Последствия вьетнамской войны для простых американцев в 70-е годы

Жизнь Вьетнама

Раненные бойцы армии США

Предыстория войны во Вьетнаме

Еще летом 1940 года, когда после разгрома французской армии в Европе японцы поспешили захватить французский Индокитай, на территории Вьетнама стали появляться первые отряды сопротивления. Лидер вьетнамских коммунистов Хо Ши Мин возглавил борьбу с японскими захватчиками, провозгласив курс на полное освобождение стран Индокитая от японского господства. Американское правительство, несмотря на разницу в идеологии, тогда заявило о полной поддержке движения «Вьетминь». Партизанские отряды коммунистов, которых за океаном называли националистами, стали получать из Штатов военную и финансовую помощь. Главной целью американцев на тот период стало использование любой возможности для дестабилизации обстановки на оккупированных Японией территориях.

Полная история войны во Вьетнаме этот период называет моментом становления коммунистического режима во Вьетнаме. Сразу после окончания Второй Мировой войны прокоммунистическое движение «Вьетминь» стало основной военно-политической силой во Вьетнаме, принеся немало хлопот своим бывшим покровителям. Сначала французы, а позже уже американцы – бывшие союзники, вынуждены были всеми средствами бороться с этим национально-освободительным движением в регионе. Последствия борьбы кардинальным образом изменили не только расклад сил в Юго-Восточной Азии, но коренным образом отразились на других участниках противостояния.

Основные события стали стремительно развиваться после капитуляции Японии. Вооруженные отряды вьетнамских коммунистов захватили Ханой и северные районы страны, после чего на освобожденной территории была провозглашена Демократическая Республика Вьетнам. С таким развитием событий никоим образом не могли согласиться французы, старающиеся всеми силами удержать в своей имперской орбите свои бывшие колонии. Французы ввели в Северный Вьетнам экспедиционный корпус, снова вернув под свой контроль всю территорию страны. С этого момента все военно-политические институты ДРВ перешли на нелегальное положение, в стране вспыхнула партизанская война с французской колониальной армией. Первоначально на вооружении партизанских отрядов были ружья и автоматы, доставшиеся в качестве трофеев от японской оккупационной армии. В дальнейшем через Китай в страну стало поступать более современное оружие.

Важно отметить, что Франция, несмотря на свои имперские амбиции, не могла на тот момент самостоятельно удерживать контроль над обширными заморскими владениями. Действия оккупационных войск носили ограниченный локальный характер. Без американской помощи удержать в сфере своего влияния огромный регион Франция уже не могла. Для Соединенных Штатов участие в военном конфликте на стороне Франции означало сохранить этот регион под контролем западных демократий.

Последствия партизанской войны во Вьетнаме для американцев были очень важны. Одержи верх французская колониальная армия, ситуация в Юго-Восточной Азии становилась бы контролируемой для США и их союзников. Проиграв противостояние с прокоммунистическими силами во Вьетнаме, Соединенные Штаты могли утратить свою доминирующую роль во всем Тихоокеанском регионе. В обстановке глобального противостояния с СССР и перед лицом набирающего силы коммунистического Китая, американцы не могли допустить появление в Индокитае социалистического государства.

Невольно Америка из-за своих геополитических амбиций была втянута в очередной, второй после Корейской войны, крупный вооруженный конфликт. После разгрома французских войск и безрезультатных мирных переговоров в Женеве, США взяли на себя основное бремя ведения военных действий в этом регионе. Уже на тот период Соединенные Штаты оплачивали из собственной казны более 80% военных расходов. Препятствуя объединению страны на основе Женевских договоренностей, в противовес режиму Хо Ши Мина на севере США способствовали провозглашению на подконтрольным им юге страны марионеточного режима — Республики Вьетнам. С этого момента стало неизбежным дальнейшая эскалация конфликта сугубо в военном ключе. Границей между двумя вьетнамскими государствами стала 17-я параллель. На Севере у власти находились коммунисты. На Юге в подконтрольных французской администрации и американской армии районах была установлена военная диктатура марионеточного режима.

Невольно Америка из-за своих геополитических амбиций была втянута в очередной, второй после Корейской войны, крупный вооруженный конфликт. После разгрома французских войск и безрезультатных мирных переговоров в Женеве, США взяли на себя основное бремя ведения военных действий в этом регионе. Уже на тот период Соединенные Штаты оплачивали из собственной казны более 80% военных расходов. Препятствуя объединению страны на основе Женевских договоренностей, в противовес режиму Хо Ши Мина на севере США способствовали провозглашению на подконтрольным им юге страны марионеточного режима — Республики Вьетнам. С этого момента стало неизбежным дальнейшая эскалация конфликта сугубо в военном ключе. Границей между двумя вьетнамскими государствами стала 17-я параллель. На Севере у власти находились коммунисты. На Юге в подконтрольных французской администрации и американской армии районах была установлена военная диктатура марионеточного режима.

Предыстория

Человечество устроено странным образом. Любой житель Земли понимает, что война — это ужас, беда и слезы. Человек, если он, конечно, глубоко не болен, осознает, что в ней нет места романтике. Невозможно оправдать смерть мирных людей никакими целями. Нет таких целей! Но в то же время, большинство из живущих не воспринимают боль миллионов людей, как свою собственную. Потеря кошелька воспринимается острее, чем война, если только она не касается лично. По этой причине события, которые происходили несколько десятилетий тому назад, мало кому интересны. Тем паче, если они имели место в стране, находящейся за тысячи километров.


Американцы не могли допустить объединения вьетконговцев с северными отрядами. Это означало бы падение лояльного американцам режима Нго Динь Зьема. В декабре 1961 года в Южный Вьетнам прибыли вооруженные силы США в составе двух вертолетных рот.

“Им этого никогда не простят”: что американцы творили во Вьетнаме

Формальным поводом для интервенции считается вооруженный инцидент в Тонкинском заливе, когда торпедные катера атаковали эсминец ВМС США “Мэддокс”, выполнявший задачу по радиоэлектронной разведке.

К этому моменту в регионе сложилась довольно сложная обстановка. Влияние Северного Вьетнама усиливалось с каждым днем. Правительство южан, напротив, теряло доверие населения. Американцы, не желая допустить распространения коммунистических настроений в Юго-Восточной Азии, значительно усилили военное присутствие и были готовы вмешаться в конфликт. Через несколько дней после тонкинского инцидента конгресс разрешил президенту использовать армию для нанесения ударов по объектам Демократической Республики Вьетнам.

Вьетконговцы вели ожесточенную партизанскую войну с югом, периодически совершая вылазки и против американцев. Так, в ноябре 1964-го мощному минометному обстрелу подверглась Бьен Хоа, одна из крупнейших авиабаз США. Партизаны полностью уничтожили несколько бомбардировщиков, повредили около десятка самолетов и вертолетов. Более 70 американских военнослужащих получили ранения, восемь погибли.

Пентагон приступил к подготовке ударов возмездия. Пока разрабатывали операцию под кодовым названием Flaiming Dart (“Пылающее копье”), вьетконговцы провели еще одну акцию, атаковав отель в Сайгоне, где американские военные советники праздновали Рождество. Смертник подорвал 100-килограммовую бомбу — погибли несколько офицеров США.


Война во Вьетнаме. Полномасштабное военное вмешательство США. Расправа

В феврале 1965-го флот и ВВС США нанесли мощные удары по вьетконговцам. К операции привлекли палубные штурмовики авианосца USS Hancock, а также самолеты армии Южного Вьетнама. Северный Вьетнам отреагировал очередной диверсией, обстреляв из минометов авиабазу Дананг. Американские бомбардировки продолжились.

За несколько дней самолеты ВВС США и Южного Вьетнама совершили около 150 боевых вылетов. Однако добиться поставленной цели — деэскалации конфликта — Вашингтону не удалось. Бомбовые удары лишь подлили масла в огонь.

В начале марта 1965-го стартовала бомбардировочная кампания Rolling Thunder (“Раскаты грома”) — серия воздушных рейдов по особо важным объектам вьетконга. Операция растянулась на три года и стала крупнейшей для США со времен Второй мировой.

“Раскаты грома” приобрели печальную известность из-за сознательного уничтожения мирного населения, бомбардировок городов и деревень, гражданской инфраструктуры — мостов, железных и автомобильных дорог. Американские летчики специально сжигали рисовые поля, чтобы вызвать неурожай и голод. По разным оценкам, под бомбами погибли от 50 до 180 тысяч вьетнамцев.

Жестокая философия “Раскатов грома” и желание нанести как можно больший ущерб стране подтверждается и высказываниями некоторых американских военачальников. Например, генерал Кертис Лемей, один из ярых сторонников массированных бомбардировок, выразился так: “Мы вбомбим их в каменный век с воздуха и суши без проведения наземной операции”.

Американцы не жалели бомб — на Вьетнам сбросили почти семь миллионов тонн различных боеприпасов. Высокоточного оружия еще не было и в помине, поэтому практиковались так называемые ковровые бомбардировки, выжигавшие десятки гектаров земли. Кроме того, широко применялся напалм. На вьетнамцев вылили 500 тысяч тонн липкой и тягучей смеси бензина и загустителей.


Американские военные и жительница одной из сожженных солдатами США вьетнамских деревень

Хотя напалм предназначался для партизан, информация о том, что в том или ином населенном пункте находятся бойцы-вьетконговцы, часто не проверялась. Деревни сжигали целиком, вместе с жителями.

Особо стоит отметить химическое оружие, которым обрабатывали джунгли, чтобы выявить партизан. Ущерб был колоссальный. Например, распыленный над лесом дефолиант Agent Orange напрочь лишал растительность листвы. Диоксин, содержащийся в этом веществе, вызывал у людей генетические мутации. Последствия применения химического оружия ощущаются во Вьетнаме до сих пор: дети рождаются с серьезными патологиями.

Борьба с налетчиками

С началом массированных бомбардировок на помощь северным вьетнамцам пришли СССР и Китай. Система ПВО и до этого состояла в основном из советской техники, но Вьетнаму критически не хватало современных скоростных истребителей для противостояния американским бомбардировщикам и штурмовикам. Советский Союз наладил поставки МиГ-17. В последующие годы именно эти машины доставили больше всего неприятностей авиации США.

Подготовленные советскими специалистами вьетнамские летчики-стребители сбили около 150 самолетов противника. МиГ-17, хоть и уступали по некоторым показателям американским конкурентам, были просты в управлении, надежны и маневренны.

Позже вьетнамские пилоты освоили еще более современный МиГ-21. Эти истребители были вооружены 30-миллиметровой пушкой и двумя управляемыми ракетами с тепловой головкой самонаведения.


Истребители МиГ-21

Потери вьетнамцев в воздушных боях тоже исчислялись десятками машин, но американцам все же пришлось пересмотреть тактику бомбардировок. Они уже не могли безнаказанно летать без прикрытия — ударные группы обязательно сопровождали истребители. Вьетнамцы же учились на своих ошибках и, с помощью информации, полученной от пленных американских летчиков, разрабатывали новые методы противодействия авиации США.

С земли американских летчиков тревожили зенитные средства советского производства. СССР поставил во Вьетнам около сотни ЗРК СА-75М и тысячи зенитных ракет к ним, 57-миллиметровые зенитно-артиллерийские комплексы С-60 и зенитные пулеметные установки. За годы войны с помощью советского оружия и специалистов вьетнамцы сбили порядка 3,5 тысячи американских самолетов и вертолетов.

В 1968-м правительство США согласилось на переговоры о мирном урегулировании вьетнамской проблемы.

В начале марта 1965-го стартовала бомбардировочная кампания Rolling Thunder (“Раскаты грома”) — серия воздушных рейдов по особо важным объектам вьетконга. Операция растянулась на три года и стала крупнейшей для США со времен Второй мировой.

Цифры Вьетнамской войны

Общие боевые потери США — 47 378 человек, небоевые — 10 799. Ранено — 153 303, пропало без вести — 2300.
Сбито примерно 5 тыс. самолетов ВВС США.

Потери армии марионеточной Республики Вьетнам (союзника США) — 254 тыс.чел.
Боевые потери Вьетнамской народной армии и партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама — более 1 млн. 100 тыс.чел.
Потери гражданского населения Вьетнама — более 3 млн.чел.
Взорвано 14 млн.тонн взрывчатых веществ, что в несколько раз больше, чем во время Второй мировой войны на всех театрах боевых действий.
Финансовые затраты США — 350 млрд.долларов (в нынешнем эквиваленте — более 1 трлн. долларов).
Военно-экономическая помощь ДРВ со стороны Китая составила от $14 млрд. до $21 млрд., со стороны СССР — от $8 млрд. до $15 млрд. Была помощь и со стороны восточноевропейских стран, которые в то время входили в советский блок.

Читайте также:  Разговоры о войне и мире в обществе США и среди политиков

Во время вьетнамской войны были отдельные эпизоды прямого столкновения между США и СССР, а также гибели гражданских лиц из СССР. Вот некоторые из них, опубликованные в российских СМИ в разное время на основе интервью с непосредственными участниками военных действий.

39 лет назад США проиграли войну во Вьетнаме

На суше и на море

Подкасты

Что касается регионов, примерно две трети иммигрантов проживали на Западе (34%) и Юге (33%). Примерно пятая часть проживала на Северо-востоке (21%), а 11% — на Среднем Западе.

Третий период иммиграции в США

Очередная волна миграции в США началась вскоре после Гражданской войны и продолжалась до Великой американской депрессии. Эта волна характеризуется новыми источниками миграции, а также постоянным совершенствованием средств перемещения через океаны. Мощные и вместительные пароходы перевозили мигрантов в большем количестве и за меньшее время, чем старинные парусники.

Источниками миграции того периода были страны Южной и Восточной Европы: Италия, Греция, Румыния, Венгрия, Польша и другие. Волна индустриализации добралась и сюда, что породило такую же необходимость в поисках рабочих мест для огромного количества людей. За указанный период из Европы в США переехало свыше 25 миллионов человек, что стало самой масштабной волной миграции с момента колонизации Америки. Этот период характеризуется волной миграции из России, растерзанной Гражданской войной и предшествовавшей сменой политического строя.

Отличием данной волны миграции от предыдущей является тот факт, что вся масса людей оседала в городах, став основной рабочей силой для зарождавшихся отраслей промышленности — автомобильной, сталелитейной, химической и так далее. Именно эти люди стали причиной экономического подъема США и становления государства в качестве промышленного гегемона.

Эта волна иммигрантов также столкнулась с негативным к себе отношением со стороны людей, живших здесь несколько поколений. Причем ксенофобия стала организованной, была создана Лига за ограничение иммиграции в США. Такой ограничительный закон был принят в 1921 году под названием «Закон о национальном происхождении». Была ограничена общая численность иммигрантов, а также введены ограничения по национальному признаку. В привилегированном положении оказались выходцы из стран Северной и Западной Европы, а под запретом — жители Азии и Южной Европы.

Начало 21-го века характеризуется дебатами в обществе о принятии законов, ужесточающих иммиграцию. Американцы видят в новых жителях угрозу для своего уклада и образа жизни, неприятие своих правил и знаменитой американской мечты .

Немецкие иммигранты в США, численность и адаптация в обществе

Одним из инструментов укрепления международного влияния любой страны традиционно выступают зарубежные общины и диаспоры. Примером тому является российская община в США – стране, которая всегда привлекала достаточно большое число иммигрантов из России.

Активная иммиграция в США началась еще во времена существования имперской России, затем усилилась в начале XX века, продолжилась после Октябрьской революции 1917 г. После этого новый всплеск отмечался в 1970—1980-е годы и был связан с еврейской иммиграцией из Советского Союза и, наконец, иммиграция в Соединенные Штаты резко возросла после распада СССР. В целом, за период 1991—2011 гг. из Российской Федерации, по российским данным, в США уехали 213 тыс. человек. В результате этого, на сегодняшний день, в США проживает максимальное число русскоговорящих соотечественников по сравнению со всеми другими странами мира.

Русские эмигранты в США начале ХХ века

Необходимо отметить, что понятие “русские” в США трактуется довольно широко. Как правило, оно включает представителей разнообразных этнических групп и мигрантов различных волн. Достаточно часто в США русскими называют всех, кто говорит на русском языке или является выходцем из стран бывшего СССР. Что касается расселения, то большинство (39%) “американских” россиян проживает на северо-востоке Соединенных Штатов. Важно заметить, что иммигранты из бывшего Советского Союза и России изначально предпочитали селиться компактно – это позволяло им лучше приспосабливаться к новым жизненным условиям в Соединенных Штатах. Наиболее ярко это прослеживалось среди еврейских мигрантов, благодаря которым и появился район Брайтон-бич – уникальный социокультурный феномен, представленный концентрацией бизнеса, инфраструктуры, сервисов, ориентированных на русскоговорящее население. Очевидно, что именно еврейский компонент иммиграции стал “ядром” формирования такого уникального социального феномена как Брайтон-бич.

Несмотря на то, что иммигранты из России обосновались в Соединенных Штатах уже давно, они по-прежнему сталкиваются с рядом проблем. Во-первых, в силу своего этнического многообразия и особенностей исторического формирования, слабо консолидированная русскоязычная община в Соединенных Штатах так и не смогла сблизиться с коренным населением страны в условиях жесткого политического противостояния двух стран. Следует констатировать тот факт, что отношение к выходцам из России в США, да и к самой стране, сегодня продолжает оставаться настороженным, что препятствует легкой адаптации и интеграции русских иммигрантов в американское общество.

Во-вторых, будучи разобщенными по этническим, религиозным и политическим признакам, и не получая значительной поддержки со стороны родины, выходцы из России так и не смогли консолидироваться в диаспору и на сегодняшний день продолжают функционировать в рамках общины. Вероятно, это связано с тем, что русская иммиграция происходила “волнами”, которые сильно отличались друг от друга политически и идеологически, в результате чего каждая формировала отдельную диаспору. Такие обстоятельства обусловливают слабое участие российских общин в общественно-политической жизни США, а также отсутствие российского лобби в американском политическом истеблишменте.

Тем не менее, несмотря на многие трудности, на сегодняшний день большое количество россиян стремится уехать жить в Соединенные Штаты. Однако в погоне за “американской мечтой” многие ошибочно полагают, что на их пути не будет никаких препятствий, и только по прибытии в США русские иммигранты понимают, что та “страна возможностей”, о которой они мечтали, отличается от реальности. Это вынуждает их в самые короткие сроки адаптироваться к новым условиям, законам, образу жизни, манере общения и менталитету. На этом пути россияне сталкиваются с множеством проблем интеграции в американское общество, провозглашенные ценности которого разительно отличаются от тех, что были на их родине.

Например, одной из первых трудностей, с которой сталкиваются русские иммигранты, является их несовершенное знание языка, так называемый “языковой барьер”. Это связано с тем, что теоретические знания, полученные на уроках английского, оказываются малоприменимыми в реальных жизненных ситуациях. Английский язык, который преподается в российских школах, значительно разнится с тем английским, который используется местными жителями США. Соответственно, иностранец с несовершенным английским не очень хорошо воспринимается другими людьми, в результате чего сам начинает бояться вступать в диалог с местным населением, что не позволяет легко образовать круг общения и найти полезных знакомых.

Интересно отметить, что среди коренного населения США существуют стереотипы, согласно которым все русские постоянно употребляют алкогольные напитки, имеют суровый нрав и всегда неприветливы. Если американцы вдруг замечают, что иммигрант из России выглядит вполне жизнерадостным, то приходят к выводу, что он наконец-то интегрировался в новое общество. Тем не менее, в США русские люди всегда позиционировались как хорошие, трудолюбивые и “жизненно необходимые” работники. Достаточно вспомнить, что сегодня семнадцать учёных-иммигрантов из России состоят в Национальной академии наук США. На кафедрах лучших учебных заведений Соединенных Штатов работает много выходцев из России. Так, в университете Миннесоты на кафедре теоретической физики с 1994 года русский даже стал рабочим языком. Кроме того, российские программисты и специалисты в области информационных технологий и компьютерной техники работают в технологических парках США. Например, каждая третья разработка корпорации “Майкрософт” приходится на программистов-выходцев из России.

Болонкин А.А. – советско-американский ученый, доктор технических наук, профессор, специалист в области авиации, космонавтики, математики и компьютерной техники

В настоящее время русскоговорящая община в США отличается высоким уровнем образования и хорошей степенью интеграции в принимающее общество, а потенциал возвратной миграции в Россию остается низким в сравнении с другими странами мира. Россияне год за годом продолжают переезжать в США и успешно адаптируются там, при этом отмечая не только минусы, но и несомненные преимущества данной страны по сравнению с Россией.

В связи с этим можно утверждать, что те россияне, которые сумели пройти через все бюрократические, культурные и социально-экономические препятствия и адаптироваться к новым условиям, получили свою награду в виде достойной жизни. Следовательно, мысль, выраженная в старой русской пословице, гласящей, что “терпение и труд все перетрут”, верна и в Соединенных Штатах, что доказывают судьбы многих российских переселенцев. Что касается будущего русскоязычной эмиграции в США, то оно остаётся неопределённым. С одной стороны, молодёжь старается сохранить язык и культуру страны исхода. Более того, быть “немножко русским” считается сегодня модным. С другой стороны, американский образ жизни задаёт свои параметры как для молодёжи, так и для более старшего поколения иммигрантов. Параметры такой сложной самоидентификации и перспективы сохранения различных форм социальной включенности выходцев из России в американскую общину будут сохраняться еще долго. И этот процесс, несомненно, заслуживает дальнейшего и внимательного изучения.

Клигер С. Между Америкой, Израилем и Россией: социокультурный и политический портрет русскоговорящей диаспоры в Нью-Йорке.

Рязанцев С.В., Письменная Е.Е., Байков А.А. Эмиграция из России в США и формирование русскоязычных общин.

Рязанцев С.В. Трудовая миграция из России и новая российская диаспора за рубежом.

Клигер С. Между Америкой, Израилем и Россией: социокультурный и политический портрет русскоговорящей диаспоры в Нью-Йорке.

Мигранты в американских школах – социализация, интеграция или адаптация?

О чем может рассказать многолетний заокеанский опыт и можно ли его использовать в нашем образовании?

Руководитель Центра социального анализа, участник международной инициативы «Постглобализация» и замдиректора ИГСО Анна Очкина поделилась своим мнением о мировом опыте адаптации детей мигрантов в американских школах.

Школьный округ Лос-Анджелеса начал проводить в жизнь идею разделения учеников на разные классы в зависимости от уровня владения английским языком. Наплыв испаноговорящих учеников, плохо владеющих английским, создает сложности в учебном процессе, разный уровень знания языка не позволяет учителю уделять внимание каждому ученику в равной степени. Дети иммигрантов, плохо знающие английский, хуже усваивают материал, страдает дисциплина в классе и т.д.

Методически все верно, но в такой мультикультурной и многонациональной стране, стране – магните для иммигрантов со всего мира, любое подобное решение становится политическим.

Патриция Грэм в своей знаменитой книжке «Америка за школьной партой» немало внимания уделила социализирующей роли школы, причем акцент делала именно на социализации детей иммигрантов. Значение школьного образования, приобщающего детей из разных этнических общин к американским ценностям и к английскому языку, оказалось в конце XIX – в первой половине XX века так велико, что школу вполне можно назвать важнейшим институтом национального строительства в США, одним из факторов формирования американской государственности.

Читайте также:  Семья у русских староверов на Аляске, от переселенцев до интеграции в общество

Я могла наблюдать процесс адаптации ребенка иммигранта в американской школе на примере собственной семьи: моя племянница окончила первый класс в России, а во второй класс пошла в Филадельфии, зная не более десятка английских слов.

Она посещала специальные уроки английского языка, организованные для нее и двух других учеников-иммигрантов. Кроме того, учительница вовлекала ее во все дела класса, во все обсуждения, «не замечая» ее проблем с языком. Уже к новому году Юлия почти случайно обнаружила, что откликнулась на замечания одноклассника, безо всяких усилий поняв его и составив ответную фразу.

Наивно было бы утверждать, что в США всегда с распростертыми объятиями и благостными улыбками принимали иммигрантов. Каждая новая волна «понаехавших» нередко вызывала раздражение у представителей предыдущей, уже укоренившихся и обзаведшихся местной кредитной историей. И все же сколько-нибудь организованный наезд на иммигрантов всегда разбивался о стену общественного мнения. Идеология «свободной страны», «страны больших возможностей», разделяемая большинством населения, служила своего рода иммунитетом от ксенофобии.

Но консервативный поворот последнего времени, совершающийся в американском обществе, настолько силен, что бьет даже по базовым этическим принципам, по национальной идее «процветания и справедливости для всех», о которых американские школьники повторяют в своеобразном заклинании каждое утро перед началом занятий.

И моя племянница повторяла, положив, как и все, правую руку на сердце. Повторяла слова о свободной и справедливой стране, не понимая ни одного из произносимых слов. Но запомнила она их накрепко.

Пожалуй, именно интеграционный воспитательный момент, технологии гражданской социализации, порой примитивные, но всегда действенные, являются единственной объединяющей традицией и самой сильной стороной американской школьной системы. Однако ситуация в Калифорнии отличается от той, которая описана в книге Грэм, и от той, в которой оказалась моя племянница. У детей из семей иммигрантов, о которых рассказывается в «Америке за школьной партой», и у тех, которые оказались в одной школе с моей племянницей, был только один язык для общения между собой – английский, они ведь принадлежали к разным этническим общностям. У тех же, кого сегодня в Калифорнии предлагают разделить на разные группы в зависимости от уровня владения английским, есть свой язык внутригруппового общения – испанский.

Полного погружения в языковую среду не происходит, дети выучивают английский язык медленно, и пока выучивают, успевают основательно отстать по всем школьным предметам. Организовать же специальные языковые курсы для такого количества учеников, давать им в соответствии с существующим законом образование на их родном испанском языке, при этом качественно обучая английскому, у Калифорнии, штата-банкрота, просто нет средств.

Выход один – сегрегация. Казалось бы, решение вполне экономически и методически обосновано, но только теперь школа будет не интегрировать иммигрантов, а сразу маркировать их как «других». И этот режим исключенности наложится на процесс кризисной дифференциации, который сейчас наблюдается в США.

Американское общество вообще отнюдь не может похвастаться сколько-нибудь равномерным распределением благосостояния, а сегодня имущественное расслоение усиливается за счет роста бедности. В самой богатой стране мира всегда было немало людей, которых непредвиденный расход в 100-200 долларов ставил на грань катастрофы, а то и сталкивал за эту грань.

Необходимость срочно обратиться к врачу, поломка машины, любая другая неприятность грозили семье финансовым кризисом, а то и крахом. Поэтому неудивительно, что в период рецессии это шаткое равновесие пошатнулось, бедность стала расти. В докладе The National Opportunity Group говорится, что в 45 штатах снизился доход домохозяйств, а в 49 возросло число семей, живущих за чертой бедности.

Более того, в США и в предкризисные годы существовал заметный слой людей, о котором сами американцы говорили, что их от потери дома отделяет только одна зарплата. Кризис и последующая за ним рецессия уничтожили это препятствие во многих американских семьях.

Сегодня, по данным министерства образования США, из 55,5 млн учащихся школ и воспитанников детсадов 1 168 534 не имеют крыши над головой.

Лидирует по этому печальному показателю штат Северная Дакота, где число бездомных детей в младших и средних образовательных учреждениях возросло на 212%. Причем в статистику всех штатов попадают не все бездомные дети, так как многие из них просто не посещают образовательные учреждения. И эта статистика вряд ли улучшится в ближайшее время, так как в условиях падения доходов многие семьи уже не могут позволить себе иметь такие дома, как раньше.

Снижается и субсидирование жилья для семей с невысокими доходами. Сокращение бюджета приведет к тому, что эта программа не будет распространяться на 140 000 домохозяйств, что заставит многие семьи оставить свои дома, содержание которых станет непосильным.

Кризис бьет по заветной американской мечте, которая много значит для стабильности в стране, большая часть бедных граждан которой уверены, что однажды разбогатеют, и поэтому не стремятся поддержать налоги на богатых.

Для значительной части молодежи в США американская мечта все больше становится иллюзией. По данным уже упомянутого мной доклада, 6 млн молодых американцев в возрасте от 16 до 24 лет не учатся и не работают. Это 15% всех жителей США данной возрастной группы.

Значительная часть молодых людей оказываются на обочине экономической и социальной жизни, не получая доступа к социальным лифтам и не имея возможности преодолеть свое маргинальное состояние. Оказавшийся под ударами кризиса рынок труда не может абсорбировать массу молодых людей, и он просто исключает их из оборота.

Политика исключения, отбраковки всего, что оказывается «ненужным» рынку, вообще характерна для современных буржуазных экономик, работающих под парами неолиберальной идеологии. Однако люди за бортом рыночного моря – это не только попусту растраченный человеческий потенциал, это еще и подготовка нового кризиса в будущем, когда основную трудовую, социальную и политическую нагрузку в стране должно будет нести поколение, заметная часть которого в настоящем нигде не может найти себе применения. Исключая, сокращая, дифференцируя и «оптимизируя» во имя экономии, общество теряет стратегически, теряет в будущем гораздо больше, чем приобретает в настоящем.

В этих условиях именно система образования, гибкая и адекватная сложившимся общественным потребностям, могла бы дать этим молодым людям шанс. Но американская школа не в силах справиться с такой задачей, она никогда не была ориентирована на стратегические социальные цели, на формирование трудового и человеческого потенциала общества.

Сегодня американская школа не справляется и с задачей гражданской интеграции, не может переварить детей иммигрантов. И в школе также вводится режим исключения.

Но не получится ли так, что эти исключенные из англоговорящей среды иммигранты станут однажды объектом ненависти исключенных из рынка «настоящих американцев», не знающих, кого обвинить в крахе американской мечты. Не тех ли, кто плохо говорит по-английски?

А вот семья моей племянницы осуществила самую что ни на есть американскую мечту: моя сестра и ее муж имеют прекрасные позиции в хорошем университете, сама Юлия уже окончила Йельский университет и аспирантуру в Гарварде, работает в Йеле. Мечта-то американская, да только багаж у них был советский и российский: родители окончили МГУ, а моя племянница 10-й класс специально проучилась в русской школе, чтобы получить необходимые для университета знания, недоступные в большинстве обычных американских школ.

Она посещала специальные уроки английского языка, организованные для нее и двух других учеников-иммигрантов. Кроме того, учительница вовлекала ее во все дела класса, во все обсуждения, «не замечая» ее проблем с языком. Уже к новому году Юлия почти случайно обнаружила, что откликнулась на замечания одноклассника, безо всяких усилий поняв его и составив ответную фразу.

Адаптация в иммиграции в США. Восемь советов от иммигрантов

Переезд и адаптация к новым условиям жизни в США – настоящая психологическая травма для иммигрантов. Это одно из самых трудных испытаний, в отдалении от привычного дома (а также людей, жизни, быта). Справиться с этим, с психологической точки зрения, удается не сразу, не быстро и даже не всем.

Ранее мы писали о том, чего не стоит делать по приезду и как справиться с депрессией – обязательно прочтите эти статьи. Этот материал создан на основе реального опыта иммигрантов, уехавших из России в США. «Мама Америка» подготовила восемь советов, придерживайтесь их, и адаптация пройдет лучше и заметно быстрее.

Несмотря на то, что, вероятнее всего, нужно начинать свою жизнь с чистого листа, можно заранее позаботиться о более высоком старте в новой стране. Подготовьте перевод документов об образовании, поставьте в местном департаменте образования апостиль, подтверждающий подлинность диплома. Это позволит подтвердить образование, получить лицензию, начать работать.

Иммигранты из Беларуси

В 2018 году в США приехало около 2 тысяч иммигрантов из Беларуси, из них около 1200 – женщины, чуть больше 800 – мужчины. Больше 1,2 тысячи – женатые люди, чуть больше 500 человек – одинокие.

1200 человек – это беларусы до 34 лет, около 800 – от 35 до 65 и старше.

Что касается способа эмиграции, то больше 500 человек приехали, воссоединившись с родственниками – гражданами США, 755 – благодаря выигрышу грин-карты, более 260 человек – по рабочим визам, более 200 человек попросили в Америке политическое убежище или приехали как беженцы.

ТОП-5 штатов, куда иммигрировали беларусы: Калифорния, Нью-Йорк, Пенсильвания, Иллинойс, Нью-Джерси.

В 2018 году в США приехало около 2 тысяч иммигрантов из Беларуси, из них около 1200 – женщины, чуть больше 800 – мужчины. Больше 1,2 тысячи – женатые люди, чуть больше 500 человек – одинокие.

Количество иммигрантов из всех стран СНГ получивших гринкарты в США с 2013 по 2017 годы.

Служба департамента внутренней безопасности США опубликовало довольно интересные данные о том, сколько граждан СНГ и из каких республик въехало в США за период с 2013 по 2017 год и получило постоянный вид на жительство, то есть стали обладателями статуса LPR- New Lawful Permanent Resident и получили гринкарты .

По порядку по всем странам СНГ:

Молдова.

В связи с экономическими трудностями, тотальной безработицей из этой страны люди уезжают намного чаще чем из других стран СНГ. Приехавшие граждане Молдовы часто подают и получают политическое убежище в США. Американцы выдали молдаванам, за указанный выше период, около 12500 гринкарт .

Белоруссия.

Белорусам получить вид на жительство в США довольно проблематично, ведь в Белоруссии нет даже американского посольства чтобы получить визу. Жителям этой страны приходится ездить в соседние страны чтобы получить желаемый штамп в паспорт. Натерпевшись диктатора Лукошенко белорусы легко получают политическое убежище. Всего за пять лет белорусам выдали около 10 000 карт.

Украина.

На сегодняшний день у этой страны сложились отличные отношения с США, но получить визу гражданам этой страны достаточно сложно, по статистике более 40 процентов получают отказы. За пять лет с Украины легально в США переселилось около 40000 украинцев. Всего в штатах проживает более миллиона украинцев.

Армения.

Армянский народ иммигрировал постоянно. На долю этого народа обрушилось неимоверное количество трагедий в период когда развалился Советский Союз. Но армяне сплотились и на сегодняшний день имеют очень крепкую диаспору с численностью около полутора миллионов человек. Именно этот народ по мнению многих американских ученых внес самый огромный вклад из всех народов СНГ в развитие американской экономики. За пять последних лет из Армении получили гринкарту около 14500 иммигрантов.

Читайте также:  Идеи и образ жизни американской молодежи в 70х – студентов и хиппи

Азербайджан.

Из этой теплой постсоветской республики за указанный период получили гринкарты 3 434 человека. Всего в США проживают по приблизительным подсчетам 57 000 человек азербайджанской национальности. Их постоянные места обитания это Калифорния, Нью-Йорк, Техас, Миннесота.

Грузия.

В последние годы между Грузией и США налажены отличные отношения поэтому грузинам легко получить визу. С 2013 по 2017 год в США получили вид на жительство 6 800 грузин. Чаще всего грузины едут к родственникам или получают гринкарты по бизнесу, довольно реже получают политическое убежище.

Казахстан.

Президент Казахстана известен своими националистическими идеями, но гражданам Казахстана консульская служба США очень неохотно дает визы. Мы неоднократно слышали с каким трудом предъявив огромное количество доказательств, граждане этой страны получают американскую визу. За пять лет гринкарты из Казахстана получили всего лишь 6 200 человек. Многие получили гринкарту после подачи на политическое убежище.

Туркменистан.

Посетить США для туркменов почти несбыточная мечта. Немногим из этой страны удается пройти суровый отбор консульских работников. За последние пять лет гражданами Туркменистана получено всего около 1200 гринкарт .

Киргизия.

Авторитарное государство, но граждане этой страны так же получают американскую визу довольно редко. Всего с 2013 по 2017 годы 3700 человек получили вид на жительство в Соединенных Штатах.

Узбекистан.

Страна лидер из бывших союзных республик. Получить гринкарту с 2013 года по 2017 удалось 22700 гражданам этой страны. Узбекская диаспора развивается в США быстрыми темпами. Те, кому удалось переехать, перевозят родственников, используют любой шанс чтобы оказаться в Соединенных Штатах.

Таджикистан.

Из этой страны получили вид на жительство в США за последние пять лет 2800 человек. Гражданам Таджикистана неимоверно трудно получить даже туристическую визу в США. Многие приезжающие почти сразу просят политическое убежище.

Латвия.

Латыши в США предпочитают селиться в Калифорнии, численность калифорнийской диаспоры около 11 тысяч человек. Второй по численности идет диаспора в штате Нью-Йорк, там проживают около 9 тысяч латышей. Всего в США проживает около 90 тысяч бывших граждан Латвии. Что характерно латыши приезжают чаще в США по бизнесу или к родственникам уже проживающим в этой стране. За пять лет гринкарту из Латвии получили около 2 400 человек.

Литва.

В штате Пенсильвания есть городок Нью-Филадельфия, в котором каждый пятый американец имеет литовские корни. Всего в США проживают около 40 тысяч человек из Литовской республики. За пять лет гринкарту получили почти 4000 человек.

Эстония.

Гражданам Эстонии предоставлен в США безвизовый въезд на 90 дней. Но мало кто из этой страны желает переселяться на землю обетованную, чаще всего переезжают к родственникам. За пять лет всего около 1200 человек получили вид на жительство в США.

Россия.

За последние пять лет гринкаты получили около 46000 человек. Россия огромна, количество населения составляет 140 млн человек, то есть легально переселилась в США мизерная доля соотечественников. В России постоянно нарушаются права человека, коррупция почти законна, поэтому у многих россиян причины покинуть свою страну основываются на политических мотивах.

В заключении статьи заметим, что во многих крупных городах США часто можно встретить людей из бывших стран СНГ, но на самом деле, по статистике, доля людей переселившихся из постсоветского пространства по сравнению с другими странами очень мала.

Литва.

“Новая” иммиграция (1890 – 1920)

Ваше благородие, госпожа Чужбина,
Жарко обнимала ты, да только не любила .

Предвестники новой эмиграции появились еще в период старой иммиграции. Ими были ирландцы-католики, селившиеся на Восточном побережье и китайцы, прибывавшие на Западное (после начала калифорнийской Золотой Лихорадки).

Если англоязычные ирландцы-католики воспринимались как другие, то китайцы определенно были чужие. Звуки и иероглифы языка китайцев были необычными для американцев, также как и их верования. Диковинные одеяния и экзотические косички странно смотрелись в суровом быту золотоискателей.

По статусу китайские иммигранты находились где-то рядом с инфернальными индейцами и бесправными черными. Именно китайцев коснулся Chinese Exclusion Act (1882) – закон, принятый в стране иммигрантов, ограничивающий иммиграцию. Это был первый случай в американской истории, когда этнической группе было запрещено во въезде в США.

Между 1850 и 1880 годом в Америку иммигрировало более 200 тыс. китайцев. Но китайская иммиграция меркнет в сравнении с обрушившимся на Америку девятым валом иммигрантов из южной, центральной и восточной Европы. С 1890 по 1914 в Америку прибыло 15 млн. человек – и это при общей численности населения США в 100 млн. (1915 г.)

Во второй половине XIX века жизнь европейцев из нижних слоев общества была нелегка. Большинство из них продолжало борьбу за существование в надоевшем мире нищеты и болезней, безработицы и тирании, но какая-то часть пыталась найти лучшую жизнь где-то в другом месте.

Многие европейские правители, запуганные призраками коммунизма и демонами национализма, видели в массовой эмиграции средство для выпускания пара. Газеты и книги, буклеты и агенты поддерживали градус “американской лихорадки” у европейских обездоленных.

И они двинулись: итальянцы и греки – со Средиземноморья, венгры и западные славяне – с равнин центральной Европы, австрийцы и швейцарцы – из горных стран, белорусы и украинцы – из Российской империи, и, конечно же, евреи – со всех частей Европы.

Все они оставляли привычный мир ради новой земли обетованной. Америка же ко времени новой эмиграции сильно изменилась – свободной земли уже не осталось, индустриализация и урбанизация преобразили лицо нации. Иммигранты, в основном сельские жители, оказались в совершенно новом для них окружении.

Разрыв между ожиданиями и реальностью описал итальянский иммигрант в письме на родину (1890):

We were told that the streets of America were paved with gold. Upon arriving we found that the streets were not paved in gold, nor paved at all and we were expected to pave them
Нам было сказано, что улицы Америки выложены золотом. По прибытию же выяснилось, что улицы не были вымощены золотом, они не были вымощены вообще и предполагалось, что именно мы и будем мостить их.

Из новых иммигрантов быстрее всех адаптировались ирландцы-католики, хуже всего американизировались поляки, итальянцы в борьбе с культурным шоком опирались на семью и Большую Семью (мафию).

Неквалифицированные в своем большинстве, новые иммигранты могли работать только разнорабочими на фабриках, шахтах и стройках. Рабочие не имели никакого голоса, любой жалующийся мог быть уволен и занесен в черный список – профсоюзы находились в зачаточном состоянии. 14-ти часовой рабочий день был нормой для низкооплачиваемых работ. Не сушествовало больничных, отпусков, пенсий. Дети трудились наравне со взрослыми. Условия работы были невыносимыми по современным меркам – скудное освещение, недостаточные вентиляция и отопление, никакой техники безопасности.


Coal Breaker Boys (Мальчики – дробильщики угля), Пенсильвания, 1911

Иммигранты работали много и тяжело, надеясь на изменение жизни к лучшему – если не для себя, то хотя бы для своих детей.

Увы, борьбу за физическое выживание усугубляло резко негативное отношение американского общества к новым иммигрантам. Впервые европейские иммигранты встретились с обыкновенным расизмом.

В 1900-ые годы были модны воззрения, что новые иммигранты – евреи, итальянцы, славяне – физически и психически ниже северных европейцев. В 1916 году в книге Passing of the Great Race (Кончина великой расы) Мэдисон Грант утверждал, что иммиграция привела к расовому загрязнению Америки.

Первая мировая война замедлила иммиграцию, но события в России вызвали страхи, что иммигранты-радикалы могут занести бациллы революции в США.

Призывы обуздать иммиграцию становились все громче, движение за ограничение иммиграции ширилось – и в 1921 году конгресс принял Immigration Restriction Act.

Так продолжалось до 1952 года , когда McCarran-Walter Act устранил национальную принадлежность как барьер к иммиграции. Но окончательно поставил точку над дискриминацией на основе национального происхождения закон 1965 года.

Миграция за партами

Около четверти школьников по всей стране — из семей мигрантов, как легальных, так и нелегальных. К такому выводу пришли в своём исследовании эксперты Центра по изучению миграции.

«По данным за 2015 год, почти каждый четвёртый учащийся государственных школ в США происходит из семьи мигрантов. Их доля среди школьников составляет 23%», — говорится в исследовании.

Эксперты отмечают, что в 1990 году этот показатель был на уровне 11%.

По данным исследователей, в США насчитывается 2400 школьных участков. В 700 из них сосредоточены примерно две трети всех школьников из семей иммигрантов.

«На этих участках наблюдается огромная концентрация детей иммигрантов. Во многих местах они составляют большинство», — считает доктор Стивен Камарота, директор по научной работе Центра изучения иммиграции США.

В некоторых округах Америки примерно девять из десяти школьников — из семей приезжих. Такая ситуация наблюдается в северо-восточном округе Флориды (93%), в некоторых округах Нью-Йорка (91%), Техаса, Калифорнии и Нью-Джерси.

Эксперты центра считают, что столь высокая концентрация учащихся из семей мигрантов затрудняет процессы ассимиляции: дети живут в районах, где вокруг них практически нет американцев, что не позволяет им перенять культуру и ценности Америки.

Один из факторов успешной ассимиляции — это численное преобладание коренного населения в конкретном городе или районе, в том числе и среди детей в местных школах, напоминает Камарота.

«Когда иммигранты составляют небольшой процент местного населения, склонность перенимать американскую культуру и воспринимать себя как граждан США у них существенно выше. Однако в последние десятилетия уровень иммиграции в США был столь высок, что сегодня в стране можно найти целые районы, где коренные жители и их дети уже составляют лишь малую долю населения», — говорит он.

По словам аналитиков центра, из-за притока иммигрантов многократно увеличилось количество школьников, не знающих английского языка, и это затрудняет преподавание в школах. По данным на 2015 год, доля детей, у которых в семье говорят на иностранном языке, составила 23% от общего числа учащихся. Для сравнения, в 1990 году она не превышала 14%, а 1980-м — 9%.

«Резкий рост числа районов компактного проживания мигрантов в США в последние десятилетия привёл к замедлению процесса освоения иммигрантами и их детьми английского языка. Есть данные исследований, доказывающие, что чем выше численность мигрантов в той или иной местности или стране, тем медленнее приезжие овладевают местным языком», — считает Камарота.

Эксперты по миграции отмечают, что если школьная система уже сегодня едва справляется с обеспечением потребностей детей иммигрантов, то приток вновь прибывших может ещё больше осложнить ситуацию.

Отметим, что наибольшее количество мигрантов в США — из стран Латинской Америки. А к 2060 году, по данным авторитетного исследовательского центра Pew Research, количество приезжих латиноамериканского происхождения может составить 27% от общей численности населения страны.

Ссылка на основную публикацию