Пропаганда американских СМИ о борьбе черных за свои права

Пропаганда американских СМИ и правда: по рассказам местных жителей

Однажды мне попался на глаза очередной номер пестрого глянцевитого журнала «Америка», который не устает морочить головы людям болтовней о поразительных дивах заокеанской державы. Вот и на сей раз он преподнес читателям в своем февральском номере за 1969 год очередную порцию россказней о некоем нью-йоркском ресторане, где ужинают знаменитые артисты; о том, почему президент Линкольн отпустил бороду — его, видите ли, уговорила это сделать одна девочка; о том, как чутко отнеслись минувшим летом жители Вашингтона к участникам знаменитого «Похода бедноты», — поместив фотографии фанерного городка, построенного участниками похода у памятника тому же Линкольну, редакция журнала забыла лишь упомянуть о том, что полиция разгромила этот городок и разогнала его обитателей; о пользе и целесообразности гражданского неповиновения, — правда, и тут редакция забыла сказать, что зверски расправляются в США с теми, кто пытается проявлять такое неповиновение; о том, что в США созданы фирмы, которые женихам выбирают невест, а невестам женихов с помощью электронно-вычислительных машин, и т. д. и т. п.

Обо всем этом в конце концов можно было бы и не упоминать, — всем уже давно известно, чего стоят бредни незадачливого детища американской информационной службы ЮСИА. Но гвоздем февральского номера «Америка» была поистине экстраординарная статья, перепечатанная из журнала «Йель ревью», — «Афроамериканская агрессивность». Ее автор, некий Роберт Фридрикс, взял на себя крайне неблагодарную задачу: втолковать советскому читателю, будто в обострении расового конфликта в США, позорящего эту страну, виноваты… сами афроамериканцы: как о них ни заботятся, как им ни помогают, они, представьте себе, все бунтуют!

Как описывали американские СМИ бунты афроамериканцев

Да, да, автор так и пишет: «Бунты афроамериканцев вспыхивают там, где создаются сравнительно справедливые условия жизни, а не там, где царит полная несправедливость». Фридрикс соображает, что такая постановка вопроса вызовет удивление у читателя и спешит удивиться сам: «Кто же может помочь нам разобраться в таком явном противоречии? На мой взгляд, лишь психологи и психиатры или кто-либо из особо чутких писателей или историков». Почему же именно они, а не социологи, к числу которых, кажется, причисляет себя сей автор? А вот почему: социологи тут, видите ли, бессильны, так как «все наши (т. е. американские) попытки к устранению исторических причин несправедливости приводят лишь к усилению конфликта», а вот психиатрам эта задача по зубам: видите ли, «агрессивность (афроамериканцев, конечно!) словесная, эмоциональная и социальная относится к инстинктивным проявлениям того же порядка, как и половое влечение».

Что же получается? Фридрикс сокрушенно поясняет: пока афроамериканцы были лишены всяких прав и в их гетто господствовал страх, все было тихо-мирно, «потребность в агрессивных проявлениях» была «загнана внутрь». Когда же, как он выражается, «законы постепенно распространили на афроамериканца те гарантии — более ощутимые им в психологическом отношении, чем в социальном или материальном, — которые белые издавна считали правами, от рождения исключительно принадлежавшими им», случилось черт знает что: «агрессивность афроамериканца, поколениями не находившая себе выхода, получила наконец возможность излиться в реакции против белых».

Вот как! Но именно в феврале 1969 года, когда «Америка» опубликовала эту статью, я снова побывал в Соединенных Штатах, за социальной и политической жизнью которых наблюдаю уже четверть века, и получил возможность сравнить действительность с тем, что пишет этот журнал. Я встречался там со многими видными деятелями, принадлежащими к самым различным общественным течениям. Беседовал, естественно, и с белыми, и с черными. По правде говоря, писать о расовой проблеме не собирался, зная, как болезненно реагирует средний американец на всякую критику извне в этом вопросе, — в конце концов, это их внутреннее дело, и рано или поздно они должны будут его разрешить сами. Но нелепые бредни журнала «Америка», обращенные к советскому читателю, вынудили меня взяться и за эту тему, чтобы поставить вещи на свои места.

Борьба афроамериканцев за свои права

И уж коль скоро речь пойдет о наиболее острых проявлениях борьбы афроамериканцев за свои права, которые Фридрикс позволяет себе охарактеризовать как «агрессивность», я начну с рассказа о посещении эпицентра этой борьбы — знаменитого нынче афроамериканского квартала Лос-Анджелеса Уоттс — именно там в августе 1965 года произошел страшный взрыв ненависти, когда запылали в огне целые кварталы домов и началась стрельба.

Мы приехали сюда сереньким дождливым утром, и, может быть, поэтому зрелище, которое открылось мне и моему спутнику — тихому деликатному мистеру Воглу, служителю религиозной общины «Друзья на службе общества», было особенно унылым и безотрадным.

Афроамериканские кварталы Лос-Анджелеса, раскинувшиеся на 64 квадратных милях, вообще мрачны. Иной раз,
глядя на скопище этих лачуг, невольно забываешь, что ты находишься на территории богатейшей страны мира. Полтора миллиона афроамериканцев, живущих в районе Лос-Анджелеса, до сих пор остаются париями, людьми отверженной касты, среди 12 миллионов белых, обитающих здесь, хотя формально они имеют равные права.

Но Уоттс, занимающий какие-нибудь 2,8 квадратной мили, на которых теснятся 67 тысяч обездоленных чернокожих людей, занимает особое место даже в этом угрюмом мире. Здесь нет предприятий, где можно было бы получить работу. Здесь нет общественного транспорта, а как добраться без него до заводов, расположенных в 40—50 милях отсюда? Здесь давно обветшавшие жилые дома и отвратительные, жалкие школы. Здесь нет сколько-нибудь пристойных культурных центров.

Белые, населявшие этот район в 30-е годы, давно бежали из Уоттса. Потом начали уезжать черные мужчины, отцы семейств. Оставались матери с детьми — 10, 12, 15 голодных, ртов у каждой. Около 60 процентов населения жило лишь на нищенские благотворительные пособия. Подростки начинали промышлять воровством. Люди голодали. Страдали. Мучились. Нужна была лишь крохотная искра, чтобы грянул взрыв. И этот взрыв прогремел на весь мир в душную августовскую ночь 1965 года, когда заурядный инцидент — грубое обращение полицейского с афроамериканцем — вызвал стихийный бунт, охвативший все афроамериканские кварталы Лос-Анджелеса и буквально потрясший Америку.

Здесь все было охвачено пламенем. «Они жгли свои тюрьмы, как те отчаявшиеся во всем рабы, которые пошли за Спартаков, — сказал мне один из руководящих деятелей компартии Америки, афроамериканец по национальности, Джеймс Джексон. И, помедлив, с горечью добавил: — Но у них здесь не нашлось своего Спартака». Шесть дней и шесть ночей, целую неделю, на этих улицах шла стихийная кровавая борьба — против безумно смелых, презиравших смерть афроамериканцев, главным образом юношей и подростков, правительство бросило целую армию полицейских и солдат: 20 тысяч!

В те дни газеты выходили с огромными аншлагами, воспроизводившими тревожные военные сводки с этого необычайного фронта, вдруг открывшегося в самом сердце богатейшего калифорнийского города. И это случилось всего лишь 10 дней спустя после того, как президент Джонсон горделиво сказал, подписывая закон, уточняющий избирательные права афроамериканцев: «В американском доме нет больше места несправедливости»!

Что писала американская пресса о трагедии Уоттса

Как всегда в таких случаях, «большая пресса» попыталась взвалить ответственность за трагедию Уоттса на самих его обитателей — это они, жаждущие крови агрессивные чернокожие люди, виноваты во всем! Но статистика — упрямая вещь: из 36 людей, погибших в Уоттсе, 33 были чернокожими; из 900 раненых почти все были чернокожими; все 4 тысячи арестованных и брошенных в тюрьмы были чернокожими. А репортеры заполняли страницы газет сенсационными описаниями.

«В 4 часа 30 минут утра в воскресенье на углу 59-й улицы и Вермонт-авеню солдат приказал женщине остановиться. Она не остановилась. Солдат открыл огонь из автомата. Когда к ней подошли, увидели, что ее нога перерезана очередью. Это была миссис Лернер Кух, 47 лет, чернокожая…»

«Солдат убил двух черных мужчин, которые, возможно, были вооружены. Может быть, они были снайперами, а может быть, это были просто любопытные люди…»

«Солдат выстрелил в темноту, и навстречу нам вышел окровавленный чернокожий, поднявший руки кверху. Он был ранен…»

«Солдат сделал первоклассный выстрел: пуля попала чернокожему в лоб, а вышла через затылок. Чернокожий умер на ступеньках дома. «Это был великолепный выстрел», — сказал детектив. «Мы убили тут двоих, — сказал кто-то рядом, — и целую кучу поранили»…»

«Пули летели во все стороны роем. Четырехлетний Брюс Браун был убит у порога своего дома, его трехлетнего братишку тоже прошила очередь из автомата, но он выжил…»

— Мы выиграли битву, — гордо заявил 16 августа 1965 года начальник полиции Лос-Анджелеса. — Если не считать того, что отдельные изолированные бунтовщики продолжают стрелять, мы контролируем сейчас весь город. Это не означает, однако, что не будет новых инцидентов…

— Песенка спета, — ожесточенно сказал в тот же день специальному корреспонденту парижской газеты «Франс суар» один молодой чернокожий, — песенка спета, но мелодия еще звучит…

Да, песенка спета, но мелодия еще звучит! Я вспоминаю эти слова сегодня, несколько лет спустя после кровавой бойни в Лос-Анджелесе, осторожно ступая по странному полю, вымощенному кафельными плитками, между которыми пробивается буйными прядями сорная трава, — это бывшая 103-я улица, разрушенная и сожженная дочиста в те страшные августовские дни — тогда в Уоттсе было разрушено 207 домов, сгорело 275, повреждено 192, потерпело ущерб 288. Превратились в руины 14 общественных зданий. И больше всего пострадала именно эта, центральная, улица — недаром ее зовут сегодня Аллеей пепелищ.

Читатель, быть может, удивится: как же так, неужели столь богатый индустриальный город, каким является Лос-Анджелес, обладающий могучей строительной базой, не смог за три с половиной года восстановить эти разрушенные кварталы, страшным видом своим столь красноречиво напоминающие о самой позорной странице в его истории? Представьте себе, Аллея пепелищ остается Аллеей пепелищ!

Как описывали ситуацию чернокожие жители Лос-Анджелеса

— Тут ничего не произошло с тех пор, — говорит 23-летлий бородатый чернокожий Томми Джакетт. — Никаких реальных перемен в нашем квартале да и во всех чернокожих районах Лос-Анджелеса нет. Хозяева города приняли кучу резолюций. Нас позабавили всякими обследованиями, конференциями. Обещали дать нам профессии, но работу до сих пор найти невозможно. Новых домов никто не строит…

— Я не вижу ничего нового, — откликнулся другой молодой чернокожий, стоящий у парикмахерской. — Погляди вокруг, людям здесь нечего делать.

— Расисты мстят нам, — сказал мне лидер местного профсоюзного комитета действия чернокожий гигант Тед Уоткинс, бывший рабочий автомобильного завода Форда. — Они нарочно не восстанавливают сожженных магазинов и не строят здесь ни предприятий, ни домов. За эти три с половиной года в чернокожих районах Лос-Анджелеса было восстановлено лишь три магазина, а в нашем Уоттсе — ни одного. Безработица здесь усилилась еще больше, жилищные условия не улучшились, а ухудшились…

То, что я увидел в Уоттсе, типично для чернокожих гетто, в которых живут почти все чернокожие граждане Америки, а их ни много, ни мало уже 23 миллиона человек — это 12 процентов всего населения США. И чем больше говорят и пишут о проблемах этих гетто, тем хуже становится положение тех, кто имел несчастье родиться темнокожим.

— Тут только одна проблема, — сердито заметил Томми Джакетт, — это белая проблема. — И он упрямо повторил: — Если бы не дискриминация со стороны белой расистской Америки, тут не было бы никаких проблем…

Ну что ж, Томми Джакетт не открыл Америки — еще в 1963 году почти то же самое, только более красноречивее, сказал президент Джон Кеннеди.

— У чернокожего по сравнению с белым, — сказал Кеннеди, — втрое меньше шансов получить среднее образование, в 10 раз меньше шансов заработать 10 тысяч долларов. У него вдвое больше шансов остаться безработным и втрое больше шансов попасть в тюрьму. Продолжительность его жизни в среднем на семь лет меньше, чем у белого…

«Меня либо убьют, либо выгонят из города»

Они добились права считаться людьми, создав два журнала. Битва идет до сих пор

В сентябре произошло историческое событие для американской прессы — впервые для обложки знаменитого Vogue за всю 126-летнюю историю издания снимал фотограф африканского происхождения — 23-летний Тайлер Митчелл. На беспрецедентный шаг журнал подвигла героиня обложки — Бейонсе. Таким образом певица выступила против культурных и социальных барьеров, господствующих в обществе. Главный редактор Vogue Анна Винтур прежде предпочитала выбирать для съемок главной страницы известных фотографов, которыми всегда оказывались белые. Это заставило американскую общественность в очередной раз задуматься о том, что расовая сегрегация, с которой Америка боролась больше полувека, по-прежнему сильна. «Лента.ру» вспомнила, как чернокожие с помощью СМИ совершили революцию и заставили себя уважать.

Читайте также:  Иммиграция из Французской Канады в США, особенности

Из рабов — в миллионеры

История борьбы чернокожих за свои права для многих начинается с хрестоматийного эпизода, произошедшего 1 декабря 1955 года в автобусе города Монтгомери, столице штата Алабама. 42-летняя чернокожая швея Роза Паркс отказалась уступить место белому пассажиру, как того требовал закон. Паркс задержали и оштрафовали. Провокационный для Америки того времени акт сопротивления стал началом борьбы чернокожих против сегрегации: сначала разделения по цвету кожи в автобусах, а затем — и по всей стране.

Американскому обществу потребовались десятилетия, чтобы избавиться от предрассудков о согражданах с другим цветом кожи. Все это время на острие борьбы со стереотипами была свободная печать. Справедливее даже сказать, что она эту революцию подготовила, поскольку стартовала гораздо раньше. На самосознание притесняемой чернокожей прослойки населения оказала влияние так называемая «черная пресса» — издания о черных и исключительно для черных. Они зародились на нерабовладельческой части США еще до войны Севера и Юга и распространялись часто тайно по всей стране. В XX веке газеты для негров выходят в каждом крупном городе. Pittsburgh Courier, Chicago Defender, Chicago Bee, Roanoke Tribune — они были на страже интересов афроамериканцев с начала века. Поддержку им оказывала Ассоциация негритянской прессы, основатель которой был охвачен идеей негритянского философа Букера Вашингтона о самопомощи. Согласно его философии, негр должен помогать негру образовываться и двигаться дальше, чем и старалась заниматься ассоциация.

Лидером среди «черной прессы» стал журнал Ebony — он вышел через пару месяцев после окончания Второй мировой войны, в ноябре 1945 года, за десять лет до событий в Монтгомери. Несмотря на то, что борьба с расовым разделением к тому моменту насчитывала полвека, глобально по части прав мало что поменялось. Коррективы внесла Вторая мировая война: армии понадобились новобранцы, которых решили попробовать собрать из чернокожих, до этого использовавшихся только в качестве обслуживающего персонала. Таких рекрутов отправляли в лагеря подготовки и наблюдали за их способностью к обучению военному делу. Несмотря на то, что «цветные» новобранцы ничем не уступали белым американцам, специально созданный военный комитет констатировал — их использование на боевых должностях во флоте не является целесообразным и несет разрушительные последствия. Впрочем, некоторым все же удалось получить продвижение по службе, теперь закон это позволял.

За соблюдением прав чернокожих следила Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения, созданная еще в 1909 году, спустя почти 20 лет после принятия законов о сегрегации, известных как «Законы Джима Кроу» (по имени персонажа песенки «Прыгай, Джим Кроу»). Она боролась с дискриминацией в правовом поле с помощью судебных исков и оспаривала притеснения на выборах, при найме на работу и в общественных местах. Именно эта ассоциация в 1954 году добилась отмены сегрегации в школах. Она избрала в качестве тактики — реагирование на акты ущемления прав, однако движущей силой стали организации нового формата, которые переходили от слова к делу. Воодушевившись опытом Махатмы Ганди, молодые борцы за равенство выбирают активное ненасильственное сопротивление. Начиная с 1942 года, они организуют сидячие демонстрации в закусочных, где отказываются обслуживать чернокожих, а затем — первые «рейсы свободы» в сегрегированных автобусах.

Антироссийская пропаганда Запада начала жестоко бить по гегемонии США

Не секрет, что Запад в своей подрывной работе все последние годы усиленно формировал идеологическую основу для будущих действий против России. А если точнее, легитимизировал их в общественном сознании, обосновывая информационными выдумками, спекуляциями и откровенным подлогом. При этом сама сложившаяся ситуация не имеет никакого отношения к Крыму, Сирии, политическому строю или внешней политике страны, а целиком и полностью основывается на том, что Россия снова набирает обороты.

Нынешняя идеологическая работа против «русских» имеет системный характер, одинаковые исторические причины и проводится далеко не в первый раз. Незадолго до втягивания Российской Империи в Первую мировую войну и организации революции, Менделеев писал: «При нынешних темпах развития, к середине XX века у нашей страны будет 600 млн. жителей», а Федор Столыпин добавлял: «Дайте Государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней страны». Как только это стало очевидно для Запада, необъявленная война против России началась. Первая мировая, вступить в которую императорский дом умоляла Британия. Затем революция с британскими же корнями, распад страны, потеря населения, попытка разделить территорию на куски с интервенцией иностранных войск. Вновь очередной бурный рост и вновь осознание Западом конкурентной угрозы. Очередное формирование антироссийского блока, теперь уже против СССР и снова война.

До 2014-го года Россия переживала бурный подъем, отчасти продолжается он и сегодня. Идея Путина об объединении Евразии, объявление Кремля о независимости страны, Мюнхенская речь 2007 года, операция «По принуждению к миру» Грузии, возрождение армии, вмешательство в планы США на Украине и Крыму, лишение Штатов ключевого контроля над энергопотоками и террористическими «армиями», Ближний Восток и Сирия, Африка и новые альянсы, и наконец, заявка на будущее озвученная в марте 2018 года:

– «Нам нужно понимать», – сказал тогда президент страны. «Что без современного здравоохранения, образования, инфраструктуры, без современной науки, без современных технологий, без робототехники, генетики, биологии нам невозможно будет сохраниться как суверенной стране. Мы находимся на пороге смены технологического уклада, и тот, кто опоздает в этом соревновании, мгновенно окажется в зависимости от других. Я хочу еще раз это подчеркнуть – такая страна попадет в полную зависимость от лидеров данного процесса. Мы не можем этого допустить, и даже более того, у нас есть все компетенции и всё необходимое для того, чтобы самим стать одним из лидеров этого прогресса».

Говоря проще, Россия не просто вышла из-под контроля коллективного Запада во главе с США, но и успешно усиливалась прямо под консолидированным давлением. А в 2018 году и вовсе заявила, что намерена стать одним из будущих лидеров технологического рывка, на старте которого уже выстраиваются ведущие страны мира.

Зная это не сложно понять, почему, как и ранее в подобные исторические моменты, англо-саксонский мир снова консолидирует Запад против России. В этом нет ничего нового, но именно это отвечает на вопрос «почему».

Навязывая представления о русских, как о «вселенском зле» Запад преследует те же исторические цели что и ранее. Столетиями, в моменты роста силы и влияния страны, этот процесс повторялся снова и снова. Иногда в этническом контексте, иногда в культурно-историческом ключе, но Запад всегда обесчеловечивал Россию, дабы остановить ее развитие и доказать своим народам, что против «вселенского зла» – любые средства хороши.

В сегодняшнем мире, где ключевые проблемы Запада снова достигли пика – отсутствие новых рынков сбыта, невозможность обнулить систему начав новую Мировую войну, критический объем долгов, появление реальных конкурентов и сложность с началом новых вторжений, константой остается лишь одно – Россия, которая является преградой на пути решения данной проблемы. Будучи сердцем Евразии, наша страна остается закрытыми воротами в колоссальную кладовую мировых природных запасов и вместо того, чтобы «знать свое место» отказывается делиться ими, когда приказывает «цивилизованный мир». Более того, она «ворует» ресурсы прямо из-под их носа, возвращая себе треть мировых ресурсных запасов в Арктике, вновь объявляя отобранную в 90-е годы территорию своей. Бьет по самому ценному – мировым торговым путям, контроль над которыми всегда был основой западного гегемонизма, строит Северный морской путь, участвует в китайском Шелковом пути, перенаправляет на Транссиб и БАМ товарные потоки, причем из Японии, Южной Кореи и прочей «экспортной» Азии «подчиняющейся» США. Постоянно мешает «демократическим» вторжениям в богатые ресурсами страны, не дает получить контроль над линиями поставок энергоносителей, имеет наглость требовать равного отношения и исполнения Международных норм, в конце концов, еще и развивается, хотя давно должна была стать «разорванной в клочья» региональной державой. Разве не очевидно, что демонизация «этой страны» просто необходима, ведь нынешние меры противодействия не срабатывают в этот раз.

И англосаксы приступили к делу. С 2018 года была запущена новая информационная стратегия – «когнитивная концепция противодействия России». В ее рамках активно открываются новые «фабрики троллей» для сети интернет, блокируются российские и альтернативные источники информации, покупаются и прибираются к рукам популярные «лидеры мнений», СМИ становятся еще более ангажированными при первых же признаках сводя все к образу «врага». Экономического – в лице Китая, и военно-политического – в лице нашей страны. Всякий раз, когда в мире происходит хоть что-то плохое, выясняется, что за этим стоят «руки Кремля».

На первый взгляд приемы англосаксонской пропаганды действительно выдают успехи, но реальность в современном мире куда более сложна. Парадокс «параллельных информационных реальностей» – это все, чего пока добилась западная машина. Абсолютно невозможный ранее плюрализм мнений, проявившейся благодаря интернету, блогосфере и альтернативным СМИ, активно мешает русофобскому процессу. В то время, как опросы общественного мнения неизменно показывают растущее желание большинства жителей ЕС наладить отношения с Москвой, ведущие СМИ Запада говорят, что все обстоит с точностью до противоположного. Яркий пример этому – Германия, где даже обыденное понятие «понимающий» Россию или «понимающий» Путина преподносится прессой как ругательство, а заодно повод для клейма. Неудивительно, что при столько грубом подходе даже ежегодный доклад флагманской американской компании «Edelman» – Trust Barometer, ярко показывают, что с 2014 по 2018 год, уровень доверия к СМИ по всему западному миру активно падает.

Читайте также:  Классовый состав населения США в период Гражданской войны

Учитывая вышеописанное, лишь сейчас становиться очевидно, насколько верным было решение начать возрождение страны с двух простых вещей – снятия долговой «удавки» и укрепления обороны на основе новых вооруженных сил. К нынешнему моменту мы увидели, что политики Запада, пережившие холодную войну, ушли и осознание хрупкости мира ушло вслед за ними. Запад бездумно раскручивает спираль эскалации, и, если бы Россия заранее не позаботилась о том, чтобы ограничить ее паритетом стратегических и конвенциональных возможностей, неверные решения, которые в политике как известно стоят мира, давно были бы воплощены.

Теперь Запад делает ставку на психологическую обработку населения, жителей Запада и граждан РФ. Однако пока, это по большей части приводит к возрождению национальных чувств и еще более яркому желанию независимости.

Представления 90-х годов о том, что окончание Холодной войны стало окончательным триумфом для западной демократии, к счастью, оказалось ложным. Последствия использования информационных технологий, слишком сильно изменили мир. Они уже внесли новый вид конкуренции в конфликты между великими державами, благодаря чему насильное навязывание западной и американской пропаганды, культуры ценностей и однополярных мнений не принесло результат. Даже объявление общего врага по давно зарекомендовавшим себя сценариям и то начало приводить к противоположным результатам. К возрождению национализма и борьбы стран за независимость. В ряде государств ЕС, в Японии, в Южной Корее и прочих ключевых союзных странах Америки желание избавиться от вашингтонского диктата растет. А одновременно с этим, растет и роль доказавшей свою силу и способность сопротивляться не только Вашингтону, но и коллективному давлению «вассалов» США – России. Так, вместо очернения нашей страны, действия западных СМИ и политико-экономическое давление, приносят побочные результаты – все те, кто ранее желал получить право на суверенитет и управление своими делами без вмешательства, видят в Москве единственную альтернативу и опору в современном мире. Единственный пример, показавший что и они могут совершить этот шаг воспользовавшись российской протекцией и защитой.

Делегации стран-союзников США в Кремле, от высших монарших особ дома Саудов, до Китая, Японии, Австрии, Италии и прочих стран, тому явное доказательство. В конце концов, провал всех попыток политической изоляции России произошел не из-за действий Москвы по его прорыву, а из-за визитов самих западных делегаций, занимающих очередь в Кремле.

В виду этого, попытки давления на умы россиян лишь усилятся. Операции в сети интернет со стороны создаваемых Западом структур, подразделений и институтов станут фокусом агрессии и будут непременно нарастать. Продолжатся попытки переписывания истории, появятся новые поводы для разжигания «революционных» настроений, для работы «Пятой колонны» и скупки «лидеров мнений» на деньги и ресурсы из США. Тем не менее, простых решений у Вашингтона уже не будет. Россия перекрыла большинство традиционных мер по деструктивной игре против суверенности страны.

При наличии или создании определенных условий – Запад гарантированно использует информационные технологии и интернет для объединения недовольства в действия. Революция в России, давно зарекомендовала себя как наиболее выгодный и действенный вариант. Вырастить нового харизматичного лидера, сформировать информационный повод куда проще, чем воевать и давить на страну, покорить которую не смог ни один внешний враг за всю историю.

Это значит, что людям в нашей стране стоит быть внимательнее. Отделять «зерна от плевел», иметь в виду новые подходы и понимать, что раз уж либеральный проект дискредитировал себя, новые попытки будут под новыми личинами: ультра-патриотических движений, псевдо-коммунистических или каких-либо других. Безусловно, у граждан России есть поводы для внутреннего недовольства, но в сложившихся условиях решать свои проблемы необходимо самостоятельно, а не повторять исторические ошибки, раз за разом приводящие к отказу от Родины на радость внешнего врага.

100% пропаганды: почему западные СМИ не спешат обвинять США во вмешательстве в дела других стран

Вот уже почти два года «независимые» американские средства массовой информации, о независимости которых многое могут рассказать многочисленные семейные и родственные связи между членами Демократической партии и телеведущими, журналистами и даже президентами мейнстримных новостных компаний, постоянно напоминают миру о недопустимости вмешательства в (американские) выборы.

И хотя сами СМИ заверили читателей, что они абсолютно чужды предвзятости, тема стороннего вмешательства приобрела особую актуальность именно после поражения в президентской гонке Хиллари Клинтон — кандидата от партии демократов. Ранее об этом предпочитали не говорить, ведь именно США и занимались активным вмешательством во внутреннюю политику других стран. С середины XX века Америка уверенно лидирует в том, в чём сейчас так отчаянно обвиняет Россию.

Лучше всего это подтверждают рассекреченные документы ЦРУ, на которых основана докторская диссертация профессора Дова Левина, преподающего курсы по международной политике и политике США в Университете Карнеги — Меллона в Пенсильвании. В ней говорится, что с 1946 по 2000 год США и СССР вмешивались в иностранные выборы 117 раз. Из них СССР прибегал к такой практике 36 раз, а США — 81. С 1990 по 2000 год в 18 из 21 случая за вмешательствами стояла Америка.

Примером могут послужить выборы в Италии 1948 года, выборы на Филиппинах 1953 года, финансирование Америкой Либерально-демократической партии Японии в 1950-е и 1960-е годы и другие эпизоды. В этих странах США через спецслужбы спонсировали определённых кандидатов, вели агрессивные пропагандистские кампании против их политических соперников, выкрадывали внутренние документы из штаб-квартир конкурировавших с ними партий, вербовали информаторов, скармливали газетам информацию (ложную или достоверную — в зависимости от ситуации) и не только. В 1996 году бывший агент ЦРУ Марк Уайат расскажет, как он и его коллеги сумками ввозили деньги в Италию для противостояния коммунистам.

Отдельно стоит упомянуть об американском вмешательстве в президентские выборы Российской Федерации в 1996 году. Все помнят о так называемом деле о коробке из-под ксерокса, когда членов предвыборного штаба Ельцина задержали на выходе из Дома правительства с полумиллионом долларов в картонной коробке. Ранее, в преддверии выборов, МВФ при поддержке правительства США выдал России кредит в размере $10,1 млрд. В The New York Times в то время отметили, что эти деньги могут «пригодиться предвыборной кампании Ельцина».

Помимо непосредственного участия американских политтехнологов во внутренних политических процессах на территории России США для денежных вливаний в предпочтительного кандидата использовали и своё влияние на международной арене. После выборов работавшие на Ельцина американские консультанты с бахвальством рассказывали американским СМИ о своей роли в его победе.

В других случаях США финансировали настоящие военные перевороты. В пример можно привести совместную операцию ЦРУ и британских спецслужб под кодовым названием «Аякс», в результате которой в 1953 году был свергнут демократически избранный премьер-министр Ирана Мохаммед Мосаддык, который, помимо прочего, хотел национализировать нефтегазовый сектор страны. Это вполне отвечает на вопрос «Почему?» из диссертации Левина. ЦРУ признает причастность к перевороту лишь в 2013 году.

С наступлением информационной эпохи арсенал инструментов для вмешательства в политику иностранных государств стал несравненно шире. Использование интернет-технологий в военное время для распространения пропаганды известно ещё со времён войны в Ираке. Тогда американские военные, консервативные блогеры, граждане Ирака и члены «Аль-Каиды»* создавали собственные платформы, на которых рассказывали свои версии правды. Онлайн-операции США в киберпространстве известны как Operation Earnest Voice. Подробности и детали неизвестны, но официально заявлено, что цель операции — информационное противостояние террористическим организациям во Всемирной паутине.

В 2010 году на правительственном сайте США, где размещаются госконтракты, появился заказ на создание системы для ведения кампаний в сети. Другими словами — для распространения американской пропаганды. Контракт предполагал разработку специального ПО и фейковых профилей. Фейки (или, как их называют, sockpuppets) следовало оформлять соответствующим образом, чтобы сделать их максимально похожими на реальных людей. Упоминается и настройка прокси-серверов и VPN для обхода сервисов, определяющих местоположение пользователей. Эта инициатива продвигалась в рамках вышеупомянутой операции, которая, кстати, не свёрнута до сих пор.

Реакция СМИ была довольно сдержанной. В то время как американские источники выражали удивление или просто сухо излагали известные им детали, некоторые европейские издания критиковали американское правительство за систематизацию использования фейковых аккаунтов в сети. Однако главную озабоченность у них вызывало то, что в конце концов фейки будут вычислены — и это навредит репутации США. То есть крупные СМИ не спешили обсуждать, насколько такая практика может быть приемлема в принципе. Почти все источники привели слова Джеймса Мэттиса, возглавлявшего на тот момент Командование объединённых войск США, о том, что работа США в киберпространстве ближневосточных государств направлена на противостояние деятельности террористических организаций по вербовке новых последователей и обучению смертников.

Отношение к вмешательству в политическую систему суверенных государств резко изменилось после того, как Трамп стал президентом. Именитые журналисты, такие как Роберт Пэрри, расследования которого в 1985 году пролили свет на причастность ЦРУ к контрабанде кокаина из Никарагуа, говорят, что американские новости о России превратились в стопроцентную пропаганду. Учитывая, что федеральные СМИ США представляют собой не что иное, как рупор Демократической партии, этому не приходится удивляться. Как и двойным стандартам: в прошлом месяце в The New York Times изящно объяснили, что за вмешательствами США стоят благородные цели, ведь они всегда поддерживают неавторитарных кандидатов в их борьбе с диктаторами.

История с этим не согласна, но это не мешает изданию продвигать идею о том, что только у США есть право на вторжение во внутренние политические процессы независимых стран. Именно поэтому в начале текущего года американским правительством был объявлен конкурс на грант в размере $700 тыс. для создания «объективных медиа» в Венгрии, где в апреле состоятся парламентские выборы.

Возникает лишь один вопрос. Почему, когда доходит до официальных обвинений, власти США по непонятной причине забывают о существовании других стран (Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Израиль и т.д.), которые самым непосредственным образом вмешиваются в политику США и оказывают влияние на авторитетнейших политических деятелей и самых высокопоставленных членов правительства через лоббирование и многомиллионные «подарки»?

* «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Между пропагандой и реальностью: Запад отстаивает своё право на ложь

Наделало шуму сравнение расходов на официальную пропаганду США и России. Финансирование государством американских медиа бьёт денежные рекорды. Но если вы укажете Вашингтону на эти рекорды, из Вашингтона польётся желчь. Дело в том, что Америка имеет право врать, а России запрещается даже говорить правду: всё, что она скажет, будет истолковано как сочинение кремлёвской «автократии».

Особенно нельзя говорить эту самую правду на английском языке. Бог мой, да ведь тогда правду прочтут в США и Европе!

Читайте также:  Прогнозы будущего Гудзоновского института США на 21 век

В неудобное положение попало издание «Медуза», которое на английском языке провело сравнение затрат на пропаганду США и Российской Федерации. Сравнение получилось не в пользу России: Вашингтон расходует намного больше миллионов на доведение до населения мира «истины» (кавычки не зря поставлены). Сравнение это вышло не в пользу России не только в денежном смысле, потому как всем известно, как финансируемые Вашингтоном СМИ готовят из правды ложь. Именно поэтому публикация «Медузы» вызвала скандал. Не в России, на Западе.

В своей наглядной инфографике (её вы увидите ниже) «Медуза» провела сравнение американской и русской «пропаганды» (кавычки в оригинале). Вслед за публикацией инфографики случился почти что международный скандал.

«Медуза» получила сердитое заявление от Radio Free Europe/Radio Liberty (Радио «Свободная Европа» / Радио «Свобода», RFE / RL), которое и процитировала на своём англоязычном сайте. Ответ от российского телеканала «RT» тоже имел место быть.

В RFE / RL утверждают, что сравнение уже в самом заголовке («Сравнение пропаганды русского и американского правительств») является ложным, поскольку редакции «международных медиасетей, финансируемых США, независимы от любого правительства и прозрачны в отношении сумм и источников своего финансирования».

«RT» называет себя независимой некоммерческой организацией, целью которой является донесение альтернативной картины новостей. На российском канале считают, что реакция RFE / RL на факты «говорит само за себя».

Призывы бороться с российскими «дезинформационными кампаниями» превратились в США в натуральную лихорадку, указывается на сайте «Медузы». На этой неделе Министерство юстиции Соединённых Штатов распорядилось, чтобы компания, управляющая американской версией «RT», прошла регистрацию в качестве «иностранного агента». Это означает, что всё содержание трансляций обзовут затем московской пропагандой (as propaganda from Moscow).

Ранее сообщалось, что ФБР допрашивало двух бывших сотрудников российского информационного агентства «Спутник» в рамках продолжающегося расследования о «необъявленной пропагандистской кампании» со стороны правительства РФ, которая якобы нарушает американский закон о регистрации иностранных агентов.

Маргарита Симоньян, главный редактор «RT» и «России сегодня», предупредила, что Москва, скорее всего, примет против американских журналистов, работающих в России, ответные меры. Она также опасается, что регистрация репортёров в качестве «иностранных агентов» может стать следующей главой в американо-российской «паритетной» дипломатии. Симоньян не указала, какие «американские журналисты» попадут в неприятное положение. «Медуза» называет предположительно сотрудников «Радио «Свобода» и «Голоса Америки», поскольку эти медиа финансируются и контролируются BBG, государственным агентством США, чья заявленная миссия состоит в «информировании, привлечении и объединении людей во всём мире ради поддержки свободы и демократии».

BBG, напомним, — это Совет управляющих по вопросам вещания (Broadcasting Board of Governors). Денежки именно этого учреждения попали в сравнение «Медузы». Давайте взглянем на картинку.

На инфографике сверху вниз: бюджеты 2017 года в миллионах долларов Broadcasting Board of Governors с выделением бюджетов «Голоса Америки» и RFE / RL, затем российских «RT» и «Sputnik News». Разницу в суммах вы видите сами.

Ниже идёт сравнение числа языков, на которых осуществляется вещание.

Далее следует число подписчиков на каналы в «Фейсбуке». «Голос Америки» бьёт все рекорды.

Графический срез реальности западным СМИ не понравился. На «Медузу», которую в России считают либеральным и отнюдь не прокремлёвским СМИ (скорее, наоборот, да и сама компания, «Medusa Project SIA», зарегистрирована не в России, а в Латвии), обрушилась… критика иностранных либералов, ратующих за истину. Именно либералов: кто же ещё водится в «Свободе» / «Свободной Европе»?

Ирина Алкснис в статье для РИА «Новости» подвела скандалу своеобразный итог: перечислила всех, кто негодовал по поводу сравнения «Медузы».

За валом критики со стороны западных коллег, переросший в сетевую склоку в «Твиттере», стояли экс-посол США в РФ Майкл Макфол, редактор «Киев Пост» Юэн Мак-Дональд, управляющий редактор украинского медиахолдинга «Громадьске» Мэтью Капфер, журналист Макс Седдон («Financial Times»), бывший член совета BBG Мэтт Армстронг, московский корреспондент «The Telegraph» Алек Лун и др. Удары мужественно выдерживал Кевин Ротрок, гл. редактор англоязычной «Медузы».

Изданию, отмечает Алкснис, предъявили целый список претензий: от некорректного использования размеров бюджетов до сравнения честных, прозрачных и воплощающих демократию и свободу слова СМИ, финансируемых правительством США, со лживыми и ведомыми агрессивной повесткой дня пропагандистскими инструментами Кремля.

Участники травли «Медузы», в сущности, саморазоблачились.

Дело в том, что ангажированность как «Свободы», так и «Голоса Америки» давно приобрела неприличный характер: оба СМИ обслуживают любые внешнеполитические авантюры США. И оба СМИ были не раз пойманы «не просто на пристрастности и передёргиваниях, а на подтасовках и прямой лжи». И эти люди, негодует Алкснис, «совершенно искренне отстаивают свою чистоту и независимость»!

В качестве примеров таких «чистых» сообщений приводится сопровождение сирийско-российской операции по освобождению города Алеппо и иракско-американской операции по освобождению Мосула: «Перед мальчиком Омраном, чью фотографию западные СМИ (включая обсуждаемые) самым циничным образом использовали для обличения российской военщины, так никто и не извинился. Зато зверства коалиции в Мосуле (где среди прочего игиловцев массово вырезали вместе с семьями) оказались — уже вполне традиционно для неудобных для Запада тем — «заметены под коврик». В этом-то Алкснис и видит основную проблему, которая отчего-то не доходит до сознания западных СМИ.

И в новой ситуации старый подход западной мейнстримной журналистики, которая выставляет себя в виде «рыцарей света, продавцов дистиллированной истины, свободы и демократии», не работает: «сияющие белые одежды» этих продавцов «уже давно перестали быть чисты в глазах публики».

Не отмыть ни одежды, ни души тем, кто не только возмущается неугодными сравнениями, но и продвигает в России идеи новой информационной войны.

Западные фонды активизировали деятельность по вербовке СМИ и сетевых медиа, заявил на пресс-конференции в Москве директор Института стратегических исследований и прогнозов Дмитрий Егорченков.

«Если раньше наши коллеги ориентировались исключительно на центральных широко раскрученных блогеров, то теперь активно идёт работа с региональными блогерами. Ещё перед выборами прошлого года была отмечена активность по скупке региональных блогов представителями различных западных структур. Все это помогает формировать нужную реакцию в обществе», — цитирует Егорченкова «Политнавигатор».

Ныне делается ставка на сепаратизм в Российской Федерации: «Новая старая тема — поддержка сепаратистских настроений. В этом электоральном цикле вновь стали рассказывать истории о независимости Урала, о неурегулированных вопросах на Северном Кавказе, на Дальнем Востоке, в Татарстане. Происходит классическая подмена понятий. Например, когда оппозиционерами называют террористов, а патриотами — откровенных фашистов, как на Украине».

При таком искажённом подходе, оплаченном деньгами американских налогоплательщиков, западные «передовые» СМИ будут терять популярность. Всё большее число пользователей всемирной паутины будет обращать внимание на альтернативную картину мира — ту самую, которую на том же английском языке даст им «RT».

Кстати, ещё одно сравнение «RT» и BBG говорит именно об этом. Посмотрите на инфографику РИА «Новости». Денег на BBG у Госдепа уходит больше, чем у Кремля на «RT», а вот «выхлоп» в Интернете получается меньше. И чем больше разоблачений американской лжи будет выплывать в мировой эфир, тем меньше будут верить разным «Свободам» настоящие либералы. Те, кто считает, что свобода за деньги не покупается.

Пропаганда американских СМИ о борьбе черных за свои права

Судебные разбирательства могут грозить газете The Washington Post за диффамацию, которая содержится в одной публикации антироссийского характера.

С иском в суд пообещало обратиться американское сетевое издание Naked Capitalism, которое потребовало немедленно изъять из электронного доступа статью газеты от 24 ноября с порочащими сведениями и напечатать на видном месте опровержение с «публичными извинениями», а также предоставить место на газетной полосе для возможности ответа.

От имени Naked Capitalism выступает известный вашингтонский адвокат Джеймс Муди, который и направил в адрес издателя и главного редактора The Washington Post письмо со всеми вышеперечисленными условиями.

Ответить на обращение газета должна в течение трех дней. Кроме того, издателей предупредили об обязанности хранить бумажную и электронную документацию по поводу спорной статьи, которая может понадобиться для судебного разбирательства.

Речь в письме Джеймса Муди идет о статье под название «Российская пропаганда помогала распространять во время выборов не соответствовавшие действительности новости, утверждают эксперты».

Ссылаясь на «исследования» неких анонимов, автор публикации зачислял в «пособники Кремля» более 200 американских источников информации — от весьма популярного консервативного агрегатора новостей Drudge Report до либертарианского Института Рона Пола. Был в этом списке и Naked Capitalism — информационно-аналитический ресурс по финансово-экономической тематике.

Статья вызвала такую серьезную реакцию, что сетевое издание Intercept посвятило ей собственное журналистское расследование. Итоги были представлены в большой статье, озаглавленной «The Washington Post позорно афиширует маккартистский „черный список“, составленный новой скрытной и очень подозрительной организацией».

Комментарием «Пропаганда по поводу российской пропаганды» откликнулся и журнал The New Yorker, сообщив, как те же самые «жареные факты» предлагались и ему, и как он их отклонил.

Как известно, на прошедших в США президентских выборах The Washington Post не скрывал своей активной поддержки Демократической партии и Хиллари Клинтон, которая очень активно разыгрывала «российскую карту» в своей борьбе против конкурента от республиканцев Дональда Трампа.

Статья, которая теперь может стать предметом судебных разбирательств, продолжила длинную череду антироссийских публикаций газеты. В Москве много раз, в том числе на самом высоком уровне, отвергали инсинуации относительно того, что РФ якобы пыталась вмешиваться в ход предвыборной кампании в США.

Напомним, как рассказывала Правда.Ру, во время президентской гонки в США большинство американских авторитетных издания открыто заняло антитрамповскую позицию, а тема «руки Кремля, вмешивающейся в самые демократические выборы» была, пожалуй, самой используемой в это время.

На открытые обвинения WP в «пророссийской позиции», Пол Крейг Робертс дал свой, полный иронии, ответ, опубликовав открытое письмо президенту России, в котором просил Владимира Путина выдать ему российский паспорт.

WP — далеко не первое издание, которое пытается обвинить американских авторов в работе на Кремль. К примеру, подробное освещение разоблачений Хиллари Клинтон и ее команды, сделанное Wikileaks, как утверждал автор материала опубликованного порталом Vox, тоже работает «на руку Москве».

Напомним, американская независимая аналитическая группа PropOrNot составила список не рекомендованных к просмотру сайтов с так называемой «российской пропагандой», которые, по мнению авторов «анализа», либо «поддерживаются российскими спецслужбами», либо действуют как «добросовестные полезные идиоты» в пользу спецслужб Российской Федерации”.

Совершенно неожиданно в этом списке «эффективных пропагандистов», которых стоит опасаться, оказалось и наше издание. Глава совета директоров медиахолдинга Pravda.Ru Вадим Горшенин прокомментировал эту ситуацию:

«О как! „Правда.Ру“ оказалась единственным ресурсом в доменной зоне RU, которая включена в американский список „черной российской пропаганды“, сайте из перечня которого не рекомендуется читать американцам. Кроме этого, в список оказались включены RT и наш англоязычный проект „Правды.Ру“ pravdareport.com.

То есть наш холдинг представляется опасным для американских пропагандистов в двойном размере. Это, считаю, признание заслуг».

Ссылка на основную публикацию