Похороны в США и устройство похоронного бизнеса

Похоронные традиции в США. Особенности проведения похорон

Граждане Соединенных Штатов Америки – это причудливый микс из этносов и верований. И после смерти американца погребальный обряд зависит во многом от того, какой религии умерший придерживался при жизни. Свои коррективы вносят и обычаи штата, так как они имеют некоторые отличия. Многие американцы стараются позаботиться о своем погребении заранее, так как похороны в США обходятся дорого, а государство оплачивает по сертификату лишь мизерную часть расходов (в начале 2016 года эта сумма составляла 250 долларов), да и то не всем, а нуждающимся семьям. К тому же выплата происходит не перед похоронами, а по истечении времени, когда кто-то из родных принесет в офис социальной службы сертификат о смерти, который выдается похоронным домом.

Чтобы освободить членов своей семьи от грядущего финансового бремени, уже в 40 – 45 лет некоторые американцы приобретают для себя участок на кладбище, за который впоследствии платят ежегодную аренду. Большим подспорьем для наследников после смерти человека становится страховка его жизни, которая однако не выплачивается в случае доказанного самоубийства и еще в ряде криминальных ситуаций. Если же умерший был ветераном боевых действий, то родным могут помочь с организацией и оплатой похорон члены одного из военных клуб-баров, в которые обычно объединяются американские ветераны. Поступают небольшие пожертвования от дальних родственников и друзей усопшего, иногда – от его коллег по работе. Некоторые денежные суммы приносят или присылают прихожане семейной церкви. Но чаще всего все основные погребальные расходы ложатся непосредственно на ближайших родных.

Особенности проведения похорон

После кончины человека его тело забирают в морг для освидетельствования. Почти всегда делается вскрытие. Исключения составляют смерть от зафиксированной врачом затяжной болезни, гибель в аварии и некоторые другие случаи.

Тем временем семья начинает готовиться к панихиде и похоронам. Первым делом она обращается в ритуальное агентство (похоронный дом), обычно рядом с выбранным кладбищем. Оно и берет на себя все хлопоты по подготовке тела и организации церемонии. В настоящее время даже самые малоимущие американцы почти никогда сами не обряжают покойника и даже крайне редко до похорон размещают гроб с ним в том доме, где они сами живут. Все это делают служащие погребальной компании, в том числе заранее нанимают помещение для прощания с умершим и даже рассылают уведомления о смерти человека его близким и знакомым.

Обычно для прощания с усопшим выбирается ритуальный зал при морге или крематории, иногда снимают большую комнату в каком-либо клубе. В более редких случаях гроб с телом стоит в храме, который посещает семья.

Если покойный американский гражданин был православным, католиком, иудеем, мусульманином, буддистом, индуистом или представителем какой-либо другой религии, то об этом заранее сообщается представителю похоронного дома, который должен, по желанию родственников, организовать погребение согласно определенным религиозным традициям.

Но все же большая часть американцев в настоящее время – представители различных ветвей протестантизма: баптисты, пресвитерианцы, пятидесятники, мормоны, адвентисты и так далее. Они хоронят своих покойных по более или менее схожим обычаям, на которые оказал влияние католицизм.

Тело как положено, обмывают, бальзамируют (это довольно дорогая услуга, поэтому ее выбирают не всегда), гримируют, опрыскивают туалетной водой и одевают в новую одежду.

Ее или покупают специально для похорон, или выбирают из гардероба ту, что почти не носилась. Раньше обязательно останавливались на торжественных или нарядных вариантах, например, на том костюме, в котором покойный ходил на церковные службы. Девушек, как это принято во многих странах, хоронили в белом. Теперь регламентация в похоронной одежде почти отменена. Например, юношу можно положить в гроб в форме его бейсбольной команды, на женщину надеть красивое вечернее платье. То есть, многие отдают предпочтение той одежде, которая понравилась бы самому умершему.

Не возбраняется, но почти не принято надевать на покойных дорогие украшения. Исключения обычно составляют обручальные кольца. Иногда, по желанию семьи, тело для прощания с ним украшают и золотыми ювелирными изделиями или надевают на руку мужчине дорогие часы, но непосредственно перед погребением все снимают.

А агент погребальной службы должен обратить особое внимание родственников на факт изъятия из гроба дорогостоящих вещей, чтобы потом не вышло конфликта с организаторами погребения или между членами семьи при дележе наследства

Прощание с покойным (или просмотр, как это дословно переводится) проводят в месте, где после подготовки выставлено тело.

Оно длится иногда около суток, в течение которого все желающие могут прийти и последний раз взглянуть на умершего. Обычно с собой приносят букеты цветов (при этом в каждом букете их по традиции должно быть нечетное количество), иногда конверты с деньгами для материальной поддержки. То же самое присылают вместо себя и некоторые приглашенные, если не могут прийти на прощание лично.

Иногда в траурном зале показывают фильм об ушедшем из этого мира человеке или слайды фотографий, рассказывающих о его жизненном пути. Желающие могут сказать какие-то хорошие о нем

Отпевание тела происходит в траурном зале, храме или прямо около могилы. Его проводит священник, а гимны исполняет церковный хор, пение которого поддерживают все присутствующие. Гроб во время отпевания чаще всего бывает закрыт, но в некоторых штатах не принято опускать его крышку, если тело имеет нормальное состояние.

Рядом с могилой перед службой тоже можно включить гимны в записи. Она достаточно короткая (если отпевание уже было проведено), и часто гроб в могилу опускают еще до окончания прощальной молитвы. После этого священник бросает в могилу цветок, за ним это делают и остальные. Расходятся провожающие обычно до того, как могила будет зарыта. На скромные поминки после похорон приходят только самые близкие.

Обычно это короткий фуршет дома или в кафе. Нередко участники поминальной трапезы приносят с собой какое-нибудь блюдо, чтобы помочь семье организационно или даже материально

Современные американские захоронения выглядят чаще всего скромно и традиционно, что определяется и правилами кладбищ

Участки не огораживаются и засеваются газонной травой, которую подстригают служащие кладбища. Памятники ставятся небольшие, прямоугольные, чащу всего из камня.

На них гравируют имя похороненного и годы его жизни, иногда – краткие эпитафии.

На сайте компании “Данила-Мастер” Вы можете посмотреть фотографии и описания моделей недорогих классических памятников из карельского гранита – габбро-диабаза. Примерно такие варианты надгробий сегодня выбирают для могил своих близких большинство семей США.

Похороны и прижизненный договор в США

Похоронная индустрия — это сравнительно новая область в экономическом секторе США. До XX века устройство похорон было исключительно личным, семейным делом. С умершими прощались дома, хоронили их по религиозным и семейным обрядам, чаще всего на родовой земле или ближайшем городском кладбище.

Люди редко задумывались о собственных похоронах: их организация была заботой родственников умершего. В особых случаях организацией похорон занималось всё соседство. Желать «особых» похорон было не принято.

Но этой практике пришлось уйти в прошлое, чему поспособствовал ряд событий.

Гражданская война (1861–1865 гг)

Гражданская война между северными и южными штатами унесла множество жизней. Многие солдаты гибли вдали от дома, и их родные хотели вернуть тела погибших на родину для организации традиционных семейных похорон. Так в погребальные традиции США вошла массовая практика бальзамирования тел и появились особые службы «посмертной логистики».

Рост населения и урбанизация (XIX-XX вв)

Ко второй половине XIX века средний житель большого города уже не мог позволить себе организовать прощание с умершим дома — не позволяли весьма скромные размеры квартир. Все процедуры подготовки умершего к погребению и прощания переместились в специальные «похоронные дома» (Funeral Homes) — первые частные похоронные организации.

Традиция маленьких семейных кладбищ постепенно уступает место кладбищам общегородским. Американский кинематограф сделал их образ узнаваемым: парк, деревья и ухоженные лужайки с ровными рядами захоронений.

Уход за могилами и территорий кладбища также переходит в руки частных похоронных организаций. Параллельно с этим процессом государство начинает регламентировать порядок организации похорон военных: появляются первые специализированные армейские кладбища, в том числе Арлингтонское национальное кладбище.

От «гробовщиков» до «режиссеров похорон»

До XX века производители гробов (чаще всего в этой роли выступали потомственные мастера мебели) обычно предоставляли и дополнительные услуги по обустройству могилы. За что и получили народное прозвище «гробовщики» — undertakers.

Переход похорон из области семейных традиций в разряд услуг принёс с собой конкуренцию, а следовательно, и разные маркетинговые ухищрения. В погоне за клиентами и добрым именем, вчерашние undertakers (гробовщики) переименовываются в куда более благозвучных Funeral Directors (распорядители похорон) и Mortician. Последнее – это неологизм, придуманный в 1895 году и образованный от латинского корня mort- (смерть) и суффикса -ician, используемый для обозначения специалиста в какой-то сфере.

Появляется Национальная Ассоциация Распорядителей Похорон (National Funeral Directors Association, NFDA), позиционирующая себя как профессионалов, а не «каких-то там торговцев». Однако, как и раньше, большая часть рынка осталась за частными семейными организациями: сегодня их доля на рынке ритуальных услуг составляет до 85%.

Традиция заключать прижизненный договор

Из-за конкурентной гонки в обиход вошла идея устраивать похороны заблаговременно. Точной информации, кто первым предложил своим клиентам такую услугу, нет. Но существует мнение, что эта практика возникла в среде иммигрантов, особенно — в еврейском сообществе.

Оторванные от родной земли, родной культуры и языка, иммигранты часто хотели быть похороненными по обрядам своего народа. Кто богаче, мог рассчитывать, что его тело (чаще — прах) доставят в страну исхода и похоронят там в соответствии с желаниями и традицией. Более бедные люди желали хотя бы обеспечить себе уход «по всем правилам», как того требовала их вера. В обоих случаях бремя процедур предпочитали перекладывать с плеч родных и близких — им и так будет нелегко! — на распорядителей похорон.

Стоимость услуги была и остаётся сравнительно небольшой. А заблаговременный подход позволяет рассчитать всё заранее: сколько потребуется на транспорт, атрибуты и всё прочее.

Альтернативные похороны

В конце XX века область ритуальных услуг захлестнула ещё одна волна конкуренции: на массовый рынок вышли организаторы «альтернативных похорон». Джаз-фестиваль, онлайн-трансляция, даже выстрел прахом из пушки — благодаря практике прижизненного договора стало возможно организовать практически любые похороны.

Традиционные похоронные бюро попытались сохранить рынок услуг за собой. Это привело к большей формализации практики прижизненного договора, но прогнать конкурентов не помогло.

Как называется документ прижизненного договора?

В английском языке единого названия у такого документа нет, но чаще всего встречаются несколько терминов:

  • Funeral pre-arrangement
  • Pre-payed funerals
  • Pre-need arangement
  • Funeral provision contract

Гарантировано ли исполнение условий договора после смерти человека?

Процедура заключения прижизненного договора о ритуальных услугах в США чётко отработана и юридически регламентирована, что гарантирует: всё пройдёт гладко, как задумано.

Все прижизненные договоры предполагают несколько степеней защиты воли клиента. Представителем интересов человека после его смерти (в англоязычной практике часто встречается термин сaretaker) могут выступить как члены семьи, так и юридическая организация или частный адвокат. Указать своего представителя можно — и нужно — в самом тексте прижизненного договора.

Что можно выбрать на похороны – Какие услуги и принадлежности?

На американском рынке представлены все доступные виды погребальных услуг и атрибутов. Классические ритуальные бюро предлагают разный спектр услуг, но повсеместная практика предполагает выбор:

  • кремация или захоронение тела;
  • выбор место погребения (если хоронят) или хранения праха (урну с прахом можно и не хоронить);
  • изготовление и установку памятника, надгробия, мемориальной плиты и т. д.;
  • установку цифрового (QR-Memo) надгробия;
  • церемонию религиозного обряда похорон в соответствии с верой усопшего;
  • цветы, венки, ленты, фотографии, памятные карточки и другие атрибуты в их широком многообразии;
  • разработку сценария похорон и проведение церемонии в соответствии с ним;
  • развеивание праха покойного;
  • изготовление посмертной маски;
  • онлайн-трансляцию похорон;
  • проведение поминальной трапезы (по сценарию);
  • составление списка приглашённых и рассылка приглашений;
  • посмертную репатриацию (перевозку) тела в другое место (штат или страну) для последующего захоронения;
  • и многое-многое другое.

А как насчёт нестандартных похорон?

Чёткого разделения между «классическими» похоронными бюро и «современными» в США уже нет: организовать тот или иной сценарий поможет большая часть похоронных бюро.

Однако, есть особый сегмент рынка — похороны hi-tech: полёты в космос, создание из праха драгоценных камней, виниловых пластинок и другие высокотехнологичные решения. На рынке также есть и нарочито традиционных бюро, предлагающие исключительно «классические» услуги.

Под куполом Капитолия

Составление прижизненного договора является одним из неформальных обязательств президента США. Вступая в должность, президент описывает свою последнюю волю и доверяет её представителю. В текущем виде эта практика устоялась после смерти Франклина Делано Рузвельта, 32 президента Соединённых Штатов, умершего вскоре после ялтинской конференции союзных держав в 1945 году. Свою последнюю волю Рузвельт составил ещё за 8 лет до смерти, в 1937, однако держал документ в секрете в личном сейфе.

Согласно документу, Рузвельт желал для себя весьма скромного и аскетичного прощания, и главное — никакой публичности. Пункт 2 завещания формулирует это однозначно: «In the event of my death in office as President of the United States I make the following requests… That there be no lying in state anywhere» – никаких публичных прощаний, нигде.

Бумагу обнаружили уже после того, как были начаты традиционные пышные проводы президента. После этого инцидента стало принято доверять такой документ кому-то из живых представителей. А после убийства президента Кеннеди вошло в привычку составлять прижизненный договор как можно раньше — во избежание всевозможных конфликтов интересов.

62.5% американцев старше 20 лет обдумывали свои похороны; 21.4% заключили прижизненный договор

По данным Национальной Ассоциации Распорядителей Похорон (NFDA) за 2017 год 62.5% американцев старше 20 лет связывались с ритуальными агентствами (Funeral Homes) и обдумывали свои похороны.

Однако до заключения прижизненного договора доходили только 21.4%. Основными причинами сомнений стали: «думать о смерти ещё рановато» и «предоплата слишком высока» (по опросу 2017 года). На основании исследования NFDA рекомендовала похоронным агентствам США пересмотреть политику полной предоплаты или предложить систему рассрочки.

«Зелёные похороны» выбирают 53.8% заказчиков прижизненного договора

Согласно другим исследованиям NFDA, чтобы значительно повысить интерес к прижизненному договору, нужно включить в сценарий две детали:

  • «зелёные похороны» — в биоразлагаемом гробу, без использования формальдегидной бальзамировки и с высаживанием деревьев на месте захоронения. Эта опция пришлась по душе 53.8% заказчиков.
  • «Терапевтические похороны» — во время прощания (и чуть после) родственников и друзей умершего сопровождают собаки-терапевты, помогающие легче справиться с горем. 34.5% опрошенных согласились заключить контракт с таким условием.
Читайте также:  Церковь и итальянские иммигранты в США и её роль в жизни диаспоры

Последнее законное слово

В США с прижизненным договором связан важный нюанс: примерно в половине штатов по закону представителем интересов умершего является его ближайший родственник. Ему и принадлежит решение, что и как делать с телом умершего. Теоретически, согласно духу закона, наследник умершего обязан почтить его последнюю волю, однако на практике это не обязательно исполняется. В этих штатах при заключении прижизненного договора назначают несколько ответственных родственников, чтобы они проконтролировали друг друга — это обязательно фиксируется письменно, в присутствии юриста и при его заверении, а также в нескольких экземплярах. В остальных штатах оформленный прижизненный договор имеет наивысший приоритет в вопросах организации похоронной процедуры.

Возможно, вам будет интересно:

Похороны в США

В 2000 году в Ташкенте от рака скончался мой папа. Ему было всего пятьдесят лет. Хоронили по христианским обычаям: тело в гробу три дня находилось в квартире.
Поминки, лицезрение покойного. Некоторые даже в гробу его сфотографировали. Моей маме пришлось, согласно традициям, делать поминки на девять, сорок дней, всех звать близких и далеких, тратиться, готовить, накрывать столы по два-три раза в день. Помню, в те дни отключили горячую воду. Наверное, чтобы люди не забыли, что “счастье – есть.”

В США так не принято. Эта статья о том – как я хоронила мужа-американца в Америке. Постараюсь оставить ее только информативной, без слез и соплей.

Мой американец-муж готовил меня к своей смерти, даже когда не было никаких угроз его здоровью. Он заставлял меня учиться водить машину, оплачивать счета, пользоваться компьютером, разбираться в шнурах, которые присоединяют различную электронную технику друг к другу, потому как: «Что ты будешь делать, если я умру?» За это я ему благодарна, что он меня подготовил к моей новой жизни – без него, с нашими детьми.

Мой американский муж скончался 2 марта, 2007 года, не дожив до 48 лет. Его тело было увезено в морг на вскрытие. Оставить покойника в доме, самостоятельно обмывать, никому тут в голову не придет.

А я осталась решать проблемы: на какие шишы его хоронить? Когда гражданин США уходит в мир иной, то государство выделяет всего 250 долларов на похоронные расходы, и то после того, как вы явитесь в Social Security Office с сертификатом о смерти (death certificate). Этот сертификат выдается похоронным агенством, и стоил 8 долларов в 2007 году. Иногда нужно заказать более одного сертификата о смерти, так как не все инстанции принимают просто копию. Например, если американец должен кредитным картам, на которых нет имени супруги, или за студенческие заемы, то можно списать долг покойника, предоставлением в эти инстанции сертификата о его смерти.

Киф год не работал и не мог выбить пособие по инвалидности.

А я за девять долларов в час заправляла уборщицами отелей. (статья про поломойку)
Двое детей ходили в детский сад, по льготному тарифу для бедных, у нас была бесплатная медицинская страховка и бесплатная еда – фудстэмпы. То есть, с одной стороны, работая не покладая рук, мы все равно висели на шее у государства, и у нас не было никаких сбережений.

Когда Киф перенес инфаркт в 2000 году и узнал, что является носителем вируса гепатита С, страховые компании отказывались страховать его жизнь. Потому что мой муж был для них смертником.

Что такое страховка жизни и для чего она нужна? Страховка жизни бывает маленькая, всего на десять тысяч долларов, чтобы покрыть похоронные расходы. Человек, покупающий страховку, должен быть практически здоровым, пройти все необходимые анализы крови и мочи, и платить ежемесячные взносы в страховую компанию. Некоторые страхуют свою жизнь на полмиллиона долларов, на миллион, чтобы в случае их смерти семья могла выкупить взятые в кредит машины, дом, и не остаться у разбитого корыта. Если человек кончает жизнь самоубийством, то страховая компания выплачивать его семье не будет ничего.

Мой муж принадлежал к группе людей, которые называют себя “ветеранами.” Они обычно объединяются в клубы-бары, проводят различные мероприятия по поддержке братьев-ветеранов.

И хотя Киф в армии служил всего 4 года, в семидесятых, ему полагалось бесплатное место на военном кладбище. Ветераны меня поддержали морально и материально, один даже ездил со мной в похоронное бюро и говорил за меня с директором этого заведения.

Сперва я хотела мужа хоронить в гробу, по-христиански, как он завещал. Но оказалось, что по самым дешевым расчетам, такие похороны будут стоить четыре с половиной тысячи. Если у человека хорошая кредитная история, некоторые похоронные дома могут принять взнос, и оформить кредит на похороны.

В похоронном доме мы узнали, что если выставлять открытый гроб напоказ родным и друзьям, то это будет дороже, так как в данном случае приходится накачивать тело формальдегидом и использовать косметику. Я знала, что мне американские ветераны обещали собрать деньги, но у них больше двух тысяч не набиралось. Родня его не была настолько богатой, чтобы помогать мне тысячами. На похороны Кифа они на машинах съезжались из северных штатов, а не самолетами летели.

Я позвонила 6 марта в похоронное бюро: «Я хочу кремировать тело своего мужа». Мне ответили: «Такого не бывает, нужно брать разрешение у врача, у шерифа. Мы кремирование делаем через 10 дней после смерти». Десять дней? Это значит его тело должно находиться в морозильной камере их морга? А родственники съезжались уже проститься с телом.

Я позвонила своему человеку из ветеранов, юристу, по имени Харви. Он вмешался. Из Похоронного дома позвонили мне на следующий день, утром 7 марта: «Ок, сегодня ночью мы вашего мужа кремируем, придите до полудня и подпишите необходимые документы».

Кремация обошлась американским друзьям-ветеранам в две тысячи. Таким образом, я поняла значение американской пословицы: «Важно не то, что ты знаешь, а кого ты знаешь».

Похороны были назначены на 8 марта, Международный Женский День. В США это обычный рабочий день, никак не отмечается. Киф мне на этот день цветы не дарил, и мы его не отмечали.

К этому дню вся американская родня смогла съехаться из Пенсильвании, Огайо, Мэрилэнда, Нью Джерси. Попрощаться с телом усопшего родители Кифа, брат и сестра пошли в похоронный дом 7 марта.

Служба военно-религиозная была назначена на половину десятого утра, на военном кладбище.

Родители Кифа, семидесятилетние седые старички, не сломленные инфарктами и красной волчанкой, диабетом и артритами, сидели со мной на скамейке, и принимали соболезнования знавших моего мужа сотрудников и моих друзей. В общем, в Америке, это как и у русских – принято вспоминать все самое лучшее о покойнике.

Только букеты цветов здесь не приносят на похороны, а если заказывают, то их будет обязательно – нечетное количество. В магазинах, к слову сказать, на все случаи жизни цветы продаются в букетах – четное число. Четыре гвоздики, например. Двенадцать роз. Для похорон – нечетное число.

Один из бывших сотрудников по работе, где они создавали компьютерные программы для полицейских машин, филлипинец Ральф, подошел ко мне и сказал: «Оксана, твой муж был золотом для нас. Он никому никогда не отказывал в помощи. Когда он себя хорошо чувствовал, то всегда приходил одним из первых на работу, и уходил одним из последних. Киф нам миллионные контракты спас». А потом, помолчав, добавил: «Я уверен, что ты без него сможешь поднять детишек, помоги тебе Бог. Киф мне говорил не раз о тебе с гордостью, что он женился на русской, которая в десять раз умнее него!»

А урну с прахом военные офицеры, учавствующие в похоронах, вставили в стену кремированных ветеранов, когда все скорбящие друзья разошлись.

После похорон был банкет-ланч в ресторанчике в бухте. Многие не пришли на ланч – побежали на работу. Ланч оплатили родители покойного.

В Штатах поминки не проводят на девять и сорок дней. Хотя многие считают себя христианами, только не православными, а протестантами или католиками.

В первую неделю после смерти мужа я не выходила на работу, мне эти дни не оплачивались, хотя в некоторых организациях три дня будут оплачены. Я не готовила вообще. Мы питались с родней, мне приносили еду на дом ветераны, присылали деньги друзья и знакомые со всех штатов, где мы жили за восемь с половиной лет своего брака.

На сорок дней я сделала поминки в виде благодарения за поддержку сотрудникам с работы Кифа и ветеранам, заказала много пиццы, завезла на работу мужа, и в клуб ветеранов. Распечатала много фоток с его портретом, чтобы те, кто считал Кифа своим другом, уважаемым человеком, мог взять себе фото на память.

Я так же, следуя американским традициям, послала открытки со словами благодарности и фотографиями мужа всем тем, кто прислал мне открытки с соболезнованиями и чеками.

Если у женщины от покойного американца маленькие дети, или наоборот, то как только появляется на руках сертификат о смерти, нужно идти в Social Security Office и заявить о произошедшем в семье горе. Нужно предоставить кроме сертификата о смерти, сертификаты о браке, о днях рождениях детей и все их личные номера (SSN), номер своего банковского счета, чтобы государство могло ежемесячно автоматически присылать деньги вдове-вдовцу на этот счет. Эти деньги называются – Survivor Benefits. Это пенсия, но не “детская”, так как в США не платят пенсию мамашам на детей просто потому, что они их родили. Эта пенсия, размер которой зависит от того, сколько покойный зарабатывал, его стаж работы и количество выплаченных в казну государства налогов. Разумеется, у молодого таксиста или клерка в банке, раньше времени оставившим этот мир, пенсия на детей будет мизерной, в отличие от, например, программиста или врача.

Дети получают пенсию по покойному, и жена – по уходу за детьми до совершеннолетия, сумма зависит от того, сколько лет американец проработал, платил налоги, и какой была его зарплата. Если детей не было в браке, то жене ничего не положено, кроме пенсии по старости американца, но только когда вдова достигнет пенсионного возраста и не выйдет замуж заново.

У меня такая ситуация чуть не произошла в Аризоне в 2000 году. Если бы мой американец умер от инфаркта, то без страховки жизни у меня не было бы ни дохода тащить наши долги, ни похоронить его, ни сохранить дом, ни избежать банкротства. Тогда у меня не было гринкарты, и мне пришлось бы покинуть страну, потому как был закон – если гражданин Америки отходит в мир иной в течение двух лет совместной жизни со своей иностранкой, то она подлежит депортации.

С октября 2009 года Обама подписал новый закон, что вдова может подать на гринкарту и не прожив в законном браке с гражданином Америки два года. Есть форма I-360, стоит пока $375 плюс $80 за анкету с биографией и отпечатки пальцев. Но нужно подать эти документы в течение двух лет после смерти гражданина Америки, пока «поезд не ушел».
Когда у американца есть дети от другого брака, то неплохо иметь завещание. Тут каждая ситуация будет индивидуальной.

ЭПИЛОГ
На стене, где за плиткой в нише покоится прах моего американского мужа, выбиты в мраморе слова его любимого фильма про Джеймса Бонда: «Завтра не умирает никогда.»

ПРОСЬБА
Дорогой читатель! Если будут вопросы, задавайте, может, я не все разъяснила и придется внести корректировку в текст. Спасибо за внимание.

Как устроен похоронный бизнес в России

Владелец похоронной компании рассказывает, как всё устроено: черные агенты покупают информацию о смерти, усопших возят на рейсовых автобусах, а бесплатные места на кладбище продают по двести тысяч рублей.

Приезжают на джипах, гроб привязывают веревками

Всё пошло еще с моего деда. В 50-х он обосновался в Калужской области, рядом с деревней Детчино. Дед был плотником. К нему приходили местные жители за разными услугами: кому люльку сделать, а кому гроб. Занятие затянуло, начал работать на государственной пилораме. Он один ей занимался, и всё оборудование так и осталось у нашей семьи. Дед производил гробы и кресты, обеспечивал свою деревню и ближайшие. Дело шло хорошо.

В 90-е сыновья деда, а среди них мой отец, потеряли работу. Дед им отдал свою пилораму и предложил продолжать его дело. Тем более в тяжелые времена люди часто умирают. Стали делать даже полированные гробы. Тогда это было модно, в них хоронили авторитетов. Могли даже напрямую позвонить и сказать что-то вроде: «Вот завалили Ваську Лысого, мы приедем за гробом». Приезжают на джипах, гроб привязывают веревками и едут хоронить.

Отец и его братья купили участки леса и уехали в Жуков, перенесли туда производство. Они открыли два магазина — в Детчине и в Перемышле. Продавали гробы и кресты собственного производства, но организацией похорон не занимались.

В начале двухтысячных дело деда начало умирать. В 2003 году работали триста рабочих, они производили тысячи гробов и крестов. Через несколько лет осталось два узбека. Сейчас старая пилорама выглядит так:

Cтарая пилорама заброшена, оборудование перевезли в Жуков. Внутри растут деревья

Дед мне внушил мысль, что всё надо делать по правилам. Пока похоронную деятельность лицензировали, у предприятия деда была лицензия. А еще он получил разрешительную грамоту патриарха на производство православных крестов. Один знакомый был на короткой ноге с патриархом и позвонил ему напрямую: «А можно получить разрешительную грамоту?» Оказалось, можно.

Продавщица забирала из кассы по сто тысяч каждый месяц

Когда отец вел этот бизнес с магазинами в Перемышле и Детчине, дело шло не очень. Он нанял в Перемышле продавщицу и раз в месяц привозил ей гробы, кресты, венки. Через месяц приезжал, забирал деньги. Сколько давала, столько и брал, не проверял.

Читайте также:  Иммигранты и американская нация, ассимиляция в общество

В семье с деньгами было плохо. Моя мама — бухгалтер, мы вместе с ней поехали в Перемышль, проверили документы, и оказалось, что продавщица подворовывала. Она забирала из кассы каждый месяц примерно по сто тысяч рублей и не ходила на работу. Тогда я решил, что должен навести порядок в магазинах.

Я и раньше помогал отцу: подрабатывал в магазинах то грузчиком, то рабочим. Дополнительно с 14 лет делал сайты. Выходило по пять-семь тысяч рублей в месяц, я их откладывал. В 16 лет решил помочь отцу и сделать сайт для магазинов. Для этого пошел с накопленными деньгами в рекламное агентство заказать логотип и фирменный стиль.

В агентстве мне сказали: «Как называется ваша компания, с какого счета будете платить?» А я им: «Вот деньги, а компании нет». Они согласились принять наличными, но их не устраивал мой паспорт. Мол, мне нет 18 лет, я недееспособный. Пришлось просить паспорт у отца.

В 18 лет я уже полностью взял магазины на себя. Вернее, я просто забрал ключи от магазинов. Тогда мы c отцом чуть не подрались.

С утра — в универе, вечером — ремонт в похоронных магазинах

В Детчине вместо магазина был вагончик. Отец построил здание похоронного дома рядом, но это была просто бетонная коробка без отделки. В другом магазине, Перемышле, я обнаружил полную разруху: выломанную дверь, полчища тараканов и плесень вокруг.

Это магазин в Детчине сейчас: морг, магазин ритуальных товаров и офис

В тот момент я уже поступил в Бауманку, днем был на парах, вечером возил материалы. Заключил с одногруппниками сделку: они мне помогали, а я им отдавал часть прибыли.

Родители подарили подержанную машину на день рождения. На ней я по вечерам возил материалы. Помню, как купил в Калуге стеллаж и рулон линолеума. Этот рулон торчал на три метра из багажника машины, пока я ехал.

Ремонт делали с одногруппниками: клали пол, красили стены. Потом распечатали на принтере объявления: на одних — рекламу похоронного дома, на других — вакансию для поиска сотрудника. Позвонила одна женщина, говорит: хочу работать. А я ей: «Денег нет. Давай попробуем поработать, а там посмотрим». Эта женщина до сих пор со мной работает.

Сначала у меня были просто магазины: продавали венки и другие ритуальные товары. Потом люди стали спрашивать, а где землекопов или грузчиков найти, как машину заказать. Стало понятно, что надо целиком похороны организовывать. Стал привлекать бригаду, чтобы выносить гробы, и землекопов.

Делаем с одногруппниками ремонт после пар

Купили уазик за семнадцать тысяч рублей, на нём возили гробы, памятники:

Везу на уазике ограду и что-то для помещения

Потом купили катафалк — стоил он, кажется, 560 000 рублей. Это по-настоящему приспособленная для похорон машина, с бактерицидными лампами, сидениями.

Получается, в 2008 году у меня был просто магазин, а уже через год — катафалк, бригада, землекопы. Зарабатывали по сотне тысяч рублей в месяц точно

Сначала я покупал гробы и кресты, потом основал свое производство. Покупать даже выгоднее, если в ближайшей перспективе. Но никогда не знаешь, будет поставка вовремя или нет.

У меня был поставщик гробов в Орле. Я ему раз в месяц делал заказ на шестьдесят гробов, он привозил в срок, как договаривались. А как-то звоню, он трубку не берет. Я опять звоню — тишина. Так звонил две недели.

Через два месяца он мне перезванивает, говорит: «Будешь гробы заказывать?» Я спросил, где он был. А он: «Так я в отпуске был. А производство стояло, леса не было». Оказалось, весь лес у них ворованный: не своровали вовремя — сидели без дела. Рынок так до сих пор работает.

Чтобы не зависеть от поставщиков, основал свое производство. Технологии рассказали отец и его братья.

Труп лежит, а рядом дети бегают

Мне страшно видеть, что в России с похоронным делом. До революции всё было в руках у трестов. Нужно место на кладбище — платишь сумму по прайсу и хоронишь. С тех времен пошло выражение «по первому разряду»: это места вокруг храма, кажется, по три червонца. А всего разрядов было семь, самый дешевый — седьмой, на окраине кладбища, в ямах.

После революции издали декрет о похоронах: по нему советский человек не должен платить за похороны, всё бесплатно. Начался мрак.

На каждом кладбище появился свой землекоп, он считался представителем власти и мог просить любые деньги. Не хочешь платить — не будем копать могилу. Среднее время захоронения с трех дней выросло до 3-4 месяцев. Трупы гнили.

Санитарные нормы позже тоже отменили. Надо знать, на какую глубину закапывать тело, иначе люди из соседней деревни могут отравиться трупным ядом из колодца. Но до сих пор об этом не думают: чуть присыплют землей, и нормально. Я работаю по дореволюционным правилам.

Беспредел советских времен докатился и до нас. В 90-е людей после смерти держали дома. Мне рассказывали такие истории: «Как хорошо, что вы появились. А то я мужа хоронила несколько лет назад, расстелила пленку на кухне в девятиэтажке, с сестрой его помыли, одели». Труп лежит, а рядом дети бегают.

Как-то мне присылали фотку, как люди перевозят гроб в электричке:

Сразу вижу: гроб из сосны, грубая работа

Правила советского декрета о захоронении по-прежнему в силе. По закону места на кладбищах бесплатные для всех. Если кто-то умирает, можно пойти в местный муниципалитет, и на следующий день выдадут разрешение. Но люди как ходили к землекопам на кладбище, как договаривались через третьи руки, так и делают. А с них берут деньги.

Один клиент приехал заказывать похороны. У него машина стоит несколько миллионов рублей, а он водку привез землекопам. Я ему говорю: «Вы больной, зачем водка?» А он: «Принято так вроде».

Люди не виноваты, у них это на подкорке записано. Нужно место на кладбище — идут к местному землекопу. Он просит двадцать тысяч рублей, а сам идет в муниципалитет и бесплатно получает место на кладбище.

«Хотите аккуратно донести гроб? Десять тысяч»

В Москве между собой борются государственная компания-монополист и частный бизнес. В регионах ситуация похожая.

В Москве моргами, кладбищами, крематориями управляет государственная организация. Все остальные ритуальные компании называют черными агентами.

По факту агенты — это мелкие частные компании. Они промышляют везде, чаще всего покупают информацию о смерти. Бывает, человек лежит с онкологией в больнице, какая-нибудь уборщица продает даже эту информацию черным агентам. Еще до смерти к родственникам человека приходит черный агент и предлагает свои услуги. Это если не трогать вопрос продажи информации из скорой помощи или полиции.

Такие агенты втридорога предлагают услуги, хотя у них нет катафалка, морга, никакой инфраструктуры. Каждый назначает свою цену. Государственные компании пользуются своим административным ресурсом.

И те, и другие зарабатывают на том, что люди плохо знают законы и свои права. Например, по закону место на кладбище и морг — бесплатные услуги:

Но эти компании берут деньги на каждом шагу. Хотите чтобы ваш гроб аккуратно донесли? Десять тысяч рублей. А еще нужно дать за место на кладбище, морг.

Как только черные агенты узнают о смерти, они тут же налетают на родственников. Могут представляться государственной службой психологической помощи и как угодно еще. Дальше родственникам звонят и из государственной службы. Они говорят: «Вам начнут звонить черные агенты, вы их посылайте. Главные — мы. Сейчас мы приедем, увезем тело в морг. Ждите, сотрудник выехал». По факту те и другие действуют одинаково.

Даже санитар в морге может по-тихому подойти к родственнику и сказать: «Вон сидит сотрудник государственной службы. У них морг будет стоить 25 000 рублей, а я за десятку сделаю. Только без чека»

Я не покупаю информацию о смерти и не пользуюсь административным ресурсом. У меня всё честно: сайт, реклама, сарафанное радио. Заказы принимаю круглосуточно, по бесплатному номеру. Но государственные монополисты тоже зовут меня черным агентом. Я у них как заноза в заднице. Вечно скажу что-то о них в интервью, тут же звонят: «Илья Сергеевич, у вас какие-то проблемы, зачем вы о нас плохо говорите?» Отвечаю: «Я всегда говорю правду. Вы делайте хорошо, я буду говорить о вас хорошо».

В некоторых городах со мной конфликтует власть. Я своим примером показываю, что можно работать честно, по закону. Это не всех устраивает.

Однажды меня рекомендовали жене дипломата. У нее бабушка умерла: пошла на выборы, поскользнулась на ступеньках и разбилась. Женщина сказала, что ей объявили такие расценки на похороны:

28 000 рублей — забрать тело из морга;

80 000 рублей — купить принадлежности;

150 000-200 000 рублей — место на кладбище.

Я пошел с ней в морг. А там много людей, все по 28 000 рублей несут. Я подхожу к окошку:

— Я сейчас включаю диктофон, а вы мне говорите, сколько стоит забрать тело.

— Как бесплатно. Вот девушка мне сказала, что вы просили 28 000 рублей.

— Она, наверное, перепутала. Во сколько завтра заберете тело?

У одной знакомой умерла мама, она поехала в морг, ей назвали цену за место на кладбище в двести тысяч рублей. Я приехал в морг, говорю: «Мы приедем в морг, заберем вашу маму в эвакуационном мешке, подготовим тело, привезем обратно, похороним. Всё будет стоить 50 000 рублей». Сотрудник морга говорит: «Могила в Химках будет стоить 200 000 рублей». Я говорю: «Ок, я сейчас включу диктофон, еще раз назовите сумму». Тут же сумма сменилась на «бесплатно».

Такая ерунда с похоронами на каждом шагу. Это ладно, если бы агенты или госучреждение делали свою работу качественно, с заботой о людях. Но — нет. Некоторые агентства берут вместо катафалка простой автобус. Снимают с маршрута. Сегодня он перевозил пассажиров, завтра — чумные трупы, а потом опять пассажиры. У меня настоящий катафалк, со всеми документами.

25 рублей по себестоимости, сто — в продаже

У меня самые простые похороны стоят 9900 рублей, это в закрытом гробу, без поминок. В деревнях популярный тариф — похороны за 20 000 рублей, для города — 35 000 рублей.

Наши тарифы — это полная подготовка трупа, гроб, принадлежности, церемония прощания, погребение. Дома специальный организатор подсказывает людям, куда подходить, как целовать. Потом труп выносят мои сотрудники. Они все в форме, непьяные. На кладбище кладем гроб в могилу, засыпаем, отвозим людей домой.

Я никогда не наживался на горе, у меня самые низкие цены по рынку. Но рентабельность у бизнеса высокая. К примеру, себестоимость ленты на венок 25 рублей, она у меня стоит 100-200 рублей. В Москве конкуренты берут за нее 1500 рублей.

Основное, за счет чего я выигрываю, — своя инфраструктура. В каждом похоронном доме у меня морг. Это несколько холодильных камер с дверками, мы их купили в Италии. В каждой камере можно выбрать температуру для длительного или короткого хранения. Стены у нас с посеребрением, подвешены бактерицидные лампы, подведена вода — всё по правилам.

У меня есть эвакуационные автомобили, катафалки, все необходимые принадлежности, зал прощания и специально обученный персонал.

Мода на похороны и прижизненные договоры

Я много подсматриваю за границей. Италия — законодатель моды в похоронке. Там был первый крематорий, работали основные производители всех похоронных вещей — гробов, фурнитуры.

В Европе и Америке всё иначе устроено, чем у нас. У них все кладбища платные, их держат либо бизнесмены, либо государство. Например, можно арендовать ячейку для урны с прахом, а можно целый склеп. Плата за аренду идет на благоустройство кладбищ, поэтому там приятно находиться:

Это кладбище в Венеции. Мечтаю, что однажды в России все будут такими. Но вряд ли

В России спекулируют бесплатной землей и наживаются на людях, поэтому кладбища никто не благоустраивает. Вот типичная картина:

Такой участок могут продать за двадцать, а то и за пятьдесят тысяч рублей

За границей люди часто пользуются прижизненными договорами. Они оставляют после себя пожелания, видеозаписи. Уже умершими они как бы общаются с теми, кто пришел на мероприятие. У них есть интересная традиция делать венки из живых цветов. После похорон цветы раздают посетителям.

Мы пытаемся сделать так же, вводим новые услуги. Например, у нас есть прижизненные договоры. Вот приходит бабушка заранее посмотреть, сколько ей надо откладывать с пенсии на смерть. А мы ей говорим, что можно заключить договор, оставить деньги, а мы после ее смерти всё возьмем на себя.

Трудно поверить, но люди до сих пор собирают погребальные узелки. Покупают одежду, даже ткань для гроба. Для меня это странно. Иногда это целые чемоданы, где всё лежит, вещи съедает моль.

Интернет-магазин, CRM и допродажи

У меня есть интернет-магазин. В нём можно выбрать всё для похорон, даже цвет гроба. Это удобно и современно, но от офисов я не буду отказываться. Люди старшего поколения приезжают сами, им нужно всё посмотреть. Однажды в колл-центр звонит человек и говорит, что приехал, а в офисе никого (этот офис переезжал). Оператор ему сказал об интернет-магазине, а он: «Я человек предпенсионного возраста, я в такие игры не играю».

Обслуживание могилы стоит шесть тысяч рублей в год. Человеку не надо ездить на кладбище — мои люди сами съездят, всё сделают, уберут мусор и пришлют фотку.

Работу всех похоронных домов я отслеживаю через специальную программу. У меня везде стоят камеры. Вижу, что делают сотрудники, джипиэс показывает, где находится машина. Никому не верю на слово.

Любой может открыть похоронную компанию, лицензия не нужна. Можно работать на ЕНВД. Как ипэшник платишь свои тридцать с лишним тысяч взносов, сумма ЕНВД считается не от площади помещения, а от количества сотрудников. Если работаешь один, налог — около тридцати тысяч рублей в год. Но взносы уменьшают налоги, поэтому выходит ноль.

Кладбищенская сделка

Прошлый век прошел под знаком не только научно-технической революции, но и кардинальных изменений в человеческом сознании. Смерть утратила зловещий ореол, ее стали цинично эксплуатировать. На свет появились целые похоронные корпорации, самой мощной из которых стала американская Service Corporation International (SCI). Ее бизнес обещает процветать, а акции — расти, так как на очереди в царство Аида стоит многочисленное послевоенное поколение беби-бумеров.

Читайте также:  Немецкое рабочее движение в США, влияние социалистов и коммунистов

Ее не обманешь

«На этом свете все неопределенно, кроме смерти и налогов» , — сказал Бенджамин Франклин в 1789 году и был не совсем прав. Сегодня от налогов можно укрыться в офшорах, как и делают большинство умных людей. Что касается злой дамы с косой (не путать с Юлией Тимошенко), то нагреть ее еще никому не удавалось. Здесь речь может идти исключительно о небольшой отсрочке, которую возможно купить путем вливаний денег, времени и сил в свое здоровье. Поэтому большинство людей избегают говорить о смерти, их ужасает все, что связано с похоронами.

Тем не менее могила и кладбище — благодарные объекты для инвестирования. Люди умирают с упорной регулярностью, и их необходимо постоянно хоронить. В США, например, при среднем уровне смертности 8,38 на 1 тыс. человек ежегодно умирают около 2,5 млн. В России размах аналогичный — примерно 2,5 млн. При этом у нас умирают в среднем 16,06 человека на 1 тыс. при населении в два раза меньшем, чем в США. Спрос на рынке ритуальных услуг никогда не сожмется до критического уровня. По данным ЦРУ, последние десять лет смертность в мире падала не более чем на 4% в год. Самое заметное пике было зафиксировано перед кризисом 2008-го: показатель упал на 3,46%. В этом году демографы прогнозируют рост смертности на 2,07%.

Проворный могильщик

Сравнительно недавно человечество стало прилаживать промышленные денежные насосы к карманам родственников усопших. Так, нынешний мировой лидер отрасли SCI стал развиваться лишь в 1962 году. До этого рынок ритуальных услуг США и Европы был представлен исключительно сонмом мелких семейных лавочек. В 50-х годах прошлого века одну из подобных фирм в городе Хьюстоне, в штате Техас, возглавил Роберт Уолтрип. В 1960-х бизнесмен приступил к агрессивной скупке близлежащих конкурентов. При этом покупались только хорошо зарекомендовавшие себя на рынке конторы.

Здесь есть любопытная особенность: зачастую Уолтрип не проводил (и не проводит по сей день) ребрендинг семейных похоронных бюро, которые поглощает. Логотипы брендов SCI красуются рядом с «гербами» фамильных ритуальных контор. Специфика ритуального бизнеса на Западе — преемственность, семейность, узкая локализация и верность традиции. Так, средняя американская или канадская семья из небольшого городка не будет обращаться в похоронное бюро из Вашингтона, а воспользуется услугами старых добрых Либерманов или Кацманов на соседней улице, которые хоронили еще их прадедушку.

В общем, Роберту Уолтрипу понадобилось около трех десятилетий, чтобы к 1992 году создать в Штатах сеть из 1,4 тыс. похоронных бюро и кладбищ. Так уж повелось, что на пике процветания фантастически удачливой персоны или компании случается некий переломный момент. Речь идет о проверке на прочность, после которой либо наступает период стабильного и поступательного развития, либо фиаско и забвение. Что-то наподобие этого произошло и с SCI в конце 90-х годов прошлого века. В 1993-м SCI двинулась завоевывать международный рынок. Безоглядно «пожирались» бизнес-объекты, главным образом в Канаде, Австралии, Южной Америке и Европе. К концу 1999 года паутина SCI охватила 4,5 тыс. похоронных бюро, кладбищ и крематориев в 20 странах мира. Как в физиологии, так и в бизнесе бездумное обжорство чревато проблемами. Требуется уйма труда, ресурсов и таланта, чтобы трансформировать всю «еду» в мышцы. SCI слишком много поглотила за короткое время, поэтому большинство приобретенных активов оказались нерентабельным шлаком. В результате убытки корпорации по итогам 1990-го составили $32,4 млн в сравнении с чистой прибылью $342,1 млн годом ранее.

Менеджмент был вынужден срочно изменить стратегию беспорядочных поглощений. Управляющие принялись «сбрасывать лишний вес», то есть распродавать активы в Европе и Австралии, где дела SCI шли совсем плохо. Усилия были направлены на «накачку мышц» североамериканских и пуэрториканских подразделений. «С 2000 года для SCI началась эпоха перемен, когда компания отказалась от своих зарубежных предприятий и многих североамериканских похоронных бюро и кладбищ, которые демонстрировали отрицательные показатели и не подходили долгосрочной стратегии развития SCI», — говорится на сайте корпорации. С тех пор SCI поглощает исключительно важных и полезных для себя жертв, причем дозированно. Так, одна из самых значимых покупок минувших лет — канадская корпорация Alderwoods Group. Она располагала более 640 похоронными бюро и 72 кладбищами в 36 штатах США и семи канадских провинциях. Корпорация SCI поглотила ее в 2006 году, сумма сделки — $1,2 млрд.

Погребальный титан

Сегодня SCI — бесспорный лидер рынка США и Канады. Уникальная и единственная в своем роде корпорация похоронных услуг. По капитализации она во много раз превосходит конкурентов (см. таблицу) . На 31 декабря 2009 года SCI имела 1254 похоронных дома, 372 кладбища в США, Канаде, Колумбии и Пуэрто-Рико. В их числе и такие знаменитые достопримечательности, как мемориальный парк Rose Hills в Калифорнии площадью 10 кв. км и Похоронное бюро Джозефа Гаулера (Joseph Gawler’s Sons Funeral Home) в Вашингтоне, которое еще часто называют «похоронным бюро для президентов». Помимо этого SCI владеет 12 похоронными конторами в Германии, которые планирует продать из-за нерентабельности. Для сравнения: главный оппонент Роберта Уолтрипа Stewart Enterprises, Inc. имеет в своем распоряжении лишь 219 похоронных бюро и 140 кладбищ в 24 штатах.

В конце марта SCI объявила о покупке сравнительно небольшой канадской компании Keystone North America Inc. за $200 млн. Последняя имеет 22 похоронных бюро и пять кладбищ, ее чистая прибыль по итогам девяти месяцев прошлого года составила $16,237 млн.

Тем не менее SCI нельзя назвать абсолютным гегемоном североамериканского погребального рынка. Только в Штатах в 2003 году, согласно отчету издательского дома The Gale Group, Inc., насчитывалось в общей сложности 22 тыс. похоронных бюро. А частные семейные лавочки до сих пор держат более 60% рынка. Все это на руку SCI: корпорации есть где развернуться и есть чем «перекусить». Аналитики говорят, что «могильный монстр» продолжает пожирать мелкий бизнес и останавливаться не собирается.

Успешная монополизация не единственный конек SCI: компания с не меньшим успехом диверсифицирует бизнес. Она оказывает широкий спектр услуг по бальзамированию, погребению на своих кладбищах, в склепах, кремации и захоронению пепла. Продает все необходимые похоронные принадлежности: оградки, памятники, гробы, венки, цветы, хранилище для пепла, погребальную одежду. SCI разработала семь различных брендов на любой самый изощренный вкус. Тут и экономкласс от Advantage, и латиноамериканские погребальные мероприятия от Funeraria del Angel. Dignity Planning заключает договоры с живыми, которых некому будет хоронить (см. «Бренды SCI ») . Самый популярный бренд в Северной Америке — Dignity Memorial, VIP-класс похорон. Большинство потребителей не знакомы с логотипом SCI, но Dignity узнает каждый американец и канадец.

Беби-бумеры в крематории

В мае 1974 года акции SCI были размещены на NYSE, в июле 1998-го они достигли исторического пика $44,81. Как раз тогда и произошел вышеупомянутый кризис «переходного возраста», после этого акции стали падать и достигли в декабре 2000 года дна — $1,8. Далее началось постепенное восстановление, и так низко котировки больше не падали. В кризисный 2008-й чистая прибыль SCI упала почти в два с половиной раза — до $97,1 млн, годом ранее показатель был на уровне $247,7 млн.

Аналитики пророчат рост бумаг и советуют их покупать. SCI будет и дальше расширяться и процветать, дивиденды она выплачивает аккуратно раз в квартал. Что касается рисков для инвестиций, то они сводятся к общей неблагоприятной экономической и рыночной конъюнктуре. В первую очередь это изменение потребительских предпочтений в сторону более дешевых услуг. Здесь компания имеет в виду кремацию. Сожжение тел — последняя тенденция рынка, все больше людей выбирают именно этот недорогой и быстрый способ похорон. Не исключено, что в скором времени погребальная индустрия перевернется с ног на голову. Похороны в гробах станут экзотикой, а кремация — традицией. По подсчетам SCI, к 2025 году более половины американцев и канадцев предпочтут кремацию (сегодня таких чуть более 40%). По данным исследования The Gale Group, в этом году более 65% жителей Вашингтона, Аляски и Аризоны выберут для погребения своих близких кремацию.

Однако эти опасения можно расценить как преувеличение. Во-первых, SCI принадлежит самое старое в США (1974 год) Национальное кремационное общество. По информации The Gale Group, в начале нынешнего века у корпорации было 118 крематориев, а всего их в США 115 тыс. (Кстати, в России всего 15 мест для сожжения тел, в то время как год от года кремация становится все более популярной среди россиян.) Во-вторых, даже если большинство потребителей предпочтут дешевую кремацию, клиентов у «похоронщиков» будет больше. Через несколько лет у могильщиков будет масса работы в связи со старением поколения беби-бумеров. Это те самые дети, которые родились в период резкого скачка рождаемости с 1946-го по 1964 год. После Второй мировой войны женщины и мужчины принялись с энтузиазмом производить детей. Подобный феномен наблюдался тогда в США, большинстве стран Европы, Канаде, Австралии, Японии и отчасти в России (у нас подъем рождаемости не был настолько сильным). К примеру, в США к 1957 году на каждую американку приходилось в среднем 3,8 ребенка. Для сравнения: в 1976-м этот показатель был на уровне 1,7. В результате сегодня в США беби-бумеры составляют около 20% общего населения, то есть примерно 76,1 млн человек.

Dignity Memorial Проводы на тот свет класса люкс

Dignity Planning Услуги по планированию похорон для живых

Advantage Все самое необходимое для похорон, экономкласс, в том числе кремация

Funeraria del Angel Ритуальные услуги по-латиноамерикански

Memorial Plan Сеть ритуальных контор и кладбищ в Майами и округе во Флориде

Making Everlasting Memories Предоставляет услуги по видео-, фотосъемке, написанию некрологов и т. д.

National Cremation Society Сеть крематориев в США

Аналитики посчитали, сколько стоят похороны в России и США, Англии, Франции и Германии

Компания«Честный агент» провела масштабное исследование российского и зарубежного похоронных рынков и сравнила стоимость«базового» перечня ритуальных услуг в нескольких странах мира.Исследование затронуло рынки России, США, а также Германии,Франции и Великобритании.

В ходе исследования эксперты установили, что цены на основные ритуальные услуги по организации похорон в России в среднем в 2 раза ниже аналогичных услуг, предоставляемых похоронными службами в США и странах Евросоюза.Были проанализированы стоимости основных похоронных услуг:покупка места под захоронение, гроб и погребальная атрибутика,транспортировка усопшего, а также услуги похоронной бригады(подготовка могилы, захоронение), производство и установка надгробия.

Место на кладбище

Согласно полученным данным, место на кладбище в США обойдется в среднем в 2700 долларов, в Германии земельный участок будет стоить 2400 долларов, во Франции – 2700 долларов и в Великобритании – 2600 долларов. При этом купленная земля на кладбищах Германии иФранции предоставляется покупателю в аренду на 25 и 30 лет соответственно. По истечении данного срока владельцам захоронения придется внести исполнительным ведомствам дополнительную сумму,чтобы продлить владение земельным участком. В России же, согласно установленному законодательству,каждый усопший гражданин страны имеет обязательное право на бесплатное место на кладбище. Исключением являются родовые и семейные захоронения – стоимость места в данном случае будет на уровне 1200 долларов (70 тысяч рублей).

Обязательная погребальная атрибутика

Как и в случае с покупкой мест под захоронение, цены на гроб и похоронную атрибутику так же существенно дороже российских. В среднем за гроб в США покупатель заплатит 800 долларов, в Германии и Франции сумма достигает 700 долларов, а в Великобритании стандартный лакированный гроб из дерева обойдетсяв 770 долларов. В России аналогичный товар будет стоить на – в среднем 220 долларов (около 13 тысяч рублей).

Транспорт и перевозка

Согласно данным, за транспортные услуги и доставку умершего к месту захоронения американцы должны заплатить 450 долларов, в Германии и Англии услуга стоит от 500 долларов. Лидирует по дороговизне данной услуги Франция – здесь за перевозку тела необходимо заплатить 800 долларов, тогда как аналогичная услуга в России составляет порядка 170 долларов (10 тысяч рублей).

Похороны

Один из наиболее затратных пунктов – услуги похоронной бригады, в которые входят подготовка места, копка могилы и непосредственное захоронение усопшего. Результаты исследования показали, что по дороговизне услуги в данной статье похоронных расходов лидирует Франция – 1170 долларов,тогда как в Германии и Англии эта цифра стоит на отметке в 1000 долларов. Средняя стоимость похоронной бригады в США составила 870 долларов, а в России услуги могильщиков обойдутся в 200 долларов (приблизительно 11 тысяч 600 рублей).

Памятник

Замыкает перечень основных услуг производство надгробия. Средняя стоимость памятника в США составляет 900 долларов. В Германии и Франции увековечить память ушедшего стоит в среднем 930 и 1050 долларов, Великобритания более демократична – 640 долларов. В России же могильный камень обойдется родственникам в 290 долларов (17 тысяч рублей).

От редакции

Говоря о “дешевизне” похоронного дела в России, аналитики не учли материальное положение умирающих и их близких в разных странах.

Средняя пенсия в России в 2017 году составляет 13 700 рублей, или 200 евро.

В Германии на 1 января 2016 года средний размер пенсии за месяц составлял: для мужчин 1013,00 евро (или 68’345.49 рублей), для женщин 591,00 евро (или 39’873.82 рублей).

Во Франции средняя пенсия – одна тысяча евро.

В США средняя пенсия – 1400 долларов.

Кроме того, большинство пенсионеров в вышеназванных странах владеют накоплениями на банковских счетах. При среднем размере банковского вклада в Германии в 35 тысяч евро пенсионеры, как правило, богаче в 8-10 раз. Наследство большинства российских пенсионеров ограничивается “гробовыми” деньгами бабушек и недвижимостью. 40 процентов россиян вообще не имеют банковских вкладов.

На этом фоне 3-5 кратная разница в ценах на услуги и товары в похоронном деле не кажется чрезмерной для потребителей.

Ссылка на основную публикацию