Причины европейской эмиграции в США в 19 веке

Европейская эмиграция в Америке

Более скоро и неудержимо, чем в Европе, развивалась демократия в Америке, питавшейся обширной волной европейских эмигрантов.

В эпоху первой французской революции борьба за демократическое устройство предприняла буржуазия; но победа была одержана главным образом силами рабочих классов, вначале немногочисленных и неорганизованных; они разрослись и сложились в течение самого XIX века вследствие быстрого увеличения населения и огромного развития европейской промышленности. Эта увеличившаяся масса людей могла найти себе пропитание на той же самой территории только благодаря перевороту в технике производства; без применения сложных машин, паровой и электрической силы немыслимы были колоссальные предприятия, занимающие в небольших округах десятки и сотни тысяч людей.

С другой стороны, при таком развитии производительных сил и росте населения, Европа XIX в. более, чем когда-либо, нуждалась в расширении своего господства и своих сношений с остальным миром. Промышленные предприниматели и правительства искали вне тесных пределов Европы рынков для сбыта произведений и для обеспечения европейских промыслов обильной и дешевой доставкой сырых материалов и средств питания. Число людей, направляемых в другие части света правительствами и промышленными компаниями, т. е. чиновников, солдат, приказчиков, моряков, было однако невелико сравнительно с массой тех, кто выселялся самостоятельно, в силу нужды или отыскивая более благоприятные условия жизни и работы.

В первой половине 19 века больше всего выселялись из Англии, где раньше всего произошел промышленный переворот; особенно много было переселенцев в тяжелые периоды промышленных кризисов и безработицы; Ирландия дала огромное количество эмигрантов в самые черные свои годы 1845—48. Затем очень много двинулось европейских переселенцев вообще около середины столетия, когда открылись золотые россыпи в Калифорнии и Австрии. Во второй половине столетия главное место в среде стран, выпускавших переселенцев, заняла Германия, а потом Италия.

Европейская колонизация очень неодинаково распространилась в различных частях света. Промышленный захват со стороны правительств был направлен большею частью на богатые, населенные земли теплой полосы, каковы Индия, Индокитай, острова юго-восточной Азии, на тропические земли, какова средняя Африка и северная половина южной Америки. Самостоятельная колонизация земледельцев, индустриальных рабочих и торговцев направлена была, напротив, в страны, по климату и другим естественным условиям более похожие на Европу (Канада, Соединенные Штаты, Аргентина и южная Бразилия, южная Африка, Австралия и Новая Зеландия). Там, где европейцы образовали большие группы населения, в особенности, если они уходили недовольные порядками родины, они быстро отрывались от метрополии. Английская Америка отделилась уже в XVIII в. и образовала Соединенные Штаты. В 20-х годах XIX в. отделились испанские и португальские колонии центральной и южной Америки. С середины века почти независимое положение заняли Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Главной страной, которая поднялась из положения европейской колонии до самостоятельной силы, являются Соединенные Штаты Америки: они образовали непрерывно растущую, богатейшую группу земель, которая по своим материальным средствам и производительности соперничает с Европой и во многом начинает превосходить ее.

В 1789 г. когда была принята федеральная конституция, в отделившихся от Англии колониях было около 4 миллионов населения; из белых */„ имели родным языком английский; остальные были переселенцы или потомки таковых из Франции, Голландии, Германии; население быстро возрастало в течение XIX в. и в 1890 г. было равно 76 мил. (в 1925 г. — 106 милл.). Переселенцы очень скоро приспособились к новым условиям, усвоили местный, господствующий английский язык и американизовались, примыкая к новой нации, сложившейся в ХПШ в.

Огромный рост населения в Северной Америке был бы невозможен без такого же быстрого расширения территории. В этом отношении средняя часть Северной Америки представляет необыкновенно выгодные условия; позади узкой полосы первоначальных английских колоний тянулись от океана к океану обширные земли, богатые плодородными степями (прериями), лесом и минералами, слабо заселенные бродячими охотничьими племенами. Уже при образовании республики Англия уступила ей свои притязания на области, лежавшие между страной озер и Мексиканским заливом до р. Миссисипи на западе. В начале XIX в. штаты приобрели у Франции устье Миссисипи (Луизиану) и земли на запад от большой реки, затем купили у испанцев Фло- ряду; в 40-х годах штаты отняли у Мексики Техас и Калифорнию, и владения союза достигли Великого океана.

Новые области становились сначала территориями, автономными, но без права представительства в конгрессе; если число жителей в территории превышало 60.000, она могла просить о принятии в число штатов, вырабатывала себе конституцию и вступала в союз полноправным членом. Т. о. вместо первоначальных 13 штатов в начале XX в. республика состояла из 45 штатов и 5 территорий (в 1925 г. 48 шт. и 1 терр.), не считая ее новых колониальных владений. Область союза размером в 2 миллиона кв. килом, (в конце XVIII в.) возрасла до 9 мил. (в конце XIX в.), занявши по величине четвертое место после России, Китая и Британской империи, т. е. Англии с колониями.

Смотрите также:

Образование США создало благоприятные условия для про-шленного переворота, который завершился в первой половине XIX в. Механические прялки и ткацкие станки появились мерике в 1789 г. Английские законы запрещали вывоз черте-1 машин, однако, узнав, что в Америке.

Итак, в Северной Америке большинство индейцев пришло в соприкосновение с европейскими колонизаторами значительно позже 1492 года. И как мы видели, многие группы индейского населения были побеждены только во второй половине XIX века.

После возникновения европейских колоний в Америке их население стало резко расти.

В первой половине 19 века больше всего выселялись из Англии, где раньше всего произошел промышленный переворот; особенно много было переселенцев в тяжелые периоды промышленных кризисов и безработицы; Ирландия дала огромное количество эмигрантов в самые черные свои годы 1845—48. Затем очень много двинулось европейских переселенцев вообще около середины столетия, когда открылись золотые россыпи в Калифорнии и Австрии. Во второй половине столетия главное место в среде стран, выпускавших переселенцев, заняла Германия, а потом Италия.

Эмиграция из Российской империи в США

В середине XIX в. эмиграция из России в США практически не было. В 1851 г. в Америку прибыл один русский эмигрант, в 1852 г. – двое и в 1853 г. – трое. Впервые число официально зарегистрированных российских подданных, прибывших в США в качестве иммигрантов, достигло 1 тыс. человек в 1872 г.

В течение 70-х годов число эмигрантов из России росло и в 1880 г. составило 5 тыс. человек. Среди общей массы выезжавших из других стран Европы российская эмиграция была незначительной, составляя в среднем за десятилетие 1,7%. При этом большая их часть состояла из поляков, евреев и немцев-менонитов [74] .

Разные причины заставляли подданных Российской империи эмигрировать в США. Часть стремилась получить незаселенные земли, для создания собственного хозяйства, другие спасались от политических и религиозных преследований, третьих не устраивала военная реформа, предусматривавшая всеобщую воинскую повинность. Среди эмигрантов находились и уголовные преступники, бежавшие из мест заключения.

События 60-х годов – гражданская война в США, отмена крепостничества в России и освобождение негров-рабов в США, взаимные визиты военно-морских эскадр – повысили интерес русских и американцев друг к другу и открыли более активную полосу во взаимоотношение национальных культур.

О широком интересе российского общества к заокеанской республике говорит большое число научных статей, напечатанных в течение 70-х годов в журналах «Современник», «Отечественные записки», «Вестник Европы», «Дело», «Слово» и др. Много статей было посвящено политическому и экономическому положению страны, рабочему вопросу и эмиграции [75] .

Значительная группа русских ученых, промышленников и специалистов посетила США в связи с международной выставкой в Филадельфии, посвященной 100-летию американской Республики.

В 70-е годы по сравнению с предыдущим десятилетием резко возросло число русских, в той или иной форме оставивших путевые заметки от краткого посещения или более или менее длительного проживания в США. Среди них можно назвать М.Д. Бутина, В.К. Гейнса, Н.П. Ильина, А. Лапухина, Н. Славинского и т.д. Они способствовали разоблачению легенд и мифов о Соединенных Штатах. В своих письмах и путевых заметках они писали о лишениях, с которыми столкнулись соотечественники за океаном. Русский писатель Н.Е. Славинский, побывавший в США, писал в своих заметках: «Вместо обетованной земли, ожидаемых благ начинаются на первых же порах тяжелая борьба за существование, ряд бедствий, минуты отчаяния. Без средств, без специальных сведений, без знания местного языка, иногда без права прибегнуть к единственной помощи – представителю нашего правительства – что можно предпринять, как прожить, как перебиться на первых порах?» [76] .

Самой многочисленной группой переселенцев из России в 70-е годы были менониты – немцы-сектанты, поселившиеся еще в XVIII в. в приволжских губерниях (Саратовской, Самарской) и в южной части Украины (в районе Одессы, Бердянска, Херсона, Мариуполя). Как только стало известно о подготовке военной реформы, они обратились к российским и американским властям с просьбой разрешить переезд в США в связи с тем, что всеобщая воинская повинность лишит их льгот, освобождавшей от несения военной службы [77] .

После длительных ходатайств несколько тысяч менонитов получили разрешение правительства на выезд и начали большими группами переселяться в США. Посланник США в Петербурге сообщал госдепартаменту, что к маю 1874 г. 400 семей менонитов твердо решили выехать в США и выразили желание поселиться в Канзасе, Дакоте или Миннесоте [78] . Первое поселение «русских немцев» было основано в Канзасе. Следующие партии эмигрантов осели в Небраске, Дакоте, Миннесоте, где занялись выращиванием пшеницы, сахарной свеклы, а также скотоводством и впоследствии стали одной из самых преуспевающих групп фермеров в западных штатах. [79] Своим центом менониты избрали Линкольн – главный город штата Небраска. На этих переселенцев была взвалена самая тяжелая, грязная и низкооплачиваемая работа в городе.

Определенная часть русских эмигрантов после серии неудач в приатлантических городах США двигалась на Запад и оседала на побережье Тихого океана, сосредоточившись вокруг русской епархии. Эта епархия образовалась из аляскинской группы русских колонистов, многие из которых после продажи в 1867 г. Аляски перебрались в Сан-Франциско. Здесь в начале 70-х годов были построены русская церковь и школы.

Небольшому числу русских переселенцев удалось добраться до незаселенных мест на Западе, где еще можно было получить земельный участок – гомстед. Н.П. Ильин – один из русских эмигрантов, проведшей в шесть месяцев в США и вернувшийся в Россию, сообщал в 1876 г., что большинство «наших соотечественников, бедствовавших в Нью-Йорке вследствие недостатка работы, стремились всеми силами добиться раз задуманной цели – устройства собственной фермы где-нибудь внутри страны» [80] .

В конце XIX в. политика антисемитизма царского правительства вызвала массовую эмиграцию русских евреев в Соединенные Штаты, а также привела к возникновению «паспортного конфликта», который сводился к нежеланию официального Петербурга признавать паспорта американских граждан иудейского вероисповедания и стремлению уровнять их в правах с русскими евреями при посещении территории России. В начале 80-х годов данный национально-конфессиональный вопрос привлек внимание американского общества в связи с еврейскими погромами, охватившими южные и юго-западные губернии Российской империи. Страницы американских газет запестрили статьями, осуждающими политику антисемитизма, а в Нью-Йорке и Филадельфии в феврале и марте 1882 г. прошли многолюдные митинги в знак сочувствия жертвам беззакония и произвола.

В свою очередь еврейская община США активизировала свою деятельность в ответ на нарастающую эмиграцию из Российской империи, вызывавшую все большее беспокойства со стороны американского общества и вашингтонской администрации. Эти переселенцы не были похожи на «старых» иммигрантов немецкого происхождения и своих американских единоверцев. Они были в основной массе бедны, оседали в гетто крупных портовых городов и могли стать причиной социальной напряженности. К тому же массовый характер эмиграции ставил под вопрос возможность американизации. [81]

Еврейская община, помогавшая приезжим устроиться на новом месте, забила тревогу, опасаясь, что прилив нищих, шумных и ортодоксальных единоверцев из Российской империи повредит ее репутации и национальной идентичности, а также вызовет усиление антисемитизма в Соединенных Штатах. Новая еврейская иммиграция действительно внесла существенный вклад в распространение антисемитских предрассудков.

Кроме того, русско-еврейские эмигранты оказались в центре внимания участников общественно-политической борьбы, развернувшейся в Соединенных Штатах между рестрикционистами, выступавшими за ограничение массовой иммиграции в страну и опиравшиеся на теорию англоконормизма, и сторонниками либерального иммиграционного законодательства, апеллировавшими к теории «плавильного котла».

В то время на свет появляется доктрина государственного секретаря США Д. Блейна, немало сделавшего для решения проблемы путем дипломатических переговоров. «Доктрина Блейна», по существу, означала отказ американской стороны от активной деятельности до той поры, когда российские власти не признают равноправие собственно русских евреев.

Заняв такую позицию, американская администрация на долгие год самоустранилась от участия в решении «паспортного вопроса», предпочитая решать лишь отдельные проблемы, периодически возникавшие в этой связи с тем или иным американским гражданином еврейского происхождения.

Аналогичная позиция была занята и в отношении политики самодержавия. Вплоть до начала XX в. официальные лица США избегали каких-либо представлений Петербургу, касавшихся положения евреев – российских подданных, ибо они однозначно квалифицировались российской стороной как «вмешательства во внутренние дела суверенного государства» [82] .

Таким образом, поняв всю бесплодность попыток заставить русское правительство изменить правовой статус как российских, так и американских евреев в пределах империи, администрация США предпочла не обострять ситуацию и сохранить традиционно хорошие отношения со своим потенциальным союзником и партнером в Евразии.

Такое положение сохранялось до конца XIX в., т.е. до той поры, пока на политическую арену Соединенных Штатов не вышла новая общественная сила, чьи интересы затрагивали и сферу американо-русских отношений. Этой общественной силой было еврейское национальное движение, превратившееся к тому времени в мощный внутриполитический фактор, способный влиять на американскую администрацию.

Значительная группа русских ученых, промышленников и специалистов посетила США в связи с международной выставкой в Филадельфии, посвященной 100-летию американской Республики.

Доктрина Монро в США

«Доктрина Монро» — политическая доктрина тогдашнего президента США Джеймса Монро (1817-1825), была провозглашена 2 декабря 1823 года. В ней были определены долгосрочные цели внешней политики США.

Доктрина сводилась к трем принципам:

  • разделение на сферы влияния Америки и Европы;
  • неколонизация,
  • неинтервенция.

Отличительной чертой доктрины было провозглашение того, что попытки дальнейшей колонизации или вмешательства во внутренние дела государств, расположенных на Американских континентах, будут рассматриваться США как акт агрессии непосредственно против США и приведут к военному вмешательству с их стороны. В то же время доктрина содержала положение о том, что Соединенные Штаты не будут вмешиваться во внутренние дела существующих колоний или европейских стран.

В этих условиях рабовладельцы создали обширную программу распространения рабства на новые земли. При этом они руководствовались причинами не только экономического, но и политического характера: если большинство штатов будут рабовладельческими, тогда и политическое господство в стране им будет гарантировано. Таким образом, проблема рабства и распространения его на новые земли все чаще оказывалась в центре политической борьбы в стране. Распадались традиционные политические партии, образовывались новые. Среди них — Республиканская партия (1854 г.), которая представляла союз промышленной буржуазии и фермеров. Ее поддерживала и часть рабочих.

Русские эмигранты в Америке начала ХХ века

Борис Курчевский также отмечал, что в США русские рабочие имели возможность съедать по 1 фунту мяса в день, тогда как в России такое же количество мяса они имели в неделю, а то и в две.

Русские эмигранты в Америке начала ХХ века

Русские мигранты прибывали в США буквально нищими. С 1899 года американская статистика начала вести подробный учет мигрантов, и согласно данным за 1910−14 годы лишь 5,3% выходцев из России привезли с собой более 50 долларов.

Америка отказалась от европейской иммиграции

Наш постоянный автор, французский ученый и философ Николя Бонналь на этот раз в своем эссе анализирует итоги иммиграционной политики Соединенных Штатов в двадцатых годах прошлого века. Сегодня, когда проблемы трудовой и экономической миграции обострились до предела и в любой момент могут взорвать хрупкое равновесие, эти выводы весьма актуальны.

Читайте также:  Семья пуэрториканских иммигрантов в США, традиции и особенности

Я начну с напоминания об одной элементарной психологической истине: антирасисты и ярые поборники иммиграции всегда правы. И, поэтому, не просто так они побеждают на всех выборах, а мир всюду становится еще более “креолизированным”.

Мы убеждены, что всё прибывающие афро-азиатские иммигранты слишком многочисленны, что они по самым различным причинам не могут адаптироваться к нашей цивилизации, и что, в любом случае, они совсем нежелательны. Мы убеждены, что мы не в состоянии принять у себя всех нищих и нуждающихся (будущее покажет…). И, наконец, мы притворяемся, что верим, будто возможно установить барьеры и производить отбор мигрантов. К тому же, мы верим или полагаем, что представляем собою страну французов, немцев или итальянцев.

И именно так думали американцы в начале прошлого века или, скорее, после войны, когда потомки древних поселенцев (знаю, знаю, мне тут вспомнят индейцев…) англо-саксонского и германского происхождения решили, что вновь прибывшие становятся чересчур многочисленными, и что на знаменитый Плавильный котёл, воспетый Исраэлем Дзангвилем, нужно наложить узду. В США за год въезжало по миллиону европейцев, не обладающих выражением лица, присущим патрициям Виргинии или спортсменам из Ньюпорта. Чтобы увидеть, во что все это обернулось, я рекомендую посмотреть, хотя бы на Youtube, “Иммигранта” Чаплина — один из самых ошеломляющих фильмов той эпохи. Иммиграция бедных всегда наводит страх, иммиграция же богатых всюду приветствуется.

Мы с вами оказываемся в 20-х годах. В этот период времени общее мнение американцев хорошо известно — это изоляционизм, отмеченный идеологией WASP (белых англо-саксонских протестантов), с вербовкой в экзотические отряды Ку-клукс-клана своих сторонников и парадами десятков тысяч его членов. Само слово “WASP” обозначает тех, чьи “предки” — это англо-саксонские протестанты, их можно сравнить с теми французами, которые хвалятся тем, что их предки звались “галлами”. Но нам известно, что человечество создано для того, чтобы эволюционировать. И мы знаем его настоящих предков.

В 1920-м в Америке тоже очень боятся анархии и большевизма. Некоторые видят в разгромленной войной Европе предвестницу коммунизма. Она будет также и предвестницей фашизма. Тут нам полезно перечитать строки Селина из его “Путешествия на край ночи” о его впечатляющем прибытии:

Бедняку вообще хлопотно сходить на берег, а уж галернику и подавно, потому что в Америке здорово недолюбливают галерников, прибывающих из Европы. “Все они анархисты!” — считают здесь. Американцы хотят видеть у себя только любопытных туристов с тугой мошной: ведь все европейские деньги — дети доллара.

Я, пожалуй, мог бы, как другие, кому это удалось, попробовать переплыть порт, выбраться на набережную и заорать: “Да здравствует Доллар! Да здравствует Доллар!” Это недурной трюк.

Это время, когда неустанно поднимали на смех Баббитта, шовинистически настроенного американца: протестант, богач, белый — это просто ужас. Автор “Баббита” превратится в дорожного товарища планетарного и секуляризированного коммунизма.

В 1922 журналист Кеннет Робертс публикует интереснейшую книгу об этой покидающей свой домашний очаг Европе (сей труд доступен — Why Europe leaves home, на сайте archive.org). Люди раздавлены войной, Версальским договором, подготовившим следующую войну, опустошены инфляцией (Робертс пишет, что в Центральной Европе цена на лошадь возросла в двенадцать раз), все хотят срочно уехать хоть куда-нибудь — как в центре, так на юге и на востоке. Итак, наш журналист набрасывается на эту европейскую иммиграцию, не различая ни рас, ни цветов, ни религий!

Он не хочет ни итальянцев, ни греков, ни чехов, ни словаков, ни поляков, ни евреев, ни православных, ни католиков, ни русских, ни балканцев, ни кого бы то ни было. Итак, при этом ясно желание сохранить в Америке англо-нордическую родовую расовую ветвь. Иммиграция с Британских островов и Германии уже в прошлом, скандинавская иммиграция тоже уж вся истощилась и тут теперь совершенно нежелательны босоногие бедняки с юга или востока Европы. Расовое равнодушие (какой эвфемизм!) к славянам, евреям или средиземноморцам (к “маленькому темному человеку”, как бы сказал Мэдисон Грант) сопровождается политическим и философским страхом: все боятся коммунистов, вечно недовольных, социальных агитаторов и, конечно, большевиков.

В этом страхе нет ничего анормального, нам стоит лишь читать автобиографии (“Моя жизнь” Троцкого, например), чтобы понять. Мы находимся в преддверии русской революции и наш будущий герой всемирного освобождения, который пребывает на берега Гудзона, чтобы посмеяться над Баббитом (о нем он позаботится в последствии), а особенно — набраться сил и денег, меряет температуру перевозбужденного Нью-Йорка — космополита:

Чрезвычайные по численности участников и их запалу митинги проходят во всех кварталах Нью-Йорка. Когда стало известно, что красное знамя реет над Зимним Дворцом, воодушевленные крики стали раздаваться со всех сторон. Не только русские иммигранты, но даже их дети, из которых многие уже ничего не знали из родного языка, пришли вдохнуть на этих собраниях жарким духом, который прислала нам революция.

Итак Кеннет Робертс ничего не выдумывает; по экономическим причинам он боится иммиграции, которая обесценивает ручной труд, вынуждает еще более понизить заработную плату и, в некотором смысле, крадет, отбирает работу у американцев! Он, например, по достоинству оценивает легендарную эффективность чехов, но он не любит их социал-демократических наклонностей. Он также чувствует нарастающую вражду между чехами и немцами — ведь он достаточно долго прожил в Европе. Робертс добавляет, что иммигранты — люди неблагодарные, а еще ничем не довольные, и что американцы уж слишком давят на них — например, заставляют их учить английский или разделить с ними их культурные и духовные ценности! Принимающая страна названа угнетающей. 90 процентов иммигрантов чувствуют себя “угнетенными”, пишет Робертс.

Я больше не настаиваю на цитатах, а просто рекомендую взять и прочитать эту увлекательную книгу на archive. org — лучшем сайте, который касается рассматриваемых мною вопросов. Тот факт, что американцы должны были отреагировать и сопротивляться (конечно же, в пустую), дает нам информацию на выбор: они сами уже больше не считают себя страной иммигрантов, но страной крепко устроившихся англо-саксонских колонизаторов, которым позднее оказывали содействие немцы и скандинавы — в последствии все это превратилось в напрасный труд и чепуху. Всемирное демографическое давление превозмогло.

Европа же затем стала фашистской или коммунистической. А затем ее просто смели с лица земли и она стала тем, как бишь его… И еще раз это говорит о правоте крайних поборников иммиграции, поборников открытия всех запоров, задвижек и… вен. Итак, надо буде открыть засовы, чего требует от нас патрон международного Goldman Sachs и бывший еврокомиссар, достопочтенный Питер Сазерленд. Как где-то сказал Шварценеггер: “Быть или не быть? Не быть”.

Читайте самое интересное в рубрике “Мир”

Перевод Татьяны Бонналь

Встройте “Правду.Ру” в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте “Правду.Ру” в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

Он не хочет ни итальянцев, ни греков, ни чехов, ни словаков, ни поляков, ни евреев, ни православных, ни католиков, ни русских, ни балканцев, ни кого бы то ни было. Итак, при этом ясно желание сохранить в Америке англо-нордическую родовую расовую ветвь. Иммиграция с Британских островов и Германии уже в прошлом, скандинавская иммиграция тоже уж вся истощилась и тут теперь совершенно нежелательны босоногие бедняки с юга или востока Европы. Расовое равнодушие (какой эвфемизм!) к славянам, евреям или средиземноморцам (к “маленькому темному человеку”, как бы сказал Мэдисон Грант) сопровождается политическим и философским страхом: все боятся коммунистов, вечно недовольных, социальных агитаторов и, конечно, большевиков.

Скандинавы в Чикаго

Крупнейшим скандинавским городским центром в США был Чикаго. В еще большей мере его можно было назвать шведским центром. «Для шведов эмиграционной эпохи, — пишет У. Бейбом, — слово «Чикаго» звучало так же знакомо, как название любого города в Швеции». В 1870 г. в Чикаго жили 6% шведских иммигрантов США, в 1890 г. — 9%. К 1900 г. Чикаго имел 145 тысяч шведов-иммигрантов и их детей, что превышало население большого шведского порта Гетеборга.

Чикаго являлся крупным перевалочным пунктом для скандинавской, особенно шведской иммиграции — оттуда новички разъезжались в разные районы Запада. Однако о прочности оседлого ядра чикагских шведов свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что численность второго их поколения росла гораздо быстрее, чем численность самих иммигрантов, и к 1890 г. значительно превысила ее. Бейбом полагает, что движение иммигрантов-транзитников из города в какой-то мере компенсировалось притоком в город людей из окрестных шведских сельских районов. В этом процессе сказывалась уже американская урбанизация.

Чикагские иммигранты были, как правило, бедны, как и иммигранты, попадавшие в другие города. Очень сложные и приблизительные подсчеты, произведенные Бейбомом на основании данных из архивов Швеции и шведских церквей Чикаго, показали, что большинство чикагских шведов происходило из крестьян и сельскохозяйственных рабочих и не имело профессиональной подготовки к жизни в большом городе. Их превращение в американских городских рабочих представляет собой образец социальной ассимиляции, связанной с международными миграциями. Более того, доля неквалифицированных рабочих среди чикагских шведов с годами понижалась, а доля квалифицированных повышалась.

Самыми типичными для чикагских шведов профессиями были швейник, строитель, металлист и служанка. Характернейшей чертой шведского рабочего населения города являлся женский труд. Среди шведских иммигрантов 15—30 лет женщины значительно преобладали над мужчинами: подавляющее большинство незамужних шведок (в том числе девушки из местных шведских семей) работало, и доля работающих женщин среди шведов была выше, чем в городском населении вообще. К 1900 г. около четверти чикагских служанок были шведки. Многие были швеями, иные — прачками.

И женщины, и мужчины работали преимущественно на нанимателей-американцев. В более малочисленной норвежской группе (в 1890 г. 22 тыс. человек) происходило то же. Малочисленная и маломощная шведская и норвежская буржуазия, как и буржуазия других этнических групп, не могла предоставить работу массе соотечественников. В местной иерархии этнических групп шведы (и другие скандинавы) стояли — по отношению к старым группам — ниже немцев, но выше ирландцев, а по отношению к новым — выше, например, итальянцев.

Чикагские норвежцы были рассеяны по всему городу, шведы же и датчане концентрировались в нескольких районах. «Шведский городок» (Swede Town — Суидтаун) был расположен в промышленном районе, на болотистой нездоровой местности. При домиках бывали огороды, курятники — и сараи, которые сдавались новичкам под жилье. К концу века старые жители стали переселяться в лучшее место по соседству, а прежний «Суидтаун» заселяли новички-шведы, ирландцы, итальянцы. В новом районе, где жили преимущественно кадровые шведские рабочие, имевшие постоянную работу и нередко собственные домики, уровень жизни бывал выше, чем в старом. Шведы здесь жили вперемежку с немцами и ирландцами, и, несмотря на обилие скандинавских организаций, «шведский дух» убывал. Такие же процессы происходили и в других шведских районах Чикаго.

Разумеется, Чикаго играл роль общеамериканского шведского культурного центра, в меньшей мере — норвежского. Главным норвежским центром Америки стал с 70-х годов Миннеаполис, возраставшее норвежское население которого в 1890 г. составляло 7% городских жителей. Важным перевалочным пунктом для норвежских иммигрантов являлся Милуоки, скандинавское население которого жило разбросанно среди инонациональных элементов.

И женщины, и мужчины работали преимущественно на нанимателей-американцев. В более малочисленной норвежской группе (в 1890 г. 22 тыс. человек) происходило то же. Малочисленная и маломощная шведская и норвежская буржуазия, как и буржуазия других этнических групп, не могла предоставить работу массе соотечественников. В местной иерархии этнических групп шведы (и другие скандинавы) стояли — по отношению к старым группам — ниже немцев, но выше ирландцев, а по отношению к новым — выше, например, итальянцев.

Скандинавы в Чикаго

Крупнейшим скандинавским городским центром в США был Чикаго. В еще большей мере его можно было назвать шведским центром. «Для шведов эмиграционной эпохи, — пишет У. Бейбом, — слово «Чикаго» звучало так же знакомо, как название любого города в Швеции». В 1870 г. в Чикаго жили 6% шведских иммигрантов США, в 1890 г. — 9%. К 1900 г. Чикаго имел 145 тысяч шведов-иммигрантов и их детей, что превышало население большого шведского порта Гетеборга.

Чикаго являлся крупным перевалочным пунктом для скандинавской, особенно шведской иммиграции — оттуда новички разъезжались в разные районы Запада. Однако о прочности оседлого ядра чикагских шведов свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что численность второго их поколения росла гораздо быстрее, чем численность самих иммигрантов, и к 1890 г. значительно превысила ее. Бейбом полагает, что движение иммигрантов-транзитников из города в какой-то мере компенсировалось притоком в город людей из окрестных шведских сельских районов. В этом процессе сказывалась уже американская урбанизация.

Чикагские иммигранты были, как правило, бедны, как и иммигранты, попадавшие в другие города. Очень сложные и приблизительные подсчеты, произведенные Бейбомом на основании данных из архивов Швеции и шведских церквей Чикаго, показали, что большинство чикагских шведов происходило из крестьян и сельскохозяйственных рабочих и не имело профессиональной подготовки к жизни в большом городе. Их превращение в американских городских рабочих представляет собой образец социальной ассимиляции, связанной с международными миграциями. Более того, доля неквалифицированных рабочих среди чикагских шведов с годами понижалась, а доля квалифицированных повышалась.

Самыми типичными для чикагских шведов профессиями были швейник, строитель, металлист и служанка. Характернейшей чертой шведского рабочего населения города являлся женский труд. Среди шведских иммигрантов 15—30 лет женщины значительно преобладали над мужчинами: подавляющее большинство незамужних шведок (в том числе девушки из местных шведских семей) работало, и доля работающих женщин среди шведов была выше, чем в городском населении вообще. К 1900 г. около четверти чикагских служанок были шведки. Многие были швеями, иные — прачками.

И женщины, и мужчины работали преимущественно на нанимателей-американцев. В более малочисленной норвежской группе (в 1890 г. 22 тыс. человек) происходило то же. Малочисленная и маломощная шведская и норвежская буржуазия, как и буржуазия других этнических групп, не могла предоставить работу массе соотечественников. В местной иерархии этнических групп шведы (и другие скандинавы) стояли — по отношению к старым группам — ниже немцев, но выше ирландцев, а по отношению к новым — выше, например, итальянцев.

Чикагские норвежцы были рассеяны по всему городу, шведы же и датчане концентрировались в нескольких районах. «Шведский городок» (Swede Town — Суидтаун) был расположен в промышленном районе, на болотистой нездоровой местности. При домиках бывали огороды, курятники — и сараи, которые сдавались новичкам под жилье. К концу века старые жители стали переселяться в лучшее место по соседству, а прежний «Суидтаун» заселяли новички-шведы, ирландцы, итальянцы. В новом районе, где жили преимущественно кадровые шведские рабочие, имевшие постоянную работу и нередко собственные домики, уровень жизни бывал выше, чем в старом. Шведы здесь жили вперемежку с немцами и ирландцами, и, несмотря на обилие скандинавских организаций, «шведский дух» убывал. Такие же процессы происходили и в других шведских районах Чикаго.

Разумеется, Чикаго играл роль общеамериканского шведского культурного центра, в меньшей мере — норвежского. Главным норвежским центром Америки стал с 70-х годов Миннеаполис, возраставшее норвежское население которого в 1890 г. составляло 7% городских жителей. Важным перевалочным пунктом для норвежских иммигрантов являлся Милуоки, скандинавское население которого жило разбросанно среди инонациональных элементов.

И женщины, и мужчины работали преимущественно на нанимателей-американцев. В более малочисленной норвежской группе (в 1890 г. 22 тыс. человек) происходило то же. Малочисленная и маломощная шведская и норвежская буржуазия, как и буржуазия других этнических групп, не могла предоставить работу массе соотечественников. В местной иерархии этнических групп шведы (и другие скандинавы) стояли — по отношению к старым группам — ниже немцев, но выше ирландцев, а по отношению к новым — выше, например, итальянцев.

Читайте также:  Участие немцев в политической жизни США, партии и позиция

Исторические ареалы расселения

К началу европейской колонизации Северной Амери­ки коренные обитатели континента заселяли практи­чески всю нынешнюю территорию Соединенных Штатов. В колониальный период картина размещения индейцев в пределах современных границ США выглядела сле­дующим образом. Большая их часть жила на востоке страны. Особой плотностью населения выделялся район Великих озер и Новой Англии, где жили многочисленные в то время племена ирокезов: тускарора, кайюга, сенека, онондага, онейда и мохавк (могаук), абенак, массачусет, пенобскот, делавар и др. Высокая плотность корен­ного населения была характерна и для юго-восточного побережья Атлантики, и примыкающих к нему районов, ограниченных с запада р. Миссисипи. Там обитали ючи, кусабо, поухата, нантикок и другие, говорившие на алгонкинских языках, сиуязычные катауба и тутело; племена мускогов: крики, чокто и чикасо и, наконец, чироки, близкие по языку к ирокезам.

Карта 1. Этнокультурные ареалы Северной Америки накануне европейской колонизации

Ареалы: I — Арктика; II — Субарктика; III — Северо-западное побережье; IV — Плато; V — Большой Бассейн; VI — Калифорния; VII — Юго-Запад; VIII — Великие равнины; IX — Северо-Восток; X — Юго-Восток

К западу от Миссисипи плотность индейского насе­ления в целом была невысока. Но и здесь имелись два густонаселенных района: долины рек Колорадо и Хила, которые были заняты оседлыми племенами пима, папаго и западными пуэбло (тева, това и др.)» относя­щимися к ацтеко-таноанской языковой семье, и при­брежные территории современных штатов Орегон и Ва­шингтон, где размещались алгонкиноязычные племена сэлишей (пьюэллап, скуомиш, ламми, клалам, тьюла- лип), пенутиязычные кламаты и народности сахаптин- ской семьи — васко, мака, куильюты и др.

Еще в доколониальный период сложились и особые хозяйственно-культурные комплексы индейского насе­ления. Наиболее высокой ступени развития достиг рай­он бассейна рек Литл-Колорадо и Рио-Гранде (нынешние штаты Аризона и Нью-Мексико). Жившие там пле­мена пуэбло и пима создали высокую самобытную культуру, основанную на поливном земледелии. Вплоть до настоящего времени в этом регионе можно увидеть остатки грандиозных оросительных систем, созданных индейцами, и их поселений, состоявших из двух- и трех­этажных домов из сырцового кирпича.

Второй центр высокоразвитой индейской культуры располагался на обширной территории от левобережья Миссисипи до Атлантического океана. Его жители — крики, чироки, чокто, натчез, чикасо и другие — вели комплексное хозяйство, основным элементом которого было мотыжное земледелие. Оно достигло высокого уровня, о чем свидетельствуют тщательно разработан­ные приемы удобрения полей, окучивание растений и т. п. Земледелие дополнялось сезонной охотой и соби­рательством. Жители этого ареала проявили удивитель­ную способность к творческому заимствованию компо­нентов культуры белых колонистов. Соединив тради­ционную социальную организацию с рядом черт поли­тического устройства английских колоний, индейцы создали специфическое государственное образование — конфедерацию криков, названную так по имени домини­ровавшего в ней народа. В начале XIX в. племена Юго- Востока на базе латинской графики изобрели собствен­ную письменность, ее создателем был индеец-чироки Секвойя.

Наконец, третий центр индейских культур с наиболее высоким уровнем развития — район расселения ироке­зов вблизи Великих озер (ныне — штат Нью-Йорк). Народы этого региона вели в основном подсечное земле­дельческое хозяйство. Охота, собирательство и рыбо­ловство у них играли большую роль, чем у мускогов. В социальном плане прогресс ирокезов был весьма ве­лик. Их союз племен — знаменитая Лига ирокезов, соз­данная в начале XVII в.,— был силой, с которой счи­тались британские и французские колонизаторы.

Большим своеобразием отличался культурный комп­лекс североамериканских прерий и плато — обширная область травяных степей, простиравшаяся с севера на юг от зоны тайги в современной Канаде до р. Ред-Ривер и с востока на запад — от Великих озер до предгорий Скалистых гор. Этот ареал заселяли различные племена сиуанской языковой семьи: дакота, ассинибойн, кроу, хидатса, мандан, айова, омаха, осэдж, ото, понка и дру­гие, с которыми на севере соседствовали алгонкины: арапахо, блэкфут, чейены, чиппева, народности группы кэддо: арикара, пауни, уичита, а на юге — шошо­ноязычные команче и юте. Хотя, как показывают данные археологии, в отдаленном прошлом племена прерий и были знакомы с земледелием, в колониальную эпоху, заимствовав от европейцев огнестрельное оружие и лошадь, индейцы практически полностью перешли к жизнеобеспечению охотой на бизона. Становление хо­зяйственно-культурного типа конных охотников завер­шилось в XVIII в. В тот же период важную роль в жизни населения прерий стало играть коневодство.

Население Калифорнии отличалось особенностями хозяйства. В большинстве своем оно не знало земледе­лия и скотоводства и вело кочевой образ жизни. Осно­вой существования жителей этого региона было собира­тельство орехов, желудей, кореньев, плодов. В прибреж­ной зоне большое значение имело рыболовство, охота на морского зверя и добыча моллюсков. Для индейцев Калифорнии была характерна языковая пестрота. Здесь жили на северо-западе атабаски, или атапаски (хупа, толова и др.)» и алгонкины (юрок и вийот); южнее — племена группы хока, близкие к сиуязычному населению прерий (яна, карок, помо, юки). В центральной части Калифорнии обитали пенутиязычные уинтун, майду, мивок и йокутс и, наконец, на юге области — шошоноязыч­ные бэнноки, чемехуэви и собственно шошоны.

Карта 2. Расселение коренных народов Северной Америки накануне европейской колонизации (северная часть континента)

а — границы этнокультурных ареалов; б — незаселенные территории; в — цифровые обозначения этнокультурных ареалов (см. карту 1); г — цифровые обозначения народов (см. легенду).

Карта 3. Расселение народов Северной Америки накануне европейской колонизации (южная часть континента)

а — границы этнокультурных ареалов; б — цифровые обозначения этнокуль­турных ареалов; в — цифровые обозначения народов (см. легенду к карте 2)

Цифровые обозначения этнокультурных ареалов и народов на картах 1, 2, 3 одинаковы

I (Арктика): 1 — алеуты, эскимосы; 2 — каниаги; 3 — чугачи; 4 — куско- вагмиут; 5 — о. Св. Лаврентия; 6 — икогмиут; 7 — Берингова пролива; 8 — котцебу; 9 — нунамиут; 10 — Северной Аляски; 11 — Маккензи; 12 — мед­ные; 13 — нетсилик; 14 — иглулик; 15 — о. Саутхэмптон; 16 — карибу; 17 — Баффиновой Земли; 18 — Лабрадора.

II (Субарктика): 19 — кучины; 20 — коюкон; 21 — ингалик; 22 — танаина; 23 — танана; 24 — атена; 25 — набесна; 26 — хан; 27 — тутчон; 28 — маун- тейн; 29 — каска; 30 — хэар; 31 — беар-лейк; 32 — догриб; 33 — Йел­лоунайф; 34 — слейв; 35 — чиппевайян; 36 — бивер; 37 — тальтан; 38 — секани; 39 — кэрриер; 40 — кри; 41 — оджибве, чиппева; 42 — монта- нье-наскапи.

III (Северо-западное побережье): 43 — тлинкиты, эяк; 44 — хайда; 45 — цимшиан; 46 — белла-белла; 47 — белла-кула; 48 — квакиутль; 49 — нутка; 50 — комокс; 51 — маках; 52 — чехалис; 53 — чинук; 54 — ковичан; 55 — клалам; 56 — чемакум; 57 — коулитц; 58 — тиламук; 59 — калапуя; 60 — такелма; 61 — толова.

IV (Плато): 62 — шусвап; 63 — кутенэ; 64 — Колумбия; 65 — оканагон; 66 — кликитат; 67 — якима; 68 — спокан; 69 — флэтхед; 70 — тенино; 71 — уматилла; 72 — кайюсе; 73 — не-персе; 74 — кламат; 75 — модок.

V (Большой Бассейн): 76 — павиотсо; 77 — шошоны; 78 — юте; 79 — вашо; 80 — моно; 81 — пайюте.

VI (Калифорния): 8 —юрок; 83 — вийот; 84 — шаста; 85 — хупа; 86 — винтун; 87 — юки; 88 — помо; 89 — майду; 90 — мивок; 91 — костаноан; 92 — йокутс; 93 — салинан; 94 — чумаш; 95 — серрано; 96 — габриэлино; 97 — луисеньо; 98 — кахуилла; 99 — типаи.

VII (Юго-Запад): 100 — навахо; 101 — хопи; 102 — апаче; 103 — валапаи; 104 — хавасупаи; 105 —мохаве; 106 — явапаи; 107 — зуньи; 108 —керес; 109 — тано, тива, тева; 110 — юма; 111 — марикопа; 112 — папаго; 113 — пима.

VIII (Великие равнины): 114 —сарси; 115 —блэкфут; 116 — гро-вантр (ацина); 117 — ассинибойн; 118 — равнинные оджибве; 119 —кроу; 120 — хидатса; 121 — мандан; 122 — дакота (тетон, янктон, санти); 123 — арика- ра; 124 — арапахо; 125 — чейены; 126 — пауни; 127 — омаха; 128 — айова; 129 — кайова; 130 —осэдж; 131 — миссури; 132 —куапо; 133 —команче; 134 — уичита; 135 — липан.

IX (Северо-Восток): 136 — оттава; 137 — гуроны; 138 — меномини; 139 — сак; 140 — фокс; 141 — кикапу; 142 — виннебаго; 143 — маскаутен; 144 — иллинойс; 145 — потаватоми; 146 — майами; 147 — нейтральные; 148 — эри; 149 — шауни (шони); 150 — веа; 151 —беотук; 152 — микмак; 153 — малесит; 154 — абенаки; 155 — пеннакук; 156 — массачусет; 157 — наррагансет; 158—мохикан, мохеган; 159—мохавк; 160 —онейда; 161 — кайюга; 162 — онондага; 163 — сенека; 164 — сусквеханна; 165—манси; 166—делавар; 167—нантикок; 168—поухата; 169—тускарора; 170— чесапик; 171 — памлико.

X (Юго-Восток): 172 — чироки; 173 — катауба; 174 — чикасо; 175 — муско- ги (крики); 176 — ямаси; 177 — кусабо; 178 — алабама; 179 — чокто (чок- тав); 180 —кэддо; 181 — натчез; 182 — атакапа; 183 — читимаха; 184 — пенсакола; 185 — апалаче; 186 — тимукуа; 187 — семинолы; 188 — калуса

Карта 4 Современное расселение индейцев и эскимосов Канады и Аляски (США)

(Показаны центры наиболее крупных общин)

Карта 5. Современные индейские территории и резервации США

а — резервационные земли; б — индейские земли в Оклахоме (территории со смешанным населением); в — индейские общины без юридического ста­туса; г — цифровые обозначения народов и этнических групп (см. легенду к карте 4)

Основные этнолингвистические группы: а — эскимосы; б — алеуты; в — атабаски; г — алгонкины; д — тлинкиты; е — хайда; ж — цимшиан; з — вакаши; и — сэлиши; к — кутенэ; л — сиу; м — ирокезы; н — смешанные индейские общины; о — цифровые обозначения народов и этнических групп. Цифровые обозначения народов и этнических групп на картах 4 и 5 одина­ковы

1 — эскимосы-юпики; 2 — эскимосы-инуиты; 3 — алеуты; 4 — коюкон; 5 — кучины; б — танана; 7 — ингалик; 8 — танаина; 9 — атена; 10 — набесна; 11 —хан; 12 — хэар; 13 — чиппевайян; 14 —догриб; 15 — тутчон; 16 — каска; 17 — слейв; 18 — тальтан; 19 — секани; 20 — бивер; 21 — кэрриер; 22 — илкотин; 23 — сарси; 24 — навахо; 25 — апаче (койотеро, хикарилья, мескальеро и др.); 26 — хупа; 27 — тлинкиты; 28 — хайда; 29 — монтанье-наскапи; 30 — кри, меномини; 31 — оджибве, чиппева; 32 — микмак; 33 — малесит; 34 — абенаки; 35 — делавар, мохикан, наррагансет и др.; 36 — потаватоми; 37 — сак, фокс; 38 — шауни, майами; 39 — блэк­фут; 40— гро-вантр; 41 — чейены, арапахо; 42 — кутенэ; 43 — флэтхед; 44 — томпсон, оканагон; 45 — спокан, каллиспел и др.; 46 — шусвап; 47 — лилуэт; 48 — белла-кула; 49 — комокс; 50 — сешел, скуомиш, ковичан; 51 — клалам, чехалис; 52 — скокомиш, сноквалми и др.; 53 — белла-белла; 54 — квакиутль; 55 — нутка; 56 — юрок; 57 — кэддо, пауни (пони), арикара; 58 — ирокезы (сенека, мохавк, онейда); 59 — чироки; 60 — ламби; 61 — керес (акома, лагуна, санта-ана и др.); 62 — дакота (тетон, санти, янктон, сиссетон и др.); 63 — ассинибойн; 64 — кроу, омаха, виннебаго и др.; 65 — оглала; 66 — осэдж; 67 — крики; 68 — чокто (чоктав); 69 — чикасо; 70 — семинолы, хума, ала­бама и др.; 71 — цимшиан, насс-гитксан; 72 — чинук, васко; 73 — тенино, вишрам и др.; 74 — якима; 75 — не-персе; 76 — кайюсе, уматилла и др.; 77 — кламат, модок; 78 — майду, мивок, винтун; 79 — зуньи; 80 — шаста, карок; 81 — помо; 82 — чумаш, габриэлино, луисеньо и др. 83 — юма, мохаве, кокопа и др.; 84 — уалапаи; 85 — шошоны, пайюте; 86 — юте; 87 — команче; 88 — хопи; 89 — пима; 90 — папаго; 91 — кайова; 92 — тано (тева, таос, хемец и др.)

Естественно, картина расселения индейских народов не была статичной еще в доколониальный период. И в ту отдаленную эпоху происходили миграции коренных жи­телей. Так, в частности племена апаче и навахо, отно­сящиеся к южной ветви атабаскской языковой семьи, к моменту контактов с европейцами населяли территорию современных штатов Аризона и Нью-Мексико. Их пред­ки предположительно пришли сюда из западной части современной территории Канады (провинция Альбер­та). Причем навахо и так называемые западные апаче (племена кибеку, сан-карлос, тонто) испытали сильное влияние пуэбло: в их обществе земледелие играло за­метную роль. Между тем их ближайшие сородичи — восточные апаче (кайова, липан, хикарилья, мескальеро и чирикахуа) относятся к хозяйственно-культурному типу степных охотников на бизонов, характерному, как известно, для сиуязычного населения прерий.

Ирокезоязычные чироки, которых английская коло­низация застала в предгорьях Аллеган (современный штат Джорджия), также были более поздними при­шельцами в этих местах в сравнении со своими сосе­дями мускогами. Вероятная территория исхода пред­ков чироков район Великих озер.

Примером миграций колониального периода может служить переселение индейцев племени фокс из района оз. Мичиган в район верхнего течения Миссисипи. Французские колонисты, считавшие их помехой в тор­говле с другими племенами — поставщиками пушнины, спровоцировали войну между фокс и коалицией виннебаго, оттава и чиппева. В результате фокс были вынуж­дены переместиться к югу.

Никакие миграции доколониального и колониально­го периодов по своим масштабам не сравнимы с пере­мещениями индейского населения после образования США. Территориальная экспансия американского ка­питализма привела не только к грандиозному сокраще­нию индейских земель, но и к радикальному изменению ареалов коренных жителей страны. В первой половине XIX в. правительство США «очистило» от индейцев ат­лантическое побережье и юго-восточные штаты, частич­но истребив коренных жителей, а частично переселив их западнее Миссисипи, на территорию современной Оклахомы.

В процессе освоения западных районов США во вто­рой половине XIX в. жившие там индейцы также лиши­лись своих земель. А так как в стране уже не существо­вало территорий, не использовавшихся белыми гражда­нами, коренных американцев обычно заставляли се­литься в специально отведенных для них резервациях, которые, как правило, создавались в пределах их искон­ных этнических ареалов. Однако при этом происходило и насильственное смешение различных племенных групп на ограниченной территории отдельной резервации. На­пример, в резервации Каттарогес в штате Нью-Йорк бы­ли совместно поселены кайюга и сенека, в резерваций Форт-Бертолд в штате Северная Дакота — мандан, арикара и гро-вантр (гросс-венчерз). Практиковалось и дисперсное расселение некогда единого народа по различным резервациям. В частности, кри живут на тер­ритории пяти общин; папаго — четырех; шошоны — тринадцати; чиппева — двадцати и т. д. Кроме того, уже в современный период в ряде резерваций посели­лось значительное число белых американцев. Таким образом, вследствие роста территории США к концу XIX в. сформировалась новая картина размещения индейского населения, которая без особых изменений сохранилась до наших дней. Она выглядит теперь сле­дующим образом 1

Наконец, третий центр индейских культур с наиболее высоким уровнем развития — район расселения ироке­зов вблизи Великих озер (ныне — штат Нью-Йорк). Народы этого региона вели в основном подсечное земле­дельческое хозяйство. Охота, собирательство и рыбо­ловство у них играли большую роль, чем у мускогов. В социальном плане прогресс ирокезов был весьма ве­лик. Их союз племен — знаменитая Лига ирокезов, соз­данная в начале XVII в.,— был силой, с которой счи­тались британские и французские колонизаторы.

Читайте также:  Беседы со студентами Стэнфордского университета и новыми левыми

Как США приобретали территории у других стран

ТАСС-ДОСЬЕ. 20 августа 2019 года президент CША Дональд Трамп разместил в Twitter информацию об отказе датского премьер-министра Метте Фредериксен обсуждать с ним возможность продажи Гренландии, территории в составе Дании, имеющей права широкой автономии. По данным газеты The Washington Post, в администрации президента США обсуждалась перспектива ежегодных выплат Дании в размере $600 млн в случае передачи острова в бессрочное владение. Эта сумма была определена исходя из ежегодных трат королевства на его содержание.

В разные годы США приобретали ряд территорий у других стран. ТАСС подготовил материал о таких сделках.

ТАСС-ДОСЬЕ. 20 августа 2019 года президент CША Дональд Трамп разместил в Twitter информацию об отказе датского премьер-министра Метте Фредериксен обсуждать с ним возможность продажи Гренландии, территории в составе Дании, имеющей права широкой автономии. По данным газеты The Washington Post, в администрации президента США обсуждалась перспектива ежегодных выплат Дании в размере $600 млн в случае передачи острова в бессрочное владение. Эта сумма была определена исходя из ежегодных трат королевства на его содержание.

История США. Первые поселенцы Америки

Америка была сперва землей, а потом страной, которые родились в воображении прежде, чем в действительности, писала Сьюзен-Мэри Грант. Родившиеся из жестокости завоевателей и надежд простых тружеников, Соединенные Штаты Америки стали одними из самыхмогучих государств мира. История Америки становления цепь парадоксов.

Страна, создававшаяся во имя свободы, построена трудом рабов; страна, борющаяся за установление морального превосходства, военной безопасности и экономической стабильности, делает это в условиях финансовых кризисов и глобальных конфликтов, причиной которых не в последнюю очередь является сама.

Начиналось все с колониальной Америки, созданной первыми прибывшими туда европейцами, которых манила возможность обогатиться или беспрепятственно исповедовать свою религию. В результате целые коренные народы были вытеснены с родной земли, обнищали, а некоторые подверглись полному истреблению.

Америка значительная часть современного мира, его экономики, политики, культуры, а ее история неотъемлемый элемент мировой истории. Америка это не только Голливуд, Белый дом и Кремниевая долина. Это страна, где соединились обычаи, привычки, традиции и особенности разных народов, образовавших новую нацию. Этот постоянный процесс за поразительно короткое время создал удивительное историческое явление супергосударство.

Как оно складывалось и что собой представляет ныне? Каково его влияние на современный мир? Об этом мы сейчас и расскажем.


Америка была сперва землей, а потом страной, которые родились в воображении прежде, чем в действительности, писала Сьюзен-Мэри Грант. Родившиеся из жестокости завоевателей и надежд простых тружеников, Соединенные Штаты Америки стали одними из самыхмогучих государств мира. История Америки становления цепь парадоксов.

Декларация независимости

В результате действий властей американских колоний Континентальный Конгресс 2 июля 1776 года голосами 12 колоний (Нью-Йорк воздержался) признал независимость от Британской Империи. 4 июля была принята Декларация Независимости. Этот день стал официальным праздником новой страны.

В состав Соединенных Штатов Америки тогда входили следующие штаты: Нью-Хемпшир, Массачусетс Бей, Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Делавэр, Мериленд, Вирджиния, Северная Каролина, Южная Каролина, Джорджия. «Следы» 13 штатов-основателей можно найти в традиционной символике доллара. Там всех объектов по 13. Листочков, перьев, стрел и прочих атрибутов. На американском флаге также насчитывается 13 полос.

В состав Соединенных Штатов Америки тогда входили следующие штаты: Нью-Хемпшир, Массачусетс Бей, Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Делавэр, Мериленд, Вирджиния, Северная Каролина, Южная Каролина, Джорджия. «Следы» 13 штатов-основателей можно найти в традиционной символике доллара. Там всех объектов по 13. Листочков, перьев, стрел и прочих атрибутов. На американском флаге также насчитывается 13 полос.

«Разъединенные Штаты Америки»

Противостояние Севера и Юга США продолжается на эмоциональном и идеологическом уровнях по сей день

Еще в 1998 году профессор Игорь Панарин сделал сенсационное заявление: к 2010 году США распадутся на несколько государств. Он даже разработал карту, показывающую гипотетическое размежевание между будущими североамериканскими странами. Тема была подхвачена различными публикаторами, попала в США, обрастая подробностями, убедительными для тамошнего читателя. В англоязычной версии картина выглядит так: восточные штаты (Новая Англия) образуют англоподобное государство, входящее в ЕС; запад (Калифорния и окрестности) попадет в зависимость от Китая, южные штаты будут тяготеть к Мексике и испанскому языку, а северно-центральные штаты, самые отсталые и «дремучие», – к Канаде. Гавайи захватит Япония или Китай, Аляску – Россия.

Такой сценарий (назовем его «провокативным», поскольку слова «троллинг» в 1998 году еще не было) к 2010 году не реализовался. Но был ли он совсем беспочвенным? Ведь США уже разделялись в прошлом на два государства – США и КША (Конфедеративные Штаты Америки). В ХIХ веке в результате четырехлетней войны (погибли миллион солдат и не менее миллиона мирных жителей) КША были разгромлены, оккупированы и снова присоединены к США. И, что интересно, причины этого разделения (сецессии) и последующей войны неясны до сих пор.

Сначала – юридический момент: Штаты объединились в одно государство в 1776 году, передав федеральному правительству часть суверенитета, но вовсе не весь. Это первое. Второе: ни в одном документе не регламентировался выход отдельных штатов из Союза. А раз не регламентировался, то и не запрещался; а что не запрещено, то, значит, и разрешено.

В общем, с точки зрения многих южан (современных), использование федеральной армии на территории штатов, оккупация, послевоенное поражение южан в правах, назначение военных губернаторов вместо свободно избранных населением – это все преступления, военные и уголовные. И Линкольн, и генерал Шерман – военные преступники. С точки зрения официальной и «северной», Линкольн спас нацию и страну от преступников. В этом, эмоциональном, аспекте разделение сохранилось до сих пор: северянину-«янки», даже простому дальнобойщику, окажись он на Юге, частенько приходится выслушивать от «местных» как минимум насмешки, а то и оскорбления.

Достается и южанам. Они (вместе, кстати, с жителями центральных штатов) удостаиваются прозвища «реднеки», то есть «красные шеи». Ну а какая еще может быть шея у фермера? Это несмотря на то, что собственно южные штаты были настоящей колыбелью американской государственности и осваивались вполне себе джентльменами.

Российскому читателю далеко не всегда ясно, что рабство не было причиной войны. А оно не было, и вот почему. Во-первых, рабство не было антизаконным в первые годы войны; во-вторых, когда Линкольн все-таки дал свободу неграм в 1863 году – он дал свободу неграм южных штатов, а негры Севера получили свободу позднее. То есть Север формально был рабовладельческим дольше, чем Юг. Но получилось так, что в своем приветствии Линкольну по поводу переизбрания Карл Маркс написал о той войне именно как о войне против рабовладения, и другие версии, естественно, были у нас исключены из рассмотрения.

В реальности причины были, скорее всего, экономическими. Южане были заинтересованы в либеральной экономике, то есть в беспошлинной торговле с Европой, куда они поставляли хлопок и откуда взамен покупали все остальное. Север был заинтересован в развитии своей промышленности, а значит, в протекционистской таможенной системе, с высокими (20-30%) пошлинами. В этом случае южанам приходилось платить в федеральную казну до трети стоимости каждой покупки. Кому же это могло понравиться? Вся экономическая история США в ХIХ веке – это история «перетягивания каната» по поводу ставок тарифа. То они поднимались, то чуть не обнулялись, поскольку более влиятельными в Конгрессе и Белом доме становились то одни, то другие.

Но в чем же причины столь долгого противостояния уже на эмоционально-идеологическом уровне? Оказывается, реальное противостояние есть и сейчас, и тоже в экономике. Хотя оно другое.

Политическая ситуация современных США определяется тем, что в стране сложился широкий слой избирателей, так или иначе привязанных к «либеральной» социальной политике. В США слово «либеральный» значит совсем не то, что у нас: там либералы – своего рода социалисты. Они выступают за дальнейшее расширение социальных гарантий безотносительно трудового вклада. Эту «либеральную» политику освоила Демократическая партия.

Типичный ее сторонник – неработающий получатель пособий, продуктовых карточек и различных социальных услуг. Он довольно часто цветной, живет в больших городах, не служил в армии. Сам он, естественно, полноправный гражданин (иначе не мог бы голосовать), но нередко связан родственными узами с нелегальными иммигрантами. Именно на этот слой рассчитана амбициозная программа бесплатной медицинской страховки (по сути – введения в США бесплатной всеобщей медицины) и вообще вся политика Обамы. Попутно либералы стоят за права самых разных меньшинств, за политкорректность, ювенальную юстицию, но при этом – за ограничение прав на оружие, запреты на охоту и так далее.

Во внешней политике, впрочем, отличия между либералами и консерваторами невелики.

При этом тот, кого мы считаем «настоящим американцем», то есть фермер Среднего Запада или квалифицированный рабочий высокотехнологичного предприятия, чувствует себя «униженным и оскорбленным». Его медицинская страховка, на которую он горбатился всю жизнь, обесценивается; естественно, средний уровень даже американской медицины, когда она будет «размазана» по всем тонким слоем, понизится. И ему, становому хребту всей Америки, простому белому парню, власти говорят: «Молчи и работай, и, да, это, налоги платить не забывай!» А из его налогов власть оплачивает продуктовые карточки и медицину для какого-то негра, который и дня в своей жизни не проработал, а он, белый парень, даже не может назвать того «негром»! Они, эти мощные белые старики, публикуют на своих форумах фотографии мускулистого Путина с винтовкой в руках – рядом со своим нелюбимым президентом, целующимся с каким-то известным в Америке гольфистом.

Эта конфликтность проявляется географически. Дело в том, что законодательство в каждом штате свое, и не так уж много норм, устанавливаемых на федеральном уровне. В Калифорнии, с ее миллионами мексиканцев и иммигрантов из Азии, с развратной творческой интеллигенцией, совершенно жуткие, на взгляд американцев, оружейные законы. Там даже изымались некоторые виды оружия, что вообще не было принято: например, если какой-то запрет вводится на что-то – этот тип просто перестают продавать или, скорее, импортировать. А тот, кто раньше купил, продолжает владеть. Так, например, наша винтовка СВД там кое-где запрещена, но кто ее купил раньше, может даже продавать на вторичном рынке, и она в США стоит дорого.

Поэтому в США сформировалась своя линия фронта – центральные штаты «охотников на оленей», готовых (правда, на словах) с винтовкой в руках отстаивать свои права от ползущего с побережий «велфер-социализма». В чем трагедия традиционалистов? Они не могут победить на выборах, даже если на следующих провалятся кандидаты демократов. Республиканская партия утратила авторитет, и даже рядовые консерваторы считают видных республиканцев «носорогами».

Современный мир позволяет людям разных стран общаться без посредников, хотя бы в комментариях на YouTube, и я стараюсь этими возможностями пользоваться. Это нелегко – и дело не только в языковом барьере, хотя гугль-переводчик и помогает. У нас с американцами разные интересы, разное чувство юмора; они, как и мы, смотрят американские фильмы – но у них иные рейтинги. Тем не менее все вышеизложенное почерпнуто как раз от них, обычных американцев, обычно старшего возраста. Белых: почему-то ни один черный мне не встретился (или, может быть, не признался). Кстати, не редкость среди белых люди с индейскими корнями, чего я совершенно не ожидал: у кого бабушка – чероки, у кого отец – команч. И после многолетнего знакомства я счел возможным выложить для оценки эти карты – оригинальную Панарина и более позднюю, шутливую.

Чувство юмора у американцев хотя и иное, но хорошее, и карты им понравились. Более правдоподобной им показалась вторая карта, где юг и северо-центр объединены. Также они посчитали, что к центру отойдут Юта и вообще сельские районы западных штатов, а также Аляска; но что совершенно невозможно, сказали они, что что-то может попасть в лапы русских или китайцев. Это, сказали американцы, единственное, что объединит их всех. На это я им заметил, что в условиях распада государства потерять какие-то территории проще простого: пример – потеря Югославией Косово. С этим они согласились.

На самом деле, конечно, распад США практически невозможен. Во-первых, все-таки большинство американцев – «государственники», и готовы сохранить единство даже с применением ядерного оружия. Во-вторых, сецессия – в США федеральное преступление, в отличие, скажем, от СССР, где республики имели право на самоопределение вплоть до отделения.

Но, как с горечью говорят некоторые мои знакомые по переписке, «страна с каждым годом все ближе подходит к твоей второй карте».

В реальности причины были, скорее всего, экономическими. Южане были заинтересованы в либеральной экономике, то есть в беспошлинной торговле с Европой, куда они поставляли хлопок и откуда взамен покупали все остальное. Север был заинтересован в развитии своей промышленности, а значит, в протекционистской таможенной системе, с высокими (20-30%) пошлинами. В этом случае южанам приходилось платить в федеральную казну до трети стоимости каждой покупки. Кому же это могло понравиться? Вся экономическая история США в ХIХ веке – это история «перетягивания каната» по поводу ставок тарифа. То они поднимались, то чуть не обнулялись, поскольку более влиятельными в Конгрессе и Белом доме становились то одни, то другие.

51-й штат

Существует такой термин, как «51-й штат». Этим термином называют территории, которые претендуют на то, чтобы получить статус штата США в дополнение к уже имеющимся пятидесяти штатам. Среди возможных кандидатов на звание «пятьдесят первого штата» — округ Колумбия, Северная Виргиния, Пуэрто-Рико. Также неоднократно поднимался вопрос о том, чтобы предоставить статус штата городу Нью-Йорку.

В истории имеется один любопытный факт. В 2012 году, республиканский кандидат в президенты США Ньют Гингрич, в поддержку американской колонизации спутника Земли, заявил: «Когда у нас будет 13 000 американцев, живущих на Луне, то они смогут ходатайствовать о том, чтобы стать штатом». Однако в соответствии со статьей II Договора о космосе космическое пространство, Луна и другие небесные тела не подлежат национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, или любыми другими способами.


К островным территориям США относятся: Пуэрто-Рико, Американские Виргинские острова, Северные Марианские острова, Гуам, Американское Самоа.

Юг США

ШтатОбозначениеПлощадь, км 2НаселениеСтолицаКрупнейший город
Южноатлантические штаты
ВирджинияVA110 785около 8 000 000РичмондВирджиния-Бич
ДелавэрDE6 452около 900 000ДоверУилмингтон
ДжорджияGA153 909около 9 700 000АтлантаАтланта
Западная ВирджинияWV62 755около 1 860 000ЧарлстонЧарлстон
МэрилендMD32 133около 5 780 000АннаполисБалтимор
Северная КаролинаNC139 581около 9 550 000РолиШарлотт
ФлоридаFL170 304около 18 800 000ТаллахассиМайами
Южная КаролинаSC82 931около 4 630 000КолумбияКолумбия
Юго-восточные центральные штаты
АлабамаAL135 765около 4 800 000МонтгомериБирмингем
КентуккиKY104 659около 4 350 000ФранкфортЛуисвилль
МиссисипиMS125 443около 3 000 000ДжексонДжексон
ТеннессиTN109 247около 6 350 000НэшвиллМемфис
Юго-западные центральные штаты
АрканзасAR137 002около 2 920 000Литл-РокЛитл-Рок
ЛуизианаLA135 382около 4 550 000Батон-РужНовый Орлеан
ОклахомаOK181 195около 3 750 000Оклахома-ситиОклахома-сити
ТехасTX696 241около 25 150 000ОстинХьюстон

“Коридор мормонов” – регион на Западе США, в котором проживает большое количество последователей Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, также называемых мормонами. “Коридор мормонов” включает в себя территорию штата Юта (где мормоны основали поселения еще во второй половине XIX века) и соседние Вайоминг, Айдахо, Неваду, Аризону и Калифорнию. Этот регион часто в шутку называют также “Желейным поясом”, название это произошло от поверья, что разнообразные желе (блюда на основе желатина) – любимая еда мормонов. Очевидно легенда эта в какой-то степени правдива, так как желейные конфеты являются одним из неофицальных символов штата Юта.

Ссылка на основную публикацию