Итальянцы в США и их количество, причины и статистика иммиграции

Американский исход: рекордное число американцев отказывается от гражданства США

Сколько людей въезжает в Америку, хорошо известно. Количество же уезжающих американцев для федеральных чиновников — тайна за семью печатями. Но это не мешает правительству США уже более полувека (с 1962 года) требовать от каждого американца, где бы он ни находился, предоставлять налоговую декларацию и уплачивать налоги.

Бегом от налогов

Последние годы быстро растет число отказов от американского гражданства. Налоговая служба ежеквартально публикует The Federal Register, список американцев, сдавших паспорта. Отказываться от паспортов в массовом порядке граждане США начали после 2009 года. Главная причина — принятый Конгрессом в 2010 году и вступивший в силу 1 июля 2014 года закон «О налогообложении иностранных счетов» (FATCA). Он требует от зарубежных финансовых организаций и, в первую очередь, банков сообщать американским налоговикам о доходах своих клиентов, являющихся гражданами США. Нарушителям FATCA угрожают крупные штрафы и изоляция от мировой финансовой системы, что для многих из них смерти подобно.

Согласно опросу, выполненному по заказу консалтинговой компании deVere Group, трое из каждых четырех экспатов (73%), намерены сдать синие паспорта граждан США. FATCA направлен, главным образом, против состоятельных американцев, которые не желают платить налоги. Однако сильнее всего этот закон бьет по среднему классу.

Полтора века двойное налогообложение распространялось только на богачей, тех, чей годовой доход превышает 106 тыс. долларов. Сейчас мытари требуют, чтобы налоги платили все американцы независимо от доходов.

Жители США в основной массе очень законопослушны. Возможно, поэтому правительство заставляет их платить налоги независимо от того, где они проживают, т. е. дважды. Такая система налогообложения, кроме Америки, существует еще в одной стране планеты — Эритрее.

Тысячи американцев, проживающих за границей, ответили на вступление FATCA в силу отказом от гражданства и массовой сдачей паспортов. Госдеп не остался в долгу: он не выдает «отказникам» визы, когда они хотят посетить бывшую родину.
«Я очень горжусь тем, что американка, — рассказала корреспонденту ВВС в Париже некая Джейн, которая сейчас находится в процессе отказа от гражданства, — и никогда не думала, что дело дойдет до этого. Если бы не FATCA, я бы никогда не пошла на это. Никогда и ни за что! Мне сейчас очень тяжело…»

Процесс отказа от гражданства, по словам Джейн, прожившей в Париже 30 лет, унижает человеческое достоинство. Во-первых, он проходит в посольстве США на глазах других американцев, которые, естественно, относятся к «отказникам» как к предателям. Во-вторых, имена и фамилии всех «отказников» публикуются в Federal Register. Ну и в-третьих, отказ дорог в прямом смысле этого слова. Пять лет назад стоимость процедуры составляла около 450 долларов. С 2014 года она выросла до 2350. Сейчас в Америке самая высокая в мире стоимость сдачи паспорта. В России, например, это можно сделать за 31 доллар.

Правительство США собрало с «отказников» за полтора года $ 12,6 млн, сообщает CNN. Это в два с лишним раза больше, чем было собрано за шесть предыдущих лет. Для оформления всех требуемых для отказа бумаг необходима помощь адвокатов и бухгалтеров. Их услуги обойдутся еще как минимум в $ 20 тыс.

Благодаря FATCA жизнь экспатов стала не только значительно дороже, но и усложнилась. Американцам, например, сейчас нелегко найти банк. Многие банки просто отказываются обслуживать граждан США, опасаясь неприятностей и штрафов от властей США.

Показателен в этом отношении пример парижанина по имени Фабьен. Он — француз и всю сознательную жизнь прожил во Франции. Фабьен не говорит по-английски, у него нет за океаном ни одного знакомого или друга. Отец привез его во Францию, когда ему исполнилось полтора года. Однако благодаря тому обстоятельству, что родился он в Калифорнии, Фабьен автоматически подпадает под действие FATCA. Согласно 14 поправке к конституции США, гражданином США считается любой человек, родившийся на территории Америки независимо от статуса или национальности родителей.
После вступления в силу закона о налогообложении банк потребовал у Фабьена или официально оформленный отказ от гражданства США, или номер социального страхования. Ни того, ни другого у него нет. Сейчас ему, очевидно, тоже придется официально отказываться от гражданства США. При этом, кроме стоимости отказа, Фабьену придется заплатить налог за два года и существенную пеню.

По статистике, экспаты составляют менее 1% от численности всех американцев. Конечно, тех, кто отказывается от американского гражданства, значительно меньше. Но сам факт того, что желающих порвать с Америкой навсегда с каждым годом становится все больше, не может не настораживать американские власти.

В 2009 году число «отказников» выросло втрое по сравнению с предыдущим годом — 742 и 231 человек соответственно. В 2010 году их стало уже 1534 человека. Еще один большой скачок был зафиксирован и в 2013 году — 3000 «отказников». Это втрое больше по сравнению с предыдущим годом (2012 — 933).

«Отказники» бьют уже третий рекорд кряду. Рекорд 2014 года, составлявший 3415 человек, был побит в прошлом году. В 2015 году, по данным Минфина США, синие паспорта сдали 4279 американцев. Это на 20% больше, чем годом ранее и в 18,5 раз больше, чем в 2008 г.

Армия «предателей», как нередко называют в Америке тех, кому дым отечества горек и неприятен, растет пугающими темпами. Главной причиной отказа является, конечно, не предательство, а чересчур энергичная, по убеждению десятков миллионов американцев, деятельность Налоговой службы США, объявившей шесть лет назад охоту за неплательщиками налогов. Она была начата после того, как крупнейший банк Швейцарии UBS признался, что помогал богатым американцам прятать деньги заграницей. Швейцарские банкиры в итоге заплатили штраф в размере $ 780 млн и передали американским налоговикам информацию по 4400 счетам граждан США.

Американским мытарям есть чем гордиться. В 2010−14 годах благодаря им более 43 тыс. нарушителей налогового законодательства были вынуждены заплатить в казну свыше $ 6 млрд недоимок, пень и штрафов. Против лиц, уклоняющихся от уплаты налогов, было возбуждено свыше 100 судебных дел. В том числе и громких. Взять, к примеру, дело изобретателя популярных плюшевых игрушек Beanie Babies Ти Уорнера. Он признал себя виновным в неуплате налогов, в том, что держал деньги на счету в швейцарском банке, и заплатил большой штраф.

Многих экспатриантов, в основном, представителей среднего класса, возмущает не только «свирепость» налоговых инспекторов, но и несправедливость, по их мнению, налогового законодательства. Им приходится платить больше, относительно, конечно, чем миллионерам, которые ловко пользуются налоговой амнистией. Достаточно сказать, что неплательщик, на счету которого лежат скромные 45 тыс. незадекларированных долларов, заплатит почти в 6(!) раз больше этой суммы. Те же, кто прячет более $ 7 млн, заплатят лишь в 3 раза больше.

Из Нового Света в Старый

Согласно данным Eurostat, страны ЕС выдали в 2014 году 2,3 млн видов на жительство. Казалось бы, ничего удивительного в этом нет, особенно в свете прошлогодних событий с мигрантами из Африки и Азии. Однако в 2014 году беженцев из стран третьего мира было на порядок меньше. Кто же стал главным поставщиком «новых европейцев»? С большим отрывом в позапрошлом году лидировали украинцы (302 800 человек). Не очень удивляет и третье место, занятое бывшими жителями Поднебесной (169 700). Второе место заняли США, жители которых известны патриотизмом. Из «самой лучшей» страны на планете в Европу в 2014 году уехали 199 200 американцев. Почти 70% из них решили жить в Великобритании.

Официально 21 277 (10,7%) американцев приехали в Европу по семейным причинам. 36 508 (18,3%) решили учиться в университетах Старого Света, которые по-прежнему довольно высоко котируются в мире. 40 839 (20,5%) американцев пересекли океан в поисках работы. Остальные 100 620 (50,5%) числятся в докладе Eurostat как переехавшие по неуказанным причинам.

Забытые американцы

Год назад на карте Ближнего Востока появилась очередная горячая точка — Йемен. Когда на юге Аравийского полуострова началась интервенция Саудовской Аравии, иностранные государства в срочном порядке приступили к эвакуации соотечественников.

В отличие от России, Китая, Пакистана, Сомали, Иордании и Турции госдеп США отвечал на обращения и просьбы своих граждан отписками. В лучшем случае дипломаты подсказывали им, в посольства каких стран следует обращаться, чтобы быстрее покинуть горячую точку, а в худшем — просто советовали проявлять максимум осторожности и бдительности.
В результате оказания такой «помощи» 41 человек обратился в суд с массовым иском к госдепу и Министерству обороны США. Истцы обвинили представителей власти в том, что им не помогли вернуться домой, бросили в беде. В числе ответчиков числятся и госсекретарь Джон Керри с министром обороны Эштоном Картером.

В госдепе неофициально объяснили свое решение опасениями, что скопление большого количества американских граждан спровоцирует теракты, но адвокаты истцов отнеслись к этому объяснению как к отговорке. Они напомнили 2006 год, когда во время войны между Израилем и «Хезболлой» госдеп эвакуировал из Ливана более 15 тыс. американских граждан без единого теракта.

Скандалы, подобные «йеменскому», по мнению экспертов, будут происходить все чаще. Для развитых стран главной проблемой является не эмиграция, а иммиграция. Конечно, нет правил без исключений. В некоторых богатых странах проблема эмиграции тоже стоит остро даже на фоне сотен тысяч выходцев из стран Африки и Азии, устремившихся в Европу в поисках лучшей жизни. Такие страны, как Франция, Испания, Италия, Ирландия и Португалия активно работают со своими диаспорами, находящимися в других государствах. Они тщательно ведут учет численности уехавших и уговаривают их вернуться. Правительство Италии, к примеру, значительно облегчило возможность получения гражданства для потомков итальянцев, покинувших когда-то Апеннины. Есть, конечно, страны с индивидуальными особенностями. Например, Израиль, Армения и Тайвань сохраняют прочные связи со своими диаспорами.

Иммиграция давно стала в Америке политической проблемой. Республиканцы и демократы постоянно обсуждают, сколько иностранных граждан они могут принять, выходцам из каких стран следует отдавать предпочтение, какой должна быть их квалификация. Дональд Трамп, к примеру, предложил отгородиться от Мексики стеной и временно запретить въезд на территорию США мусульманам.

Иммигрантам уделяется повышенное внимание, а эмигранты находятся в положении бедных родственников. Американские власти даже не знают точного количества уезжающих из страны.

О многом говорит и путаница в терминах. Как их только не называют: и диаспорой, хотя технически этот термин относится к тем, кого вынудили покинуть родину и жить на чужбине; и экспатами, несмотря на то, что по определению этим словом называют людей, не только покинувших родину, но и отказавшихся от гражданства; и наконец просто эмигрантами.
Конечно, американская диаспора важна и для американской культуры, и для пропаганды американского образа жизни, и для американской экономики, и для укрепления авторитета в мире. Миллионы экспатов, именно такое название наиболее распространено в США, являются неофициальными дипломатами, способными улучшить имидж страны.

Сколько американцев уезжает из страны?

Всем известно, сколько людей въезжает в Америку. По последним данным, сейчас в США находятся 41,3 млн иностранцев, включая нелегалов. Однако никто точно не знает, сколько людей из Америки уезжает. «Не существует точных данных о количестве американцев, живущих за границей, — заявил в Конгрессе США в 2001 году представитель Бюро переписи населения США. — Мы не можем подсчитать численность американцев, живущих за границей».

За прошедшие полтора десятилетия в этом вопросе ничего не изменилось. Официально никто по-прежнему не интересуется тем, сколько американцев покидает родину. Их точный учет никто не ведет, хотя данные эти не только интересны, но и важны.

В отличие от правительств большинства стран, американские власти не требуют от сограждан регистрации по месту жительства. Нет у правительства США и федеральной базы данных, в которую заносились бы сведения об отъезжающих. Неудивительно, что данные по численности эмигрантов из разных источников отличаются. Причем, разброс велик — от 2,2 до 6,8 млн человек.

Максимальную оценку дает госдеп на основе данных американских посольств, консульств и других ведомств. По состоянию на конец 2014 года, эта цифра составляла — 6,8 млн человек. По сравнению с 2013 годом она выросла на полмиллиона.
Федеральная программа помощи при голосовании (FVAP), которая помогает участвовать в выборах американцам, находящимся за рубежом, насчитывает от 4,5 до 6,5 млн экспатов. В 1976 году экспаты добились права голосовать заграницей. На выборах 2008 года на избирательные участки в других странах пришли 273 тыс. переселенцев. В 2012 году эта цифра увеличилась на 5 тыс. человек.

Зарубежная Американская академия, занимающаяся вопросами образования американских граждан в других странах, оценивает число американцев, живущих заграницей, в 3,6 млн человек.

Получить определенное представление об американской диаспоре можно и при помощи данных Всемирного банка и Отдела ООН по народонаселению (UNPD). Однако они учитывают лишь тех, кто родился в США и живет заграницей. В эту статистику не попадают те, кто считают себя американцами, но не родились в США и никогда там не жили. По данным ВБ и UNPD, за рубежом проживает 2,2 и 2,8 млн американцев соответственно.

Где живет и чем занимается американская диаспора?

Нынешние экспаты следуют старой европейской традиции: если на «старой родине» дела идут плохо, народ собирает вещи и отправляется за океан искать новые возможности. Сейчас, когда в США хватает экономических проблем, происходит примерно то же самое. Только с точностью наоборот. Молодые американцы двигаются в обратном направлении.

У многих стран диаспоры небольшие и имеются в ограниченном количестве государств. Яркий пример — Португалия, граждане которой спасались от кризиса 2009 года в бывших колониях: Анголе, Мозамбике и Бразилии. У Вашингтона ситуация и масштабы, конечно, иные. Американская диаспора «расползлась» более чем на 100 стран. При этом две трети американцев, живущих заграницей, осели, по данным Всемирного банка, в 10 странах.

Три главные причины, по которым американцы покидают родину, это семейные обстоятельства, работа и учеба. После 1991 года численность молодых американцев, обучающихся за границей, утроилась. Подавляющее большинство студиозов после учебы возвращается домой с новыми знаниями и связями за рубежом.

Каждый пятый из живущих заграницей американцев преподает на чужбине английский язык. Примерно столько же составляют люди, работающие в коммуникационном бизнесе и сфере высоких технологий. Немало среди экспатов и ветеранов вооруженных сил, служивших за границей. Они женились на местных жительницах и после ухода в отставку остались жить там, где служили.

Есть среди экспатов и пенсионеры, решившие провести остаток дней подальше от родины. Достаточно много и представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, живущих с партнерами из-за границы.

В основном, граждане США едут в англоязычные страны, в государства, которые являются политическими союзниками США и которые сами поставляют в Америку много иммигрантов, т. е имеют в США многочисленные диаспоры. В таких странах американцам легче найти работу и завести необходимые связи при помощи, скажем, родного языка, сотрудничества на уровне правительств и НПО.

Четверть американских эмигрантов, порядка 670 тыс. человек, живут в Мексике. Многие из них имеют мексиканское происхождение и корни.

14 поправка значительно увеличивает численность экспатов, потому что такие американцы, даже возвращаясь на родину родителей, формально остаются гражданами США. Для того, чтобы и дети этих американских граждан, родившиеся за рубежом, тоже получили гражданство США, необходимо их как минимум пятилетнее проживание на территории Америки.
На втором месте по популярности у американских эмигрантов Канада. По соседству предпочитают жить 308 тыс. американцев. В десятку наиболее популярных у граждан США входят также Великобритания (212 тыс.), Пуэрто-Рико (200 тыс.), Германия (144 тыс.), Австралия (89 тыс.), Япония (56 тыс.), Израиль (55 тыс.), Южная Корея (53 тыс.) и Франция (49 тыс.).

Если учитывать пропорциональную численность американской диаспоры по отношению к местному населению, то самая большая — свыше 5% она на Гуаме, Каймановых островах, Бермудах, в Американском Самоа и Пуэрто-Рико.

В прошлом уникальной в этом отношении была Венесуэла. Когда-то родившиеся в Америке граждане составляли почти 13% численности ее населения. Сейчас эта цифра снизилась до 3,7%.

Быстро растет численность американцев, уезжающих жить в Европу. В Исландии, например, за последние полвека она увеличилась с 0,15% от численности местного населения в 1960 году до 0,8% в 2013; в Норвегии — с 0,25 до 0,45%; в Швеции — с 0,12 до 0,2%; в Соединенном Королевстве — с 0,23 до 0,33%.

Если говорить о богатых странах, то, за исключением минигосударств типа Монако и Сан-Марино, нет стран, где американцы составляли бы более 1% от численности местного населения.

И еще один любопытный статистический факт — единственной страной в мире, где американская диаспора многочисленнее диаспоры этой страны в Америке, является Австралия.

Американские экспаты, как правило, сохраняют прочные этнические, религиозные или родственные связи на своей новой родине. Это заметно не только в Мексике, но и в Японии, Израиле и Южной Корее. Если какая-то диаспора возникает в США, то со временем появляется американская диаспора и в той стране, откуда уехали новоиспеченные американцы. Речь идет о взаимодействии между диаспорами и взаимном влиянии. Диаспоры как бы подпитывают друг друга…

Проблема американской эмиграции еще недостаточно изучена. Америка продолжает оставаться страной иммигрантов, но поток людей, двигающихся в противоположном направлении, растет с каждым годом и эта тенденция в ближайшем будущем едва ли изменится.

Специалисты считают, что, если Налоговая служба США будет продолжать свирепствовать так же, как сейчас, то численность американцев, исправно заполняющих налоговые декларации, будет быстро уменьшаться, а количество тех, кто отказывается от американского гражданства, — расти.

Забытые американцы

“Они нам не друзья”

Призывы ограничить латиноамериканскую миграцию раздаются в США не одно десятилетие. Еще при президенте-республиканце Джордже Буше — младшем (2001–2009) разрабатывались первые проекты строительства стены на границе с Мексикой. В 2015 году идею подхватил Дональд Трамп, придавший ей гротескный оборот. Политик дал обещание, что расходы на возведение стены возьмет на себя само мексиканское правительство. Предлагалось введение особого налога на товары, которые экспортирует в Соединенные Штаты Мехико.

Избирательная кампания Трампа прошла под знаком резкой антимексиканской риторики. Выступая 16 июня 2015 года в Нью-Йорке, миллиардер заявил: “Когда Мексика присылает нам сюда людей, то это далеко не лучший человеческий материал. Она отправляет сюда тех, кто создает проблемы. Эти люди приносят с собой наркотики. С их приходом число преступлений растет. Еще это насильники”.

В другом выступлении республиканец утверждал, что мексиканцы систематически “насмехаются” над США. “Этих людей нельзя считать нашими друзьями”, — заключил будущий президент.

Выпады Трампа возмутили многих в США, но, к удивлению политологов, не помешали ему набирать рейтинг. Так окончательно стало ясно, что использование антимексиканской карты — выгодный ход в предвыборной борьбе.

Избирательная кампания Трампа прошла под знаком резкой антимексиканской риторики. Выступая 16 июня 2015 года в Нью-Йорке, миллиардер заявил: “Когда Мексика присылает нам сюда людей, то это далеко не лучший человеческий материал. Она отправляет сюда тех, кто создает проблемы. Эти люди приносят с собой наркотики. С их приходом число преступлений растет. Еще это насильники”.

История иммиграции

Наплыв иммигрантов заставил старожилов Нового Света думать о путях противодействия беспрепятственному доступу новых переселенцев на территорию Америки. В 1639 году английские колониальные власти запретили переселяться в североамериканские колонии преступникам и нищим. Однако это эмбарго большого влияния не возымело. Через девять лет после обретения независимости, Конгресс США дал безоговорочное право президенту высылать из страны «опасных иностранцев». В 1808 году был перекрыт другой канал прибытия новых жителей – был запрещен ввоз рабов в Соединенные Штаты.

Первый законодательный акт, целенаправленно ограничивающий иммиграцию в страну, был принят в 1875 году: в США было запрещено переселяться людям, ранее совершавшим преступления, и проституткам. В 1882 году был принят позорный закон, запрещавший этническим китайцам переселяться в США. Тем китайцам, которые на тот момент уже проживали в США, было запрещено претендовать на американское гражданство. Этот закон был принят из-за наплыва китайских рабочих (кули), которые считались самой дешевой рабочей силой и которых привлекали для строительства железных дорог. Законодатели США посчитали, что присутствие китайцев негативно влияет на уровень безработицы и зарплаты «коренных» американцев. Только в 1943 году этот закон был отменен. По иронии судьбы этнические китайцы ныне составляют одну из наиболее многочисленных и влиятельных общин в США.

Первый закон об иммиграции был принят в 1882 году. Он предусматривал установление контроля за «качеством» иммигрантов (подразумевалось, что страна нуждается в трудолюбивых специалистах, а не бездельниках), а также запрещал въезд душевнобольных и психически недоразвитых людей. Этот закон также установил налог в 50 центов на каждого прибывающего иммигранта. Эта сумма позднее возросла до 2 долларов, а потом до 8. Фактически, этот налог существует и поныне, однако теперь он считается консульским сбором, необходимым для оформления визы.

Наплыв иммигрантов начал восприниматься как угроза экономике США, и поэтому в 1891 году был принят другой закон, который прибавил к «черному» списку больных*, неимущих и многоженцев. Закон также установил процедуру обязательного медицинского осмотра новоприбывших иммигрантов, существующую и поныне (начиная с 1990-х годов, в США запрещен въезд ВИЧ-инфицированных). Эти меры снизили уровень иммиграции в США, однако не надолго. В начале ХХ века Америку захлестнула новая волна переселенцев. На этот раз власти отказали во въезде в страну эпилептикам, больным туберкулезом, сумасшедшим, попрошайкам, анархистам и лицам, обладающим умственной и физической неполноценностью, которая «может повлиять на их способность зарабатывать на жизнь». В 1917 году США поставили барьер перед индусами, бирманцами, таиландцами, малайцами, арабами и афганцами.

* В перечень болезней, не дававших права на переселение в США, вошли туберкулез, сифилис и трахома.

В 1924 году было введено принципиально новое ограничение. Власти США предоставили гражданам каждой страны квоту на иммиграцию. Квота определялась по результатам очередной переписи населения. В 1934 году Филиппины, ранее бывшие колонией США, обрели независимость. Тогда же для филиппинцев, ранее считавшихся американцами, ввели ограничения на переезд в США – не более 50 человек в год.

С некоторыми изменениями система квот действует и поныне. Несмотря на то, что экономический кризис «Великая депрессия» 1930-х годов значительно уменьшил поток иммигрантов в США, с началом Второй мировой войны только в 1940 году в Америку переехали более 1 млн человек из Европы.

В 1950 году в США был запрещен въезд коммунистов. Однако самым важным законом, который окончательно основал иммиграционную систему США, стал Закон о национальности и иммиграции (Immigration and Nationality Act), принятый в 1952 году. Этот закон создал систему квот, «категорий въезда», зафиксировал причины, по которым иммигрант может быть выслан из страны, и ввел более строгие параметры контроля за «качеством» иммигрантов.

В 1962 году (после революции на Кубе и массового бегства кубинцев с острова Свободы) США впервые установили политику финансовой поддержки беженцев – ранее все иммигранты могли рассчитывать лишь на себя, своих родственников и благотворительные организации. Позже США начали принимать беженцев из Юго-Восточной Азии, Китая, а с конца 1970-х годов – из СССР.

В 1965 году Конгресс США создал «систему преференции», целью которой было привлечение квалифицированных рабочих и профессионалов в США. Был принят Закон об Иммиграции. Этот закон установил правила переселения в США. После принятия этого закона коренным образом изменилась структура иммиграции. До 1965 года в большинстве своем иммигрантами были европейцы, после – стали жители Латинской Америки и Азии. Кроме того, число иммигрантов резко увеличилось. В 1965 году их было 297 тыс., в 2000 – 850 тыс.

В 1980 году был принят особый закон о беженцах (Refugee Act), установивший правила приема беженцев. Закон о национальности и иммиграции претерпел некоторые изменения в 1990 году. Была основана специальная комиссия, которая наблюдала и анализировала влияние иммиграции на социальную и экономическую жизнь страны, а также оценивала, насколько эффективно действуют иммиграционные законы США. В 1994 году президент США Билл Клинтон подписал закон, согласно которому иностранцы, прибывшие в Соединенные Штаты без каких-либо документов, могут быть немедленно высланы из страны, за исключением тех случаев, если они обращаются с просьбой о предоставлении политического убежища и (или) докажут, что в случае возвращения в родную страну им грозят преследования по расовому, религиозному, национальному и т.п. признаку.

После террористических атак 11 сентября 2001 года иммиграционные нормы и требования стали особенно строгими. Продолжительность туристической поездки была сокращена до 30-ти дней. Ужесточились правила пребывания в США иностранных студентов. Правоохранительным органам было дано право арестовывать людей за нарушение иммиграционных законов – прежде этим занимались иммиграционные службы США. Однако самой большой переменой в иммиграционной системе США стал факт ликвидации Службы иммиграции и натурализации с последующей интеграцией этой структуры в новое Министерство национальной безопасности.

Опросы общественного мнения показывают, что теракты 11 сентября также заставили многих американцев пересмотреть свои взгляды на иммиграцию, несмотря на то, что каждый десятый из них – иммигрант в первом поколении. Ныне большинство жителей США выступают за сокращение иммиграции и лишь 10. 15% считают необходимым ее увеличить.

Несмотря на введение более жестких правил доступа иммигрантов в США и экономические трудности, переживаемые американской экономикой, наплыв переселенцев не особо уменьшился. По данным Центра исследований иммиграции, только за период с 2000 по 2002 год в столице США Вашингтоне и ее ближайших окрестностях поселилось 175 тыс. новых иммигрантов.

Каждая новая волна иммигрантов сталкивалась с предубеждениями со стороны старожилов. В середине XIX века всех ирландских иммигрантов считали пьяницами. В начале ХХ века бытовало мнение, что поляки, русские, евреи и итальянцы слишком отличаются от местного населения, их обычаи и традиции имеют мало общего с нравами американцев, поэтому у них крайне мало шансов удачно влиться в американское общество. Ныне аналогичные обвинения адресуются выходцам из стран Азии и Латинской Америки.

История иммиграции

Наплыв иммигрантов заставил старожилов Нового Света думать о путях противодействия беспрепятственному доступу новых переселенцев на территорию Америки. В 1639 году английские колониальные власти запретили переселяться в североамериканские колонии преступникам и нищим. Однако это эмбарго большого влияния не возымело. Через девять лет после обретения независимости, Конгресс США дал безоговорочное право президенту высылать из страны «опасных иностранцев». В 1808 году был перекрыт другой канал прибытия новых жителей – был запрещен ввоз рабов в Соединенные Штаты.

Первый законодательный акт, целенаправленно ограничивающий иммиграцию в страну, был принят в 1875 году: в США было запрещено переселяться людям, ранее совершавшим преступления, и проституткам. В 1882 году был принят позорный закон, запрещавший этническим китайцам переселяться в США. Тем китайцам, которые на тот момент уже проживали в США, было запрещено претендовать на американское гражданство. Этот закон был принят из-за наплыва китайских рабочих (кули), которые считались самой дешевой рабочей силой и которых привлекали для строительства железных дорог. Законодатели США посчитали, что присутствие китайцев негативно влияет на уровень безработицы и зарплаты «коренных» американцев. Только в 1943 году этот закон был отменен. По иронии судьбы этнические китайцы ныне составляют одну из наиболее многочисленных и влиятельных общин в США.

Первый закон об иммиграции был принят в 1882 году. Он предусматривал установление контроля за «качеством» иммигрантов (подразумевалось, что страна нуждается в трудолюбивых специалистах, а не бездельниках), а также запрещал въезд душевнобольных и психически недоразвитых людей. Этот закон также установил налог в 50 центов на каждого прибывающего иммигранта. Эта сумма позднее возросла до 2 долларов, а потом до 8. Фактически, этот налог существует и поныне, однако теперь он считается консульским сбором, необходимым для оформления визы.

Читайте также:  Отзыв о поездке в США в 1967 году политического обозревателя

Наплыв иммигрантов начал восприниматься как угроза экономике США, и поэтому в 1891 году был принят другой закон, который прибавил к «черному» списку больных*, неимущих и многоженцев. Закон также установил процедуру обязательного медицинского осмотра новоприбывших иммигрантов, существующую и поныне (начиная с 1990-х годов, в США запрещен въезд ВИЧ-инфицированных). Эти меры снизили уровень иммиграции в США, однако не надолго. В начале ХХ века Америку захлестнула новая волна переселенцев. На этот раз власти отказали во въезде в страну эпилептикам, больным туберкулезом, сумасшедшим, попрошайкам, анархистам и лицам, обладающим умственной и физической неполноценностью, которая «может повлиять на их способность зарабатывать на жизнь». В 1917 году США поставили барьер перед индусами, бирманцами, таиландцами, малайцами, арабами и афганцами.

* В перечень болезней, не дававших права на переселение в США, вошли туберкулез, сифилис и трахома.

В 1924 году было введено принципиально новое ограничение. Власти США предоставили гражданам каждой страны квоту на иммиграцию. Квота определялась по результатам очередной переписи населения. В 1934 году Филиппины, ранее бывшие колонией США, обрели независимость. Тогда же для филиппинцев, ранее считавшихся американцами, ввели ограничения на переезд в США – не более 50 человек в год.

С некоторыми изменениями система квот действует и поныне. Несмотря на то, что экономический кризис «Великая депрессия» 1930-х годов значительно уменьшил поток иммигрантов в США, с началом Второй мировой войны только в 1940 году в Америку переехали более 1 млн человек из Европы.

В 1950 году в США был запрещен въезд коммунистов. Однако самым важным законом, который окончательно основал иммиграционную систему США, стал Закон о национальности и иммиграции (Immigration and Nationality Act), принятый в 1952 году. Этот закон создал систему квот, «категорий въезда», зафиксировал причины, по которым иммигрант может быть выслан из страны, и ввел более строгие параметры контроля за «качеством» иммигрантов.

В 1962 году (после революции на Кубе и массового бегства кубинцев с острова Свободы) США впервые установили политику финансовой поддержки беженцев – ранее все иммигранты могли рассчитывать лишь на себя, своих родственников и благотворительные организации. Позже США начали принимать беженцев из Юго-Восточной Азии, Китая, а с конца 1970-х годов – из СССР.

В 1965 году Конгресс США создал «систему преференции», целью которой было привлечение квалифицированных рабочих и профессионалов в США. Был принят Закон об Иммиграции. Этот закон установил правила переселения в США. После принятия этого закона коренным образом изменилась структура иммиграции. До 1965 года в большинстве своем иммигрантами были европейцы, после – стали жители Латинской Америки и Азии. Кроме того, число иммигрантов резко увеличилось. В 1965 году их было 297 тыс., в 2000 – 850 тыс.

В 1980 году был принят особый закон о беженцах (Refugee Act), установивший правила приема беженцев. Закон о национальности и иммиграции претерпел некоторые изменения в 1990 году. Была основана специальная комиссия, которая наблюдала и анализировала влияние иммиграции на социальную и экономическую жизнь страны, а также оценивала, насколько эффективно действуют иммиграционные законы США. В 1994 году президент США Билл Клинтон подписал закон, согласно которому иностранцы, прибывшие в Соединенные Штаты без каких-либо документов, могут быть немедленно высланы из страны, за исключением тех случаев, если они обращаются с просьбой о предоставлении политического убежища и (или) докажут, что в случае возвращения в родную страну им грозят преследования по расовому, религиозному, национальному и т.п. признаку.

После террористических атак 11 сентября 2001 года иммиграционные нормы и требования стали особенно строгими. Продолжительность туристической поездки была сокращена до 30-ти дней. Ужесточились правила пребывания в США иностранных студентов. Правоохранительным органам было дано право арестовывать людей за нарушение иммиграционных законов – прежде этим занимались иммиграционные службы США. Однако самой большой переменой в иммиграционной системе США стал факт ликвидации Службы иммиграции и натурализации с последующей интеграцией этой структуры в новое Министерство национальной безопасности.

Опросы общественного мнения показывают, что теракты 11 сентября также заставили многих американцев пересмотреть свои взгляды на иммиграцию, несмотря на то, что каждый десятый из них – иммигрант в первом поколении. Ныне большинство жителей США выступают за сокращение иммиграции и лишь 10. 15% считают необходимым ее увеличить.

Несмотря на введение более жестких правил доступа иммигрантов в США и экономические трудности, переживаемые американской экономикой, наплыв переселенцев не особо уменьшился. По данным Центра исследований иммиграции, только за период с 2000 по 2002 год в столице США Вашингтоне и ее ближайших окрестностях поселилось 175 тыс. новых иммигрантов.

Каждая новая волна иммигрантов сталкивалась с предубеждениями со стороны старожилов. В середине XIX века всех ирландских иммигрантов считали пьяницами. В начале ХХ века бытовало мнение, что поляки, русские, евреи и итальянцы слишком отличаются от местного населения, их обычаи и традиции имеют мало общего с нравами американцев, поэтому у них крайне мало шансов удачно влиться в американское общество. Ныне аналогичные обвинения адресуются выходцам из стран Азии и Латинской Америки.

Американский исход: рекордное число американцев отказывается от гражданства США

Сколько людей въезжает в Америку, хорошо известно. Количество же уезжающих американцев для федеральных чиновников — тайна за семью печатями. Но это не мешает правительству США уже более полувека (с 1962 года) требовать от каждого американца, где бы он ни находился, предоставлять налоговую декларацию и уплачивать налоги.

Бегом от налогов

Последние годы быстро растет число отказов от американского гражданства. Налоговая служба ежеквартально публикует The Federal Register, список американцев, сдавших паспорта. Отказываться от паспортов в массовом порядке граждане США начали после 2009 года. Главная причина — принятый Конгрессом в 2010 году и вступивший в силу 1 июля 2014 года закон «О налогообложении иностранных счетов» (FATCA). Он требует от зарубежных финансовых организаций и, в первую очередь, банков сообщать американским налоговикам о доходах своих клиентов, являющихся гражданами США. Нарушителям FATCA угрожают крупные штрафы и изоляция от мировой финансовой системы, что для многих из них смерти подобно.

Согласно опросу, выполненному по заказу консалтинговой компании deVere Group, трое из каждых четырех экспатов (73%), намерены сдать синие паспорта граждан США. FATCA направлен, главным образом, против состоятельных американцев, которые не желают платить налоги. Однако сильнее всего этот закон бьет по среднему классу.

Полтора века двойное налогообложение распространялось только на богачей, тех, чей годовой доход превышает 106 тыс. долларов. Сейчас мытари требуют, чтобы налоги платили все американцы независимо от доходов.

Жители США в основной массе очень законопослушны. Возможно, поэтому правительство заставляет их платить налоги независимо от того, где они проживают, т. е. дважды. Такая система налогообложения, кроме Америки, существует еще в одной стране планеты — Эритрее.

Тысячи американцев, проживающих за границей, ответили на вступление FATCA в силу отказом от гражданства и массовой сдачей паспортов. Госдеп не остался в долгу: он не выдает «отказникам» визы, когда они хотят посетить бывшую родину.
«Я очень горжусь тем, что американка, — рассказала корреспонденту ВВС в Париже некая Джейн, которая сейчас находится в процессе отказа от гражданства, — и никогда не думала, что дело дойдет до этого. Если бы не FATCA, я бы никогда не пошла на это. Никогда и ни за что! Мне сейчас очень тяжело…»

Процесс отказа от гражданства, по словам Джейн, прожившей в Париже 30 лет, унижает человеческое достоинство. Во-первых, он проходит в посольстве США на глазах других американцев, которые, естественно, относятся к «отказникам» как к предателям. Во-вторых, имена и фамилии всех «отказников» публикуются в Federal Register. Ну и в-третьих, отказ дорог в прямом смысле этого слова. Пять лет назад стоимость процедуры составляла около 450 долларов. С 2014 года она выросла до 2350. Сейчас в Америке самая высокая в мире стоимость сдачи паспорта. В России, например, это можно сделать за 31 доллар.

Правительство США собрало с «отказников» за полтора года $ 12,6 млн, сообщает CNN. Это в два с лишним раза больше, чем было собрано за шесть предыдущих лет. Для оформления всех требуемых для отказа бумаг необходима помощь адвокатов и бухгалтеров. Их услуги обойдутся еще как минимум в $ 20 тыс.

Благодаря FATCA жизнь экспатов стала не только значительно дороже, но и усложнилась. Американцам, например, сейчас нелегко найти банк. Многие банки просто отказываются обслуживать граждан США, опасаясь неприятностей и штрафов от властей США.

Показателен в этом отношении пример парижанина по имени Фабьен. Он — француз и всю сознательную жизнь прожил во Франции. Фабьен не говорит по-английски, у него нет за океаном ни одного знакомого или друга. Отец привез его во Францию, когда ему исполнилось полтора года. Однако благодаря тому обстоятельству, что родился он в Калифорнии, Фабьен автоматически подпадает под действие FATCA. Согласно 14 поправке к конституции США, гражданином США считается любой человек, родившийся на территории Америки независимо от статуса или национальности родителей.
После вступления в силу закона о налогообложении банк потребовал у Фабьена или официально оформленный отказ от гражданства США, или номер социального страхования. Ни того, ни другого у него нет. Сейчас ему, очевидно, тоже придется официально отказываться от гражданства США. При этом, кроме стоимости отказа, Фабьену придется заплатить налог за два года и существенную пеню.

По статистике, экспаты составляют менее 1% от численности всех американцев. Конечно, тех, кто отказывается от американского гражданства, значительно меньше. Но сам факт того, что желающих порвать с Америкой навсегда с каждым годом становится все больше, не может не настораживать американские власти.

В 2009 году число «отказников» выросло втрое по сравнению с предыдущим годом — 742 и 231 человек соответственно. В 2010 году их стало уже 1534 человека. Еще один большой скачок был зафиксирован и в 2013 году — 3000 «отказников». Это втрое больше по сравнению с предыдущим годом (2012 — 933).

«Отказники» бьют уже третий рекорд кряду. Рекорд 2014 года, составлявший 3415 человек, был побит в прошлом году. В 2015 году, по данным Минфина США, синие паспорта сдали 4279 американцев. Это на 20% больше, чем годом ранее и в 18,5 раз больше, чем в 2008 г.

Армия «предателей», как нередко называют в Америке тех, кому дым отечества горек и неприятен, растет пугающими темпами. Главной причиной отказа является, конечно, не предательство, а чересчур энергичная, по убеждению десятков миллионов американцев, деятельность Налоговой службы США, объявившей шесть лет назад охоту за неплательщиками налогов. Она была начата после того, как крупнейший банк Швейцарии UBS признался, что помогал богатым американцам прятать деньги заграницей. Швейцарские банкиры в итоге заплатили штраф в размере $ 780 млн и передали американским налоговикам информацию по 4400 счетам граждан США.

Американским мытарям есть чем гордиться. В 2010−14 годах благодаря им более 43 тыс. нарушителей налогового законодательства были вынуждены заплатить в казну свыше $ 6 млрд недоимок, пень и штрафов. Против лиц, уклоняющихся от уплаты налогов, было возбуждено свыше 100 судебных дел. В том числе и громких. Взять, к примеру, дело изобретателя популярных плюшевых игрушек Beanie Babies Ти Уорнера. Он признал себя виновным в неуплате налогов, в том, что держал деньги на счету в швейцарском банке, и заплатил большой штраф.

Многих экспатриантов, в основном, представителей среднего класса, возмущает не только «свирепость» налоговых инспекторов, но и несправедливость, по их мнению, налогового законодательства. Им приходится платить больше, относительно, конечно, чем миллионерам, которые ловко пользуются налоговой амнистией. Достаточно сказать, что неплательщик, на счету которого лежат скромные 45 тыс. незадекларированных долларов, заплатит почти в 6(!) раз больше этой суммы. Те же, кто прячет более $ 7 млн, заплатят лишь в 3 раза больше.

Из Нового Света в Старый

Согласно данным Eurostat, страны ЕС выдали в 2014 году 2,3 млн видов на жительство. Казалось бы, ничего удивительного в этом нет, особенно в свете прошлогодних событий с мигрантами из Африки и Азии. Однако в 2014 году беженцев из стран третьего мира было на порядок меньше. Кто же стал главным поставщиком «новых европейцев»? С большим отрывом в позапрошлом году лидировали украинцы (302 800 человек). Не очень удивляет и третье место, занятое бывшими жителями Поднебесной (169 700). Второе место заняли США, жители которых известны патриотизмом. Из «самой лучшей» страны на планете в Европу в 2014 году уехали 199 200 американцев. Почти 70% из них решили жить в Великобритании.

Официально 21 277 (10,7%) американцев приехали в Европу по семейным причинам. 36 508 (18,3%) решили учиться в университетах Старого Света, которые по-прежнему довольно высоко котируются в мире. 40 839 (20,5%) американцев пересекли океан в поисках работы. Остальные 100 620 (50,5%) числятся в докладе Eurostat как переехавшие по неуказанным причинам.

Забытые американцы

Год назад на карте Ближнего Востока появилась очередная горячая точка — Йемен. Когда на юге Аравийского полуострова началась интервенция Саудовской Аравии, иностранные государства в срочном порядке приступили к эвакуации соотечественников.

В отличие от России, Китая, Пакистана, Сомали, Иордании и Турции госдеп США отвечал на обращения и просьбы своих граждан отписками. В лучшем случае дипломаты подсказывали им, в посольства каких стран следует обращаться, чтобы быстрее покинуть горячую точку, а в худшем — просто советовали проявлять максимум осторожности и бдительности.
В результате оказания такой «помощи» 41 человек обратился в суд с массовым иском к госдепу и Министерству обороны США. Истцы обвинили представителей власти в том, что им не помогли вернуться домой, бросили в беде. В числе ответчиков числятся и госсекретарь Джон Керри с министром обороны Эштоном Картером.

В госдепе неофициально объяснили свое решение опасениями, что скопление большого количества американских граждан спровоцирует теракты, но адвокаты истцов отнеслись к этому объяснению как к отговорке. Они напомнили 2006 год, когда во время войны между Израилем и «Хезболлой» госдеп эвакуировал из Ливана более 15 тыс. американских граждан без единого теракта.

Скандалы, подобные «йеменскому», по мнению экспертов, будут происходить все чаще. Для развитых стран главной проблемой является не эмиграция, а иммиграция. Конечно, нет правил без исключений. В некоторых богатых странах проблема эмиграции тоже стоит остро даже на фоне сотен тысяч выходцев из стран Африки и Азии, устремившихся в Европу в поисках лучшей жизни. Такие страны, как Франция, Испания, Италия, Ирландия и Португалия активно работают со своими диаспорами, находящимися в других государствах. Они тщательно ведут учет численности уехавших и уговаривают их вернуться. Правительство Италии, к примеру, значительно облегчило возможность получения гражданства для потомков итальянцев, покинувших когда-то Апеннины. Есть, конечно, страны с индивидуальными особенностями. Например, Израиль, Армения и Тайвань сохраняют прочные связи со своими диаспорами.

Иммиграция давно стала в Америке политической проблемой. Республиканцы и демократы постоянно обсуждают, сколько иностранных граждан они могут принять, выходцам из каких стран следует отдавать предпочтение, какой должна быть их квалификация. Дональд Трамп, к примеру, предложил отгородиться от Мексики стеной и временно запретить въезд на территорию США мусульманам.

Иммигрантам уделяется повышенное внимание, а эмигранты находятся в положении бедных родственников. Американские власти даже не знают точного количества уезжающих из страны.

О многом говорит и путаница в терминах. Как их только не называют: и диаспорой, хотя технически этот термин относится к тем, кого вынудили покинуть родину и жить на чужбине; и экспатами, несмотря на то, что по определению этим словом называют людей, не только покинувших родину, но и отказавшихся от гражданства; и наконец просто эмигрантами.
Конечно, американская диаспора важна и для американской культуры, и для пропаганды американского образа жизни, и для американской экономики, и для укрепления авторитета в мире. Миллионы экспатов, именно такое название наиболее распространено в США, являются неофициальными дипломатами, способными улучшить имидж страны.

Сколько американцев уезжает из страны?

Всем известно, сколько людей въезжает в Америку. По последним данным, сейчас в США находятся 41,3 млн иностранцев, включая нелегалов. Однако никто точно не знает, сколько людей из Америки уезжает. «Не существует точных данных о количестве американцев, живущих за границей, — заявил в Конгрессе США в 2001 году представитель Бюро переписи населения США. — Мы не можем подсчитать численность американцев, живущих за границей».

За прошедшие полтора десятилетия в этом вопросе ничего не изменилось. Официально никто по-прежнему не интересуется тем, сколько американцев покидает родину. Их точный учет никто не ведет, хотя данные эти не только интересны, но и важны.

В отличие от правительств большинства стран, американские власти не требуют от сограждан регистрации по месту жительства. Нет у правительства США и федеральной базы данных, в которую заносились бы сведения об отъезжающих. Неудивительно, что данные по численности эмигрантов из разных источников отличаются. Причем, разброс велик — от 2,2 до 6,8 млн человек.

Максимальную оценку дает госдеп на основе данных американских посольств, консульств и других ведомств. По состоянию на конец 2014 года, эта цифра составляла — 6,8 млн человек. По сравнению с 2013 годом она выросла на полмиллиона.
Федеральная программа помощи при голосовании (FVAP), которая помогает участвовать в выборах американцам, находящимся за рубежом, насчитывает от 4,5 до 6,5 млн экспатов. В 1976 году экспаты добились права голосовать заграницей. На выборах 2008 года на избирательные участки в других странах пришли 273 тыс. переселенцев. В 2012 году эта цифра увеличилась на 5 тыс. человек.

Зарубежная Американская академия, занимающаяся вопросами образования американских граждан в других странах, оценивает число американцев, живущих заграницей, в 3,6 млн человек.

Получить определенное представление об американской диаспоре можно и при помощи данных Всемирного банка и Отдела ООН по народонаселению (UNPD). Однако они учитывают лишь тех, кто родился в США и живет заграницей. В эту статистику не попадают те, кто считают себя американцами, но не родились в США и никогда там не жили. По данным ВБ и UNPD, за рубежом проживает 2,2 и 2,8 млн американцев соответственно.

Где живет и чем занимается американская диаспора?

Нынешние экспаты следуют старой европейской традиции: если на «старой родине» дела идут плохо, народ собирает вещи и отправляется за океан искать новые возможности. Сейчас, когда в США хватает экономических проблем, происходит примерно то же самое. Только с точностью наоборот. Молодые американцы двигаются в обратном направлении.

У многих стран диаспоры небольшие и имеются в ограниченном количестве государств. Яркий пример — Португалия, граждане которой спасались от кризиса 2009 года в бывших колониях: Анголе, Мозамбике и Бразилии. У Вашингтона ситуация и масштабы, конечно, иные. Американская диаспора «расползлась» более чем на 100 стран. При этом две трети американцев, живущих заграницей, осели, по данным Всемирного банка, в 10 странах.

Три главные причины, по которым американцы покидают родину, это семейные обстоятельства, работа и учеба. После 1991 года численность молодых американцев, обучающихся за границей, утроилась. Подавляющее большинство студиозов после учебы возвращается домой с новыми знаниями и связями за рубежом.

Каждый пятый из живущих заграницей американцев преподает на чужбине английский язык. Примерно столько же составляют люди, работающие в коммуникационном бизнесе и сфере высоких технологий. Немало среди экспатов и ветеранов вооруженных сил, служивших за границей. Они женились на местных жительницах и после ухода в отставку остались жить там, где служили.

Есть среди экспатов и пенсионеры, решившие провести остаток дней подальше от родины. Достаточно много и представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, живущих с партнерами из-за границы.

В основном, граждане США едут в англоязычные страны, в государства, которые являются политическими союзниками США и которые сами поставляют в Америку много иммигрантов, т. е имеют в США многочисленные диаспоры. В таких странах американцам легче найти работу и завести необходимые связи при помощи, скажем, родного языка, сотрудничества на уровне правительств и НПО.

Четверть американских эмигрантов, порядка 670 тыс. человек, живут в Мексике. Многие из них имеют мексиканское происхождение и корни.

14 поправка значительно увеличивает численность экспатов, потому что такие американцы, даже возвращаясь на родину родителей, формально остаются гражданами США. Для того, чтобы и дети этих американских граждан, родившиеся за рубежом, тоже получили гражданство США, необходимо их как минимум пятилетнее проживание на территории Америки.
На втором месте по популярности у американских эмигрантов Канада. По соседству предпочитают жить 308 тыс. американцев. В десятку наиболее популярных у граждан США входят также Великобритания (212 тыс.), Пуэрто-Рико (200 тыс.), Германия (144 тыс.), Австралия (89 тыс.), Япония (56 тыс.), Израиль (55 тыс.), Южная Корея (53 тыс.) и Франция (49 тыс.).

Если учитывать пропорциональную численность американской диаспоры по отношению к местному населению, то самая большая — свыше 5% она на Гуаме, Каймановых островах, Бермудах, в Американском Самоа и Пуэрто-Рико.

В прошлом уникальной в этом отношении была Венесуэла. Когда-то родившиеся в Америке граждане составляли почти 13% численности ее населения. Сейчас эта цифра снизилась до 3,7%.

Быстро растет численность американцев, уезжающих жить в Европу. В Исландии, например, за последние полвека она увеличилась с 0,15% от численности местного населения в 1960 году до 0,8% в 2013; в Норвегии — с 0,25 до 0,45%; в Швеции — с 0,12 до 0,2%; в Соединенном Королевстве — с 0,23 до 0,33%.

Если говорить о богатых странах, то, за исключением минигосударств типа Монако и Сан-Марино, нет стран, где американцы составляли бы более 1% от численности местного населения.

И еще один любопытный статистический факт — единственной страной в мире, где американская диаспора многочисленнее диаспоры этой страны в Америке, является Австралия.

Американские экспаты, как правило, сохраняют прочные этнические, религиозные или родственные связи на своей новой родине. Это заметно не только в Мексике, но и в Японии, Израиле и Южной Корее. Если какая-то диаспора возникает в США, то со временем появляется американская диаспора и в той стране, откуда уехали новоиспеченные американцы. Речь идет о взаимодействии между диаспорами и взаимном влиянии. Диаспоры как бы подпитывают друг друга…

Проблема американской эмиграции еще недостаточно изучена. Америка продолжает оставаться страной иммигрантов, но поток людей, двигающихся в противоположном направлении, растет с каждым годом и эта тенденция в ближайшем будущем едва ли изменится.

Специалисты считают, что, если Налоговая служба США будет продолжать свирепствовать так же, как сейчас, то численность американцев, исправно заполняющих налоговые декларации, будет быстро уменьшаться, а количество тех, кто отказывается от американского гражданства, — расти.

И еще один любопытный статистический факт — единственной страной в мире, где американская диаспора многочисленнее диаспоры этой страны в Америке, является Австралия.

Иммиграция

В 1971 впервые за все время в Италию начали иммигрировать. На 100 человек покидающих эту страну, появлялся 101 человек, иммигрирующий в Италию. Конечно, это смешные цифры, но они оставались стабильными и постепенно стали расти. Нужно учитывать, что возвращались итальянские эмигранты из других стран, об иностранных иммигрантах пока не шло речи.

В 1981 году появилась первая серьёзная цифра в итальянской статистики иммигрантов – 321.000 человек, среди которых, примерно треть находилась на ПМЖ, остальные находились на территории Италии временно. Через год прошло первое предложение в парламенте, о программе для легализации иммигрантов без вида на жительство в Италии. В 1986 году прошла первая легализация иностранцев в Италии (закон 943 от 30.12.1986). Новый закон давал всем иностранным работникам равные права с гражданами Италии.

В 1991 году количество иммигрантов в Италии удвоилось, достигнув цифры в 625.000 человек. В девяностые годы количество иммигрантов резко росло. В 1990 году впервые вышел закон, регламентирующий въезд иммигрантов квотами.

В 2001 году в Италии находилось 1.334.889 иммигрантов. Самые крупные диаспоры среди иммигрантов, были марокканская и албанская.

Согласно данным ISTAT, на территории Италии проживает 30.504 граждан России и 6.975 граждан Республики Беларусь, которые по количеству занимают 27 и 55 места соответственно.

Жизнь скандинавских девушек

Что касается скандинавских девушек — и крестьянских дочерей, и имевших более низкое социальное положение, — то они очень часто становились в Америке служанками. В самом этом факте нет ничего специфического, но ввиду особо большой доли женщин в скандинавской иммиграции он имел для нее весьма серьезное значение. Работать служанкой в Америке считалось и выгоднее и привлекательнее, чем в Швеции или Норвегии. Стиркой на чужих занимались и матери семейств. Количество домашних слуг (обоего пола) из скандинавских иммигрантов дается цензом 1870 г. в 11 тыс. Однако женская работа, особенно женские приработки, плохо учитывались и в общей и в местных переписях, и эту цифру (вероятно, преуменьшенную) следует считать еще менее точной, чем другие цифры ценза. В Калифорнии, где в начале 70-х годов завершение трансконтинентальной железной дороги вызвало экономический застой и мужчины лишались работы, спрос на домашнюю прислугу был тем не менее велик, и особенно ценились служанки-норвежки. На Среднем Западе, по выражению историка Фернеса, имена «Ингрид» и «Хельга» стали нарицательными в смысле «служанка» — как прежде на Северо-Востоке США ирландские имена «Бриджит» и «Нора».

Особенность скандинавской рабочей иммиграции заключалась в том, что значительная часть ее занималась в Америке привычными — и традиционными для Скандинавии — профессиями. Норвежские и шведские лесорубы, рыбаки, моряки, судостроители продолжали в новой стране заниматься своим делом, что облегчало им вживание в непривычную обстановку. «Морские» профессии влекли скандинавских иммигрантов на восточное, еще более — на западное побережье США, а также к Великим озерам, Там же, в районах Среднего и Дальнего Запада, находили работу скандинавские лесорубы, пильщики, мебельщики. По подсчетам У. Бейбома, в Чикаго, большом приозерном городе, значительная группа шведов занималась знакомым по Европе делом. Разумеется, рабочие этой категории должны были обладать определенной квалификацией. Численно эта категория возрастала по мере приближения к XX в.

Из подобных источников вырастали и более крупные предприятия. В том же Чикаго имелось несколько шведских агентств по найму, вероятно, того же пошиба, что и отмечавшиеся выше частные бюро по найму. В литературе начиная с грани XIX и XX вв. неоднократно упоминается крупная шведско-норвежская эмиграционная фирма Джонсона, которая продавала иммигрантам землю, а также железнодорожные и пароходные билеты и в очень большом количестве пересылала иммигрантские деньги в Скандинавию. Те же функции выполняли многочисленные мелкие и крупные норвежские, датские, шведские банки Среднего и Дальнего Запада. Описанная выше провалившаяся операция по вербовке шведских рабочих в Миннесоту была организована — по заданию американского железнодорожного магната Джея Кука — нью-йоркской шведской банкирской фирмой Свенсона. Все это явления того же порядка, что и система падроне в итальянской группе, но степень развития этой системы среди скандинавов неизмеримо меньше.

Жизнь скандинавов в США, занятость и профессии

Чтобы разобраться в жизни американо-скандинавской группы, нащупать место, занимавшееся ею в сложном этническом организме американского общества, нужно прежде всего представить себе ее социальное строение. Классовое ее деление отнюдь не совпадало с классовыми различиями среди скандинавских эмигрантов: в США они уже включались в классовую структуру американского общества.

Читайте также:  История антииммигрантских движений в США, классические труды

Вот несколько примеров. Один из информаторов Фл. Джансон, шведский крестьянин, получив письмо от соседа, переселившегося в Америку, в 1881 г. продал землю и эмигрировал, взяв с собой всю семью — детей, жену, родителей. В США они получили двойной гомстед (320 акров), подняли целину и успешно хозяйствовали. Гомстед в Монтане получил отец норвежско-американской писательницы Джоран Беркленд. После того он приобретал один земельный участок за другим то сам, то через подставных лиц. Эту жадность изголодавшегося по земле норвежского крестьянина показал в одном из своих героев также И. Бойер. Герой этот, бывший в Норвегии полунищим хузманом (арендатор-поденщик), в Америке все прикупал землю и увеличивал свое хозяйство, не щадя ни своих сил, ни сил жены и детей. Уже упоминавшаяся американская шведка — информатор исследовательницы Ф. Фьельстрем — вспоминала, что ее родители, приехавшие в Америку в 1877 г., приобрели гомстед в Южной Дакоте. Уже в наши дни корреспонденты «Правды» беседовали в Висконсине с «белокурым потомком шведов» — разоряющимся фермером.

Повседневная жизнь викингов

Исходное звено общественной системы Скандинавии 9 – 11 вв. – унаследованный от предшествующих столетий родовой коллектив, союз родичей объединяющий всю генеалогическую протяжённость мужских родственников. Каждый член коллектива был обязан отстаивать и защищать жизнь каждого из родичей, или мстить, или получать плату, законную виру за эту жизнь от убийцы и его рода. Родовой коллектив, объединявший родичей совокупностью взаимных прав и обязанностей, обеспечивающих существование каждого из сородичей. “Двор” был основной единицей измерения социальной общности. Она включала семью состоявшую из кровных родственников.

Залогом единства родичей, обеспечивавшего их неприкосновенность, было неотчуждаемое, священное, как и дом, и домашний мир, родовое земельное владение – одаль. Занимая землю в неосвоенных местностях переселенцы обносили границы участка огнём. Через четыре поколения, такая собственность превращалась в одаль. Одаль представлял собою наследственное владение, состоявшее из пахотных земель, луговых, пастбищных, лесных, водных и других угодий. Являясь одним из коллективных совладельцев одаля, каждый из этих полноправных общинников мог рано или поздно претендовать на титул landsdrottinn – “господин земли”, “хозяин”, полноправный бонд.

Центральным субъектом скандинавского обычного права, восходящего к эпохе викингов был одальсбонд, глава самостоятельной семьи, хозяин усадьбы, полноправный владелец одаля.Категория “могучих бондов”, представляющая собой одну из ведущих сил эпохи. “Могучие бонды” опиравшиеся на крупные наследственные земельные владения, многочисленные собственные семьи (включавшие домочадцев, слуг, рабов), обладавшие разветвлёнными родовыми связями выступали своего рода “узлами прочности” социальных связей. Они в состоянии были выставить собственные вооружённые силы, организовать военный поход или военную экспедицию. В 11-12 вв. разворачивается процесс дифференциации бондов, многие теряют свой одаль. Те, кто сохраняет его, одальманы, превращаются в мелких вотчинников, хольдов-рыцарей. Эпоха викингов была временем появления, наивысшего подъёма и начала разложения слоя “могучих бондов”, временем полного и последнего расцвета общественного строя, основанного на крестьянском землевладении.

В рамках эпохи викингов можно проследить начало его подчинения господствующей феодальной иерархии и перерождения в уклад угнетённого класса феодального общества, – правда, угнетённого, но, в отличие от других европейских стран, никогда не закрепощённого.

Ремёсла

Ремёсла в Скандинавии были развиты слабо, исключение составляло только кораблестроение. Орудия же земледельческого труда те же, что в 7 – 8 вв.: железные лемеха, серпы, косы; распространяются ротационные каменные жернова. Ассортимент орудий ремесленного труда представлен формами, сложившимися ещё до эпохи викингов и практически неизменными сохранившимися до начала индустриальной эпохи. Качественные сдвиги происходят в развитии транспортных средств. Люди эпохи викингов пользовались для передвижения зимой по снегу лыжами. Разработанными образцами представлена конская сбруя: стремена, шпоры, ремни и уздечки, сёдла с металлическими накладками. Сани, четырёхколёсные повозки так же, как мощение улиц и строительство мостов, свидетельствуют о развитии наземного транспорта. Однако ведущее значение приобретает водный транспорт. Расширялся и быстро развивался арсенал викингов.

Процесс совершенствования военной организации норманнов ещё более ярко проявился в резком расширении и быстром развитии арсенала викингов. Наряду с традиционными, ланцетовидными копьями, скандинавские ремесленники в 9 – первой половине 10 вв. осваивают западные, франкские образцы, вырабатываются местные их разновидности. В середине 10 в. от заимствования, повторений северные мастера переходят к творческой переработке импортных образцов, стремясь в новых типах наконечников совместить боевые качества традиционных местных и западных копий. Также идёт развитие северного массового оружия, боевых топоров. Унаследованные от предшествующих периодов типы топоров усовершенствуются, модернизируются.

Наибольшее разнообразие типов приходится на вторую половину 9 в. В 10 в. этот поиск завершается определённой унификацией в виде знаменитых боевых секир викингов. Мечи эпохи викингов представлены примерно тремя десятками типов. В начале эпохи викингов мечи получили большое распространение. Для них характерны сложные, богато украшенные мечи. В 10 в. их конструкция совершенствуется (вогнутые гарды, сложно профилированные навершья).

Распространено парадное оружие. Во второй половине 10 в. в связи с наметившимся обособлением военно-дружинной организации, концентрацией её социальных функций меч становится атрибутом сравнительно узкого и чётко ограниченного раннефеодального слоя. Сокращается его семантическая многозначность, возрастают требования к боевым качествам. Одновременно с этим богатое парадное оружие, распространённое в викингской среде, выходит из употребления.

Итак, исходное многообразие сравнительно простых типов ранней эпохи викингов сменяется к 11 в. жёстким набором специализированных форм.

Традиционной во многом оставалась и одежда – из шерстяных и льняных тканей, меха, кожи. Мужской наряд обычно состоял из узких штанов, длинной рубахи и куртки, выпущенной и подпоясанной. Носили также плащи, скреплённые на плече фибулой или булавкой; зимой – одежду из овчины и меха других животных. Женщины одевались в длинные платья с бретелями на плечах, (они скреплялись парой фибул, обычно черепаховидных). Новшества характерные для эпохи викингов, относятся главным образом к материалам для парадной одежды, различным дополнительным украшениям. На праздники они одевались в красные суконные платья, подбитые мехами, с золотыми и серебряными застёжками, иногда с украшениями из золота на рукавах. Они носили серебряные пояса с пряжками; большие тяжёлые кольца охватывали кисти и локти рук. С Востока пришла мода на наборные пояса, к которым подвешивали (кроме оружия) различные бытовые вещи. Но основа наряда оставалась традиционной и однородной.

Земледелие

В основе земледельческо-скотоводческой экономики лежали небольшие хозяйства. На Скандинавском полуострове лишь южная оконечность – Сконе – равнинная, с плодородными почвами. Почти половину всей площади Скандинавии занимают леса. Природные условия – горы, бедность почв – мало благоприятствовали занятию земледелием. В наши дни в Норвегии обрабатываемые земли составляют всего 3% всей площади, в Швеции – 9%, а в Исландии менее 1%. Из-за обилия осадков и короткого вегетационного периода во многих частях Скандинавского полуострова среди хлебных злаков преобладают быстро созревающие сорта овса и ячменя. Рожь и пшеница распространены только в южных районах. Хлеба в Скандинавии в средние века не хватало, и зерно ввозили из других стран. Методы обработки земли на протяжении всего средневековья оставались большей частью примитивными.

Нередко практиковалось мотыжное земледелие. Трёхпольный севооборот применялся мало, а урожайность культур была крайне низкой.

Шире было развито скотоводство. Большие возможности для него давали горные пастбища – сетеры. Ими пользовались сообща жители многих хуторов и целых округов. Крестьянам часто приходилось заботиться не столько о запашке поля, сколько о заготовке фуража для скота на зиму. Кормов не хватало, и падёж скота был обычным явлением. Среди продуктов питания норвежцев и шведов на первом месте стояли мясо, молоко, масло, а также рыба. Известен был также и китобойный промысел. Голод и его угроза как следствие неурожая, падёжа скота, ухода рыбы от побережья – повседневная реальность в жизни скандинавов того времени.

Торговля

Торговля, как и кораблестроение, получила развитие у скандинавов в очень отдалённые времена. Повсеместно находят в Скандинавии римские монеты эпохи республики и империи. О давних торговых связях Северной Европы с другими странами говорят и многочисленные находки на полуострове бронзовых, золотых, серебряных, стеклянных и глиняных сосудов, украшений, оружия и других предметов из римских провинций. Особенно был велик спрос на оружие из стран, где ремесло было более развито.

Среди торговых пунктов, существовавших в тот период в Швеции и Норвегии, добрый десяток носило одно и тоже название – Бирка. По мнению шведского учёного Э. Вадстейна, эти пункты получили свои имена вследствие того, что на их территории действовало торговое, право общее для всех них.

Ко времени походов викингов относятся многие тысячи монет из разных стран, найденные во всех районах Скандинавии. Здесь и монеты из Англии, Германии, Франции и из Византии, очень много их из арабского Халифата.

Своего серебра викинги не имели, всё оно было привозное. Нигде оно не найдено в таком обилии, как на пути “из варяг в греки”. Богаче всего кладами на этом пути оказался Готланд. О размахе, который получила коммерческая деятельность готландцев, лучше всего свидетельствуют следующие цифры. Наряду с разнообразными вещами и украшениями здесь найдено около 90 тысяч целых монет и 16,5 тысяч их фрагментов. Из этого числа всего три монеты золотые, остальные серебряные. Особенно много монет немецкого происхождения – 37 тысяч, а также арабских – 26 тысяч, английских – 20 тысяч. Для сравнения можно сказать, что в Швеции найдено всего около 40 тысяч монет.

Чрезвычайного успеха у викингов достигло кораблестроение; на своих ладьях викинги избороздили все омывающие Европу моря и отправлялись на просторы Северной Атлантики.

Некоторые корабли сохранились до нашего времени в погребениях. Норвежцы занимались мореплаванием на протяжении многих столетий, о чём свидетельствуют как находки их ладьей, так и наскальная живопись. Но в предшествующий период на кораблях и лодках можно было плавать вдоль берегов, не удаляясь от них; теперь же технические усовершенствования в судостроительном деле позволили отплывать далеко в море. Викингский корабль – дракар – в отличие от своих предшественников, имел не только вёсла, но и руль и мачту с парусом; устойчивость ему придавал киль; борта его были сшиты из узких, гибких, дубовых планок, связанных со шпангоутами, такие корабли не страшились ударов океанских волн, отличались значительной быстроходностью, могли пристать практически к любому берегу, глубоко заходить в устья рек и почти совсем не зависели от течений и ветров. В начале 9 века возникают крупные торговые центры, такие, как Скирингссаль-Каупанг в Норвегии, Хидебю и Рибе в Дании, Бирка в Швеции. Западные страны вывозили на север серебро и изделия высококвалифицированного ремесла. Тоже самое экспортировал и мусульманский Восток. С Севера экспортировалось главным образом сырьё. Важнейшей статьёй вывоза была пушнина, а также мёд, воск, лён, кожи, дерево, янтарь и т.д. Хотя торговля викингов тесно переплеталась с пиратством и грабежом, тем не менее, эпоха викингов – это время значительного развития торговли на Балтийском и Северном морях. Корабли найденные в курганах Юго-Восточной Норвегии (они датируются концом 9 – началом 10 веков), имели длину 20-23 м. При ширине 4-5 м. И управлялись 11-16 парами вёсел. Но у викингов существовали и более крупные суда, обладавшие значительной грузоподъемностью.

Погребение знатного варяга (или руса варяжского происхождения).

Часто носили плащи. Один из исландских типов плаща представлял собой квадрат, вырезанный из овечьей шкуры, или же ткань настолько лохматую, что она напоминала руно. Норвежский король Харальд Серый Плащ завел у себя при дворе моду на такую одежду в качестве любезности по отношению к исландцу, который не смог найти покупателя на эти изделия, которыми нагрузил целый корабль; поэтому Харальд и получил такое прозвище. Более величественно выглядят большие мантии, в которые одеты многие фигуры, изображенные на готландских камнях: они выглядят как торчащие спереди драпировки (рис. 33). Они, видимо, напоминали франкские плащи, которые носил Карл Великий. Длину они имели в два раза большую, чем ширину; их надевали на левое плечо, спереди и сзади они свисали почти до земли, однако слева доходили только до колена. На правом плече их закалывали, с правой стороны края плаща были открыты, оставляя свободной правую руку. Более короткие плащи, также заколотые на правом плече, можно видеть на ковре из Усеберга (см. вклейку).

Большинство викингов носили достаточно длинные волосы, закрывавшие шею, и скрепляли их с помощью узорчатых заколок; другие предпочитали более короткую стрижку, оставляя при этом длинную челку, судя по сердитым жалобам одного англичанина XI века, который писал, что даже в Уэссексе мужчины делают датскую стрижку и ходят «с голой шеей и ослепленными глазами». Кроме того, викинги носили усы и зачастую — аккуратную заостренную бородку (рис. 32) и пользовались гребнями. Головные уборы были разными: круглые или заостренные шапки, капюшоны и шляпы с широкими полями.

Из саг мы узнаём, что нижнюю часть ног кицищали сшитыми по мерке гетрами, к которым пришивали носки, а иногда просто портянками из полосок ткани. Обувь делали из мягкой кожи, а на зимней обуви для тепла оставляли шерсть. Существовали также примитивные, но очень прочные сапоги (такие сапоги в Шотландии называют «ривлин») из недубленой кожи с задней поги коровы шерстью наружу с выступавшими на пятках отростками. Говорят, что такая обувь прекрасно годилась для мокрой погоды и скользких камней. Руки защищали перчатками.

Помимо прядения и ткачества, другой основной задачей скандинавской женщины были приготовление и подача на стол еды. В течение дня было два главных приема пищи: один — очень рано утром, видимо около восьми или девяти утра, когда мужчины уже успели поработать часа два; другой — рано вечером, в конце рабочего дня, около семи или восьми. Время могло быть различным в зависимости от местных обычаев и времени года. Можно предположить, что и в течение дня существовали короткие перерывы, чтобы отдохнуть и перекусить, хотя когда именно — мы не знаем.

Многие основные блюда Исландии не требовали особого приготовления — например сыры, скир, солонина и сушеная рыба, которую перед едой нама-iы вали маслом. Естественно, было и много такого, что приходилось готовить: свежее мясо, рыбу, кашу — про-етую и молочную, а также печь хлеб.

Пили в основном эль; мед (напиток из сброженного меда), скорее всего, ввозили из более южных стран, а также, разумеется, вино, которое было очень ценным, предметом роскоши.

Дошедшая до нас кухонная посуда сделана из металла или стеатита (мыльного камня). Стеатит — очень полезный материал, его легко резать и придавать ему нужную форму; он огнеупорен. В Норвегии, на Оркнейских и Шетландских островах, а также в Гренландии есть естественные месторождения стеатита, но в Исландии они отсутствуют, поэтому сосуды из этого камня приходилось импортировать. Как железо, так и стеатит использовали для изготовления горшков и котлов размером до 18 дюймов в поперечнике с ушками или петлями, чтобы вставлять в них железную ручку и подвешивать на цепях над огнем. Существовали также чашки, ложки, блюдца, сковородки и вертела; все это могло быть как железным, так и из стеатита (рис. 34). Керамикой почти не пользовались, и все, что было найдено в Исландии, видимо, импортировали с континента.

И конечно же, существовало множество сосудов из дерева или кожи. В тех редких случаях, когда состав почвы способствует сохранности в погребениях деревянных предметов (например, в норвежских погребениях в кораблях), разнообразие и то мастерство, с которым они изготовлены, просто поражают. Такие сосуды годились скорее для хранения или подачи еды, чем для готовки, хотя некоторые методы приготовления (например, медленное подогревание в углях) годились и для деревянной посуды: говорят, что над огнем можно подвесить и кожаный мешок и, пока его содержимое остается влажным, он не загорится.

Очаги эпохи викингов свидетельствуют о том, что в ту пору пищу готовили множеством способов. Безусловно, мясо можно было пожарить на вертеле (рис. 35) или испечь в глубокой яме, наполненной раскаленными углями и прикрытой землей (такой способ годился и для хлеба). Часто в длинных открытых очагах у одного конца была плоская каменная плита, которая должна была сильно разогреваться, — идеальное место для того, чтобы печь хлеб и овсяные лепешки, а также чтобы медленно тушить мясо. В кухне в самом старом доме в Ярлс-хофе был как открытый очаг, так и каменная печь, частично встроенная в стену. Ею пользовались так: небольшие камни раскаляли докрасна на открытом огне, потом по наклонной каменной плите закатывали в печь и покрывали свежей влажной травой. Сверху ставили еду, защищенную дополнительным слоем травы, и покрывали еще одним слоем раскаленных камней. В Ярл-схофе так в основном готовили рыбу: в печи нашли кости морской щуки, сайды и трески.

Часто утверждалось, что кучи небольших расколовшихся в огне камней, которые обычно находят у домов иикингов, свидетельствуют об использовании примитивного способа кипячения жидкостей в деревянных сосудах путем добавления туда раскаленных камней, и в сагах действительно есть намеки на это. Тем не менее, данные из Ярлсхофа и некоторых других мест Шотландии оставляют предположить, что камни были расколоты специально (их подогревали и лили на них холодную воду) просто для того, чтобы получить камни нужного размера. Они кучей лежали у двери кухни, готовые для использования в яме для жарки, или в печи, подобной вышеописанной.

Семья завтракала и обедала в главной комнате. Здесь на приподнятом полу, который образовывал платформу вдоль каждой стены, стояли разные низкие скамейки и стулья. В

богатых домах сиденья покрывали тканями, а пол застила чи соломой или камышом. Можно было сидеть и прямо на полу: исследования исландских скелетов показали, что женщины чаще сидели на корточках, чем прямо. Два почетных места находились в центре комнаты друг против друга по обеим сторонам от очага и между четырьмя наиболее богато украшенными резьбой столбами, поддерживавшими крышу, так называемыми «тронными столбами». Два почетных сиденья представляли собой украшенные резьбой кресла-скамьи; каждое из них было достаточно широким, чтобы на нем могли усесться два человека. Первое было предназначено для хозяина и хозяйки дома, второе — для самых почетных гостей. Остальные домочадцы, в том числе слуги, сидели двумя рядами вдоль стен комнаты, причем места ближе к центру считались более почетными, чем дальние. Небольшие низенькие столики — просто доски на козлах — приносили в комнату прямо перед едой и ставили перед обедающими.

Ученые предполагают, что сходную архитектуру имели языческие храмы.

Ремёсла в Скандинавии были развиты слабо, исключение составляло только кораблестроение. Орудия же земледельческого труда те же, что в 7 – 8 вв.: железные лемеха, серпы, косы; распространяются ротационные каменные жернова. Ассортимент орудий ремесленного труда представлен формами, сложившимися ещё до эпохи викингов и практически неизменными сохранившимися до начала индустриальной эпохи. Качественные сдвиги происходят в развитии транспортных средств. Люди эпохи викингов пользовались для передвижения зимой по снегу лыжами. Разработанными образцами представлена конская сбруя: стремена, шпоры, ремни и уздечки, сёдла с металлическими накладками. Сани, четырёхколёсные повозки так же, как мощение улиц и строительство мостов, свидетельствуют о развитии наземного транспорта. Однако ведущее значение приобретает водный транспорт. Расширялся и быстро развивался арсенал викингов.

Призвание – викинг

Кто такой викинг? Ваше воображение, скорее всего, услужливо нарисует портрет умелого морехода, безжалостного захватчика, первооткрывателя с топором в руках и рогатым шлемом на голове.

Ну и, разумеется, он будет типичным скандинавом: светловолосым, голубоглоазым, с бледной кожей.

Автор фото, Getty Images

А вот и нет, говорят археологи, которые провели генетический анализ останков более чем 400 викингов, разбросанных по всей Европе. Оказывается, многие из них не были никакими скандинавами.

“Пора вновь переписывать учебники истории, – говорит руководитель исследований, датский специалист в области эволюционной генетики Эске Виллерслев, – викинги были совсем не теми, за кого мы их принимали”.

Анализ ДНК костей мужчин, женщин и даже младенцев из захоронений периода с конца VIII по середину XI веков (ученые точно знают, что это период викингов) в самой Скандинавии, а также в Ирландии, Исландии, Гренландии, России, Британии и многих других, весьма отдаленных мест, куда они добирались, показал, что в этот период к скандинавской крови добавилось много крови южноевропейской, британской и даже восточной.

Автор фото, dorsetcountycouncil

Захоронение викингов в графстве Дорсет

Так что забудьте про викингов-блондинов, – советует Виллерслев, – многие из низ были шатенами, а то и жгучими брюнетами, а кое-кто обладал очень даже смуглой кожей.

Но забирая, викинги еще и делились своим генетическим материалом. В конце концов, не все же воевать, была еще и торговля, и романтика.

К примеру, у 6% населения Великобритании и у 10% шведов сегодня можно найти ДНК викингов.

Новое исследование также показало, что для того, чтобы быть викингом, совсем не обязательно было им родиться. К примеру, в Шотландии, в типичном захоронении викингов были обнаружены скелеты, этнически не имеющие ничего общего со скандинавами – там присутствовали только шотландские и ирландские гены. И тем не менее они были викингами.

Викинги являлись носителями нового языка, технологий, навыков, верований, культурных привычек и охотно создавали на новых местах новые же социо-политические структуры. То есть викинг определялся совсем не по этнической принадлежности, а скорее по роду занятий и образу жизни, считают исследователи.

  • Загадка скелета Пражского замка: викинг или славянин?
  • Викинга с собакой, лошадью и кораблем откопали археологи в Швеции
  • В Британии найдена погребальная ладья викингов

К примеру, у 6% населения Великобритании и у 10% шведов сегодня можно найти ДНК викингов.

Скандинавская сказка: высокие налоги – не помеха для хорошей жизни

Не менее разительны отличия и в экономиках стран Европы. Особое место среди европейских регионов, чья экономическая система сильно отличается от других частей континента, занимает Скандинавия.

Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания и Исландия – примеры государств, где более чем удачно сочетаются, казалось бы, несовместимые вещи: развитая инновационная экономика, основанная на духе предпринимательства и высокая налоговая нагрузка. Государства благосостояния, созданные потомками викингов, уникальны хотя бы потому, что все скандинавские страны неизменно занимают ведущие позиции в самых авторитетных и престижных рейтингах: от измерения степени счастья граждан до статистики, оценивающей конкуренцию в экономике и ее прозрачность.

Как и весь остальной мир, скандинавские страны тяжело пережили глобальный экономический кризис. Однако особый экономический уклад уберег их от бедственного положения, в котором сегодня пребывает Южная Европа. Кроме того, они смогли устоять от соблазна превратиться в подобие Соединенных Штатов, то есть избежать чрезмерной либерализации экономики, что неизбежно привело бы к увеличению неравенства в обществе.

Особый путь Скандинавии в мировой экономике может стать уроком для всего мира. Опыт Северной Европы наглядно показывает, каким образом можно эффективно использовать государство для формирования системы, где каждый гражданин играет важную роль не только в построении собственной жизни, но и жизни общества. Общество перед ним в долгу тоже не остается.

История успеха

Скандинавские страны стали такими, какими мы их знаем сейчас, не за один десяток лет. Система очень высоких налогов, которая эффективно работает на благо всех граждан, создавалась кропотливым трудом, методом проб и ошибок. Скандинавы ощутили на себе все достоинства и недостатки модели, которая в меньшей степени обременяет их налоговыми сборами, но при этом не способна обеспечить граждан качественной государственной медициной и образованием.

Швеция до 1870-х гг. была небогатой аграрной страной, граждане которой массово выезжали искать лучшую долю в США. Но развитие свободного рынка, института собственности и усовершенствование среднего и высшего образования уже к Первой мировой войне превратили ее в государство, чьему экономическому положению на тот момент могла бы позавидовать любая страна. В эпоху относительно низких налогов были основаны такие всемирно известные шведские компании, как IKEA, Volvo и Tetra Pak.

Однако с полевением Швеции в конце 1960-х гг. совершенно изменилась ее налоговая система. Во время нахождения у власти премьер-министра Улофа Пальме верхняя планка налоговой ставки в 1975г. достигла 87%. Трудно поверить, но в 1990г. на налоговые сборы приходилось 52,3% ВВП государства. Сегодня эти цифры скромнее, однако налоги по-прежнему составляют самую значительную часть валового продукта скандинавских стран (45,8% – в Швеции, 43,6% – в Норвегии и Финляндии, 40,4% – в Исландии и целых 49% – в Дании). Для сравнения: на налоги россиян, по данным исследовательского института Heritage Foundation, приходится 36,9% ВВП страны.

Высокая налоговая нагрузка требовала определенных компенсирующих мер со стороны государства. Поэтому с 1980-х гг. в Скандинавии стали вновь активно осуществляться рыночные преобразования, которые позволили вернуть регион в число наиболее конкурентоспособных в мире. Дания модернизировала свой рынок труда, облегчив для работодателя процесс увольнения работников и одновременно увеличив господдержку людей, которые лишались источника дохода. Швеция реализовала программу по частичной приватизации своей пенсионной системы. В Финляндии было в некоторой степени снято госрегулирование арендной платы за жилье.

На сегодняшний день уровень налоговой нагрузки в Скандинавии – один из самых высоких в мире. По данным KPMG на 2012г., именно государства этого региона входят в число стран с наиболее высокой предельной ставкой налогообложения, которая в Швеции составляет 56,6% от дохода самых богатых граждан, в Дании – 55,4%, в Финляндии – 49%, в Норвегии – 47,8% и в Исландии – 46,2%.

Тем не менее жители готовы делиться с государством. Граждане доверяют ему, ведь взамен они получают действительно качественную “социалку”. Население скандинавских стран жертвует львиную часть своего дохода, поскольку полностью уверено, что эти средства не исчезнут таинственным образом в карманах чиновников. Граждане знают, что отданные деньги вернутся к ним: в виде школ, оборудованных современной техникой, больниц, где своевременно делают сложные операции, и пособий, которые поддержат на плаву в непростых жизненных ситуациях.

Государство для всех

По-настоящему социальное государство сложилось в Скандинавии не только из-за обилия и качества услуг, которые получают жители региона. К появлению государств всеобщего благосостояния располагают и культурные особенности людей, населяющих регион.

В преимущественно протестантских странах Северной Европы исторически сложилось твердое убеждение о добродетельности труда, необходимости работать добросовестно, ответственно и усердно. Причем эта трудовая этика, в отличие от большинства государств мира, распространяется и на элиту, включая крупный бизнес. Неудивительно, что основатель IKEA и один из богатейших людей мира Ингвар Кампрад водит автомобиль Volvo 1993г. выпуска, летает экономклассом и требует от подчиненных использовать обе стороны бумажного листа.

Скандинавы сумели выстроить всеобъемлющую систему соцобеспечения и благодаря однородности своих обществ. Один из самых низких показателей расслоения между богатыми и бедными в мире в этих странах привел к тому, что все население пользуется услугами фактически одинакового качества. Это позволяет избегать такого явления, как уклонение от налогов, поскольку от пополнения госказны напрямую зависит эффективность медицины и здравоохранения всех граждан, а не только ее необеспеченной части.

Беспрецедентен и уровень доверия скандинавов к государству. Трудно поверить, но одной из самых популярных госслужб у жителей Швеции является национальное налоговое агентство Skatteverket. Не позволяют снизиться уровню доверия к политике государства открытость и прозрачность, в условиях которых работает система. Граждане имеют открытый доступ ко всем официальным отчетам, а СМИ активно следят за образом жизни чиновников и политиков. Швеция, откуда, кстати, начали свое триумфальное шествие по миру компании Skype и Spotify, и вовсе задает тон в развитии активно продвигаемого сегодня в России “Электронного правительства”: уже несколько лет каждый швед может оплатить налоги с помощью СМС.

Читайте также:  Влияние немцев на рабочее движение в США в 19 и 20 веке

Скандинавские страны на протяжении многих лет остаются ориентированными на торговлю с зарубежными государствами. Небольшие по площади и страдающие от незначительной численности населения, они исторически зависят от взаимодействия с внешним миром. Во многом благодаря своему глобальному подходу скандинавские компании стали в последние годы желанным объектом для иностранных игроков.

По данным Bloomberg, с начала финансового кризиса в 2008г. компании из Швеции, Норвегии, Дании, Финляндии и Исландии заключили сделки на общую сумму 288 млрд долл. Самой известной из них стала покупка китайским концерном Geely шведской компании Volvo Cars в 2010г. “Если я продаю бизнес с множеством активов, которые расположены, например, во Франции, интерес со стороны потенциальных покупателей быстро тает. Но когда я говорю, что этот бизнес шведский, их настроение меняется”, – указывает инвестиционный банкир Кристиан Терлинг.

Но самое главное, что выгодно отличает скандинавскую систему от многих других – беспрецедентные инвестиции государства и бизнеса в человеческий капитал. Уверенность необеспеченных слоев населения в завтрашнем дне влияет на тип их поведения. Мелкие и средние предприниматели, которые в сегодняшнее непростое время начинают играть все большую роль в экономике, готовы рисковать, модернизировать производство и предлагать свежие идеи. Скандинавские страны не распадаются на небольшое число успешных людей и огромную армию обездоленных. Поэтому их жителям не нужно высыпать толпами на площади, подобно грекам или испанцам, требуя от правительств справедливости.

Недостатки, не перекрывающие достоинства

Свои минусы есть и в скандинавской модели экономики. Высокие налоги, которые вынуждены платить жители региона, заставляют многих покидать родину и переезжать в страны с более щадящей фискальной системой. Множество молодых талантливых предпринимателей из Швеции осели в Лондоне. Основатели Skype швед Никлас Зеннстрем и датчанин Янус Фриис в поисках либеральных условий ведения бизнеса остановили свой выбор сначала на Эстонии, а затем перебрались в Люксембург.

Социальное государство в Скандинавии вынуждено модернизироваться и из-за резко возросшего наплыва мигрантов. Они все больше полагаются на систему пособий, при этом гораздо меньше коренного населения пополняют госказну, а то и вовсе избегают этого.

Тем не менее эти минусы не идут ни в какое сравнение с плюсами экономик скандинавских стран. Неслучайно многие азиатские государства, включая Китай, все больше устремляют взор на модель устройства социального государства в Северной Европе. Хорошим уроком она должна стать и для находящегося в непростом положении Евросоюза.

С экранов телевизоров и разворотов газет не сходят Испания, Греция и Кипр, а про Исландию, по которой в 2008-2009гг. серьезно ударил мировой финансовый кризис, в последнее время не слышно ничего. Дело в том, что “ледяной стране” всего за пару лет удалось сократить дефицит госбюджета с 14% от ВВП до 1%. Валовой внутренний продукт Исландии растет на протяжении семи кварталов подряд, хотя до этого экономический рост отсутствовал на протяжении целых 10 кварталов.

Скандинавия будет оставаться предметом зависти для других государств еще долгое время. Страны Северной Европы активно инвестируют средства в будущее собственных граждан, что впоследствии убережет молодое поколение от расплаты по долгам своих родителей. Сверхдоходы от деятельности нефтяной промышленности Норвегии направляются в суверенный фонд страны – один из крупнейших в мире. В 2012г. общая стоимость активов, управляемых им, выросла на 13,4% – до 670 млрд долл. Совокупная величина активов создававшегося по его подобию Фонда национального благосостояния России на начало 2013г. составляла всего 88,6 млрд долл.

Пример для подражания

Выстроенная в скандинавских странах модель – хороший пример для всего мира. И важна она не потому, что учит делиться существенной частью доходов. Северная Европа – прекрасный образец того, насколько полезно может работать система, основанная на доверии граждан к государственной власти. Банальным будет говорить, как сегодня этого не хватает многим странам, включая Россию.

Уровень жизни граждан Норвегии, Швеции, Финляндии, Дании и Исландии – результат реальных действий со стороны государства, а не просто вложенные в очередной официальный документ слова. Пример действует сильнее угрозы, писал французский поэт Пьер Корнель. Хочется верить, что хотя бы отдельные проявления эффективности скандинавской системы станут своеобразным образцом, приблизиться к которому попытаются и в нашей стране.

В преимущественно протестантских странах Северной Европы исторически сложилось твердое убеждение о добродетельности труда, необходимости работать добросовестно, ответственно и усердно. Причем эта трудовая этика, в отличие от большинства государств мира, распространяется и на элиту, включая крупный бизнес. Неудивительно, что основатель IKEA и один из богатейших людей мира Ингвар Кампрад водит автомобиль Volvo 1993г. выпуска, летает экономклассом и требует от подчиненных использовать обе стороны бумажного листа.

Самые востребованные профессии в США

Многие иностранцы ошибочно полагают, что востребованные профессии в США обязательно должны быть хорошо оплачиваемыми. Это совершенно не так. Дело в том, что все высокооплачиваемые должности привлекают специалистов, среди которых немало как американцев, так и иностранцев. Такие рабочие места практически не бывают пустыми. В корне противоположная ситуация с профессиями, где платят мало. Как правило, должности, требующие минимального образования (или не предполагающие подготовки вообще), подразумевают в основном физический труд, плата за который далеко не всегда удовлетворяет работников. Отсюда вытекает факт нехватки рабочей силы.

Америка привлекает трудовых мигрантов со всего мира

На сегодняшний день самыми востребованными профессиями являются:

  • продавцы розничной торговли. Как правило, особой подготовки не требуется, что, собственно, и отражается на заработной плате. Продавцы зарабатывают в среднем 26 тысяч долларов в год, это примерно на 10 тысяч меньше среднего оклада в США (в 2017 году средняя заработная плата в стране составляла свыше 37 тысяч);
  • работники в области ресторанно-гостиничного бизнеса и фастфуда. Тоже, как правило, в этой сфере нет необходимости предъявлять дипломы об образовании. Практически в любом американском городе вы без труда найдёте объявления о том, что в местные рестораны и гостиницы требуются повара, официанты, посудомойщики, горничные, бармены, уборщики. Однако далеко не каждый человек выдержит нагрузку на подобных должностях. Этим, в принципе, и объясняется текучка кадров среди представителей данных профессий. Зарплата в этой области варьируется от 20 до 25 тысяч долларов США.

Среди профессий, требующих наличия образования, самыми популярными являются:

  • медицинский персонал;
  • программисты;
  • офисные сотрудники (менеджеры, бухгалтеры, секретари);
  • переводчики;
  • специалисты в машиностроении;
  • математики и аналитики;
  • экологи;
  • инженеры;
  • учителя начальных классов и воспитатели.

Карта США, где темно-зеленым отмечены особо нуждающиеся в медиках штаты

Должность медсестры считается самой востребованной в области медицины. Так как условия труда здесь не привлекают молодых сотрудников-граждан США, большие шансы при трудоустройстве есть у иностранцев. Для работы необходимо иметь диплом об окончании бакалавриата в области медицины, опыт приветствуется. Несмотря на все минусы профессии, труд медицинского персонала относительно хорошо оплачивается (примерно в районе 30–40 тысяч долларов в год).

Тёмным цветом обозначены нуждающиеся в учителях штаты

Отдельно можно выделить профессию учителя младших классов, где ситуация во многом похожа на ту, что была описана в случае с медперсоналом. При трудоустройстве необходимо иметь соответствующее образование (не ниже бакалавра), желателен опыт работы с детьми. Стоит отметить, что заработная плата в государственных и частных учебных учреждениях может существенно отличаться в пользу вторых. Также требуются воспитатели в детские сады. При устройстве воспитателем или учителем необходимо в совершенстве владеть английским языком.

Стоит сказать, что люди с педагогическим образованием или дипломом медика могут устроиться работать няней или сиделкой в семьи местных жителей. В этом случае ваша зарплата будет зависеть от личного договора с принимающей стороной. В идеале подобное трудоустройство лучше осуществлять через специальные агентства, которые самостоятельно подбирают дом, где предстоит работать. Безусловно, быть в числе партнёров агентства более почётно, вам будут больше доверять наниматели, однако и требования к работникам в данном случае выше.

Карта отображает, какие штаты больше остальных нуждаются в специалистах-переводчиках (отмечены тёмно-зелёным)

Как правило, в услугах переводчиков нуждаются фирмы, сотрудничающие с иностранными партнёрами. Желательно, чтобы язык, которым владеет переводчик помимо английского, был его родным. Чаще всего требуются специалисты со знанием немецкого, французского, русского, испанского и китайского языков. Однако США, без преуменьшения, сотрудничает со всеми странами мира в той или иной степени, поэтому практически любой язык может быть востребован. Для работы в крупных компаниях необходимо иметь диплом о высшем образовании по языковой специальности, также от вас потребуют идеального знания делового английского.

Большим плюсом для людей со знанием иностранных языков станет то, что американская молодёжь в наше время большое внимание уделяет их изучению. Это даёт возможность иностранцам работать в области преподавания языков как в государственных школах, так и в рамках частных курсов. К слову, среди молодого поколения американцев большим уважением пользуются именно учителя-иностранцы, поэтому на хорошее отношение и приличную заработную плату вы вполне можете рассчитывать.

Разработчик программного обеспечения: штаты, где чаще всего требуются специалисты этой области, отмечены темно-зеленым

С каждым годом всё востребованнее становятся специалисты в области компьютерных технологий и программного обеспечения. Это тот случай, когда иностранцам получить работу довольно проблематично, ведь и среди американских сотрудников достаточно квалифицированных специалистов, претендующих на данную должность. Тем не менее, если доказать свою компетентность, даже иностранцы имеют все шансы получить желаемую работу. К слову, заработная плата у представителей данной профессии обычно составляет не менее 50 тысяч долларов в год.

Среди самых невостребованных профессий можно выделить следующие:

  • актёры театра;
  • архитекторы и дизайнеры;
  • журналисты;
  • фотографы и режиссёры;
  • специалисты в области политологии;
  • музыканты.

Отдельно можно выделить профессию учителя младших классов, где ситуация во многом похожа на ту, что была описана в случае с медперсоналом. При трудоустройстве необходимо иметь соответствующее образование (не ниже бакалавра), желателен опыт работы с детьми. Стоит отметить, что заработная плата в государственных и частных учебных учреждениях может существенно отличаться в пользу вторых. Также требуются воспитатели в детские сады. При устройстве воспитателем или учителем необходимо в совершенстве владеть английским языком.

Скандинавия: Мифы и реальность, часть первая

Успех стран Скандинавии является предметом зависти для многих левых и левоцентристских политиков, на Скандинавию молятся многие интеллектуалы, селебритис и сочувствующая им публика. Брюс Спрингстин во время своего визита в Париж заявил, что он мечтает о том, чтобы в США была принята модель государства всеобщего благосостояния (“welfare state”), подобная шведской. Известный музыкант далеко не одинок в своих мечтаниях. Сторонники социал-демократических идей рассматривают эти страны как успешные примеры государств с высоким налогообложением и щедрыми социальными выплатами. Эти чаяния часто разделяет широкая публика, рассматривая эти страны как идеал, причём зачастую симпатии к нордической модели социал-демократии можно услышать даже от тех, кто не считает себя сторонником социал-демократии и левых идей в принципе.

Этот восторг не является беспочвенным. Скандинавские страны являются успешными, даже уникально успешными. Высокий уровень жизни, низкий уровень преступности, высокая продолжительность жизни и относительно равное распределение доходов. Различные международные рейтинги регулярно включают страны Скандинавии в список одних из лучших, если не лучших мест для жизни. К примеру, в “Better life index” от ОЭСР Швеция, Норвегия, Дания, Исландия и Финляндия занимают 2, 3, 5, 9 и 10 места соответственно. Или, например, в Mothers’ Index Rankings, где сравниваются экономические условия для детей и матерей, первые пять мест занимают Норвегия, Финляндия, Дания, Швеция и Исландия.

Если не задумываться о причинах подобного положения, то ответ на вопрос стоит ли адаптировать нордическую экономическую модель в других странах становится очевидным. Скандинавские страны, в частности Швеция, имеют огромное государство всеобщего благосостояния и крайне успешны. Часто это выдаётся за доказательство того, что политика “третьего пути” между социализмом и капитализмом прекрасно работает, и что другие страны могли бы достичь подобного успеха в случае изменения своей экономической политики на манер Скандинавии. Однако, если внимательно изучить историю и общество Скандинавии, этот аргумент не выдерживает критики.

Прежде всего, надо понять по каким причинам Скандинавия является уникальной, и эта причина отнюдь не в раздутом “welfare state”, в котором на самом деле нет ничего уникального. Скандинавские страны отличаются гомогенным населением, высокими уровнями социального доверия, общественного участия и сплочённости, культурой индивидуальной ответственности и сильной рабочей этикой. Все они предшествовали появлению welfare state. Эти социальные институты, в частности, сыграли важную роль в быстром экономическом росте Дании, Швеции и Норвегии, которые из бедного аграрного захолустья превратились в одни из самых богатых стран мира. Сильная рабочая этика и высокий уровень социального доверия позволили поднять налоги и щедро раздавать деньги, позволяя не опасаться за злоупотребления и прочие нежелательные эффекты. Важно понимать, что накопление социального капитала — это очень долгий процесс, но это работает и в другую сторону — должно было пройти достаточно большое количество времени, чтобы эффект разложения социального капитала благодаря щедрым подачкам со стороны государства начал себя проявлять. Даже в таких хорошо функционирующих обществах, как скандинавские страны, проблемы “культуры зависимости” и высоких налогов, подрывающих любые инициативы, начинают проявляться в долгосрочной перспективе, но об этом чуть ниже.

Как так получилось, что у скандинавских стран наличествуют сильный акцент на индивидуальную ответственность и мощный социальный капитал? Религия, климат и история сыграли в этом свою роль. Можно вспомнить пресловутую “протестантскую рабочую этику”, однако она является не единственным фактором. Согласно шведскому экономисту Ассару Линдбеку, шведским земледельцам было крайне сложно выжить в агрессивной среде холодного климата без упорной работы. Из этой необходимости развилась культура с сильным фокусом на упорный труд и индивидуальную ответственность. Однако, Скандинавия уникальна не только своим холодным климатом, но и тем, что большую часть истории среди населения большую часть составляли независимые крестьяне, в то время как в остальной Европе доминировала феодальная система, где крестьяне не владели землёй. За исключением Дании, феодализм вместе с крепостным правом не получили особого распространения в Скандинавии. Таким образом, тяжелая работа была не только необходимостью для выживания, но и получала позволять награду за свои труды из-за повсеместного владения землёй. Также в Скандинавии развился высокий уровень социальной сплоченности, что позволило иметь самый высокий уровень доверия в мире.

Социальный капитал является весьма важным фактором. К примеру, высокий уровень социального доверия повышает экономический рост и снижает напряженность в обществе. Мы можем понять, что простое расширение правительственных расходов не ведёт к благополучию на подобие того, что мы видим в Скандинавии, взглянув на простые примеры. Правительственные расходы составляют 51.2% ВВП в Швеции и 51.9% в Греции. При всём при этом, Греция является аутсайдером Европы, находящимся в глубоком экономическом кризисе. У Италии этот показатель составляет 49.8%, во Франции – 56.1%. Хоть эти страны по-прежнему являются развитыми, состояние их экономик далеко от благополучного, и общий результат по-прежнему не может сравниться со странами Скандинавии. Ещё одно сравнение – гос. расходы составляют 43.9% ВВП Норвегии, в/на Украине – 45.6%. Как видим, простая накачка бюджета деньгами не приводит к магическому превращению страны в Скандинавию. Если мы что и можем выучить из истории скандинавского общества так это то, что вещь, широко определяемая как “культура”, весьма важна. Исследования подтверждают этот тезис – к примеру, страны с более высоким уровнем доверия могут увеличивать гос. сектор с меньшим уроном для экономики. Скандинавия в этом плане является действительно уникальной – накопленный ею социальный капитал позволил сначала продемонстрировать феноменальный экономический рост (естественно, социальный капитал НЕ является единственным фактором), а затем и внедрить концепцию “welfare state” с гораздо меньшим уроном для экономики. Впрочем, законы экономики всегда берут свои, и это помогло лишь отложить неизбежное.

Вопреки сложившемуся за последние десятилетия мнению, на протяжении большей части современной истории Швеция поддерживала благоприятную обстановку для бизнеса. Единственным исключением стал период 1970-95, который характеризовался наиболее обширной политикой “welfare state” и заигрыванием с попытками построить рыночный социализм. Как и полагается, данный период характеризуется экономической стагнацией, в частности экономического роста и создания рабочих мест. С 1950 население Швеции увеличилось с 7 до 9 миллионов, однако за это время было создано практически ноль (!) рабочих мест в частном секторе. История других скандинавских стран в этом плане примерно такая же.

Это правда, что Скандинавия поддерживает высокий уровень жизни, несмотря на высокий уровень налогообложения, однако это вовсе не означает, что высокие налоги не вредят экономике. Существуют многочисленные исследования, показывающие, что высокие налоги вредят экономическому росту. Однако скандинавские страны,за исключением периода, упомянутого выше, сочетали политику свободы бизнеса и свободы торговли с высокими налогами, что позволяло смягчить снижение. Надо понимать, что при прочих равных факторах экономический рост в системе с высокими налогами всегда будет ниже, чем в системе с более низкими. Так, согласно исследованию Европейского ЦБ, увеличение налогообложения на 1% ВВП в долгосрочной перспективе снижает ВВП на душу населения на 0.5-1%. Подобных исследований много, но самое интересное – это исследование от датских экономистов, которые говорят о неэффективности модели с высокими налогами, считая более разумной модель с низкими налогами, приводя в пример США. Иными словами, да, Скандинавия — богатый регион, но они могли бы быть ещё богаче, не будь у них высоких налогов.

Впрочем, частично разворот от “welfare state” уже произошёл — Финляндия, Норвегия и Швеция провели значительные экономические реформы, включая либерализацию торговли, снижение налогового бремени, частичную приватизацию пенсионной системы и предоставление социальных услуг частными компаниями, а в Дании даже либерализовали рынок труда. В некоторых аспектах реформы зашли настолько далеко, что даже могут превзойти американскую систему. Например, в Швеции были введены школьные ваучеры. Уровень государственных расходов в Швеции был значительно сокращён – с более 70% ВВП в начале 90ых до 51-53% в 2000ых. В Норвегии – с 56% до 45%.

Но как вообще сложилось так, что скандинавские страны являются одними из самых развитых на планете?

Согласно общераспространённому мнению, скандинавские страны, вопреки всем экономическим законам, имея огромные социальные расходы, высокие налоги и высокую степень вмешательства в экономику, умудряются процветать. Бывший премьер-министр Швеции Ханс Йоран Перрсон даже сравнил экономику своей страны со шмелём: “С его невероятно тяжелым телом и небольшими крыльями он не должен быть способен летать – но он может”. Более того, залог экономического процветания этих стран предписывается мудрой социал-демократической политике. Однако ничего таинственного в развитии скандинавских стран нет. Фундамент процветания был заложен ещё во времена, характеризуемые наличием свободной рыночной экономики, низкими налогами и ограниченным вмешательством государства в экономику.

Ещё в 1943 году ирландский экономист Джеймс Бедди в своём исследовании задавался вопросом – почему Дания богаче, чем Ирландия? Средний доход в Дании был на 50% больше, но естественные условия были не в её пользу – по факторам вроде средней температуры, числу солнечных дней, плодородности земли и наличию полезных ископаемых Дания явно проигрывала Ирландии. Ответом явно не мог быть welfare state – в то время данная концепция находилась лишь в зачаточной стадии. В своей работе Бедди пишет: “Дания не только меньше, чем Ирландия, но и её климат менее благоприятный, её почвы в среднем легче и беднее, у неё нет угля для производства электроэнергии или водных ресурсов, чтобы компенсировать его отсутствие, у неё нет железной руды или других металлов, которые служат базисом для индустриализации. Однако, при всём при этом, при сравнении с Ирландией, в Дании больше население, в ней производится больше сельхоз продукции, у неё больше промышленность, больший объём международной торговли, более высокие доходы населения, а государственный долг, напротив, меньше.” Бедди приходит к выводу, что главная причина успеха Дании – это отличная от Ирландии экономическая система, которая куда больше полагалась на рыночные силы.

Более чем через полвека профессор экономической истории Кевин О’Рурк развил его работу. Согласно его работе, успех Дании заключался в нескольких факторах. Дания имела гомогенную культуру вкупе с политической стабильностью, в то время как Ирландия была культурно и политически разделена. Кроме всего прочего, Дания имела высокий уровень социального доверия и социального капитала (опять же). Дания также намного раньше перешла к системе частного землевладения, а датские фермеры, в отличие от ирландских, почти всегда имели доступ к кредитованию. В другой своей работе О’Рурк рассматривал проблему технологического отставания Ирландии на примере молочной индустрии (на тот момент она одной из ключевых для обеих стран):

“Технологические новшества распространяются в Дании намного быстрее чем в Ирландии, несмотря на тот факт, что обе страны являются крупными производителями молочной продукции, обе расположены в северо-западной Европе и продают свою продукцию на одном и том же рынке (Великобритании). Права частной собственности и социальный капитал сыграли ключевую роль в распространении новых технологий: недостаток социально-политической сплоченности, неопределенность с правами собственности и культурные факторы помогают объяснить причины [технологического] отставания Ирландии от Дании в этот период”.

Пример Дании отлично показывает, что свободная рыночная экономика и уникальная скандинавская культура вместе представляют собой прекрасное сочетание. Уже в конце 19го века Дания процветала – в ней конкурировали как и большие фирмы, так и небольшие ремесленные производства и кооперативы. К 1900 году Дания была одной из самых богатых стран в Европе, опережая страны вроде Франции и Германии.

Её ближайший северный сосед, Швеция, однако, была страной поздней индустриализации. Что крайне иронично, мало какая страна настолько ярко продемонстрировала феноменальный экономический рост после принятия рыночной экономики. До 1870ых Швеция была крайне бедной аграрной страной, огромное число её жителей иммигрировало в США. По мере того, как аграрное общество постепенно трансформировалось в промышленное капиталистическое, страна становилась богаче. В Швеции были крайне низкий уровень налогообложения, низкий уровень вмешательства в экономику и благоприятствующие развитию факторы – уже вышеупомянутый социальный капитал, большое число высокообразованных инженеров и предпринимателей, что дало невероятный результат. За период 1870-1936 Швеция была самой быстрорастущей развитой страной в мире, и этот феноменальный рост продолжался вплоть до 1970ых. К 1970 Швеция стала самой богатой страной Западной Европы после Швейцарии. Если в 1870 ВВП на душу населения Швеции был на 57% ниже британского, то в 1970 уже на 21% выше. За это “золотое столетие” были основаны знаменитые шведские компании вроде Volvo, IKEA, Tetra Pak, Alfa Laval, H&M и Ericsson.

Тем не менее, после наступления социал-демократической эры, рост существенно замедлился. Если за период 1870-1936 Швеция была первой среди развитых стран по экономическому росту, то за период 1936-2008 лишь 13 из 28. Надо понимать, однако, что трансформация происходила медленно. С условного начала господства социал-демократов в 1936, в течение десятилетий Швеция по-прежнему оставалась страной с довольно свободной экономикой, и лишь к 1970ым уровень правительственных расходов и налогообложения начал более-менее значительно обгонять остальные развитые страны.

У Дании случилась похожая история. С 1870 по 1924 имела 6ое место среди развитых стран по темпам экономического развития. Однако, за период с 1924 по 2008 уже лишь шестнадцатое. Как и в Швеции, датские социал-демократы изначально занимали прагматичную позицию и достаточно медленно принимали свою политику. Переход к модели высокого налогообложения случился в 70ых, и именно с 70ых Дания начала вместе с Швецией отставать от других развитых стран по темпам экономического роста.

В 1955 году уровень налогообложения в Швеции, Дании, Финляндии и Норвегии составлял 24%, 23%, 27% и 28% ВВП соответственно. Для сравнения – в Британии он тогда составлял 30%. В 1965 разница почти исчезла – в Швеции уровень налогообложения составил 31% ВВП, в Дании, Норвегии и Финляндии – 30%, в Британии – 29%. Как видим, ничего уникального в фискальной политике скандинавских стран вплоть до 1970ых не было. Тем не менее, несмотря на меньший объём социальных программ и скромный уровень налогообложения, скандинавские страны сумели стать образцово-показательными странами Европы.

Тем не менее, в 1960ые, наряду с популяризацией радикальных социалистических идей в Европе, скандинавские социал-демократические партии, прежде характеризовавшиеся прагматическим подходом к политике, радикально сдвинулись влево. Наибольшим образом это проявилось в Швеции, где была выработана так называемая концепция “третьего пути”. Основная идея состояла в том, чтобы заменить рыночную экономику на нечто более близкое к плановой экономике. Однако, новая модель, полагавшаяся на сильное вмешательство государства в экономику, оказалась полным провалом, так как она попросту не могла обеспечить устойчивое экономическое развитие. Швеция не смогла избежать суровой реальности экономических законов. Но об этом в следующей части.

Вопреки сложившемуся за последние десятилетия мнению, на протяжении большей части современной истории Швеция поддерживала благоприятную обстановку для бизнеса. Единственным исключением стал период 1970-95, который характеризовался наиболее обширной политикой “welfare state” и заигрыванием с попытками построить рыночный социализм. Как и полагается, данный период характеризуется экономической стагнацией, в частности экономического роста и создания рабочих мест. С 1950 население Швеции увеличилось с 7 до 9 миллионов, однако за это время было создано практически ноль (!) рабочих мест в частном секторе. История других скандинавских стран в этом плане примерно такая же.

Хюгге

В датском и норвежском языке слово hygge означает «приободрять, успокаивать, воодушевлять».

В Дании хюгге — это не просто слово, а часть культуры.

Это когда вы откладываете на минутку все свои тревоги и обязанности и наслаждаетесь текущим моментом и окружающими вас вещами.

«Хюгге — это когда вы наслаждаетесь жизнью с друзьями и семьей и цените такие моменты. Вы не спешите переключаться с одного занятия на другое, получаете удовольствие от текущего момента и не задумываетесь о будущем», — говорит Софи Педерсен, автор книги «Сохраняйте спокойствие и живите по принципу хюгге: руководство по датскому искусству простой и уютной жизни».

Хюгге — это чувство, тесно связанное с расслабленностью, счастьем, удовлетворением и гармонией с самим собой. В нем нет никакого притворства и волнений.

Если вы позволяете себе погрузиться с головой в книгу, насладиться прогулкой, хорошим ужином, настольными играми или совместным просмотром любимого шоу с друзьями и семьей, то вы уже практикуете хюгге.

«Суть хюгге — в атмосфере и опыте, а не в вещах, — пишет Майк Викинг в своей книге «Hygge: секрет датского счастья». — Она в том, чтобы проводить время с любимыми людьми. Чувствовать домашний уют. Понимать, что мы в безопасности и можем расслабиться».

Также в этом отчете сказано, что наличие свободы выбора является одним из шести факторов, которые объясняют, почему одни люди счастливее других.

Работа в США

Америка способна предоставить большие возможности для заработка и карьерного роста. Многие россияне всерьез рассматривают вопрос о поиске работы в стране со стабильной экономикой и высоким уровнем жизни, и США кажутся хорошим вариантом для этого. Постоянное экономическое развитие предоставляет много рабочих мест, с одной стороны, с другой же – научно-технический прогресс и глобализация оставляют за порогом людей, занятых ранее в самых различных сферах деятельности.

Среди экономически активного населения много людей с высшим образованием, хотя и сейчас штаты нуждаются в грамотных кадрах. Растет процент занятости в сфере услуг и промышленности, при этом доля занятости в сельском хозяйстве сокращается.

Ссылка на основную публикацию