Итальянцы в американских школах и в дальнейшей жизни

Ученик и администрация

В Америке другие отношения ученик-учитель и ученик-директор, совершенно другие. Ученик может подойти к учителю и поговорить на любые темы: политика, шоу-бизнес, наука Учитель тоже может подойти и поговорить с учеником. Также можно зайти в кабинет к директору и поговорить с ним, если захочешь.

У нас же если хочешь поговорить, то только на школьные темы. Это все зависит от того, какой учитель, но в большинстве школ так. В США же ученик и учитель — практически друзья. Даже на уроке ты можешь спросить учителя о чем угодно и он с удовольствием тебе ответит.

Оценка статьи: 5

Что с детьми индейцев сделала американская школа

В конце XIX века офицер армии США открыл первую в истории страны школу-интернат для коренных американцев. Он отрывал детей от семей и старательно «убивал в них индейцев» — остригал, переодевал, учил литературе, политическим дебатам и футболу. А еще с первых же дней нанял фотографа, чтобы документировать весь этот процесс

1 ноября 1879 года в городке Карлайл, штат Пенсильвания, открылась Кар­лайлская индейская промышленная школа — первая в США государственная школа-интернат для представителей коренных народов В дальнейшем используется слово «ин­дей­цы» — во-первых, для краткости, а во-вто­рых, потому, что именно оно использова­лось в эпо­ху, о которой идет речь. за пределами резер­­ваций До этого школы открывались на территории резерваций, в основном миссионерами раз­личных христианских деноминаций, иногда при финансовом участии государства. . Ее основатель Ричард Генри Прэтт (1840–1924) был фигурой весьма противоречивой. С одной стороны, он был противником сегрегации и, в отличие от большинства своих современников, считал, что индейцы и дру­гие этнические меньшинства — такие же люди, как белые (есть версия, что именно Прэтт впервые использовал термин «расизм»). С другой сторо­ны, он полагал, что «равенство» возможно только в том случае, если индей­цы откажутся от своего образа жизни и культуры. «Один известный генерал ска­­зал, что хороший индеец — это мертвый индеец. В смысле я со­­гла­сен с этим утверждением, но только в следующем: все, что есть индей­­ского в этой расе, должно умереть, — говорил Прэтт. — Убейте индей­ца, спасите человека».

Ричард Генри Прэтт, основатель и директор Карлайлской школы. Фотография Джона Н. Чоута. Конец XIX — начало XX века National Anthropological Archives, Smithsonian Institution

Прэтт ушел в армию в самом начале Гражданской войны, а после ее окончания еще восемь лет участвовал в так называемых индейских войнах Индейские войны — общий термин, описы­вающий вооруженные конфликты между европейскими правительствами, поселен­цами, а впоследствии правительством США и коренным населением Северной Америки, которые начались в XVII веке, а закончились в 1924 году. на Западе. В 1874–1875 годах вооруженные конфликты постепенно стали сходить на нет, и Прэтт был назначен в тюрьму Форт-Мэрион в штате Флорида, где содержа­лись лидеры индейского сопротивления. Именно там он впервые попытался организовать обучение заключен­ных английскому языку, искусству и ремес­лам. В то время многим в США казалось, что индейцы находятся на грани пол­ного исчезновения, и правительство стало переходить от политики истреб­ле­ния к попыткам сохранения коренных народов как одной из составляющих американ­ского общества. Так у Прэтта возникла идея спасти американских индейцев от вымирания путем их радикальной интеграции.

Первые ученики из племени сиу сразу после прибытия в школу 6 октября 1879 года. Фотография Джона Н. Чоута Heritage Auction Archives

В 1879 году Прэтт перебрался в Пенсильванию, где и открыл Карлайлскую шко­лу. Ее первыми учениками стали представители разных индейских наро­дов: 84 сиу с Территории Дакота С 1889 года — штаты Северная и Южная Дакота. Существует мнение о том, что сиу были выбраны не случайно: вооруженные конфликты с ними прекратились совсем недавно, и, попав в школу, дети (особенно вождей), по сути, становились заложниками. , 52 представителя шайеннов и родственных им племен, а также 11 апачей. По поручению правительства Прэтт сам наби­рал учеников — мальчиков и девочек, — разъезжая по разным резервациям и убеждая вождей и родителей отдать детей в школу ради будущего индейских племен. Всего за время директорства Прэтта учениками школы были около пяти тысяч человек из 70 племен — от эскимосов Аляски до пуэбло Нью-Мексико. Правда, по некоторым сведениям, далеко не все они успешно ее окон­чили. Уже в первые дни работы Карлайлской школы Прэтт позвал местного фотографа Джона Чоута, чтобы тот снимал жизнь школы — что Чоут и делал до своей смерти в 1902 году.

Ученики Карлайлской школы. Фотография Джона Н. Чоута. 1884 год National Anthropological Archives, Smithsonian Institution

В школе было несколько классов с учениками разных возрастов, но в основном преобладали подростки. Кампус располагался в зданиях военных казарм — и жизнь в школе во многом напоминала армейскую, особенно у мальчиков. Уче­ники носили форму «европейского» образца: мальчики — брюки и кителя, девочки — платья. Детей учили английскому языку, математике, истории, рисо­ванию, музыке, а также различным трудовым навыкам — при школе действовали типография, обувная мастерская, столярная мастерская, ферма и т. д. Они также изучали основы христианского вероучения — Прэтт был методистом Методизм — одна из протестантских хри­стианских деноминаций, основанная в XVIII ве­ке. — и были обязаны раз в день посещать одну из церквей в городе по своему выбору. Разговаривать на языке, кроме английского, было запрещено. В общежитии детей селили так, чтобы в одной комнате жили пред­ставители разных племен, для которых един­ственным общим языком был — или должен был стать — английский.

Том Торлино в 1882 и 1885 годах. Фотографии Джона Н. Чоута National Anthropological Archives, Smithsonian Institution

Том Торлино происходил из племени навахо и учился в школе с 1882 года по 1886-й. Больше о нем особо ничего не известно, но эта двойная фотогра­фия (печатавшаяся в виде открытки школьным фотографом Чоутом) стала своего рода симво­лом Карлайлской школы и вообще насильственной интеграции индей­цев, со всеми за и против. Подобные открытки в жанре «до и после» активно исполь­зовались Прэттом и его помощниками-рекрутерами в качестве доказательства, что «ци­ви­лизация» способна преобразить индейца до неузна­ваемо­сти и спо­соб­ство­вать его успеху в обществе.

Карлайлский духовой оркестр. Фотография Джона Н. Чоута. 1892 год National Anthropological Archives, Smithsonian Institution

В 1880 году Прэтт создал Карлайлский индейский оркестр, который суще­ство­вал благодаря частным филантропам. В 1879 году один из них, приехав из Бо­стона в Карлайлскую школу, услышал доносящие­ся из общежития звуки там­тамов и индейских песен. Когда он обратил на это внимание Прэтта, тот ска­зал, что, конечно, запретил бы тамтамы: «Но это было бы несправедливо, если не дать им аналогичное или получше. Если вы поможете мне с духовы­ми инструментами, ребята смогут перейти на них и отказаться от тамтамов». Вскоре Прэтт получил из Бостона корнеты, кларне­ты и несколько пианино. В 1883 году оркестр первым пересек Бруклин­ский мост в Нью-Йорке на торже­ственной церемонии его открытия, а в 1892 году его возглавил 21-летний Ден­нисон Уилок — индеец из племени онайда и выпускник Карлайла. Под руко­вод­ством этого талантливого музыканта, дирижера и композитора Карлайл­ский оркестр стал известен как в Штатах, так и в Европе, исполняя произведе­ния Грига, Моцарта, Россини, Шуберта и Вагнера, а также самого Уилока. Музы­канты высту­пали на Всемирной выставке в Париже в 1900 году и на пара­дах в честь инаугураций нескольких президентов США.

Группа учеников Карлайлской школы на заседании общества по дебатам. Фотография Джона Н. Чоута. 1879 год National Anthropological Archives, Smithsonian Institution

В школе выпускалось несколько газет, поощрялось участие учеников в лите­ратурных обществах и в соревнованиях по дебатам Клубы дебатов при учебных заведениях поя­ви­лись в Великобритании в XVIII веке, а затем распространились по всему миру. Члены таких клубов соревнуются друг с дру­гом в навыках публичной аргумен­тации по обще­ственно значимым вопросам. . Летом некоторые уче­ники проходили «стажировки» в семьях местных жителей и получали неболь­шие деньги за работу по хозяйству или на ферме. Также мож­но было провести каникулы в летнем лагере в горах, где дети жили в па­лат­ках, собирали ягоды, охотились и рыбачили. Прэтт организовывал в лагере соревнования по стрель­бе из лука, пользовавшиеся большой популярностью как среди учеников-индейцев, так и среди местных жителей, специально приезжавших в лагерь, чтобы делать ставки.

Группа шайеннских вождей с ученицами Карлайлской школы. Фотография Джона Н. Чоута. 1880 год National Anthropological Archives, Smithsonian Institution

Вожди в обязательном порядке приезжали в школу, чтобы следить за учени­ка­ми и условиями их жизни — это было одним из главных условий, на которых они соглашались отправлять своих соплеменников в Карлайл. Это неудиви­тель­­но, ведь значительную часть учеников составляли дети самих вождей. Напри­мер, у Куаны Паркера, одного из самых воинственных команчей, кото­рый сложил оружие в 1875 году и после переселения со своими людьми в резер­вацию стал вождем всех команчей, в школе учились четверо сыновей.

Лютер Стоящий Медведь. Фотография Джона Н. Чоута. 1879 год National Anthropological Archives, Smithsonian Institution

Лютер Стоящий Медведь (1868–1936) был сыном вождя из племени лакота. Один из первых и, как оказалось впоследствии, образцовых учеников школы, среди прочего он занимался привлечением новых учеников в Карлайл. В своих воспоминаниях, опубликованных в 1933 году, он пишет: «Процесс приобщения к цивилизации в Карлайле начинался с одежды. Белые считали, что индейских детей невозможно цивилизовать, пока они носят мокасины и одеяла. Детей стригли, потому что длинные волосы загадочным образом препят­ство­вали развитию… Белые кожаные туфли причиняли настоящие стра­да­ния… Красное фланелевое белье было сущей пыткой». Лютер также описывал про­цесс получения нового имени по прибытии в школу: его попросили выбрать одно из имен, написанных на стене, и он, не умея читать ­ски, ткнул в первое попавшееся. Фамилией стало имя его отца.

В школе выпускалось несколько газет, поощрялось участие учеников в лите­ратурных обществах и в соревнованиях по дебатам Клубы дебатов при учебных заведениях поя­ви­лись в Великобритании в XVIII веке, а затем распространились по всему миру. Члены таких клубов соревнуются друг с дру­гом в навыках публичной аргумен­тации по обще­ственно значимым вопросам. . Летом некоторые уче­ники проходили «стажировки» в семьях местных жителей и получали неболь­шие деньги за работу по хозяйству или на ферме. Также мож­но было провести каникулы в летнем лагере в горах, где дети жили в па­лат­ках, собирали ягоды, охотились и рыбачили. Прэтт организовывал в лагере соревнования по стрель­бе из лука, пользовавшиеся большой популярностью как среди учеников-индейцев, так и среди местных жителей, специально приезжавших в лагерь, чтобы делать ставки.

Интернационализм, патриотизм и. целомудрие

Одна из причин для гордости в современной Америке – мультикультурность. Она культивируется в школах начиная с самых первых шагов. Детям объясняют, что все люди, независимо от расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, обладают равными правами и возможностями. Поэтому ситуация, в которой маленький представитель другой расы, национальности или ребенок, слабо владеющий английским, оказался бы изгоем, в американской школе практически немыслима. Но наряду с этим исповедуется и “единство в многообразии”, то есть идея о том, что какими бы разными ни были люди, населяющие Америку, они прежде всего американцы и этим сильны. Даже в подготовительном классе каждый день занятия начинаются с хорового прочтения “pledge of allegiance”, клятвы на верность Соединенным Штатам. Все малыши вскоре заучивают ее наизусть, хотя зачастую, в силу возраста, не всегда понимают ее смысл. Конечно же каждая школа и каждая классная комната украшены флагом США.

Подход американцев к сексуальному воспитанию и вопросам пола во многом определяется наследием пуританской морали. Соответствующий курс занятий входит в учебные планы общеобразовательных школ, однако его посещение – факультативно, и родители вправе отказаться от того, чтобы их ребенок присутствовал на подобных уроках.

Очень много внимания уделяется соблюдению внешних приличий. К примеру, даже совсем маленьких девочек невозможно увидеть на общественном пляже без купальников. А любые элементы эротики на общедоступных каналах телевидения и в рекламе полностью табуированы.

Кроме того, под наблюдением воспитателя дети ухаживают за растениями, регулярно поливают их, взрыхляют почву и делятся с классом своими достижениями. Малыши также могут наблюдать за личинками бабочек и кузнечиков, собирать коллекцию красивых камушков. В школах регулярно устраиваются костюмированные представления, утренники и сценки, на которые в качестве зрителей всегда приглашаются мамы и папы. Многие родители добровольно помогают воспитателю и классу, следят за малышами во время экскурсий или ассистируют на утренниках. Как правило, в конце учебного года на торжественной линейке директор школы персонально благодарит особо отличившихся волонтеров из числа родителей, вручая им памятные значки и подарки.

Ожидание: безбашенные вечеринки у бассейнов каждые выходные

Реальность: почти правда. Вот в этом вопросе фильмы не погрешили против истины — такие вечеринки действительно проводятся. Правда, конечно, не прям каждые выходные — иначе на них не напасешься ни времени, ни денег, ни свободных домов. Чаще всего студенты собираются небольшими компаниями и играют в drinking games — их стоит освоить заранее, чтобы сразу вписаться в американское университетское братство.

Самые популярные: beer-pong (как пинг-понг, только надо попасть шариком в стакан с пивом) и Never Have I Ever — элементарная игра, в которой нужно либо признаться в какой-то ранее совершенной глупости, либо выпить.

Реальность: почти правда. Вот в этом вопросе фильмы не погрешили против истины — такие вечеринки действительно проводятся. Правда, конечно, не прям каждые выходные — иначе на них не напасешься ни времени, ни денег, ни свободных домов. Чаще всего студенты собираются небольшими компаниями и играют в drinking games — их стоит освоить заранее, чтобы сразу вписаться в американское университетское братство.

Сделано с любовью: американская система образования

Не захвалить бы детей, не избаловать бы, чтобы выросли самостоятельными. Так думаем мы. Американцы убеждены в обратном: чтобы ребенок стал независимым и ответственным, нужно хвалить его «в кредит», не торопить взрослеть, постоянно признаваться в любви, почаще обнимать и проводить время вместе

АВТОР
Марина Соколовская

Переехала с детьми в США в апреле 2011 года. Старшему сыну Гурию тогда было пять с половиной, дочкам-двойняшкам Марии и Веронике около четырех. В настоящее время дети учатся в школе, посещают кружок рисования, мальчик занимается футболом, одна из девочек — гимнастикой. Марина работает журналистом, ассистентом продюсера документального кино. Замужем за американцем, у которого от первого брака четверо взрослых детей.

В апреле 2011 года мы вышли из аэропорта в Нью-Йорке, не было и десяти градусов по Цельсию, однако местная малышня деловито бегала в футболках, по-летнему. Некоторые родители везли в колясках младенцев, одетых в тонкие штанишки и кофточки, с голыми и сизыми, как мне показалось, от холода пятками. Сын, пару минут понаблюдав за раздетыми сверстниками, молча снял куртку. С тех пор мы встретили в Нью-Йорке уже четыре апреля без куртки.

Не захвалить бы детей, не избаловать бы, чтобы выросли самостоятельными. Так думаем мы. Американцы убеждены в обратном: чтобы ребенок стал независимым и ответственным, нужно хвалить его «в кредит», не торопить взрослеть, постоянно признаваться в любви, почаще обнимать и проводить время вместе

Шокирующие будни американской школы.

Сегодня Россия дрейфует в сторону американской образовательной системы. Или точнее, определенные заинтересованные круги усиленно стараются реформировать российскую среднюю школу по американскому образцу. Причем, как я уже говорил, перенимаются отнюдь не сильные стороны американской системы. Почему-то не расширяется спектр преподаваемых предметов и не вводится свобода выбора дополнительных предметов. Не перенимается институт защищенности ученика от произвола учителя. По-прежнему не уделяется должного внимания физической культуре, музыке, искусству. Вместо этого мы видим упрощение учебной программы, разрушение десятилетиями накопленного опыта и наработанной методики преподавания базовых предметов. Разрушение как раз того, чего в американском образовании никогда не было, нет и, по всей видимости, не будет.

Читайте также:  Похороны в США и устройство похоронного бизнеса

Следующее интересное наблюдение. По признанию американских же педагогов, среднее образование в самих Штатах за три последних десятилетия сильно ухудшилось и продолжает ухудшаться. В этом смысле США и Россия движутся в одном направлении. Если еще пятнадцать лет назад нашим специалистам на рынке США не было равных, то сегодня им все труднее конкурировать со своими коллегами из Индии и Китая. Даже страны Латинской Америки начали поставлять в Штаты квалифицированных специалистов.

Кому это выгодно – поддерживать низкий уровень образования населения? – спросит меня читатель. Кто и зачем вынашивает и осуществляет этот план? Ответ очень прост. А кто, например, заинтересован в том, чтобы люди смотрели отупляющее телевидение, чтобы покупали алкоголь и табачные изделия? Или чтобы не знали правду о воздействии на организм генно-модифицированных продуктов? Ответ на наш вопрос из той же категории.

В низком уровне образования населения очень много положительных моментов с точки зрения государства. Точнее, тех, кто этим государством управляет и от этого же государства кормится. Искусство управления обществом состоит в том, чтобы люди не ныли и роптали как в России, а были довольны жизнью и собой. Это мы и имеем в Америке. Рассмотрим в качестве примера разные категории американских граждан.

Возьмем низший класс, составляющий, по различным оценкам, от 30 до 50 процентов населения страны. Основная масса учеников, принадлежащих к этой категории, после школы осознает свою необразованность и потому даже не думает о высшем образовании. Они спокойно направляются прямо за прилавок или хватаются за любую другую неквалифицированную работу. Пока у них есть работа, есть деньги. Соответственно, они сыты, одеты и имеют крышу над головой. Этого им вполне достаточно. У них нет никаких амбиций и желаний иметь больше. Они уверены, что все равно ни могут достичь большего, как бы того не хотели. Но благодарны за то, что у них есть.

Представители среднего класса (около половины населения) имеют значительно больше, чем предыдущая категория. Некоторые даже настолько много, что это можно назвать роскошью по российским меркам. Но как они достигли всего этого? Не подумайте, что благодаря своим знаниям, уму и таланту, хотя минимальный уровень знаний и ума, конечно же, необходим. В основном, они добились всего путем многолетнего карьерного роста, главными требованиями которого являются исполнительность, отсутствие собственного мнения и умение угодить начальству.

Надо ли говорить, насколько эти люди дорожат своим положением, как ценят то, что имеют. Одно неверное движение, и они могут потерять все, получив клеймо человека недостаточно лояльного и исполнительного. Однако они не чувствуют от этого особого дискомфорта. Просто абсолютное большинство американцев не обременено собственным мнением. Во-первых, им регулярно преподносится на тарелочке “правильное” мнение, так что не нужно искать никакого другого. Во-вторых, чтобы иметь собственное мнение, нужно обладать серьезными знаниями, а вот их-то как раз и не хватает.

Не имея больших познаний в истории и географии, они очень слабо разбираются в политике, например, свято веря, что их солдаты в Ираке сражаются за правое дело. Соответственно, они послушно голосуют за все, за что администрация Белого дома им предлагает проголосовать. Они никогда не выйдут на митинги и не будут размахивать флагами, требуя каких-либо льгот, раздражая тем самым правительство страны или штата. Они уверены, что правительство делает все верно и в любом случае не могут ничего изменить. И вообще, митинговать – это проявление невоспитанности, правила хорошего тона не позволяют им этого. Какой прекрасный народ для руководства страны!

Выше я уже писал о том, насколько схожи социально-политические системы США и бывшего СССР. Продолжая аналогию, можно было бы ждать развала Америки. Однако у американской элиты есть одно преимущество перед ЦК КПСС. Советсткое руководство вырастило и воспитало исключительно высокообразованное население. СССР развалился именно потому, что наш народ все видел и понимал и уже не мог дальше глотать ту ложь, которой его пичкало руководство. Американская же публика на данный момент верит всему, чем ее кормят. К тому же обильное питание и комфорт совершенно не располагают к каким-либо размышлениям и протестным настроениям.

Такая лояльность и управляемость населения важны и в вещах более прозаических.
Например, американцы послушно берут кредиты в банке под баснословные проценты и нисколько не считают себя при этом обманутыми. Им внушили, что брать кредиты – это хорошо, а почему это плохо, они не понимают. Не понимают потому, что просто не в состоянии совершить элементарные арифметические действия, чтобы увидеть, насколько же их обманывают. Помните пример про учеников, неспособных вычислить сколько яблок можно купить на 8 долларов? Причина нынешнего финансового кризиса именно неспособность заемщиков осуществлять выплаты по ипотечным кредитам. Спрашивается, о чем они думали, когда брали эти кредиты? Не нужно забывать и про пропаганду. Их мозги закручены вполне определенным образом – они знают, что иметь хорошую кредитную историю очень важно.

Представители среднего класса имеют медицинскую страховку. Соответственно, им открыт путь к врачу, которого они посещают очень охотно, каждый раз оплачивая свой прием. Обращаются к врачу по любому поводу. У врачей в США гораздо меньше свободы в выборе способа лечения, нежели пока еще в России. Они обязаны действовать в строго прописанных рамках, в противном случае могут лишиться лицензии или угодить под суд. Следуя инструкциям, врачи выписывают “правильные” лекарства, стоящие огромных денег. Пациенты их принимают и обнаруживают новые проблемы со здоровьем. Доктор выписывает им новые препараты для снятия побочного эффекта, вызванного первыми. Так может продолжаться очень долго. В результате карман нашего пациента опустошается очень заметно. Но никто не ропщет. Все это в порядке вещей. Около половины моих студентов постоянно сидит на тех или иных медикаментах, принимая их месяцами, а то и годами. Я уже не говорю о старшем поколении.

В Америке нельзя купить самые простые антибиотики без рецепта врача. Также запрещено ввозить лекарства из-за рубежа даже для собственных нужд. То есть доступ к лекарствам лежит только через кабинет врача, или, точнее, через деньги, уплаченные страховой компании. Американцы свято верят, что все это делается для их же благополучия. В США, особенно среди белого населения, полностью отсутствует такое понятие, как самолечение. Я уже не говорю о траволечении или нетрадиционной медицине. Как-то одна моя знакомая в разговоре с американкой порекомендовала отвар какой-то травы. На что та, сделав ужасные круглые глаза, спросила: «Вы что, предлагаете мне ведьмино зелье?!» Между тем в прошлом американцы широко использовали траволечение. Куда это все ушло? Кому выгодно посадить страну на иглу и таблетки? Ответ из той же оперы.

США – единственное из развитых стран мира государство, где не требуется указывать наличие генно-модифицированных составляющих на упаковке продуктов питания. Правительство страны решило, что населению незачем знать такую информацию, и оно ее не знает. Справедливости ради нужно сказать, что население США не особо-то и обеспокоено этой проблемой. Им объяснили, что ГМ-продукты – это хорошо, потому они и не переживают. Ведь чтобы переживать, нужно иметь свое суждение по данному вопросу. Чтобы иметь суждение, надо обладать определенным объемом знаний, иметь привычку читать и размышлять над прочитанным. Американцы в своем абсолютном большинстве не умеют этого делать. Они покупают те продукты, что им предлагаются в магазинах.

В результате поедания ГМ-пищи и выращенного на гормонах мяса, они и сами вырастают до невероятных размеров и приобретают в придачу кучу всевозможных болезней. Почему-то при высоком уровне жизни в целом и при здоровом образе жизни уровень кардио- и онкозаболеваний у них выше, чем в полуголодной и отравленной алкоголем и табаком России. А процент людей, способных иметь собственное потомство, ниже, чем у нас и стремительно уменьшается год от года. Вы думаете, почему они усыновляют детей из России?

Они идут в свои рестораны Fast Food и едят эту гадость. В результате такого питания некоторых разносит до таких размеров, что они утрачивают человеческий облик. Излишним вес у каждого третьего, а каждый двадцатый толст до патологического безобразия. А на помощь уже спешат отечественная медицина и фармацевтическая индустрия.

Самое интересное то, что при этом американцы в отличие от угрюмых, озлобленных и вечно жалующихся на жизнь россиян довольны своей жизнью. Причем, чем ниже уровень образования и, соответственно, доходов, тем более беззаботными и счастливыми выглядят американцы. Мне часто приходит в голову сравнение с персонажами книги дедушки Уэллса “Машина времени”. Помните, там есть элои, на которых вкалывают морлоки? Элои ведут праздный образ жизни и в один прекрасный момент просто превращаются в глупый беззаботный скот для трудолюбивых морлоков. Но книжки этой американцы не читали, так как читают очень мало и не очень охотно. Поэтому никаких параллелей провести не могут.
Возникает логичный вопрос — тогда почему они так хорошо живут? Ответ прост — единственная сверхдержава мира научилась перераспределять ресурсы третьих стран в свою пользу. Но это уже макроэкономика, кросс-курсы валют, в общем, большая политика и отдельный разговор… Если же вернуться к теме нашей книги и посмотреть на американскую систему образования и общественное жизнеустройство в целом, начинаешь понимать, что все у них очень умно устроено и не так уж и плохо. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить США с нашей страной.

В России выпускники средней школы получают неплохие знания. К тому же в последнее время все поголовно устремились в вузы и являются обладателями дипломов о высшем образовании. В результате мы имеем ситуацию, когда каждый считает себя умнее остальных. Амбиций у всех через край, а работать никто не хочет и не умеет. Эти амбициозные ребята и девчата идут туда, где можно сделать легкие деньги, много и сразу. Что при этом происходит со страной, в комментариях не нуждается. Теперь посмотрите на Америку, где основная масса о высшем образовании даже и не думает, и скажите, какая модель лучше?

К тому же в Америке те немногие родители, которые действительно обеспокоены будущим своих детей, все же имеют шансы дать им хорошее образование. Все дело как раз в том, что большинство родителей, включая благополучных белых, этим не озабочено. При этом абсолютно все довольны. Массы имеют работу и кусок хлеба. Безработные получают пособие, пляшут и поют песни. Более образованные и целеустремленные имеют возможность получить нечто большее, реализовать себя и чего-то достичь в этой жизни. Дать же абсолютно все каждому члену общества не может ни одно государство. Но любой гражданин в США чувствует себя комфортно, каждый доволен страной, в которой живет.

А как же функционирует сама страна? — спросите вы. За счет чего Штаты достигли таких высот? Кто же выполняет квалифицированную работу? Не нужно забывать, в школах есть очень умненькие и способные студенты. Я сам в последнее время учу именно таких. Это просто замечательные ребята. Причем, помимо способностей и знаний, в них прежде всего подкупают человеческие качества. Я не сомневаюсь, что у них прекрасное будущее. Вопрос в том, что доля таких учеников в общей массе мала. Да и они, как правило, не стремятся стать учеными или инженерами, а идут в лучшем случае в медицину, а чаще всего — в бизнес, финансовый менеджмент или юристы, то есть туда, где можно заработать большие деньги. Как вы сами понимаете, юристам не нужны ни дифференциальное исчисление, ни химия.

Потребность же в инженерах и научных работниках покрывается за счет иностранной рабочей силы, главным образом из Индии и Китая. Некоторый вклад вносят и наши сограждане. Профессор-американец в сегодняшнем американском вузе большая редкость. В здешних университетах популярна следующая шутка. Если ваш профессор разговаривает с акцентом, то вам повезло — значит, у вас хороший профессор.

Теперь вернемся к основной массе американских студентов. Куда же идет вся эта армия низкообразованных выпускников?

Во-первых, требуется очень много неквалифицированной рабочей силы: армия работников кассы и прилавка, уборщики и официанты и прочий обслуживающий персонал.

Во-вторых, для тех, кто хоть чему-то научился в школе, существует система двухгодичных колледжей, аналогичная нашим техникумам. Техникумы выпускают рабочих различных специальностей. После двух лет обучения выпускники вполне справляются со своей работой и потому неплохо зарабатывают. Правда, этой категории в последние годы все большую конкуренцию составляют легальные и нелегальные иммигранты из Мексики. Они значительно более расторопны и энергичны и к тому же готовы выполнить ту же работу за меньшие деньги.

В-третьих, более амбициозные (не обязательно более умные) идут в университеты за степенью бакалавра. В университетах первые два года им, по сути, ещё раз преподносят школьную программу. Как правило, эти курсы преподаются студентами старших курсов того же университета. По свидетельству многих наших российских студентов, имевших подобный опыт, с преподаванием первых двух курсов математики легко справится любой выпускник российской средней школы, учившийся на четверки и пятерки. Получив бакалавра, выпускники университетов могут уже учить сами — идти работать учителями в школу. Мне сдается, что лишь на стадии мастера американские студенты получают более-менее глубокие познания.

Можно долго спорить о ценности образования и о том, каким оно должно быть. Конечно, в сегодняшнем меняющемся мире образование не может оставаться таким же, как двадцать лет назад. Система образования должна отвечать вызовам современности. Изменения и реформы необходимы.

Если сравнивать систему среднего образования в разных странах, то можно прийти к следующим интересным наблюдениям. В сегодняшнем мире хуже всего обстоит дело в так называемых демократических странах: США, Англии и некоторых других странах Западной Европы. Самая сильная система образования — в государствах с авторитарным режимом (Китае) или традиционным (Японии). В той же России образование было сильно в годы тоталитарного коммунистического режима. В сегодняшней демократической России образование куда слабее, чем ещё двадцать лет назад.

Сегодня Россия дрейфует в сторону американской образовательной системы. Причем, как я уже говорил, перенимаются отнюдь не сильные стороны американской системы. Почему-то не расширяется спектр преподаваемых предметов и не вводится свобода выбора дополнительных. Не перенимается институт защищенности ученика от произвола учителя. По-прежнему не уделяется должного внимания физической культуре, музыке, искусству. Вместо этого мы видим упрощение учебной программы, разрушение десятилетиями накопленного опыта и наработанной методики преподавания. Разрушение как раз того, чего в американском образовании никогда не было, нет и по всей видимости, не будет.

По признанию американских же педагогов, среднее образование в самих Штатах за три последних десятилетия сильно ухудшилось и продолжает ухудшаться. В этом смысле США и Россия движутся в одном направлении…

Когда руководство какой-либо страны желает совершить прорыв и поднять свою страну на новый уровень, оно берется за образование. Это и СССР в 50-е, 60-е годы, это и современный Китай, это и Индия, которая благодаря растущему научно-техническому потенциалу не засидится надолго в третьем мире.

Читайте также:  Классовый состав населения США в период Гражданской войны

Те же рассуждения верны и для каждой отдельно взятой личности. Во все времена и у всех народов знание было почетно, уважаемо и являлось привилегией избранных. Моему поколению повезло: наше социалистическое отечество дало это богатство всем желающим абсолютно бесплатно. Представителям же подрастающего поколения придется решать этот вопрос индивидуально…

Айрат Димиев

«Классная Америка» — так называется книга Айрата Димиева, в прошлом ученика школы №3 Зеленодольска, в настоящем — учителя американской школы.

Сегодня Россия дрейфует в сторону американской образовательной системы. Или точнее, определенные заинтересованные круги усиленно стараются реформировать российскую среднюю школу по американскому образцу. Причем, как я уже говорил, перенимаются отнюдь не сильные стороны американской системы. Почему-то не расширяется спектр преподаваемых предметов и не вводится свобода выбора дополнительных предметов. Не перенимается институт защищенности ученика от произвола учителя. По-прежнему не уделяется должного внимания физической культуре, музыке, искусству. Вместо этого мы видим упрощение учебной программы, разрушение десятилетиями накопленного опыта и наработанной методики преподавания базовых предметов. Разрушение как раз того, чего в американском образовании никогда не было, нет и, по всей видимости, не будет.

Сильное влияние немецкого населения на Сент-Луис

Много немцев жило в Сент-Луисе — 50 с лишним тыс. человек. Они составляли более четверти населения этого города, тогда более населенного, чем Чикаго. До развития железных дорог Сент-Луис, стоящий у слияния Миссури и Миссисипи, был главным транспортным центром Северо-Запада и имел большее экономическое значение, чем Чикаго, в частности, большее значение для иммиграции. Европейские, главным образом немецкие, переселенцы, прибывавшие в Новый Орлеан из германских портов, отправлялись туда дешевым речным сообщением, вверх по Миссисипи до Сент-Луиса, а оттуда по Верхней Миссисипи, Миссури и их притокам в сельскохозяйственные районы Северо-Запада.

Сент-Луис стал, таким образом, центром, из которого растекалась по разным штатам и территориям немецкая земледельческая иммиграция. Много переселенцев осело в самом городе. Это был, преимущественно трудовой люд и мелкая буржуазия. Лайнер пишет о сент-луиоских немцах: «они взяли на свою долю те же занятия, как и в других городах Западной Америки; они фермеры, кучера, лавочники, ремесленники, а большая торговля в руках американцев… И дома немцев в отдаленных кварталах Сент-Луи составляют разительный контраст с огромными зданиями американцев. Если у последних большие магазины, stores, скорее депо разных товаров, которые они продают оптом, у немцев — мелочной торг».

Под влиянием иммиграции середины века Сент-Луис приобрел в значительной мере немецкий характер, и былое французское влияние там было вытеснено немецким.

Крупнейшим немецким центром был Цинциннати. Там выходили немецкие газеты, был немецкий театр, читались лекции на немецком языке. Было около десятка немецких церквей, преимущественно католических. Немцы жили в особом квартале за Охайо. Квартал этот, с садами при двухэтажных домиках, с пивными и табачными лавочками, на которых красовались немецкие вывески, с клубами, напоминал немецкие городки и назывался «За Рейном». Реку Охайо цинциннатские немцы, большей частью выходцы из Южной Германии, называли американским Рейном. Лакиер писал, что в Цинциннати много врачей-немцев и большая часть пожарных не ирландцы, как в городах Востока, а немцы.

Подкасты

Немцам как никакой другой категории иммигрантов было легко адаптироваться в англоязычных Соединенных Штатах. Именно поэтому они и «распространились» по всей территории своей новой родины. Немецкие «острова», появившиеся между Милуоки, Цинциннати и Сент-Луисом, в так называемом «немецком поясе», были исключением. Около 1900 года немцы создали самую крупную и лучше всех организованную иностранную диаспору во всех Соединенных Штатах, члены которой издавали свои газеты и вообще вели очень активную культурную жизнь. И вместе с тем немцы вполне ощущали себя американцами.

Немцы — крупнейшая этническая община США.

E pluribus unum (лат. «Из многих – единое») Соединенные Штаты, оправдывая свой официальный девиз, состоят из сочетания целого ряда меньшинств, на которые, словно средневековая музыкальная шкатулка, раскладываются при более пристальном взгляде. Что интересно, на вопрос, какова же крупнейшая составляющая этой «музыкальной шкатулки», к звуку деятельности которой прислушивается уже на протяжении столетия весь мир, – в России скорее всего дадут неверный ответ. Вспомнят англосаксов, потомков первых колонистов. Вспомнят заметные расовые меньшинства – негров (в официальном языке Штатов – African American), латиноамериканцев (hispanics), азиатов (asians). Уделят внимание известным по телевидению и литературе группам в составе белой (white, вполне официальный термин в статистике США, например термин white catholics, отделяющий итальянцев, французов и так далее от латинос) части населения Штатов – итальянцам с Аль Капоне и «Маленькими Италиями» с красочными уютными пиццериями, или ирландцам с их Парадами в день святого Патрика и семейством Кеннеди. На самом деле, если заглянуть в проходящие каждые 10 лет переписи населения США, можно найти в них такой раздел как ответы переписываемых на вопрос об их этническом происхождении или корнях (ancestry). И по этим более чем авторитетным данным среди населения США десятилетиями устойчиво и с большим отрывом лидировала немецкая этническая группа.


Немецкие переселенцы сохранили в Америке свою культуру. Фото с сайта news.bootranch.com.

Заглянем, например, в данные переписи 1990 года. О своем немецком происхождении тогда заявило 58 миллионов, или 23% (почти каждый четвертый!) переписанных американцев. И лишь затем шли американцы с ирландскими (39 миллионов), англосаксонскими (33 миллиона), негритянскими (24 миллиона), итальянскими (15 миллионов) и мексиканскими (12 миллионов) корнями. Еще 12 миллионов человек записались в имеющие «американское» происхождение, по аналогии с имевшей место в СССР «советской» национальностью.

Перепись 2000 года, проведенная во все глубже погружающейся в глобализованный и открытый миграции мир Америке, по-прежнему показала лидерство немцев: 43,8 миллионов, или 15,2% (почти каждый седьмой) населения США составляли люди немецкого происхождения, за ними с большим отрывом шли ирландцы (30,5 миллионов), негры (24,9 миллионов), англосаксы (24,5 миллионов), «(просто) американцы» (20,2 миллионов), мексиканцы (18,4 миллионов) и итальянцы (15,6 миллионов).

По переписи 2010 года, отмечает Bloomberg, суммарно взятому латиноязычному сообществу США, многократно увеличившемуся из-за огромной и часто легализуемой миграции, удалось выйти на первое место перед немцами, да и то лишь с небольшим отрывом – 50,5 миллионов против 49,8. Хотя, если отделить кубинцев и пуэрториканцев от мексиканцев, последние с 31,8 миллионов. окажутся лишь на третьем месте после все тех же немцев и ирландцев (35,8 миллионов). Таким образом, несмотря на кардинальные изменения в этнической мозаике США за последние десятилетия, в стране продолжают оставаться на первом месте американцы немецкого происхождения (German Americans).

Особенно наглядно смотрятся эти же данные, распределенные по отдельным штатам, показывая преобладающее там число людей какого-либо этнического происхождения. От немцев ведут происхождение наиболее крупные группы населения большей части Штатов.

Вот карта, составленная по данным переписи 1990 года проводившим ее официальным ведомством, уровень округления данных – штат:

Не менее впечатляюще смотрится и аналогичная карта из того же источника по данным переписи 2000 года, где округление дано по административным единицам уровнем ниже штата – графствам (country):

Англосаксы, которых мы привыкли считать по умолчанию доминирующей этнической составляющей населения Штатов, на самом деле доминируют лишь на Восточном побережье (где когда-то обосновались первые колонисты) и штатах Юта и Айдахо (сюда еще в середине XIX века, еще до подхода основной волны переселенцев из Европы, пришли мормоны).

Оценить процентную долю немцев в различных штатах можно по такой выразительной карте, составленной в Немецко-Американском обществе по данным переписи 1990 года:

Как видим, население целого ряда штатов Среднего Запада еще каких-то 20 лет назад примерно наполовину состояло из потомков немцев. К 2000 году ситуация изменилась и штатов с долей немецкого населения более 50% уже нет (самый большой результат десять лет назад был в Северной Дакоте со столицей, кстати говоря, в городе Бисмарк – 43,9% немецкого населения, далее шли Висконсин с 42,7%, Южная Дакота с 40,7%, Небраска с 38,6%, Миннесота с 36,7% и Айова с 35,7%), но тем не менее German Americans продолжают доминировать в Северо-Западных центральных штатах США (Средний Запад, один из 4 основных регионов США, делится на промышленный Регион Великих озер и лежащие на равнинах к западу Северо-западные центральные штаты) на фоне всех прочих этнических групп, включая и англосаксов.

Этот «массив» немецкого присутствия на севере американского Запада оформился уже к началу ХХ века (смотреть карту 1890 года):

Отметим, кстати, что уже тогда зона компактного расселения немцев приходилась на регионы, где продолжали пасти стада коров легендарные американские ковбои – Техас (о немцах в нем пойдет речь далее) и Средний Запад вплоть до Небраски (носящие название «страны ковбоев») и Канзас.

Не в этом ли, кстати, стоит искать отгадку того, что немцы в США не так уж заметны в популярных фильмах и литературе этой страны? Культурная жизнь США кипит либо на Атлантическом, либо на Тихоокеанском побережье в крупных мегаполисах, отражая при этом прежде всего историю или настоящее тамошнего населения, а вот глубинка Штатов попадает на широкие экраны даже в этой же стране разве что как экзотика.

Несмотря на огромный ковбойский киноэпос, своих «Банд Нью-Йорка» (об историческом противостоянии ирландцев с англосаксами в Филадельфии в середине XIX века) Средний Запад так и не дождался. Амбициознейшая эпопея Майкла Чимино «Врата рая» о жизни европейских переселенцев конца XIX века в Висконсине в 1980 году громко провалилась в прокате, напрочь разорив при этом одну из крупнейших кинофирм США того времени Carolco. А ковбойское кино в итоге с Клинтом Иствудом и его «Непрощенным» пошло к формату психологических триллеров, порожденных еще итальянскими «спагетти-вестернами», для которых просторы и история Среднего Запада или Техаса не более чем лишь фон для режиссерских задумок.

Отдельный показательный фактор, характеризующий жизнь этнических меньшинств из числа граждан США, – число тех из них, кто даже дома в быту пользуется не английским, а родным языком. По данным переписи 2000 года, 2 миллиона граждан Штатов предпочитали говорить дома на китайском языке, 1,6 миллионов – на французском, 1,4 миллионов – на немецком, 1,2 миллионов – на тагальском (язык одного из народов Филиппин), по 1 миллиону – на вьетнамском и итальянском, 0,9 миллионов – на корейском, по 0,7 миллионов – на русском и польском, 0,6 миллионов – на арабском. Если исключить совсем уж недавних иммигрантов из Тихоокеанского региона, Ближнего Востока и Восточной Европы, и учесть, что среди франкоязычных могли быть помимо франко-американцев и переселенцы из бывших французских колоний в Западной Африке, то масштабы распространения немецкого языка поражают.

А за полвека до этого, как отмечается в одном из исследований, немецкий язык был крупнейшим неанглийским родным языком среди американцев – на нем говорило тогда 6 миллионов человек (на итальянском – 4 миллиона, на французском – 2,5 миллиона). На этом языке в XIX веке преподавали и во многих государственных школах на Среднем Западе: «1 миллион учащихся города Цинциннати (штат Огайо) обучался на английском и немецком языках с 1839 по 1919 годы. К 1880 году 80% населения города Сент-Луиса (штат Миссури) занималось на немецком». Изменение в билингвальном подходе произошло в 1917 году со вступлением США в войну против Германии, когда обучение на немецком языке было запрещено даже в частных школах.

А культурные следы немецкого присутствия в США? В том же Цинциннати это сформировавшийся в середине XIX века квартал, названный «За Рейном» (over-the-Rhine). И сегодня, когда немцев там осталось уже не так уж много, его архитектура – высокие башенки со шпилями и готические соборы – заставляют подумать, что находишься где-то в южной католической Германии.

Еще один оформившийся в середине XIX веке район компактного расселения немцев – центральный Техас. В 1846 году бароном Отфридом Гансом фон Мейзенбахом здесь был основан город Фредериксберг, по сей день сохранивший немецкую архитектуру, вывески и собственно немцев. Здесь регулярно проходят и натуральнейшие Октоберфесты:

Впрочем, не только в Фредериксберге. Побывавшая недавно в Штате одинокой звезды и описавшая увиденное в популярном сообществе в Живом Журнале россиянка отмечает: «В Техасе очень большой процент населения – потомки немцев. Каждая вторая фамилия – немецкая. Осенью практически в каждом городе проводят Октоберфест». (На западных форумах можно найти и фотографии Wurstfest’ов, «колбасных фестивалей», в Техасе). Октоберфест, в традиционных костюмах, с пивом и колбасками, с меню и вывесками на немецком, празднуют и в других немецких городках, разбросанных по всем Штатам – вплоть до гористого Вашингтона на берегу Тихого океана.

Топонимы же с одинаковым названием Germantown («немецкий город») разбросаны по всему пространству США. В Филадельфии (в одноименном штате) и Нэшвилле (Теннеси) это городские кварталы, в штатах Мэрилэнд, Огайо и Кентукки – местности, и так далее.

(В так называемом СССР до 1933 года и позднее (согласно официальной истории, СССР образован в 1922 году, но это неправда) были тысячи городов и посёлков с немецкими названиями. Так называемый СССР c 1919 до 1933 года официально был Германией, вернее, входил в состав Веймарской республики. Какой процент территории СССР и других современных государств входил в состав Веймарской республики, сказать сложно, но что касается бывшего СССР, то можно найти тысячи населённых пунктов с немецкими названиями и прикинуть на карте:

Из этого следует, что на территориях США и СССР до 1933 года была Германия, вернее Веймарская Республика.

Важнейший момент, который еще требует своего осмысления. «Притирка» различных этнических компонентов населения США друг к другу происходила обычно мучительно и кроваво. С одной стороны – недоверие коренного (native, то есть «туземец» – исторический термин, которым «природные американцы» отделяли себя от европейских иммигрантов в середине XIX века) населения к новому, необычному легко выливалось в погромы. В 1830-1840-е годы «сознательные граждане» расправились с мормонами (чей «пророк» Джозеф Смит был убит прямо в тюрьме), в 1840 – 1850-е годы на Восточном побережье и на Среднем Западе массово громили и убивали ирландцев, а в 1910-е годы там же взялись за негров.

Суд Линча обращался и против итальянцев – крупнейшее массовое линчевание произошло 14 марта 1891 года в Новом Орлеане именно против них (разгневанная толпа вытащила из тюрьмы и повесила то ли 9, то ли 11, арестованных иммигрантов с Сицилии). Да и сами иммигранты часто противопоставляли себя местному населению – вспомним наводившие ужас на общество банды вроде ирландской «Молли Магвайрс» в Пенсильвании в 1870-е и итальянские «матрангас» в Новом Орлеане в 1890-е годы, или же не раз описанные в литературе и кино итальянские, ирландские и еврейские банды 1920-1930-х годов.

Негры учиняли полномасштабные погромы в Нью-Йорке в 1935, 1943 и 1991 годах и в Лос-Анджелесе в 1992 году, не считая расовых бунтов в других штатах (все это тема для отдельной статьи).

Однако в американской истории не было ни немецкой мафии, ни погромов немцев или немцами, ни создания закрытых сообществ в компактно заселенных немцами местах (к чему тяготеют негры, латинос и азиаты). Крупнейшая этническая община США ХХ века оказалась в этом моменте удивительно неконфликтной (что тоже, кстати, повлияло на ее отсутствие в кинематографе – не было среди немцев ярких образов вроде Аль Капоне или Багси Сигела). «Родившийся в Америке немец делается настоящим американцем и по своим привязанностям и по своим наклонностям», – отмечал в известном исследовании о США конца ХIХ века «Американская республика» англичанин Дж. Брайс.

Читайте также:  Социальный состав немецкой иммиграции в США

И даже на призыв Vaterland’а во время его войны с США, ни при кайзере, ни при фюрере German Americans не откликнулись. Зато из их рядов вышли генерал, а затем президент Дуайт Эйзенхауэр, время правления которого считают едва ли не «золотым периодом» истории Штатов; еще один генерал – командующий силами НАТО во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году – Норман Шварцкопф, финансист Дональд Трамп, актрисы Мерил Стрип и Сандра Баллок и так далее.

Вспомним хотя бы недавний фильм «Замерзшая из Майами»: момент, когда героиня вынуждена по работе отправиться в один из северных штатов, практически идентичны обычному в американском кино образу «заснеженной России». Кстати, помимо проблем со снегом и льдом на каждом шагу у героини возникают проблемы и элементарного общения с местными, словно они из разных миров.

Вот карта, составленная по данным переписи 1990 года проводившим ее официальным ведомством, уровень округления данных – штат:

Америка традиционно воспринимается как часть английского мира. И язык играет для подобной идентификации решающее значение. Однако, возможно, для кого-то будет новостью, но на сегодняшний день в США ни один язык так и не признан официальным на общегосударственном уровне

Английский, являющийся родным для 80% населения штатов, считается главным языком США де-факто, а не документально. При этом, конечно, все жители Америки прекрасно отдают себе отчёт, что если ты хочешь достигнуть в жизни каких-нибудь выдающихся результатов и уж тем более сделать карьеру на государственном поприще, то без практического знания английского тебе никак не обойтись.

Но лингвинистическая история США могла пойти совсем по иному пути, и доминирующим языком на территории страны вполне мог стать немецкий. Для этого были, и существуют до сих пор, вполне веские основания.

Ходатайство было отклонено с перевесом всего в один голос, 42 против 41. Примечательно, что согласно некоторым историческим источникам, решающий голос в поддержку единого для всех английского обеспечил спикер палаты Фридрих Муленберг, который сам являлся этническим немцем. Ему приписывают следующую фразу при вынесении решения: «Чем быстрее немцы станут американцами, тем лучше».

На каких языках говорят?

В США только 28 штатов признали английский язык государственным.

В некоторых штатах государственными являются следующие языки:

  • испанский;
  • французский;
  • Гавайский.

3% граждан не понимают английский.

Жители Америки используют ежедневно более трехсот языков. В одном Нью-Йорке говорят на 129 языках, в том числе на русском (свыше 200 тыс. чел.). Хотя самый распространенный в Соединенных Штатах — английский язык, на котором постоянно говорят лишь две третьих американцев.

Более 28 млн. граждан разговаривают на испанском языке, без которого во Флориде, Техасе и Калифорнии могут не принять на работу.

На русском языке общаются около 900 тыс. американцев.

Языки, которые насчитывают от одного до двух миллионов носителей:

  • арабский;
  • корейский;
  • вьетнамский;
  • тагальский;
  • немецкий;
  • французский.

Китайский язык используют около 3 млн жителей Америки.

  • арабский;
  • корейский;
  • вьетнамский;
  • тагальский;
  • немецкий;
  • французский.

Перечень основных национальностей, проживающих в США

Примерно четверть населения Америки составляют англосаксы, эмигрировавшие сюда из Англии, Шотландии и Ирландии. Именно выходцы из Великобритании занимают ведущие позиции в экономической и политической жизни государства. Список прочих национальностей, населяющих сегодня США, выглядит следующих образом:

  • Немцы;
  • Выходцы из африканских стран;
  • Мексиканцы;
  • Итальянцы;
  • Поляки;
  • Французы;
  • Коренные жители США;
  • Голландцы;
  • Норвежцы;
  • Китайцы.

Больше половины населения Америки (62%) относится к европеоидной расе, которая стала заселять эти земли относительно недавно — в эпоху Позднего Средневековья.

Население США

Классы: 10 , 11

Ключевые слова: динамика численности населения , миграции , образ жизни , качество жизни , уровень жизни , занятость населения

Вопрос: Как сформировалась современная американская нация? В какие исторические периоды был наибольший наплыв?

Население США, его особенности

На обширной территории США проживают 261,7 млн. человек, что является третьим показателем в мире после Китая и Индии. Население США — американцы — сложилось на основе огромного потока переселенцев, главным образом выходцев из Европы. Первые поселения европейцев, выходцев с Британских островов, возникли в начале XVII века в северо–восточной части США, которая до сих пор носит название Новой Англии (штаты Мэн, Нью-Хэмпшир, Вермонт, Массачусетс, Род-Айленд и Коннектикут).

На всем протяжении исторического развития США иммиграция играла важную роль, поставляя рабочие руки для интенсивно развивающейся страны. В XIX веке основные потоки иммигрантов прибывали из Великобритании, Ирландии, Германии и Скандинавских стран. К началу XX века усилился поток переселенцев из стран Восточной и Южной Европы, в конце XX века — из Латинской Америки и Восточной Азии. Сбои в экономическом развитии и массовая хроническая безработица в США привели к жесткому
государственному регулированию потока иммигрантов. Теперь сюда допускаются преимущественно высококвалифицированные специалисты. В 1980–1983 годах в США ежегодно прибывало 400–500 тыс. иммигрантов, что составляло около 20 % общего прироста населения страны.

В составе современного населения США преобладают белые американцы, среди которых, помимо выходцев из Европы, немало лиц испано–американского происхождения, мексиканцев и пуэрториканцев (около 15 млн.).

Особое положение в США занимает негритянское население (афроамериканцы) — потомки рабов, насильно завезенных из Африки в XVII–XVIII веках для работы на плантациях в южных штатах США. Оно составляет 12 % всего населения (26,5 млн.). В силу более высокого естественного прироста доля негров в населении страны неуклонно растет. Если в начале XX века подавляющая часть негритянского населения была сосредоточена на Юге, где и после отмены рабства негры трудились в качестве батраков–издольщиков (кропперы) на фермах, то к концу XX века произошло массовое перемещение негров в крупные города на Севере и Западе. Так, негры составляют более 70 % населения даже в столичном федеральном округе Колумбия. Вековое рабство и расистский террор, которым подвергались негры в Америке, серьезно затормозили их социальную и культурную ассимиляцию. Однако массовое переселение в города существенно изменило социальный и профессиональный состав негритянского населения, открыло многие возможности для разнообразной трудовой деятельности. Если в 1920 году 45 % работающих негров были заняты в сельском хозяйстве, то в 1974 году — только 2,7 %. Теперь около 85 % среди работающих негров — рабочие самых различных специальностей, 2 % — крупные бизнесмены и собственники, 3 % — управляющие разного рода, до 10 % — лица интеллектуального труда. В результате негры стали одной из самых урбанизированных этнорасовых групп.

Негритянский элемент наложил очень своеобразный отпечаток на всю американскую культуру — начиная со специфического американского варианта английского языка и кончая литературой, музыкой и другими видами искусства. В последние полвека из рядов афроамериканцев выдвинулась целая плеяда талантливых писателей и музыкантов, художников и скульпторов, ученых и артистов, спортсменов и общественных деятелей, активно борющихся за свои гражданские права. Одним из наиболее выдающихся представителей массового движения афроамериканцев за гражданские права был лауреат Нобелевской премии мира Мартин Лютер Кинг, трагически погибший в 1968.

В 1920-х годах в США широкое распространение получила джазовая музыка. Джаз возник на Юге, в Новом Орлеане, и, по существу, представлял собой народное музыкальное творчество с характерными для негритянской музыки своеобразными ритмами и приемами музыкальной импровизации. Уроженцем Нового Орлеана был и знаменитый джазовый чернокожий музыкант Луи Армстронг. Важную роль в развитии джаза сыграла и такая музыкальная форма, как блюз, первоначально связанная с вокальной импровизацией, а затем ставшая инструментальным жанром. Подлинное сочетание народных негритянских истоков и профессиональной музыкальной культуры характерно для творчества американского композитора Джорджа Гершвина, использовавшего негритянские народные темы и приемы джаза в симфонических произведениях. Его опера «Порги и Бесс» (1935) на сюжет из негритянской жизни, написанная на основе негритянских же мелодий, считается первой подлинно национальной американской оперой.

Более трагичной представляется судьба коренных обитателей страны — индейцев. К началу европейской колонизации на территории США существовало около 400 индейских племен общей численностью 2–3 млн. человек, говоривших почти на 200 языках. Численность индейцев, проживающих в современных резервациях в США, не превышает 1,5 млн.

По мере расширения европейских колоний в XVI–XVIII веках происходила экспроприация наиболее плодородных индейских земель на атлантическом побережье, в Аппалачах и в бассейне реки Огайо (к востоку от долины реки Миссисипи). Начиная с середины XIX века индейцы и кочевые племена конных охотников на бизонов были оттеснены и с земель Дикого Запада (западнее реки Миссисипи) с богатыми плодородными почвами и хорошими пастбищами. Здесь были также открыты месторождения ценных полезных ископаемых. Все это вызвало мощную переселенческую волну с востока. Через степи Дикого Запада прокладывались дороги, по которым двигались колонисты. Для их охраны строились форты с гарнизонами конной охраны. В степях быстро росли земледельческие и скотоводческие хозяйства. В результате на степных равнинах только за десятилетие (1867–1876) были уничтожены стада бизонов, первоначальная численность которых составляла 30–40 млн. голов, а индейцы были загнаны в резервации, расположенные в наименее удобных для расселения засушливых и эрозионно опасных горных и северных районах.

Наиболее крупные по площади резервации находятся на плато Колорадо в штате Аризона (племя навахов), в горных долинах на севере штата Юта (юты), на Великих равнинах в штатах Северная и Южная Дакота, по течению реки Миссури (племя индейцев сиу), на межгорном плато в штате Вайоминг и в предгорьях Кордильер в штате Монтана (индейцы–чейенны). Значительное число резерваций размещается вдоль границы США и Канады.

К началу XX века на территории США индейское население составляло всего около 200 тыс. человек и, казалось, было обречено на вымирание. Но XX век стал периодом постепенного роста индейского населения и определенной адаптации к жизни современных Соединенных Штатов. Одновременно утрачивались традиционный образ жизни индейцев, их племенные обычаи и обряды. Около 60 % индейцев ныне живут в городах. В самых крупных городах (Чикаго, Нью-Йорк, Кливленд, Сан-Франциско и др.) появляются индейские общины, насчитывающие до 10 тыс. и более человек. Но городские индейцы обычно не порывают связей с резервациями, поскольку участок земли в резервации — последнее прибежище индейца в случае потери работы в городе. Между тем земли резерваций по мере обнаружения в них естественных ресурсов все чаще используются частными и государственными предприятиями, которые пренебрегают при этом интересами индейских общин. И хотя права американского гражданства индейцы получили еще в 1924 году, на пути их реализации возникают многочисленные преграды. Индейцы активно выступают в защиту своих прав. Центральный вопрос всех программ индейского движения — борьба за сохранение резервационных земель. Наиболее активной частью движения является образованная молодежь и студенты, число которых заметно возрастает в последние десятилетия за счет усилившейся тяги индейцев к получению образования.

Исключительно благоприятные природно–климатические условия, богатство естественными ресурсами и весьма деятельный характер населения, сложившегося из многочисленных потомков переселенцев, принесших в страну свое профессиональное мастерство, несомненно, способствовали тому, что США за исторически сравнительно небольшой срок (около 400 лет) стали одной из наиболее мощных держав мира. В целом о высоком уровне экономического развития страны говорит и структура занятости населения. Из 106 млн. активного населения более 60 % занято в непроизводственной сфере и в государственном аппарате, и его доля продолжает увеличиваться. В промышленности занято около 20 %, в сельском хозяйстве — около 3 %.

Большая часть национального дохода, создаваемого в промышленности и в агробизнесе, контролируется очень небольшой группой монополистов. Наиболее богатые американцы (собственность каждого из них превышает 500 тыс. долларов), составляют только 1 % населения страны, но в их руках сосредоточено более одной трети национального богатства.

Высокий уровень экономического развития обнаруживается и во внешних признаках американской жизни. Один из них — самая широкая автомобилизация. В 1980-х годах в США зарегистрировано более 160 млн. автомашин, водительские права имеют почти 150 млн. граждан.

Техническим достижением страны можно считать хорошо оборудованные дороги, особенно автомобильные. Общая протяженность внегородских автодорог — более 5 млн. км. Их основу составляет сеть федеральных и межштатных автодорог. Одновременно растет число скоростных многополосных автомагистралей с пересечениями на разных уровнях (фривеи или хайвеи). Поистине техническими шедеврами являются многие из транспортных развязок и грандиозные мосты, например, мост Золотые Ворота в Сан-Франциско, Бруклинский мост в Нью-Йорке. Общая обеспеченность страны транспортной сетью (автодороги, железные дороги и речные пути) очень высока — для большей части территории ближайшая дорога удалена менее, чем на 8 км.

Технические достижения в строительном деле наглядно демонстрируют знаменитые американские небоскребы. Такая высотная застройка, как правило, характерна для деловых центров крупных городов, создавая их своеобразный городской пейзаж. Таковы самые высокие небоскребы Нью-Йорка — 102-этажный Эмпайр стейт билдинг (381 м) и 110-этажные башни–близнецы Международного торгового центра (400 м), а также небоскребы в крупнейшем городе Приозерья — Чикаго, среди которых выделяются две круглые башни, получившие название «Кукурузные початки», отличается оригинальностью и круглая башня–небоскреб в Атланте.

Не менее совершенными являются здания «одноэтажной» Америки — коттеджи, разбросанные по всей территории страны и обеспечивающие жильем многие миллионы американцев. Оборудованные разнообразной бытовой техникой, такие коттеджи представляют собой комфортабельные условия для жизни людей самого различного уровня.

США — высокоурбанизированная страна. Доля городского населения составляет в среднем 73–75 %, в отдельных регионах — 90 % и более (все среднеатлантические штаты, Калифорния). Крупные, большей частью промышленные города вместе с примыкающими к ним пригородными зонами образуют городские агломерации («стандартные метрополитенские ареалы» по американской технологии), занимающие обширные территории. Из 318 таких агломераций 38 имеют более чем миллионное население, а в 7 население превышает 3 млн. жителей. Крупнейшие агломерации сосредоточены на среднеатлантическом побережье страны, где города Бостон, Нью-Йорк, Филадельфия, Балтимор и Вашингтон образуют сплошную полосу городской и транспортной застройки, вытянувшуюся по берегу океана. В этом мегаполисе сконцентрировано более 30 млн. жителей. Очень крупные агломерации есть и на берегах Великих Американских озер: Детройт, Кливленд и Буффало на озере Эри, Чикаго и Милуоки на озере Мичиган. На тихоокеанском побережье крупнейшую агломерацию представляют собой Лос-Анджелес, расположенный на прибрежной равнине, и Сан-Франциско, окаймляющий берега внутреннего залива.

Многие десятилетия в США наблюдался интенсивный приток населения в крупные города из сельской местности и небольших городских поселений. Однако, начиная с 1960-х годов, наметилась тенденция миграции жителей крупных городов в пригородные зоны, малые города и сельскую местность. Этот процесс «субурбанизации» связан с широким распространением личных автомашин, с более низкими ценами на земли и лучшими условиями окружающей среды в пригородах и сельской местности, что в целом предполагает более высокое качество жизни. Эта тенденция привела к известному замедлению роста крупных городских центров и повышению роли малых городов, а также рассредоточению и более равномерному размещению населения по территории страны. В результате на значительной территории, особенно на восточных равнинах США, усиливается рост транспортной инфраструктуры (прокладка новых дорог при застройке новых территорий).

Более трагичной представляется судьба коренных обитателей страны — индейцев. К началу европейской колонизации на территории США существовало около 400 индейских племен общей численностью 2–3 млн. человек, говоривших почти на 200 языках. Численность индейцев, проживающих в современных резервациях в США, не превышает 1,5 млн.

Расовый состав США

В соответствии с переписью населения Соединенных Штатов на 2010 год расовый состав страны представлял собой следующую картину.

Разнообразный национальный состав США находит отражение и в принадлежности президентов США к самым различным этносам:

Ссылка на основную публикацию