Расселение итальянцев по территории США, города и штаты

Возникновение штатов

В 1492 году Колумб открыл Америку и создал буквально эру колонизации. Но важен был не сам факт возникновения новых земель за морем, а богатства, которые в них таились. Первыми в погоне за золотом были испанцы, затем последовали англичане и французы. Естественно у каждой страны была своя колониальная территория и даже несколько, учитывая, что в то время Америка считалась бескрайней. Монархи назначали губернаторов, а также устанавливали свои системы налогообложения. Законодательная система также применялась в соответствии с принадлежностью территории к отдельной империи.

За 170 лет многие испанцы и англичане в погоне за прибылью осели в Америке и стали коренными жителями. Отдавать значительную часть прибыли за океан им очень не хотелось, как и выполнять указания далеких монархов. Поэтому в 1776 году 13 штатов объединились и путем, так называемой Чайной революции, провозгласили свою независимость. В последующие 150 лет территория США была расширена за счет присоединения еще 37 штатов. Последним пополнение Америки в 1959 году стали Гавайи.

Карта штатов США

Флора США

Центральная часть США равнинная. В северной части расположены Великие озера. На северо-востоке территории США расположен Ниагарский водопад — самый крупный в мире.

Почему округ Колумбия (Вашингтон) не входит ни в один штат?

Отдельной единицей, не входящей ни в один штат, является столица США город Вашингтон (Washington) с прилегающей территорией. Официальное название Вашингтона – округ Колумбия, по-английски District Columbia, сокращенно D.C. В разговорной речи, чтобы не путать столицу со штатом Вашингтон, ее называют Washington D.C., the District или просто D.C.

Американские законодатели выделили округ Колумбия в отдельную единицу, чтобы избежать главенства “столичного штата” над остальными.

Американские законодатели выделили округ Колумбия в отдельную единицу, чтобы избежать главенства “столичного штата” над остальными.

Регионы США


Карта США даёт нам понять, что onfns группируются по регионам – в зависимости от своего расположения. Различают Северо-Восток США, в который входит Новая Англия и Среднеатлантические штаты, Средний Запад, Юг США и Запад США.

Северо-Восток объединяет Коннектикут, Нью-Джерси, Массачусетс и другие штаты. Этот регион считается самым развитым и богатым в стране.

В регион Средний Запад входит 12 штатов – Мичиган, Иллинойс, Огайо и другие. Здесь самый низкий уровень безработицы в стране, хорошо развита промышленность и сельское хозяйство.

Юг США ещё называют Чёрным поясом. Здесь традиционно велик процент чернокожих американцев – когда-то их завозили на Юг в качестве рабов. В регион входит 12 штатов и один федеральный округ – Колумбия. Этот регион отличается наибольшим этническим и языковым разнообразием.

Вашингтон., округ Колумбия

Запад США – это крупнейший регион, он занимает более половины территории страны. В него входят 13 штатов (Невада, Гавайи, Калифорния и другие). Здесь проживает наибольшее количество национальных меньшинств США.


Этнический состав разных штатов также сильно отличается. Соединённые Штаты Америки, как известно, многонациональная страна, но разные расы распределяются по штатам неравномерно.

Расселение итальянцев по территории США, города и штаты

Аляска — не единственная территория, которую США купили очень и очень выгодно (хоть сначала покупателям так и не казалось). Территории покупались у Франции, Испании и даже Дании, причём иногда. бесплатно.


Карта США в форме орла, 1833 год.

Проблемы Испании — радость в Вашингтоне

Во-первых, сразу вспоминается покупка, за которую США ничего не отдали другому государству — Испании. 22 февраля 1819 года в Вашингтоне госсекретарь Джон Адамс и министр иностранных дел Испании Луис де Онис подписали договор о территориальном размежевании в Северной Америке. По договору Флорида переходила от Испании Штатам. Также была определена граница между США и испанской Мексикой. Единственное, на что потратились Штаты — примерно 5.5 млн долларов американцам, имевшим претензии к Испании.

Хитрые американцы опять всех обманули? Не совсем. Штаты довольно давно хотели приобрести Флориду у испанской короны, но лишь в 1818 году в колониях Испании сложилась ситуация, при которой Фердинанд VII решил рассмотреть вопрос. Метрополия была истощена Войной на Полуострове, бывшей частью Наполеоновских войн. В это же время в южноамериканских колониях Испании одна за другой начинаются революции. Поняв, что все дальнейшие инвестиции, по сути, либо инвестиция в суверенное государство, либо в новую территорию США, которую Штаты могли взять силой, правительство Испании решили просто отдать Флориду. Масла в огонь подливало индейское племя семинолов — именно из-за их набегов с территории испанской Флориды у американских граждан накопилось претензий на 5.5 млн долларов. Президенту Джексону пришлось направлять войска в испанские форты (которых было мало), так как испанцы якобы помогали индейцам.

Луизианская покупка

7 центов за гектар, всего 15 миллионов долларов. Во столько США обошлось приобретение территории Луизианы, которая тогда превосходила сам Союз в два раза! Что самое удивительное, для самих американцев приобретение этой земли стало полной неожиданностью.

Презилент Томас Джефферсон в 1802 году дал указание Джеймсу Монро и Роберту Ливингстону начать переговоры с Францией о покупке Нового Орлеана и некоторых других участков луизианских территорий. Сложно представить себе удивление Джефферсона и Монро, когда Наполеон предложил купить всю Луизиану целиком. Луизиана тогда — это огромная территория в 828 тыс. квадратных миль (примерно 2 млн 100 тыс км²). В два раза больше США. Сегодня на её месте расположены штаты Айова, Арканзас, Луизиана, Миссури и Небраска, части штатов Вайоминг, Канзас, Колорадо, Миннесота, Монтана, Оклахома, Северная и Южная Дакота. Тут американцам вновь повезло. И вновь из-за войн. Наполеону срочно нужен был флот для войны с Англией. К тому же было очевидно, что удержать территории в Северной Америке под контролем у него не получится, а ждать, пока их отнимут, он не хотел.

США аннексируют 40% Мексики


карта Мексики до войны с США

В 1848 году завершилась Американо-Мексиканская война, продлившаяся 2 года. Завершилась она в местечке Гваделупе-Идальго, где был подписан мирный договор. Соединенные штаты получили Новую Мексику, Техас, часть Аризоны и Верхнюю Калифорнию. Эта территория (более 1300 тысяч км²) составляла почти 40% довоенной территории Мексики. США выплатили по договору 15 миллионов долларов, а также брали на себя оплату финансовых претензий своих граждан к мексиканскому правительству (3250 тысяч долларов). По условиям договора США также гарантировали защиту прав мексиканцев на переданных территориях, а также их собственность. Однако когда Сенат США ратифицировал договор, соответствующие статьи из него были изъяты.

Через 6 лет после Гваделупе-Идальго Мексике снова пришлось уступить часть своих территорий Штатам. Но на этот раз США хотя бы заплатили. 10 миллионов долларов за 120 тысяч км² за территории между реками Колорадо, Хила и Рио-Гранде. Сегодня это южная часть американских штатов Аризона и Нью-Мексико. По поручению президента США Франклина Пирса поехал совершать сделку с мексиканским диктатором Санта-Аной посланник по имени Джеймс Гадсден. Покупку так и назвали «покупка Гадсдена». Необходимость заключения договора объяснялась строительством США трансокеанской железной дороги, которая должна была пройти по территории купленных земель. Интересно, что по условиям договора США планировали также строительство на Теуантепекском перешейке (на территории Мексики) трансокеанского канала, но это условие США так и не было выполнено.

Американские Виргинские острова

Дания с 1733 года владела той частью виргинских островов, что сейчас являются американской территорией. И США довольно долго к ним приценивались. Американское правительство хотело купить острова ещё до начала Первой мировой войны, опасаясь размещения на островах немецких подводных лодок. Однако договориться стороны смогли лишь в 1917 году. Процедура продажи территорий — уникальна в своём роде. В 1916 году в Дании был проведен референдум, на котором 64,2% граждан проголосовали за продажу островов. Неофициальный референдум, проведенный на островах, дал ещё более впечатляющие результаты: за присоединение к США проголосовало 99,8% граждан. Сделка состоялась через год, 17 января 1917 года. Америка выплатила Дании 25 миллионов долларов, что было сопоставимо с половиной годового бюджета европейской страны. Американское гражданство виргинцы начали получать только через 10 лет. В настоящее время острова являются неинкорпорированной организованной территорией США.

7 центов за гектар, всего 15 миллионов долларов. Во столько США обошлось приобретение территории Луизианы, которая тогда превосходила сам Союз в два раза! Что самое удивительное, для самих американцев приобретение этой земли стало полной неожиданностью.

Расселение итальянцев по территории США, города и штаты

Алина Гайфуллина

Что мы обычно представляем, когда нам говорят «США»? McDonalds, Статуя Свободы, Голливуд и, конечно же, небоскрёбы. Города США – это отдельная культура со своим неповторимым и своеобразным стилем. По рейтингу стран мира по уровню урбанизации, согласно результатам исследования Департамента Организации Объединённых Наций по экономическим и социальным вопросам (The United Nations Department of Economic and Social Affairs), США на 2011 год находятся на 33 месте с уровнем урбанизации 82,6 %, и является одной из самых урбанизированных стран мира.

Урбанизация – это исторический процесс повышения роли городов в жизни и развития общества, который охватывает социально-демографическую, профессиональную структуру населения, образ жизни и расселение людей, их культуру и психологию, размещение производительных сил и т.д.

Урбанизация идёт за счёт:

-формирования широких пригородных зон

-миграции сельского населения в город

– преобразования сельской местности в городскую

В США стремительные процессы урбанизации начались с 40-х годов 19 века, что было связано с интенсивным развитием индустриализации. Начали развиваться тихоокеанские города и штаты, территория возле Великих озёр, города Среднего Запада, продолжали развиваться города Северо-Запада и Атлантического побережья.

Конец девятнадцатого – начало двадцатого века обычно считается периодом самой сильной урбанизации в США. За 50 лет, в период с 1880 по 1930 год уровень урбанизации увеличился в 2 раза – с 28% до 56%. Главными источниками притока населения крупных городов были иммигранты и рабочая сила, которая требовалась в связи с высоким научно-техническим прогрессом и продолжавшимся процессом индустриализации. В 1920 году в стране впервые было отмечено преобладание городского населения над сельским.

Что касается самих городов, то чаще всего это были компактные и крупные «точечные центры» с чёткими границами, которые далее разрастались в крупные агломерации.

Читайте также:  Немецкое население городов США и его влияние на жизнь страны

На сегодняшний день, более половины американцев живет в агломерациях–миллионерах. Агломерация (мегаполис)– это компактное скопление населённых пунктов, связанных между собой вокруг единого центра с множественными экономическими, политическими, культурными и другими связями.

Крупнейшие города – центры агломераций представлены ниже в таблице:

С писок крупнейших мегаполисов:

(Таблицы взяты с сайта Города США http://prousa.ru/city)

Однако не всё так гладко в процессе урбанизации в США. С середины 20 века, широкое распространение получило понятие субурбанизация – переезд населения из загруженного центра города в пригороды.

В 1950 годах в городах США начался массовый переезд белого население в пригороды, вызванный нежеланием квалифицированных специалистов с нормальным достатком жить в одних районах с афроамериканским населением и другими национальными меньшинствами. Это явление получило название «бегство белых» (white flight), задело Детройт, Атланту, Лос-Анджелес, Нью-Йорк и другие города США. Так как население перемещалось в пригороды, то инфраструктура и налогообложение переезжало вместе с ними. «Бегство белых» стало началом конца для некоторых городов США, таких как Детройт.

Это одна из отрицательных сторон урбанизации. Также минусами урбанизации являются:

– уничтожение взаимосвязи между естественной окружающей средой и человеком

-загрязнение окружающей среды

-отток населения из сельских зон, и как следствие, уменьшение сельскохозяйственного сектора в экономике

-интенсификация человеческой жизни

– уязвимость городского населения в случае техногенных и природных катастроф.

-отсутствие доступного общественного транспорта из пригорода в город

-перегруженность автострад личными автомобилями

-универсализация городов во всём мире

-отсутствие удобной инфраструктуры ведёт к социальным и экономическим кризисам в агломерации.

Нельзя дать однозначного ответа, является ли урбанизация положительным или отрицательным явлением в истории развитых стран. В США некоторые мегаполисы развиваются, некоторые, наоборот, сокращаются, и это зависит исключительно от грамотной политики руководства мегаполиса.

– уязвимость городского населения в случае техногенных и природных катастроф.

К вопросу о формировании Американской нации

Рубрика: Психология и социология

Статья просмотрена: 5224 раза

Сегодня не только США, но и другие страны называют себя мультикультурными обществами, оперируя тем, что они состоят из многих культурных обществ, отличных по своему национальному происхождению, религиозным, культурным и другим ценностям. «Можно сказать, что вместо монолитного национального проекта с его установкой на культурную унификацию при помощи жесткой ассимиляции официальной доктриной многих обществ становится мультикультурный проект» [18].

“Америка — не демократия”

О “конституционной республике” Уэст упомянул не случайно. Как минимум со времен Алексиса де Токвиля Америку принято считать и именовать демократией. Вы удивитесь, но в самих США отнюдь не все согласны с таким определением. И это важно как для понимания истоков нынешнего разлада, который часто сравнивают с идеологической и информационной “гражданской войной”, так и для оценки перспектив на будущее.

“Все те перемены, за которые ратуют левые, предположительно должны сделать Америку более демократичной, — заявил перед выборами консервативный идеолог Джон Ю (John Yoo), в прошлом соратник вице-президента США Дика Чейни, а ныне профессор права в Калифорнийском университете. — Но они не учитывают того факта, что Америка создавалась как республика, а не как демократия. Перемены специально затруднены. Основатели намеренно встроили [в политическую систему] меры защиты от тирании большинства”.

Еще яснее высказался сенатор-республиканец от штата Юта Майк Ли. “Мы не демократия, — написал он в октябре в Twitter. — Слово “демократия” в нашей конституции нигде не упоминается; наверное, потому что наша форма правления — не демократия. А конституционная республика”.

Британская Financial Times (FT), у которой я позаимствовал эти цитаты, со своей стороны, напоминает, что боготворимая американцами конституция — это не “квазирелигиозный набор заповедей”, а “путаный, хотя и остроумный компромисс между рабовладельческими и нерабовладельческими штатами”. И целью “знаменитой американской системы разделения властей”, т.е. сдержек и противовесов, по словам издания, “было предотвращение возврата к королевскому абсолютизму, а не создание массовой демократии”.

Ну уж и еще одно подтверждение напоследок. Журнал American Mind — издание влиятельного в консервативных кругах США Клэрмонтского института — напечатал блестящее эссе “Разлука” (The Separation), в котором, в частности, говорится: “Наша конституция учредила республику, призванную защищать “естественные права” индивидуумов. Права эти стоят выше даже воли большинства. Прогрессивное движение, и старое, и новое, использует мажоритаризм (majoritarianism)… для достижения своих позитивистских целей. А права отдельного человека в этом часто только помеха”.

Вот вам и вся демократия. Мажоритаризм! Иной раз, конечно, диву даешься, с какой легкостью политтехнологи в США жонглируют терминами и смыслами, подстраивая их под свои насущные нужды. И совершенно не смущаются, что всему остальному миру эти же самые смыслы преподносятся как священные и неприкосновенные “ценности и идеалы”. Американские, но, стало быть, — и “универсальные”.

Ну уж и еще одно подтверждение напоследок. Журнал American Mind — издание влиятельного в консервативных кругах США Клэрмонтского института — напечатал блестящее эссе “Разлука” (The Separation), в котором, в частности, говорится: “Наша конституция учредила республику, призванную защищать “естественные права” индивидуумов. Права эти стоят выше даже воли большинства. Прогрессивное движение, и старое, и новое, использует мажоритаризм (majoritarianism)… для достижения своих позитивистских целей. А права отдельного человека в этом часто только помеха”.

Иммигрантское имя, изменяющееся как форма ассимиляции

В то время как изменение иммигрантских имен не одна из 4 измеримых оценок для ассимиляции, обрисованной в общих чертах ранними социологами, это, тем не менее, представляет четкий отказ от старого, поскольку новые иммигранты поглощены в ткань общества. Часто считается, что языковые барьеры или отсутствие обучения и чувствительности государственными чиновниками заставили имена часто изменяться, без согласия, инспекторами на остров Эллис. То общее неверное истолкование фактов опровергнуто в статье, опубликованной Службой иммиграции и натурализации, утверждая, что инспекторы лично не брали имена, вместо этого инвентаризируя пассажиров, использующих декларации, поставляемые самими судоходными компаниями. Много иммигрантов поменяли свои имена охотно.

Предложено Службой иммиграции и натурализации, чтобы большинство грубых ошибок имени было вероятно ошибка происхождения а не места назначения. Донна Прзеча, изданный и известный эксперт в генеалогии, предлагает много альтернативных объяснений изменения имени, одно из которых было потребностью в занятости. Огромный излишек труда начал иммигрировать в Соединенные Штаты, многие из которых были низкой квалификации с именами, которые было часто трудно объявить. Работодатели не были связаны тем же самым антидискриминационным законодательным органом, который существует теперь и ухаживаемый, чтобы стремиться к людям с большим количеством американских имен.

Комфорт и вписывание были также тяжелым фактором мотивации позади изменения имен. Многие, если вообще, американские иммигранты в середине 1900-х запланировали сделать Соединенные Штаты их новым домом, постоянно. Учитывая этот факт, это не должно удивлять, что много иммигрантов приветствовали нависшую ассимиляцию, навлеченную их страной-организатором. Стремясь начать их новые жизни, многие сделали столько, сколько они могли, чтобы стать «американцами» как можно быстрее, особенно дети. Простота была еще одним фактором в отказе от старых названий. Поскольку иммигранты влили из различных европейских стран, многие нашли, что их имена были трудными объявить и/или записать для многих американцев.

Предложено Службой иммиграции и натурализации, чтобы большинство грубых ошибок имени было вероятно ошибка происхождения а не места назначения. Донна Прзеча, изданный и известный эксперт в генеалогии, предлагает много альтернативных объяснений изменения имени, одно из которых было потребностью в занятости. Огромный излишек труда начал иммигрировать в Соединенные Штаты, многие из которых были низкой квалификации с именами, которые было часто трудно объявить. Работодатели не были связаны тем же самым антидискриминационным законодательным органом, который существует теперь и ухаживаемый, чтобы стремиться к людям с большим количеством американских имен.

К вопросу о формировании Американской нации

Рубрика: Психология и социология

Статья просмотрена: 8066 раз

Рубрика: Психология и социология

Американская исключительность. Краткая история одного уникального общества

Об авторе: Валерий Николаевич Гарбузов – директор Института США и Канады РАН.

Так выглядел иммигрантский район Нью-Йорка «Маленькая Италия» в 1900 году. Фото из Библиотеки Конгресса США

Уникальность нации

Сегодня проблема «американской исключительности» широко используется в России в пропагандистских целях, приобретая при этом явную антиамериканскую направленность. Порой ее преподносят в виде стремления США представить собственный народ как отличную от других, особую, исключительную нацию, чуть ли не «высшую расу» на земле. Иногда идеи эти (видимо, в пылу агитационно-пропагандистского запала и по причине дефицита соответствующих знаний) даже весьма ответственные лица сравнивают с идеями, культивировавшимися Гитлером во времена Третьего рейха, обвиняя США в вечном стремлении к национальному превосходству. Забывая при этом, что сама американская нация складывалась из других народов, превратившись со временем в нацию всех наций.

Между тем американская исключительность – это не миф. Это явление объективное, имеющее свои исторические корни и идейные истоки. Именно в ней и состоит суть американского народа, его изначальная и неотъемлемая черта. И связана она не с утверждением собственного превосходства в духе Адольфа Гитлера, а прежде всего с исключительностью и уникальностью своеобразного исторического пути США (отличного от европейских стран), приведшего их к особому месту в мире. Осознание этого позволит лучше понять ту страну, с которой у России на протяжении многих десятилетий по целому ряду причин выстраиваются крайне неровные отношения.

Главным элементом американской исключительности является прежде всего то, что и представляет собой сама американская нация (которую порой считают искусственно созданной). Сформировавшаяся из иммигрантов, из собравшихся в первых 13 колониях Англии вынужденных и добровольных переселенцев из других стран, объединившихся, сознательно или интуитивно, вокруг идей и ценностей эпохи Просвещения (народный суверенитет, свобода, права человека, частная собственность, гражданские свободы), закрепленных в первых документах Войны за независимость – Декларации независимости, Конституции США и Билле о правах, – эта нация с самого своего рождения привлекала внимание окружающего мира. Регулярно пополняемая иммиграционными потоками из всех стран и континентов, американская нация сегодня представляет все расы, этносы и религии мира, став уникальным социальным и государственным феноменом.

Читайте также:  Прогнозы будущего Гудзоновского института США на 21 век

Само образование США в 1776 году – первого в тогдашнем полуфеодальном окружении демократического государства, объявившего идеи Просвещения основой своего устройства, провозгласившего принцип народного суверенитета (в противовес царившему тогда в Европе провиденциализму) главным в отношениях власти и народа, а систему разделения властей – каркасом всего механизма республиканского государственного управления, – еще один элемент, лежащий в основании американской исключительности. Причем многие тогда не верили в жизнеспособность и перспективы нового созданного на колониальной окраине государства, предрекая его неминуемый крах после нескольких лет существования.

Важной составляющей, определившей специфику исторического пути Америки, было отсутствие феодализма и связанных с ним общественных и государственных традиций и отношений. То, что сдерживало и тормозило развитие буржуазных отношений в средневековой Европе и фиксировало вековую отсталость России (личная зависимость, крепостное право, помещичье землевладение, наследственное дворянство, монархия), в Северной Америке отсутствовало. Капитализм развивался здесь стремительно на свободной, а потому на более прочной и глубокой основе.

Существенной частью американской исключительности стало пуританство, пустившее корни в Новой Англии и в разной степени распространившееся позже, в процессе континентальной экспансии, на большинство штатов. Оно стало основой духовных и поведенческих особенностей американцев. Пуритане отличались религиозным фанатизмом, обладали строгими нравами, аскетизмом, практичностью и расчетливостью, трудолюбием и бережливостью, а также убежденностью в своей исключительности и даже в богоизбранности.

Не следует забывать и о том, что существование на осваиваемых территориях так называемого фронтира – подвижной западной границы как следствия континентальной экспансии – служило важным фактором формирования исключительного характера складывавшейся американской нации. Ее непохожесть на остальные народы, скованные феодальными традициями и предрассудками, была совершенно очевидна. Фронтир до конца XIX века был своеобразной американской мечтой, он двигался и звал за собой все новых и новых пионеров, закаляя их характер и формируя дух предпринимательства и личного успеха.

Существенную роль в формировании идеи американской исключительности стала убежденность в универсализме американских ценностей. Не секрет, что Конституция США, став первой писаной конституцией в мире, утверждавшей демократическую республику, явилась образцом для последующих поколений и государств, перенявших эту форму правления. Благодаря ей остальные страны и народы восприняли и институт президентской власти, и систему разделения властей, и принцип сдержек и противовесов, не подвергая сомнению их универсализм и всеобщность. Даже современная Россия, в которой антиамериканизм оказался культивируемой культурой последнего десятилетия, живет по Конституции, содержащей принципы первой конституции мира.

Ярким выражением американской исключительности стала «американская мечта» – собирательное понятие, выражающее безграничный потенциал возможностей этого нового «града на холме», привлекательный и манящий образ, все еще притягивающий миллионы страждущих со всего мира. США до сих пор представляют собой главный объект внимания иммиграционных потоков в мире. Ежегодно эта страна принимает до 1 млн иммигрантов.

Убежденность в том, что они не только разные, но и другие, сопровождает американцев от колониальных времен до наших дней. Это именно тот исторический код, который склеивает самое сегментированное и разделенное общество в мире вне зависимости от поколений, появляющихся иммиграционных сегментов и нового соотношения между ними.

Американское лидерство

Переплетение всех этих факторов, не только ставших объективной составляющей американской исключительности, но и вошедших в массовое сознание нации благодаря систематическому и настойчивому общественному самогипнозу, и стало тем историческим наследием, которое передавалось в США из поколения в поколение. Его воспринимали не только граждане этого государства, но и прибывающие иммигранты. Причем распространение этого наследия не очерчивалось лишь границами Соединенных Штатов.

Со временем – особенно в XX веке – само понятие американской исключительности, первоначально связанное с особенностями формирования американской нации и ее расово-этнического состава, а также с принципами, которые легли в основу созданной демократической республики, наполнялось новым содержанием, эволюционировало и приобрело современный дополнительный контент. В условиях перехода от континентальной экспансии к политике интервенционизма, а позже и к политике глобального экспансионизма, оно стало увязываться и с идеями американского лидерства, и с теорией глобального доминирования, превратившись в главный идейный инструмент внешнеполитического воздействия в мощном арсенале Государственного департамента США.

Церемония натурализации свидетельствует,
что расовый состав в США меняется.
Фото Reuters

Первая заявка на мировое лидерство прозвучала от США в конце Первой мировой войны, когда президент Вудро Вильсон, выступив с 14 пунктами, предложил свое видение послевоенного мирового устройства. Однако его идеи так и не воплотились в жизнь. Слишком сильны были позиции и европейских традиционалистов, и тогдашних изоляционистов в самих США, которые не понимали президента, видевшего гораздо дальше своих современников.

Вторая заявка на глобальное лидерство исходила от США уже после окончания Второй мировой войны, после которой заокеанская держава, все же преодолевшая изоляционистский синдром и укрепившая свое место в мировой экономике, действуя при этом более решительно и говоря одним голосом (прежде всего в лице президента Ф.Д. Рузвельта), сумела оказать существенное влияние на послевоенное устройство мира. Проводимая впоследствии Соединенными Штатами политика сдерживания коммунизма лишь укрепила их мировое лидерство, превратив в главную супердержаву второй половины XX века.

Будучи «вмонтированной» во все внешнеполитические доктрины Соединенных Штатов, идея американского лидерства перекочевала через их границы, распространяясь по всему земному шару, способствуя тем самым формированию идейных основ экспансионистской внешней политики этой всепроникающей неформальной империи современного мира.

Конечно, мировое лидерство может осуществляться по-разному. Можно вести за собой весь земной шар или хотя бы часть его, навязывая другим государствам и народам собственную модель и волю, вынуждая их при этом поступать так, как велит мировой суперлидер и используя при этом формы экономической или иной зависимости.

Но может быть и иная модель лидерства: влиять на других силой собственного примера, формируя при этом у ведомых внутренние мотивы и стремление идти за таким лидером. В этом случае государство-лидер не только само движется вперед, но и, как локомотив, тянет за собой остальных – тех, кто это лидерство признает добровольно.

Ответы американскому лидерству

Как же остальным ужиться со страной, считающей себя исключительной, свои ценности – универсальными, свое внешнеполитическое поведение – правильным, страной, стремящейся распространить собственные принципы и институты на остальные народы? Как вести себя с таким государством-лидером, претендующим на глобальное доминирование, однако имеющим при этом свои интересы и преследующим собственные цели? Это те вопросы, которые поставили перед остальным человечеством Соединенные Штаты давно: и самим фактом своего возникновения, и небывало быстрым подъемом, и чрезвычайной глобальной внешнеполитической активностью. Ответы на них разные.

Советский ответ. Наиболее прямолинейным и конфронтационным ответом на заявку США на мировое лидерство после Второй мировой войны стал ответ Сталина, инициировавшего создание системы советских союзников-сателлитов и советских геополитических полей (сфер влияния), способных блокировать и уравновесить американские притязания. Его преемники (от Маленкова, Хрущева до Горбачева) восприняли его, формируя зеркальный американскому внешнеполитический курс СССР. Такая модель способствовала формированию биполярного мира и длительной конфронтации двух супердержав на четкой идеологической основе – так называемой холодной войне, которая не переросла в прямое столкновение между ними только благодаря сдерживающей роли ядерного оружия и созданному механизму конфронтационного регулирования (в частности, режиму контроля над вооружениями). СССР и США оказались двумя державами современного мира, разработавшими и воплотившими в жизнь геополитические программы, нацеленные на глобальную экспансию и собственное превосходство.

Идейным ответом СССР на концепцию американской исключительности стал тезис о неизбежности гибели капитализма и победе социализма во всемирном масштабе – осовремененный вариант провалившейся идеи мировой пролетарской революции, в которую так свято и безоглядно верили первые советские большевики и лидеры Коминтерна. Закончившаяся в итоге в 1991 году распадом истощенного гонкой вооружений советского полюса холодная война ушла в прошлое, освободив место для создания новых центров силы, формирования новых геополитических полей, международных интеграционных структур и военно-политических блоков.

Китайский ответ. После гражданской войны 1946–1949 годов и образования КНР в 1949 году США не признали коммунистический материковый Китай, выстраивая отношения с режимом Чан Кайши и Китайской Республикой (Тайвань). Не признавший ни советского, ни американского лидерства и вышедший в 1960-е годы из советского блока маоистский Китай стал проводить особый курс, борясь против «американского империализма» и «советского гегемонизма» одновременно. Так продолжалось более 10 лет, после которых США решили взять инициативу в свои руки и «разыграли китайскую карту», выстраивая отношения с КНР, используя при этом советско-китайские противоречия. Усилия Г. Киссинджера и визит президента Р. Никсона в КНР в 1972 году изменили ситуацию: в 1979 году США установили дипломатические отношения с КНР.

Это был пролог к новому этапу в развитии страны – реформам Дэн Сяопина. Кардинально изменив внешнеэкономическое и внешнеполитическое поведение материкового Китая, они открыли его для иностранных инвестиций и американского проникновения. Небывалый экономический подъем, обеспеченный западными странами во главе с США, превратил Поднебесную не только в «мастерскую» современного мира, но одновременно – в стратегического партнера и главного экономического конкурента Соединенных Штатов, не только противоборствующего, но и взаимосвязанного с ними. Правда, китайско-американская модель взаимодействия, основанная как на противоборстве и конкуренции, так и на переплетении и взаимозависимости двух экономик, сегодня дает существенные сбои.

Европейский ответ. В отличие от советского европейский ответ не был конфронтационным. После Второй мировой войны он формировался в русле безоговорочного признания американского лидерства и в рамках так называемой политики атлантизма и выстраивания «трансатлантической солидарности», ставшей отныне основной линией американо-европейских отношений. Союзнические отношения, сложившиеся в годы Второй мировой войны между США и Англией, американская помощь западным странам после войны послужили основой такой политики. Наступление холодной войны и сдерживание коммунизма требовали укрепления позиций США в Европе, и американский зонтик безопасности превратился в постоянно действующий фактор современности. Время от времени между западными союзниками возникали трения (президентство де Голля во Франции, нынешняя политика Трампа по вопросу взносов в НАТО), которые вряд ли всерьез подорвут устои союзнических отношений и поставят под сомнение сам факт американского лидерства.

Российский ответ. Внешнеполитическое поведение новой России после распада СССР не отличалось последовательностью. В течение первого десятилетия ее внешнеполитический курс был направлен на интеграцию в западное пространство и его институты. Однако проблема американского лидерства, а вернее, нежелание его открытого признания со стороны России, стало все-таки существенным тормозом в его реализации. Кардинальная смена курса произошла с приходом на пост президента РФ В.В. Путина, который развернул его в ином направлении: открытое неприятие американского лидерства, антиамериканские декларации, дипломатическое и геополитическое (присоединение Крыма, события в Донбассе) противодействие США были расценены как проявление российского реваншизма, неприкрытое стремление России восстановить свою роль великой державы. Американским ответом на подобные действия явились антироссийские санкции, направленные на сдерживание и корректировку ее внешнеполитического поведения и торможение развития. Нынешняя модель российско-американского взаимодействия сформирована вокруг новой, негативной повестки дня, а именно – санкционной спирали, которая и стала главным стержнем асимметричной конфронтации двух стран: США – супердержавы, победившей в холодной войне, и России – главной наследницы СССР – супердержавы, проигравшей и развалившейся в ходе биполярной конфронтации.

Читайте также:  Население США накануне Гражданской войны, подробные данные

Конечно, приведенный выше перечень не исчерпывает существовавшие в истории и формирующиеся ныне ответы американскому лидерству. Существуют кубинский, иракский и иранский ответы. Несомненный интерес представляет то, как воспринимают американское лидерство на постсоветском пространстве: в балтийских государствах, в Украине, Грузии, Белоруссии, государствах Центральной Азии, в Азербайджане и Армении. В различных регионах мира американский феномен воспринимается по-разному. Причины неоднозначного восприятия США, их институтов и их политики (особенно внешней) кроются в особенностях воспринимающего субъекта (народа, страны, региона). Так, в незападных консервативных обществах традиционного типа ценности, навязываемые в процессе американской глобальной экспансии, прививаются с большим трудом, подчас вызывая открытое неприятие и отторжение, способствуя при этом развитию обратного результата – антиамериканизма, являющегося оборотной стороной медали с надписью «Американское лидерство».

Эволюция американской исключительности

Многие противники американской исключительности считают, что она постепенно с неизбежностью уйдет – или даже уже уходит – вместе с закатом самой Америки. И в чем-то они правы. Как это ни парадоксально звучит, но сама суть американской нации все-таки медленно подтачивает ее основы. Изменение иммиграционных потоков и последовавшие демографические сдвиги привели со временем и к изменению в соотношении между этническими сегментами американского общества. Очевидное замедление прироста белого населения, ускоренный рост численности черных и выходцев из латиноамериканского региона приводят не только к явному смещению электоральных и партийно-политических предпочтений. Они вызывают и неизбежные сдвиги в отношении того, что кажется незыблемой основой самого американизма: американской исключительности, американского лидерства и экспансионизма и американского глобального превосходства.

Современные переселенцы (особенно из стран Латинской Америки), готовящиеся стать американскими гражданами, с трудом воспринимают весь комплекс идей и принципов, составляющих неоспоримое наследие американского общества и государства, переданное отцами-основателями своим преемникам. Каждый этнический сегмент по-своему воспринимает США и их политические институты, привнося при этом в новое общество свои привычки, культуру, образ жизни и поведения, которые подчас ему противоречат. Даже черные, которые являются исторически неотъемлемым сегментом американского общества, живут и действуют зачастую вразрез с общеамериканскими принципами. Это и создает основу для размывания тех величин, которые, формируя философию американизма, всегда казались в США незыблемыми и постоянными.

Конечно, подобные процессы не происходят быстро. Они могут накапливаться годами и десятилетиями, исподволь и незаметно меняя общепризнанные ценности и привычное поведение. Но именно так и развиваются все общества: медленно отказываясь от прошлого, они с трудом воспринимают новое, формируя при этом промежуточную историческую ткань, которая и связывает поколения. Хотя данное утверждение и может показаться спорным, оно все же отражает ту противоречивую и непростую траекторию прогресса, по которой движется современное человечество.

И наконец, последнее. Когда мы говорим об историческом опыте США (или любого другого государства), несомненно лишь одно: историю других стран и иных народов необходимо знать, понимать и даже чувствовать. Только в этом случае каждый из нас сможет лучше понять и историю страны собственной, ее несомненную исключительность, вполне очевидную самобытность и редкую историческую уникальность.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Убежденность в том, что они не только разные, но и другие, сопровождает американцев от колониальных времен до наших дней. Это именно тот исторический код, который склеивает самое сегментированное и разделенное общество в мире вне зависимости от поколений, появляющихся иммиграционных сегментов и нового соотношения между ними.

Ассимиляция иммигрантов в Соединенных Штатах

Иммигрантская ассимиляция – сложный процесс, в котором иммигранты не только полностью объединяют себя в новую страну, но также и теряют аспекты, возможно все их наследие также. Социологи полагаются на четыре основных оценки, чтобы оценить иммигрантскую ассимиляцию: социально-экономический статус, географическое распределение, второе языковое достижение и смешанный брак. Уильям А.В. Кларк определяет иммигрантскую ассимиляцию как «способ понять социальную динамику американского общества и что это – процесс, который происходит спонтанно и часто непреднамеренный в ходе взаимодействия между большинством и меньшинствами».

Было найдено, что между 1880 и 1920, Соединенные Штаты взяли примерно в 24 миллионах иммигрантов. Это увеличение иммиграции может быть приписано многим историческим изменениям. Позже, во время холодной войны с 1960-х до 1980-х и распада Советского Союза в конце 1980-х, более чем 1,8 миллиона евреев (включая некоторых нееврейских членов семьи) эмигрировали из прежнего Советского Союза. Крупнейшими странами назначения был Израиль (приблизительно 1,1 миллиона), Соединенные Штаты (более чем 400 000), Германия (приблизительно 130 000) и Канада (приблизительно 30 000). Начало двадцать первого века также отметило крупную эру иммиграции, и социологи еще раз пытаются понять влияние, которое иммиграция оказывает на общество и влияние, которое это оказывает на самих иммигрантов.

Культурная ассимиляция может произойти или спонтанно или насильственно. Культура может спонтанно принять другую культуру, или более старые и более богатые культуры насильственно объединяют другие слабые культуры. Термин ассимиляция часто используется относительно иммигрантов и различных этнических групп, которые поселились в новой земле. Новая культура и новые отношения к культуре происхождения получены через контакт и коммуникацию. Культурное изменение не просто односторонний процесс. Ассимиляция предполагает, что относительно незначительная культура добирается, чтобы быть объединенной к одной объединенной культуре. Этот процесс происходит через контакт и жилье между каждой культурой. Текущее определение ассимиляции обычно используется, чтобы относиться к иммигрантам, но в мультикультурализме, культурная ассимиляция может произойти во всем мире, не только быть ограничена определенными областями. Например, общий язык дает людям шанс учиться и работать на международном уровне, не просто будучи ограниченным той же самой культурной группой. Люди из разных стран способствуют разнообразию и формируют «глобальную культуру», что означает культуру, объединенную элементами из разных стран. Эта «глобальная культура» может быть замечена как часть ассимиляции, которая заставляет культуры из различных областей затрагивать друг друга.

Армянская диаспора

Представители армянской диаспоры плотно проживают в штате Калифорния, по неофициальным данным, количество американских армян достигает 1,5 млн человек. Лос-Анджелес знаменит районом Глендейл, где четверть жителей — армяне.

Речь идет не только об армянах, бежавших в США на рубеже XIX-XX веков, спасаясь от геноцида турков Османской Империи, но и об армянах Ближнего Востока, спасавшихся от последствий гражданской войны в Ливане и Исламской Революции.

Американские армяне — наиболее образованные среди этнических сообществ. 70% выходцев из армянских семей заканчивают колледж .

Представители армянской диаспоры плотно проживают в штате Калифорния, по неофициальным данным, количество американских армян достигает 1,5 млн человек. Лос-Анджелес знаменит районом Глендейл, где четверть жителей — армяне.

Теоретические модели ассимиляции иммигрантов

Согласно первой классической модели, иммигранты и местные становятся всё больше похожи друг на друга в процессе взаимодействия. Эта теория рассматривает иммигрантов, которые с течением времени быстрее приспособились к нормам, ценностям, поведению и характеру другой группы. Данная теория также говорит о том, что иммигранты и их потомки, которые прожили в новой среде дольше, приобретают большее сходство с группой, чем те, которые прожили небольшое количество времени. [6] Вторая теория, представляющая собой модель расовой или этнической неполноценности, утверждает, что шансы иммигрантов ассимилироваться практически невозможны. [7] Примером данной модели является дискриминация и институциональные барьеры на пути трудоустройства и других возможностей. Чтобы обойти данные барьеры, некоторые группы иммигрантов образовали этнические анклавы . Третья, сегментированная модель ассимиляции говорит о том, что такие структурные барьеры как: бедные городские школы, отрезанный доступ к рабочим местам и другим возможностям, часто являющиеся особенно серьезными в случае с наиболее уязвимыми членами групп иммигрантов, могут привести к застою и спаду мобильности, даже если дети других иммигрантов будут следовать в сторону классической прямолинейной ассимиляции совершенно различными путями. [6]

Стоит отметить, что некоторые учёные полагают, что ассимиляция и аккультурация – это синонимы. Это не совсем так. Согласно точке зрения большинства социологов, ассимиляцией является “процесс интерпретации и слияния” одной группы или лица с другими. Данное слияние может включать в себя воспоминания, поведение и чувства. Делясь своим опытом и историями, они сливаются в общую культурную жизнь. При ассимиляции происходит полная утрата одним народом своего языка и культуры при контакте с другим, более доминантным, что не происходит при аккультурации.

Ассимиляция это….

Всем привет! На связи Андрей Пучков.

В этой статье речь пойдет об одном из важнейших социальных процессов. Ассимиляция — это в обществознании процесс этно-культурного поглощения одной этнической общности в другой. Простыми словами — это когда ты русский переехал в США и стал американцем русского происхождения.

Теория ассимиляции зародилась в прошлом, XX столетии. И за столетие она претерпела множество изменений. О том, что понимается под ассимиляцией в современной науке также поговорим в этой статье.

Кстати, материал этой статьи легко можно использовать при написании сочинения по обществознанию в задании 29.

Как оказалось, никакой господствующей культуры тоже не существует: есть разные субкультуры. Одни более популярны, например поп-культура, массовая культура другие менее, но в целом никакого мейнстрима нет. Могут быть какие-то общие национальные ценности, которые выражаются понятием «национальный менталитет» и на этом все.

Ссылка на основную публикацию