Изучение истории американских городов в разрезе групп иммигрантов

Изучение истории американских городов

В последние десятилетия исследование истории иммиграции все более связывается с изучением истории американских городов — главного пристанища иммигрантов. Это направление получило от самого видного своего представителя Ст. Тернстрома название «Новой городской истории» («New Urban History»). Для новой школы характерно изучение малоиспользованных прежде местных статистических и иных источников с помощью количественных методов и историко-социологический тип исследования.

Изучение иммигрантов Нью-Йорка

Одним из предшественников ее можно считать Р. Эрнста, автора книги «Иммигрантская жизнь в Нью-Йорке (1825—1863)». Нью-Йорк — крупнейший иммиграционный порт и крупнейший многонациональный город Америки, и исследование его населения важно для понимания этнических отношений в США. Он неоднократно являлся предметом подобных исследований. Труд Р. Эрнста, в котором проанализирован богатейший экономический и социальный материал, основан главным образом на рукописных таблицах по штату Нью-Йорк. Однако автор не пытается провести четкое классовое разграничение иммигрантов, что иногда обесценивает его анализ.

Иммигрантскому населению того же Ныо-Йорка, только в более поздний период, посвящена книга Н. Глейзера и Д. П. Мойнихена «За плавильным котлом», носящая историко-социологический характер. Авторы выступили в ней против теории «плавильного котла», хотя их точка зрения далеко не подтверждается материалом их книги. Но такая постановка вопроса об ассимиляции сделала книгу чрезвычайно известной и способствовала развитию тенденции культурного плюрализма в историографии иммиграции.

Ближе к методике «новой городской истории» стоит книга Д. Коула «Иммигрантский город». Это исследование истории фабричного новоанглийского города Лоуренса. Автор тщится сделать из своего материала как можно более оптимистические — в американском буржуазном духе — выводы: не так, мол, все обстояло плохо с иммигрантами, как принято писать, не такими были они радикалами, какими слыли; они деятельно американизировались — вплоть до того, что старые иммигрантские группы практиковали национальную дискриминацию по отношению к новым.

История, преимущественно экономическая, иммигрантов среднезападного города Милуоки проанализирована в книге Г. Нормана «Индустриализация, иммигранты и американизаторы». В числе других местных источников автор использовал беседы со старыми рабочими. Он разбирает социально-этническую структуру Милуоки, бывшего в средние десятилетия XIX в. немецким городом, а потом заселявшегося поляками, венграми, итальянцами и т. д. В книге показано, как возникала в начале XX в. принудительная американизация, развернувшаяся в годы первой мировой войны.

Изучение истории городов штата Массачусетс

Наиболее характерны для «новой городской истории» работы Ст. Тернстрома. Таково его историко-социологическое исследование «Бедность и прогресс» (видимо, перефразировка названия знаменитой книги Генри Джорджа «Прогресс и бедность»). В этой книге изучено рабочее, по большей части ирландское, население массачуссетского промышленного городка Ньюберипорт в XIX и начале XX в. Источниками исследования послужили материалы переписей, городские справочники, налоговые записи и т. д. Автору удалось проследить историю ряда рабочих семей в нескольких поколениях. Выводы, к которым он пришел, позволили ему развенчать весьма распространенные в США взгляды о высокой социальной мобильности в XIX в., весьма родственные мифу о возможности для каждого рабочего разбогатеть, повысить свое положение в обществе и т. п. При этом Тернстром доказывает, что иммигранты имели меньше, чем старожилы, шансов перейти на лучшую работу, что даже дети их обладали в подобных отношениях меньшими возможностями, чем дети янки. Он оттеняет классовое расслоение в среде иммигрантов-ирландцев и роль иммигрантской буржуазии. Тернстром резко полемизирует с известным социологом Уорнером, который в свое время обследовал тот же Ньюберипорт. Он особенно осуждает неисторичность подхода у Уорнера и данное им поверхностное определение класса (которое, кстати сказать, весьма широко распространено в американской литературе).

Социальная мобильность жителей Бостона в связи с их этнической принадлежностью исследуется Тернстромом в статье из сборника «Города XIX века», подготовленного историками и социологами. Та же тема разработана им в книге «Другие бостонцы», где широко применены количественные методы. Тернстром опроверг здесь, в частности, стереотип «этнических гетто» американских городов, основанный главным образом на видимости национальных кварталов с их специфическими ресторанами, лавками, церквами и т. д. В действительности население их обновлялось очень быстро, еще быстрее, чем американское население в целом, географической мобильности которого Тернстром придает большое значение, отмечая, что наибольшая текучесть имелась среди неимущих. При всей важности машинных подсчетов, позволяющих широко использовать массовый материал, их результаты в этой книге далеко не всегда убедительны.

К этому же течению относится по существу труд шведского ученого Ульфа Бейбома «Шведы в Чикаго» — не только по теме, но и по методике исследования. Автором подняты и тщательно проанализированы местные статистические материалы и иные документы, позволяющие прослеживать даже индивидуальные судьбы. Книга имеет историко-социологический, в некоторой степени этностатистический характер. Следует отметить, что автор старается выяснить классовые различия, что при состоянии американской статистики XIX в. нелегко.

Историко-социологическое изучение американских городов дополняется и со стороны экономической географии. Так, в книге Д. Уорда «Города и иммигранты» анализируется обусловленное экономической необходимостью внутреннее расположение городов XIX в., их иммигрантских кварталов и жилищ.

Иммигрантские группы Дальнего Запада

Примечателен нарастающий в последние десятилетия поток литературы об иммигрантских группах Дальнего Запада, особенно Калифорнии. Это далеко не только краеведческое явление. Калифорния, как известно, стала самым населенным из американских штатов, важнейшим центром науки и культуры. Население ее еще со времен золотой лихорадки отличается особой этнической пестротой. И, наконец, азиатская иммиграция сосредоточена преимущественно там.

В известной мере эти черты относятся и к другим штатам Дальнего Запада. Иммигранты европейского происхождения, селившиеся в этой огромной области, прежде изучались относительно мало — иммигрантоведение занималось преимущественно восточными, приатлантическими районами США, да еще Средним, «старым» Западом. Теперь этот пробел заполняется.

О поселении норвежских иммигрантов на Дальнем Западе США, включая Аляску, во второй половине XIX в. повествует в книге «К западу от перевала» исследователь скандинавской иммиграции К. Бйорк. Переселение к Тихому океану норвежских фермеров, живших прежде на Среднем Западе, еще раз показывает, что трудовое фермерство мало могло использовать закон о гомстедах, что землю приходилось ему покупать у владельцев железных дорог и земельных спекулянтов. В книге говорится о грейнджерском и популистском движении среди норвежцев Дальнего Запада, об участии их в рабочем движении. Многие норвежские рабочие в Калифорнии поддерживали так называемую «рабочую партию» Кирни и отстаивали ее антикитайские требования. Главным источником, на котором основана книга Бйорка, являются письма читателей в норвежско-американские газеты.

О переселении в Америку мормонов из Скандинавии, об их жизни в Юте написана работа В. Малдера. Автор ее считает мормонство характерной американской религией, соответствующей по духу социальным и культурным традициям Америки. Ассимиляция иммигрантов совершалась, по его мнению, в Юте быстрее, чем в других районах, в частности потому, что они отказывались от прежней веры и принимали американскую религию — мормонство.

Другой европейской группе на Западе США — итальянцам посвящена книга Э. Ролле. Автор пытается разрушить сложившийся в Америке итальянский стереотип, показать селившихся на Западе итальянцев — в отличие от восточных — преуспевающими, легко ассимилировавшимися и вообще представить их с самой лучшей стороны. В предисловии к книге видный историк Р. Биллингтон охарактеризовал ее как новое толкование истории иммиграции, в таком же духе отозвались о ней некоторые журналы, но сама книга Ролле не оправдала этих характеристик. Ее апологетические — и по отношению к американскому образу жизни, и по отношению к Западу, и по отношению к итальянским иммигрантам — тенденции неубедительны, в теоретическом же отношении она слаба.

Изучение иммигрантов из Азии

Наиболее характерны для иммигрантоведческой литературы о Западе книги, посвященные выходцам из Азии. Эти иммигранты, отличавшиеся от большинства американского населения не только в этническом, но и в расовом отношении, представляют собою особенно интересный и сложный объект изучения, и в последние десятилетия литература о них растет как количественно, так и качественно. На калифорнийском материале написана учеными Дальнего Запада Р. Дэниелсом и Г. Китано историко-социологическая работа «Американский расизм», в которой сделана попытка изучить отношения между расово-этническими группами американского населения исходя из общественного положения этих групп.

Историческая литература о китайских иммигрантах до последних десятилетий не отличалась ни количеством, ни качеством, однако теперь здесь наблюдается перелом. Так, серьезная социолого-историческая работа «Китайцы в США» написана американской исследовательницей Р. X. Ли. В этой книге освещаются демографические черты американо-китайской группы, ее социальная организация и дифференциация, стереотипы и автостереотипы китайцев. Однако изданная двумя годами позже книга С. Куна «Китайцы в американской жизни», полезная как справочник, дающая много демографических таблиц и подробный разбор иммиграционных законов, довольно наивна в научном отношении. Автор считает нужным подчеркивать заслуги американских китайцев, приукрашивает своих героев и извиняющимся тоном отвергает нападки на них. В свои обобщения он включает и материал о китайском населении Гавайских островов, хотя историческая судьба гавайских китайцев сложилась совершенно иначе, чем судьба китайцев на американском материке.

Другая книга по истории американских китайцев, «Горькая сила» Г. Барта, написана в стиле, свойственном современным иммигрантоведческим трудам, и основана на широком круге источников. Однако она неглубока, в ней постоянно повторяется несколько не всегда убедительно аргументированных мыслей. Американские китайцы, по Барту, стремились только выжить, а не обрести свободу, свобода же для него однозначна приобщению к американскому образу жизни.

Б. Л. Сун уделяет в своей книге об истории китайцев в Америке много внимания китайской семье и культурному приспособлению китайцев к американской жизни. Как и Р. X. Ли, она считает его успешным и весьма желательным.

На более высоком уровне находится интересная работа Дж. Левена, относящаяся к другой географической области. Это история небольшой и малоизвестной, но очень характерной группы американских китайцев, привезенных на Юг в период реконструкции. Их социальная эволюция определялась условиями расовой и классовой системы Юга, которую анализирует автор.

Изучение антикитайских тенденций в США

Две вышедшие в последние годы книги освещают вопрос об антикитайских тенденциях в Америке. В первой из них, «Незваный иммигрант», С. Миллер рисует отношение американцев к китайцам и находит, что оно было отрицательным задолго до китайской иммиграции, на протяжении всего XIX в., если не раньше. Автор другой книги, «Необходимый враг», А. Сэкстон, анализирует расистские тенденции в рабочем движении и сопоставляет китайцев скорее с афроамериканцами, чем с европейскими иммигрантами. Более верный взгляд на китайскую иммиграцию высказывает упоминавшийся уже Р. Дэниелс. Для этого ученого китайцы, как и японцы (а оп занимался по преимуществу проблемами именно японской иммиграции), прежде всего иммигранты, подобно выходцам из Европы. Такой взгляд направлен против, расистских тенденций, подчеркивавших мнимую исключительность выходцев из Азии среди населения США. С этих же позиций написано Дэниелсом исследование об антияпонском движении и дискриминации японцев в Калифорнии. Одна из целей, автора этой книги — вскрыть недостаточно освещавшиеся антидемократические тенденции американской национальной традиции.

Интересно разобран сложный вопрос об антикитайской кампании в США и об отношении к китайским иммигрантам со стороны американских рабочих и социалистических организаций, в опубликованной прогрессивным английским историческим журналом статье Изабеллы Блэк.

Как справедливо отмечает Р. Дэниелс, в литературе об иммигрантах из Азии больше описывались преследования, которым они подвергались, чем их внутренняя жизнь. Из работ, преодолевающих эту односторонность, можно отметить за последние годы переиздание вышедшей впервые в 1932 г. книги Й. Ицихаси «Японцы в Соединенных Штатах», где разобран профессиональный состав японских иммигрантов и обращено особое внимание на их детей.

О потомках японских иммигрантов много говорится и в популярной работе упоминавшегося прежде Г. Китано «Японские американцы». Пользуясь в своем анализе понятием «эткласс», введенным крупным американским социологом М. Гордоном и означающим пересечение этнической группировки с классовым подразделением, Китано вводит в это понятие поправку на поколение и предлагает более сложный термин «eth-gen-class» («gen» —сокращенное «generation» — поколение).

Литература по истории отдельных иммигрантских национальностей

Литература по истории отдельных иммигрантских национальностей обильна и разнообразна. Здесь можно будет остановиться лишь на работах по нескольким национальным группам.

Для исследования американских немцев много сделал К. Виттке. Ему принадлежит работа о политических эмигрантах германской революции 1848—1849 гг., сыгравших значительную роль в политическом и культурном развитии немецкой группы и немалую в американской истории XIX в. Им написаны монографии об отдельных деятелях этой прослойки. Специально изучена им история немецкой прессы в Америке.

Тема эмигрантов 1848 г. привлекала многих авторов. О марксистах — участниках этой эмиграции писал К. Оберман (см. выше). Колумбийский университет выпустил в связи со столетием революции 1848 г. юбилейный сборник о немецкой революционной эмиграции с интересными, хотя и разноценными исследовательскими статьями. М. Л. Хансен, которому принадлежит исследование влияния германской революции 1848 г. на массовую эмиграцию, оставил в области истории американских немцев также работу о попытках организованной аграрной иммиграции из Германии в США.

Известностью пользуется книга английского историка Дж. Хоогуда «Трагедия немецкой Америки», в которой недооценено значение для американских немцев гражданской войны и предшествовавшей ей социальной борьбы и преувеличено влияние на них антииммигрантской травли. Из предвзятых идей автора этой книги вытекает и неубедительное утверждение, будто немцы сопротивлялись ассимиляции сильнее, чем другие иммигрантские группы.

С точки зрения местной истории американских немцев интересна упоминавшаяся выше работа Н. Айверсона о населении Нового Ульма, основанного группой немцев-турнеров. Автор этого труда руководствуется теорией стратификации Макса Вебера. Самый характерный для этой работы исследовательский материал — анкеты.

Среди ряда выходивших на протяжении десятилетий работ об эмиграции из Германии — начальном этапе истории американских немцев — стоит отметить изданную в 1964 г. Гарвардским университетом книгу М. Уокера «Германия и эмиграция». Она охватывает большую часть XIX в. Некоторые мысли М. Уокера вызывают возражения, как например характеристика германской колониальной политики, но в целом книга представляет большой интерес для изучения немецкой иммиграции в Америке, миграционных процессов вообще и, конечно, истории Германии.

Мало изучавшейся до сих пор теме об американских немцах-католиках посвящены публиковавшиеся в последние годы работы Ф. Глисона. Автор рассматривает своих героев как меньшинство — и среди американских немцев и в католической церкви и, наконец, в Америке.

КАК ИММИГРАНТЫ ПОПОЛНЯЮТ ОБЩЕСТВО — ИММИГРАЦИЯ И ИСТОРИЯ США

Десятки миллионов иммигрантов за четыре столетия сформировали современные Соединенные Штаты. Они приехали, чтобы строить новую жизнь и зарабатывать в Новом Свет, их нелегкий труд принес пользу им самим и их новой родине.
Хейша Дайнер (Hasia Diner) — профессор истории в Нью-Йоркском университете в городе Нью-Йорке

Читайте также:  Как получить вид на жительство в США (ВНЖ), все способы

Миллионы женщин и мужчин со всего мира решились иммигрировать в Соединенные Штаты. Этот факт — одна из основ развития страны и залог процесса, обладающего принципиальным значением для истоков формирования нации: ее становления в качестве нового и независимого государства и последующего превращения из атлантического форпоста в мировую державу. В первую очередь, это относится к экономическому росту страны. Соединенные Штаты Америки созданы иммигрантами.
Подобно многим другим обществам переселенцев, Соединенные Штаты, как до обретения независимости, так и после него, полагались на поток прибывающих из других стран, которые осваивали ее открытые незаселенные земли. Эту историческую действительность США разделили с Канадой, ЮАР, Австралией, Новой Зеландией, Аргентиной и другими странами.
Имперские державы, претендовавшие на свободные земли, обладали доступом к двум из трех элементов, которые необходимы для достижения их главной цели — добычи природных ресурсов в колониях. В их распоряжении были земля и капитал. Однако не хватало людей, которые занимались бы сельским хозяйством, лесозаготовками, добычей полезных ископаемых, охотой и так далее. Управляющие колониями с большим или меньшим успехом пытались воспользоваться местной рабочей силой и поощряли торговлю африканскими рабами, вследствие которой миллионы мигрантов против своей воли оказались в Новом Свете.
Однако иммиграция сыграла решающую роль не только в создании возможностей для развития Америки, но и в формировании основ ее общественного строя. Историю США можно условно поделить на пять отдельных периодов. В течение этих периодов наблюдались разные темпы миграции из совершенно разных уголков мира. Каждый из них во многом стал отражением особенностей американского общества и экономики и одновременно оставил на них свой отпечаток.

ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В НОВОМ СВЕТЕ
Первая и самая продолжительная эпоха продлилась с 17-го века до начала 19-го столетия. Иммигранты прибывали из разных мест, в том числе из германского Пфальца, из Франции (протестанты-гугеноты) и из Нидерландов. Среди иммигрантов были иудеи из Нидерландов и из Польши, однако большинство иммигрантов той поры были родом с Британских островов, причем англичане, шотландцы, валлийцы и ирландцы из Ольстера тяготели к разным колониям (позднее ставшим штатами) и регионам.
Эти иммигранты, которых обычно называют переселенцами, в основном, предпочитали заниматься земледелием: обещание дешевой земли было важным стимулом для обедневших выходцев из северной и западной Европы, которые не могли воспользоваться плодами модернизации экономики у себя на родине. Особого внимания заслуживает отдельная группа иммигрантов, поскольку их опыт во многом проливает свет на движущие силы иммиграции. В ту эпоху многие переселенцы прибывали в Америку в качестве подневольных работников. Они заключали договоры с работодателями, в которых определялись время и условия труда в качестве платы за переезд в Новый Свет. Хотя условия работы были очень суровыми, в результате своего труда подневольные работники получали в собственность небольшие земельные наделы, которые они могли обрабатывать, став независимыми фермерами-йоменами.

МАССОВАЯ МИГРАЦИЯ
Число людей, приехавших в эту давнюю эпоху, было относительно небольшим. Однако к 20-м годам 19-го века ситуация изменилась. Этот период стал первой эпохой массовой миграции населения. Со второго десятилетия до 1880-х годов в Соединенные Штаты прибыло около 15 миллионов иммигрантов. Многие предпочли заняться сельским хозяйством на Среднем Западе и Северо-востоке, другие направлялись в такие города, как Нью-Йорк, Филадельфия, Бостон и Балтимор.
Этот переходный период обусловлен факторами, которые действовали как в Европе, так и в Соединенных Штатах. После окончания наполеоновских войн в Европе молодые люди оказались свободными от военной службы. Это позволяло им вернуться на родину, в то время как индустриализация и сельскохозяйственная консолидация в Англии, Скандинавии и странах центральной Европы преобразили отечественную экономику. В результате образовался класс молодых людей, которые при новом строе не могли заработать себе на жизнь. Спрос на труд иммигрантов возрос в связи с двумя важными тенденциями в США: заселением американского Среднего Запада после открытия канала Эри в 1825 году и связанным с ним становлением порта в Нью-Йорке, а также началом промышленного развития в Соединенных Штатах, особенно текстильной отрасли, центр которой находился в Новой Англии.
Иммигранты, как правило, группировались в определенных городах и регионах. Американский Средний Запад, ставший в середине 19-го века одним из самых плодородных сельскохозяйственных регионов мира, привлек сплоченные и относительно однородные общины иммигрантов из Швеции, Норвегии, Дании, Богемии и различных территорий, которые в 1871 году стали единой Германией.
В эту эпоху произошел первый крупномасштабный приток иммигрантов-католиков в преимущественно протестантские Соединенные Штаты. Эти люди — в основном, ирландцы — вызвали первую в истории страны серьезную волну враждебного отношения к иммигрантам, которая сочетала в себе неприятие иммигрантов в целом с боязнью католицизма и ирландцев. В десятилетия, предшествовавшие Гражданской войне в США (1861-1865), теория превосходства граждан, родившихся в стране, над иммигрантами привела к возникновению мощного политического движения и даже политической партии «незнаек», которые сделали опорными пунктами своей платформы негативное отношение к иммиграции и католичеству. В этот период на американский Запад также прибыли немногочисленные китайцы. Американцы, родившиеся в стране, бурно и отрицательно реагировали на их приезд, что привело к принятию единственного иммиграционного закона США, в котором конкретная группа людей была названа главным объектом ограничительной политики — «Закона об исключении китайцев» 1882 года.

ВОЛНА СТАНОВИТСЯ НАВОДНЕНИЕМ
В десятилетия после Гражданской войны с появлением новых источников иммиграции стали совершенствоваться средства для путешествий через океан. Если прежние иммигранты прибывали в Соединенные Штаты на парусниках, то нововведения в пароходном сообщении позволили более крупным морским судам привозить в США больше иммигрантов. В ту эпоху иммигранты прибывали, как правило, из южной и восточной Европы — регионов, которые в конце 19-го и начале 20-го веков претерпевали такие же экономические преобразования, какие ранее произошли в западной и северной Европа.
Как и среди иммигрантов прежнего периода, среди новых прибывающих в Америку преобладала молодежь. Эту миграционную волну, ставшую третей в истории иммиграции в США, скорее можно назвать наводнением иммигрантов, так как океан пересекли почти 25 миллионов европейцев. Большинство этих мигрантов составляли итальянцы, греки, венгры, поляки и другие люди, говорившие на славянских языках. Среди них было от 2,5 до 3 миллионов евреев.
Каждая группа отличалась характерными миграционными особенностями по соотношению между мужчинами и женщинами среди мигрантов, постоянству своей миграции, уровню грамотности, количеству взрослых и детей и т.п. Но у всех групп была одна общая характеристика: они стекались в города и составляли большинство промышленной рабочей силы в США, обеспечивавшее становление сталелитейной, угольной, автомобильной, текстильной и швейной промышленности. Эти люди дали возможность Соединенным Штатам оказаться в первых рядах мировых экономических гигантов.
Их тяга к городам, большая численность и достаточно элементарная, свойственная людям антипатия к иностранцам привели к возникновению второй волны организованной ксенофобии. К 1890-м годам многие американцы, особенно из числа зажиточных белых местных уроженцев, считали, что иммиграция серьезно угрожает здоровью и безопасности страны. В 1893 году группа таких американцев создала Лигу за ограничение иммиграции. Наряду с другими аналогично настроенными организациями, она начала добиваться от Конгресса резкого сокращения иммиграции из-за рубежа.

ПРИНЯТИЕ ЗАКОНОВ ОБ ИММИГРАЦИИ
Ограничение постепенно продолжалось в конце 19-го и начале 20-го веков, сразу после Первой мировой войны (1914-1918) и в начале 1920-х годов Конгресс изменил основы политики страны в отношении иммиграции. В принятом в 1921 году Законе о национальном происхождении (в окончательной форме утвержденном в 1924 году) не только ограничивалось число иммигрантов, которые могли въезжать в Соединенные Штаты, но и устанавливались квоты, основанные на национальном происхождении. Этот сложный законодательный акт, по существу, отдавал предпочтение иммигрантам из северной и западной Европы, резко ограничивая число прибывающих из восточной и южной Европы и объявляя нецелесообразным прием иммигрантов из Азии в Соединенных Штатах.
Однако квоты не распространялись на Западное полушарие, и в 1920-е годы наступила предпоследняя эпоха в истории американской иммиграции. Иммигранты довольно свободно переезжали из Мексики, Карибского бассейна (включая Ямайку, Барбадос и Гаити) и других частей Центральной и Южной Америки. Эта эпоха, на которой отразилось применение закона 1924 года, продолжалась до 1965 года. На протяжении этих сорока лет Соединенные Штаты начали постепенно принимать ограниченное количество беженцев. Еврейские беженцы из нацистской Германии перед Второй мировой войной, те, кто пережил Холокост, перемещенные лица разных национальностей, бежавшие от коммунистического правления в Восточной Европе, венгры, искавшие убежища после неудавшегося восстания в 1956 году, и кубинцы после революции 1960 года смогли найти себе пристанище в Соединенных Штатах, потому что американцы не могли оставаться равнодушными к их тяжелой участи. Однако основной закон об иммиграции оставался в силе.

ЗАКОН ХАРТА-СЕЛЛЕРА
Все изменилось в 1965 году с принятием Закона Харта-Селлера — побочного продукта революции в области гражданских прав и жемчужины среди программ президента Линдона Джонсона «Великое общество». Эта мера не предназначалась для стимулирования иммиграции из Азии, с Ближнего Востока, из Африки и других развивающихся регионов мира. Напротив, отказавшись от системы квот по расовому признаку, ее авторы рассчитывали на то, что иммигранты будут приезжать из «традиционных» обществ, присылавших их ранее, таких, как Италия, Греция и Польша. Жители этих стран испытывали затруднения в связи с очень низкими квотами по закону 1924 года. В новом законе квоты были заменены льготными категориями, основанными на семейных связях и трудовых навыках. При этом особое предпочтение отдавалось иммигрантам, имеющим родственников в Соединенных Штатах, и профессиям, в которых остро нуждалась страна по оценкам Министерства труда США. Но после 1970 года, вслед за первоначальным притоком из этих стран, иммигранты начали прибывать из Кореи, Китая, Индии, Филиппин и Пакистана, а также из стран Африки. К 2000 году иммиграция в США достигла уровня 1900 года, и Соединенные Штаты вновь стали страной, которая формируется и преобразуется под воздействием иммиграции.
В начале 21-го века американское общество снова втянулось в дебаты об иммиграции и роли иммигрантов в американском обществе. Кому-то новые иммигранты кажутся неготовыми или неспособными к ассимиляции в американском обществе, уделяющими слишком большое внимание сохранению своих связей в других странах и чересчур далекими от основных американских ценностей. Как и в прошлом, некоторые критики современных иммигрантов полагают, что приезжие отбирают рабочие места у американцев и создают чрезмерную нагрузку на системы образования, социального обеспечения и здравоохранения. Многие участники дебатов считают, что многочисленные нелегальные иммигранты (лица без официальных документов) угрожают основам общественной структуры в стране. Они полагают, что каждая новая волна иммигрантов вселяла в американцев, в том числе в детей и внуков прежних иммигрантов, страх, подозрительность и обеспокоенность. При этом многие ошибочно утверждают, что новая группа прибывающих в страну каким-то образом не впишется в общество и сохранит приверженность старому и чуждому образу жизни. В свою очередь, сторонники иммиграции и большинство специалистов по истории иммиграции утверждают, что иммигранты обогащают Соединенные Штаты, оказывая ценные услуги стране.
Во все периоды истории США, от колониальных времен 17-го столетия до начала 21-го века, прибывавшие со всего мира люди останавливали свой выбор на американском опыте. Они приезжали как иностранцы, носители языков, культур и религий, которые порой казались чуждыми сути Америки. Со временем, по мере того как менялись представления об американской культуре, иммигранты и их потомки создавали этнические общины и одновременно участвовали в гражданской жизни Америки, внося вклад в жизнь всей страны.

История изучения миграции в социологии и этнологии, проблем социальной адаптации и интеграции иммигрантов

История изучения миграции в социологии и этнологии (по Акерману)

История изучения миграции в социологии и этнологии, проблем социальной адаптации и интеграции иммигрантов

Изучение миграции носит широкий междисциплинарный характер. Основные науки, с которыми в этой связи граничит этнология – социология развития, социология миграции, история, демография, урбанистика и др. Маргинальное положение исследований миграции в этнологии обусловлено отчасти самой спецификой поднимаемых здесь проблем, не совместимых с «доминирующей функционалистской равновесной моделью общественного порядка» (Ackermann A., 1997, S.2). Речь идет об обсуждении вопросов перемен, нестабильности, развития – часто сложные и неприятные темы, требующие серьезного осмысления этических аспектов.

А. Акерман предлагает следующую пространственно-временную модель развития исследования миграции в социальных науках (Op.cit.):

1) 1920-1940 гг. Деятельность представителей Чикагской социологической школы по изучению последствий миграции в города США из европейских стран и адаптации мигрантов из сельской среды к «типично городским» условиям жизни.
2) 1930-1960 гг. Изучение последователями американской школы Культурной антропологии в странах Латинской Америки противоречий образа жизни сельского и городского населения, обнаруживающихся в процессе урбанизации.
3) 1940-1960 гг. Исследования последователями Манчестерской школы социальной антропологии последствий трудовой миграции для социальной структуры и систем родства в Центральной Африке.
4) 1960-1970-е гг. Сосредоточение исследовательского интереса на экономических и политических аспектах изучения миграции, тогда как проблемы культуры как бы уходят на второй план.
5) С 1980-х гг. Усиление интереса к культурным факторам, обращение к изучению вопросов этнической и национальной идентичности в контексте национального государства как катализатора процессов миграции и самоидентификации.

Ниже мы вкратце остановимся на основных этапах развития науки, выделенных Акерманом.

Последователи Чикагской школы социологии, заложившие важные основы, определившие дальнейшее развитие всех общественных наук, стали во многом первооткрывателями и в исследованиях по проблемам миграции. США, в которых со второй половины XIX в. все большую роль начинает играть фактор миграции, в корне изменивший культурный облик страны, стали тем полем, на котором было суждено возникнуть новому научному направлению. Парк, Берджес и Маккензи в своем анализе процессов интеграции мигрантов из Европы в североамериканских городах применили эволюционное учение Ч. Дарвина, а точнее социал-дарвинизма Г. Спенсера, рассматривая городскую среду как своего рода экологическую систему взаимосвязанных организмов, связанных отношениями конкуренции и зависимости (Ackermann A., 1997, S.3; Hoffmann-Nowotny, 1988, S.22 ). Парк, его ученики и последователи рассматривали процесс адаптации и интеграции с точки зрения индивида, помещенного в новое культурное окружение, к которому он должен приспосабливаться. Логической целью интеграции в таком виде является ассимиляция, якобы неизбежная конечная ступень процесса одностороннего воздействия принимающего общества на представителей пришлой культуры. Процесс адаптации, таким образом, должен приводить к деструкции прежних культурных установок и идентичности. Тем самым иммигранты превращаются в «американцев», подтверждая универсалистскую идеологию «плавильного котла» (Ackermann A., 1997, S.3). Согласно мнению некоторых представителей Чикагской школы, жизнь в городской среде ведет к формированию человека, у которого традиционные социальные и родственные отношения вытесняются отношениями, основанными на рациональных интересах.

Читайте также:  Исследование миграционных процессов в Америке, главные авторы

Школа культурной антропологии

Новой исследовательской парадигмой с 1930-х гг. становится изучение различий между городским и сельским образом жизни в странах Латинской Америки, прежде всего в Мексике и Гватемале. Наибольшую известность в этой связи заслужили исследования Р. Рэдфилда. Представления сторонников американской школы Культурной антропологии о процессе модернизации были ориентированы на городскую среду. Различия между городом и селом представляются в противопоставлениях: «развитый – отсталый», «современный – традиционный» и т. д. На вооружение была взята идея о диффузии прогрессивных тенденций из города в деревню, из развитых стран – в малоразвитые. Процесс миграции в этом контексте представлялся как перенос человека из одной социальной среды в другую при одновременном принципиальном изменении социальных отношений. (S.7) Последователи Рэдфилда в дальнейших исследованиях обнаружили, что интеграция приезжих из села в городе имеет более сложный характер.

Интерес британских ученых к проблемам миграции был вызван происходившими в тогдашних колониях Великобритании в Центральной Африке быстрыми социо-культурными переменами. Объектом исследования представители Манчестерской школы социальной антропологии также избрали городскую среду, которая формировалась в активно растущих центрах британской колониальной власти. В основе подхода М. Глюкмана и др. лежал опять же анализ адаптации сельских мигрантов, происходящих из традиционной племенной среды, к городскому образу жизни. Одним из существенных выводов исследований Манчестерской школы, стало осознание того, что в городской среде меняется значение этнокультурной принадлежности. На селе социальное взаимодействие определяется реальными социально-экономическими потребностями, речь идет о включении в политическую систему и круг родственников в процессе повседневной деятельности. Поэтому символическое и социальное значение культурных особенностей в сельской среде невелико. В городе же человек действительно сталкивается с культурным разнообразием. Здесь формируются осознанное этническое обособление, представления о конкуренции различных этнокультурных групп и этностереотипы, возникают общественные объединения на этнической основе. Также большой заслугой представителей Манчестерской школы является развитие концепций ситуационного и сетевого анализа, последний из которых до наших дней сохраняет свое значение в изучении миграции (S.8-10).

Миграция в экономической плоскости

Массовый приток мигрантов после Второй мировой войны в наиболее развитые капиталистические страны был воспринят научным сообществом в рамках модернизационной парадигмы в духе «свободы перемещения труда и капитала». Поэтому с 1960-х гг. интерес к культурным аспектам в исследовании проблем миграции в значительной мере ослабевает, и наибольший приоритет получают исследования экономических и политических вопросов. Мигранта начинают все больше воспринимать в совокупности таких индивидуальных характеристик, как возраст, пол, семейное положение и экономический статус. Тогда же возникают теории о стратегиях адаптации, ассимиляции, интеграции, механистически представляющие образ мигранта. В конце 1960-х – начале 1970-х гг. разрабатываются концепция отстающего развития стран Третьего мира Франка и мир-системная модель Валлерстaйна, теории отстающей от урбанистического центра аграрной периферии. Свое отражение эти концепции получают и в этнологических исследованиях. Многие ученые обращаются к оценке колониального наследия, изучению влияния миграции на традиционные институты родства, гендерные отношения. Со второй половины 1970-х гг. увеличивается интерес научного сообщества к изучению многочисленного пришлого населения в странах, привлекавших иностранную рабочую силу; речь идет о так называемых исследованиях «гастарбайтеров» и межэтнических отношений (race relations) (S.11-13).

В рассматриваемый период для этнологического изучения миграции открываются совершенно новые перспективы. Во-первых, в магистральных направлениях исследований прекращается англосаксонское доминирование, в них вовлекается все большее число ученых из разных стран. Во-вторых, объектом исследования этнологии отныне становится развитое общество, сфера, в которой долгое время безраздельно властвовала социология. Научное направление «anthropology at home» не только внесло заметный вклад в исследование проблем иммигрантских меньшинств, но и позволило совершенно по-новому взглянуть на жизнь современного общества, открыло новые исследовательские и институциональные возможности для социальной антропологии.

Современные тенденции в миграциологии

С 1980-х годов в этнологическом изучении миграции происходят существенные перемены, обусловленные целым рядом факторов: внутреннее развитие этнологии как науки; философское переосмысление действительности в духе постмодернизма, отразившееся во всех сферах общественных наук; изменение общественных реалий, самого исследовательского поля. В этот период увеличивается международная мобильность населения, в значительной мере утрачивают свою функцию государственные границы, обостряется проблема беженцев, большинство временных трудовых мигрантов предпочитает остаться в богатых странах, приглашавших иностранную рабочую силу, накапливается критическая масса иностранных граждан, проживающих за пределами родины, что ставит под сомнение устаревшие концепции адаптации, аккультурации и т. д. При этом во многом меняется сам характер этнической идентичности, которая теперь стала более динамичной и условной. В то же время обнаружилось существование групп, несмотря на относительно долгое пребывание в принимающей стране, продолжающих сохранять изоляцию. Также оказалось, что процесс интеграции не имеет одностороннего характера, что и само принимающее общество меняется в контакте с инокультурными иммигрантами. В связи с новыми переменами в научный оборот вошел термин «транснациональность», по-новому было осмыслено понятие «диаспоры», которое оказалось теперь весьма востребовано и относится далеко не только к так называемым «классическим диаспорам». Понятие «общности», прежде воспринимавшееся чаще относительно какого-либо места, приобрело за счет учета сетевого обмена информацией и предметов смысл экстерриториальности. В этнологии в целом происходит постепенное замещение термина локализованной культуры понятием идентичности (S.19).

В качестве важного итога исторического развития исследований проблем миграции можно назвать всеобщую «этнологизацию», которая, впрочем, является общей тенденцией для общественных наук в целом. Вместе с идеями и классическими методами этнологии, такими как, например, включенное наблюдение, в общественные науки проникают и вновь разработанные методы. Таковыми стали, в частности метод «преследования» и «мультилокальная» этнография.

Только с 1980-х гг. социальные и культурные аспекты изучения миграции становятся предметом общественных наук в России. Это происходит, во-первых, потому, что становятся возможными социологические исследования вообще, а также в связи с тем, что миграция утрачивает прежде организованный характер. Переселения совершаются отныне не по разнарядке из Москвы, не по направлению на производственный объект, но все больше по собственному желанию граждан. Работы зачинателей социологического изучения миграции, таких как Рыбаковский, Заславская и др., в силу определенных причин, не «дотягивали» по своему научному уровню до произведений ведущих исследователей из США, Германии, Франции и других западных стран. И по сей день изучение проблем миграции в нашей стране продолжает отставать, и не в последнюю очередь по причине интеллектуальной изоляции российского научного сообщества.

В данной схеме история миграциологии представлена в самом общем виде, в ней представлены только магистральные направления исследований. Естественно, в определенной мере тема миграции затрагивалась и в работах уже упомянутых представителей учения о культурных кругах, некоторое внимание ей уделяли даже такие классики социологии, как Г. Зиммель, Ф. Тённис, М. Вебер, Э. Дюркгейм (Hoffmann-Nowonty, 1988, S.24-26), не говоря уже обо всех прочих. Однако при этом не было речи о создании основательной научной теории миграции, их вклад в развитие этого направления не имеет существенного значения.

Ackermann A. Ethnologische Migrationsforschung: ein Ûberblick. // Zeitschrift für Kulturwissenschaften. Ethnologie der Migration. Ausg. 10. Winter 1997, S.1-28
Hoffmann-Nowotny H.-J. Paradigmen und Paradigmenwechsel in der sozialwissenschaftlichen Wanderungsforschung. In: Jaritz G. und A. Müller (Hrsg.) Migration in der Feudalgesellschaft. – Frankfurt-am-Maim, N.Y., 1988

Из диссертации К.В. Корякина «Социальные и культурные аспекты адаптации мигрантов-армян в Краснодарском крае (1988-2006 гг.)», Москва, 2007

Автор: Кирилл Корякин
Дата публикации: 27.11.2013
Перепечатка без активной ссылки запрещена

Вы можете приложить к своему отзыву картинки.

«Больше половины американских стартапов с оценкой от $1 млрд созданы иммигрантами»

Исследование о роли иммигрантов в стартап-индустрии США

Журнал Forbes написал об исследовании некоммерческой организации National Foundation for American Policy, которое посвящено роли иммигрантов в стартап-индустрии Соединённых Штатов. NFAP подсчитала, что более половины американских стартапов, оценивающихся в $1 млрд и выше, были созданы иммигрантами. Редакция vc.ru приводит перевод материала.

Иммигранты в США играют ключевую роль в создании новых быстрорастущих компаний, говорится в исследовании некоммерческой организации National Foundation for American Policy (NFAP), опубликованном в марте 2016 года. Больше половины американских стартапов (44 из 87), оценивающихся в $1 млрд и выше, были созданы иммигрантами. Более чем в 70% таких компаний (в 62 из 87) иммигранты занимают ключевые должности. Помимо этого в исследовании говорится, что в США основатели-иммигранты создают около 760 рабочих мест на компанию. Совокупная стоимость 44 стартапов, созданных приезжими, составляет $168 млрд, что сравнимо с общим объёмом фондового рынка России или Мексики.

NFAP изучила 87 стартапов, оценивавшихся в $1 млрд и выше по состоянию на 1 января 2016 года, акциями которых пока не торгуют на бирже. Исследователи выступили с предостережением: ужесточение миграционных правил приведёт к тому, что многие передовые компании просто не будут созданы; если бы законопроект 2394, разработанный претендующим на выдвижение в президенты США от Республиканской партии сенатором Тедом Крузом, был принят 10 лет назад, большинства фигурирующих в исследовании компаний не существовало бы.

Ниже приведены основные тезисы исследования.

  • В число основателей 44 стартапов из 87, оценивающихся более чем в $ 1 млрд, входит как минимум один иммигрант. Это свидетельствует о важности вклада приезжих в американскую экономику.
  • Исследование, в первую очередь, направлено на изучение роли, которую играют иммигранты в управлении или разработке в частных компаниях, относящихся к ИТ, здравоохранению, энергетике, финансовым услугам и другим отраслям. В 62 компаниях из 87 есть как минимум один иммигрант, занимающийся управлением или разработкой, чья деятельность важна для роста и технологического развития компания. В основном они занимают позиции технических и генеральных директоров или вице-президентов. В пример можно привести технического директора Uber Туана Пама, семья которого на лодке бежала из разорённого войной Вьетнама, когда будущему менеджеру было 10 лет. В США он попал в качестве беженца.
  • Стартапы с основателями-иммигрантами преуспевают в создании рабочих мест. В созданной южноафриканцем Элоном Маском компании SpaceX, которую оценивают в $13,5 млрд, работают 4 тысячи человек. В Mu Sigma — 3,5 тысячи сотрудников (основатель — выходец из Индии Дхирай Раджарам). У Palantir Technologies, основанной немцем Питером Тилем, насчитывается 2 тысяч работников. Среди основателей Uber есть уроженец Канады Гаррет Кэмп; в компании трудятся 900 человек, не считая сотен тысяч водителей по всему миру.
  • Компании, основанные иммигрантами, создали большое количество полезных товаров и услуг на радость американским потребителям. Uber преобразил технологию перемещения по американским городам, а SpaceX — собирается отправить американцев на Марс. Созданный израильтянином Томером Лондоном сервис Gusto существенно упростил бухгалтерские операции, а основанный уроженцем Германии Оливером Харразом ZocDoc позволяет с удобством записываться на приём к врачу, работающему по соседству.

    Платёжная система Stripe, основанная двумя братьями из Ирландии, обрабатывает транзакции многих компаний, а AppDynamics, Cloudera, CloudFlare, Tanium, Actifio, Mu Sigma и другие компании разрабатывают ИТ-решения, пользующиеся спросом во всём мире. Есть созданная британцами компания FanDuel, заметный игрок на рынке фентези-спорта. Геймеры получают удовольствие от разработок Razer, основатель которой — из Сингапура.

  • Въезд в США по студенческой визе — хорошее начало пути к созданию успешной компании. Приблизительно четверть стартапов (20 из 87), стоящих больше $1 млрд имеют в числе создателей человека, который впервые прибыл в Америку для получения образования.
  • Самой плодовитой на создателей стартапов оказалась Индия, 14 выходцев из которой основали компании, оценивающиеся минимум в $1 млрд. Следом идут Канада и Великобритания (по 8 человек), Израиль (7), Германия (4), Китай (3) и Франция (2). В списке также есть по одному представителю от 12 других стран, в том числе Азербайджана, Египта, Ирака и Узбекистана.
  • 32 из 44 стартапов с оценкой в в $ 1 млрд и выше базируются в Калифорнии. Следом идут Нью-Йорк (6), Массачусетс (4) и Иллинойс (2).

Рейтинг самых дружелюбных к иммигрантам городов Америки

Города Среднего Запада оказались лидерами в поддержке иммигрантов. Чикаго занимает ведущие позиции и устанавливает стандарты, пишет USA Today.

Исследовательская группа New American Economy занимается комплексной иммиграционной реформой. В среду, 13 ноября, она опубликовала свой второй ежегодный рейтинг городов, в котором оценивается уровень поддержки иммигрантов в 100 крупнейших городах страны. В этом году Чикаго занял первое место, а затем Чула Виста, Калифорния, Джерси-Сити и Сан-Франциско.

«Мы очень гордимся тем, что Чикаго стал самым гостеприимным городом в Америке для иммигрантов и беженцев. Этот рейтинг отражает страстную и самоотверженную работу чиновников и членов сообщества по всему городу, которые собрались вместе, чтобы встать и бороться за права наших сообществ иммигрантов и беженцев», — заявил мэр Чикаго Лори Лайтфут.

Для определения того, насколько города создают условия для иммигрантов, используется 51 фактор.

Эндрю Лим, директор по количественным исследованиям сказал, что Чикаго в этом году вышел на первое место, потому что город создал инклюзивную правовую среду и принял политику поддержки иммигрантов без документов и получателей DACA. Однако, как и в других крупных городах, Чикаго не смог обеспечить доступное жилье и равенство доходов.

По оценкам города, иммигранты составляют более одной пятой населения Чикаго. В 2016 году иммигранты заработали почти 17 миллиардов долларов и заплатили 6 миллиардов долларов налогов. В то время в Чикаго проживало около 20 000 человек, имеющих право на DACA.

Город ветров много лет считался безопасным убежищем для общин иммигрантов. В 2016 году тогдашний мэр Рам Эмануэль объявил Чикаго городом-убежищем, позже оспаривал попытку администрации Трампа отказать в федеральном финансировании городов-убежищ. В последние годы в городе создали новый фонд правовой защиты и образовали целевую группу для координации политики, касающейся иммигрантов и беженцев.

Чикаго — не единственный город на Среднем Западе, который добился больших успехов в разработке политики поддержки иммигрантов. Кливленд, Милуоки и Толедо среди городов, чьи результаты больше всего улучшились с прошлого года.

«Города Среднего Запада действительно активны в этом вопросе. Зачастую это связано с их собственными планами экономического развития. Многие города на Среднем Западе боролись с уменьшением населения, поэтому они действительно заинтересовывают людей оставаться в этих городах или приезжать издалека», — сказал Лим.

В небольших городах, таких как Джексонвилл (штат Флорида), Норфолк (штат Вирджиния) и Сент-Питесберг (штат Флорида) исследователи сообщили о меньшем разрыве в показателях домовладения, медицинского страхования и образовательного уровня между иммигрантами и людьми, родившимися в США.

Исследователи говорят, что многие из ведущих городов придерживаются политики, направленной на прием иммигрантов. Десятки из них имеют офис по делам иммигрантов, более половины — внедряют или поддерживают программы по предпринимательству, которые обслуживают иммигрантов. Некоторые — выдавали муниципальные удостоверения личности для расширения доступа иммигрантов к социальным услугам, создавали фонды правовой защиты для иммигрантов, которым грозит депортация, и предоставляли услуги, поддерживающие иммигрантов в процессе натурализации.

Вот 24 гостеприимных города этого года:

  1. Чикаго, штат Иллинойс
  2. Чула Виста, штат Калифорния
  3. Джерси-Сити, штат Нью-Джерси
  4. Сан-Франциско, штат Калифорния
  5. Балтимор, штат Мериленд
  6. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк
  7. Анахайм, штат Калифорния / Ньюарк, штат Нью-Джерси / Сан-Хосе, штат Калифорния
  8. Лос-Анджелес, штат Калифорния / Портленд, штат Орегон
  9. Филадельфия, штат Пенсильвания
  10. Вашингтон, округ Колумбия
  11. Кливленд, штат Огайо
  12. Цинциннати, штат Огайо / Гринсборо, штат Северная Каролина / Сан-Диего, штат Калифорния
  13. Сиэтл, штат Вашингтон
  14. Детройт, штат Мичиган
  15. Фремонт, штат Калифорния / Риверсайд, штат Калифорния / Сакраменто, штат Калифорния
  16. Ирвин, штат Калифорния
  17. Альбукерке, штат Нью-Мексико / Милуоки, штат Висконсин / Окленд, штат Калифорния

stdClass Object ( [term_id] => 1 [name] => Разное [taxonomy] => category [slug] => no_theme )

stdClass Object ( [term_id] => 747 [name] => иммигранты [taxonomy] => post_tag [slug] => immigranty )

stdClass Object ( [term_id] => 1085 [name] => помощь [taxonomy] => post_tag [slug] => pomoshh )

stdClass Object ( [term_id] => 1694 [name] => рейтинг [taxonomy] => post_tag [slug] => rejting )

stdClass Object ( [term_id] => 13992 [name] => Ликбез [taxonomy] => category [slug] => poleznaja-informatsija )

В какой город США проще всего переехать россиянину: список городов

Многие ездят в Америку, чтобы отдохнуть, поработать или поучиться, но многие также хотят вовсе переехать в США. Может быть за лучшей жизнью или чтобы воссоединиться с родственниками, а может чтобы получить достойное образование, работу, а с ними перспективы и карьерный рост. В нашей статье «Вид на жительство в США» вы узнаете как можно уехать в Америку на постоянное место жительства.


Стать американцем довольно просто, если продумать деталь весь план эмиграции, и один из главных его пунктов — выбор штатов и города в США для иммиграции.

Иммиграция в США из России

Сам переезд на территорию США — это, наверное, самая сложная часть эмиграции. Потому что сначала нужно не без труда добыть американскую визу, а потом ещё получить вид на жительство, чтобы стать в Америке, что не просто. О том как получить Грин Карту США и пройти собеседование на визу в Посольстве США читайте в наших статьях.

Чтобы попасть в Америку существуют следующие возможности:

  • Туристическая виза В1 и В2.
  • Получение образования на 1-3 года — виза F-1.
  • Виза EB-5 даётся инвесторам, которые вложат 1 миллион долларов. После вся его семья сможет получить американское гражданство (через 2 года)
  • Купить бизнес или открыть филиал уже существующего. Рабочую визу L-1 в этом случае можно обменять на грин-карту.
  • Религиозные и сексуальные меньшинства могут получить убежище. Это касается и тех, кого в родной стране притесняют за политические взгляды.
  • Особенно интересна виза О-1, которая даётся людям с серьёзными достижениями в спорте, искусстве, науке и т.д.

В плане переезда главную роль для русских эмигрантов должны занимать такие пункты, как: количество денег, уровень языка, родственные связи с жителями США и, конечно, цель приезда. А если родственников нет, то хотя бы узнать, в каких штатах в основном проживают русские. На эти вопросы стоит ответить сразу и от них отталкиваться в дальнейшем. Если в дальнейшем вы планируете получать Гражданство США прочитайте нашу статью на эту тему.

Плюсы переезда на ПМЖ в США

Существует множество статей и видео на тему того, в чём же положительные и отрицательные черты иммиграции в США. Каждый выбирает что-то, поэтому из-за разницы восприятия, сферы деятельности, возраста, пола, места проживания и множества других факторов эти статьи сильно отличаются друг от друга. Особенно сложно разобраться в таком обилии информации, когда один автор приписывает к плюсам то, что другой называет одним из главных минусов. Однако, у них есть и общие черты. Если соединить все статьи и рассказы и привести к среднему варианту, то получатся следующие преимущества жизни в Америке.

  • Цены. Купить продукты, технику, электронику высокого качества можно по очень доступным (по американским меркам) расценкам.
  • Люди всегда готовы помочь с освоением языка.
  • Уровень безработицы очень низкий.
  • Соблюдение государственными служащими своих обязанностей и законов, защита государства.
  • Забота об экологии со стороны компаний и граждан.
  • Жильё доступное и высокого качества.
  • Медицина и образование на очень высоком уровне.
  • Приемлемые условия работы и достойная заработная плата.
  • Доброжелательные, отзывчивые люди.
  • Прекрасное качество обслуживания клиентов даже в муниципальных службах, почти нет бюрократии.
  • Страна очень красивая и по ней можно свободно путешествовать. Разнообразный климат позволит выбрать место жительства под любой вкус.

Конечно, это далеко не все плюсы, но их упоминают чаще всего. Людей в первую очередь волнует собственное благосостояние и обеспечение жизни для их семьи, и в этом смысле многие штаты Америки являются лучшими для иммиграции.

Минусы жизни в Америке

Говорить о плюсах, но не говорить о минусах было бы нехорошо. Следующий список был собран на основе отзывов множества разных людей, которые уже давно или совсем недавно переехали в США.

  • Медицинское обслуживание хоть и находится на высочайшем уровне, но высокие цены кусаются — до 10000 долларов за амбулаторное лечение, вдобавок нужно ежемесячно оплачивать страховку.
  • Общественный транспорт сложно найти в маленьких городах. Все перемещаются на личном — от велосипедов до автомобилей.
  • Часто, чтобы купить дом, нужно получить разрешение от соседей.
  • Долгий процесс адаптации к абсолютно новому стилю и ритму жизни.
  • Высокий уровень преступности в больших городах. Разрешение на ношение оружия в большинстве штатов может пригодиться.
  • Очень дорогое образование.
  • Стабильную и хорошо оплачиваемую работу можно получить только с высшим образованием.
  • Конкуренция за рабочие места.
  • Первое время будут ограничения прав, как у эмигрантов. Позже они будут расширены.
  • Немалая часть бюджета уходит на налоговые расходы, а также кредиты, которые имеют большинство американцев.

США и Россия имеют множество различий, но и сходства тоже. Например, абсолютная полярность культур создаст небольшие трудности при эмиграции из одной страны в другую и усложнит процесс привыкания и адаптации. Впрочем, это происходит при любом переезде из одной культуры в другую. А бояться периода адаптации совсем не нужно. Через это многие проходят и со временем всё налаживается.

Лучшие штаты для эмиграции

Весь Северо-Восток США, в каждом из городов можно найти хотя бы несколько русскоговорящих человек. Потому что именно в этой части страны все и собираются из-за более тёплого, но приближенного к домашнему климату. А также из-за того, что эта часть страны самая экономически стабильная со средними налогами на прибыль. Ко всему прочему, в них есть развитая инфраструктура. То есть жители обладают самым высоким доходом на семью по стране.

Даже в одном из самых знаменитых городов Северо-Востока, в штате и городе Нью-Йорк есть русское сообщество. Ведь все слышали про знаменитый Брайтон-Бич, на котором помимо магазинов и ресторанов есть даже школы для русских детей. Так что даже нелегальным эмигрантам здесь можно устроиться и найти работу. Однако сделать это в Нью-Йорке крайне не просто. Вдобавок слишком много туристов, грязи и преступность как в больших городах. Если уж и жить в районе Нью-Йорка — так это в Нью-Джерси, он в этом же штате.

Ещё один штат, который также понравится русскоговорящим — Пенсильвания, где в основном все собираются в городах Филадельфия и Питсбург.


Оба активно развиваются, но не такие шумные, как Большое Яблоко, да и стоимость частного дома выйдет куда меньше, чем квартиры в мегаполисе. Эти два города одни из самых лучших по уровню жизни, благодаря уровню здравоохранения, образования, культуры, финансовой сферы. По этим же причинам нужно обратить внимание на крупные города штата Массачусетс.

Лучшие города США для жизни

Конечно, все семьи, которые переезжают в США, хотят устроиться в лучших штатах и лучших городах. И ориентируются они прежде всего на то, насколько большое в этом городе русскоязычное сообщество. Потому что это в разы ускоряет процесс адаптации к американской жизни. Да и чувствуешь лучше в родной языковой среде, несмотря на то, что параллельно обязательно нужно учить английский язык. Из всех мест в Америке следующие 10 — лучшие города для эмигрантов из России и подобраны с учётом экономики штата.

Остин, Техас

Несмотря на то, что это очень большой город, мегаполис и один из центров политической жизни в США, давления не ощущается. Люди дружелюбные и весёлые, а атмосфера только способствует. Ведь кругом музеи, концерты, научные выставки, красивая старинная архитектура, огромное количество самых разнообразных парков и жизнь кругом кипит.

Почти как в Нью-Йорке, только медленнее и нет настоящих каменных джунглей. Климатические условия только радуют — времени года, когда совсем холодно, просто нет.

Южное расположение города позволило ему быть очень тёплым круглогодично. Таким образом Остин стал уникальным сочетанием активной и весёлой, а также уютной жизни.

Омаха, Небраска

Население города около 400 тысяч человек, средний доход находится на отметке в 50 тысяч долларов. И именно поэтому Омаха один их самых популярных городов среди иммигрантов. Здесь можно везде найти себе работу, в том числе дистанционно или совсем недалеко от дома. Аренда хорошего жилья стоит меньше, чем снять однокомнатную квартиру в Москве.

Для жизни с семьёй город подходит прекрасно, ведь есть большое количество школ и других учебных заведений, прекрасная медицина,

множество мест культурной жизни города, таких как парки, клубы, театры и кинотеатры и множество других. Каждый найдёт себе что-то по душе.

Боулдер, Колорадо

Городские власти делают всё для защиты окружающей среды и заботы об экологии, поэтому этот город сходит в список самых чистых городов Америки. Все, кто хотят увидеть богатую природу,

точно нужно сюда. Везде парки, отовсюду можно увидеть какое-нибудь красивое место, а гулять можно целыми днями напролёт. Городская инфраструктура для сотни тысяч местных жителей развита не менее хорошо.

Особенно здесь много различных высших учебных заведений, так что не сложно догадаться, что Боулдер полон студентов.

Бойсе, Айдахо

Этот город совсем небольшой, в нём всего 200 тысяч жителей. Средний заработок за год — 50 тысяч долларов, и это учитывая низкий уровень безработицы, самый маленький по всей Америке.

А так же абсолютную экономическую стабильность. Средняя цена за свой дом будет находиться около 200 тысяч долларов. Тогда жители получают доступ к большой развитой инфраструктуре активного отдыха и отдыха на природе.

Также этот город привлекателен тем, что он тихий и преступности почти нет.

Сан-Франциско, Калифорния

Сан-Франциско большой город и в нём аж 850 тысяч человек, из которых по меньшей мере 80 тысяч — русскоговорящие. Большинство переехало сюда ещё при Советском Союзе, поэтому сообщество довольно устоявшееся. Оно занимается сохранением русской культуры в Сан-Франциско, а так же помогает адаптации новоприбывших. Потому что огромное количество мигрантов из русскоязычных стран приезжает именно сюда.

Средний доход — 80 тысяч долларов за год. Большое количество школ, университетов. А благодаря развернувшейся инфраструктуре сферы услуг и развлечений назвать город спокойным точно не получится. Жизнь в Сан-Франциско просто кипит.

Шарлотт, Северная Каролина

Город полон бизнес-центров и офисов, потому что это один из самых крупных финансовых центров страны. А это значит, что все высококвалифицированные специалисты с большим опытом работы и хорошим образованием съезжаются сюда.

Помимо этого, конечно, есть места для отдыха и климат очень приятный с преобладанием тёплой погоды. Всего в городе проживает около 850 тысяч человек, на окраинах расположились ещё полтора миллиона жителей.

Русскоязычное сообщество достаточно большое, есть даже кружки и садики для русскоговорящих детей.

Канзас Сити, Миссури

Большой город с населением в 500 тысяч человек, где делается ставка на развитие бизнеса. Поэтому Канзас полон различных компаний и строительных, финансовых, торговых фирм, а так же медицинских и учебных учреждений.

Это обеспечило низкий уровень безработицы. Культурная жизнь в Канзасе не менее хороша, есть множество музеев и можно наслаждаться старинной архитектурой. Ко всему прочему в Канзасе очень развита спортивная жизнь и большинство жителей следят за местными футбольными и бейсбольными командами. Климат в Канзасе приятный, летом не бывает сильной жары, а зимой температура не опускается ниже -5.

Портленд, Орегон


Портленд располагает в своих границах около 600 тысяч человек, из которых по крайней мере 20% — это русскоязычные. Портленд идеально подойдёт для тех, кто хочет быть поближе к природе и любит вести здоровый образ жизни, потому что город полон парков и мест для занятий спортом. Здесь самая развитая структура заботы об экологии, многие перемещаются на велосипедах. Русскоговорящие заняли себе хорошее место жительства в городе и открыли собственные магазинчики и рестораны. Кстати, в Портленд нередко приезжают гурманы из разных стран из-за обилия разнообразных ресторанов с самой необычной и смелой кухней.

Сан-Диего, Калифорния

Ещё один большой город в Калифорнии, который очень любят туристы и иммигранты. Из всего населения, 75 тысяч человек говорят на русском языке. Климат только располагает к приятной жизни, всё-таки Сан-Диего расположен прямо около океана.

Средний доход — 65 тысяч долларов в год, несколько районов принадлежат исключительно русскоговорящим жителям, а так же рядом проживает большая часть армянской общины.

Помимо этого в городе, конечно, есть на что посмотреть, потому что он пестрит красивой архитектурой, парками и музеями.

Роли, Северная Каролина

Множество школ, университетов и садиков. Большой русскоязычный район, где всегда можно найти соотечественников.

В городе низкий уровень безработицы и очень много фирм, которым требуются высококвалифицированные специалисты в разных областях.

В среднем за год здесь зарабатывают 60 тысяч долларов.

В основном в этот город съезжаются перспективные студенты.

Резюме

Процесс переезда в другую страну очень серьёзен и подходить к нему нужно с умом. И выбор штата и города — один из самых важных вопросов всего плана. А вот прижиться в выбранных местах проблемы не составит. Главное быть упорным, целеустремлённым, постоянно учиться и усердно работать. Тогда шанс на успех становится очень велик, и стать настоящим американцем будет действительно просто.

Лучшие города США для эмигрантов из России, видео

Ссылка на основную публикацию