Немцы как рабочий класс США, профсоюзы и забастовки

Немцы как часть рабочего класса США

Немецкие рабочие составили очень существенную и в количественном и в качественном отношениях часть рабочего класса Америки. Марксистский исследователь немецкого рабочего движения в Америке Шлютер указывает, что они составляли основной рабочий контингент целых отраслей производства. Если ирландские рабочие были в основном неквалифицированными, то с немцами дело обстояло иначе. Многие приезжали с готовой выучкой, зачастую ремесленной, и вливались в американское хозяйство как квалифицированные рабочие, ремесленники и подмастерья — так называемые механики. Рассказывая европейским гостям о беднейших иммигрантах, жительница Нью-Йорка середины XIX в. говорила, что немцы «обычно мелкие фермеры или бедные механики». «Немногие наши читатели сознают, как велика среди иммигрантов из Германии доля тех, кто черпает средства к жизни из применения какой-нибудь технической профессии», — писала «Нью-Йорк дейли трибюн», сообщая о собрании немецких рабочих Филадельфии. Эта особенность немецких рабочих вполне учитывалась предпринимателями при поисках рабочей силы. «Требуется немедленно мужчина (желательно англичанин или немец), умеющий прясть и крутить шелк», — гласит газетное объявление.

Немецкие рабочие в США

А профессионально обученный немец смело предлагал в той же газете свои услуги. «Немец, который проработал несколько лет в красильном деле и отлично знаком с изготовлением всех сортов лака, ищет места». На фабриках музыкальных инструментов трудились исключительно немецкие рабочие. На бостонских сахарных заводах работали высококвалифицированные мастера-немцы, а когда во второй половине века сахароварение приняло фабричный характер, их вытеснили ирландцы. Две тысячи немцев, живших в Бостоне и его окрестностях, к 1850 г., были заняты главным образом в механических мастерских. Вообще же в Новой Англии немецкие рабочие селились мало. Зато множество их осело в Нью-Йорке, очевидно, по тем же причинам, что ирландцы, — это был порт прибытия и к тому же крупный промышленный и торговый центр. Немцы работали там в самых разнообразных отраслях, но больше всего их было занято в портняжном деле. Из 40 тыс. портных, работавших к началу гражданской войны в Нью-Йорке и его окрестностях, большинство составляли немцы, зачастую надомники. Немецкие портные Нью-Йорка сыграли большую роль в его рабочем движении.

Далеко не все немецкие рабочие были обучены, очень многие брались за неквалифицированную работу, какой занимались и ирландцы. Описывая каменноугольные копи Пенсильвании, Лакиер замечал: «Работники, отдавшие себя этой тяжелой черной работе, по большей части валлийцы, ирландцы или немцы». Но характерно, что немец-шахтер, с которым беседовал Лакиер, намеревался по окончании контракта уехать на Запад — видимо, осесть на землю. «Работа есть не более, как состояние переходное, чтобы окрепнуть и утвердиться», т. е. — завести собственное хозяйство. Такие стремления были в те десятилетия характерны для многих американских рабочих.

Немцы работали на строительстве железных дорог Нью-Йорк Сентрал, Иллинойс Сентрал и др. В 1852 г., например, «Нью-Йорк дейли трибюн» сообщала, что группа немецких иммигрантов отправляется из Нью-Йорка в Ньюарк работать на железной дороге. Люди брались за самые разнообразные, подчас случайные работы. Молодой немец, сообщавший о себе, что он протестант и бегло говорит по-английски, дал в «Нью-Йорк дейли трибюн» объявление, что ищет место кучера. Другой немец искал через ту же газету работы батрака, почти на любых условиях. «Садовником и фермером. — Немец, который только что приехал и первая цель которого — овладеть языком страны. Рассчитывает на очень умеренную плату. Может представить удовлетворительные отзывы». При этом немцы, искавшие работу, прямо заявляли о своей национальности, в отличие от ирландцев. Это могло сослужить им службу: немецкие рабочие имели хорошую репутацию, и не только по профессиональной квалификации. Лакиер, например, передает «общий о них отзыв, как о примерных по прилежанию работниках». Такого же рода мнения высказывали Олмстеду балтиморский фабрикант клея и мэрилаидский рабовладелец, нанимавший иммигрантов.

То же относилось и к многочисленным, хотя и не в такой степени, как ирландки, немецким служанкам. «Немецкие слуги — мужчины и женщины — требуются немедленно для первоклассных семей, особенно повара, швеи, подручные кухарок, подавальщицы, слуги на всякую работу». «Требуется в небольшую семью приличная, аккуратная молодая женщина. Желательно немка. Должна быть хорошей кухаркой, отлично стирать и гладить и делать все, когда потребуется. Такая женщина, имея хорошие нью-йоркские рекомендации, может обратиться…». Таковы типичные газетные объявления. Во многих из них немки ставятся на одну доску с англичанками, шотландками и даже американками, что при рабочей иерархии, установившейся в США, было весьма немаловажно. И немецкие девушки этим пользовались. «Требуется место горничной и швеи — немецкой девушке…». «Требуется приличной немецкой девушке место домашней работницы». Таких объявлений было очень много.

Беднейшие слои немецких иммигрантов пополняли и люмпен-пролетариат американских городов, особенно Нью-Йорка. Трудно сказать, были ли эти люди деклассированными еще в Германии или стали ими за океаном. Вероятно, бывало и то и другое. Во всяком случае, среди нью-йоркских нищих немцы преобладали даже над ирландцами. В Нью-Йорке, по описанию официальной комиссии 1857 г., существовал квартал под названием «тряпичный рай», населенный исключительно немцами. Жители этого квартала с рассвета отправлялись в определенный каждому район города и собирали на помойках отбросы — кости и тряпки. Кости с гниющим мясом приносились и с городских боен. Во дворах «тряпичного рая» все это вываливалось в кучу и сортировалось. Куски мяса обрезались и шли в пищу, кости вываривались, распространяя ужаснейшую вонь, а тряпки, стирались, чтобы, как и кости, пойти на продажу. Зимой детей этого квартала посылали чистить улицы или побираться. Люди жили здесь «в маленьких комнатах, в почти невероятной скученности, окруженные десятками собак, под навесом из тряпок, которые развеваются на веревках, пересекающих грязные дворы, где распространяют заразу кости дохлых животных и зловонные кучи всякого рода». Разумеется, люди мерли здесь, как мухи, особенно от холеры, которая была частой гостьей в Нью-Йорке.

Однако в этой обстановке копились деньги на покупку земли. «Нам говорили, — написано в отчете комиссии, — о колонии 300 этих людей, живших в том же подвале, питавшихся отбросами и объедками и скопивших достаточно денег, чтобы купить землю в одном из западных степных районов».

«Иммиграция много содействовала в это десятилетие образованию и усилению рабочих организаций», — писал ветеран немецко-американского рабочего движения, друг Энгельса Зорге о 50-х годах XIX в. Можно прибавить, что это была в первую очередь немецкая иммиграция. Немецкие рабочие еще из Европы привезли навыки профессиональной организации и стачечной борьбы.

Немецкие профсоюзы и забастовки

Шлютер отмечает в Нью-Йорке в 1850 г. ряд успешных стачек, в процессе которых возникли многие немецкие профсоюзы, главным образом ремесленного характера. Бастовали столяры. В союз портных за один день вступило 2 тыс. немцев. Полиция нападала на бастующих, арестовывала их. Портных даже судили, пытаясь раздуть дело, и большинство приговорили к штрафу.

Бастующие обычно требовали повышения заработной платы, иногда — почасового рабочего дня. Делались попытки образовать, так называемые, национальные профсоюзы, в масштабе всей страны. Характерно, что в ряде союзов немецкие рабочие, как отмечает Шлютер, объединялись с американскими. В Цинциннати и Балтиморе, где жило много немецких рабочих, организовались немцы-печатники. Балтиморские печатники основали «Союз Гутенберга», который, как писали его представители в газете, добился 10-часового рабочего дня, 6-дневной рабочей недели, заработной платы 6 долл, в неделю и особой оплаты сверхурочной работы. Из перечня этих достижений видно, каковы были обычные условия труда печатников. Впрочем, немецкие печатники, не знавшие английского языка и не имевшие возможности работать в английских типографиях, попадали в еще худшие условия, что использовали их буржуазные соотечественники, владельцы немецких типографий. «Немецкие газеты, — писал в 1852 г. Марксу из Вашингтона немецкий коммунист Клусс, — притесняют своих рабочих самым беспощадным образом. Рабочие могут спать только 3 ночи в неделю, они постоянно в упряжке и т.д. Незнание ими английского языка делает такую эксплуатацию возможной». «Союз Гутенберга» призывал всех печатников страны к единству действий и организации труда и приглашал всех типографов, приезжающих в Балтимору, вступить в свои ряды. «По опыту старого отечества мы знаем, — писали балтиморские печатники, — что один должен стоять за всех, а все — за одного».

Зорге отмечает в 1859 г. успешные забастовки немцев-столяров Цинциннати и нью-йоркских немецких рабочих разных профессий. Бастовали в частности рабочие известной фортепианной фирмы Стейнвей. В результате забастовки был образован профессиональный союз.

Наряду с профсоюзами немецкие рабочие устраивали кооперативные мастерские, питая при этом иллюзии, свойственные и европейскому и американскому рабочему движению в период его незрелости и препятствовавшие развитию подлинной классовой борьбы. «Выступая на нью-йоркском рабочем собрании, — писала «Нью-Йорк дейли трибюн», — представитель немцев-пекарей Фогельгезанг высказался за кооперацию «вместо забастовок». А через 6 дней та же газета сообщила, что немецкие пекари сняли пекарню для кооперативного предприятия. В тот же период намеревались открыть в Нью-Йорке мастерскую немцы-портные, собираясь «работать в содружестве со своими американскими братьями». Несколько позже, в заметке о нью-йоркских кооперативных лавках, «Нью-Йорк дейли трибюн» хвалила лавку немецких портных. Она, мол, расположена в удачном месте, ассортимент товаров в ней отличный, но вот беда — никто не говорит по-английски. Немецкие столяры-краснодеревцы тоже собирались открыть кооперативную мастерскую, причем располагали для этого почти 10 тыс. долл.

Кооперативные иллюзии немецких рабочих, в особенности портных, в немалой степени объясняются влиянием эмигрировавшего в США крупного немецкого социалиста-утописта Вильгельма Вейтлинга.

В 1857 г., когда разразился крупнейший экономический кризис, немецко-американские рабочие устраивали на улицах Нью-Йорка голодные демонстрации, иногда совместные с рабочими других национальностей. Описывая массовый натиск безработных на нью-йоркскую ратушу, буржуазный наблюдатель Стронг выделил участвовавших в ней немцев как «действительно опасный класс».

Общественную работу и пособия, как отмечает Шлютер, получали во время кризиса главным образом англоязычные бедняки, в частности ирландцы, а немцы были вынуждены организоваться по месту жительства для борьбы за свои права.

Противопоставление рабочих разных национальностей и натравливание их друг на друга широко практиковалось американской буржуазией по отношению к двум основным группам иностранных рабочих — ирландской и немецкой. Между ними возбуждалась конкуренция. Ирландцы и немцы соперничали друг с другом, например, на строительстве железных дорог. В столкновении между ирландскими и немецкими рабочими на железной дороге Балтимор — Охайо в конце 1850 г. трое немцев было убито.

Нередко немцев использовали как штрейкбрехеров. Так было во время забастовки нью-йоркских грузчиков-ирландцев в 1852 г., когда хозяева наняли на разгрузку только что прибывших немецких иммигрантов. То же произошло в 1854 г. на «верфях Вильямсберга, причем бастующие нападали на штрейкбрехеров, которых защищала полиция. Такая же обстановка создалась в период гражданской войны, во время забастовки ирландских рабочих Манхэттенской газовой компании. Подобных случаев было немало, но были и противоположные. Летом 1850 г. немецкие портные Нью-Йорка присоединились к забастовке, организованной ирландцами. В разгар гражданской войны портовые грузчики Буффало, ирландцы и немцы, забастовали, требуя повышения заработной платы. Последовали серьезные столкновения с полицией, которая расстреляла бастующих. Мэр Буффало даже призвал к оружию местное ополчение.

В Германии можно бастовать только строго по правилам

Право немецких трудящихся на забастовки закреплено в Конституции ФРГ. Случаются в Германии и стихийные забастовки, которые в таком случае квалифицируются, как нелегальные. Также запрещены политические забастовки.

Надпись на плакате: “На этом предприятии забастовка”

В Германии бастуют давно, но с годами все меньше и меньше. Забастовки стали инструментом классовой борьбы немецких трудящихся еще в ХIХ веке. Вначале они проводились спонтанно, потом организованно профсоюзами. Одной из самых значительных была забастовка шахтеров в Рурской области в 1889 году.

Забастовочное движение после войны

Самой продолжительной в истории Германии была забастовка рабочих металлообрабатывающей промышленности. Она началась в октябре 1956 года в Шлезвиг-Гольштейне и продолжалась до февраля 1957-го. В ней приняли участие 34000 человек. Трудящиеся требовали улучшения условий труда, в частности, продолжения выплат зарплаты в случае болезни, и добились своего.

Из классовых сражений недавнего времени можно выделить борьбу машинистов немецкой железной дороги в 2007 году и крупную забастовку, организованную профсоюзом работников металлообрабатывающей промышленности ФРГ в 2003 году. Профсоюз настаивал на введении 35-часовой рабочей и на востоке Германии, в бывшей ГДР, но полностью своей цели так и не добился.

Бастуют в Германии мало

В сравнении с другими ведущими индустриальными государствами в Германии бастуют мало. За период с 1995 до 2006 года на тысячу занятых приходилось только 3,6 забастовочных дня. Для сравнения: в Канаде – 203,4, в Испании – 134,8, во Франции – 91,4, и даже в нордически спокойной Норвегии – 74,3. Из 20 промышленно развитых стран реже, чем в ФРГ, бастуют только в Швейцарии.

“Это связано в первую очередь с тем, – поясняет эксперт Deutsche Welle Хенрик Бёме (Henrik Böhme), – что в Германии по сравнению с другими странами действует весьма жесткое законодательство о забастовках. Здесь, например, вообще запрещены политические забастовки. Кроме того, в Германии относительно мало профсоюзов, тарифные соглашения охватывают целые отрасли. Забастовки же могут проводиться только по решению профсоюза”.

Право на забастовку записано в Конституции

Право на забастовку закреплено в 9-й статье Основного закона ФРГ. Такое право квалифицируется, как одно из основных и как допустимый инструмент достижения целей профсоюза на тарифных переговорах с предпринимателями. Но бастовать в Германии можно не всегда. Как пояснил Хенрик Бёме, “существует так называемая “обязанность к миру”, то есть обязанность не бастовать в период действия очередного тарифного соглашения”.

В каждом таком соглашении указан срок его окончания, и по его истечении автоматически аннулируется и обязательство профсоюза не бастовать. Тогда могут проводиться предупредительные забастовки – без объявления о них заблаговременно. Каждый занятый может на пару часов прекратить работу, не рискуя вычетами из зарплаты. Но вот для проведения полномасштабной забастовки необходимо опросить членов профсоюза. И только, если свыше 75 процентов из них изъявят готовность, тогда может быть объявлена настоящая забастовка.

В таком случае выплата заработной платы прекращается, а деньги забастовщики начинают получать из профсоюзной кассы. Ясно, что чем она полнее, тем дольше может продолжаться забастовка.

Права и обязанности участников трудового конфликта

Участники забастовки также должны соблюдать определенные правила поведения. Они имеют право выставлять пикеты у заводских ворот, но не могут применять физическую силу, чтобы не пропускать на заводскую территорию штрейкбрехеров. Рабочие, отказавшиеся участвовать в забастовке, как правило, получают от работодателей дополнительную оплату за выход на работу.

Читайте также:  Политическая ситуация в Америке во времена Вьетнамской войны

В 1994 году федеральный суд по трудовым конфликтам несколько расширил арсенал предпринимателей в классовой борьбе. Они, в частности, теперь не обязаны стараться, во что бы то ни стало продолжать производство в период забастовки, а получили право полностью или частично его закрыть, аннулировав тем самым взаимные обязательства предпринимателей с одной и работников, – с другой стороны. В таком случае и те занятые на предприятии, которые не участвуют в забастовке, не могут претендовать на зарплату. Хозяева не обязаны платить им деньги.

архив

Забастовка Lufthansa продолжалась пять дней

Немецкой авиакомпании Lufthansa и профсоюзу Ver.di удалось достигнуть договоренности. Забастовка наземного персонала авиакомпании, продлившаяся пять дней, завершается. (01.08.2008)

Контекст

Забастовка в Германии разгрузила воздушные магистрали

И туристическая ярмарка в Берлине, и компьютерная ярмарка в Ганновере запомнятся их участникам и посетителям еще и транспортными проблемами. 5 марта также было частично парализовано и воздушное сообщение в стране. (05.03.2008)

Во многих регионах Германии проходит забастовка госслужащих

В преддверии тарифных переговоров бастующие пытаются надавить на работодателей. В ряде крупных городов страны почти полностью остановлено движение общественного транспорта. Отменены многие авиарейсы. (05.03.2008)

Забастовка железнодорожников: правление и машинисты Deutsche Bahn обмениваются угрозами

В Германии третьи сутки идет крупнейшая в истории страны забастовка железнодорожников. Правление Deutsche Bahn подало на профсоюз машинистов GDL иск на компенсацию потерь от стачки. GDL грозит бессрочной забастовкой. (16.11.2007)

Забастовка машинистов наносит удар по всей немецкой экономике

Тарифному конфликту между руководством “Немецких железных дорог” и профсоюзами, требующими повышения зарплаты машинистам на 31 процент, не видно конца. Правительство призывает стороны к компромиссу. (11.11.2007)

Забастовка машинистов парализовала железнодорожное движение в Германии

В Германии 3 июля с утра встали поезда. Второй раз подряд профсоюзы машинистов железных дорог провели предупредительную забастовку с требованием повышения зарплаты минимум на семь процентов. Репортаж Эллы Володиной. (03.07.2007)

Германия устала от забастовки врачей

Тяжело в этой забастовке всем: врачи поступают наперекор совести, больницы теряют доходы, пациенты страдают от невозможности получить медицинскую помощь. Возможно ли еще урегулировать конфликт? (17.05.2006)

  • Дата 31.10.2008
  • ТемыРурская область, Основной закон ФРГ, Федеральный конституционный суд
  • Ключевые словаЗабастовки, штрейкбрехеры, Основной закон, Рурская область, право на забастовку
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/FlCs

Также по теме

Карнавал в Германии, омраченный трагедиями в Фолькмарзене и Ханау (фотогалерея) 24.02.2020

Трагедия в Фолькмарзене омрачила карнавальное шествие 24 февраля. Его участникам и без того было не до веселья. Они вспоминали жертв теракт в Ханау и других преступлений на почве расизма.

Запрет цветных тату: почему в ЕС хотят ввести новые правила? 23.02.2020

Европейское химическое агентство предлагает изъять из оборота татуировочные чернила, содержащие определенные пигменты. Мастера тату опасаются, что это заставит их уйти в подполье.

Меркель советуют жестче контролировать фирмы и ученых из Китая 22.02.2020

Экспансия коммунистической КНР угрожает технологическому суверенитету Германии, предупреждает экспертная комиссия, консультирующая правительство ФРГ по вопросам инноваций.

Самые крупномасштабные забастовки рабочих в XX веке

Десять самых разрушительных забастовок рабочих, отголоски которых слышны по сей день:

1. «Зима несогласия» в Британии

В необычно холодную зиму 1978–79 годов уровень инфляции в Британии достиг рекордных отметок, что не способствовало популярности лейбористского правительства Джеймса Каллахана.

Начались массовые забастовки рабочих, профсоюзы требовали повышения заработной платы для своих членов. Порой противостояние приобретало черты фарса, как в случае с забастовкой профсоюза мусорщиков, в результате чего улицы Лондона были долгое время завалены мусором.

Интересно, что данные забастовки привели к власти лидера Консервативной партии, Маргарет Тэтчер, которая своей железной рукой быстро прекратила массовые выступления.

2. Движение революционного союза работников «Додж», США

Сформированное в мае 1968 года, Движение революционного союза работников «Додж» объединило афро-американских рабочих Детройта на автомобильном заводе Chrysler. Целью движения было препятствовать, основанному на расовых предрассудках, неравному распределению возможностей на заводах Chrysler.

Хотя изначально в забастовке принимало участие только 4000 рабочих, вскоре к ней присоединились практически все чернокожие рабочие автомобильной промышленности Детройта.

3. «Стальная» забастовка 1959 года, США

Через семь лет после успешной забастовки 1952 года, полмиллиона членов организации Объединенных сталелитейщиков Америки вышли на линии пикетов еще раз. В этот раз, однако, успех предприятия, с точки зрения Объединения, был сомнительным.

Хотя металлурги в конечном итоге получили незначительное увеличение заработной платы, по всей стране был задействован акт Тафта-Хартли, который ограничивал полномочия и свободы профсоюзов рабочих.

4. Забастовка сталелитейщиков 1952-го года, США

Огромную победу одержали Объединенные сталелитейщики Америки над десятью крупнейшими производителями стали в июле 1952 года. Руководство сталелитейных предприятий на 53-й день забастовки приняло все условия, которые выдвигал Союз рабочих изначально.

Это противостояние еще любопытно и тем, что в ходе него президент Трумэн пытался предотвратить последствия забастовки и решился на национализацию сталелитейной промышленности, но его решение отменил Верховный Суд.

5. Восстание 1953 года в Восточной Германии

Забастовка в Берлине началась с выступлений строителей в июне 1953 года, что оказало чрезвычайно дестабилизирующее влияние на напряженный политический климат в Восточной Германии. Это выступление стало искрой на пороховой бочке и подтолкнуло других к началу забастовок и организации восстания против сталинского режима в Берлине.

В дополнение к этому, демонстрации состоялись в более чем пятистах городов в Германской Демократической Республике. Забастовки и акции протеста были жестоко подавлены советскими войсками — и проявления инакомыслия были взяты под относительный контроль.

6. Май 1968-го года, Франция

Май 1968 года выделяют среди наиболее значимых периодов в истории западной политической мысли. Выступления 68-го года прошлого века стали своеобразной манифестацией идей представителей революционно настроенной континентальной философии.

В этом поистине легендарном времени тесно переплелись первая всеобщая революционная забастовка и выступления студентов. Вооружившись лозунгами, направленными против культуры потребления и политики Шарля де Голля, забастовку объявили миллионы рабочих, и еще больше людей промаршировали по улицам городов, в том числе и Парижа.

7. Забастовка портов Западного побережья 1934 года, США

Портовая забастовка Западного побережья в 1934 году длилась 83 дня, а ее кульминацией стала четырехдневная всеобщая забастовка в Сан-Франциско. Идеологический фон выступлений в значительной степени был сосредоточен вокруг синдикалистских и коммунистических настроений среди рабочих доков Западного побережья.

Забастовка началась 9 мая, когда тысячи докеров и моряков вышли на улицы. Напряженность накалились, когда на работу в порты выслали штрейкбрехеров. В результате стычек между пикетчиками и полицией, которые начались 5 июля, были убиты двое бастующих рабочих дока. Насилие только усугубило ситуацию и привело к всеобщей забастовке рабочих.

Последствия этой забастовки были противоречивыми: многие рабочие были недовольны отсутствием улучшений в условиях труда, несмотря на усиление влияния профсоюзов.

8. Всеобщая забастовка в Брисбейне, Автралия

После горячих споров между представителями профсоюза и руководством трамвайных путей города Брисбен, члены австралийской Ассоциации сотрудников трамвайного депо надели профсоюзные значки на работу и были сразу же уволены.

Реакцией со стороны работников на то, что они посчитали несправедливыми и репрессивными действиями, стала забастовка и двадцати пяти тысячное шествие, длинною в две мили, к городу Брисбен. Политические последствия этого действия последовали после вмешательства полиции со штыками наголо и ожесточенных боев.

Многие историки считают последовавшую победу на выборах Лейбористской партии прямым последствием январских событий 1912-го года.

9. Всеобщая забастовка 1926 года в Великобритании

Май 1926 был отмечен наибольший даже на сегодняшний день всеобщей забастовкой в истории Великобритании, и также одной из крупнейших, которые когда-либо происходили в мире. Конфликт разгорелся между национальной организацией профсоюзов, конгрессом трейд-юнионов, и британским правительством.

Катализатором действия в этом противостоянии стала попытка правительства уменьшить заработную плату и пособия британских угольных шахтеров. За этим последовала неудачная, в конечном счете, забастовка более 1,5 миллиона рабочих из многих отраслей промышленности, которая длилась девять дней.

10. Всеобщая забастовка в Сиэтле, США

После того, как экономика США оправилась от разрушительных последствий Первой мировой войны, правительство страны стало широко использовать различные механизмы контроля над заработной платой работников на промышленных предприятиях.

В то же время, рабочие в США, в частности на северо-западе тихоокеанского побережья, становились всё более радикальными, и многие из них поддерживали революцию в России и работали над аналогичной революцией в США.

Одним из таких выступлений была недельная забастовка более чем 65000 рабочих из разных профсоюзов в феврале 1919 года, в Сиэтле, штат Вашингтон.

Эта забастовка вызвала сильные разногласия в обществе и стала главным фактором в последующей «Красной угрозе» (периоде антикоммунизма) 1919–20 годов.

Немцы как рабочий класс США, профсоюзы и забастовки

Годы Второй мировой войны были, пожалуй, периодом одной из величайших деморализаций и для революционеров, и для рабочего класса в целом. Именно в это время государство постаралось внушить трудящимся, что они заодно с ним, что все классы и социальные группы должны сплотиться для ведения священной войны против общего врага – фашизма. Именно в эти годы американские профсоюзы заключили соглашение с правительством под названием «обязательство воздерживаться от забастовок».

Правительство же создало Национальное военное управление труда (НВУТ), призванное расследовать причины нарушений трудовой дисциплины. Тем не менее, все большее число рабочих начинало оказывать сопротивлением хозяевам, даже при отсутствии какой бы то ни было поддержки со стороны профсоюзов или других организаций.

Борьба против «обязательства воздерживаться от забастовок» началась летом 1942 г. и продолжалась вплоть до победы над Японией (15 августа 1945 г.). Необходимо отметить, что уже с самого начала империалистической кровавой бойни отрыв профсоюзов от рабочих стал полным и окончательным – и произошло это не за одну ночь, это был процесс, который развивался постепенно, с первых же дней профдвижения. Джереми Бречер приводит в своей книге «Стачка!» слова Филлипа Мюррея из Конгресса производственных профсоюзов (КПП), который призывал рабочих: «Работайте! Работайте! Работайте! Производите! Производите! Производите!»

Те же профсоюзы, которые возглавлялись сталинстами, довели эту политику до крайностей. Бречер цитирует статью в газете «Бизнес Уик»: «Со времени вступления России в войну руководство этих профсоюзов переметнулось с крайне левых на крайне правые позиции в американском рабочем движении».

Достаточно скоро НВУТ начало оказывать поддержку схемам членства на рабочих местах, при которым членам профсоюза не было позволено отказываться от продления контракта. На практике это означало защиту профсоюза от притока новых работников, не желавших вступать в «славные» профсоюзные ряды, и от массового оттока из профсоюза работников со стажем. Другими словами, если человек прекращал платить взносы, он мог потерять работу.

В статье, опубликованной в «Нью-Йорк таймс» в 1942 г., представитель НВУТ: «Пока Управление труда продолжает свою работу, нет нужды в забастовках или оправдания для них. Необходимо довести до сознания каждого работника, что НВУТ – это агентство федерального правительства, обладающее правами исполнительной власти, и его нельзя испугать экономическим давлением, независимо от того, оказывается ли оно работодателями или работниками».

В рамках НВУТ был даже создан специальный отдел, в сферу деятельности которого входил сбор и анализ информации обо всех забастовках и о попытках профсоюзов предотвратить их возникновение. Цель этих расследований состояла в выработке рекомендаций для предотвращения новых «диких» забастовок. Согласно еще одному заявлению НВУТ, «рабочие должны понять, что никакая обида, как бы велика она ни была, не может оправдать остановки производства продукции для нужд обороны» (опубликовано в «Нью-Йорк таймс» в октябре 1942 г., с.43).

К маю 1943 г. начался рост «диких» (т.е. стихийных, не санкционированных профсоюзами, – прим.) забастовок по всей стране. Первомай начался с «диких» забастовок в Детройте, где на работу не вышли 2850 работников, в основном, чернокожих. («Нью-Йорк таймс», 1 мая 1943, с.25).

4 мая забастовали 1200 работников фирмы Air Reduction Sales Co ., производившей кислородно-ацетиленовое оборудование. Представитель рабочих заявил, что они бастуют не против компании, а против НВУТ. Местный профсоюз, как обычно в таких случаях, осудил забастовку как не согласованную с ним. Вслед за этими стачками последовали призывы некоторых конгрессменов к предоставлению федеральным властям дополнительных полномочий по занятию «охваченных забастовками предприятий и шахт». Впрочем, им тут же напомнили, что такие полномочия у властей уже есть («Нью-Йорк таймс», 4 мая 1943, с.1).

5 мая компания Wright Aeronautical Co . и руководители профсоюза КПП выступили с осуждением еще одной забастовки, в которой приняли участие свыше 300 рабочих. Данное событие явно задало тон на весь месяц.

К 24 мая начались забастовки в городе Акрон, где 52 тыс. забастовавших рабочих вынудили профсоюзных лидеров Шермана Далримпла и Джеймса Митчелла завопить о патриотической обязанности работников продолжать производство. Рабочие заявили, что они устали от «ничем не оправданных оттяжек» Палаты по военному труду («Нью-Йорк таймс», 24 мая 1943, с.1; 25 мая 1943, с.44). В то же самое время вышли на забастовку 10 тыс. рабочих конвейера по производству джипов Виллис-Оверланд в городе Толедо вместе с присоединившимися к ним 2 тыс. рабочих предприятия «Электрик Авто Лайн». В Питсбурге объявили забастовку 230 рабочих. В Кливленде забастовали 200 рабочих предприятия American Wire and Steel Co . В Балтиморе объявили забастовку рабочие-транспортники, парализовав тем самым работу 80% транспортной системы города. 1200 человек прекратили работу на заводе по производству шарикоподшипников компании Timken Co .в городе Кантон (штат Огайо). В Джеймстауне (штат Нью-Йорк) 500 рабочих остановили работу на предприятии Marlon – Rockwell Group … Короче говоря, в течение мая 1943 г. по всей стране то здесь, то там вспыхивали забастовки, и подчас достаточно крупные.

Согласно статистическим обзорам Бюро переписей, опубликованным в 1948 г., в 1942 г. имело место 2968 случаев остановки работ с участием почти 840 тыс. работников. В 1943 г. число остановок работы выросло до 3752, а число бастующих – до 1980 тыс. В 1944 г. число забастовок подскочило уже до 4956, с участием 210 тыс. человек. В целом, в 1943–1944 гг. в любое данное время бастовало около 7% рабочей силы. Это было самое большое число забастовок за всю предшествующую историю США. Количество рабочих дней, потерянных в результате стачек, составило в 1943 г. 13500529 человеко-дней, в 1944 г. оно сократилось до 8721079. В целом, можно сказать, что в течение всего периода происходил рост числа рабочих, участвовавших в забастовках, но сокращалась средняя продолжительность стачек. Наиболее сильно «дикие» забастовки били про металлургии и металлообработке, на втором месте по силе произведенного забастовками эффекта оказались добыча полезных ископаемых и транспорт.

Читайте также:  Отзыв о поездке в США в 1967 году политического обозревателя

Тот факт, что забастовки часто принимали крупные размеры и в них участвовало очень большое число рабочих, лучше всего опровергает традиционные мифы в отношении «диких» стачек. На самом деле, при таких забастовках, просто для того чтобы вовлечь столь большое число народу, требовалась очень высокая степень организованности и ответственности. Одним из примеров этому служит Акронская резиновая блокада, вынудившая всю местную промышленность остановить работу.

В мае 1944 г. высокопоставленный правительственный чиновник Р.Дж. Томас заявил, что профсоюзы должны остановить забастовки, или они утратят право на существование. Он убеждал аудиторию: «Не может быть такой вещи, как законные линии пикетов; тот, кто их организует, действует как самый настоящий анархист» («Нью-Йорк таймс», 28 мая 1944 г.).

Ну, а что поделывали в это время Коммунистическая партия и прочие «госкапиталисты»?

В период действия пакта Молотова – Риббентропа (1939 – 1941 гг.) компартия поддерживала забастовки в тех отраслях, которые так или иначе работали на военные нужды. После нападения Германии на СССР пакт автоматически утратил свою силу, и компартия тут же резко изменила свою позицию и рьяно взялась поддерживать «обязательство воздерживаться от забастовок». Наилучшим примером этому может случай, когда находившийся под контролем сталинистов и возглавлявшийся Гарри Бриджесом профсоюз докеров предпринял все меры для срыва забастовки на предприятии Montgomery Ward Co . Следует добавить, что такие кувырки в политике компартии не самым лучшим образом сказались на ее популярности среди рабочих. К примеру, число членов компартии среди рабочих автомобильной промышленности в штате Мичиган сократилось с 1100 в 1939 г. до 629 в 1942 г. Господа троцкисты на словах продолжали отстаивать право на забастовку, но в то же время продолжали поддерживать империалистическую войну. Только Рабочая партия ( Worker ` s Party ) заняла действительно интернационалистскую позицию против войны и в поддержку забастовок. Увеличение числа «диких» забастовок заставило эту партию заявить, что «экономические условия, классовые интересы, богатые традиции, хорошие возможности для развития и растущее политическое сознание американских трудящихся показывают, что рабочее движение имеет очень неплохие перспективы – пусть даже его облик несколько смутен, и оно сильно напоминает человека, бредущего на ощупь».

Лидеры профсоюза работников автомобильной промышленности, такие как Уолтер Розер, Уиндем Мортимер и Гомер Мартин, заключили сделку с властями и добились того, чтобы в устав Объединенного профсоюза работников автомобильной промышленности, принятый в 1941 г., был внесен пункт, гласивший, что для проведения любых забастовок необходимо получить одобрение руководства профсоюза – в противном случае, они будут признаны «дикими». Данная сделка была ничем не хуже других сделок, заключенных профсоюзами, но «дикие» забастовки действительно стали гноящейся раной автомобильной промышленности еще до войны, а уж в военное время их число резко возросло.

Историк Глаберман в своей книге «Забастовки в годы войны» сообщает, что хотя большинство автомобильных рабочих – членов профсоюза, участвуя в профсоюзных выборах, голосовали за «обязательство воздерживаться от забастовок», большинство рабочих отрасли в целом так или иначе принимали участие в забастовках.

Примерно тогда же правительство дало военному ведомству негласное указание, чтобы призывные комиссии оказывали давление на работников путем призыва всех рабочих активистов в армию и отправки их на фронт. Газеты, не стесняясь, выливали на рабочих свою пропагандистскую злобу, а предприниматели продолжали увольнять активистов и членов профсоюзов, нарушивших «обязательство воздерживаться от забастовок». Тем не менее, несмотря на все это, число забастовок продолжало расти, особенно весной 1944 г., когда рабочие начали ощущать на себе первые признаки грядущего послевоенного спада производства. Спад и последовавшие за этим массовые увольнения заметно снизили эффективность «обязательства воздерживаться от забастовок» и шовинистической, милитаристской пропаганды.

В те годы пост управляющего на заводе Форда в Дирборне занимал известный фашист Гарри Беннет. Он создал на заводе свою тайную полицию и активно поддерживал многие пронацистские группы, такие как «Серебряные рубашки» и Союз американцев немецкого происхождения. Собственно, в этом не было ничего удивительного: в то время многие предприниматели прибегали к подобным методам, начиная с создания собственной тайной полиции и кончая убийствами рабочих. Беннет не придумал ничего нового, но для либералов и профсоюзников он стал настоящим пугалом, примером чего может служить опубликованная в 1996 г. статья Стивена Норвуда под названием «Железный сустав Форда Гарри Беннет. Культ мужественности и антирабочий террор». В ней Гарри Беннет рассматривается как некий монстр, уникальное явление за всю историю рабочего класса Америки.

Кстати, когда компания Форда начала принимать на работу чернокожих рабочих, то ожидала вначале, что они, в силу вековой привычки повиноваться, станут при случае послушными штрейкбрехерами. Но к моменту начала войны чернокожие рабочие давно уже преодолели свои страхи и мало-помалу начали организовывать собственные «дикие» забастовки, направленные против дискриминации на рабочем месте.

Недостаток научных работ о «диких» забастовках во время Второй мировой войны, учитывая масштабы стачек в этот период, весьма симптоматичен. Из трех работ на эту тему, которые оказались доступными автору статьи, две касаются исключительно автомобильной промышленности, а третья – «диких» забастовок чернокожих рабочих. Авторы очень редко показывают весь контекст забастовок и чаще всего рассматривают их как борьбу против какой-то отдельно взятой отрасли или как борьбу угнетенного расового меньшинства, что, конечно же, совершенно не оправдано, учитывая размах этих стачек. Джереми Бречер в книге «Стачка!» приводит некоторые полезные детали относительно истинного размаха забастовок, но его взгляд несколько стеснен синдикалистскими представлениями об организации рабочего класса. Ни один исследователь, насколько мне известно, пока еще не отразил подлинную суть этих забастовок как целого. Правда, Корнелиус Томас сделал такую попытку при обсуждении забастовок чернокожих рабочих, но, сосредоточившись исключительно на стачках чернокожих рабочих автомобильной индустрии штата Мичиган, он упускает из виду общий для всех забастовок импульс и вообще, кажется, пытается отделить историю чернокожих рабочих от истории рабочих «белых».

Возглавляемая Шахтманом, Рабочая партия полностью упустила самую большую забастовочную волну, охватившую США в ХХ веке, поскольку ее члены были слишком увлечены своими идеями относительно социал-демократии и профсоюзов. В результате они упустили шанс выйти на авансцену. Шахтман всегда верил в главенство профсоюзного движения под чутким руководством демократической социалистической партии, а к 1960-м гг. окончательно впал в оппортунизм и дошел до того, что стал работать в Демократической партии. Это – хороший пример того, насколько отдалились «левые» от наиболее активных и боевых рабочих.

После войны профсоюзы быстро сняли все обвинения в адрес левых, поддерживавших «обязательство воздерживаться от забастовок». В этот период окончательно выявилось полное поглощение рабочего движения (в его традиционно-профсоюзном варианте) аппаратом господства правящего класса.

И еще несколько слов о подходах к изучению «диких» забастовок периода Второй мировой войны. Зачастую, на основе работ различных авторов, может создаться неверное представление о времени и международном контексте этого движения. Для одних эти забастовки – всего лишь краткая страница из истории «чернокожего» рабочего движения, для других – страница из истории рабочих автомобильной индустрии… На самом же деле, «дикие» забастовки происходили во всех отраслях тяжелой промышленности, а некоторые даже в сфере обслуживания и системе образования. Кроме того, необходимо четко соотнести забастовки в США 1942–1944 гг. с забастовками того же периода в Европе. Это как раз то, что господа профессора упускают из виду, обращаясь к этой теме: они оставляют за бортом реальность рабочего класса как международной общности со своими собственными классовыми интересами. Эти интересы сегодня проявляют себя такими способами, от которых профсоюзы и государственно- капиталистические левые стараются держаться подальше. Насущная задача революционеров состоит в том, чтобы выразить эти интересы, придать им новый фокус и тем самым помочь рабочему классу встретить грядущие схватки с буржуазией во всеоружии.

“International Notes”, 1997, #9 (September)

38. Рабочее, профсоюзное, фермерское и социалистическое движение в сша.

Положение рабочего класса и начало рабочего движения в США. Рабочие партии конца 20-х и в 30-х годах XIX в. Промыш­ленный переворот на Севере сопровождался ростом фабричного пролетариата и усилением его эксплуатации. Особенно тяжелым было положение рабочих в густонаселенных северо-восточных районах. Рабочий день в 20—30-х годах длился в среднем 12,5 ча­сов, а зарплата взрослого рабочего составляла 1 доллар в день. Десятки тысяч рабочих, ремесленников и бедных ферме­ров ежегодно попадали в тюрьму за долги.

Особенно тяжелым было положение рабочих-иммигрантов — ирландцев, англичан, немцев.

С конца 20-х годов усилилась борьба рабочих за улучшение своего положения. Главными требованиями рабочих были: 10-ча­совой рабочий день, отмена ареста за долги, повышение заработ­ной платы, создание общественных школ, предоставление изби­рательных прав всему взрослому мужскому населению, наделе­ние земельными участками на Западе. Рабочие часто устраивали стачки. В конце 20-х и в 30-х годах быстро создавались многочис­ленные профсоюзы квалифицированных рабочих, строившиеся по цеховому признаку. Рост профсоюзного движения был времен­но ослаблен кризисом 1837—1842 гг. Но все же в 1842 г. Верхов­ный суд вынужден был признать за рабочими право бастовать и легализовал деятельность профсоюзов.

Первая рабочая партия была создана в 1828 г. в Филадель­фии, а затем подобные организации были основаны в Нью-Йорке и многих других городах Востока, севернее Мэриленда. С 1823 по 1834 г. под разными названиями было основано более 60 ра­бочих партий.

В 30—40-х годах среди рабочих и ремесленников США рас­пространялись идеи утопического социализма Р. Оуэна и Ш. Фу­рье. В штате Индиана в 1825 г. Р. Оуэн создал социалистическую общину «Новая Гармония».

Рабочее движение в США в 40—50-х годах.

После экономического кризиса 1837—1842 гг. в США насту­пила длительная полоса подъема рабочего движения и роста профсоюзов. К 1854 г. профсоюзы насчитывали до 200 тыс. чле­нов. Главным их требованием было введение 10-часового рабо­чего дня. В 1853—1854 гг. профсоюзы организовали несколько сот забастовок. Законодательные собрания ряда штатов вынуж­дены были принять законы о 10-часовом рабочем дне, хотя капи­талисты всячески стремились обойти эти ограничения. Среди американских рабочих сохранялась тяга к земле, к получению бесплатных земельных наделов на Западе. В 1845 г. в Нью-Йорке это требование выдвинула массовая организация рабочих «Национальная ассоциация реформ», требовавшая так­же 9-часового рабочего дня.

Виднейшим пропагандистом марксизма в США с 1851 г. был соратник Маркса немецкий иммигрант, бывший член Союза коммунистов, Иосиф Ведемейер. В 1852 г. по инициативе И. Ведемейера и Ф. Зорге в Нью-Йорке была учреж­дена первая марксистская организация в США — «Пролетарская лига». Немецкие рабочие в Нью-Йорке по настоянию Ведемейера основали «Американский рабочий союз». Была сделана попытка образовать подобный союз и из американских рабочих. Усилия Ведемейера были направлены на создание в США самостоятель­ной пролетарской партии.

В 1857 г. в Нью-Йорке был учрежден Коммунистический клуб, деятели которого были связаны с Ведемейером. В дальнейшем этот клуб вошел в I Интернационал. В том же году в Чикаго вбразовалось «Рабочее общество», пригласившее Ведемейера для редактирования своих изданий.

Орден рыцарей труда. 80-е годы явились пе­реломным моментом в истории рабочего движения США: ра­бочие впервые выступили как класс, ‘Осознавший свои особые интересы. В эти годы рабочие объединялись в основном вокруг Ордена рыцарей тру­да (ОРТ), возникшего в 1869 г. ОРТ провозгласил своей целью «освобождение рабочих от тирании корпораций и уничтожение рабства наемного труда». Систему наемного труда ОРТ наивно проектировал заменить при помощи мирных средств производ­ственными кооперативными предприятиями рабочих. Выступая против складывавшихся в то время трестов, ОРТ полагал до­биться их устранения путем выкупа у капиталистов за счет го­сударства железных дорог, телеграфной и телефонной сети и замены частной банковской системы государственными банков­скими учреждениями.

С начала 80-х гг. ОРТ стал превращаться в массовую орга­низацию. Основную массу ОРТ составляли не­квалифицированные и малоквалифицированные рабочие. В не­го принимались также негритянские рабочие, что являлось од­ной из сильнейших сторон этой организации. Местные ассамблеи ОРТ строились не по производственно­му, а по территориальному признаку. Таким образом, в одной местной организации состояли рабочие разных специальностей и разных предприятий. Популярный лозунг ОРТ — «Ущерб, нанесенный одному, касается всех»— звал к солидар­ности и единству рядов рабочего класса.

Американская федерация труда. В период фор­мирования монополистического капитализма у крупной буржу­азии появилась экономическая возможность подкупа верхних прослоек пролетариата, что привело к выделению движения привилегированных квалифицированных рабочих. Этих рабо­чих не удовлетворял ОРТ, и в 1881 г. была создана Американ­ская федерация труда (АФТ), организованная по цеховому признаку. Фе­дерация встала на путь получения уступок от капиталистов* и для проведения в жизнь своих требований предлагала рабо­чим организациям использовать мирные средства и добиваться проведения своих представителей в законодательные органы. Реакционная шовинистическая тенденция нашла свое выраже­ние в недопущении негров в профсоюзы АФТ.

Борьба за 8-часовой рабочий день. В 1885 г. АФТ призвала все рабочие организации выйти на улицу 1 мая 1886 г. и оказать поддержку стачке за 8-часовой рабочий день.

1 мая 1886 г. свыше 350 тыс. рабочих по всей стране прекра­тили работу и вышли на улицы городов, требуя введения 8-ча­сового рабочего дня. В результате первомайской стачки 1886 г. 185 тыс. рабочих добились вве­дения 8-часового рабочего дня. Кроме того, целый ряд пред­приятий сократил часы работы с 12 и 14 часов до 9 и 10. Одна­ко продолжительность труда для большинства рабочих оста­лась прежней.

Напуганная огромным подъемом движения, буржуазия орга­низовала провокацию со взрывом бомбы в Чикаго с целью раз­грома рабочих организаций. 3 мая 1886 г. полиция обстреляла мирную демонстрацию рабочих. Летом 1887 г. перед судом предстали восемь вождей чикагских рабочих, они были приговорены к смертной казни. 1 мая было провозглашено днем солидарности пролетариев всех стран.

Социалистическая рабочая партия. Пропаганду социалисти­ческих идей среди рабочих в этот период вели члены Социали­стической рабочей партии (СРП). Она оформилась в 1876 г. на основе слияния ряда социалистических организаций и групп.

СРП стремилась перенести центр тяжести социалистической пропаганды и работы с массами в область парламентской борьбы и отказывались от других форм борьбы трудящихся за улучшение своего экономического и политического положения. Сектантская позиция лидеров СРП нанесла прямой ущерб общенациональному рабочему движению, когда в 80-х гг. они фактически отказались участвовать в борьбе за 8-часовой ра­бочий день», полагая, что это было бы вмешательством в чисто тред-юнионистские дела. Отказ выступить в защиту пригово­ренных к смертной казни вождей чикагских рабочих значитель­но подорвал престиж СРП среди американских рабочих.

С начала 90-х гг. большим влиянием в среде американских социалистов стал пользоваться Даниэл де Леон, вскоре став­ший во главе руководства СРП.

Читайте также:  Протесты и сопротивление американцев вьетнамской войне

Особенности развития рабочего движения в США. В целом борьба рабочих носила экономический характер. Борьба двух тенденций в рабочем движении — революционной и оппортунистической — в последней трети XIX в.

Положение фермерства. Увеличение задолженности, постепенный рост земельной ренты, поддержание высоких цен на покупаемые фермерами промышленные товары и низких цен на сельскохо­зяйственные продукты, установление монопольных тарифов и фрахтов, потеря фермерами своих земель, уходивших к дер­жателям их закладных,— вся система гнета, который нес ферме­рам развивающийся капитализм, приводила к обнищанию и разорению многих тысяч мелких и средних фермерских хозяйств и резкому обострению классовых противоречий.

Грейнджеры и гринбекеры. Разорение толкало фермеров на отчаянную борьбу, что привело к возникновению общенацио­нальных движений грейнджеров, гринбекеров, фермерских аль­янсов и популистов. В 70-х гг. широкий размах получило движение грейнджеров и гринбекеров. Орден защитников земле­делия, или Лига грейнджеров («грейндж» в переводе с англий­ского—«ферма»), выступал за снижение железнодорожных та­рифов, облегчение сбыта сельскохозяйственной продукции и поощрял создание фермерских кооперативов. Однако, разоча­ровавшись в методах и средствах борьбы «Ордена», ферме­ры приступили к созданию гринбекерской партии (1875), ко­торая панацеей от всех бед и несчастий фермеров считала увеличение выпуска бумажных денег — гринбеков (получили своё название от зеленой виньетки на оборотной стороне ассиг­наций). После включения в программу гринбекерской партии целого ряда рабочих требований к ней примкнуло значитель­ное число рабочих. При поддержке рабочих союзов движение приняло широкие размеры, и на выборах 1878 г. гринбекерско-рабочая партия получила более миллиона голосов. Однако вскоре значительная часть гринбекеров включилась в еще бо­лее широкоге движение фермерских альянсов.

Фермерские альянсы и Народная партия. К началу 80-х гг. фермерские альянсы существовали уже во многих штатах. В движении образовалось два центра притяжения — Север­ный альянс и Южный альянс. В конце 80-х гг. альянсы, в ко­торых к этому времени участвовало более половины всех фер­меров страны, начинают принимать более активное участие в политической жизни. Их действия привели к образованию Народной (популистской) партии в феврале 1892 г. на съезде в г. Сент-Луис.

Рабоче-популистский блок. Экономический кризис 1893 г. и подъем стачечного движения способствовали расширению социальной базы популистского движения за счет наиболее обез­доленных слоев населения, а также вхождения в Народную партию ряда рабочих союзов и социалистических групп. В развернувшейся накануне национальных выборов 1896 г. вну­трипартийной борьбе радикальные популисты стремились от­стоять программу рабоче-популистского блока и выдвинуть в качестве кандидата Народной партии в президенты США из­вестного рабочего лидера Юджина Дебса. Однако консерва­тивное руководство партии сумело осуществить слияние Народной партии с демократами и добиться выдвижения попули­стским кандидатом в президенты США кандидата демократиче­ской партии Брайана. Деморализованная слиянием с демокра­тами и поражением на выборах, Народная партия вскоре пре­кратила свое существование.

Социалистическое движение в США и его раскол. Наступ­ление монополий на права трудящихся повлияло на развитие социалистического движения. В 1901 г. в Индианаполисе была создана Социалистическая партия (СП). В нее вошли” Социал-демократическая партия Америки, незадолго до этого (1897) основанная. Новая партия повела широкую пропаганду социалистических идей. В период подъема массового рабочего движения (1907—1912). 16 на­циональных рабочих союзов, насчитывавших в своих рядах около 300 тыс. рабочих, приняли социалистическую програм­му, а Объединенный союз горняков потребовал обобществле­ния всех средств производства в стране.

На съезде СП в 1912 г. правооппортунистическое крыло одержало победу над левыми социалистами, осудив революци­онные методы борьбы. Это заставило левые элементы во главе с Хейвудом выйти из СП. Раскол 1912 г. (через несколько месяцев после съезда в ее рядах ог 118 тыс. осталось лишь 40 тыс. членов) нанес СП непоправи­мый удар.

Беспартийная лига. Интерес к политическим формам борьбы вновь проявился после созда­ния в 1915 г. Беспартийной лиги. В нее входили фермеры и городская мелкая буржуазия 12 западных штатов. Во время избирательных кампаний участники этого движения, как пра­вило, поддерживали республиканскую партию. •

Негритянское движение «Ниагара». За республиканской партией, принявшей более полувека назад прокламацию об ос­вобождении рабов, в основном следовало и негритянское на­селение. Растущее национальное самосознание привело к воз­никновению среди молодой негритянской интеллигенции ради­кального движения под названием «Ниагара». Его участники выступали против расовой дискриминации. Хотя лидеры «Ниа­гары» нередко выдвигали явно националистические лозунги, это движение сделало шаг вперед в деле национального разви­тия негритянского народа и способствовало созданию Нацио­нальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения.

Крупной победой рабочего класса завершилась многолетняя борьба за право на организацию профсоюзов, заключение коллективных договоров и объявление забастовок. Ко вре­мени первой мировой войны тысячи организованных в проф­союзы рабочих завоевали 8-часовой рабочий день. В 25 шта­тах законы установили предел продолжительности рабо­чего дня для мужчин и закрепили 8-часовой рабочий день ддя женщин. Женщины завоевали избирательные права в 12 штатах (в основном на Западе): 38 штатов запре­тили труд малолетних детей. Важное значение имело законо­дательное закрепление в 9 штатах нормы минимальной зара­ботной платы на всех предприятиях. Почти по всей стране удалось ввести систему компенсаций за несчастные случаи на производстве. Отдельные категории рабочих вырвали у пред­принимателей повышенную оплату за сверхурочные часы и работу в праздники и выходные дни.

Тема 3. Профсоюзы Западной Европы и США в XIX – середине ХХ вв.

1. Процесс политизации профсоюзного движения.

2. Создание международных объединений профессиональных союзов.

3. Идеология социального партнерства в странах Западной Европы и США.

1. На рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий происходит процесс политизации профсоюзного движения, под влиянием марксистов (социал-демократов) и анархистов. Одним из примеров этого процесса может служить история возникновения международного праздника «Первое мая», когда 4 мая 1886 года на демонстрации протеста в результате провокации погибло несколько человек (была взорвана бомба, совершивший так и не был найден, а по ложному обвинению впоследствии было казнено четверо рабочих-анархистов). Три года спустя, на Парижском конгрессе (1889 г.) Второго Интернационала в память казненных анархистов 1 мая было объявлено днем международной рабочей солидарности. Промышленный подъём начала XX века ещё более способствовал росу профсоюзов и стачечной борьбы. В период с 1904 по 1910 гг. во Франции прошли крупные забастовки рабочих виноградарей, трамвайщиков, портовых рабочих, железнодорожников и других профессий. В то же время забастовки часто заканчивались провалом, благодаря репрессиям со стороны правительства. В 1906 году, на волне подъема профсоюзного движения, была принята Амьенская хартия, которая провозглашала непримиримую борьбу между пролетариатом и буржуазией: профсоюзы признавались единственной приемлемой формой объединения рабочих, декларировался отказ от участия в политической (парламентской) борьбе, а всеобщая забастовка признавалась единственно возможным способом свержения капиталистического строя. Профсоюзы объявлялись независимыми от политических партий, что означало свободу вхождения в них членов любых партий и занятие ими должностей.

В начале XX в. появляются первые профсоюзы и в Германии. Уже в 80-е годы XIX в. профсоюзы занимали заметное место в немецком обществе. В то время социалистические и либеральные профсоюзы объединяли около 100 тыс. рабочих. Однако становление профсоюзного законодательства в Германии происходило в непростых политических условиях. После покушения в октябре 1878 года на императора Вильгельма I, в Германии был издан «закон против социалистов». На основании закона практически все профсоюзы были разогнаны. Данная политика проводилась достаточно долгий период. Так, в 1886 году был принят специальный циркуляр, объявляющий забастовки уголовным преступлением. В 1890 году социалистические профсоюзы сплотились под эгидой Генеральной комиссии свободных профсоюзов Германии. Руководство социал-демократической партии Германии (СДПГ) долго не желало признавать самостоятельность профсоюзов, опасаясь, что экономический характер их деятельности приведет к усилению реформистских тенденций. Только в 1906 году на Мангеймском съезде социал-демократов была принята резолюция о независимости профсоюзов от социал-демократической партии. Предприниматели, несмотря на разрешение законом 1899 года профсоюзов, постоянно стремились урезать права рабочих на создание своих организаций. По их требованию правительство в 1906 году потребовало установления контроля за профсоюзами.

2. Первые десятилетия двадцатого века начинают создаваться международные объединения профессиональных союзов. Так, например, в 1905 году, в Чикаго было создано международное профсоюзное объединение Индустриальные рабочие мира (ИРМ), находящееся под влиянием идей революционного синдикализма, что явилось результатом соглашения между частью анархистов, социалистов и радикальных профсоюзных активистов.

Продолжавшиеся в начале двадцатого века переговоры между анархистами из разных стран мира привели к созданию на Берлинском конгрессе (1923 г.) анархо-синдикалистской Международной ассоциации трудящихся (МАТ), известного как Берлинский интернационал профсоюзов. В 1919 году по решению Парижской мирной конференции создана Международная Организация Труда – межправительственная организация, как автономная организация Лиги наций (устав Международной Организации Труда был утвержден как часть XIII Версальского мирного договора 1919года).

В 1920 году была основана Международная конфедерация христианских профсоюзов (МКХП). Кроме того, в июле 1921 года в Москве был создан Профинтерн (Красный интернационал профсоюзов), находившийся под влиянием Коммунистического интернационала, созданного в 1919 году.

В 20 — 30-е гг. двадцатого века профессиональные союзы активно участвовали в борьбе за социальные права трудящихся, за расширение системы социального обеспечения. В Германии, Франции, Италии, Швеции, Бельгии и др. странах промышленные рабочие добились введения 8-часового рабочего дня (во Франции в 1936 году правительством Народного фронта был проведён закон о 40-часовой рабочей неделе). В некоторых странах (США, Великобритания и др.) 8-часовой рабочий день был введён в отдельных отраслях промышленности по коллективным договорам. Законы и соглашения о 8-часовом рабочем дне нередко нарушались, а в таких странах, как Италия и Германия, были впоследствии, после прихода к власти фашистов, отменены.

В Германии политика лидеров социал-демократической партии и Объединения немецких профсоюзов, препятствовавших единству действий рабочего класса, в значительной мере облегчила захват в 1933 году власти фашистами, которые ликвидировали социальные завоевания рабочих и разгромили профсоюзы; их место занял подчинённый фашистскому государству «Трудовой фронт», в который вошли как рабочие, так и предприниматели. В Италии были созданы фашистские профсоюзы, ставшие составной частью системы «корпоративного государства», а в Испании после победы франкистов в 1939 году были созданы «вертикальные профсоюзы» — фашистские профсоюзы, управляемые государством.

7-й конгресс Коминтерна (1935 г.), указавший на важность сплочения рабочего класса и всех демократических сил в борьбе против фашизма и разработавший тактику единого фронта, отметил необходимость ликвидации раскола международного профсоюзного движения, подчеркнув, что для объединения профсоюзов существует лишь одно условие — борьба против капитала, борьба против фашизма и внутрипрофсоюзная демократия. В соответствии с позицией 7-го конгресса Коминтерна малочисленные профессиональные союзы, по рекомендации Красного интернационала профсоюзов, самораспускались, а их члены в индивидуальном порядке вступали в реформистские профсоюзы. Во Франции, Чехословакии, США, Румынии, Индии, Италии, Канаде и ряде др. стран происходит объединение профсоюзов.

Во время Второй мировой войны 1939 – 45 гг. профессиональные союзы оккупированных стран активно участвовали в антифашистской борьбе. В освобождавшихся от фашистской оккупации странах восстанавливались легальные профессиональные союзы, к руководству которыми приходили прогрессивные лидеры. Были воссозданы и стали легально действовать Всеобщая конфедерация труда Франции, Всеобщая итальянская конфедерация труда (ВИКТ) и др. национальные профессиональные центры. В 1945 основана Всемирная федерация профсоюзов (ВФП), в которую вошли наряду с советскими профсоюзами и профсоюзами стран народной демократии все крупнейшие профессиональные центры , за исключением Американской федерации труда, а также отдельные профессиональные центры зависимых стран. В 1946 году Международная Организация Труда становится первым специализированным учреждением ООН по обеспечению полной занятости и роста уровня жизни трудящихся, поощрению экономических и социальных программ, соблюдению основных права человека, охране жизни и здоровья трудящихся, обеспечению мира через социальную справедливость. В 1948 году была принята Конвенция Международной организации труда «О свободе ассоциаций и защите права на организацию», где провозглашалось право на свободное создание профессиональных союзов трудящихся и организаций предпринимателей.

В 1945 возобновила свою деятельность МКХП, лидеры которой отказались от присоединения к ВФП. В 1968 году эта организация получила новое название — Всемирная конфедерация труда.

3. Во второй половине 20 в. революционный период развития профсоюзов окончательно завершился и победила идеология социального партнерства. Профсоюзы отказались от нарушений социального мира в обмен на признание профсоюзных прав и государственные социальные гарантии.

Пик профсоюзного движения в большинстве государств пришелся на
1960-е г. В 1961 году в Турине в Европейской Социальной Хартии были сформулированы цели и задачи современного профсоюзного движения. Рабочие в ряде развитых стран добились сокращения рабочей недели, увеличения оплачиваемых отпусков, расширения социального законодательства (например, во Франции после всеобщей забастовки в мае — июне 1968 года). Однако начавшийся в 1-й половине 70-х гг. мировой экономический кризис привёл к снижению жизненного уровня трудящихся масс.

В 70 – 80 гг. различные схемы профсоюзной защиты можно было встретить уже во всех регионах мира, причем как в развитых, так и в развивающихся государствах. И касались они не только ремесленников и малоквалифицированных рабочих, но и работников индустриального профиля и даже инженерно-технических работников. Например, в Австралии профессиональные союзы до начала 70-х годов имели отношение главным образом к промышленным рабочим, а затем были распространены на продавцов и служащих крупных торговых заведений, на работников нефтяной отрасли, служащих банков и страховых компаний. В США условия профсоюзной защиты преобладали в коллективно-договорном процессе в административных учреждениях до принятия в 1978 году Акта о реформе гражданской службы. В 1974 году в США был принят Акт о профсоюзах и трудовых отношениях.

В 1980-х численность членов профсоюзов стала неуклонно сокращаться. Мировой показатель охвата трудящихся профсоюзным движением в 1970 г. составлял 29%, а к началу XXI в. упал до 13%.

Среди причин кризиса профсоюзного движения эксперты называют рост занятости в малом бизнесе, где профсоюзам сложно работать, упадок “старых” отраслей промышленности, в которых подобные объединения были традиционно сильны, широкое распространение нестандартных форм занятости (неполный рабочий день, временная занятость, надомная работа, разделение рабочих мест и т.д.). Сыграло свою роль и быстрое изменение этнического состава населения (привлечение мигрантов, выходцев из стран Африки, Азии, Ближнего Востока, где отсутствуют устойчивые традиции профсоюзного движения).

Сегодня можно утверждать, что основные цели международного профсоюзного движения достигнуты – профсоюзы пользуются широкими правами, наемным работникам гарантированы минимальная зарплата, 8-часовой рабочий день и 40-часовая рабочая неделя.

В то же время нельзя говорить о том, что профсоюзы – это явление прошлого и в современном обществе у них нет будущего. Они достаточно активны в общественном секторе США. Постоянно укрепляется Европейская конфедерация профсоюзов, объединяющая 80 национальных конфедераций профсоюзов, общее число членов которых составляет более 60 млн. человек.

Последнее изменение этой страницы: 2016-12-09; Нарушение авторского права страницы

Ссылка на основную публикацию