Политическая роль иммигрантов в США, включая выборы

Политическая роль иммигрантов

Если Соединенные Штаты периода гражданской войны можно было рассматривать как колонию Европы в экономическом отношении, в том смысле, что они заселялись выходцами из Европы и из Европы же черпали капиталы (отчасти привозимые иммигрантами), то и в социальном и идеологическом отношении они тоже были еще в то время до известной степени колонией Европы.

Опыт и традиции европейских прогрессивных движений

Иммигранты середины XIX в. принесли в Америку опыт и традиции 1848-1849 гг. и всех европейских прогрессивных движений, а также отчасти их кадры, и тем обогатили социальное развитие США. Прежде всего это относится и рабочему движению. Английские рабочие — англичане, шотландцы, валлийцы, ирландцы, — прошедшие работу в английской промышленности, привезли в Америку свои традиции профсоюзного движения и, отчасти, борьбы чартистов. Так, английские горняки и текстильщики перенесли опыт английских трэд-юнионов в Пенсильванию и Массачусетс. Многие стали профсоюзными организаторами. Английские рабочие играли видную роль, главным образом, в экономической борьбе американского рабочего класса, хотя Оуэн и его последователи насаждали в США социалистические колонии. Большое влияние имела в Америке французская разновидность утопического социализма. В 50-е годы в США пользовались популярностью колонии, организованные Кабэ. Но самый большой вклад в американское рабочее и социалистическое движение внесли представители немецкого рабочего класса. Они принесли в Америку передовое учение эпохи — марксизм, в распространении которого видную роль сыграли И. Вейдемейер, Ф. Зорге, деятели Клуба коммунистов и т. д. Благодаря большей идеологической зрелости и политическому опыту немецкие рабочие смогли сыграть активную роль и в экономической борьбе рабочего класса. Наряду с немецкими и другими национальными по составу профсоюзами возникали немецко-ирландские и вообще профсоюзы рабочих разного национального происхождения. В них оплавлялся воедино американский рабочий класс, в этом была перспектива его развития. «Объединение немецких рабочих с ирландскими, — писал Маркс в 1870 г. своим американским соратникам, — разумеется, также и с теми английскими и американскими рабочими, которые на это согласятся — такова важнейшая задача, которую вы можете теперь осуществить».

Таким образом, европейские иммигранты, влившиеся в рабочий класс США, обогатили его. Опытные кадры рабочего движения, большая классовая сознательность, политическая и идеологическая зрелость, наконец, сам массовый приток новых элементов, составивших значительную долю рабочего населения, — все это, несмотря на трудности объединения рабочих, говоривших на разных языках, подняло американское рабочее движение на новую ступень, результаты чего сказались сразу после гражданской войны.

Некоторые американские буржуазные исследователи утверждают, что иммигранты составляли консервативный элемент американского населения. Это предвзято и фактически неверно, причем классовые различия иммигрантов здесь игнорируются. О роли иммигрантов в рабочем движении говорилось уже выше. В подавляющей своей части, в большей, чем местные уроженцы, иммигранты принадлежали к трудовым слоям — рабочему классу, фермерству, ремесленникам. Фермеры же, не говоря о рабочем классе, были кровно заинтересованы в победе буржуазно-демократической революции. Из этого вытекала их политическая ориентация в рассматриваемый период. По самому своему положению иммигранты не могли быть сторонниками рабства. Если раньше они, как правило, поддерживали левых демократов, слывших защитниками иммигрантов и вообще простого люда, то когда в 50-х годах демократическая партия целиком стала орудием рабовладельцев, они массами стали покидать ее. Сенатор-демократ Адамс сетовал: «Все воспитание иностранцев и их предубеждения, когда они приезжают в нашу страну, — против института рабства; все, что они слышат на Севере, лишь подтверждает это предубеждение и укрепляет их во вражде к Югу; и в таком состязании, какое я предположил между демократами и республиканцами, я не сомневаюсь, девять десятых будут голосовать за республиканский список». Сенатор оказался прав. Самый разительный пример перехода к республиканской партии, возникшей в тот период как центр антирабовладельческих сил, дало немецкое население. Такой же путь проделали норвежцы и шведы. Республиканскую партию поддерживали валлийцы и другие иммигрантские национальности. В гораздо меньшей мере это относилось к ирландцам, среди которых сильно было влияние католической церкви и реакционной национальной верхушки.

Иммигранты помогли Линкольну стать президентом

Иммигрантские массы сыграли большую роль в избрании Линкольна президентом, чему немало содействовали американские марксисты. И с начала гражданской войны иммигранты приняли в ней самое горячее участие, причем это полностью относилось и к ирландцам. Здесь сыграл роль хозяйственный спад, сопутствовавший началу войны, который вызвал массовую безработицу и толкнул в армию многих рабочих, в том числе иммигрантов. Стекль в пренебрежительных выражениях писал об этом русскому министру иностранных дел Горчакову: «Все, сколько их было в стране, любители приключений, безработные рабочие и бедные, не имеющие профессии иностранцы, переполнявшие большие города, вступили в первый военный контингент». Впрочем, иммигранты шли на фронт с энтузиазмом. Патриотический призыв защитить государственное единство федерации нашел у них, пожалуй, больший отклик, чем у местных уроженцев: иммигранты не знали патриотизма того или иного штата, подобно коренным жителям, для них реальностью было государство в целом. Этим в особенности иммиграция способствовала консолидации политического единства США. И, разумеется, передовая часть иммигрантов сознательно шла на войну ради искоренения рабства. Для многих эта война была продолжением боев 1848—1849 гг. На фронт отправлялись особые немецкие, ирландские и другие национальные полки. Из итальянцев, венгров и представителей других национальностей была сформирована одна из лучших частей начала войны, «гарибальдийская гвардия», которая на смотру удостоилась похвалы Линкольна. Множество иммигрантов входило и в общие военные части. Иммигрантов-фронтовиков было особенно много: среди иммигрантского населения было относительно больше мужчин военного возраста, чем среди местных жителей.

Иммигрантское население и в дальнейшем демонстрировало свою приверженность к делу Союза. Когда, например, в середине 1862 г. планы англо-французской интервенции стали реальной угрозой, нью-йоркские французы организованно протестовали против этих планов. Развитию буржуазно-демократической революции и переходу гражданской войны на революционный этап способствовал, как указывает У.3. Фостер, «нажим, оказанный беглыми рабочими — особенно иммигрантами».

О том, под каким знаком вошла в американскую общественную традицию иммиграция середины XIX в., говорят в частности строки современного прогрессивного американского поэта Джона Бичера, отпрыска знаменитой аболиционистской семьи Бичеров, к которой принадлежала и Гарриэт Бичер-Стоу, автор «Хижины дяди Тома».

Рейтинг кандидатов в президенты США 2020

Мы уже писали о том, как будут проходить выборы президента США 3 ноября этого года, и кто имеет право в них участвовать. А в этом обзоре подробнее рассмотрим рейтинг кандидатов в президенты США на выборах 2020 года.

Лидеры и аутсайдеры политической гонки 2020 в США: что показывают рейтинги

Предполагаемый фаворит Демократической партии – Джо Байден, занимавший должность вице-президента при правительстве Обамы, уступает Элизабет Уоррен на национальном уровне у демократически настроенных избирателей. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного Economist / YouGov в начале января 2020 года.

Байден имеет сильную поддержку со стороны афроамериканцев из возрастной группы 65 лет и старше, а также у демократических избирателей на Среднем Западе и на Юге.

Байден, Элизабет Уоррен и сенатор Берни Сандерс оккупировали первые три места по популярности на северо-востоке и западе США. Большинство демократических избирателей уже определились с выбором: только 7% еще не уверены за кого проголосуют.

Самое большое преимущество Байдена может заключаться в том, что большинство избирателей-демократов видят в нем наиболее вероятного победителя. Большинство (57%) демократических избирателей считают, что именно Байден может выиграть всеобщие выборы у президента Трампа, и только 19 процентов считают, что он проиграет.

Что касается наиболее вероятного фаворита от Республиканской партии – Дональда Трампа — то главным фактором, положительно влияющим на его рейтинг, является экономика США. Уровень безработицы во время его президентства снизился до 50-летнего минимума в 3,5 процента. А уровень инфляции по состоянию на 2019 год составлял менее 2 процентов, поэтому цены растут не быстро. Следовательно, общественное мнение о состоянии экономики является благоприятным.

Это, безусловно, дает президенту преимущество, а не только в бою с импичментом, но и в политических баталиях на выборах 2020. Меньшее количество опрошенных YouGov американцев считает, что экономике будет лучше, если пост президента займет демократ, а большинство опрошенных заявили, что экономике страны будет лучше, если Дональд Трамп выиграет перевыборы.

По данным социологического опроса, проведенного Associated Press и американским Центром исследований связей с общественностью, 54% граждан США одобряют то, как их президент урегулирует экономические вопросы.

При этом 59% респондентов критически оценивают решения Трампа в области международной политики. А по мнению 46% опрошенных, деятельность США «в масштабе мировом» приносит больше вреда, чем пользы, тогда как одобряют действия Трампа 39%.

Согласно итогам исследования телекомпании ABC и издания The Washington Post, проведенного в июне-июле 2019 года, 44% опрошенных одобрили то, как Трамп выполняет свою работу, тогда как негативно ее оценили 53%.

Это личный рекорд Трампа, ведь ранее, согласно данным FiveThirtyEight, его работу одобряли 42,6% американцев.

ПрезидентГод выборовНа 1 январяВ день выборовИзменение
Линдон Б. Джонсон19640.760.74-2
Дуайт Д. Эйзенхауэр195675.567.9-7.6
Джордж Буш200456.748.4-8.3
Джимми Картер198055.937.9-18
Рональд Рейган198454.157.93.8
Гарри С. Трумэн19485439.6-14.3
Билл Клинтон199652.554.62.2
Ричард Никсон197250.761.310.6
Джордж Буш старший199248.932.6-16.3
Барак Обама201245.749.53.8
Дональд Трамп202042.6??
Джеральд Форд197639.343.64.3

Рейтинг одобрения президента на начало года и в день выборов.

Что касается несомненных аутсайдеров, то ими являются кандидаты не из Демократической и Республиканской партий. Таковых насчитывается всего два — Джилл Стайн, кандидат от Партии зеленых и либертарианец Адам Кокеш из штата Аризона. Их не рассматривают всерьез, поскольку в США очень сильны политические традиции, согласно которым за президентское кресло борются либо республиканцы либо демократы, а не третья сила.

Официальные рейтинги кандидатов начнут публиковаться после «праймериз» (в июне). А пока предлагаем данные предварительных опросов и настроений американцев.

Рейтинг кандидатов от Республиканской партии

3. Уильям Уэлд

В ходе предвыборной борьбы Трамп столкнется с сильным соперником из своей же партии. Им является бывший губернатор Массачусетса Уильям Уэлд. Он еще в середине апреля официально объявил, что бросает вызов Трампу в качестве кандидата от Республиканской партии.

«Настало время патриотическим мужчинам и женщинам по всей нашей великой стране встать и установить флаг. Пора вернуться к принципам Линкольна — равенству, достоинству и возможностям для всех», — заявил Уэлд в ходе своей кампании.

Однако слова словами, а реальность, по мнению экспертов Business Insider такова, что Уэлд вряд ли станет единым кандидатом от республиканцев. Скорее всего он не найдет рычагов, которые окажутся выигрышными, чтобы оттянуть голоса большинства избирателей, поддерживающих Республиканскую партию.

2. Джо Уолш

Еще один кандидат от республиканцев и бывший конгрессмен делает ставку на тех, кто устал от Трампа «Друзья, я в деле. Мы не можем принять еще четыре года (президентства) Дональда Трампа. И вот почему я баллотируюсь на пост президента», — написал Уолш в своем Twitter.

Интересно, что, когда Уолш начал набирать команду сторонников, в числе первых он обратился к консервативному юристу Джорджу Конуэю, мужу Келлиэнн Конуэй. А та в свою очередь занимает пост действующего советника Дональда Трампа.

Уолш известен своими скандальными высказываниями. Так, он посчитал Трампа не соответствующим занимаемому посту, поскольку тот «лжет, каждый раз, когда открывает рот». А до этого заявил, что, если бы выборы в 2016 году выиграла Хиллари Клинтон, он «взялся бы за свой мушкет» и отдал свой голос Трампу лишь потому, что тот — не Клинтон.

1. Дональд Трамп

Трамп, по существу, начал свою кампанию переизбрания 2020 в тот день, когда вступил в должность президента США. Вот что говорит об этом Washington Post: «В тот же день, когда Дональд Трамп приступил к своим обязанностям в новом офисе, он также стал квалифицироваться в качестве официального кандидата в гонке Белого дома 2020, в соответствии с письмом, направленным им в Федеральную избирательную комиссию.» С тех пор он регулярно занимается сбором средств и выступает на предвыборных митингах, увеличивая базу своих сторонников.

Несмотря на процедуру импичмента за злоупотребление властью, инициированную демократами, вероятность того, что Трамп покинет президентское кресло до выборов крайне мала. Ведь помимо одобрения в Палате представителей, где большинство за демократами (235 против 197 республиканцев), нужно еще решение Сената, а там преимущество имеют республиканцы (53 против 45 демократов).

Рейтинг кандидатов от Демократической партии

12. Патрик Деваль

Хотя Патрик был не слишком активным на американской политической сцене в течение последних нескольких лет, он может похвастаться долгой и успешной карьерой в бизнесе и политике. Он занимал пост губернатора Массачусетса с 2007 по 2015 годы, а совсем недавно был управляющим директором в Bain Capital, частной акционерной компании, основанной сенатором Миттом Ромни.

У Деваля будет тяжелая битва на президентских выборах. Он уже пропустил крайний срок подачи заявок на праймериз в Алабаме и Арканзасе, и, в отличие от Блумберга и Стайера, не имеет миллиардов долларов личного богатства.

11. Джон Делейни

Стратегия предвыборной кампании бывшего представителя Мэриленда в Палате представителей сосредоточена на раннем участии в гонке. Он официально объявил о своих планах участвовать в выборах президента США в 2020 году еще 28 июля 2017 года. И с тех пор неустанно проповедует двухпартийную идею национального единства.

«Американский народ — намного больше, чем сумма наших политических партий. Настало время подняться над нашей сломанной политикой и возродить дух, который позволил нам достичь, казалось бы, невозможного», — однажды написал Делейни.

10. Эми Клобушар

Американский сенатор от Миннесоты объявила о своей кандидатуре на уличном мероприятии во время снежной бури, произнося свою речь без шляпы, перчаток или телесуфлера.

Клобушар рассчитывает на свою репутацию взвешенного, прагматичного умеренного лидера с «милым миннесотским» поведением, которое очень нравится избирателям на Среднем Западе — и резко контрастирует с поведением президента Дональда Трампа.

Однако ее кампания может оказаться под ударом из-за сообщений, опубликованных в BuzzFeed News и Huffington Post. В них подробно описывается то, как Эми жестко обращается со своими сотрудниками и даже унижает их.

9. Тулси Габбард

Демократ от Гавайских островов подает себя прогрессивным политиком (в том числе одобрила законопроект о легализации марихуаны) и пацифистом. Однако некоторые американские политики считают, что за Тулси видна «рука Кремля».

Так, в октябре Хиллари Клинтон обвинила Габбард в том, что та является российским «активом».

Габбард, в свою очередь осудила Клинтон как «королеву поджигателей войны, воплощение коррупции и олицетворение гнили, от которой страдает Демократическая партия».

8. Майкл Беннет

Демократ из Колорадо вступил в схватку за звание нового президента США еще 2 мая 2019 года. 55-летний сенатор проводит кампанию за восстановление честности в правительстве и возрождение американской экономической мобильности.

«В мой первый день в качестве президента я буду уделять приоритетное внимание возвращению денег из политики обратно американскому народу», — пообещал избирателям Беннет.

7. Пит Буттиджич

Мэр города Саут-Бенд завоевывает симпатии простых американцев, обещая такие программы, как «Медикэр» для всех, кто этого хочет и бесплатный государственный колледж (для семей, зарабатывающих менее 100 000 долларов).

Также Буттиджич пропагандирует ценности левого христианина, и поразил экспертов огромным сбором средств на свою предвыборную кампанию — почти 25 миллионов долларов.

6. Эндрю Янг

Этот бизнесмен — основатель организации Venture for America, которая работает над оживлением депрессивных городов, таких как Детройт и Новый Орлеан, путем обучения и поддержки местных предпринимателей.

Пообещав преодолеть экономические трудности, вызванные автоматизацией рабочей силы, Янг получил преданных последователей и обошел многих серьезных соперников.

5. Том Стайер

Прогрессивный миллиардер, известный прежде всего тем, что вел крестовый поход по импичменту против президента Трампа.

У Стайера нет недостатка в наличных деньгах, чтобы помочь преодолеть его поздний старт, и он потратил почти 48 миллионов долларов на свое представление избирателям.

4. Майкл Блумберг

Экс-мэр Нью-Йорка, недавно вступивший в президентскую гонку в США, официально объявил о своей кандидатуре 24 ноября. И с тех пор потрясает Америку невероятно дорогой рекламной кампанией, в которой Блумберга называют не иначе как «Создатель рабочих мест. Лидер. Решает проблемы».

Впрочем, опрос, проведенный YouGov среди американских избирателей, с лидерством Блумберга не согласен.

3. Элизабет Уоррен

Сенатор от штата Массачусетс взлетела на вершину демократического Олимпа 2020 года благодаря своей смелой и прогрессивной политики. Но ее детальное предложение по внедрению программы медицинского страхования «Медикэр» для всех без повышения подоходного налога или налога на заработную плату не окупилось политически, и вряд ли в настоящее время ее можно назвать главной угрозой Трампу.

Уоррен хочет решить проблему неравенства в Америке с помощью налога на богатство, ежегодно взимаемого с «ультрамиллионеров», чтобы оплачивать льготы, включая бесплатный или недорогой уход за детьми, для «американцев без яхт».

2. Берни Сандерс

Этот 78-летний сенатор от штата Вермонт – мощное сочетание политического влияния и денежных средств. Он — один из наиболее вероятных кандидатов от Демократической партии, а основную конкуренцию ему составит Джо Байден.

«Наша кампания – нечто большее, чем победа над Дональдом Трампом», — сказал он в одном из видео. «Речь идет о трансформации нашей страны и создания правительства на основе принципов экономической, социальной, расовой и экологической справедливости».

На этот раз, Сандерс столкнется с жесткой конкуренцией в своей же партии, ведь от демократов будет выставлено рекордное число кандидатов. Многие из них работают на «том же поле», что и Сандерс, подчеркивая, что выступают против неравенства в доходах и власти крупных корпораций в Америке.

1. Джо Байден

Бывший вице-президент, который занимается политикой уже свыше 50 лет, предлагает Америке соблазнительное обещание — перезагрузка после катастрофы Трампа и возвращение в эпоху Обамы. К тому же он имеет огромный опыт во внешней политике и не стесняется его рекламировать.

«Я самый квалифицированный человек в стране, чтобы быть президентом», — однажды сказал он. «Я знаю столько же об американской внешней политике, сколько и об окружающих, включая даже, возможно, Киссинджера».

К тому же Байден – лидер по узнаваемости среди демократически настроенных избирателей. Эксперты различных изданий считают, что именно Байден и Сандерс станут главной угрозой Дональду Трампу на грядущих выборах 3 ноября 2020 года.

Выборы президента США

Как проходят президентские выборы в Соединенных Штатах Америки, что такое праймериз и кокусы и как работает принцип «победитель получает все»

40-й президент США Рональд Рейган в Миннеаполисе, штат Миннесота, 1982 год // commons.wikimedia.org

В США независимое существование двух ветвей власти совершенно не означает, что избранный президент будет иметь большинство в законодательном органе власти. Поэтому второй особенностью является то, что может возникать ситуация, которая в Америке называется разделенным правлением. Президент представляет определенную партию, но при этом может не обладать большинством в одной палате либо в обеих палатах Конгресса.

Двухступенчатая система выборов

С самого появления американского государства в 1789 году и до сегодняшнего дня выборы президента непрямые, двухступенчатые: на первом этапе граждане Соединенных Штатов, выбирая президента, фактически голосуют за выборщиков, а на втором уже выборщики отдельным голосованием избирают нового президента.

Подобная система напрямую связана с историей возникновения государства США. После обретения независимости в ходе войны с Великобританией в конце XVIII века перед отцами-основателями встал вопрос об осуществлении централизованного руководства государством. Создатели американского государства были категорически против монархической системы правления, но и к системе прямой демократии относились скептически, видя ее недостатки в неравномерном распределении населения по штатам. Политическая элита того времени боялась охлократии, или власти толпы, нередко проявлявшей себя в том числе в Америке. И поскольку США формировались как объединение нескольких государств-штатов, в каждом из которых существует собственное законодательство, было решено, что население должно избирать наиболее авторитетных людей, которые затем будут голосовать за кандидатуру президента.

Структура выборов

В Соединенных Штатах не существует единого и унифицированного порядка проведения президентских выборов. Эта процедура формировалась на протяжении длительного времени. В настоящее время процесс избрания первого лица государства носит многоступенчатый характер и состоит из нескольких этапов.

На первом этапе, проходящем традиционно с 1 февраля по конец июня, во всех штатах проходят первичные выборы кандидатов в президенты, или праймериз. Такая практика впервые появилась в начале XX века, но только с 1970-х годов стала обязательной. В ходе них американцы выбирают кандидатов от Республиканской и Демократической партий, которые впоследствии и поборются за президентское кресло. В отличие от большинства стран Европы, в Соединенных Штатах кандидатуры на пост президента выбираются самими избирателями, а не назначаются партийным руководством. То, что в США простые избиратели могут выбирать кандидата от партии, лично общаться с ним по волнующим вопросам, — это исключительно американский феномен.

После голосования избирателей кандидатов в президенты США официально утверждает руководство партий на национальных съездах демократов и республиканцев. После этого определяется два конкурента на пост главы государства.

На третьем, главном этапе граждане США избирают президента и представителей своего штата, выборщиков, которые позже будут голосовать непосредственно за одного из кандидатов предвыборной гонки.

На четвертом этапе коллегия выборщиков традиционно голосует в конце декабря в своих штатах, за несколько дней до Рождества. У каждого из 50 штатов есть определенное количество голосов выборщиков, пропорциональное количеству избирателей. Самые густонаселенные штаты имеют большее количество электоральных голосов — у Калифорнии, к примеру, их 55. Всего голосов по стране насчитывается 538, и для победы на выборах кандидату достаточно набрать 270. Результаты выборов утверждаются обеими палатами Конгресса в январе следующего года.

Роль партий в организации выборов

Система праймериз, как уже отмечалось выше, сформировалась относительно недавно. До начала XX века выборы президента полностью находились в руках партийных боссов. В конституции сказано: провести выборы президента. А как их провести? Кто будет выдвигать кандидатов, мобилизовать избирателей, организовывать избирательные участки, подсчитывать голоса? Все это взяли на себя политические партии. И они оказались абсолютно незаменимыми. Никто, кроме политических партий, хорошо организовать этот процесс не смог, поэтому их роль постоянно росла. Хотя в самый ранний период отношение к партиям было негативным. В 1796 году в своем прощальном обращении к нации первый президент США Джордж Вашингтон предостерегал сограждан против «пагубного влияния духа партии», способствующего разжиганию в американских избирателях «необоснованной ревности». Несмотря на это, первые партии совершенствовали свою деятельность, постепенно поставив под свой контроль всю избирательную систему от начала и до конца. Это привело к тому, что партии получили колоссальное политическое влияние. В итоге лидеры двухпартийной системы стали даже могущественнее многих государственных чиновников — губернатора штата или даже президента.

Правительство во главе с президентом не обладало большим влиянием на протяжении всего XIX века. Главным органом власти был Конгресс. Но с течением времени правительство стало расти, а роль Конгресса — уменьшаться. А партии к началу XX века бюрократизировались и погрязли в коррупции. Возникли так называемые «партийные машины» во главе с партийными боссами, обладавшими огромным влиянием как в политической, так и в социально-экономической сфере. Они всегда могли выбрать нужного им человека на нужную должность. Под их контролем находились и национальные съезды партий. Партийные руководители просто собирались в курительной комнате и договаривались между собой, кого они выдвигают в президенты, а съезд лишь утверждал их выбор.

К началу XX века оформились два разнородных процесса, которые привели к неизбежному столкновению. С одной стороны, шел рост числа голосующих людей, отмена различных цензов, рост избирательного права — практически все белое мужское население стало обладать избирательным правом. С другой стороны, происходил рост бюрократизации и коррупции в партиях. Политика становилась все более массовой, а партии при этом узурпировали этот процесс. Само собой, это привело к росту недовольства среди избирателей. Не последнюю роль в этом сыграла, как ни странно, бульварная пресса. Скандалы в политической сфере стали попадать на ее страницы и приводили к колоссальному росту тиражей. В итоге желтые СМИ стали соревноваться между собой, публикуя результаты разоблачений и журналистских расследований по поводу коррупции различных бизнесменов, политиков, кто и куда там заплатил за какую должность.

Избиратели потребовали увеличения числа политиков, которые избираются общенародным голосованием. Начинается реформа избирательной системы. С одной стороны, вводится большее число выборных постов. В частности, всех сенаторов стали выбирать общенародным голосованием по штатам. Вводятся выборы губернаторов, других местных органов власти, избиратели потребовали для себя больших прав и при определении кандидатов в президенты в ходе предварительных выборов (праймериз). Но только к концу XX века процесс проведения выборов окончательно был выведен из-под доминирующего влияния партийного руководства.

Праймериз и кокусы

Первичные выборы проходят в соответствии с расписанием, которое составляется заранее, и единообразия в проведении этой процедуры нет. По законодательству у каждого из штатов есть право самостоятельно назначать время и способ проведения праймериз — в одном это может быть март, в другом — конец мая, но в последнее время установилась негласная традиция начинать их в самых маленьких по численности населения штатах — Айове и Нью-Гемпшире.

Существует два типа процедуры первичных выборов. В одних штатах проводятся закрытые выборы, когда к участию в выборах кандидата в президенты допускаются только сторонники партии: за кандидата от Демократической партии голосуют только демократы, а от Республиканской — республиканцы. В остальных же происходят открытые выборы, на которых голосовать могут все избиратели вне зависимости от партийной принадлежности. Этот тип становится все более популярным, поскольку число американцев, не поддерживающих ни одну из двух партий, с каждым годом растет и уже составляет более 1/3 от всех избирателей в стране.

Штаты также сами определяют, в какой форме будут проходить первичные выборы. Они могут осуществляться путем тайного голосования, которое проводится и финансируется властями штата по избирательным округам. Тогда эта процедура ничем не отличается от выборов в Конгресс. Подобным образом голосуют около 2/3 от общего количества штатов, включая такие, как Коннектикут, Флорида или Нью-Йорк.

Другой формой выборов являются собрания избирателей, или кокусы, на которых кандидатов избирают путем публичного обсуждения и голосования. Если тайное голосование организует администрация штата, то кокусы находятся целиком под контролем партий. Они могут проводиться в церкви, местной школе или даже в пиццерии — это опять же зависит от штата. Сама процедура голосования также неоднородна: в одних штатах за кандидата голосуют поднятием руки, при голосовании Демократической партии разбиваются на группы и считают по головам. На кокусах заметнее идеолого-политическая роль партий, поскольку их лидеры могут существенно влиять на соотношение голосов в ходе «живых собраний» и провоцировать «перебежки» избирателей из одной группы в другую. Поэтому система тайного голосования более независима и менее управляема, чем кокусы.

После процедуры подсчета голосов партия выдвигает делегатов от штата, которые на национальном партийном съезде отдадут свои голоса в пользу того кандидата в президенты, которого избрало большинство избирателей. К примеру, если делегатов двадцать, а голоса разделились пополам между демократами Хиллари Клинтон и Берни Сандерсом, то 10 делегатов будут голосовать на съезде за Клинтон, а другие 10 — за Сандерса. На съезде также присутствуют так называемые суперделегаты, которые не выбираются по штатам, а назначаются партийным руководством из числа партийной элиты, наиболее высокопоставленных представителей партии, таких как конгрессмены или судьи. Их голоса могут влиять на окончательное решение съезда. Например, в случае если ни один из кандидатов от партии на съезде не набирает абсолютного большинства голосов рядовых избирателей, большое значение имеет выбор группы суперделегатов.

Общенациональное голосование и коллегия выборщиков

Когда американский гражданин на выборах 2016 года придет к избирательным урнам, он на самом деле будет избирать не президента — он будет избирать представителя своего штата, который затем, после завершения всеобщего голосования, будет принимать участие в определении президента.

Электоральный колледж выборщиков формируется на уровне штатов, но в разных штатах эта процедура разная. Люди приходят на выборы, иногда они видят в бюллетене кандидатов в президенты, а иногда — фамилии выборщиков, за которых и голосуют. Оплачивают эти предварительные выборы власти штатов. В соответствии с конституциями и законодательством штатов выборщики при голосовании должны руководствоваться выбором большинства избирателей своего штата. В США существует принцип «победитель получает все», по которому все голоса выборщиков получает тот кандидат, который набрал простое большинство голосов избирателей штата. Хотя порой это приводит к казусам.

Так, в 2000 году все решал исход голосования в штате Флорида. Если голоса выборщиков этого штата отходили Джорджу Бушу, то он становился президентом. Но при этом большинство избирателей США проголосовало за Альберта Гора. И когда победителем объявили Буша, демократы подали протест в местный суд, начался пересчет голосов в этом штате. С подачи местного губернатора Джеба Буша пересчет голосов стал затягиваться, начали выявляться многочисленные нарушения. В итоге Верховный суд уже по иску Республиканской партии постановил прекратить пересчет и объявил победителем Джорджа Буша. В США до сих пор шутят, что именно Верховный суд выбрал Буша президентом, так как у него стало больше голосов выборщиков, хотя большинство избирателей выбрало президентом Альберта Гора.

Мажоритарная система и самовыдвиженцы

Возможно ли в США наличие самовыдвиженцев и беспартийных кандидатов? Здесь нужно помнить, что в Штатах действует двухпартийная система. Да, был Теодор Рузвельт, но он организовал прогрессивную партию и в 1912 году отнял голоса у Республиканской партии в пользу демократов. Была Социалистическая партия, чей лидер Юджин Дебс в начале XX века собирал порядка 5 миллионов голосов. В настоящее время в США действуют несколько значимых политических партий, которые получают голоса на местных выборах в отдельных штатах.

За всю историю США можно насчитать более трех тысяч партий. Но на национальном уровне побеждали только две из них, и все благодаря мажоритарной системе выборов, которая действует в соответствии с принципом «победитель получает все». Если за того или иного кандидата проголосовало хотя бы на одного человека больше, он получает все голоса выборщиков данного штата. Так что наличие двухпартийной системы вместе с мажоритарной системой выборов и институтом выборщиков практически ставит крест на любом третьем кандидате. И в этом нет никакого заговора. Ему просто никогда в жизни не удастся привлечь на свою сторону необходимое число выборщиков.

Кроме того, выборщики — это все-таки представители политической элиты, доверенные лица, имеющие, как правило, определенный вес в своем штате. Это могут быть представители финансовой сферы, церкви, каких-то общественных движений. Они известны местному населению и в каком-то смысле являются подстраховкой конечного результата.

В 1992 году Биллу Клинтону и Бушу-старшему составил конкуренцию Росс Перо. Это был техасский бизнесмен, который, в отличие от Дональда Трампа, создал свою партию, сформировал собственную и довольно четкую программу. Он набрал почти 20% голосов, но выборщиков получить не смог, так что эти 20% голосов оказались потерянными. Фактически он отобрал голоса у сторонников Республиканской партии и способствовал избранию Билла Клинтона. Мажоритарная система подталкивает к тому, чтобы было максимум два кандидата. Ведь если их будет трое, то может вообще никто не выиграть, и тогда в дело вступит Конгресс. По конституции палата представителей и сенат рассматривают итоги выборов президента и голосуют. В XIX веке были такие случаи, когда кандидаты не получали нужного числа выборщиков и президента выбирали в Конгрессе США.

С другой стороны, американские партии отличаются от привычных европейских. Они, по сути, представляют собой широкие избирательные коалиции без обязательного индивидуального членства. Да, есть структура, но этим занимаются партийные функционеры, которые получают зарплату. Все остальные — это выборные политики, получившие посты по партийным спискам, добровольные партийные активисты и рядовые избиратели, которые сами считают себя сторонниками той или иной партии. И благодаря этой системе, например, Дональд Трамп, который никакого отношения никогда к партии не имел, фактически самовыдвиженец, сейчас ведет избирательную кампанию по списку республиканцев.

Споры вокруг института выборщиков

Сейчас вопрос о выборщиках — один из самых спорных и обсуждаемых в США. Критики отмечают, что существующая система может давать сбои, выборы президента из-за нее являются не прямыми, а косвенными. В разное время предлагались реформы по унификации процесса выборов, переходу к прямому демократическому голосованию, но вопрос пока остается открытым. С одной стороны, реформа потребовала бы новых поправок в конституции, что не так просто осуществить. С другой стороны, возникает противоречие между теми, кто выступает за реформу, и сторонниками прав штатов, которые считают, что штаты с небольшим населением должны иметь какой-то свой голос, а выборщики дают им реальную возможность повлиять на исход выборов. Другими словами, многие считают, что система формирования группы выборщиков дает больше прав штатам.

В свою очередь, сторонники реформ как раз обращают внимание на то, что президентство — это общенациональный институт, поэтому президент должен избираться всем населением, а не штатами. Таким образом, система выборов президента в США сложна и не совсем прозрачна, поскольку процесс голосования не является единым, что осложняет подсчет голосов на разных этапах. Если подойти к этому вопросу скрупулезно, то на всех этапах можно выявить большое количество ошибок, сознательных или ненамеренных фальсификаций при голосовании и подсчете голосов. Но сегодняшние выборы в США гораздо более открытые, чем в том же XIX веке. Если взять американскую избирательную статистику этого времени, то там будет указано, что многие данные статистики нельзя рассматривать как окончательные. По факту они являются подтасованными и не отражают реального итога народного волеизъявления. Потому можно заключить, что исторически система выборов в США постепенно совершенствовалась, расширялись права и возможности рядовых избирателей, ограничивался произвол партийной элиты. Однако происходило это медленно и постепенно. Очень многие проблемы сохраняют свое негативное влияние, и их еще только предстоит решить.


Мигранты в стране мигрантов

Роль понаехавших в американской внутренней политике и предвыборной гонке

Этнический состав США стремительно меняется. В недалеком будущем белые лишатся абсолютного большинства в структуре населения страны. Все заметнее в политической жизни Америки испаноговорящие граждане, а вопросы миграционной политики выходят на первый план в набирающей обороты президентской кампании-2016. «Лента.ру» попыталась разобраться, в чем различия между республиканцами и демократами по вопросу миграции и как они используют его в своих программах.

США — государство, построенное иммигрантами, и сегодня там живут более 45 миллионов человек, родившихся за пределами страны. Приезжие обеспечивают примерно треть прироста населения (статистически новый мигрант приезжает в США каждые 32 секунды) и рассматриваются как важнейший стимулятор экономической активности, источник и низкооплачиваемой рабочей силы, и высококвалифицированных специалистов. Объем ВВП, производимого иммигрантами, оценивается более чем в 1,5 триллиона долларов. Совокупный годовой доход одних только нелегалов достигает 350 миллиардов долларов.

И тем не менее, в США вопросы, связанные с ростом числа приезжих, воспринимаются все болезненнее. Противники иммиграции подчеркивают, что она создает серьезную нагрузку на рынок труда и социальные системы некоторых штатов. Это порождает серьезные трения не только в обществе, но и между федеральным правительством, контролирующим иммиграционную политику, и властями штатов, вынужденных оплачивать ее последствия. В приезжих многие видят угрозу культурной идентичности. Все большее беспокойство вызывают возможность проникновения в США террористов и членов организованных преступных групп, интенсификация технологического шпионажа, а также контроль международных финансовых потоков, в том числе и переводов мигрантов.

Возрастает и значение этнических, расовых и религиозных факторов миграционной политики, обсуждение которых по причинам политкорректности избегают американские политики и интеллектуалы. Поэтому часто, говоря об этнической миграции, медийные фигуры используют выражение «нелегальная миграция», даже если вопрос легальности имеет второстепенное значение. Быть противником нелегальной иммиграции приемлемо, выступающий же против этнической миграции рискует прослыть ксенофобом, что означает конец карьеры.

В 1965 году Конгресс принял Закон об иммиграционной реформе, ликвидировавший дискриминационные региональные и этнические квоты. Если до этого главным критерием желательности или нежелательности мигранта служила его близость к большинству граждан США (в то время это были белые христиане), то теперь приоритетом стало воссоединение семей и стимулирование притока работников высокой квалификации. Одновременно усилился акцент на гуманитарные аспекты иммиграционной политики, на проблему беженцев. В результате доля европейцев в миграционном потоке за 20 лет снизилась с 90 до 10 процентов. Сегодня половина родившихся за границей жителей США приехали из Латинской Америки, а четверть — из Азии.

Углубление социально-экономического разрыва между США и Латинской Америкой и растущий спрос на рабочую силу сформировали мощный и преимущественно нелегальный трафик мигрантов из стран Латинской Америки (прежде всего Мексики). При этом приезжие сохраняли языковую идентичность и формировали этнотерриториальные кластеры. Во многих приграничных штатах были выдвинуты законодательные предложения с требованием ужесточить иммиграционный режим, отрезать нелегалов и их детей от социальных благ и закрепить за английским статус государственного языка.

Неудивительно, что в последние десятилетия миграционная тематика занимает все более важное место в американской предвыборной полемике и, похоже, способна серьезно повлиять на исход президентских выборов.

«Ослы» и миграционный вопрос

Проблема мигрантов сегодня значит для демократов гораздо меньше, чем для их оппонентов. Все основные кандидаты говорят о необходимости миграционной реформы и либерализации политики в этой сфере. Но не все так просто. Камень преткновения для «ослов» — трудовая иммиграция, как легальная, так и нелегальная. Демократическая партия — это коалиция организаций, представляющих интересы не только различных меньшинств, но и профсоюзов. С точки зрения последних готовность приезжих работать за небольшие деньги и без социальных гарантий тормозит рост оплаты труда, усиливает конкуренцию. Поэтому профсоюзные лидеры нередко противодействуют продвижению демократами либеральных реформ в миграционной сфере.

При этом демократы, выступающие за миграционную реформу, делятся на тех, кто поддерживает общее снятие ограничений с иммиграции и массовую легализацию нелегалов, и тех, кто предлагает радикально увеличить квоты высококвалифицированных специалистов, одновременно резко сократив число прибывающих по линии воссоединения семей.

Структурная реформа миграционной политики значилась среди предвыборных обещаний Барака Обамы в 2008-м, обеспечив ему поддержку испаноязычных избирателей. То, что в течение последующих шести с половиной лет президентства Обама так и не смог договориться с Конгрессом об этой реформе, привело к резкому снижению активности испаноязычных избирателей на промежуточных выборах 2014-го, став одной из причин сокрушительного поражения демократической партии.

Иммиграционная концепция Обамы включает в себя как либеральные, так и жесткие ограничительные элементы (в частности, в годы его президентства было депортировано более полутора миллиона нелегалов). С точки зрения целей как демографической политики, так и обеспечения нужд рынка рабочей силы, особое значение имеет «Акт мечты» («Развитие, помощь и образование для малолетних мигрантов» — The DREAM Act). Принятие этого документа обеспечило бы облегченное и ускоренное получение постоянного иммиграционного статуса, а потенциально и гражданства молодым (до 31 года) нелегалам, попавшим в США еще детьми и не имеющим проблем с законом.

Поскольку прошлогоднее поражение демократов ослабило шансы на принятие Конгрессом нового миграционного законодательства, 20 ноября 2014-го Обама подписал радикальную исполнительную директиву. Помимо облегчения въезда в страну высококвалифицированных специалистов, этот документ продлевает до трех лет срок отложенной депортации для 600 тысяч молодых нелегалов, подпадавших под действие директивы 2012 года, и распространяет ее приблизительно еще на 300 тысяч молодых нелегалов и 3,7 миллиона родителей иммигрантов — граждан или постоянных жителей Соединенных Штатов (при условии, что они могут подтвердить пребывание в стране по крайней мере с 1 января 2010 года, не вовлечены в серьезные нарушения закона и обязуются пройти соответствующие проверки, а также оплатить регистрационные пошлины, сборы и налоги на все доходы, полученные за время пребывания в США). Директива не только откладывает их депортацию с возможностью дальнейшего продления этого нового статуса, но и позволяет им получить разрешение на работу и карточку системы социального обеспечения. В телеобращении Обама заявил, что его директива — не амнистия и направлена на «вывод из тени» нелегалов, что важно как для повышения эффективности сбора налогов, так и для обеспечения правопорядка.

Оппоненты Обамы считают, что его директива вызовет новые волны нелегалов, стремящихся родить на территории США детей, которые автоматом обретут гражданство. Кроме того, президентская инициатива несправедлива по отношению к тем, кто приезжает в страну легально, но нередко вынужден десятилетиями ждать постоянного статуса или гражданства. Впрочем, даже если следующим президентом станет республиканец, не факт, что он отменит директиву Обамы — слишком болезненную реакцию это может вызвать, учитывая стремительно растущую долю испаноязычного населения и электората.

Трамп спутал карты

Сегодняшнюю ситуацию в Республиканской партии — с точки зрения как миграционной тематики, так и динамики праймериз — можно назвать трагикомичной. Относительная политическая слабость Обамы и ненависть к нему консерваторов привели к формированию беспрецедентно большого (16 человек) пула официальных претендентов на номинацию кандидата от «слонов». Главный возмутитель спокойствия — миллиардер Дональд Трамп. В отличие от профессиональных политиков, он не зависит от спонсоров, разговаривает нормальным человеческим языком и позволяет себе издеваться над соперниками-республиканцами. При этом Трамп не боится открыто обсуждать «опасные» темы, в том числе положение расовых меньшинств и женщин. Тот факт, что его поддерживают порядка тридцати процентов «слонов», показывает, насколько американцы устали от осторожных, политкорректных и однообразных вашингтонских политиков.

Материалы по теме

Экстравагантность как профессия

Республиканская же партийная верхушка пребывает в растерянности. Трамп спутал их планы: оттянул на себя внимание прессы и дискредитирует влиятельных кандидатов. Вдобавок идеологически он недостаточно консервативен и «партиен». Республиканских бонз пугают высказывания Трампа по расовым проблемам и миграционной политике, особенно импонирующие рядовым членам партии. А причины этой поддержки просты: хотя владельцы малых и средних предприятий (главная опора «слонов») и нуждаются в дешевой рабочей силе приезжих, им не нравятся изменения в этнической и религиозной структуре населения, вызванные наплывом мигрантов.

Не так давно, обогнав чернокожих, крупнейшим меньшинством в США стали хиспаники — выходцы из испаноязычных стран и их потомки. Их совокупная численность в 2014-м превысила 55 миллионов (в 1900-м было всего 500 тысяч). Ожидается, что к 2060 году доля хиспаников, составляющая сегодня 17,4 процента населения, возрастет до 28,6 процента (в то время как доля черных — 13 процентов в 2014-м — останется практически неизменной). Причем быстрый рост этой группы определяется не только иммиграцией, но и высокими темпами рождаемости. Разумеется, все это отражается и на структуре электората. Доля хиспаников c 6,1 процента во время выборов 1996 года выросла до 10,8 процента в 2012-м (доля белых за этот период снизилась с 79,2 процента до 71,1 процента). К 2014-му доля испаноязычных в американском электорате достигла 11 процентов, а количество избирателей превысило 25 миллионов.

Хотя весьма консервативные и религиозные испаноязычные могли бы поддерживать «слонов», их антииммиграционная риторика ведет к последовательному снижению уровня поддержки партии представителями этого социального слоя. Доля «хиспаников», проголосовавших за республиканского кандидата в президенты, снизилась с 40 процентов в 2004-м (когда переизбирался Буш, занимавший, как ни странно, весьма либеральную позицию по миграционной проблематике) до 31 процента в 2008-м и 27 процентов в 2012 –м, когда кандидатами были соответственно Маккейн и Ромни. Поэтому партийная верхушка вынуждена лихорадочно искать компромиссные решения, чтобы, несмотря на ожесточенное сопротивление консервативных активистов, поддержать хотя бы некоторые аспекты миграционной реформы в надежде вернуть симпатии части испаноязычного электората. Ведь демографическая ситуация такова (как ожидается, белые потеряют абсолютное большинство в населении страны к 2044 году), что в недалеком будущем выиграть президентскую гонку без голосов этнических меньшинств станет практически невозможно!

Материалы по теме

Третьим Буш?

Это заставляет руководство Республиканской партии делать ставку на кандидатов, которые могли бы рассчитывать и на поддержку хиспаников — таких как Джеб Буш (женат на мексиканке, свободно владеет испанским, известен либеральными взглядами на миграционные вопросы) и сын кубинских иммигрантов флоридский консервативный сенатор Марко Рубио. Кубинские корни имеет и гораздо более правый сенатор-популист Тед Круз.

Но Трамп и здесь внес неразбериху — он не только отодвинул в сторону «управляемых» кандидатов, но и придал всей избирательной кампании антииммигрантскую тональность. Порой его риторика носит откровенно расистский характер — например, он утверждал, что большинство понаехавших из Мексики — уголовники, насильники, грабители и убийцы. Трамп предлагает возвести стену вдоль всей границы с Мексикой, приступить к массовой депортации нелегалов. А 14-ю поправку к конституции, позволяющую получать гражданство всем, родившимся в Штатах, Трамп обещает отменить.

Этими заявлениями он не только вызвал бурю протестов со стороны испаноязычных активистов, но и повлиял на других перспективных кандидатов, тоже взявших на вооружение антииммигрантские лозунги. В частности, Скотт Волкер, а за ним и ряд других «слонов» высказались за отмену 14-й поправки.

Но в целом внутри республиканской партии нет единства по миграционной проблематике. «Слонов» можно разделить на два блока с разными политическими интересами — на экономических и социальных консерваторов. Если первые признают пользу иммигрантского труда и одновременно не хотят расширения властных полномочий федерального правительства, то вторые озабочены в основном культурными и этническими аспектами иммиграции. Социальные консерваторы требуют жестких мер, вплоть до массовой депортации нелегалов, ограничения их гражданских прав и лишения любых видов социальной помощи, а также признания английского языка в качестве государственного.

В этих условиях кандидаты-республиканцы вынуждены маневрировать между группами своего электората и на разных этапах избирательной кампании. Во время праймериз они смещаются вправо, чтобы получить поддержку активистов партии, а в случае победы на праймериз передвигаются к центру, чтобы заручиться поддержкой более широких слоев электората, включая центристов.

Трамп же полностью изменил и «громкость», и смысловую направленность предвыборной дискуссии, поставив иммиграцию в центр своей избирательной платформы и описывая ситуацию в терминах, которые до него не рискнул бы употреблять ни один политик. Теперь и другие претенденты вынуждены формулировать свои позиции по этим проблемам, хотя раньше предпочли бы их обойти молчанием.

Все это превратилось в подлинный кошмар для республиканского руководства, связанного по рукам и ногам. С одной стороны, у Трампа внушительная поддержка среди активистов партии, а потому оттеснить его в тень в рамках соревновательной системы невозможно. С другой стороны, самым страшным сценарием был бы уход Трампа из партии и последующее позиционирование себя в качестве «третьего» кандидата. Он оттянул бы на себя часть голосов правых, «убив» официального кандидата республиканцев.

Поэтому партийное руководство занимает выжидательную позицию в надежде, что Трамп нарвется на скандал, на него нароют какой-то серьезный компромат или электорат просто устанет от его выходок. Действительно, по стандартам американских избирательных кампаний Трамп «вылез» слишком рано — обычно такие фигуры до финиша не доходят. Но в этом цикле все необычно, а потому и республиканские лидеры начинают к нему присматриваться — а вдруг это и есть их шанс?

Политическая роль иммигрантов в США, включая выборы

Америка – страна контрастов. Об этом писали еще классики. Она же – страна противоречий. Дональд Трамп, выигравший президентскую гонку во многом благодаря своим предвыборным лозунгам о модернизации миграционной политики, придя к власти, незамедлительно приступил к реализации этих своих обещаний. Вместе с тем, нашумевший указ Трампа от 27 января 2017 года, затрагивающий порядок въезда в США граждан из семи стран с преимущественно исламским населением, вызвал не только волну дебатов в обществе, но и ряд протестов и судебных исков от тех, кто с новой политикой не согласен. Основным аргументом против указа президента является то, что он нарушает конституционные основы религиозного и национального равноправия.

Несмотря на многочисленные протесты и возражения, можно с уверенностью утверждать, что политика США в отношении иммигрантов претерпела серьезные изменения. Особенно актуально это для тех, кто намеревался иммигрировать в США в ближайшем будущем, а также для тех, кто уже въехал, но проживает в Соединенных Штатах без американского паспорта или вида на жительство на законных снованиях либо нелегально.

Какие изменения претерпевает миграционное законодательство США?

Поскольку, по данным статистических опросов, проблема иммигрантов, наряду с проблемой терроризма, стоит на одном из первых мест для американцев, с нее и началось выполнение предвыборных обещаний Дональда Трампа. Суть ее в том, что иммиграционная политика США перестала играть роль «плавильного котла», в котором вновь прибывшие в страну граждане перенимают американские традиции и устои, изучают язык и ассимилируются в новой культуре. Вновь приехавшие, в силу разных причин и обстоятельств часто занимают территории компактного проживания, на протяжении долгого времени не могут изучить язык на должном уровне, многим трудно бывает приспособиться к американским обычаям. Часто незнание американских законов становится причиной их несоблюдения. Например, обращаясь за политическим убежищем, многие из беженцев не приходят на интервью. Среда иммигрантов, в особенности нелегальных, по мнению Трампа, становится источником насилия и преступности. Поэтому модернизация миграционной политики тесно связана с задачей по уменьшению уровня преступности в стране.

Указ Трампа

Уже в январе Трамп подписывает весьма жесткий указ об ограничении въезда в США граждан из семи государств с преимущественно мусульманским населением, стран, признанных очагами распространения терроризма. Таким образом, администрация Трампа преследовала сразу две цели: ограничить иммиграционный поток беженцев в страну, а также сделать шаг вперед в борьбе с терроризмом. Для устранения препятствий к реализации указа президент даже предпринял кадровые перестановки, сняв с должностей ряд высокопоставленных лиц, назначенных еще Бараком Обамой, которые не поддержали новую иммиграционную политику Трампа.

Бурные протесты, публичные заявления глав крупнейших американских компаний и образовательных центров, таких как Стэнфорд, Google, Starbucks, Netflix, SpaceX, Apple, наконец, судебные иски, приостановившие действие указа в четырех штатах, вынудили администрацию Трампа смягчить формулировки первоначального указа. Но отказаться от реализации иммиграционной реформы никто не собирается: в марте был издан новый указ, в котором учтены некоторые возражения оппонентов, в частности, указ не имеет регрессивного действия, но суть осталась прежней – ограничить въезд в страну новых потоков мигрантов.

Вышеназванный указ, наряду со строительством стены на границе с Мексикой, призван ограничить проникновение в страну лиц, которые представляют потенциальную угрозу увеличения числа беженцев, нелегалов и преступников. Но также предпринят ряд мер по сокращению легальной иммиграции. В частности, это приостановка выдачи повторных долгосрочных виз и планируемое сокращение ежегодных квот на выдачу Грин-карт.

Приостановка приема заявок на визы Н-1В и новый порядок выдачи

Служба гражданства и иммиграции США сообщила о приостановке с 3 апреля 2017 года ускоренного оформления заявлений на выдачу виз Н-1В – петиций на приглашение неиммиграционного работника. По этим визам в США въезжало 85 тысяч квалифицированных специалистов в год, при том, что в 2016 году было подано 236 тысяч заявок.

Кроме того, с выходом нового указа Трампа, фактически аннулируется американо-российское соглашение об упрощенном порядке выдачи повторных виз сроком до 3 лет без прохождения интервью для тех россиян, чья предыдущая виза истекла менее чем 4 года назад. Отныне данный срок сокращается до 12 месяцев.

Все это сделано для того, чтобы предотвратить въезд в Соединенные Штаты тех, кто потенциально может пополнить число иммигрантов либо нелегалов.

Снижение ежегодных квот на выдачу Грин-карт

Главной задачей новой миграционной политики Трамп считает формирование возможностей для американской административной системы «переварить» уже имеющихся иммигрантов. То есть те, кто уже находятся в стране легально либо нет, должны быть в конечном итоге либо натурализованы, либо депортированы. Но система перегружена и не справляется с многомиллионной армией мигрантов, которая при этом постоянно пополняется. Одним из шагов является ограничение въезда новых легальных иммигрантов. На этапе разработки находится законопроект по сокращению миграционных потоков.

Суть его – в снижении вдвое ежегодных квот на выдачу Грин-карт и отмене Грин-карт лотереи. Данная мера призвана осуществить предвыборный лозунг Трампа «Америка – для американцев», снизив затраты на поддержку иммигрантов и перераспределив их в пользу тех американцев, которые живут за чертой бедности.

Как новая миграционная политика принята в среде иммигрантов?

Еще в 2016 году многие иммигранты, длительное время жившие в США по виду на жительство начали обращаться к юристам за консультациями относительно получения гражданства. Число таких запросов резко возросло, а заявку на получение гражданство в 2016 году подало рекордное за последние девять лет число человек – 1 миллион.

Ранее многие постоянные жители США не торопились получать гражданство, поскольку эта процедура связана со значительными финансовыми и временными затратами: оплата пошлины, услуги адвоката, подготовка и собственно сдача экзамена по английскому языку, сдача тестов. После прихода к власти Трампа, многие из них опасаются быть депортированными, поэтому в срочном порядке предпринимают меры по натурализации.

Чем новая политика грозит нелегалам?

Для нелегальных иммигрантов ситуация становится еще более угрожающей. Миграционная полиция начала осуществлять специальные рейды по проверке документов с целью выявления нелегалов и преступных элементов в этой среде. Тех из нелегалов, кто нарушил закон хотя бы раз, включая мелкие правонарушения, а также серьёзные нарушение правил дорожного движения, сразу же отправляют на депортацию. Тех, кто ведет себя добропорядочно, отпускают, но никто не может предсказать, что с ними будет в дальнейшем.

Очевидно, что ужесточение миграционной политики по отношению к нелегалам движется в сторону сокращения данного контингента. Трудно предсказать, как это отразится на действиях властей в дальнейшем. Хотя новая политика Дональда Трампа прямо никак не влияет на положение русскоязычных нелегалов в США, меры, призванные ужесточить контроль над миграцией, могут касаться также и их интересов. Так, например, миграционная полиция определенно чаще стала проверять документы у граждан на улице, в торговых центрах и прочих общественных местах. В случае возникновения какого-либо подозрения в нарушении закона (не зависимо, идет речь о случившемся факте либо о намерениях), нелегал может быть арестован и подвергнут депортации, независимо от его личных обстоятельств.

Что же делать нелегалу? Наилучший выход – обратиться за консультацией к адвокату. Компания American Corporate Services обладает многолетним опытом работы с миграционными делами, включая судебные иски. Юристы компании дадут бесплатную предварительную консультацию в офисе ACS и окажут содействие по легализации незаконных иммигрантов.

Выборы в США выиграли демократы, но Трамп доволен

По итогам промежуточных выборов в США Республиканская партия, от которой был избран нынешний президент страны Дональд Трамп, сохранит позиции в сенате, но теряет контроль в палате представителей впервые с 2008 года. Эксперты отмечают, что от этого возрастают риски для Трампа вплоть до угрозы импичмента и новых санкций.

Правда, сам Президент США Дональд Трамп сделал хорошую мину при плохой игре: “Огромный успех сегодня вечером! Всем спасибо!”, – написал он в своём твиттере.

Результаты выборов оказались для Трампа противоречивыми – республиканцы удерживают первенство в Сенате, где у данной партии будет, как минимум, 52 мандата, но отдают на откуп демократам Палату представителей США. Предварительные результаты промежуточных выборов в Конгресс США, на которых американцы избирали 35 из 100 сенаторов и всех 435 конгрессменов, в общем и целом, подтвердили предвыборные прогнозы — республиканцы сохранили контроль над Сенатом, но утратили большинство в Палате представителей.

Американские аналитики пишут, что демократов поддержали жители городов и городских пригородов, республиканцев – сельская глубинка. Именно за счет деревни республиканцам удалось удержать контроль над Сенатом.

Теперь главный вопрос – а что дальше?

Руководитель Центра прикладных исследований Института США и Канады Павел Шариков в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что об импичменте Трампа не нужно беспокоиться, хотя и здесь существует целый ряд нюансов.

«На самом деле, в этом вопросе играет роль несколько факторов. Например, процедура импичмента запускается в Палате представителей, где республиканцы потеряли свое большинство, и куда пришли демократы. В то же время, это большинство не является подавляющим по той причине, что выборы не обеспечили демократам две трети голосов», – констатирует Шариков.

Трамп, активно агитировавший всю кампанию за своих единоверцев, уже написал, что итоги выборов – это «огромный успех». Это не совсем так.

Теперь у демократов появились рычаги давления на Трампа – при выдвижении любой инициативы, требующей согласия и Палаты, и Сената, президенту придется как-то договариваться с демократами в нижней палате Конгресса. А Трамп договариваться не любит и не умеет.

Но и у оппозиции, не сказать, чтоб обширное поле для маневра.

Да, демократы, могут опять реанимировать расследование по поводу пресловутого «сговора» Трампа с Россией. Но вот добиться его импичмента – это вряд ли. Палата представителей может поставить этот вопрос на голосование. Но за импичмент должны проголосовать еще две трети сенаторов, что представляется ну очень маловероятным. Кстати, импичмент Биллу Клинтону в 1998 году увяз именно в Сенате.

Так что, как считают «яйцеголовые» в США, демократы продолжат вести по Трампу беспокоящий огонь и потихоньку копить силы к решающей битве – президентским выборам 2020 года.

А что российской элите ждать от Дональда при таком раскладе? Ничего хорошего ждать не приходится, это очевидно. Россия для американского политического класса, вне зависимости от его окраски – это источник первородного зла. Почему так случилось – тема отдельного разговора. Так что будет или так как сейчас или еще хуже (усиление санкций и проч.)

И самое главное – сколько саммитов «на ногах» ни проводи, расклад этот в обозримой перспективе не переломить,- отмечает телеграмм-канал СерпомПо.

” Многие могут подумать: ну что нам до выборов в США, они и так и так нам будут вредить, – пишет телеграм-канал Политджойстик. – Но, результаты выборов в Конгресс напрямую связаны с балансом среди наших внутриэлитных групп и их положением внутри силовой, политической и экономической систем России. Недаром многие кадровые решения были отложены до выборов в США”.

“Члены Демократической партии, как ожидается, выиграют промежуточные выборы в палату представителей конгресса США и возьмут её под свой контроль, – отмечает телеграм-канал телеканала RT. – Ведущие американские СМИ прогнозируют, что демократы могут получить в новом составе палаты представителей США до 238 мест из 435, а республиканцы — до 206”.

Как отмечает Алексей Венедиктов, республиканцы потеряли монополию в законодательной власти: “Всё. Демпартия США выиграла выборы в Палату представителей Конгресса. Республиканцы лишились монополии в законодательной власти”.

Впрочем, по мнению политолога Евгения Минченко, результаты выборов в США выгодны для России: “Демократы ожидаемо получают большинство в палате представителей Конгресса США. Республиканцы ожидаемо сохранили контроль над Сенатом. Стандартный реванш оппозиции на первых промежуточных выборах избранного президента. И надо заметить, что обещанная “голубая волна” (голубой цвет в США означает демократов, а красный – республиканцев,- прим. ред.) оказалась не такой уж впечатляющей. Противостояние только усилится.

Для России скорее хорошо. Консолидированный республиканский Конгресс при неоконсервативной внешней повестке давал бы Трампу новые возможности в наращивании давления на Китай. И Путину было бы всё сложнее не выбирать сторону в этом конфликте, который сегодня становится системообразующим. А так значительный объём ресурсов Трампа будет отвлекаться на внутренний конфликт”.

“Результаты выборов в Конгресс США ещё больше политически раскалывают американское общество, – пишет телеграм-канал Вертушка_АТС1. – При этом, однако, никто на этих выборах не получил полностью того, чего хотел. Демократы усиливают свое присутствие в палате представителей, большинство в нижней палате впервые за восемь лет отойдет им. А в Сенате, напротив, свое влияние усиливают республиканцы, набрав два дополнительных места.

Любопытно, что основные свои завоевания на нынешних выборах демократы, сделали в “пригородах” крупных городов – таких как Вашингтон, Майами, Денвер, Детройт и штате Нью-Джерси. Что говорит о том, что голосование было в значительной степени “расовым” – демократы мобилизовали напуганные их же пропагандой черное и латиноамериканское меньшинства, давшие им основной прирост голосов в этих районах. “Синяя” демократическая. палата представителей, по словам поддерживающих демпартию комментаторов, станет “большой и беспокоящей проблемой президентства Трампа”.

Тем не менее от по-настоящему триумфальных реляций даже они воздерживаются: очевидно, что они рассчитывали на большее. Будь обещанная демократами антитрамповская “синяя волна” настоящей, президент Трамп не поздравил бы своих сторонников твитом о “потрясающем успехе”. При этом оппоненты Трампа отмечают, что в штатах, где он проводил кампании, республиканцы удержали позиции: проигравшими оказались главным образом оппозиционеры внутри партии”.

“В одном отношении предсказания экспертов точно сбылись, – отмечает “Московский Комсомолец”, – выборы 2018 года резко отличались от привычной ситуации, для которой характерна низкая явка избирателей. Нынешние промежуточные американский народ воспринял как судьбоносные. В некоторых местах избирательные участки были не готовы к обрушившемуся на них колоссальному потоку людей, желающих проголосовать, и избирателям приходилось порой часами стоять в очереди. Кое-где были эксцессы – поломки машин для голосования, отключения электричества и т.п. А вот о хакерских взломах в день выборов не сообщали.

Отбывая накануне выборов в очередную поездку по стране с целью агитации за кандидатов-республиканцев, Дональд Трамп изрек, что “атмосфера наэлектризована”. Это чистая правда – накал страстей невероятно велик, он ощущается ежеминутно и на каждом шагу. Трамп только забыл добавить, что наэлектризовал атмосферу главным образом он сам: хотя выборов президента в этом году нет, но на этот раз выборы на любую должность стали референдумом о президенте. Ненависть к этому персонажу с его беспардонным хамством и непрерывным враньем, невиданным в американской политике, столь же сильна, как и любовь к нему наивных душ, верящих, что все сложные проблемы в стране и мире можно решить легко, по-трамповски – лобовым наскоком без думы о последствиях.

Многие кандидаты-республиканцы вынуждены были отмежевываться от Трампа, о чем писал в канун выборов журнал The Economist: к нему с неодобрением относится половина избирателей, с той или иной степенью одобрения – порядка 40%. Женщины в своем большинстве отвергают Трампа – даже белые женщины-республиканки, не говоря уже о расовых меньшинствах. Молодое поколение американцев тоже не жалует нынешнего хозяина Белого дома: в этом году молодежная явка на выборы была беспрецедентно высокой именно по причине желания молодых сказать Трампу “нет”. Для большинства образованных, мыслящих людей Трамп – исчадие ада, в реальность которого трудно поверить (“русские американцы” – одно из немногих исключений, основная их часть любит Трампа).

Агитировал Трамп в своем обычном стиле: пугал идущим через Мексику к границе США караваном иммигрантов-нелегалов (в том числе “людей с Ближнего Востока” и бандитов-убийц), который якобы организовали демократы; изображал демократов “перекрасившимися социалистами”, которые якобы погубят американскую экономику, если только получат власть; оскорблял всех напропалую и не утруждал себя фактологией – не царское это дело, достаточно что-то сказать или написать в Твиттере, и все поверят без доказательств, ведь это исходит от Него!

Согласно опросу, проведенному в канун выборов CNN среди избирателей, собирающихся голосовать, 62% женщин заявили, что будут голосовать за демократов (38% – за республиканцев), а у мужчин перевес в пользу республиканцев составил всего 1% – явно в пределах статистической погрешности.

Как указывала газета The Wall Street Journal, в преддверии выборов Демократическая партия израсходовала на губернаторские гонки рекордное количество денег – в основном на Среднем Западе и Юге. Но и республиканцы от них ненамного отстали. Обе партии бросили на губернаторские выборы свою самую тяжелую артиллерию: помимо Трампа, за республиканцев агитировали Буш-младший, популярные ведущие консервативных теле- и радиостанций, а за демократов – Обама и Байден, телезвезда Опра Уинфри, Хиллари и Билл Клинтон и прочая, и прочая.

В январе произойдет “смена караула” в структурах власти – Палата представителей будет под контролем демократов, а Сенат под контролем республиканцев. Говорят, что в Демпартии усилятся радикальные тенденции и произойдет восстание против г-жи Нэнси Пелоси – нынешнего умеренного лидера демократической фракции в нижней палате. Спикером вместо нее может стать кто-то более “боевитый”, кто захочет начать процедуру импичмента Трампа, когда и если подоспеет доклад комиссии Мюллера с соответствующими выводами. А доклад этот, видимо, появится скоро – как только “осядет пыль” после выборов”.

“Демократы? Республиканцы? Трансгендеры! , – пишет телеграм-канал Синельников-Оришак. – В штате Массачусетс состоялся референдум на тему, в какие туалеты должно ходить тем, кто чувствует себя девочкой в теле мальчика, либо наоборот.

Любые выборы США, это не только голосование за депутатов всех рангов и мастей, но также момент истины по множеству других вопросов. Например, формирование попечительского совета такой-то школы, в таком-то округе, такого-то штата. Или, вот как в Массачусетсе – плебисцит по давно назревшей проблеме. Дело в том, что местные парламентарии в 2016 году приняли закон, согласно которому трансгендеры получили право ходить в общественные туалеты и раздевалки по своему усмотрению, а не в соответствии с полом, данным от рождения. Проще говоря, в женскую комнату, на законном основании мог зайти мужик просто потому, что он себя “так ощущает”.

Несмотря на то, что Массачусетс – штат “продвинутый” (первый легализовал однополые браки), почему-то не все его жители пришли в восторг от заманчивой перспективы. Окончательное решение, где во фразе “закон отменить нельзя оставить” появятся запятая, назначили на референдум 6 ноября. Результатов пока нет, но представители ЛГБТ-сообщества уже дали первые комментарии: “Всё будет нормально”. С этим трудно спорить, вот только для кого?”

“Сегодня очень важный день, – отмечает проживающий в США Сабиржан Бадретдинов. – Это день, когда в ваших руках на самом деле может оказаться судьба страны, а может быть и мира.

Сегодня в США промежуточные выборы. Возможно, самые важные для этой страны за многие десятилетия, а может, и вовсе судьбоносные. Для нас, нью-йоркцев, они тоже очень важны.

Я только что проголосовал на нашем избирательном участке. Много народу, большие очереди, несмотря на дождливую погоду. Это очень радует. Та часть Нью-Йорка, в которой я живу – Upper West Side – всегда голосует за демократов. Но в стране есть много избирательных округов, в которых преобладают республиканцы”.

Читайте также:  Способы заработать деньги в кладбищенском бизнесе США
Ссылка на основную публикацию