся на предвыборный 2020 год.

Пешка превратилась в ферзя

За прошедшие пять со вступления в большую игру, движение Black Lives Matter превратилось из инструмента в полноценного игрока американской политики. В 2016 году активисты всячески атаковали Берни Сандерса, оказывая поддержку системным кандидатам. Однако уже в этом году все изменилось.

Патрисия Каллорс публично поддержала Берни Сандерса, также высказав одобрение в адрес прогрессивной Элизабет Уоррен. Ее давняя подруга Алисия Гарза не стала поддерживать Сандерса, однако официально заявила о своей поддержке Уоррен. При этом обе девушки заявили, что Байден человек «со старой ментальностью», который представляет интересы «старого истеблишмента».

«Нам нужны голоса всех прогрессивистов, чтобы убедиться, что мы не пустим таких людей как Джо Байден и Майкл Блумберг в Белый дом» – заявила Патрисия Каллорс. Также движение стало массово поддерживать кандидатов на местных выборах. И такое изменение позиции неспроста.

В 2015 году движение Black Lives Matter впервые серьезно заявило о себе, и приобрело ресурсы, благодаря которым мнение участников этого течения стало заметным фактором американской политики. Однако за прошедшие годы BLM превратилось из инструмента в игрока – теперь уже сами представители движения надеются добраться до власти, а не просто передать свои голоса кому-то, кто готов дать им деньги.

Кроме того, если главным «партийным заданием» в 2015 году было недопущение победы Сандерса на праймериз, то в этом избирательном цикле BLM долгое время пыталась справиться с другой серьезной проблемой. Эта проблема называется «Blexit».

Именно таким термином американские политологи стали именовать массовый исход чернокожих избирателей из рядов Демпартии. Люди, десятилетиями голосовавшие за «партию ослов», меняли свои взгляды и становились сторонниками Дональда Трампа. Основная причина таких перемен – экономика, где Трамп смог сильно улучшить положение афроамериканцев и привлечь их на свою строну. Это сильно тревожило руководителей Демократической партии.

Black Lives Matter в любом случае не могло бы обойтись без организации акций протеста в этом году. Протесты против правительства помогают провести границу между крупнейшей организацией, защищающей права чернокожих, и Республиканской партией. Вот только никто не мог представить, что беспорядки достигнут таких масштабов.

Причина у этого такая же, как и у «Blexit» – экономика. Коронавирус и экономический кризис разрушили финансовую систему Трампа, и афроамериканцам пришлось снова затянуть пояса. В такой ситуации на воззвания активистов реакция была гораздо более позитивной, кроме того, люди устали сидеть на карантине и стали выходить на улицы как раз в это время.

Несчастный Джордж Флойд в этом плане – всего лишь сакральная жертва. Переиначивая печально-известную фразу: «Если бы Флойда не было, его стоило бы придумать».

Ведь справедливости ради, к 2020 году в руках организации Black Lives Matter оказались огромные ресурсы – как финансовые, так и политические, и беспорядки им были нужны, чтобы эти ресурсы сохранить и приумножить.

На фоне беспорядков резко росла популярность кандидатов от радикального крыла Демократической партии, которых и поддерживало движение BLM. Старому истеблишменту это не нравилось, однако Black Lives Matter в нынешнем состоянии слишком могучая организация, чтобы игнорировать ее интересы. Сейчас движение, начатое тремя активистками 7 лет назад, находится на пике популярности.

Скорее всего, в ноябре 2020 года Black Lives Matter получит внушительную фракцию сторонников в американском Конгрессе. И вне зависимости от исхода выборов, движение на этом не остановится. Для BLM все только начинается – они уже преодолели путь от инструмента до полноценного игрока. Осталось пройти дорогу от игрока до победителя. Смогут ли они сделать это – покажет только время.

История «Black Lives Matter» началась с убийства. В конце февраля 2012 года был убит 17-летний афроамериканец Трейвон Мартин. Убил его белый патрульный-доброволец Джордж Майкл Циммерман. На первый взгляд может показаться, что дело достаточно простое, однако на самом деле все было гораздо сложнее.

Чёрная жизнь Чёрной Америки. Расовый подтекст социального неравенства в США

Кандидат в президенты США Дональд Трамп в одном из своих очередных выступлений коснулся темы социального положения афроамериканского населения. Так, он подчеркнул, что афроамериканцы живут в нищете, а школы, в которых обучают афроамериканских детей, «никуда не годятся». Хиллари Клинтон в случае своей победы на президентских выборах скорее обеспечит рабочими местами беженцев из стран Ближнего Востока, чем афроамериканцев, которые «стали беженцами в собственной стране».

Конечно, слова Дональда Трампа — это всего лишь слова. В попытке обрести поддержку афроамериканских избирателей, Трамп будет и далее обещать им улучшить жизнь в случае победы на выборах. Но, что касается социального положения афроамериканского населения, то здесь в истинности слов мистера Трампа сомневаться не приходится. Афроамериканцы действительно являются социально ущемленной группой американского населения — и это при том, что они не иммигранты, не переселенцы и не беженцы.

Несмотря на то, что в Соединенных Штатах всячески декларируется равенство белого и чернокожего населения, социально-экономическое положение афроамериканцев от этого практически не изменяется. Более того, меры по «ликвидации дискриминации» носят практически исключительно информационно-пропагандистский характер. К примеру, употребление слова «негр» в США стало трактоваться практически как преступление, как дискриминация чернокожих, но в то же время миллионы афроамериканцев проживают в тотальной бедности и для того, чтобы вытащить их из этого состояния американскими властями не предпринимается никаких шагов. Можно снять тысячи фильмов с положительным чернокожим героем, ввести в школьные программы специальные курсы толерантности, даже сделать чернокожего президентом страны — но в отсутствие реальных мер по ликвидации безработицы, повышению уровня образования, увеличению заработных плат все эти пропагандистские шаги оборачиваются лишь пустым сотрясанием воздуха. Между чернокожим президентом Бараком Обамой и миллионными массами социально-депривированного населения американских городов нет никакой взаимосвязи. Некоторые эксперты говорят о современной американской политике в отношении негритянского населения как о «позитивной дискриминации». Теперь о дискриминации негров в США предпочитают не говорить, игнорируя сам факт глубочайших социальных и экономических проблем, которые связаны с положением афроамериканского населения страны.

Одно из важнейших проявлений подлинного социального положения афроамериканцев в США — экономическое неравенство. До сих пор афроамериканцы в среднем куда беднее, чем представители других этнических и расовых групп американского населения. Это обусловлено консервацией бедности в афроамериканских общинах. Бедность передается по наследству, бедность затягивает, становится важнейшим препятствием социальной мобильности. Многие афроамериканцы добились в США успеха — они присутствуют в политике, в бизнесе, в спорте, в культуре. Но большинство афроамериканцев страны все равно остаются намного беднее, чем белые. Причем бедность афроамериканского населения растет, а не уменьшается. Этому способствует и специфика развития американской экономики. По мере снижения потребностей рынка в неквалифицированной рабочей силе все больше афроамериканцев, не имеющих нормального образования, остаются в разряде вечных безработных. Если в 2000 г. медианный доход афроамериканского домохозяйства составлял 64% от дохода домохозяйства белых американцев, то спустя одиннадцать лет, в 2011 году, он составлял уже 58% от медианного дохода белого домохозяйства. То есть, доход афроамериканского населения в среднем сократился на 6%. За четыре года, с 2005 по 2009 гг., увеличился и разрыв в финансовом благосостоянии афроамериканцев и белых. Если в 2005 г. афроамериканцы имели в одиннадцать раз меньшие активы, чем белые, то в 2009 г. — уже в двадцать раз меньшие активы.

Тотальная бедность вынуждает многих афроамериканцев зависеть от социальной помощи со стороны государства и благотворительных организаций. В то же время, стоит развеять иллюзии некоторых россиян, считающих, что размеры социальной помощи в США очень значительны, а большинство афроамериканцев живут именно «на пособия». Это не более, чем домыслы. В конечном итоге, выгодные как раз американскому руководству, поскольку вся полнота ответственности за социальное и экономическое положение чернокожего населения в этом случае перекладывается с государства на самих афроамериканцев — мол, государство делает все, что может, платит пособия, а чернокожие сами ленятся и не хотят работать. На самом деле, в США получает безвозмездную социальную помощь примерно 14 миллионов человек. Из них 65% составляют дети и подростки. То есть две трети социальной помощи приходится на помощь детям из малообеспеченных семей. Собственно говоря, а на что еще могут жить дети, как не на пособия, если их родители или отсутствуют, или не в состоянии заработать? Большую часть из оставшихся 35% получателей социальной помощи составляют женщины. Причем это далеко не только афроамериканки, но и белые. Белых даже больше — 38% против 37% афроамериканцев. Оставшиеся получатели социальной помощи — представители других расовых и этнических групп, включая латиноамериканцев, азиатов, индейцев.

Экономическое неравенство афроамериканцев усугубляется социальным неравенством. В свое время известный французский социолог Пьер Бурдье писал о трех видах капитала — экономическом, социальном и культурном. Социальный и культурный капиталы не менее важны, поскольку именно обладание ими позволяет семьям обеспечивать образование и карьеру своим детям. У афроамериканского населения США, за редкими исключениями, социальный и культурный капиталы минимальны. В наши дни свыше 70% афроамериканских детей рождаются вне официального брака. Понятно, что большинство из них затем воспитывается в неполных семьях, где единственный кормилец — мать. Для сравнения — только 25% белых детей рождается вне официального брака. Естественно, что уже одно это обстоятельство оказывает огромное влияние на социальное положение афроамериканского населения, определяя будущее большинства детей внизу социальной иерархии американского общества.

Социальное неравенство афроамериканцев и белых является закономерным следствием дискриминационной политики, осуществлявшейся в первой половине ХХ века. Ведь отмена сегрегации в США произошла только в 1960-е годы, и то благодаря активному общественному движению с одной стороны, и сложной международной ситуации с другой стороны. В стране, которая сегодня пытается выдавать себя за оплот мировой демократии, еще несколько десятилетий назад существовало официально подтвержденное неравенство прав представителей различных рас. До сих пор белые и черные американцы считают себя представителями разных социальных групп. У афроамериканцев — собственная идентичность, которая в некоторых аспектах не только не пересекается с идентичностью общеамериканской, но и противоречит ей. Чего стоит, к примеру, массовое распространение среди чернокожих американцев ислама. В какой-то степени принятие ислама рассматривалось многими афроамериканцами как способ подчеркнуть свою «инаковость», принадлежность не к миру европейской культуры, ассоциировавшейся с христианством, а к афро-арабскому миру. Однако, большинство афроамериканцев все же исповедует христианство, правда многие из них принадлежат к сугубо афроамериканским церковным общинам, которые также практически не пересекаются с миром «белых».

Для афроамериканской культуры характерно подчеркивание отличий афроамериканцев от белых. В определенной степени мы имеем дело с «расизмом наоборот». Идеологи афроамериканских общественно-политических движений еще в первой половине — середине ХХ в. пытались разработать собственные концепции, объяснявшие отличия черных от белых и даже некоторое превосходство черных над белыми. Африканцам предписывалась большая чувственность, интуитивность, в отличие от представителей европеоидной расы. В период деколонизации Африканского континента идеи «африканской исключительности» были подняты на щит многими политиками, пришедшими к власти в африканских странах. Эти идеи, в частности, предполагают и критическое отношение к достижениям европейской цивилизации, которая рассматривается как менее гуманная, чем цивилизации Африканского континента. Конечно, обитатели афроамериканских «гетто» в Соединенных Штатах не задумываются о столь высоких материях, но линию отличия от белых они проводят достаточно четко. К примеру, в среде афроамериканских подростков не пользуется популярностью образ школьного отличника, парня или девушки, корпящего над учебниками и связывающего свою дальнейшую деятельность с умственным трудом.

У афроамериканских подростков большей популярностью пользуется другая модель достижения успеха в жизни, связанная в лучшем случае со спортивной или музыкальной карьерой, а в худшем — просто с криминалом. Многие афроамериканские дети, даже способные от рождения, намеренно не проявляют прилежания в учебе, чтобы не выделяться из общей афроамериканской среды и не вступать в конфликт с другими чернокожими. Об этом, в частности, писал Джордж Акерлоф в работе «Экономика идентичности». Но если белого Акерлофа еще можно было упрекнуть в тенденциозности, то как быть с выводами другого исследователя — нигерийского социолога Джона Огбу, перебравшегося в США и устроившегося преподавать в университет Беркли в Калифорнии? Огбу даже ввел термин — «синдром плохого прилежания», которым он характеризует отношение афроамериканских детей к учебе. Причем не стремятся учиться даже дети из статусных и богатых афроамериканских семей, посещающие престижные школы, в которых учатся представители самых разных расовых и этнических групп. Свою роль в закреплении такого отношения к учебе сыграла и «позитивная дискриминация» — такие дети рассчитывают поступить в колледжи и вузы по льготам, существующим для афроамериканцев, не прилагая особых усилий. Получается, что если так рассуждают дети афроамериканской интеллигенции, то что говорить о детях трущоб?

Экономическое и социальное неравенство сочетаются с социальной депривацией афроамериканского населения страны. Как известно, в процентном соотношении наиболее высока доля негритянского населения в южных штатах, когда-то бывших цитаделями плантационного рабовладения. До сих пор очень многочисленно афроамериканское население в таких штатах как Южная Каролина, Миссисипи, Луизиана, которые считаются наиболее «черными» штатами США. Но внушительное количество афроамериканцев проживает и в крупных городах страны, прежде всего в Нью-Йорке. В местах компактного проживания афроамериканцев социологи отмечают намного худший уровень жизни, чем в районах проживания белых американцев. «Негритянские кварталы» по сути, являются социальными гетто, в которых процветают тотальная бедность, вызванная безработицей, уличная преступность, наркомания и наркоторговля, алкоголизм, проституция.

В свое время американское правительство попыталось решить проблемы трущоб, в которых проживали афроамериканцы, и приступило к строительству новых жилых массивов. Однако, многоэтажные районы, населенные афроамериканцами, превратились в еще более худшие гетто, чем старые трущобы. Социолог Садхир Венкатеш отмечает, что планы по повышению уровня жизни афроамериканского населения фактически провалились. В жилых массивах, где проживают афроамериканцы, главными проблемами стали: перенаселенность квартир, плохая и выходящая из строя инфраструктура коммунального хозяйства, массовая бедность на грани нищеты. Разумеется, в новых районах также отмечается высокий уровень преступности и наркомании.

Социальное неравенство афроамериканского населения наглядно проявляется и в сфере здравоохранения. Поскольку большинство афроамериканцев принадлежат к низшим социальным слоям, у них просто нет денег для заботы о своем здоровье. Плюс к тому образ жизни, который ведут афроамериканцы, отнюдь не способствует улучшению медицинских показателей. Средняя продолжительность жизни афроамериканских мужчин и женщин ниже на 5-7 лет, чем средняя продолжительность жизни белых американцев. Среди афроамериканцев гораздо больше распространены такие болезни как диабет и гипертония. Свыше 30% афроамериканских мужчин и свыше 41% женщин страдают от ожирения, что свидетельствует о низкокачественном и неправильном питании. Что касается уровня распространения СПИДа среди афроамериканского населения, то он приближается к уровню африканских стран. Афроамериканцы составляют 48% больных СПИДом, при том, что в общей структуре населения США доля афроамериканцев составляет 12,6%. Стоит ли говорить о том, что качественные медицинские услуги для подавляющего большинства афроамериканцев просто недоступны ввиду их высокой стоимости, да и не выработана в афроамериканских гетто культура заботы о своем здоровье. Несмотря на то, что в афроамериканских семьях достаточно высокий уровень рождаемости, кризис семейных ценностей в «черной» Америке проявляется гораздо более явно. Огромное количество детей, как мы уже отметили выше, рождается вне брака, фактически типичная афроамериканская семья это мать и дети или бабушка, мать и дети.

Периодически в США вспыхивают настоящие восстания афроамериканцев, поводом к которым, как правило, служит жестокость, проявленная полицейскими. Как правило, государство решает вопросы подавления таких выступлений жестко и оперативно, не гнушаясь применять военную силу, включая и ввод танков на улицы бунтующих городов. При этом, разумеется, про псевдодемократическую демагогию, применяющуюся в отношении других стран, американские власти в таких ситуациях забывают напрочь. Однако, силовое подавление протестных выступлений не означает, что проблему социального и экономического неравенства афроамериканцев можно решить таким путем. Наоборот, положение афроамериканского населения имеет очевидную тенденцию к постепенному ухудшению, что будет особенно заметно спустя годы, учитывая более высокий уровень рождаемости.

Экономическое неравенство афроамериканцев усугубляется социальным неравенством. В свое время известный французский социолог Пьер Бурдье писал о трех видах капитала — экономическом, социальном и культурном. Социальный и культурный капиталы не менее важны, поскольку именно обладание ими позволяет семьям обеспечивать образование и карьеру своим детям. У афроамериканского населения США, за редкими исключениями, социальный и культурный капиталы минимальны. В наши дни свыше 70% афроамериканских детей рождаются вне официального брака. Понятно, что большинство из них затем воспитывается в неполных семьях, где единственный кормилец — мать. Для сравнения — только 25% белых детей рождается вне официального брака. Естественно, что уже одно это обстоятельство оказывает огромное влияние на социальное положение афроамериканского населения, определяя будущее большинства детей внизу социальной иерархии американского общества.

Историческая справка

Автобус и Мартин Лютер Кинг

С середины 1950-х годов борьба за равные права между белыми и чернокожими становится массовым явлением. В 1955 году 42-летняя Роза Паркс в городе Монтгомери (Алабама) отказалась уступить место в автобусе белому пассажиру – ее атаковали. После этого чернокожее население год бойкотировало весь городской транспорт. А Паркс стала одним из символов борьбы за равноправие.

Автор фото, Getty Images

Роза Паркс в автобусе в Монтгомери (Алабама), декабрь 1956 года. К этому моменту Верховный суд США признал сегрегацию в автобусах незаконной

Послевоенное поколение американцев хотело получить гораздо больше свобод. Оно придумало и заимствовало мирные акции протеста, в которых принимали участие десятки и сотни тысяч людей. Равноправие было одной из главных их тем.

Правозащитник и проповедник Мартин Лютер Кинг организовал несколько таких ненасильственных акций – и в 1964 году получил за это Нобелевскую премию мира.

В 1962 году массовые беспорядки прошли в штате Миссисиппи – чернокожий житель Джеймс Мередит несколько раз пытался поступить в местный университет, но ему отказывали. Его дело рассматривал Верховный суд США – и постановил зачислить его. Власти штата отказались выполнять это решение, последовавшие беспорядки привели к тому, что в штате объявили военное положение и ввели национальную гвардию. В 2006 году в университете появился памятник Джеймсу Мередиту.

В 1965 году в пригороде Лос-Анджелеса Уоттс начались массовые выступления после того, как полиция арестовала всю семью молодого человека, который подозревался в вождении в состоянии интоксикации. Беспорядки продолжались неделю, 34 человека погибли, более тысячи были ранены.

В 1967 году похожая история произошла в Детройте, массовые выступления продолжались пять дней, погибли 43 человека, полиция арестовала 7200 человек.

Автор фото, Getty Images

Мартин Лютер Кинг боролся за равенство, к которому Америка все еще стремится

4 апреля 1968 года американский правозащитник и проповедник Мартин Лютер Кинг – главный борец за права чернокожих в те годы – был застрелен в Мемфисе. Акции протеста и неповиновения прошли по всей стране.

Благодаря движению 1960-х, в США появилось первое поколение чернокожих политиков. Официально с сегрегацией было покончено, но неравенство, в том числе экономическое, сохранилось.

Владислав Зубок: На протяжении ста лет после формальной отмены рабства угнетение существовало в не менее отвратительных и изуверских формах.

Почему это взорвалось именно в 1960-е? Сразу несколько серьезных предпосылок. Розу Паркс травили собаками, и это особенно возмутило еврейскую молодежь и раввинов – слишком прямые ассоциации с нацизмом и концлагерями. Так движение за равенство получило новых сторонников.

И в целом запрос на перемены в обществе сильно возрос.

Автор фото, Getty Images

Марш за гражданские права в городе Cелма (Алабама). Март 1965 года

Газеты южных штатов контролировались коррумпированными политиками, с которыми никто не хотел связываться. Они избирались практически пожизненно, годами доминировали в финансовом комитете палаты представителей. Но появилось телевидение – и сделало Америку более открытой.

Американцы начали заимствовать и осваивать формы ненасильственного протеста – ведь далеко не все были готовы идти на столкновения с вооруженной полицией.

Наконец, сработал фактор холодной войны. Американцы позиционировали себя как лидеры свободного мира, и им было неудобно иметь дома такой атавизм как сегрегация. И политики – сначала Джон Кеннеди, а потом сменивший его Линдон Джонсон – заняли решительную позицию, несмотря на сопротивление южан.

Ненависть к Кеннеди на юге была колоссальной – его же и убили там, в Техасе. Но Джонсон продолжил его дело, и в 1964-м был принят Акт о гражданских правах, который уничтожил сегрегацию.

Конечно, чернокожим стало легче дышать, с ними уже не обращались как с людьми второго сорта. Но и многого они в экономическом смысле не получили. Начались программы по борьбе с бедностью. Все, кто не имел работы, стали получать социальное пособие – вэлфер, и это оказалось очень коварной вещью.

Уже в начале 1970-х социологи, консервативные социологи, так скажем, стали приводить данные исследований о том, что вэлфер ведет к деградации социума. Люди получали искусственную финансовую подпитку, не были мотивированы работать.

Появился закон о преференциях в области образования: чернокожих детей стали отдавать в белые школы. Только родители, например, в Бостоне, устроили из-за этого почти восстание.

Это были крайне тяжелые и травматичные шаги вперед – наверное, сейчас это можно так рассматривать. Так продлилось с 1970-х до наших дней.

Бандиты и правозащитники

История противостояния черных и белых американцев. Борьба черных американцев за свои права в двадцатом веке. Приход к власти величайшего реформатора Америки – Дж. Кеннеди. Его закон об обеспечении равенства прав негритянского населения с белыми.

РубрикаИстория и исторические личности
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления10.03.2014
Размер файла23,7 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Приведем один интереснейший пример из эпохи Первой мировой войны. Известнейшим и, пожалуй, самым талантливым американским генералом того времени был Д. Д. Першинг. И перед ним, командующим американской армией в Европе, тоже очень остро встала негритянская проблема. Першинг всю жизнь по службе был связан с афроамериканцами. И он был очень осторожен в расовом вопросе. Генерал отстоял создание отдельных 92-й и 93-й негритянских дивизий, но при определённых условиях. Эти части, хотя и предназначались для ведения боевых действий, использовались главным образом для обслуживания войск. Офицерские должности занимались белыми военными. Так, в “Буйволиной дивизии” ( 92-я негритянская ) не было ни одного негритянского офицера в звании выше первого лейтенанта, а в “Вечнозелёной дивизии” ( 93-я негритянская ) все офицеры были белыми. Положение негров в армии определялось рядом ограничений. Согласно приказу штаба Дж. Першинга от 7 августа 1918 года белые офицеры не должны были принимать пищу вместе с негритянскими офицерами, здороваться с ними за руку, разговаривать или встречаться вне службы. Эта ситуация не могла долго сохраняться. В годы Второй мировой войны, естественно, положение военнослужащих – негров, как и всех других солдат и офицеров, не принадлежавших к белому большинству, было уже иным. Однако избежать дискриминации в полном объеме всё же не удавалось.

Историческая справка

Автобус и Мартин Лютер Кинг

С середины 1950-х годов борьба за равные права между белыми и чернокожими становится массовым явлением. В 1955 году 42-летняя Роза Паркс в городе Монтгомери (Алабама) отказалась уступить место в автобусе белому пассажиру — ее атаковали. После этого чернокожее население год бойкотировало весь городской транспорт. А Паркс стала одним из символов борьбы за равноправие.

Getty Images Роза Паркс в автобусе в Монтгомери (Алабама), декабрь 1956 года. К этому моменту Верховный суд США признал сегрегацию в автобусах незаконной

Послевоенное поколение американцев хотело получить гораздо больше свобод. Оно придумало и заимствовало мирные акции протеста, в которых принимали участие десятки и сотни тысяч людей. Равноправие было одной из главных их тем.

Правозащитник и проповедник Мартин Лютер Кинг организовал несколько таких ненасильственных акций — и в 1964 году получил за это Нобелевскую премию мира.

В 1962 году массовые беспорядки прошли в штате Миссисиппи — чернокожий житель Джеймс Мередит несколько раз пытался поступить в местный университет, но ему отказывали. Его дело рассматривал Верховный суд США — и постановил зачислить его. Власти штата отказались выполнять это решение, последовавшие беспорядки привели к тому, что в штате объявили военное положение и ввели национальную гвардию. В 2006 году в университете появился памятник Джеймсу Мередиту.

В 1965 году в пригороде Лос-Анджелеса Уоттс начались массовые выступления после того, как полиция арестовала всю семью молодого человека, который подозревался в вождении в состоянии интоксикации. Беспорядки продолжались неделю, 34 человека погибли, более тысячи были ранены.

В 1967 году похожая история произошла в Детройте, массовые выступления продолжались пять дней, погибли 43 человека, полиция арестовала 7200 человек.

Getty Images Мартин Лютер Кинг боролся за равенство, к которому Америка все еще стремится

4 апреля 1968 года американский правозащитник и проповедник Мартин Лютер Кинг — главный борец за права чернокожих в те годы — был застрелен в Мемфисе. Акции протеста и неповиновения прошли по всей стране.

Благодаря движению 1960-х, в США появилось первое поколение чернокожих политиков. Официально с сегрегацией было покончено, но неравенство, в том числе экономическое, сохранилось.

Владислав Зубок: На протяжении ста лет после формальной отмены рабства угнетение существовало в не менее отвратительных и изуверских формах.

Почему это взорвалось именно в 1960-е? Сразу несколько серьезных предпосылок. Розу Паркс травили собаками, и это особенно возмутило еврейскую молодежь и раввинов — слишком прямые ассоциации с нацизмом и концлагерями. Так движение за равенство получило новых сторонников.

И в целом запрос на перемены в обществе сильно возрос.

Getty Images Марш за гражданские права в городе Cелма (Алабама). Март 1965 года

Газеты южных штатов контролировались коррумпированными политиками, с которыми никто не хотел связываться. Они избирались практически пожизненно, годами доминировали в финансовом комитете палаты представителей. Но появилось телевидение — и сделало Америку более открытой.

Американцы начали заимствовать и осваивать формы ненасильственного протеста — ведь далеко не все были готовы идти на столкновения с вооруженной полицией.

Наконец, сработал фактор холодной войны. Американцы позиционировали себя как лидеры свободного мира, и им было неудобно иметь дома такой атавизм как сегрегация. И политики — сначала Джон Кеннеди, а потом сменивший его Линдон Джонсон — заняли решительную позицию, несмотря на сопротивление южан.

Ненависть к Кеннеди на юге была колоссальной — его же и убили там, в Техасе. Но Джонсон продолжил его дело, и в 1964-м был принят Акт о гражданских правах, который уничтожил сегрегацию.

Конечно, чернокожим стало легче дышать, с ними уже не обращались как с людьми второго сорта. Но и многого они в экономическом смысле не получили. Начались программы по борьбе с бедностью. Все, кто не имел работы, стали получать социальное пособие — вэлфер, и это оказалось очень коварной вещью.

Уже в начале 1970-х социологи, консервативные социологи, так скажем, стали приводить данные исследований о том, что вэлфер ведет к деградации социума. Люди получали искусственную финансовую подпитку, не были мотивированы работать.

Появился закон о преференциях в области образования: чернокожих детей стали отдавать в белые школы. Только родители, например, в Бостоне, устроили из-за этого почти восстание.

Это были крайне тяжелые и травматичные шаги вперед — наверное, сейчас это можно так рассматривать. Так продлилось с 1970-х до наших дней.

Getty Images После оправдания полицейского по делу об избиении Родни Кинга в Лос-Анджелесе началась настоящая война

Добрая полиция — это для белых

Политическое неравноправие белых и черных усугубляется полицейским произволом первых против вторых. Например, недавно двое белых полицейских в городе Галвестон, штат Техас, арестовали за незначительный проступок бездомного афроамериканца и провели его по улице на привязи, как животное.

Ранее белые полицейские в Аризоне едва не застрелили целую семью черных в Аризоне за мелкую кражу в супермаркете. О том же, как американские копы предпочитают палить в «подозрительных черных» из одного лишь страха перед внезапно выхваченным оружием, из мировых новостей известно всему миру.

Цифры говорят сами за себя. Афроамериканцы составляют 13% населения Соединенных Штатов, но их 47% среди всех невинно осужденных. Полицейские стреляют в черных в 2,5 раза чаще, чем в белых. У афроамериканца в 7 раз больше шансов, чем у белого, сесть за убийство, которого он не совершал, и в 12 раз больше шансов быть незаконно обвиненным в преступлениях, связанных с наркотиками. Вдобавок ко всему, невиновные чернокожие проводят в тюрьме на три года дольше, чем невиновные белые, а при вынесении смертного приговора — на семь лет дольше. Вот почему афроамериканцы справедливо воспринимают такие действия судебной машины США именно как расизм.

Понятным образом, ответная ненависть чернокожих к представителям власти приводит к столь же жесткому поведению. Уважение к полиции среди черных жителей США сегодня настолько низкое, что в некоторых черных районах полицейских уже без лишних слов обливают водой.

Такая самоподдерживающаяся «обратная связь», в рамках которой полиция в США фактически провоцирует чернокожих на совершение преступлений, а афроамериканцы отвечают на это ростом числа правонарушений, характерна и для экономики Штатов. Среди ключевых факторов, которые сдерживают экономическую активность чернокожих, обоснованно указываются падающие доходы и тотальная бедность афроамериканцев.

Эти факторы из десятилетия в десятилетие порождают практическую недоступность хорошего образования для детей из чернокожих семей, а это, в свою очередь, ограничивает их возможности для нормального трудоустройства — и замыкает порочный круг бедности.

Правозащитная организация National Registry of Exonerations в своем докладе от 2017 года указывала: расизм белых американцев существует именно на этом малоосознаваемом уровне, являясь главной причиной дискриминации черного населения, в то время как экономические и социальные проблемы чернокожих имеют лишь подчиненный характер.

Кстати, о Black Lives Matter. Что вообще это значит? Почему только жизни черных имеют значение, а не все жизни?

Black Lives Matter (BLM) — это активистское движение, выросшее из хештега (#BlackLivesMatter) в соцсетях. Оно появилось после того, как дозорного из Флориды Джорджа Циммермана оправдали за убийство безоружного черного подростка Трейвона Мартина в июле 2013 года.

Активисты BLM считают, что темнокожие американцы находятся в постоянной опасности из-за предвзятого отношения со стороны государства и полиции. Поэтому, по их мнению, слоган All Lives Matter (“Все жизни важны”) не совсем корректен, так как уводит внимание от проблемы, с которой в большей степени сталкиваются именно афроамериканцы.

I’m begging you. If you say all lives matter please read this. Understand that black lives matter is not saying nobody else matters pic.twitter.com/2DGT1hInWG

BLM стало широко известным в 2014 году, после смерти Эрика Гарнера, погибшего от удушающего приема, который к нему при задержании применил нью-йоркский полицейский. Случай с Гарнером во многом напоминает смерть Джорджа Флойда. Мужчина также кричал, что не может дышать, а видео его задержания спровоцировало протесты. В том же году белый полицейский из Фергюсона застрелил Майкла Брауна. В обоих случаях стражи порядка не понесли уголовной ответственности, что вызвало негодование среди афроамериканцев.

Как говорится на сайте BLM, в настоящее время это глобальная организация, которая действует в США, Великобритании и Канаде. Своей основной миссией она называет борьбу с притеснением чернокожих как со стороны полиции, так и со стороны белых ультраправых групп.

Активисты движения вместе с исследователями и социологами представили специальную программу под названием “Нулевая кампания”, где приводится десять предложений для сокращения насилия со стороны американской полиции. Кроме того, они занимаются сбором средств для пострадавших от расизма и работают над созданием различных образовательных программ.

Если смотреть на фактическое число убитых, то белых окажется больше, но важно помнить, что темнокожие американцы составляют лишь 13% от всего населения страны. Таким образом, они в два раза чаще умирают от рук полицейских, чем белые. Согласно исследованию, проведенному в 2015 году, число убитых полицией афроамериканцев составляет 7,2 человека на миллион, в случае с белыми — это 2,9 на миллион.

Ликбез для BLM: за что в США воевали негры?

За последние месяцы в США было снесено около 60 памятников конфедератам. Для участников движения Black Lives Matter («Черные жизни имеют значение») это не акты вандализма, а борьба «за восстановление исторической справедливости и утверждение окончательной победы над рабством и расовым угнетением». Однако далеко не все негры в США, свергающие сегодня каменных врагов с пьедесталов, знают свое прошлое. Например про то, что в армии южан воевали тысячи их предков — невольников и бывших рабов. Чтобы понять, как такое могло случиться, надо обратиться к истории, пишет «Профиль».

Изначально колодки и цепи были уделом пленников, но по мере роста потребности в дармовой рабочей силе невольниками становились и соплеменники из низших сословий. Особый размах это приобрело на африканском континенте, где местные властители не только обеспечивали рабами себя, но и поставляли их на экспорт. Поэтому именно темнокожие чаще всего ассоциируются со словом «раб».

Невольников-африканцев высоко ценили в Древнем Риме за силу и выносливость. Основными покупателями с 650 по 1500 годы были арабы, затем к ним присоединились европейцы — испанцы, португальцы, англичане, а потом и французы.

После открытия Христофором Колумбом Америки рабский труд широко использовался не только в метрополиях, но и в заокеанских колониях. Считается, что первых выходцев из Африки завезли в Вирджинию в 1619 году.

В итоге американские плантаторы стали самыми известными хозяевами темнокожих рабов. Хорошо известно, что труд невольников широко использовался при выращивании сахарного тростника, риса, табака, хлопка. Однако уже в начале XVI века чернокожие невольники служили на каравеллах, по крайней мере, на португальских.

В исследовании «Социальная история черных рабов и вольноотпущенников в Португалии 1441−1555 гг.», изданном Кембриджским университетом почти сорок лет назад, говорится, что на одном из кораблей, совершавшем в 1505—1506 годах регулярные рейсы между Лиссабоном и устьем реки Гамбия, половина простых матросов была чернокожими.

Невольником-африканцем был и один из девяти квалифицированных моряков. За свою службу они получали такое же жалованье, как их белые коллеги, но заработки рабов доставались капитанам.

Видимо, цвет кожи в то время не был препятствием для морской и военной карьеры. Самый известный пример — герой Уильяма Шекспира Отелло, мавр, военачальник на службе Венецианской республики.

Судя по всему, африканцы на флотах были конкурентоспособны, и европейские судовладельцы вводили ограничения, чтобы ограничить их карьерный рост. В 1517 году был издан специальный запрет для выходцев с Черного континента — как для свободных, так и для рабов — занимать должность капитана на судах, совершавших рейсы между островами Зеленого мыса и Гвинеей.

Африканцев-матросов было много на кораблях, перевозящих живой товар. Объяснение простое — белые моряки к работорговцам нанимались неохотно. Риски были слишком высоки — многие погибали от болезней или от рук взбунтовавшихся невольников.

Впрочем, в некоторых случаях рабов вооружали и принуждали сражаться с врагом. Широкую известность получил бой английского «Тарлетона» с 12-пушечной французской шхуной поздней осенью 1796 года. На борту британского судна под командованием Радклифа Шимминса находились команда из 37 человек и живой груз — 394 африканца, купленных на побережье Гвинейского залива.

Противостоять французам, нагнавшим «Тарлетон» к востоку от Барбадоса, небольшой экипаж не мог. Только для стрельбы из пушек требовалось 25 человек, а ведь еще и парусами нужно было управлять. Тогда капитан вызвал из трюма и временно расковал несколько «лучших рабов». С их помощью в итоге и удалось отбиться от французов.

Предки современных афроамериканцев участвовали войне за независимость (1775−1783). В апреле 1776 года был разрешен прием темнокожих в Корпус морской пехоты, а в Континентальную армию их начали набирать еще в январе.

Справедливости ради стоит признать, что идея не сразу овладела массами. Спустя год в составе корпуса числилось всего полтора десятка африканцев. Но уже во время англо-американской войны, начавшейся в 1812 году, по данным архивов, темнокожих среди личного состава было порядка 16%. В 1813-м в сражении на озере Эри каждый четвертый матрос американской эскадры был чернокожим.

Сегодня в США не принято вспоминать о том, что во время войны между Севером и Югом африканцы участвовали в боевых действиях с обеих сторон. Судя по документам, темнокожие моряки были в экипажах практически каждого из 700 судов, а вот сведения об их численности различаются: кто-то из историков говорит о 10 тысячах, кто-то называет почти вдвое большее число.

В военно-морских силах Конфедерации темнокожих матросов было гораздо меньше — около 1,1 тысячи человек, что, впрочем, неудивительно. Ведь и кораблей у южан было гораздо меньше. К тому же темнокожие моряки на службе рабовладельческого Юга не отличались благонадежностью.

Известен случай, когда в 1863 году один из таких матросов — Роберт Смолл — угнал у конфедератов колесный пароход, команда которого состояла почти полностью из его «земляков», и в дальнейшем сражался на нем против южан.

Свободным потомкам выходцев с Черного континента поступить на флотскую службу к конфедератам разрешалось с одобрения командира эскадры, а рабам — еще и заручившись согласием владельца. По обе стороны «линии фронта» они были в экипаже практически каждого судна, в том числе — знаменитого рейдера южан «Шенандоа».

Переделанный из обычного гражданского судна во вспомогательный крейсер, этот корабль почти год успешно действовал в Индийском и Тихом океанах. В общей сложности «Шенандоа» потопил или захватил в качестве приза 39 судов северян.

Всего же в вооруженных силах Конфедерации служили не менее 15 тысяч темнокожих — как свободных, так и рабов. Даже в личной гвардии генерала Натаниэля Бедфорда Форреста почти четверть всадников были чернокожими. Примечательно, что размер денежного содержания у белых и «цветных» солдат армии Юга был одинаковым.

Еще 65 тысяч афроамериканцев служили музыкантами, поварами, сапожниками, санитарами, возницами, работали в оружейных мастерских, строили укрепления. Так что распространенное представление о войне либерального Севера с рабовладельческим Югом выглядит достаточно неоднозначным.

В разгар Гражданской войны — 7 апреля 1862 года — США подписали с Великобританией договор об отмене работорговли. Правда, некоторые историки считают, что и после этой даты американцы продолжали покупать невольников, тайком перевозя их через океан.

Между тем в некоторых штатах Америки рабство было отменено еще в конце XVIII — начале XIX веков. Но в правах бывшие невольники были поражены. Например, после войны за независимость США темнокожие моряки оставались «людьми второго сорта».

В чем-то их положение даже ухудшилось. В 1798 году во время реформирования Корпуса морской пехоты действовал запрет вербовать на службу «цветных» — негров, индейцев и мулатов. Отменен он был только в 1942 году.

После окончания Гражданской войны многие афроамериканцы продолжали служить на флоте, но постепенно их стали переводить на должности офицерских стюардов и поваров. В 1919-м поступление на флот для них стало невозможным. Из ранее принятых лишь единицам, что называется, повезло дослужить до пенсии.

Правда, спустя тринадцать лет афроамериканцам вновь разрешили вербоваться на флот, но на должности обслуживающего персонала — стюардов и дневальных по камбузу. Сегрегация моряков по расовому признаку во время приема пищи, участия в парадах, перевозок и даже богослужений сохранялась в США вплоть до вступления Вторую мировую войну.

Первый выпуск темнокожих морских офицеров состоялся лишь в 1944 году. В 1948 году президент Гарри Трумэн подписал специальный приказ о запрете расовой сегрегации в вооруженных силах США. Исполнен он был не сразу — подразделения, укомплектованные исключительно афроамериканцами, просуществовали в американской армии до 1954 года.

В разгар Гражданской войны — 7 апреля 1862 года — США подписали с Великобританией договор об отмене работорговли. Правда, некоторые историки считают, что и после этой даты американцы продолжали покупать невольников, тайком перевозя их через океан.

Читайте также:  Протесты и политическая ситуация в США времен вьетнамской войны
Ссылка на основную публикацию