Изучение истории американских городов в разрезе групп иммигрантов

История иммиграции

Наплыв иммигрантов заставил старожилов Нового Света думать о путях противодействия беспрепятственному доступу новых переселенцев на территорию Америки. В 1639 году английские колониальные власти запретили переселяться в североамериканские колонии преступникам и нищим. Однако это эмбарго большого влияния не возымело. Через девять лет после обретения независимости, Конгресс США дал безоговорочное право президенту высылать из страны «опасных иностранцев». В 1808 году был перекрыт другой канал прибытия новых жителей – был запрещен ввоз рабов в Соединенные Штаты.

Первый законодательный акт, целенаправленно ограничивающий иммиграцию в страну, был принят в 1875 году: в США было запрещено переселяться людям, ранее совершавшим преступления, и проституткам. В 1882 году был принят позорный закон, запрещавший этническим китайцам переселяться в США. Тем китайцам, которые на тот момент уже проживали в США, было запрещено претендовать на американское гражданство. Этот закон был принят из-за наплыва китайских рабочих (кули), которые считались самой дешевой рабочей силой и которых привлекали для строительства железных дорог. Законодатели США посчитали, что присутствие китайцев негативно влияет на уровень безработицы и зарплаты «коренных» американцев. Только в 1943 году этот закон был отменен. По иронии судьбы этнические китайцы ныне составляют одну из наиболее многочисленных и влиятельных общин в США.

Первый закон об иммиграции был принят в 1882 году. Он предусматривал установление контроля за «качеством» иммигрантов (подразумевалось, что страна нуждается в трудолюбивых специалистах, а не бездельниках), а также запрещал въезд душевнобольных и психически недоразвитых людей. Этот закон также установил налог в 50 центов на каждого прибывающего иммигранта. Эта сумма позднее возросла до 2 долларов, а потом до 8. Фактически, этот налог существует и поныне, однако теперь он считается консульским сбором, необходимым для оформления визы.

Наплыв иммигрантов начал восприниматься как угроза экономике США, и поэтому в 1891 году был принят другой закон, который прибавил к «черному» списку больных*, неимущих и многоженцев. Закон также установил процедуру обязательного медицинского осмотра новоприбывших иммигрантов, существующую и поныне (начиная с 1990-х годов, в США запрещен въезд ВИЧ-инфицированных). Эти меры снизили уровень иммиграции в США, однако не надолго. В начале ХХ века Америку захлестнула новая волна переселенцев. На этот раз власти отказали во въезде в страну эпилептикам, больным туберкулезом, сумасшедшим, попрошайкам, анархистам и лицам, обладающим умственной и физической неполноценностью, которая «может повлиять на их способность зарабатывать на жизнь». В 1917 году США поставили барьер перед индусами, бирманцами, таиландцами, малайцами, арабами и афганцами.

* В перечень болезней, не дававших права на переселение в США, вошли туберкулез, сифилис и трахома.

В 1924 году было введено принципиально новое ограничение. Власти США предоставили гражданам каждой страны квоту на иммиграцию. Квота определялась по результатам очередной переписи населения. В 1934 году Филиппины, ранее бывшие колонией США, обрели независимость. Тогда же для филиппинцев, ранее считавшихся американцами, ввели ограничения на переезд в США – не более 50 человек в год.

С некоторыми изменениями система квот действует и поныне. Несмотря на то, что экономический кризис «Великая депрессия» 1930-х годов значительно уменьшил поток иммигрантов в США, с началом Второй мировой войны только в 1940 году в Америку переехали более 1 млн человек из Европы.

В 1950 году в США был запрещен въезд коммунистов. Однако самым важным законом, который окончательно основал иммиграционную систему США, стал Закон о национальности и иммиграции (Immigration and Nationality Act), принятый в 1952 году. Этот закон создал систему квот, «категорий въезда», зафиксировал причины, по которым иммигрант может быть выслан из страны, и ввел более строгие параметры контроля за «качеством» иммигрантов.

В 1962 году (после революции на Кубе и массового бегства кубинцев с острова Свободы) США впервые установили политику финансовой поддержки беженцев – ранее все иммигранты могли рассчитывать лишь на себя, своих родственников и благотворительные организации. Позже США начали принимать беженцев из Юго-Восточной Азии, Китая, а с конца 1970-х годов – из СССР.

В 1965 году Конгресс США создал «систему преференции», целью которой было привлечение квалифицированных рабочих и профессионалов в США. Был принят Закон об Иммиграции. Этот закон установил правила переселения в США. После принятия этого закона коренным образом изменилась структура иммиграции. До 1965 года в большинстве своем иммигрантами были европейцы, после – стали жители Латинской Америки и Азии. Кроме того, число иммигрантов резко увеличилось. В 1965 году их было 297 тыс., в 2000 – 850 тыс.

В 1980 году был принят особый закон о беженцах (Refugee Act), установивший правила приема беженцев. Закон о национальности и иммиграции претерпел некоторые изменения в 1990 году. Была основана специальная комиссия, которая наблюдала и анализировала влияние иммиграции на социальную и экономическую жизнь страны, а также оценивала, насколько эффективно действуют иммиграционные законы США. В 1994 году президент США Билл Клинтон подписал закон, согласно которому иностранцы, прибывшие в Соединенные Штаты без каких-либо документов, могут быть немедленно высланы из страны, за исключением тех случаев, если они обращаются с просьбой о предоставлении политического убежища и (или) докажут, что в случае возвращения в родную страну им грозят преследования по расовому, религиозному, национальному и т.п. признаку.

После террористических атак 11 сентября 2001 года иммиграционные нормы и требования стали особенно строгими. Продолжительность туристической поездки была сокращена до 30-ти дней. Ужесточились правила пребывания в США иностранных студентов. Правоохранительным органам было дано право арестовывать людей за нарушение иммиграционных законов – прежде этим занимались иммиграционные службы США. Однако самой большой переменой в иммиграционной системе США стал факт ликвидации Службы иммиграции и натурализации с последующей интеграцией этой структуры в новое Министерство национальной безопасности.

Опросы общественного мнения показывают, что теракты 11 сентября также заставили многих американцев пересмотреть свои взгляды на иммиграцию, несмотря на то, что каждый десятый из них – иммигрант в первом поколении. Ныне большинство жителей США выступают за сокращение иммиграции и лишь 10. 15% считают необходимым ее увеличить.

Несмотря на введение более жестких правил доступа иммигрантов в США и экономические трудности, переживаемые американской экономикой, наплыв переселенцев не особо уменьшился. По данным Центра исследований иммиграции, только за период с 2000 по 2002 год в столице США Вашингтоне и ее ближайших окрестностях поселилось 175 тыс. новых иммигрантов.

В подтверждение положительной роли иммигрантов в американской экономике говорит тот факт, что в США те города, в которых наиболее велик процент иммигрантов, показывают самые низкие уровни безработицы в стране и самые высокие темпы экономического роста. К примеру, Нью-Йорк – 43% его жителей родились за пределами США и еще 9,2% – родились в семьях эмигрантов, или Лос-Анджелес, каждый десятый житель которого недавно перебрался в США. При этом, наплыв иммигрантов позволяет существенно снизить уровень безработицы и среди представителей коренного населения.

Четыре волны иммиграции

Историки выделяют четыре больших периода массового переселения в Америку.

Первая волна произошла также в середине XIX столетия и её причиной стала картофельная чума и голод в Ирландии. В этот период в страну въехало до полумиллиона человек. Ирландцы обосновались и в Южной, и в Северной Америке, в основном, в Новой Англии и католическая религия, своеобразная культура и обычаи стали для местных протестантов большим испытанием. Кроме того, приезжие были бедны и относились к англичанам как к угнетателям. Прошло немало времени, пока две нации научились мирно сосуществовать. Доказательством огромного переселения ирландцев являются укоренившиеся в Америке фамилии: О’ Брайен, О’Коннор, Маклафлин. К ирландским относятся, к примеру, фамилии Кеннеди и Маккартни.

Вторая волна – китайская. Во второй половине века появилась острая необходимость в разветвлённой железнодорожной сети. Для её строительства требовалось огромное количество рабочих рук и их предоставили китайцы, тысячами завозимые в Америку (до 700 тысяч в год). Чтобы остановить этот поток, пришлось принять закон об ограничении въезда иммигрантов из Китая. Это было первое ограничение по расовому признаку.

Третья волна нахлынула в начале ХХ века. Это были итальянцы, поляки, подвергающиеся погромам евреи. Процент иммигрантов в разных районах был от 15% до 30%. В годы первой мировой войны приток несколько уменьшился, но после её окончания возобновился с новой силой. Добавились бежавшие из России белогвардейские офицеры и дворяне. Чтобы выжить в чужой стране, переселенцы и беженцы брались за любую работу, соглашались на низкую зарплату, вызывая недовольство «старых» иммигрантов. И в 1921 году были приняты квоты на въезд в США для каждой страны.

Четвёртая волна пришлась на годы после второй мировой войны. Конгресс США ослабил и частично отменил квоты. Основная масса иммигрантов в этот период – выходцы из латиноамериканских стран, большей частью из Мексики. Возникла проблема с нарастающим потоком нелегальных иммигрантов. С одной стороны это давало дешёвую рабочую силу, с другой – добавляло социальных проблем. Снова пришлось регулировать данный процесс законодательно, и в 1986 году был принят новый закон, согласно которому нелегальные иммигранты получали легальный статус, если было доказано их проживание в Америке более двух лет. Для работодателей, нанимающих рабочих нелегально, предусматривались жёсткие санкции.

В настоящее время для приезжающих в США действуют следующие квоты:

  • Программа воссоединения семей – до 480 000.
  • Рабочая иммиграция – 140 000.
  • Беженцы и представители разных наций для этнического разнообразия – 50 000.

Таким образом, в США могут переселиться до 700 000 человек в год.

Четвёртая волна пришлась на годы после второй мировой войны. Конгресс США ослабил и частично отменил квоты. Основная масса иммигрантов в этот период – выходцы из латиноамериканских стран, большей частью из Мексики. Возникла проблема с нарастающим потоком нелегальных иммигрантов. С одной стороны это давало дешёвую рабочую силу, с другой – добавляло социальных проблем. Снова пришлось регулировать данный процесс законодательно, и в 1986 году был принят новый закон, согласно которому нелегальные иммигранты получали легальный статус, если было доказано их проживание в Америке более двух лет. Для работодателей, нанимающих рабочих нелегально, предусматривались жёсткие санкции.

pora_valit

В 25 лет я первый раз поехал в Калифорнию в командировку. Скажем так, уехать из России я хотел лет с 7. Просто так, из любопытства. Я всегда знал, что мне понравится в Штатах, но сказать что мне понравилось – ничего не сказать. Тогда, в 2008 году я впервые серьезно задумался о переезде. В это же время я женился и заразил свою жену Калифорнией, свозив ее туда на неделю. В итоге, на 2009 год мы имели: нормальные накопления и желание уехать, я – отличное знание английского, она – никакого.

25 городов США с лучшими возможностями для иммигрантов

Коалиция New American Economy опубликовала Индекс городов NAE – первую всеобъемлющую национальную оценку интеграции иммигрантов, созданную на основе политических и социально-экономических данных 100 крупнейших городов США.

Нью-Йорк. Фото: Depositphotos

Какое влияние иммигранты оказывают на местное общество и насколько эффективно в него интегрируются – это два вопроса, занимающие центральную позицию в дебатах о национальной иммиграции. Индекс городов NAE представляет собой первый всесторонний способ оценки этих вопросов и понимания того, как взаимодействуют иммигранты и целевые сообщества.

Города с самыми высокими оценками в Индексе NAE подразделяются на три профиля:

1. Города, которые начинают восстанавливаться после многолетней утечки кадров и населения, в результате которой пошатнулась их экономическая стабильность (например, Ньюарк, штат Нью-Джерси, или Балтимор, штат Мэриленд). В такие города иммигранты приносят столь необходимые навыки и дух предпринимательства, которые могут помочь в формировании стабильной и образованной рабочей силы, поощрить создание новых предприятий, заполнить пустующее жилье и расширить местные налоговые базы. В этих городах разрыв между иммигрантами и теми, кто родился в США, намного меньше, чем в остальной части страны, если говорить о таких показателях, как уровень бедности, образования и предпринимательства.

2. Города, которые представляют собой средоточие иммигрантов – например, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, и Сан-Франциско, штат Калифорния. Эти города добились успеха в создании благоприятной среды с сильной политикой, направленной на интеграцию и предоставление доступа к разносторонней информации и городским службам. Инклюзивная политика помогает этим городам ориентироваться на творческий класс и высококвалифицированные бизнесы. Но некоторые из них пока не демонстрируют такие же высокие показатели доступа к жилью или равенства доходов.

3. Города, которые становятся новыми входными воротами для иммигрантов – например, Атланта, штат Джорджия, и Гринсборо, штат Северная Каролина. Это одни из наиболее быстрорастущих мест в стране. В этих городах иммигранты и новоприбывшие в США помогают формировать разнообразную рабочую силу, необходимую для продолжения роста и привлечения новых бизнесов. Эти города были высоко оценены по социально-экономическим показателям, таким как возможность трудоустройства на всех уровнях квалификации, доступное и качественное жилье и образовательные возможности.

Индекс городов NAE оценивает каждый город на основе 51 уникального параметра, включая такие, как доступность языковых услуг и поддержка для иммигрантов-предпринимателей, такие социально-экономические результаты, как вовлеченность рабочей силы и уровень владения жильем. Общие баллы варьируются от 1 до 5 (5 – высший) и дают представление о том, насколько успешно города интегрируют новых в Америке людей. 2018 год стал первым для индекса городов NAE, который будет ежегодно обновляться для отслеживания прогресса.

Балтимор, Мэриленд. Фото: Depositphotos

Ключевые результаты:

Крупные традиционные шлюзы для иммигрантов возглавляют категорию политики в Индексе. Сан-Франциско, и Лос-Анджелес, штат Калифорния; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк; Чикаго, штат Иллинойс; Сиэтл, штат Вашингтон – эти города занимают первые пять мест благодаря их решительной поддержке иммигрантов. Каждый город получил отличные баллы в области правительственной и правовой поддержки, и в каждом из них есть местное отделение, работающее с целью интеграции иммигрантов (например, Управление по делам иммигрантов).

Меньшие, более доступные города заняли первые места в категории социально-экономических результатов. Сент-Питерсберг, штат Флорида; Батон-Руж, штат Луизиана; Ньюарк, штат Нью-Джерси; Чула Виста, штат Калифорния; Хендерсон, штат Невада – каждый из них с самой маленькой третью городов Индекса по численности населения – заняли первые пять позиций. Эти города особенно заметно выросли в плане жизнеспособности, демонстрируя меньшие разрывы в уровне домовладения, медицинского страхования и образования среди иммигрантов и рожденных в США.

ТОП-25 городов Индекса привлекают более крупный процент высококвалифицированных иммигрантов и жителей США, что делает их более конкурентоспособными для деловых и экономических инвестиций. В этих 25 городах доля выпускников высших заведений среди иммигрантов (15,9%) и рожденных в США (14,5%) выше, чем в целом по стране (12,8% и 12,9% соответственно).

ТОП-25 городов Индекса лучше остальных подходят для предпринимателей-иммигрантов и рожденных в США, что делает их более склонными к созданию рабочих мест. В среднем, американские предприниматели, живущие в 25 лучших городах, зарабатывают на $1000 с лишним в год больше, чем бизнесмены в остальных городах Индекса, а предприниматели-иммигранты получают на $100 с лишним в год больше, чем в других городах страны. Кроме того, в этих городах темпы развития предпринимательства также выше (8,1% против 7,9%), чем в среднем по стране.

25 лучших городов также демонстрируют большую справедливость между иммигрантами и рожденными в США в ключевых показателях качества жизни. По уровням домовладения, медицинского страхования и бедности в этих городах наблюдаются незначительные разрывы по сравнению с ситуацией в других местах Америки. Здесь также выше показатели общего медицинского страхования (90,1% и 75,8% соответственно) по сравнению с жителями других городов США (89,0% и 70,2% соответственно).

Среди городов с самым высоким рейтингом привлечение иммигрантов является ключом к росту населения. Ньюарк, штат Нью-Джерси, и Балтимор, штат Мэриленд, которые превышают индекс 2018 года, демонстрировали сокращение населения и рабочей силы с 2010 года, но за счет приезжающих иммигрантов эти показатели стабилизировались. Аналогичным образом, в 18 из 20 крупнейших городов Индекса наблюдался прирост населения в период с 2010 по 2017 год.

Существуют региональные тенденции в отношении того, насколько города гостеприимны и инклюзивны по отношению к иммигрантам. Северо-восток (Коннектикут, Мэн, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Пенсильвания, Род-Айленд, Вермонт) и Тихий океан (Алабама, Калифорния, Гавайи, Орегон, Вашингтон) имеют самые высокие общие баллы и наиболее приветливую политику. Тогда как регион центрального Юга (Арканзас, Луизиана, Оклахома, Техас) демонстрируют низкие общие баллы и самую недоброжелательную политику.

Ньюарк, Нью-Джерси. Фото: Depositphotos

ТОП-25 городов по версии New American Economy:

  1. Ньюарк, штат Нью-Джерси
  2. Балтимор, штат Мэриленд
  3. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк
  4. Чула Виста, штат Калифорния
  5. Сан-Франциско, штат Калифорния
  6. Филадельфия, штат Пенсильвания
  7. Сан-Хосе, штат Калифорния
  8. Чикаго, штат Иллинойс
  9. Фремонт, штат Калифорния
  10. Детройт, штат Мичиган
  11. Сиэттл, штат Вашингтон
  12. Стоктон, штат Калифорния
  13. Сент-Питерсберг, штат Флорида
  14. Атланта, Джорджия
  15. Лос-Анджелес, Калифорния
  16. Вашингтон, округ Колумбия
  17. Новый Орлеан, штат Луизиана
  18. Сакраменто, штат Калифорния
  19. Цинциннати, штат Огайо
  20. Джерси-Сити, штат Нью-Джерси
  21. Риверсайд, штат Калифорния
  22. Сент-Луис, штат Миссури
  23. Гринсборо, штат Северная Колумбия
  24. Портленд, штат Орегон
  25. Сан-Диего, штат Калифорния.

stdClass Object ( [term_id] => 1 [name] => Разное [taxonomy] => category [slug] => no_theme )

stdClass Object ( [term_id] => 12 [name] => В США [taxonomy] => category [slug] => novosti-ssha )

stdClass Object ( [term_id] => 10123 [name] => иммиграция в США [taxonomy] => post_tag [slug] => immigraciya-v-ssha )

stdClass Object ( [term_id] => 16104 [name] => иммигранты в США [taxonomy] => post_tag [slug] => immigranty-v-ssha )

stdClass Object ( [term_id] => 10123 [name] => иммиграция в США [taxonomy] => post_tag [slug] => immigraciya-v-ssha )

История изучения миграции в социологии и этнологии, проблем социальной адаптации и интеграции иммигрантов

Изучение миграции носит широкий междисциплинарный характер. Основные науки, с которыми в этой связи граничит этнология – социология развития, социология миграции, история, демография, урбанистика и др. Маргинальное положение исследований миграции в этнологии обусловлено отчасти самой спецификой поднимаемых здесь проблем, не совместимых с «доминирующей функционалистской равновесной моделью общественного порядка» (Ackermann A., 1997, S.2). Речь идет об обсуждении вопросов перемен, нестабильности, развития – часто сложные и неприятные темы, требующие серьезного осмысления этических аспектов.

А. Акерман предлагает следующую пространственно-временную модель развития исследования миграции в социальных науках (Op.cit.):

1) 1920-1940 гг. Деятельность представителей Чикагской социологической школы по изучению последствий миграции в города США из европейских стран и адаптации мигрантов из сельской среды к «типично городским» условиям жизни.
2) 1930-1960 гг. Изучение последователями американской школы Культурной антропологии в странах Латинской Америки противоречий образа жизни сельского и городского населения, обнаруживающихся в процессе урбанизации.
3) 1940-1960 гг. Исследования последователями Манчестерской школы социальной антропологии последствий трудовой миграции для социальной структуры и систем родства в Центральной Африке.
4) 1960-1970-е гг. Сосредоточение исследовательского интереса на экономических и политических аспектах изучения миграции, тогда как проблемы культуры как бы уходят на второй план.
5) С 1980-х гг. Усиление интереса к культурным факторам, обращение к изучению вопросов этнической и национальной идентичности в контексте национального государства как катализатора процессов миграции и самоидентификации.

Ниже мы вкратце остановимся на основных этапах развития науки, выделенных Акерманом.

Последователи Чикагской школы социологии, заложившие важные основы, определившие дальнейшее развитие всех общественных наук, стали во многом первооткрывателями и в исследованиях по проблемам миграции. США, в которых со второй половины XIX в. все большую роль начинает играть фактор миграции, в корне изменивший культурный облик страны, стали тем полем, на котором было суждено возникнуть новому научному направлению. Парк, Берджес и Маккензи в своем анализе процессов интеграции мигрантов из Европы в североамериканских городах применили эволюционное учение Ч. Дарвина, а точнее социал-дарвинизма Г. Спенсера, рассматривая городскую среду как своего рода экологическую систему взаимосвязанных организмов, связанных отношениями конкуренции и зависимости (Ackermann A., 1997, S.3; Hoffmann-Nowotny, 1988, S.22 ). Парк, его ученики и последователи рассматривали процесс адаптации и интеграции с точки зрения индивида, помещенного в новое культурное окружение, к которому он должен приспосабливаться. Логической целью интеграции в таком виде является ассимиляция, якобы неизбежная конечная ступень процесса одностороннего воздействия принимающего общества на представителей пришлой культуры. Процесс адаптации, таким образом, должен приводить к деструкции прежних культурных установок и идентичности. Тем самым иммигранты превращаются в «американцев», подтверждая универсалистскую идеологию «плавильного котла» (Ackermann A., 1997, S.3). Согласно мнению некоторых представителей Чикагской школы, жизнь в городской среде ведет к формированию человека, у которого традиционные социальные и родственные отношения вытесняются отношениями, основанными на рациональных интересах.

Читайте также:  Немецкая музыка в США, история развития и распространения

Ackermann A. Ethnologische Migrationsforschung: ein Ûberblick. // Zeitschrift für Kulturwissenschaften. Ethnologie der Migration. Ausg. 10. Winter 1997, S.1-28
Hoffmann-Nowotny H.-J. Paradigmen und Paradigmenwechsel in der sozialwissenschaftlichen Wanderungsforschung. In: Jaritz G. und A. Müller (Hrsg.) Migration in der Feudalgesellschaft. – Frankfurt-am-Maim, N.Y., 1988

Музей иммиграции США

1976 США, Нью-Джерси

Остров Эллис – клочок земли в устье Гудзона, особая точка в американской истории: миллионы глаз с надеждой смотрели отсюда на факел в руке статуи Свободы. Более шести десятилетий подряд остров был самым крупным в США пунктом приёма иммигрантов. Когда-то здесь лежала устричная отмель, на которой казнили пиратов. Во время войны за независимость островок купил торговец Сэмюэл Эллис и открыл тут таверну. Так у острова появилось имя. В 1808 году штат Нью-Йорк купил Эллис-Айленд и перепродал его федеральному правительству – оно выстроило тут казармы и батарею, которой так и не пришлось защищать город. На протяжении восьмидесяти лет здесь находилось военное укрепление Форт-Гибсон. Чуть позже в Новый Свет хлынули волны иммиграции. С 1836 по 1914 год в США отправились искать новой жизни более 30 миллионов европейцев. Их не останавливали ни безденежье, ни условия рейса через Атлантику: в море умирал каждый седьмой. Поначалу выжившие ступали на землю Манхэттена, но в 1892 году правительство открыло иммиграционный центр на острове Эллис. Первой через него прошла тринадцатилетняя ирландка Энни Мур: руководитель центра полковник Джон Вебер подарил ей золотые десять долларов. Первое здание центра не сохранилось, сгорело в 1897 году. Новое возвели из красного кирпича по проекту архитекторов Эдварда Липпингтона Тилтона и Уильяма Боринга. Здесь были огромные залы с двухъярусными кроватями, столовая на тысячу мест, прачечная, больница. Увеличили и сам остров, свезя сюда грунт, вынутый при строительстве нью-йоркского метро. 17 апреля 1907 года центр поставил рекорд: в этот день через него прошли 11747 человек, и каждый из них провёл тут всего три-пять часов. Прибывшие поднимались по лестнице в зал регистрации, врачи наблюдали за ними сверху («шестисекундный медосмотр»). На одежду мелом ставили условные знаки: хромой, запыхался (это могло означать больное сердце или туберкулёз). Предлагали тест: из кусочков дерева сложить кораблик. Не сложил – слабоумен. В годы массовой иммиграции так отсеивали до 20 процентов прибывших. Во внимание принималось множество факторов: и физическое здоровье, и профессия, и рабочий опыт, учитывалось и то количество денег, которое имели при себе иммигранты. Условия, в которых переселенцы дожидались решения своей судьбы были действительно очень тяжелыми: на небольшой территории содержалось огромное количество людей, процедура подачи документов и прохождения проверок были довольно долгими, и многие просто не выдерживали – за время существования на острове иммиграционного пункта с 1852 по 1954 гг. на нем умерло более 3 тысяч человек. После осмотра иммигранты спускались по разделенной на три марша лестнице, называвшейся «лестницей разлуки», потому что здесь у многих расходились пути. Правый марш вел к железнодорожной кассе, где иммигранты покупали билеты до любой точки США, кроме Нью-Йорка. Левый — вел к парому, который курсировал между островом и Манхэттеном. На этот паром садились иммигранты, желавшие осесть в Нью-Йорке в районе Нижнего Ист-сайда или другом районе, уже заселенном их соотечественниками. Средний марш вел к залу временно задержанных. В годы массовой иммиграции 20 процентов новоприбывших задерживали как нездоровых, «политически нежелательных» или «потенциально обременительных» для общества. Одиноких женщин, которых не встречали родственники или представители общества помощи иммигрантам, задерживали из опасения, что они могут стать жертвами эксплуатации или проститутками. Многие женщины, списавшись заранее, прибывали в Америку, чтобы выйти замуж. В сентябре 1907 года на борту парохода «Балтик» оказалось свыше 1000 невест. Не удивительно, что многие браки заключались тут же, на острове Эллис. Центр работал до 1954 года, через него прошли более двенадцати миллионов иммигрантов. Сейчас здесь находится Музей иммиграции – единственный туристический объект острова. Эллис необыкновенно популярен у американцев: через эти ворота прошли предки ста миллионов нынешних граждан страны. Для американцев это священная земля. Сердцевина коллекции музея – старинные фотографии с историями целых семей. Посетители изучают хранящиеся здесь сотни корабельных журналов: вдруг найдётся фамилия прадеда. «Остров надежды и слёз» – так называют Эллис-Айленд. Надежды – потому что двенадцать миллионов пилигримов ступили тут на землю новой родины. Слёз – потому что 3500 иммигрантов умерли в здешней больнице. 1400 из них – дети, которые так и не обрели страну обетованную.

Ссылка на источник: http://photochronograph.ru/2015/09/24/emigranty-s-ostrova-ellis/, http://www.votpusk.ru/country/dostoprim_info.asp?ID=16549

Топ-10 самых интригующих прогнозов о будущем Земли

Сикстинская мадонна – любимая картина великих классиков

Топ-10 самых интригующих прогнозов о будущем Земли

Выходцы из Азии в США

Самыми дискриминируемыми иммигрантскими группами были выходцы из Азии, в рассматриваемый здесь период — главным образом китайцы. Это единственная этническая группа, въезд которой был в эпоху свободной иммиграции запрещен — с 1882 г. В предшествовавшие годы нараставшая китайская иммиграция имела большое экономическое значение для США. Достаточна сказать, что на строительстве Центрально-Тихоокеанской железной дороги китайцы одно время составляли 60% рабочей силы.

После гражданской войны плантаторы Юга пытались ввозить китайцев в южные штаты, на смену освобожденным афроамериканцам, но из этого ничего не вышло. В 1885 г. в примечании к немецкому изданию работы Маркса «Нищета философии» Энгельс писал по этому поводу: «Да и тогда следствием этой отмены (рабства, — Ши Б.) было разорение Юга, которому не удалось заменить открытое рабство чернокожих замаскированным рабством индийских и китайских кули». Последствия одной подобной попытки исследованы американским социологом Дж. Левеном в труде «Миссисипские китайцы». В период реконструкции хлопковые плантаторы дельты Миссисипи ввезли к себе 1200 китайцев в качестве издольщиков. Видимо, иммигранты остались недовольны тяжелой работой, па которой ранее были заняты чернокожие; во всяком случае имеются сведения о китайских бунтах. Однако в условиях Юга другие виды работы — какими, например, занимались китайцы на Дальнем Западе — также были уделом чернокожих. Миссисипские китайцы занялись бакалейной торговлей в городах, для чего требовались очень небольшие суммы и часто привлекалась помощь родственников. Китайские лавки действовали в чернокожих кварталах, которыми гнушались белые купцы и где не было торговцев-чернокожих. Таким образом, китайцы заняли некую социальную «нишу», созданную структурой южного общества. Роль посредников, как неоднократно отмечалось в литературе, часто выпадает в разных географических регионах на долю иммигрантов, этнически чуждых местному населению. Несмотря на браки и внебрачные связи с чернокожими, китайцы ориентировались на общество белых, тянулись к нему и — уже в XX в. — немало в этом преуспели.

Крупные диаспоры США: влиятельные и отверженные

Условно потоки иммигрантов можно разделить на массово-переселенческий (к примеру, британские фермеры-протестанты), трудовой (мексиканцы), социально-политический (диссиденты из СССР, тоталитарных и воюющих стран Африки и Ближнего Востока).

Мигранты из Азии делают Америку счастливой

Выходцы из Азии превзошли латиноамериканцев по числу новых иммигрантов, прибывающих в США, и являются самой быстрорастущей группой населения Америки. Об этом говорится в докладе Вашинтонского иссследовательского центра Pew Research.

В докладе отмечается также, что американцы азиатского происхождения отличаются высокими доходами и высоким уровнем образования.

Выходцы из Азии составляют 5,8% населения США. Это – 18 миллионов 200 тысяч человек. Если учесть, что еще в 1965 году эта группа составляла менее 1% населения страны, то рост поистине феноменальный. Численность ни одной другой группы населения США не растет столь быстрыми темпами, а результаты исследования центра Pew Research опровергли представления о том, откуда в США прибывает большинство иммигрантов.

Объясняет Кэри Фанк – один из авторов исследования центра Pew Research:

– Число вновь прибывших в Америку иммигрантов из Азии за последнее десятилетие превысило число иммигрантов из Центральной и Латинской Америки. Сейчас выходцы из азиатских стран составляют 36% от общего числа новых иммигрантов, в то время как этот показатель для иммигрантов из Латинской Америки снизился до 31%.

Еще 10 лет назад эти числа выглядели совсем иначе. 60% новых иммигрантов приезжали в Америку из испаноязычных стран, а из Азии только 19%.

В чем же причины столь радикального изменения? Специалисты обращают внимание на два фактора. С одной стороны, США приняли меры по сокращению потока нелегальных иммигрантов из Мексики и Центральной Америки, а с другой – в стране повысился спрос на квалифицированную рабочую силу.

Кэрри Фанк добавляет:

– Примерно половина американцев азиатского происхождения в возрасте от двадцати пяти лет и старше получили высшее образование. В процентном отношении этот показатель выше, чем среди других групп населения, включая белых американцев, афро-американцев или выходцев из Латинской Америки.

Высокий уровень образованности среди американцев азиатского происхождения, их способность получать хорошие рабочие места позволили это группе населения стать в материальном выражении самой благополучной в США. Средний годовой доход семьи американцев-выходцев из Азии составляет 66 тысяч долларов. Средний годовой доход семьи для всего населения США составляет примерно 50 тысяч долларов.

Львиная доля иммигрантов в США из Азии приходится на выходцев из шести стран – Китая, Филипинн, Индии, Вьетнама, Кореи и Японии. Больше всего китайцев – 4 миллиона, на втором месте филиппинцы – почти 3,5 миллиона, на третьем выходцы из Индии – чуть более 3 миллионов.

Проведенный центром Pew Research опрос среди американцев азиатского происхождения включал такие вопросы: как эта группа населения видит саму себя, что она считает самыми важными ценностями и что она думает о положении дел в США?

Только 39% опрошенных считают себя типичными американцами. 53% заявили, что они отличаются от других. 19% сказали, что в Америке они подвергались дискриминации.

82% американцев азиатского происхождения считают себя счастливыми. Это показатель среди населения страны в целом – 75%. 43% сказали, что они довольным тем, в каком направлении развиваются США. Среди населения в целом положительно на этот вопрос ответили только 28% респондентов.

Отвечая на вопрос о том, чем США для них более привлекательны, чем страны откуда они приехали, иммигранты из Азии отметили, в первую очередь, возможность улучшить свое благосостояние, свободу слова и условия для воспитания детей.

Среди ценностей, которые они считают наиболее важными, подавляющее большинство американцев азиатского происхождения назвали прочную семью, родительские обязанности и трудолюбие. 80% опрошенных выразили уверенность, что благодаря упорному труду им удастся достичь в жизни успеха.

Выходцы из Азии составляют 5,8% населения США. Это – 18 миллионов 200 тысяч человек. Если учесть, что еще в 1965 году эта группа составляла менее 1% населения страны, то рост поистине феноменальный. Численность ни одной другой группы населения США не растет столь быстрыми темпами, а результаты исследования центра Pew Research опровергли представления о том, откуда в США прибывает большинство иммигрантов.

Выходцы из Азии в США, китайцы в Америке и их диаспора

Америка
№43 (1122)
Максим Бондарь

Впервые в истории Соединённых Штатов численность американцев азиатского происхождения преодолела отметку в 20 млн. человек. В XXI веке азиаты являются самой быстрорастущей этнической/расовой группой. С 2000 по 2017 годы их численность увеличилась на 72% (на втором месте – латинос с показателем + 60%). Такие выводы сделали эксперты Бюро переписи населения (US Census Bureau) в новом исследовании.

Если все нынешние тенденции сохранятся, то уже через несколько десятилетий (примерно к 2055 – 2060 годам) азиаты станут абсолютным большинством, потеснив белых, чёрных и латинос.

Интерес к Соединённым Штатам у жителей 19 главных азиатских стран – колоссальный. При этом азиаты активно используют коммерческие способы получения вида на жительство в Соединённых Штатах. За грин-карту они готовы отдать огромные деньги (вид на жительство через инвестиции), поэтому даже ужесточение иммиграционных законов им не страшно.

Сегодня в Америке насчитывается 19 больших комьюнити из 19 стран Азии. Каждая из этих комьюнити выросла с начала века минимум в полтора раза.

Азиатские иммигранты конкурируют не только с латинос и ближневосточными беженцами, но и друг с другом. Ожидается, что уже в январе 2018 года численность американских китайцев перевалит за 5 млн., индийцев – за 4 млн., филиппинцев – за 4 млн., вьетнамцев – за 2 млн. человек.

Стремительно увеличивается даже самая крохотная азиатская комьюнити – монгольская. Четверть века назад в США проживало менее тысячи монголов. Сегодня их – почти 22 тысячи.

Американские азиаты имеют несколько уникальных отличительных способностей, которые не могут объяснить даже ведущие иммиграционные эксперты.

Во-первых, они поразительно быстро легализуются в США даже в том случае, если приезжают по студенческой или туристической визе, остаются на какой-то период времени нелегалами. Из 11.1 млн. находящихся в стране нелегалов только 13% имеют азиатское происхождение.

Во-вторых, по своему доходу азиатские иммигранты превзошли даже белых коренных американцев, считавшихся на протяжении нескольких столетий самой зажиточной социальной группой. Рядовая семья азиатского происхождения зарабатывает $73,060 ежегодно – почти на $20 тысяч больше, чем средняя семья по стране.

Самые процветающие выходцы из Азии – индийцы ($100 тысяч в год) и филиппинцы ($80 тысяч). Обе группы зарабатывают преимущественно в сфере высоких технологий.

В-третьих, иммигранты из Азии имеют одну совершенно уникальную способность – они продолжают обучение в США несмотря на возраст. В настоящее время свыше 51% азиатов в возрасте от 25 лет и старше имеют хотя бы одно высшее образование, полученное или эвалюированное в Америке.

Для сравнения, многие “наши” иммигранты делают ставку на детей/внуков. Взрослые люди часто остаются без американского образования, бросая все силы на оплату учёбы для подрастающего поколения.

В-четвёртых, рядовой азиат (57%) незначительно уступает среднестатистическому жителю США по показателю владения недвижимостью (63%). При этом иммигранты из того же Китая предпочитают покупать дома за наличные деньги. Они не хотят брать мортгиджи, поскольку верят в силу бумажного доллара.

Недоверие к электронным платежам, чековым и сберегательным счетам, кредитным картам и другим формам виртуальной оплаты делает американцев азиатского происхождения абсолютными “королями кеша”. Даже Налоговая служба (IRS) не в силах предположить, сколько миллиардов или даже триллионов наличных денег азиаты хранят в своих сейфах, матрасах, тайниках и депозитарных ячейках.

В-пятых, 70% азиатов в возрасте от 5 лет и старше отлично владеют английским языком.

Если кто-то считает, что “китайцы ничего не понимают”, то очень сильно ошибается. Среди японцев, например, доля англоязычных превышает 84%.

Если взять тот же манхэттенский Чайнатаун и бруклинский Брайтон-Бич, то на территории последнего окажется меньше людей (в процентном отношении), способных поддержать разговор на английском языке.

В-шестых, все большие и маленькие азиатские комьюнити Америки имеют свойство расширяться. Они никогда не исчезают и не живут в рамках определённых границ. В том же Нью-Йорке китайская комьюнити почти полностью поглотила две крупнейшие итальянские – в Литтл-Итали (Манхэттен) и Бенсонхерсте (Бруклин). При этом предприимчивые азиаты всегда поднимают уровень жизни в районе. Они не могут довести до нищеты или банкротства конкретный район, город или графство.

В-седьмых, главная бизнес-особенность азиатских иммигрантов заключается в том, чтобы зарабатывать на людях разной расы.

В отличие от тех же ближневосточных иммигрантов, они не предоставляют товары и услуги только своим. Как Китай обеспечивает всем необходимым весь мир, так и азиатская община в Америке обеспечивает всем необходимым белых, чёрных, латинос и всех остальных.

Эта модель бизнеса поистине уникальна, так как её не может реализовать ни одна этническая община.

Например, ресторан русской кухни невозможно ежедневно забивать китайцами, однако китайский буфет русскоязычными – проще простого.

И пока остальные этнические группы вязнут в политических спорах, обсуждении поведения Трампа, республиканских и демократических ценностей, азиаты живут “здесь и сейчас”. Они тяжело трудятся, зарабатывают деньги и равнодушно оглядываются на другие этнические группы, которые с каждым годом отстают от них всё больше.

Правильно, лучше работать и не заниматься политикой там где ничего от тебя не зависит.

и арабо-негритянское Европы

антропологически живущие 4 млн. индусов черные европеоиды,почти негры по цвету кожи, но антропологически европейцы. индоевропейцы и 4 млн. филиппинцев скорей ближе внешне к смешанным индейцам,башкирам (башкиры правда светлые)части узбеков и латиносов,но не монголоиды,да азиаты географически как и индусы .

бомбей, антропология это наука. Она не имеет отношение к отношению людей.

Цитата:
Я ненавижу индусов. Они являются звериными людьми с звериной религии. Голод был их собственная вина из за размножения как кролики”.
-Уинстон Черчилль
Англичане вели безжалостную экономическую активность, когда пришли к работе в Индии, и что не включало сочувствие к родным граждан.

Под британским владычества, Индия пострадала бесчисленные голод. Но худшее было в Бенгалии.

Первый из них был в 1770 году, а затем тяжелыми них в 1783, 1866, 1873, 1892, 1897 и, наконец, 1943-44. Раньше, когда голод ударил по стране, коренные правители поспешили с полезными ответами по предотвращению крупных катастроф. После появления англичан, голод был следствием муссонных задержек наряду с эксплуатацией природных ресурсов страны англичанами для собственного финансовой выгоды. Тем не менее, они сделали мало, чтобы признать ущерб за эти действия . Если что-нибудь, они были раздражены на недополучения налогообложения в голод

Первый из этих голода был в 1770 году и был ужасно жестоким. Первые признаки, указывающие на приход такого огромного голода проявляется в 1769 году и голод сам по себе продолжалось до 1773 года Было убито около 10 миллионов человек, больше, чем миллионы евреев заключенных во время Второй мировой войны. Это уничтожены одна треть населения Бенгалии. Джон Фиск в своей книге “невидимый мир” писал, что голод в Бенгалии 1770 был гораздо опаснее, чем чумы, которые терроризировали Европу в четырнадцатом веке. Согласно правилу Моголов, крестьяне были обязаны платить дань в размере 10-15 процентов урожая денежных средств. Это обеспечило комфортное казну для правителей и широкую сеть безопасности для крестьян в случае погода не держат для будущих урожаев

. В 1765 году был подписан договор Аллахабад и Ост-Индская компания взяла на себя задачу сбора дани от тогдашнего императора Великих Моголов Шах-Алам II. Ночь дани, британский настаивал на вызове им дань, а не налоги по причинам подавления восстания, увеличился на 50 процентов. Крестьяне даже не знали, что деньги перешли в другие руки. Они заплатили, все еще веря, что он пошел к императору.
Частичный отказ урожая было довольно обычным явлением в жизни индийского крестьянина. Вот почему неликвиды, которые остались после уплаты дани, было так важно, чтобы их средств к существованию. Но с увеличением налогообложения, этот излишек резко ухудшилось. Когда частичный отказ культур пришли в 1768 году, это подстраховка больше не было на месте. Дожди 1769 были мрачны и здесь первые признаки страшной проекта начали появляться. Голод произошло в основном в современных штатах Западная Бенгалия и Бихар, но также ударил Орисса, Джаркханд и Бангладеш. Бенгал, конечно, наиболее пострадавших. Среди наиболее пострадавших районах были Birbum и Муршидабад в Бенгалии. Тысячи обезлюдели область в надежде найти пропитание в другом месте, только чтобы умереть от голода позже. Те, кто остался на погибло не менее. Огромные акров сельскохозяйственных угодий были заброшены. Дикая природа начал процветать здесь, в результате глубоких и необжитые районы джунглей. Tirhut, Champaran и Bettiah в Бихаре были затронуты аналогичным в Бихаре.

Если кто-то считает, что “китайцы ничего не понимают”, то очень сильно ошибается. Среди японцев, например, доля англоязычных превышает 84%.

Китайцы в США

1 декабря 2020 , 13:34 [ «Аргументы Недели», Дмитрий Скрипченко, к.ф.н., востоковед; Юйци ХАНЬ, аспирантка Пекинского педагогического университета ]

В США прошли выборы президента, в которых победил Джо Байден. Дональд Трамп был известен своим длинным языком и резкими взглядами в отношении Китая. Это, можно сказать, была его «фишка». Сейчас кажется, что Байден более выгоден Пекину, но это первые впечатления. Мы расскажем подробности о том, как китайская диаспора живет и влияет на Америку. Еще с середины XIX века.

Читайте также:  Немецкое рабочее движение в США, влияние социалистов и коммунистов

Среди всех прочих национальных меньшинств США китайское выделяется особенно: оно одно из самых больших среди не белых американцев и самое большое среди всех азиатов. Сейчас, когда отношения между Америкой и Китаем стремительно ухудшаются, интересно внимательнее посмотреть на то, как живут китайцы за океаном. Важно понимать, что это огромная сила, сыгравшая большую роль в становлении китайского чуда, а американо-китайские контакты не исчерпываются лишь торговлей, а состоят из целого комплекса сложных отношений. Мы покажем, что контакты двух стран развивались по спирали, и сейчас наступил новый виток их развития.

Трудности перевода

Для начала определим некоторые термины, важные для дальнейшего понимания темы. Для русских привычен этноним «китаец», который мы употребляем по отношению ко всем китайцам в мире. Но сами они употребляют разные понятия для соотечественников в своем государстве и для тех, кто живет за рубежом. Собственно, китаец, проживающий на территории КНР и являющийся ее гражданином, или временно приехавший оттуда в другую страну, называется 中国人(чжунгожэн). В то время как для разных категорий иностранных китайцев есть разные обозначения.

Например, слово 华人 (хуажэн) обозначает лиц, которые уехали из Китая, уже не являются его гражданами и давно живут в другой стране. Другое понятие – 华侨 (хуацяо) – это китайцы, давно живущие в другой стране, но юридически еще считающиеся гражданами Китая. Возможно их совместное употребление – хуацяо хуажэн. Третье понятие – 华裔 (хуаи) обозначает этнических китайцев, родившихся и выросших в другой стране, получивших ее гражданство и никогда не имевших китайского.

То есть, для самих китайцев очень важна территориальная и юридическая принадлежность. И в разных регионах мира, где находятся китайские общины, есть разный процент тех или иных групп китайцев. Например, в Сингапуре более 90% населения составляют хуаи. Касательно США, в Китае в отношении соотечественников используют и понятие «хуацяо хуажэн», и «хуаи». По-русски можно сказать и «американский китаец», но в разговоре с китайцами они могут просто не понять, о ком именно идет речь.

Эхо холодной войны

По состоянию на 2020 год было зарегистрировано свыше пяти миллионов американцев китайского происхождения. Впервые в США китайцы начали пребывать еще с момента их основания, но по-настоящему крупные волны иммиграции происходят в середине XIX и во второй половине XX века. Первая связана с бедственным положением южного Китая в результате Опиумных войн, а также подавлением восстания тайпинов (народное движение на юге Китая против правившей империи Цин и европейских колонизаторов). Миллионы южных китайцев оказываются на грани голодной смерти. В это же время в США, во-первых, идет строительство железных дорог. Во-вторых, в Калифорнии начинается активная добыча золота. Для всего нужны рабочие. Так китайцы впервые массово отправляются в США.

Вторая волна китайской эмиграции в США связана с начавшейся в 1970-х годах в КНР политики «реформ и открытости». Она не прекращается до сих пор. Однако между двумя волнами существовал промежуток огромной политической напряженности, отчасти сравнимый с нынешним противостоянием. После того, как Мао Цзэдун и Компартия Китая (КПК) победили в гражданской войне в 1949 году, мир уже был расколот на два лагеря. По понятным причинам КНР присоединилась к советскому блоку. С этого момента китайско-американские отношения вступили в 20-летний период жесткой идеологической конфронтации.

В 1950 году антикоммунистические активисты в США во главе с сенатором Джозефом Маккарти начали внутреннюю охоту на ведьм. Так называемый маккартизм преувеличивал угрозу коммунизма, утверждая, что СССР и Китай за границей действуют как «пятая колонна», чтобы навредить Штатам. До этого момента большинство хуацяо хуажэн воспринимали себя как китайцы, мечтавшие однажды вернуться на родину. После начала маккартизма, из-за тотального к ним недоверия и обвинений в нелояльности, некоторым из них приходится отказаться от идеи возвращения, опасаясь повторить судьбу американцев японского происхождения в годы Второй мировой. Дальше больше. В 1950 году начинается Корейская война, в которой КНР и СССР сыграли одну из ведущих ролей, что дало дополнительный козырь маккартистам.

Во время политического преследования американских китайцев, под видом расследования подрывной деятельности КПК, был заблокирован въезд не только новых иммигрантов, но и усложнена жизнь тех, кто уже приехал. Китайцы, получившие вид на жительство или даже гражданство, также стали объектами расследований со стороны правительства США. Страдают также ученые и инженеры китайского происхождения. Показательна в этой связи история Цянь Сюэсэня – «отца» космической программы Китая, который учился и работал в США, но из-за маккартизма вернувшегося в КНР. Помимо ограничений в правах, в отношении китайцев через СМИ формируется негативное общественное мнение, попутно закрываются китайскоязычные газеты.

От маккартизма страдает и китайский бизнес, который обвиняют в связях с КПК и спонсирования им Корейской войны. Так, по оценке Министерства финансов США, в конце 1951 года в Китай было отправлено в общей сложности от 4 до 5 миллионов долларов США. Американское правительство опасается, что если китайцы станут «пятой колонной» КНР, то будут полагаться на свою экономическую силу для поддержки коммунизма. Поэтому на китайский бизнес оказывается давление. В городах США с населением меньше 25 000 человек совсем закрываются китайские рестораны, в больших городах их количество сокращается.

Реформы и открытость

В начале 1970-х годов, после «красного раскола» Мао с Хрущевым, и исходя из стратегических интересов совместного сопротивления Советскому Союзу, политика США в отношении Китая изменилась, и китайско-американские отношения заметно потеплели. Визит президента Никсона в КНР в 1972 году приоткрыл двери двух стран, в 1978 году между государствами установились дипломатические отношения. В то же время в 1965 году Конгресс принял «Закон об иммиграции и гражданстве», отменявший дискриминацию в отношении всех людей, прибывших в Штаты не из северо-западной Европы. Это повлияло как на увеличение количества иммигрантов, так и на улучшение их социального статуса. Закон, наряду с потеплением отношений с КНР, глубоко повлиял на хуацяо хуажэн, и многие из них ускорили свою интеграцию в американское общество.

Начинается вторая крупнейшая волна иммиграции: теперь в США едет большое количество высокообразованных китайцев, у многих есть определенный капитал, чтобы открыть свое дело. К середине-концу 1980-х годов новые иммигранты из Китая составляли до 75% от общей численности китайцев, проживающих в Штатах. Восстановление двусторонних дипотношений также дает китайскому сообществу за рубежом гарантию выражения своей политической позиции. Чтобы сломать этнические шаблоны, защитить свои права и изменить образ китайцев, они начали появляться в политике, участвуя в выборах различного уровня.

После окончания холодной войны, когда рухнул главный идеологический конкурент – СССР, и в связи с быстрым развитием КНР, Соединенные Штаты начали проводить в отношении Китая политику, с одной стороны, взаимодействия, а с другой – сдерживания. Китайско-американские отношения вступили в новую эру сотрудничества и конкуренции.

Сначала скажем о взаимодействии. В результате политики «реформ и открытости» и китайского экономического чуда, многих хуацяо хуажэн, а также их потомков – хуаи, очень привлекает возможность инвестировать средства в быстро растущий рынок КНР. Китайский капитал снова устремился на родину, придавая мощный импульс реформам. Многие компании США в то время также вышли на китайский рынок, в чем важную роль сыграли американские китайцы: они использовали свои связи для налаживания торговли между Китаем и США. Некоторые хуацяо хуажэн входят в американские компании, ведущие бизнес с КНР, или же приезжают в Китай в качестве агентов США, обладая преимуществами знания языка и владения необходимой информацией. В своей статье «Китайские диаспоры США и Канады и “новая” китайская миграция» историк Е. Анохина отмечает, что американские китайцы очень быстро занимают не только традиционные для себя сферы торговли и общественного питания, но начинают активно присутствовать в IT, науке, медицине, производстве электроники, химической и пищевой промышленности, банковской сфере (в последней важную роль сыграли выходцы из Гонконга).

Также возобновляются тесные научные связи – китайские ученые из американских китайцев наводят академические мосты между КНР и США. Благодаря этому в Америку отправляются на учебу тысячи китайских студентов.

В этот же период наступает эра «мягкой силы» Китая. В Гонконге, на тот момент хоть еще и принадлежащем Британии, расцветает своя кинофабрика с фирменными кунг-фу боевиками. Героем поколения становится Брюс Ли – родившийся в Сан-Франциско хуаи, уже в трехмесячном возрасте родители увозят его в Гонконг, где и всходит звезда мастера боевых искусств.

И если изначально помощь в сохранении культурной идентичности для американских китайцев предоставлялась в чайна-таунах, то позже она стала больше поступать с родины. Из-за наплыва новых мигрантов, американские китайцы стали покидать привычные этнические кварталы и расселяться в обычных пригородах больших городов с развитой инфраструктурой, что раньше для них было нехарактерно. В настоящее время, с повсеместным распространением интернета, доступностью авиаперелетов, появлением удобных мессенджеров американские китайцы находятся в более тесном контакте с Китаем, чем их предки. В свою очередь правительство КНР пытается всячески поддерживать лояльность и патриотизм не только хуацяо, но и хуаи, сотрудничая с китайскоязычными СМИ и различными зарубежными китайскими ассоциациями и организациями.

Новое противостояние

Теперь о сдерживании. В связи с президентством эксцентричного Дональда Трампа в мире больше заговорили о «китайской угрозе». Однако Штаты использовали обвинения в адрес Китая и раньше. Уже с 1990-х годов США начинают давить на болезненные для него точки прав человека, интеллектуальной собственности, вопросов Тибета, Тайваня и в последнее время Гонконга. Делалось это сначала не очень заметно, с помощью дипломатии и СМИ. Позже Трамп лишь начал говорить о том же самом с самых высоких трибун.

Разумеется, от политики сдерживания КНР страдают и американские китайцы. Так, согласно Национальному опросу общественности 2001 года, проведенного «Комитетом 100» (Committee 100 – организация, учрежденная американцами китайского происхождения, занимающаяся налаживанием связей между США и Китаем), более одной трети американской общественности уже тогда считали, что американцы китайского происхождения более лояльны к Китаю, чем к Америке.

В последние годы Соединенные Штаты только усилили подозрительность по отношению к Китаю. В этой связи все громче звучат обвинения китайских студентов и аспирантов, обучающихся в вузах США, которые, по мнению американских властей, занимаются нетрадиционным сбором разведданных по указу правительства КНР. Об этом, в частности, заявлял в 2018 году директор ФБР Кристофер Рэй, а в 2019 году зампредседателя сенатского комитета по разведке Марк Уорнер. Подобная практика уже привела к значительному сокращению академических обменов между США и Китаем. Увеличивается и уголовное преследование американских китайцев. Так, с 1997 по 2008 год китайские ответчики по делам о промышленном шпионаже составляли 17%, а в период с 2009 по 2015 год цифра увеличилась до 52% (данные КНР).

Помимо старых проблем, связанных с правами человека, Дональд Трамп начал активно настаивать на том, что Китай имеет большое положительное сальдо двусторонней торговли (КНР экспортирует больше, чем импортирует) и поднял ввозные пошлины на китайские товары. Но экономическая созависимость двух стран огромна. Повышение тарифов напрямую влияет на цепочки поставок и как следствие – на повседневную жизнь многих американских китайцев, деятельность которых прямо или косвенно связана с китайско-американской торговлей.

Поскольку американский президент выражает консолидированную позицию американского deep state, нельзя утверждать, что она сильно изменится с уходом Трампа. Хотя здесь все не так однозначно. С одной стороны, новоизбранный Джо Байден выступал с критикой торговых войн с Китаем, утверждая, что это вредит американской экономике. Это больше соответствует позиции Демократической партии, ориентированной на транснациональные корпорации, которые активно присутствуют в КНР. С другой стороны, Байден был жесток по отношению к нынешнему китайскому руководству, обвиняя лично Си Цзиньпина в нарушении прав человека внутри страны. И это вряд ли осталось незамеченным.

Подведем итоги

Современные китайцы, живущие в Соединенных Штатах, чаще всего имеют средний или высокий уровень жизни и образования, а также обладают высокой степенью интеграции в американское общество. Они выполняют роль «публичных дипломатов» между странами, а также могут оказывать влияние на американское общественное мнение для содействия дружественному развитию китайско-американских отношений. С другой стороны, на контакты между странами в разное время оказывала влияние политика. При взаимном доверии между КНР и США, начавшегося во времена Дэн Сяопина, произошло и глубокое проникновение китайцев в американскую жизнь, что привело к углублению взаимосвязи государств, в первую очередь в экономике. Политические разногласия, напротив, приводили к недоверию и притеснениям, обвинениям в шпионаже и «желтой угрозе», а на компании, близкие к КПК, накладывались экономические санкции. Это подтверждает наличие глубинных противоречий между мощными центрами силы – США и КНР, которые ярче всего проявились во времена холодной войны, но не исчезли совсем даже после политики «реформ и открытости». В настоящее время мы наблюдаем новый виток этого противостояния, которое, вероятно, будет продолжено и при нынешней администрации Белого дома.

Avia.pro: армия Турции готовится штурмовать сирийский город Айн-Иссу, где находятся сотни российских военных

«Новая газета» публикует компромат на вице-премьера России

Военные профессионалы Германии подустали от идиотизма своих руководителей

Бывший ополченец Донбасса Муса Умаханов: новая война с Украиной неизбежна, она начнется скоро

Экс-полковник США Роберт Гамильтон: Россию ждет разгром в случае крупной войны с НАТО

Байка: как подводники к Новому Году готовились

Станьте членом КЛАНА и каждый вторник вы будете получать свежий номер «Аргументы Недели», со скидкой более чем 70%, вместе с эксклюзивными материалами, не вошедшими в полосы газеты. Получите премиум доступ к библиотеке интереснейших и популярных книг, а также архиву более чем 700 вышедших номеров БЕСПЛАТНО. В дополнение у вас появится возможность целый год пользоваться бесплатными юридическими консультациями наших экспертов.

    Введите свой электронный адрес, после чего выберите любой удобный способ оплаты годовой подписки

  • Отсканируйте QR. В открывшемся приложении Сбербанк Онлайн введите стоимость подписки год (490 рублей). После чего вышлите код подтверждения на почту shop@argumenti.ru
  • В начале 1970-х годов, после «красного раскола» Мао с Хрущевым, и исходя из стратегических интересов совместного сопротивления Советскому Союзу, политика США в отношении Китая изменилась, и китайско-американские отношения заметно потеплели. Визит президента Никсона в КНР в 1972 году приоткрыл двери двух стран, в 1978 году между государствами установились дипломатические отношения. В то же время в 1965 году Конгресс принял «Закон об иммиграции и гражданстве», отменявший дискриминацию в отношении всех людей, прибывших в Штаты не из северо-западной Европы. Это повлияло как на увеличение количества иммигрантов, так и на улучшение их социального статуса. Закон, наряду с потеплением отношений с КНР, глубоко повлиял на хуацяо хуажэн, и многие из них ускорили свою интеграцию в американское общество.

    Хуацяо. Диаспора номер один в экономике и политике Юго-Восточной Азии

    В экономической и политической жизни Юго-Восточной Азии огромным влиянием пользуются «хуацяо». Так называют этнических китайцев, представителей многомиллионных китайских диаспор, которые проживают за пределами Китая. По данным исследователей, в современном мире насчитывается не менее 40 миллионов хуацяо, проживающих в основном в Америке, Европе и Юго-Восточной Азии. В Индокитае и на островах Малайского архипелага китайские торговцы появились еще в начале нашей эры, по мере развития экономических отношений между Китаем и «странами южных морей» их количество только увеличивалось. Экономическое процветание ряда стран Юго-Восточной Азии, прозванных «азиатскими тиграми», во многом было обусловлено и активной деятельностью местных китайских диаспор. В Сингапуре хуацяо фактически находятся у власти, в Малайзии их экономическое влияние очень велико, прочные позиции занимает китайский бизнес в Таиланде, Индонезии, на Филиппинах, в Мьянме, во многих других странах региона.

    Хуацяо Юго-Восточной Азии — это классическое «торговое меньшинство» или, пользуясь терминологией американского социолога и философа Томаса Соуэлла, — «меньшинство-посредник». Согласно точке зрения Соуэлла, «меньшинство — посредник» обладает уникальным социальным положением. Как правило, это мигранты, занимающие важную нишу в обществе. Они осуществляют торгово-меновые функции, жизненно необходимые обществу, но, в т же время, воспринимаются обществом как «чужие». В определенных случаях на них выплескивается социальное недовольство, чем успешно спекулируют политики. Классический пример «меньшинства — посредника» в европейской истории — евреи, в свою очередь, как подчеркивает Соуэлл, «китайцев-хуацяо стали называть евреями Юго-Восточной Азии, народность ибо — евреями Нигерии, парсов — евреями Индии, а ливанцев- евреями Западной Африки».

    Вплоть до европейской колонизации Юго-Восточной Азии китайские торговцы играли важнейшую роль в межнациональных коммерческих отношениях в регионе. Китайские купцы контролировали экспорт и импорт в регионе, сотрудничали с европейскими коммерсантами, которые позднее составили им серьезную конкуренцию. После колонизации большинства стран Юго-Восточной Азии, китайские предприниматели активно проявляли себя и в других сферах экономики, включая растениеводство и обрабатывающую промышленность. Они же стояли у истоков банковской сферы во многих странах региона.

    Между тем, далеко не все хуацяо Юго-Восточной Азии являются предпринимателями или менеджерами коммерческих организаций. Массовая миграция китайцев, в особенности жителей южных провинций Китая, в Юго-Восточную Азию началась еще в середине XIX века и отнюдь не от хорошей жизни. Основные потоки мигрантов шли из провинций Южного Китая, особенно из Гуандуна, Гуанси, Гуйчжоу. Вчерашние крестьяне из китайских деревень нанимались рабочими на рудники и плантации. Однако, учитывая природную тягу китайцев к знаниям, их дисциплинированность и сплоченность, многие впоследствии «выбивались в люди», становясь предпринимателями или представителями интеллигенции. При этом, хуацяо не рвали связи с родиной, а напротив стремились помогать оставшимся в Китае родственникам и землякам, воспринимая их на тот период как жертв маньчжурской оккупации.

    Сегодня китайская диаспора является наиболее богатой и образованной в странах Индокитая и Малайского архипелага. По данным исследователей, этнические китайцы контролируют до 70% богатств стран Юго-Восточной Азии, при этом составляя в совокупности лишь 6% населения региона. Из 200 богатейших людей мира 16 — это предприниматели из китайской диаспоры в Юго-Восточной Азии. Финансовые ресурсы и экономический потенциал китайской диаспоры в регионе огромен, что превращает ее в крайне важный компонент и политической жизни государств Юго-Восточной Азии.

    Главным фактором, способствовавшим массовой миграции китайцев в страны Юго-Восточной Азии, стала их географическая доступность. Гораздо проще из южных провинций Китая попасть в Таиланд или Вьетнам, чем в страны Европы. В результате массовой миграции, во многих странах Юго-Восточной Азии хуацяо превратились в значительную часть населения. В настоящее время китайцы составляют 76% населения Сингапура, 24% населения Малайзии, 14% населения Таиланда, 11,2% населения Брунея. Менее многочисленны китайские диаспоры в таких странах как Индонезия (3%), Лаос (3%) и Мьянма (3%). На Филиппинах китайцы составляют 1,5% населения страны, во Вьетнаме — 1,1%. Менее всего повезло китайцам Камбоджи (1%), которые немало пострадали во время полпотовских репрессий (и это несмотря на то, что среди лидеров «красных кхмеров» было много лиц китайского происхождения). В Сингапуре, как мы уже отметили выше, китайцы доминируют в политической и экономической жизни страны. В Малайзии и Индонезии проживают неассимилировавшиеся диаспоры хуацяо, тогда как во Вьетнаме, Таиланде, Мьянме китайцы в значительной степени ассимилировались с местным населением. Главной причиной слабой ассимиляции в Индонезии и Малайзии являются конфессиональные различия — эти страны, как известно, являются мусульманскими, тогда как в Таиланде, Мьянме, Вьетнаме основная масса населения является буддистами и, соответственно, китайцам проще раствориться в близкой в культурном отношении среде. Однако, и в Малайзии, и в Индонезии существуют группы практически полностью ассимилировавшегося китайского населения — т.н. «перанакан», которые восприняли малайские и индонезийские имена, обычаи, часто состоят в смешанных браках с представителями народов Малайского архипелага.

    Еще в первой половине ХХ в. китайцы превратились в серьезную политическую силу в странах Юго-Восточной Азии. Стоит отметить, что часто именно в эмиграции могли спокойно существовать китайские революционные группировки, выступавшие против династии Цин. После Синьхайской революции связи китайских диаспор с Китаем еще более усилились. Китайские предприниматели сотрудничали с Гоминьданом, а среди также многочисленного китайского пролетариата и, частично, интеллигенции набирала популярность коммунистическая идеология. Именно китайцы чаще всего стояли у истоков коммунистического и рабочего движения в британских, голландских и французских колониях в Индокитае и на Малайском архипелаге. В частности, Коммунистическая партия Малайи, долгое время ведшая партизанскую войну в джунглях сначала Британской Малакки, а затем и суверенной Малайзии, была практически полностью китайской организацией.

    Читайте также:  Рабочий класс в США и деятельность профсоюзов

    С другой стороны, долгое время в Бирме сражались остатки дивизий гоминьдановской армии, отступившие в район печально известного «Золотого треугольника» из южной китайской провинции Юньнань. Разнилось и отношение к китайским диаспорам со стороны «принимающих обществ». К примеру, в Таиланде китайцы ассимилировались наиболее успешно, существует множество смешанных семей и, по сути, многие таиландские хуацяо — это таиландцы китайского происхождения. Впрочем, еще в 1920-е — 1930-е гг. в Сиаме действовали дискриминационные законы в отношении китайцев, которым предписывалось принимать тайские имена и отказываться от своего языка. Позже политика таиландского правительства в отношении китайской диаспоры существенно либерализовалась.

    Совершенно другая картина наблюдается в Индонезии, где китайцы выглядят чужеродной группой на фоне местного населения, по преимуществу — мусульманского. В истории Индонезии неоднократно происходили антикитайские погромы, вызванные социальными причинами и, прежде всего, недовольством местного населения условиями жизни в стране. Первый крупный антикитайский погром произошел еще в 1740 году. Голландские власти отдали приказ переселить всех китайских работников на плантации Цейлона (тогда Цейлон был еще голландским). В Батавии начались волнения, что вызвало трехдневный «китайский погром», во время которого были убиты от 5 о 10 тысяч китайцев. После погрома китайское население Батавии было переселено в специальные кварталы. Затем положение китайцев улучшилось. Они получили статус голландских подданных и превратились в посредников между европейскими колонизаторами и туземным населением.

    Разумеется, после провозглашения национальной независимости Индонезии власти страны начали дискриминацию китайского населения, проявлявшуюся в запрете на китайский язык, использование китайских имен и фамилий. Наиболее жестко китайское население страны преследовалось в 1965-1998 гг. Антикитайская политика индонезийских властей объяснялась тем, что китайцы составляли большинство активистов и сторонников Коммунистической партии Индонезии и рассматривались в качестве «пятой колонны» Китая в индонезийском обществе. Но и после того, как Китай отказался от планов революций в странах Юго-Восточной Азии, Индонезия сохраняла антикитайскую линию во внутренней политике. Власти умело пускали протестную энергию масс в русло межнациональных конфликтов. Наиболее масштабные антикитайские выступления за последнее время в Индонезии произошли в 1997-1998 гг.

    В Малайзии китайцы составляют четверть населения страны, но лишены тех прав, которыми обладают представители коренного населения — малайцы и некоторые другие более мелкие народы. Для Малайзии характерно существование установленных законом льгот и преференций коренному населению — «бумипутра», к которому не относятся китайские и индийские мигранты, составляющие значительную часть населения страны. В то же время, китайцы контролируют большую часть малазийского бизнеса, активно представлены в культуре, науке, в правительственных учреждениях. Поэтому вряд ли можно говорить о том, что положение китайцев в Малайзии очень плохое.

    В Юго-Восточной Азии к китайцам двойственное отношение. С одной стороны, правительства государств региона не могут отрицать очевидное — вклад китайских диаспор в экономику стран ЮВА колоссален. Но, с другой стороны, экономические успехи китайских диаспор не могут не вызывать зависти, а в некоторых случаях — и опасений по поводу постепенного подчинения национальных экономик интересам Китая посредством деятельности богатых и активных диаспор. Поэтому во многих странах Юго-Восточной Азии всегда было настороженное отношение к попыткам местных китайцев перейти из экономической сферы жизнедеятельности общества в политическую. Но, и особенно это прослеживается в Таиланде, Камбодже, Лаосе, Вьетнаме, китайцы активно наращивали влияние диаспор через потомков смешанных браков с представителями местных народов. «Полукровки», чаще всего имевшие тайские, кхмерские, вьетнамские фамилии и имена, гораздо проще делали чиновничью карьеру, добивались успеха на политическом поприще. Впрочем, далеко не все из них ориентировались на связи с диаспорой — многие предпочитали, напротив, окончательно ассимилироваться в окружении принимающего общества и дистанцироваться от диаспорной среды.

    Антикитайские настроения в странах Юго-Восточной Азии основаны не только на зависти к экономическим успехам активных хуацяо. На самом деле, последние далеко не всегда добивались преумножения своих богатств законными способами. Не нуждается в пояснении феномен знаменитых китайских «триад», распространивших свою деятельность на всю Юго-Восточную Азию. Некоторые представители китайских диаспор еще во второй половины XIX века были замешаны в торговле опиумом, а в ХХ веке наркобизнес стал одним из главных теневых сфер деятельности китайских мафиозных организаций в Юго-Восточной Азии. Попытки КНР в 1950-е — 1960-е гг. использовать китайские диаспоры как главную боевую силу прокоммунистических революций в Юго-Восточной Азии также привели к росту неприязненного и подозрительного отношения к китайским диаспорам. В частности, в Индонезии в 1965 г. — после военного переворота генерала Сухарто, зверски расправившегося с коммунистическим движением страны, — было запрещено телевещание на китайском языке. Формально запрет был снят лишь в 1994 году, но только в 2000 г. вышла первая телепередача на китайском языке.

    Сегодня КНР все активнее развивает сотрудничество с зарубежными китайскими диаспорами всего мира, и общины хуацяо в странах Юго-Восточной Азии стоят в этом списке на первом месте. В то же время, серьезным соперником КНР в сотрудничестве с диаспорами хуацяо является Тайвань. Следует отметить, что Тайвань никогда не прерывал связей с китайскими диаспорами Юго-Восточной Азии, тем более, что как капиталистической стране, ему было гораздо проще и комфортнее сотрудничать с китайским бизнесом, чем Китайской Народной Республике, особенно во времена председателя Мао. Тем более, китайцы Юго-Восточной Азии, по крайней мере та их часть, которая реально имеет экономическое влияние и возможности, исторически были связаны именно с Гоминьданом, то есть находились в оппозиции коммунистам, утвердившимся в материковом Китае.

    Однако, изменения, последовавшие в политико-идеологической сфере КНР и вскоре отразившиеся на внешней политике Китая, не могли не привести и к существенным сдвигам в отношениях между Пекином и диаспорами хуацяо. Сегодня китайские диаспоры рассматриваются КНР как важный инструмент влияния в регионе, а сами хуацяо, в свою очередь, прекрасно понимают, что такая сверхдержава мирового уровня как Китай является наилучшим гарантом безопасности и дальнейшего роста экономического благосостояния и влияния диаспоры. Можно выделить две основные тенденции во взаимоотношениях Китая с диаспорами хуацяо в Юго-Восточной Азии. Во-первых, культурные и экономические связи китайской диаспоры и КНР будут только расти и развиваться. Во-вторых, китайские диаспоры в странах Юго-Восточной Азии будут стремиться (в большинстве своем) придерживаться политического нейтралитета, так как понимают, что отсутствие выраженных политических амбиций является гарантией их социально-экономического благополучия и спокойного существования в принимающих странах. Поэтому вряд ли можно ожидать превращения китайских диаспор в открытых проводников китайского политического влияния.

    Разумеется, после провозглашения национальной независимости Индонезии власти страны начали дискриминацию китайского населения, проявлявшуюся в запрете на китайский язык, использование китайских имен и фамилий. Наиболее жестко китайское население страны преследовалось в 1965-1998 гг. Антикитайская политика индонезийских властей объяснялась тем, что китайцы составляли большинство активистов и сторонников Коммунистической партии Индонезии и рассматривались в качестве «пятой колонны» Китая в индонезийском обществе. Но и после того, как Китай отказался от планов революций в странах Юго-Восточной Азии, Индонезия сохраняла антикитайскую линию во внутренней политике. Власти умело пускали протестную энергию масс в русло межнациональных конфликтов. Наиболее масштабные антикитайские выступления за последнее время в Индонезии произошли в 1997-1998 гг.

    Китайское нашествие: США, Австралия, но не Россия

    Причем, весьма близкого. А отсюда следовал «логичный» для них вывод. Россия должна опереться на Запад и нейтрализовать с его помощью для себя китайскую угрозу.

    В общем, смешно вышло, особенно на фоне того, что произошло на самом деле.

    Стоит ли говорить, что заказ на подобную чепуху, а по-другому назвать этого нельзя, исходил из США.

    Если кто из говорящих до сих пор отказывается верить в это, пусть поинтересуются, что Вашингтон предлагает Москве сегодня устами в т.ч. и такого гранда мировой политики, как Генри Киссинджер. По сути то же самое. Главный враг русских – Китай, который спит и видит китайскую Сибирь и США готовы помочь России с ним справится.

    Между тем, статистика штука упрямая и она говорит полностью об обратном.

    Китайский – третий язык по использованию в США

    Для начала посмотрим, а что творится в самих США. Почему вопросы китайской миграции «в Россию» так сегодня волнуют американских политиков.

    Интерес у них не академический. Они не понаслышке знают о китайской угрозе. Первая волна китайских мигрантов заполонила Сан-Франциско еще в XIX веке, когда казалось, что после ратификации в 1868 году американо-китайского договора Бурлингейма, разрешившего двухстороннюю миграцию, китайское «цунами» «смоет» западное побережье США.

    За первое десятилетие преимущественно в Калифорнию переехало более 100 000 китайцев. Китайские кули стали обычным явлением на улицах городов. И именно они составляли на тот момент значительную часть населения местных трущоб.

    В 1882 году (то есть спустя всего 14 лет) в США был принят «акт об исключительности китайцев», строго запрещавший прием их в американское «подданство».

    Дело в том, что американцы быстро сообразили, что китайцы неохотно ассимилируются с местным населением, а предпочитают жить автономно, создавая свои «чайна-тауны». А это не устраивало власти страны, которым были нужны новые американцы, а не новые проблемы.

    Этот акт действовал на протяжении 61 года и только он помог американцам справиться с первой реальной угрозой со стороны Китая. В 1943 году, когда акт был отменен, в Штатах жило всего 70 тыс. китайцев.

    Прошло 75 лет и США вновь вынуждены задумываться о том, как противостоять Китаю. Причем, не только в военном или экономическом плане, но и в этнографическом. Вторая волна китайского нашествия началась уже в 1980-х.

    Тайвань, Гонконг, а затем и «материковый» Китай буквально выдавливали из страны ежегодно сотни тысяч человек. Многие из них устремились в благополучные США, где как грибы после дождя начали появляться все новые и новые «китайские кварталы».

    С 1981 по 2007 годы в страну легально въехало 1,3 млн. китайцев. За последнее десятилетие еще столько же. А с учетом нелегалов и родившихся уже в США, общая численность диаспоры на сегодня составляет примерно 6-7 млн. человек. Причем сама эта диаспора называет другую цифру – 10-12 млн., записывая в китайцы и членов смешанных семей.

    Рост численности китайской диаспоры страны гораздо выше в процентном отношении роста численности латиноамериканцев или афроамериканцев. Согласно данным американских демографов, уже к 2040 году численность только официальных китайцев в стране может достигнуть 5% ее населения. А с учетом жителей, имеющих китайские корни, эта цифра может перевалить и за 10%.

    Причем даже сегодня более половины из этих самых «американцев китайского происхождения» в быту говорят на своем родном языке.

    Китайская колонизация Юго-Восточной Азии

    Да, в США живут уже миллионы китайцев, но основной поток китайской миграции все же направлен не сюда, а в страны юго-Восточной Азии. Три четверти населения Сингапура на сегодня этнические китайцы. Они же составляют и четверть населения Малайзии.

    Но все это волны так называемых, старых волн. Между тем сегодня несколько южнее, можно увидеть настоящее глобальное тихое китайское завоевание.

    Первые китайцы в значительных количествах появились в Австралии в конце 90-х, вместе с китайскими фирмами, принявших участие в разработке полезных ископаемых самого большого «острова» планеты. Китайцам очень понравился этот самый маленький, богатый на ресурсы и почти не заселенный континент планеты, в климате которого они к тому чувствовали себя вполне комфортно.

    А потому уже в первые годы 2000-х Австралия столкнулась с настоящим китайским цунами. К 2010 году в Австралии проживало уже почти 3 млн. китайцев, треть из которых к этому времени уже обзавелась местным паспортом, а еще треть ждала его получения. Ежегодно заветную «корочку» получают примерно 200 тыс. граждан Китая, которых официальны Пекин при этом не вынуждает отказываться от китайского гражданства(!)

    На сегодня уже почти каждый десятый житель 24 млн. страны является по национальности китайцем, а еще столько же человек ждут своей натурализации. И это все в отличие от «коренных» австралийцев европейского происхождения молодые люди, которые родят здесь своих детей. Тоже естественно китайцев.

    По почти единодушному мнению экспертов и дипломатов иностранных посольств, если ничего в этой ситуации не изменится, то уже через 20 лет Австралия может выйти из Содружества, а в мире появится еще один Китай – австралийский.

    Китайцы в России

    На этом фоне говорить о каком-то там китайском нашествии в Россию просто смешно.

    Вообще, если бы те, кто вот уже двадцать лет крутят эту заезженную пластинку, хоть один раз прочли данные статистики, то они бы несказанно удивились.

    Перед революцией в России на Дальнем Востоке жило до четверти миллионов китайцев.

    Больше всего китайцев в СССР жило сразу после революции. В переписи 1926 года китайцами себя назвали более 100 тыс. граждан Союза. Затем, к 1980-ым в следствии сложности отношений с Китаем, численность китайцев в СССР уменьшилась до 10-15 тыс. чел.

    А вновь она несколько выросла в 90-х (до 35-40 тыс.). При этом обуславливалось это в первую очередь не желанием чего-то там захватить, а тем, что отношения двух стран в это время заметно потеплели.

    Но суровый русский климат вновь не позволил китайцам «закрепиться» в России. Уже перепись 2002 года обнаружила в России всего 34,5 тысячи китайцев, а перепись 2010 года менее 29 тысяч. Причем, половина из них, несмотря на официальную прописку, по данным представителей диаспоры живут в благополучной Москве и обслуживают интересы китайского бизнеса.

    И это не случайно. Если посмотреть на карту заселения китайской Маньчжурии (с которой граничит Россия), то мы увидим, что как раз приграничные территории этой провинции, несмотря на колоссальную перенаселенность страны, являются в Китае одними из самых «пустынных».

    Ну что оценили масштабы и направления китайской угрозы?

    Стоит ли говорить, что заказ на подобную чепуху, а по-другому назвать этого нельзя, исходил из США.

    Почему американцы китайского происхождения голосуют за Трампа

    Пока команда Клинтон винит Москву в скандалах, сопровождающих её в предвыборном марафоне, в США случаются события, которые могут заставить демократов искать причину своих неудач совсем в другой точке мира – в Пекине.

    В исторический центр Нью-Йорка на Манхэттен вышли американцы китайского происхождения (Chinese Americans) с призывами поддержать кандидата в президенты от Республиканской партии США Дональда Трампа.

    Об этом пишет сегодня South China Morning Post, посылая недвусмысленный сигнал всей китайской цивилизации, представителей которой в Соединённых Штатах немало. Численность китайской диаспоры в США (речь идёт о гражданах страны) составляет около 4 миллионов человек.

    В Трампе китайцев Америки привлекают приверженность традиционным семейным ценностям и жёсткая позиция по нелегальной иммиграции. Сотни людей с транспарантами и флагами раздавали листовки и скандировали лозунги на 5-й авеню в Манхэттене возле Trump Tower. Это можно было бы принять за протест, если бы не плакаты «Сделаем Америку великой снова» и красные футболки с наклейками Chinese Americans love Trump на двух языках – английском и китайском.

    Организовала митинг массовая волонтёрская группа Chinese Americans for Trump, созданная в разгар нынешней президентской кампании. Участники – в основном китайские иммигранты из Нью-Йорка, Нью-Джерси и Пенсильвании. Люди среднего возраста или старше, они вышли на улицу, чтобы высказывать своё мнение о нелегальной иммиграции, о традиционных ценностях, а также об ущемлении прав китайцев в США.

    «Мы вышли на улицы потому, что крайне озабочены и обеспокоены. Соединенные Штаты в опасном положении, и результат этих выборов имеет для нас решающее значение», – говорит Фу Сяобо. Опасность, по её словам, заключается в том, что Демократическая партия и лично Хиллари Клинтон поддерживают лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, а это прямо подрывает устои семьи. Точно так же «открытая иммиграционная политика», за которую ратует Клинтон, разрушает экономику и порядок в стране.

    Люси Лю с табличкой «Поддержать Трампа, сохранить закон и порядок» считает, что иммиграция – это и её проблема тоже. «Я не хочу так много нелегальных мигрантов. Они берут гораздо больше социальных льгот, чем платят. Мы являемся легальным мигрантами, любим эту страну и прилагаем все усилия для её благополучия, вносим свой вклад!» – кричит она прохожим. Лю категорически против того, чтобы США походили на Европу наших дней, она боится терактов и кризиса, связанного с потоком беженцев.

    Стивен Чунг родом из Гонконга, он говорит, что китайцы обычно очень настороженно относятся к публичному выражению политических взглядов, но здесь тот случай, когда он не может молчать – он хочет защитить будущее своих детей. «Людям пора выйти вперед. Нечего стыдиться… – призывает Чунг. – Я голосую за политику, а не за персоналии».

    «Политическая позиция Трампа, включая акцент на законности и порядке, снижении налогов для американских граждан, впервые привлекательны для нас, – говорит предприниматель Джеффри Лю. Для азиатов, считает он, также очень ценны прагматизм, трудолюбие и честность Трампа.

    Кардиолог Гари Чен, симпатизирующий демократам, признался, что в прошлом он не раз голосовал за Хиллари Клинтон, когда она баллотировалась в сенаторы штата Нью-Йорк в 2000-м и 2006 годах, поддерживал её кандидатуру от Демократической партии в 2008-м, но больше не станет это делать. «Интересы Хиллари противоречат интересам китайских американцев. Я не могу голосовать за неё», – заявляет он.

    Инвестиционный консультант Говард Чен замечает, что «поддержать Трампа на Манхэттен пришло больше людей, чем ожидалось, и это раскрывает возможности китайского общества Америки участвовать в политике», – рассказывает South China Morning Post.

    Казалось бы, обычный предвыборный митинг, ничего особенно.

    А вместе с тем необычный. Chinese Americans, связывающие свои надежды с Трампом, трезво смотрят в американское будущее китайцев, им импонируют прагматизм и деловая хватка кандидата-республиканца. В настоящее время на обучение в США из Китая потоком едут школьники, на китайцев приходится 52% всех иностранных учащихся. И эти цифры растут. Приезжают учиться и студенты. В 2015 году учиться в США приехали порядка 520000 китайцев, в нынешнем – 323000 (данные портала www.eol.cn).

    Китайская диаспора в США заинтересована в решении острейшего для неё вопроса – расширении возможностей для молодых людей получать высшее образование в США. Особенно актуально это для небогатых семей, дети из которых не всегда могут получить место в престижном вузе, как считают китайцы, из-за своего происхождения. В этом они усматривают дискриминацию по национальному признаку: по утверждениям митингующих, американские СМИ замалчивают эту тему, хотя нередко молодым людям китайского происхождения в США университеты отказывают в месте притом, что их знания оцениваются высоко. Chinese Americans считают, что президент Трамп устранит эту несправедливость и откроет новые возможности для получения высшего образования в США выходцам из Китая.

    Вышедшие на Манхэттен в поддержку Трампа китайцы послали сигнал сразу по многим направлениям: диаспоре в США, Поднебесной, а также всем Asians Americans. И они очень удачно напомнили всем американцам, что Америку создали иммигранты. Ту Америку, которая была для представителей многих народов «плавильным тиглем», а не сегодняшней кастрюлей с прокисшей похлёбкой.

    Как бы демократам не заблудиться в поисках врагов, отовсюду мешающих победе Хиллари Клинтон.

    Китайская диаспора в США заинтересована в решении острейшего для неё вопроса – расширении возможностей для молодых людей получать высшее образование в США. Особенно актуально это для небогатых семей, дети из которых не всегда могут получить место в престижном вузе, как считают китайцы, из-за своего происхождения. В этом они усматривают дискриминацию по национальному признаку: по утверждениям митингующих, американские СМИ замалчивают эту тему, хотя нередко молодым людям китайского происхождения в США университеты отказывают в месте притом, что их знания оцениваются высоко. Chinese Americans считают, что президент Трамп устранит эту несправедливость и откроет новые возможности для получения высшего образования в США выходцам из Китая.

    научная статья по теме КИТАЙСКАЯ ДИАСПОРА В США Комплексное изучение отдельных стран и регионов

    Цена:

    Авторы работы:

    ТОЧЁНАЯ АЛЁНА ОЛЕГОВНА

    Научный журнал:

    Год выхода:

    Санкт-Петербургский государственный университет

    Ссылка на основную публикацию