Религиозная жизнь американских скандинавов, путь к мормонству

Религиозная жизнь американских скандинавов

Религиозная жизнь американо-скандинавской группы имела своеобразный характер. На нее лег отпечаток церковных расколов в Скандинавских странах, причем эмигрантские массы чаще находились под влиянием течений демократического характера, пиэтических толков. Эти течения имели пуританское в общем направление, иными из них светские развлечения, танцы, театр, спиртные напитки и т. д. запрещались.

Церковные раздоры в среде американских скандинавов

Церковные раздоры продолжались весьма активно и среди американских скандинавов, в результате чего у них образовалось множество церквей и сект, враждовавших между собой. В шведских поселках Канзаса, например, в 70-х годах религиозные споры были в центре общественного внимания и нередко переходили в кулачные драки.

Однако бурные религиозные распри и повышенная активность многочисленных церковных организаций прикрывали то очень важное обстоятельство, что значительная доля американских скандинавов вообще отпала от церкви. По данным Бэбкока, к церкви (какой бы то ни было) принадлежал каждый второй норвежец, каждый пятый швед и лишь 1 из 15 датчан. Массовый характер религиозного безразличия среди американских скандинавов отмечен целым рядом авторов. На него жаловался в 70-х годах калифорнийский священник Хвистендаль, усматривавший в нем даже влияние моряков, которые в плавании отвыкают от церкви. Но при вторичной миграции скандинавов на Дальний Запад церковь вообще растеряла множество прихожан. В больших городах Дальнего Запада было немало антиклерикальных обществ. Антирелигиозные общества имелись среди шведов Чикаго, а чикагские норвежцы создали «Скандинавское общество свободомыслящих». Когда в 1880—1881 гг. США посетил крупный норвежский писатель Бьернстерне Бьернсон (пользовавшийся известностью также среди норвежских иммигрантов), республиканец и свободомыслящий, норвежско-американское лютеранское духовенство встречало его враждебно. Сам Бьернсон разоблачал «поповскую власть» над иммигрантами.

Американизация церковных организаций

Церковные организации скандинавских иммигрантов довольно заметно американизировались — по тем же причинам, по которым это происходило со всеми другими иммигрантскими церквами. В богословском отношении это облегчалось протестантским характером всех скандинавских церквей и пуританской религиозно-этической направленностью самых массовых из них. В Чикаго шведская евангелическая организация, влиятельная, в частности, среди молодых шведок, действовала заодно с американским возрожденческим религиозным движением, которое возглавлял Дуайт Муди.

Среди американских скандинавов энергично и успешно действовали американские религиозные организации — методисты, баптисты и др. Соперничество с ними заставляло скандинавских церковников заимствовать их приемы — воскресные школы, кружки молодежи и женщин и т. д. Скандинавским церквам не удалось создать такую мощную сеть приходских школ, как у католиков или даже немецких лютеран. Их школы чаще действовали во время каникул и, таким образом, только дополняли общеамериканскую систему государственных школ, в которую было вовлечено большинство скандинавских детей.

Характерно, что на Дальнем Западе американизация скандинавских религиозных организаций происходила еще быстрее. В этом регионе, где скандинавское население сложилось большей частью в результате вторичной миграции, церковь, видимо, не казалась предметом первой необходимости, как в среднезападных и восточных районах в предыдущий период: Общая обстановка изменилась, да и переселенцы уже не были новичками. Случалось объединяться разным церковным организациям — и прихожанам разных сект — в одном здании. В калифорнийских шведских поселках, изучавшихся Ф. Фьельстрем, где церковный хор был местом встреч молодежи, в местную церковь шведской секты ходили молодые люди «североевропейского происхождения, принадлежавшие к какой бы то ни было протестантской церкви», отчего воспоследовало немало браков.

Многие сельскохозяйственные колонии скандинавских переселенцев создавались единоверцами и по почину религиозных организаций — в Канзасе, Калифорнии, Айове, Висконсине и т. д. Агенты-вербовщики считали долгом устанавливать связи со священниками. Шведская же лютеранская церковь штата Иллинойс продавала — за комиссионные — землю, принадлежавшую железной дороге.

Мормонское движение и скандинавская иммиграция

Самой своеобразной особенностью скандинавской иммиграции в США была ее роль в мормонском движении. Среди мормонов было особенно много иммигрантов. В 1870 г. иммигранты двух поколений составляли 68% населения мормонского штата Юты (по стране в целом — около трети жителей). На первом месте среди европейских переселенцев Юты стояли выходцы из Великобритании, на втором — выходцы из Скандинавии. За вторую половину XIX в. в США прибыло из Скандинавских стран 30 тыс. мормонских эмигрантов. Среди них преобладали датчане (больше половины), шведов было значительно меньше, норвежцев — только 11%.

Это эмиграционное движение имело две самые характерные черты: оно происходило по религиозным мотивам и носило организованный по преимуществу характер. В скандинавские страны посылались из мормонского центра миссионеры — они же вербовщики, — обычно американские мормоны скандинавского происхождения. Из новообращенных формировались группы, которые под руководством тех же миссионеров, главным образом на средства мормонской общины, организованно перевозились через океан и дальше, с организационной и финансовой помощью той же общины, через территорию США — в Юту. Разумеется, от этого порядка бывали разнообразные отступления, начиная с того, что эмигрировали далеко не все обращенные, хотя в идеале по теологическим установкам мормонства все верующие должны были собираться в мормонском центре.

При всем этом своеобразии мормонская эмиграция порождалась глубинными причинами того же порядка, что и общая эмиграция, о которых шла речь выше, а осевшие в Юте родные и друзья привлекали новых эмигрантов. Новообращенные мормоны, как заметил в 1871 г. путешествовавший по США европеец, принадлежали в большинстве к самым бедным и невежественным слоям датского, шведского и т. д. общества, преимущественно к крестьянской бедноте, но по мере приближения к концу века среди них (как и в общей эмиграции) росло число горожан и рабочих. Главным районом мормонской эмиграции из Дании был Копенгаген с окрестностями. В ней участвовали также зажиточные и даже богатые люди.

Конец организованной мормонской иммиграции

В 90-х годах XIX в. организованной мормонской иммиграции пришел конец, в чем сыграли роль изменения в мормонском обществе Америки, антимормонская кампания в США, запрещение (1891 г.) въезда туда многоженцев (самой заметной чертой мормонского общества являлось, как известно, многоженство), изменение эмиграционных тенденций в Скандинавии, рост там религиозного индифферентизма и т. д.

В Юте скандинавские мормоны колонизовали несколько районов (где, впрочем, жили мормоны и других национальностей) и, кроме того, были рассеяны по многим другим поселкам. Образовывали они и мормонские колонии в соседних с Ютой штатах. Топонимика Юты изобилует датскими названиями, а в ее поселках долго сохранялись постройки скандинавского типа.

Сельскохозяйственная кооперация развивалась у скандинавов мормонской Юты гораздо шире, чем у скандинавов других областей. Было принято сообща возить продовольствие в главный город Юты Солт-Лейк-Сити или на рудники Невады, которую снабжала Юта. Сообща нанимались даже на железнодорожные стройки. Как по всей стране, иммигранты конца века все чаще селились в городах и промышленных поселках. В Юте это больше всего относилось к шведским квалифицированным рабочим и ремесленникам. И здесь многочисленные служанки из Скандинавских стран нередко служили в инонациональных семьях.

Если в отмеченных выше отношениях мормонская иммиграция скандинавов развивалась по тем же линиям, что и скандинавская иммиграция вообще, то в демографическом отношении и в семейном строе между ними имелась существенная разница. У мормонов, как говорилось выше, существовало многоженство, которое возводилось даже в религиозную добродетель. В действительности же большинство мормонских семей было моногамно и к иммигрантам это относилось в большей степени, чем к американцам. Однако семейная особенность мормонского общества обусловила усиленный приток в Юту иммигранток. Среди тамошних выходцев из Скандинавии женщины составляли 53.5%, мужчины — 46.5% (в целом по стране число иммигрантов-мужчин превышало число женщин). Из Швеции эмигрировали к мормонам в большинстве молодые незамужние женщины. Для всей Скандинавии это подтверждается, в частности, списками пароходных пассажиров. Часто молодые женщины давали обещание пойти во вторые или третьи жены к человеку, который оплачивал их переезд через океан, иногда — к миссионеру, обращавшему их в мормонство. Была в этой ситуации особенность, касавшаяся ассимиляционных процессов: она учащала смешанные браки. Датчанки шли во вторые, третьи и т. д. жены к мужьям других скандинавских и нескандинавских национальностей, нередко — к американцам.

Языковая ассимиляция скандинавских мормонов

Другая особенность скандинавских мормонов касается их языковой ассимиляции. Дело в том, что английский язык являлся для верующего мормона языком откровения, и он изучал его не поневоле, как обыкновенные иммигранты, а с религиозным рвением. Английский язык начинали учить подчас в стране выхода и на кораблях, где это обучение, как и весь быт переселенцев, было заранее организовано. При таком отношении к английскому языку неудивительно, что в одном мормонском поселке датчане не пожелали иметь в доме первую в Юте газету на датско-норвежском языке, так как «все должно быть на английском». В 80-х годах мормонское многоженство сурово преследовалось американскими властями, и за него многие мормоны, в том числе скандинавские, попадали в тюрьму, что считалось в мормонском обществе делом чести. Тюремные дневники и альбомы скандинавских «страдальцев за веру» изобиловали текстами (даже стихотворными) на английском языке, причем часто в фонетической записи, так как авторы, видимо, не успели овладеть сложной английской орфографией.

Социологи и историки из мормонской среды (в том числе и В. Малдер) находят, что в Юте европейские языки (неанглийские) вымирали быстрее, чем в других частях США. Так, мормонским миссионерам из второго поколения приходилось перед выездом в Данию заново учить датский язык. Вместе с тем процесс языковой ассимиляции шел общим путем: возникали смешанные языки с обильными заимствованиями из английского, практиковалось двуязычие. Встречались характерные и для других этнических сочетаний частности — так, в районах, где скандинавские мормоны жили рядом с индейцами, многие из них говорили на языке этих индейцев, а индейцы говорили по-английски со скандинавским акцентом.

В том же направлении, что психологическая «открытость» к английскому языку, действовал и тот общий психологический перелом, который испытывали мормонские эмигранты. Они рвали со своим прошлым решительнее, чем обычные переселенцы: мормоны отвергали старую веру и принимали новую, американскую. Соответственно и церковь, в вере которой они были воспитаны, оставалась для них в европейском прошлом и, отнюдь не пытаясь, подобно прочим иммигрантам, восстановить ее в Новом Свете, они подчинялись американской, мормонской церкви.

Во время переезда через океан скандинавские мормоны нередко оказывались в одной группе с английскими. В деревнях Юты они часто жили вперемежку с американцами и европейцами других национальностей, состоя с ними в одной религиозной общине. Правда, в подобных общинах выделялась порой для тех или иных функций скандинавская часть, но без разделения по скандинавским национальностям, которое мормонской церковью не поощрялось. По мнению Малдера, молодые скандинавы-мормоны 1890 г. могли и не знать, что в Скандинавии три нации. Раздоры между выходцами из них в Юте начались уже на грани XX в. — с подрывом мормонской церкви, распространением в штате соперничающих церквей, ростом светской прессы и культурных организаций и т. д. По-видимому, в своеобразных условиях мормонского общества ассимиляция действительно происходила интенсивнее и быстрее.

Религиозная жизнь американских скандинавов, путь к мормонству

&nbsp Чисто американская религия

Религия мормонов возникла в нужное время и в нужном месте — в Америке, в 1830 году. За полтора столетия мормоны превратились в одну из самых влиятельных и самых богатых сект мира. Секрет конкурентоспособности — в удобстве вероучения.

Сегодня более 8 миллионов человек выбрали религию, которая зашла значительно дальше протестантизма в ревизии традиционного христианского учения. Настолько дальше, что считать Церковь Иисуса Христа Святых последних дней христианской отваживаются немногие богословы. Тем не менее именно мормоны ближе всех подошли в XIX веке к пониманию того, какое вероучение наиболее удобно современному человеку, воспитанному в условиях свободного предпринимательства, уважения прав личности и личной свободы. Мормоны создали вариант христианства, максимально подходящий для формирующейся американской нации.

Версий происхождения религии мормонов несколько. Вариант, принятый мормонами в качестве канонического, таков: некоему Джозефу Смиту было откровение — ему явился человек, от которого исходило сияние и ноги которого не касались пола. Он, по словам Смита, был облачен в мантию необыкновенной белизны, назвал себя Мормонием, посланником Божьим, и рассказал “о сокрытой книге, написанной на золотых листах и содержащей историю прежних жителей этого материка и историю их происхождения”.
Иными словами, Мормоний утверждал, что существует американское Священное писание. Перевод этой книги на английский язык, осуществленный Джозефом Смитом, и дал основу новому учению.
Есть и другая версия, неканоническая. Этот самый Джозеф Смит был известным шарлатаном и колдуном. Никакой священной книги на золотых листах не было, был обыкновенный плагиат, если не сказать хуже: Смит позаимствовал рукопись романа у малоизвестного писателя-фантаста Сполдинга, назвал ее “Книгой Мормона” и объявил священной. Для большей убедительности Смит отредактировал Библию и Евангелие таким образом, что их тексты ни в чем не противоречили идеям “Книги Мормона”.
Поскольку книги на золотых пластинах никто не видел, обе версии абсолютно равноправны.

“Книга Мормона”, а также “Установления и заветы”, то есть книга откровений пророков (наряду с Ветхим и Новым Заветом это священные книги мормонов), содержат необходимый набор идей, позволяющий сделать христианскую религию максимально простой и понятной даже человеку с очень невысоким уровнем интеллекта. Это сугубо американский подход: все должно быть максимально готово к употреблению — от духовной пищи до продуктов fast food.
Антропоморфный Бог из плоти. Культ здорового образа жизни, в полной мере разделяемый современными американцами, любовь к своему телу, которое должно приносить человеку радость. Культ семьи. Пересмотр всех ритуалов в сторону упрощения. Как и протестанты, мормоны не признают посредников между Богом и людьми, каждый обращается к Богу, как он хочет.
Другие ценности так же конкретны и приземленны: образование, участие в жизни общества, личный материальный прогресс. Бог любит нас и помогает нам в наших делах, любят повторять мормоны, разумея под делами не служение Богу, а самые обыкновенные человеческие дела. Те, что названы у Экклесиаста суетой сует.
Если мирская суета признается богоугодной, то нет ничего более противоестественного, чем монашество. Чтобы быть ближе к Богу, считают ортодоксальные католики и православные, нужно уйти из реального мира. Мормоны же утверждают прямо противоположное: чтобы приблизиться к Богу, нужно жить полнокровной жизнью, отказывая себе только в спиртном, кофе, чае, табаке и более сильных стимулирующих веществах. Но и в этом мормоны не идут против американских реалий — сейчас едва ли не целые города объявляются зонами для некурящих, а борьба за здоровый образ жизни привела к кофе без кофеина. Вполне возможно, что в недалеком будущем одним из “откровений” мормонам будет разрешен кофе — считаться стимулятором в США он уже не может.

Прагматизм и нацеленность американцев на формулу “деньги — это бумажный символ энергии” воплотились в мормонском учении в культ созидательного труда. Учение мормонов не допускает в миссионеры людей в активном возрасте (с 21 до 55 лет). В этом возрасте, считают мормоны, надо повышать свое благосостояние и воспитывать детей.
Мормонская религия не проповедует практически ничего из того, что не было бы закреплено в массовом сознании на уровне стереотипа. Возникнув во времена рабства, распространенного в южных штатах, мормонское вероучение тоже оказалось в плену предрассудков своего времени: например, негров оно объявляло низшей расой.
В своем пересмотре традиционных основ христианства мормоны заходят так далеко, что переступают черту, разделяющую христианскую и нехристианскую церкви. Если добро воплощается в материальных благах, а мораль оперирует прежде всего категориями пользы, если Бог материален, а дьявол иллюзорен, если грехопадение Адама и Евы трактуется как закономерное и благотворное начало человеческой истории, а крест, как символ убийства, отрицается, то сомнения в принадлежности мормонов к христианству представляются весьма обоснованными.
Однако такой меркантильный подход оказался привлекательным “идейным предложением” на рынке иррациональных верований. Он ничуть не устарел со времен основания церкви и обеспечивает живучесть и процветание Церкви Иисуса Христа Святых последних дней и по сей день.
Тем не менее подчеркнутая обособленность мормонов на начальных этапах своей истории и такие раздражающие общественное мнение черты их образа жизни, как многоженство, неизбежно должны были привести к конфликтам. К тому же христианское смирение и долготерпение не были добродетелями, проповедуемыми мормонской церковью.

Читайте также:  Пропаганда американских СМИ о борьбе черных за свои права

Вскоре после основания церкви, в 1838 году, большинство ее последователей обосновалось в местечке Индепенденс в штате Миссури. Однако местное население обвинило их в чрезмерной гордыне и, как бы мы сказали сегодня, в приватизации истины. После многочисленных разбойных нападений мормонам пришлось уйти. Они переселились в штат Иллинойс и превратили захолустный городок Коммерс в цветущий город Нову, в котором уже через пять лет с момента основания жили 40 тысяч человек.
В городе было единственное каменное здание — обширный и оригинальный по архитектуре мормонский храм. В Европу и Австралию были посланы миссионеры, а Джозеф Смит рискнул выступить кандидатом в президенты США. Однако знаменитое мормонское многоженство, введенное в 1843 году якобы после божественного откровения, помешало осуществиться его планам. Разъяренная толпа попросту растерзала основателей церкви.
Однако ряд обстоятельств заставляет задаться вопросом, так ли уж случайно Смит имел “откровение”, после которого создал новую религию. Дело в том, что в этот непростой период американской истории общество и государство пережили два серьезнейших социально-политических конфликта. 30-40-е годы прошлого века были ознаменованы в США беспрецедентной борьбой с масонством и масонами, которых изгоняли из государственного аппарата, травили и подвергали публичному поруганию. Одной из наиболее влиятельных политических сил была Антимасонская партия, стараниями которой конгресс принял законы, поражающие в правах членов масонских лож. Одновременно в северных штатах набирала силу кампания за освобождение негров-рабов.
И масоны с промышленного Севера, и плантаторы-рабовладельцы с Юга были высокообразованными людьми. Они запросто могли направить фантазию Джозефа Смита в сторону создания церковной организации, демонстративно противопоставляющей себя общественной морали. Новая религиозная секта притягивала к себе внимание, канализируя отрицательные эмоции и отвлекая энергию протеста от того, что считалось социальными язвами и политической угрозой, а именно от рабовладения и масонства.
Впрочем, это только предположение. История не оставила прямых подтверждений этой конспирологической версии появления мормонства. Хотя стоит иметь в виду, что как только успешно завершилась антимасонская кампания, а рабство со всей очевидностью изжило себя, многоженство у мормонов было отменено специальным декретом как противоречащее действующему законодательству Соединенных Штатов. Церковь мормонов продолжала развиваться по своим законам, но в мормонском уставе появился особый пункт — об уважении законов и правителей, что быстро сделало из мормонов удобных членов общества.

Дальнейшая история жизни мормонов — это постепенное преодоление отчуждения от остальной части американского общества. Несмотря на то что мормонская община быстро росла, она вынуждена была покинуть Иллинойс в 1846 году. Тогда мормонов возглавлял второй проповедник — Бригем Янг, имевший к концу жизни 17 жен и 56 детей. Спустя несколько месяцев тяжелых скитаний они наконец достигли пустынной тогда долины Большого соленого озера, где основали город Солт-Лейк-сити. Янг управлял мормонами 33 года и оставил после себя процветающую секту.
Сплоченные и дисциплинированные мормоны быстро превратили пустыню в цветущий оазис. Марк Твен, бывший проездом в Юте, был поражен тем, насколько опрятный и чистый Солт-Лейк-сити отличался от запущенных американских городов того времени.
С тех самых пор штат Юта с полным правом именуется мормонским штатом. Традиционное мормонское воспитание делает из мормонов, как они сами утверждают, хороших партнеров по бизнесу. (Правда, в прошлом веке многие в Америке придерживались иного мнения, указывая на жадность мормонов.) Как и следовало ожидать, это обстоятельство способствовало тому, что мормонская церковь стала вести активный самостоятельный бизнес.
Сегодня она — одна из самых богатых в мире церквей. Мормоны официально владеют большей частью территории штата Юта, значительными угодьями на Гавайях, гостиничной сетью Marriott, крупной сетью супермаркетов и пакетом акций газеты Los Angeles Times. Помимо этого церковь располагает обширной недвижимостью в Юте, 11 радиостанциями, двумя телеканалами и сахарной империей.
По-своему, мормонская церковь может считаться еще одним воплощением американской мечты.

Подписи
Основатель религии мормонов Джозеф Смит сумел увлечь множество людей своей книгой. Скромность не позволила ему признаться в авторстве. Спустя более чем сто лет другой писатель-фантаст по имени Хаббард, основавший вторую фантастическую религию, подобной скромностью уже не страдал
“Книга Мормона” ставится приверженцами Церкви Иисуса Христа Святых последних дней в один ряд с Библией. Никто ни до ни после не осмеливался соединять такие несоединимые вещи под одним переплетом
Мормоны с усердием отнеслись к завету апостола Павла о необходимости заниматься восстановлением своей генеалогии. Микрофильмы о 14 миллиардах человек складированы в Литл Коттонвуд Санион (Юта) в специальных тоннелях в горах, оборудованных для хранения подобного рода архивов
Мормонские храмы потрясают воображение не меньше, чем книга их отца-основателя

Четыре скандинавских принципа, которые помогут вам изменить жизнь к лучшему

Финляндия, Норвегия, Дания, Исландия и Швеция считаются одними из самых счастливых стран в мире. Каждое из этих государств придумало свои способы проживать жизнь на полную, с учетом баланса и связей.

Миллионы скандинавов наслаждаются здоровым балансом между работой и личной жизнью, низким уровнем стресса и возможностью уделять больше времени любимым занятиям. Если вы хотите тоже изменить свою жизнь к лучшему, научитесь скандинавским принципам мышления.

Лагом

Лагом занимает большую часть шведской культуры. Эта философия гласит: «Не слишком мало. Не слишком много. А ровно столько, сколько нужно».

Это единственное слово воплощает всю шведскую социально-демократическую философию жизни: все должны иметь столько, сколько им необходимо, но не слишком много.

Такая концепция призывает соблюдать умеренность во всем. Офисные работники, которые усердно трудятся, но не в ущерб другим аспектам своей жизни, следуют идеалам лагома.

Не нужно убивать себя 60-часовой рабочей неделей и нервничать — лагом призывает найти баланс и соблюдать золотую середину.

В Швеции есть поговорка “Lagom är bäst” — буквально она означает «Нужное количество — самое лучшее», но ее также можно перевести, как «В умеренности мудрость».

Вы наверняка уже практикуете лагом во многих аспектах своей жизни.

Для шведов лагом — это стиль жизни, склад ума. Они живут им по умолчанию. И в этом секрет счастья: не нужно слишком из-за него заморачиваться.

Хюгге

В датском и норвежском языке слово hygge означает «приободрять, успокаивать, воодушевлять».

В Дании хюгге — это не просто слово, а часть культуры.

Это когда вы откладываете на минутку все свои тревоги и обязанности и наслаждаетесь текущим моментом и окружающими вас вещами.

«Хюгге — это когда вы наслаждаетесь жизнью с друзьями и семьей и цените такие моменты. Вы не спешите переключаться с одного занятия на другое, получаете удовольствие от текущего момента и не задумываетесь о будущем», — говорит Софи Педерсен, автор книги «Сохраняйте спокойствие и живите по принципу хюгге: руководство по датскому искусству простой и уютной жизни».

Хюгге — это чувство, тесно связанное с расслабленностью, счастьем, удовлетворением и гармонией с самим собой. В нем нет никакого притворства и волнений.

Если вы позволяете себе погрузиться с головой в книгу, насладиться прогулкой, хорошим ужином, настольными играми или совместным просмотром любимого шоу с друзьями и семьей, то вы уже практикуете хюгге.

«Суть хюгге — в атмосфере и опыте, а не в вещах, — пишет Майк Викинг в своей книге «Hygge: секрет датского счастья». — Она в том, чтобы проводить время с любимыми людьми. Чувствовать домашний уют. Понимать, что мы в безопасности и можем расслабиться».

Люкке

«Люкке» переводится с датского, как «счастье».

«Копенгаген — это, пожалуй, место, где люкке проявляется лучше всего в мире. В пять вечера все люди уходят с работы, едут домой на велосипедах, два часа играют с детьми, затем выходят на улицу, чтобы сделать доброе дело для какого-нибудь незнакомца, который хочет, чтобы его оставили в покое. Потом они зажигают пять свеч и садятся смотреть скандинавский нуарный триллер о сбежавшем психопате», — пишет Майк Викинг в своей книге «Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей».

Люкке — это значит делать свою жизнь классной. А чтобы быть поистине счастливыми, вам нужно активно участвовать в том, куда ведет ваш жизненный путь.

«Вы — единственный человек, который полностью распоряжается своей жизнью. Вашей собственной и полной жизнью. Не жизнью за столом, в автобусе, машине или за компьютером», — говорит Анна Квиндлен, автор «Краткого руководства по счастливой жизни».

Постарайтесь практиковать благодарность, умеренность, добиваться желаемого и чувствовать себя успешным. Вы должны ощущать, что проживаете свою жизнь на полную.

«Люди не могут быть поистине счастливы, если они не чувствуют, что сами выбирают свой жизненный путь», — говорится во Всемирном докладе о счастье от 2012 года.

Также в этом отчете сказано, что наличие свободы выбора является одним из шести факторов, которые объясняют, почему одни люди счастливее других.

Слово “sisu” происходит от финского корня, означающего «внутренний». В финской культуре оно обозначает постоянство и целеустремленность.

«Сису — это не минутная храбрость, а умение поддерживать в себе смелость. Это слово нельзя полностью перевести. Оно определяет финский народ и его характер. Им обозначается философская идея о том, что все, что нужно сделать, будет выполнено любой ценой», — пишет Университет Финляндии.

Иногда такое мировоззрение называют стоической целеустремленностью, упорством и выдержкой. Это форма смелости, которая проявляется в ситуациях, когда люди добиваются успеха наперекор всему.

Жить по философии сису — это значит добиваться нужного, даже если это очень сложно.

Заключение

Наша жизнь непредсказуема, но сильные жизненные принципы помогут направить вас на верный путь.

Хороший образ жизни накапливает плюсы со временем. Не спешите и наслаждайтесь вашим путешествием.

«Нельзя стать лучшим на работе, если у вас нет ничего, кроме работы», — считает Анна Квиндлен.

Применяйте эти философские практики в своей повседневной жизни и, возможно, вы поймете, почему скандинавы — самые счастливые люди в мире.

Материалы по теме:

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Неистовые скандинавы: во что верили и о чём мечтали викинги

Текст предоставлен издательством «Альпина нон-фикшн».

В эпоху викингов обычный удел скандинава был таков: тяжёлый труд на земле, постоянно подстерегающие опасности и смерть на четвёртом или пятом десятке. Того, кто решил стать викингом в буквальном смысле этого слова, то есть пиратом, смерть зачастую настигала ещё раньше. Опасность утонуть в море была повседневной реальностью для каждого: в непогоду хрупкие скандинавские суда шли на дно или в щепки разбивались о скалы. Купцы постоянно рисковали подвергнуться нападению морских разбойников, а на каждого викинга, вернувшегося домой с мешком серебра или добывшего себе надел земли на завоёванных территориях, приходился по меньшей мере ещё один, изрубленный на куски в битве или умерший от болезни в зимнем лагере.

Ясно, что в стремлении стяжать добро, землю и славу викинги охотно шли на отчаянный риск. Идеология этого дерзкого и предприимчивого сообщества всячески порицала уклонение от опасности. Мир, в котором жили древние скандинавы-язычники, не предполагал стремления к какой-либо высокой цели, и если людей и вправду создали боги, они сделали это лишь для собственной выгоды: чтобы было кому приносить им жертвы. Если человеческая жизнь в этом мире могла иметь какой-то смысл, то лишь тот, который ты придашь ей сам, совершив деяния, за которые тебя будут помнить.

Гнев и милость богов

В скандинавских мифах боги никогда не представали образцами добродетели, достойной подражания. Они стояли выше человеческой морали и, если нужно, легко лгали и обманывали, особенно в общении с великанами. Законы в Скандинавии также не были освящены авторитетом богов: за поддержание общественного порядка отвечали люди, и относились они к этому предельно серьёзно, несмотря на те бесчинства, что творили в чужих землях. Среди богов лишь Один, верховный бог, обладал мудростью. Он принёс людям знание рун, поэзию, ярость берсерков (воинов, посвящающих себя Одину) и опасную магию под названием сейд, наделявшую даром предвидения и другими, более зловещими способностями.

Мудрость Одина записана в «Речах Высокого» — созданном в эпоху викингов анонимном собрании афористичных стихов, которые приписываются Одину и сохранились в единственном исландском манускрипте XIII века. «Речи Высокого» не затрагивают метафизических материй, они целиком посвящены прагматичной житейской мудрости, ценимой практичными людьми. Заводи друзей, не воспринимай радушие как должное и отдаривай полученные дары. Не ссорься без нужды, не затевай драки по глупости. В походе держи оружие под рукой. Не пей много пива и мёда, они отнимают разум. Если не знаешь предмета беседы, молчи: слушать полезнее. Будь осмотрителен в делах и всегда опасайся обмана. Сам всегда будь честен, но только не с врагами: их, если сумеешь, обманывай. Советы подчас противоречивы. Автор «Речей» порицает труса, который думает, что, избежав схватки, будет жить вечно, но в то же время заявляет: лучше быть живым псом, чем мёртвым львом.

Как и все доиндустриальные аграрные общества, скандинавы были беззащитны перед превратностями стихий и в борьбе за выживание уповали на помощь богов. Тех нужно было умилостивить, и в этом помогали только молитва и жертвы. Главной культовой практикой был праздник с жертвоприношениями, называвшийся «блот» («приношение крови»), которые устраивались осенью, в середине зимы и весной.

В скандинавском язычестве не было жрецов, поэтому совершал жертвоприношения местный король или вождь. Чаще всего на алтарь приносили свиней и лошадей. Кровь жертвенных животных, которую разбрызгивали на идолов, на стены святилищ и участников праздника, как считалось, укрепляла и людей, и богов. Мясо животных после этого варили в огромных котлах и съедали на священном пиру, на котором, по верованиям скандинавов, присутствовали и боги. Возносились молитвы и провозглашались тосты за плодородие, здравие и процветание. Иногда практиковались и человеческие жертвоприношения (делались обычно путём удушения), особенно в честь Одина, который пожертвовал собой, провисев девять дней на Иггдрасиле («древе жизни»), чтобы познать тайну рун.

Читайте также:  Американские эскимосы и их семьи на территории США

Хладнокровный и расчётливый Один особенно почитался королями, воинами и поэтами, но его скорее боялись, нежели любили. А самым популярным богом был, вероятно, сын Одина, могущественный громовержец Тор. Он был довольно вспыльчив и не особенно сообразителен — в большинстве сюжетов о Торе присутствует ирония по поводу его ограниченности и грубой силы, — но зато дружелюбен по отношению к людям. Тор защитил людей от великанов, желавших хаоса, разбив тем головы волшебным молотом Мьёльниром. Крестьяне и мореходы молили Тора о хорошей погоде. Путешественники носили миниатюрные молоты как защитный амулет, подобно тому как христиане — образки святого Христофора.

Бог плодородия Фрейр управлял солнцем и дождём, и ему молились и приносили жертвы те, кто хотел мира и доброго урожая.

Из женских божеств самыми популярными, вероятно, были Фрейя, богиня секса и любви, и жена Одина Фригг, которую призывали женщины в родах. Жертвы приносили также дисам, безымянным сверхъестественным существам, связанным с плодородием и смертью. Дисы могли содействовать в деторождении, и у каждой семьи была своя диса-защитница. Однако, если их прогневать, дисы становились опасны, так что раз в году им приносили жертвы на празднике, называвшемся «дисаблот», который в Норвегии и Дании устраивали в начале зимы, а в Швеции — в конце. Случалось, кровавыми жертвоприношениями задабривали и эльфов, так как и они могли досадить человеку множеством способов.

Слава как жизнь после смерти

Обещание Вальгаллы (рая для павших воинов) не означало, что викинги были безрассудны в бою. Да, оно могло утешить воина, встретившего на поле боя смерть, но чего викинги хотели на самом деле, так это жить и пользоваться плодами победы. Только для берсерков, фанатичных приверженцев Одина, гибель в сражении бывала действительно желанна. Перед боем берсерки, воя и кусая щит, вводили себя в яростное исступление (berserksgangr, что означает «становиться берсерком»), в котором становились нечувствительны к боли и ранам. Берсерки не носили доспехов, и такое пренебрежение собственной безопасностью устрашало противника, однако большинство из них неизбежно находили свою смерть, которой так жаждали.

За исключением Вальгаллы, в остальном скандинавские представления о загробной жизни были довольно туманными и мрачными. Распространённая практика погребения вместе с умершим даров и принесённых в жертву животных и даже рабов подсказывает, что скандинавы представляли загробную жизнь похожей на земную, вплоть до сохранения социальных различий, и что умершие для них оставались некими призрачными сущностями, обитающими в могилах.

Наряду с этим бытовало поверье, что умершие от болезни и старости попадают в наполненный ледяным туманом Нифльхейм, где их не ждёт ничего хорошего, например — делёж скудной снеди, раздаваемой разлагающейся богиней Хель. Души незамужних дев забирала Фрейя, которая помещала их в своем дворце Фолькванге: Один разрешил ей забирать туда же часть его воинов, чтобы девы не скучали в одиночестве. Души утопленников собирала Ран и доставляла на остров Хлеси во дворец своего мужа, бога моря Эгира. Попавшим к Эгиру повезло по крайней мере в том, что среди богов он был лучшим пивоваром.

Возможно, вследствие христианского влияния в скандинавском язычестве возникла концепция посмертного воздаяния, хотя и в виде судилища без судьи. Души праведных попадали в Гимле — дворец с золотой крышей в Асгарде, или в другой гостеприимный чертог Синдри на горе Нидафьёль в подземном царстве. Клятвопреступники и убийцы принимали заслуженные страдания в Настрандире, страшном дворце в Нифльхейме, построенном из переплетающихся ядовитых змей. Самые чёрные души низвергались в Хвергельмир, колодец в подземном царстве, где их пожирал дракон Нидхёгг.

Для большинства варианты посмертного жребия не обещали ничего такого, что было бы лучше их земного существования: даже самым славным воинам предстояло сгинуть в битве, которой им не суждено было выиграть, так что разумнее всего было жить сегодняшним днём.

Викинги верили в конечность всего, даже богов и посмертной жизни, это формировало у них фаталистический взгляд на жизнь и безразличие к смерти. Считалось, что воин должен встречать её пожатием плеч и мрачной усмешкой, чтобы показать, что он сохранил самообладание и не поддаётся страху. Жизнь не стоила того, чтобы за неё особенно цепляться, и если выпало погибнуть, ты всё равно не мог ничего с этим поделать.

Язычники-скандинавы считали, что при рождении каждого человека присутствуют норны — женские божества, определяющие его судьбу. Предсказание судьбы выглядело как сучение пряжи или нанесение зарубок на дерево, и раз указанную судьбу изменить было невозможно. Норны были высшей силой во Вселенной, и даже боги не смели оспаривать их приговор. В иных культурах подобные воззрения могут воспитывать апатию. В Скандинавии, однако, они питали дух авантюризма и предприимчивости, без которых никогда не случилось бы эпохи викингов. Добрую или злую, норны предписывали судьбу человека, но они не могли предписать, как он примет свою участь. Человек мог осторожничать и избегать малейшей опасности, но это не уберегало от рока: в назначенный час он умирал, в уютной ли постели или в гуще сражения.

Человек, понимавший и принимавший такую картину мира, сознавал, что, идя на риск, мало что теряет. Смерть приходит к каждому, а всё, что остаётся после него — это слава, которая, таким образом, куда важнее жизни. Когда викинг насмерть стоял за своего господина и товарищей, он делал это не потому, что хотел попасть в Вальгаллу, а чтобы оградить свою честь от малейших подозрений в трусости.

Человек без чести становился «нидингом», в буквальном смысле никем, его забывали — и поделом — даже родные. Тот, кто не рисковал ничем, достигал меньше, чем ничего. Лучше было проявлять храбрость и стяжать славу, богатство и почести дальними опасными походами и подвигами на поле брани. Тогда можно было умереть спокойно, зная, что и в следующих поколениях скальды (придворные поэты) будут петь тебе хвалу за пиршественным столом: вот единственная несомненная посмертная жизнь, на какую стоило надеяться.

25 невероятно интересных и удивительных фактов о скандинавской мифологии

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Скандинавская мифология

Скандинавская мифология изначально передавалась на различных диалектах древнескандинавского – северногерманского языка, на котором говорили скандинавы в средние века, и который является предком современных скандинавских языков. Большинство этих древнескандинавских текстов были написаны в Исландии.

2. «Младшая Эдда»

Эти тексты включают в себя «Младшую Эдду», написанную в тринадцатом веке Снорри Стурлусоном и «Старшую Эдду» – сборник стихов из более ранних традиционных материалов, который был составлен в том же веке неизвестным автором.

3. Элементы скандинавской космологии

Единицы времени и элементы скандинавской космологии считаются богами или прочими существами.

4. Асы и ваны

Викинги считали, что существуют два типа богов: асы и ваны. Но они также верили в других существ, таких как великаны, карлики и т.д.

5. Царство Хель

Загробная жизнь – довольно сложное дело в скандинавской мифологии. Мертвые могли отправиться в царство Хель, которым правила одноименная богиня. Также их могли забрать валькирии в Валгаллу. Третий вариант – их выбирала богиня Фрейя для жизни в своем дворце Фолькванг. Критерии, согласно которым мертвые отправлялись туда или иначе, остаются загадкой.

6. Дерево Иггдрасиль

Норвежцы описывали свою вселенную, как имеющую трицентричную структуру. Скандинавы верили, что мир похож на три пластины или сферы, которые установлены друг над другом (с пространством между ними). Эти «пластины» удерживаются вместе на вершине гигантского дерева (Иггдрасиля).

7. Девять миров

В пределах трех сфер скандинавской вселенной есть девять миров, обрамляющих центральное космологическое дерево Иггдрасиль. Это Асгард (мир воинов-богов), Ванахейм (мир богов плодородия), Альфхейм (мир светлых эльфов), Мидгард (средний мир), Ётунхейм (мир великанов), Нидавеллир (мир гномов), Свартальвхейм (мир темных эльфов), Хель (царство мертвых), и Нифльхейм (другой мир мертвых).

8. Скандинавский бог Один

В скандинавских мифах Один является эквивалентом Зевса в греческой мифологии – он является отцом всех богов. У Одина только один глаз, потому что он обменял свой другой глаз на глоток из колодца мудрости, после чего получил огромные знания.

9. Тор

Тем не менее, самым популярным богом среди скандинавов и по всему миру (благодаря Marvel) является Тор.

10. Война и справедливость

Вторник был назван в честь скандинавского бога войны и справедливости, Тира. На французском, испанском и итальянском языках вторник назван в честь Марса, греко-римского бога войны.

11. Фрейр

«Викинги» – еще один популярный исторический телесериал, сюжет которого в значительной степени основывается на скандинавской мифологии и фольклоре. Персонажей «Викингов» часто посещают видения Одина и они молятся нескольким норвежским богам, таким как Тор и Фрейр, среди прочих.

12. Валькирия

В скандинавских мифах валькирия – женщина, которая приходит на поля сражений и забирает оттуда павших воинов в Валгаллу. Во время Второй мировой войны группа немцев, вступивших в заговор с целью свержения Гитлера, назвали свой секретный план «Операция Валькирия».

13. «Асатра»

Вопреки распространенному мнению, большинство скандинавской мифологии было настоящей религией для многих людей, особенно в скандинавских странах и Центральной Европе, даже сегодня. В Исландии эту вера, как правило, называют «Асатру», в то время как в Америке – «Одинизм».

14. Аск и Эмбла

Согласно скандинавской мифологии, первыми людьми были Аск и Эмбла, а не Адам и Ева.

15. «Властелин колец»

Толкиен признал, что «Хоббит» и «Властелин колец» находились под сильным влиянием скандинавских мифов. К примеру, образ Гэндальфа был срисован с Одина.

16. Дед Одина

Дед Одина возник из камней соли, которые постоянно лизали коровы. Весьма нетривиальное происхождение бога.

17. “Кольцо Нибелунгов”

Скандинавская мифология вдохновила Рихарда Вагнера написать четыре эпические оперы, которые составляют цикл «Кольцо нибелунга».

18. Боге мщения Видар

Мало кто даже слышал о боге мщения Видаре. Несмотря на то, что он практически неизвестен за пределами Скандинавии, в скандинавских мифах Видар прославился тем, что отомстил за смерть своего отца Одина в Рагнарёке, убив волка Фенрира.

19. Боги скандинавского пантеона

Во Вселенной Marvel, как знают большинство поклонников комиксов, боги скандинавского пантеона играют существенную роль. Особенно выделяется Тор, который встречается чаще всего среди супергероев в комиксах этой компании.

20. Гевьон

Кроме того, в соответствии с некоторыми норвежскими текстами, богиня Ран также могла претендовать на тех, кто умирает в море, а богиня Гевьон – на умерших девственниц. Также в скандинавской мифологии были упоминания о реинкарнации.

21. Рагнарёк

В скандинавских мифах описывается битва в конце времен под названием «Рагнарёк». В этой апокалиптической битве между богами и великанами будет участвовать все живые. Почти вся жизнь погибнет, а девять миров будут уничтожены.

22. Биврёст

Как некоторые могли заметить, в комиксах о Торе или фильмах Marvel есть мост между Мидгардом (миром людей) и Асгардом (миром богов). Этот мост называется Биврёст и является единственным способом попасть в Асгард.

23. Жена Одина

Жена Одина по имени Фригг или Фрейя на сегодняшний день является самой известной скандинавской богиней. Она покровительствует браку и материнству. Также считается, что она якобы знает судьбу каждого человека, но никогда не рассказывает ее никому.

24. «Игра престолов»

Возможно, один из самых успешных телевизионных сериалов нашего времени, «Игра престолов» имеет четкие отсылки на скандинавскую мифологию. Его создатели открыто признали, что североевропейский фольклор был основным источником вдохновения их сериала.

25. Too Human

Сюжет популярной компьютерной игры Too Human основан на скандинавских мифах. В нем боги интерпретируются, как кибернетически улучшенные люди.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Повседневная жизнь викингов

Исходное звено общественной системы Скандинавии 9 – 11 вв. – унаследованный от предшествующих столетий родовой коллектив, союз родичей объединяющий всю генеалогическую протяжённость мужских родственников.

Каждый член коллектива был обязан отстаивать и защищать жизнь каждого из родичей, или мстить, или получать плату, законную виру за эту жизнь от убийцы и его рода. Родовой коллектив, объединявший родичей совокупностью взаимных прав и обязанностей, обеспечивающих существование каждого из сородичей. “Двор” был основной единицей измерения социальной общности. Она включала семью состоявшую из кровных родственников.

Залогом единства родичей, обеспечивавшего их неприкосновенность, было неотчуждаемое, священное, как и дом, и домашний мир, родовое земельное владение – одаль. Занимая землю в неосвоенных местностях переселенцы обносили границы участка огнём. Через четыре поколения, такая собственность превращалась в одаль. Одаль представлял собою наследственное владение, состоявшее из пахотных земель, луговых, пастбищных, лесных, водных и других угодий. Являясь одним из коллективных совладельцев одаля, каждый из этих полноправных общинников мог рано или поздно претендовать на титул landsdrottinn – “господин земли”, “хозяин”, полноправный бонд. Центральным субъектом скандинавского обычного права, восходящего к эпохе викингов был одальсбонд, глава самостоятельной семьи, хозяин усадьбы, полноправный владелец одаля.Категория “могучих бондов”, представляющая собой одну из ведущих сил эпохи. “Могучие бонды” опиравшиеся на крупные наследственные земельные владения, многочисленные собственные семьи (включавшие домочадцев, слуг, рабов), обладавшие разветвлёнными родовыми связями выступали своего рода “узлами прочности” социальных связей. Они в состоянии были выставить собственные вооружённые силы, организовать военный поход или военную экспедицию. В 11-12 вв. разворачивается процесс дифференциации бондов, многие теряют свой одаль. Те, кто сохраняет его, одальманы, превращаются в мелких вотчинников, хольдов-рыцарей. Эпоха викингов была временем появления, наивысшего подъёма и начала разложения слоя “могучих бондов”, временем полного и последнего расцвета общественного строя, основанного на крестьянском землевладении.

В рамках эпохи викингов можно проследить начало его подчинения господствующей феодальной иерархии и перерождения в уклад угнетённого класса феодального общества, – правда, угнетённого, но, в отличие от других европейских стран, никогда не закрепощённого.

Ремёсла

Ремёсла в Скандинавии были развиты слабо, исключение составляло только кораблестроение. Орудия же земледельческого труда те же, что в 7 – 8 вв.: железные лемеха, серпы, косы; распространяются ротационные каменные жернова. Ассортимент орудий ремесленного труда представлен формами, сложившимися ещё до эпохи викингов и практически неизменными сохранившимися до начала индустриальной эпохи. Качественные сдвиги происходят в развитии транспортных средств. Люди эпохи викингов пользовались для передвижения зимой по снегу лыжами. Разработанными образцами представлена конская сбруя: стремена, шпоры, ремни и уздечки, сёдла с металлическими накладками. Сани, четырёхколёсные повозки так же, как мощение улиц и строительство мостов, свидетельствуют о развитии наземного транспорта. Однако ведущее значение приобретает водный транспорт. Расширялся и быстро развивался арсенал викингов.

Читайте также:  Проблемы афроамериканцев в США: история и реальность

Процесс совершенствования военной организации норманнов ещё более ярко проявился в резком расширении и быстром развитии арсенала викингов. Наряду с традиционными, ланцетовидными копьями, скандинавские ремесленники в 9 – первой половине 10 вв. осваивают западные, франкские образцы, вырабатываются местные их разновидности. В середине 10 в. от заимствования, повторений северные мастера переходят к творческой переработке импортных образцов, стремясь в новых типах наконечников совместить боевые качества традиционных местных и западных копий. Также идёт развитие северного массового оружия, боевых топоров. Унаследованные от предшествующих периодов типы топоров усовершенствуются, модернизируются.

Наибольшее разнообразие типов приходится на вторую половину 9 в. В 10 в. этот поиск завершается определённой унификацией в виде знаменитых боевых секир викингов. Мечи эпохи викингов представлены примерно тремя десятками типов. В начале эпохи викингов мечи получили большое распространение. Для них характерны сложные, богато украшенные мечи. В 10 в. их конструкция совершенствуется (вогнутые гарды, сложно профилированные навершья).

Распространено парадное оружие. Во второй половине 10 в. в связи с наметившимся обособлением военно-дружинной организации, концентрацией её социальных функций меч становится атрибутом сравнительно узкого и чётко ограниченного раннефеодального слоя. Сокращается его семантическая многозначность, возрастают требования к боевым качествам. Одновременно с этим богатое парадное оружие, распространённое в викингской среде, выходит из употребления.

Итак, исходное многообразие сравнительно простых типов ранней эпохи викингов сменяется к 11 в. жёстким набором специализированных форм.

Традиционной во многом оставалась и одежда – из шерстяных и льняных тканей, меха, кожи. Мужской наряд обычно состоял из узких штанов, длинной рубахи и куртки, выпущенной и подпоясанной. Носили также плащи, скреплённые на плече фибулой или булавкой; зимой – одежду из овчины и меха других животных. Женщины одевались в длинные платья с бретелями на плечах, (они скреплялись парой фибул, обычно черепаховидных). Новшества характерные для эпохи викингов, относятся главным образом к материалам для парадной одежды, различным дополнительным украшениям. На праздники они одевались в красные суконные платья, подбитые мехами, с золотыми и серебряными застёжками, иногда с украшениями из золота на рукавах. Они носили серебряные пояса с пряжками; большие тяжёлые кольца охватывали кисти и локти рук. С Востока пришла мода на наборные пояса, к которым подвешивали (кроме оружия) различные бытовые вещи. Но основа наряда оставалась традиционной и однородной.

Земледелие

В основе земледельческо-скотоводческой экономики лежали небольшие хозяйства. На Скандинавском полуострове лишь южная оконечность – Сконе – равнинная, с плодородными почвами. Почти половину всей площади Скандинавии занимают леса. Природные условия – горы, бедность почв – мало благоприятствовали занятию земледелием. В наши дни в Норвегии обрабатываемые земли составляют всего 3% всей площади, в Швеции – 9%, а в Исландии менее 1%. Из-за обилия осадков и короткого вегетационного периода во многих частях Скандинавского полуострова среди хлебных злаков преобладают быстро созревающие сорта овса и ячменя. Рожь и пшеница распространены только в южных районах. Хлеба в Скандинавии в средние века не хватало, и зерно ввозили из других стран. Методы обработки земли на протяжении всего средневековья оставались большей частью примитивными.

Нередко практиковалось мотыжное земледелие. Трёхпольный севооборот применялся мало, а урожайность культур была крайне низкой.

Шире было развито скотоводство. Большие возможности для него давали горные пастбища – сетеры. Ими пользовались сообща жители многих хуторов и целых округов. Крестьянам часто приходилось заботиться не столько о запашке поля, сколько о заготовке фуража для скота на зиму. Кормов не хватало, и падёж скота был обычным явлением. Среди продуктов питания норвежцев и шведов на первом месте стояли мясо, молоко, масло, а также рыба. Известен был также и китобойный промысел. Голод и его угроза как следствие неурожая, падёжа скота, ухода рыбы от побережья – повседневная реальность в жизни скандинавов того времени.

Торговля

Торговля, как и кораблестроение, получила развитие у скандинавов в очень отдалённые времена. Повсеместно находят в Скандинавии римские монеты эпохи республики и империи. О давних торговых связях Северной Европы с другими странами говорят и многочисленные находки на полуострове бронзовых, золотых, серебряных, стеклянных и глиняных сосудов, украшений, оружия и других предметов из римских провинций. Особенно был велик спрос на оружие из стран, где ремесло было более развито.

Среди торговых пунктов, существовавших в тот период в Швеции и Норвегии, добрый десяток носило одно и тоже название – Бирка. По мнению шведского учёного Э. Вадстейна, эти пункты получили свои имена вследствие того, что на их территории действовало торговое, право общее для всех них.

Ко времени походов викингов относятся многие тысячи монет из разных стран, найденные во всех районах Скандинавии. Здесь и монеты из Англии, Германии, Франции и из Византии, очень много их из арабского Халифата.

Своего серебра викинги не имели, всё оно было привозное. Нигде оно не найдено в таком обилии, как на пути “из варяг в греки”. Богаче всего кладами на этом пути оказался Готланд. О размахе, который получила коммерческая деятельность готландцев, лучше всего свидетельствуют следующие цифры. Наряду с разнообразными вещами и украшениями здесь найдено около 90 тысяч целых монет и 16,5 тысяч их фрагментов. Из этого числа всего три монеты золотые, остальные серебряные. Особенно много монет немецкого происхождения – 37 тысяч, а также арабских – 26 тысяч, английских – 20 тысяч. Для сравнения можно сказать, что в Швеции найдено всего около 40 тысяч монет.

Чрезвычайного успеха у викингов достигло кораблестроение; на своих ладьях викинги избороздили все омывающие Европу моря и отправлялись на просторы Северной Атлантики.

Некоторые корабли сохранились до нашего времени в погребениях. Норвежцы занимались мореплаванием на протяжении многих столетий, о чём свидетельствуют как находки их ладьей, так и наскальная живопись. Но в предшествующий период на кораблях и лодках можно было плавать вдоль берегов, не удаляясь от них; теперь же технические усовершенствования в судостроительном деле позволили отплывать далеко в море. Викингский корабль – дракар – в отличие от своих предшественников, имел не только вёсла, но и руль и мачту с парусом; устойчивость ему придавал киль; борта его были сшиты из узких, гибких, дубовых планок, связанных со шпангоутами, такие корабли не страшились ударов океанских волн, отличались значительной быстроходностью, могли пристать практически к любому берегу, глубоко заходить в устья рек и почти совсем не зависели от течений и ветров. В начале 9 века возникают крупные торговые центры, такие, как Скирингссаль-Каупанг в Норвегии, Хидебю и Рибе в Дании, Бирка в Швеции. Западные страны вывозили на север серебро и изделия высококвалифицированного ремесла. Тоже самое экспортировал и мусульманский Восток. С Севера экспортировалось главным образом сырьё. Важнейшей статьёй вывоза была пушнина, а также мёд, воск, лён, кожи, дерево, янтарь и т.д. Хотя торговля викингов тесно переплеталась с пиратством и грабежом, тем не менее, эпоха викингов – это время значительного развития торговли на Балтийском и Северном морях. Корабли найденные в курганах Юго-Восточной Норвегии (они датируются концом 9 – началом 10 веков), имели длину 20-23 м. При ширине 4-5 м. И управлялись 11-16 парами вёсел. Но у викингов существовали и более крупные суда, обладавшие значительной грузоподъемностью.

Погребение знатного варяга (или руса варяжского происхождения).

Часто носили плащи. Один из исландских типов плаща представлял собой квадрат, вырезанный из овечьей шкуры, или же ткань настолько лохматую, что она напоминала руно. Норвежский король Харальд Серый Плащ завел у себя при дворе моду на такую одежду в качестве любезности по отношению к исландцу, который не смог найти покупателя на эти изделия, которыми нагрузил целый корабль; поэтому Харальд и получил такое прозвище. Более величественно выглядят большие мантии, в которые одеты многие фигуры, изображенные на готландских камнях: они выглядят как торчащие спереди драпировки (рис. 33). Они, видимо, напоминали франкские плащи, которые носил Карл Великий. Длину они имели в два раза большую, чем ширину; их надевали на левое плечо, спереди и сзади они свисали почти до земли, однако слева доходили только до колена. На правом плече их закалывали, с правой стороны края плаща были открыты, оставляя свободной правую руку. Более короткие плащи, также заколотые на правом плече, можно видеть на ковре из Усеберга (см. вклейку).

Большинство викингов носили достаточно длинные волосы, закрывавшие шею, и скрепляли их с помощью узорчатых заколок; другие предпочитали более короткую стрижку, оставляя при этом длинную челку, судя по сердитым жалобам одного англичанина XI века, который писал, что даже в Уэссексе мужчины делают датскую стрижку и ходят «с голой шеей и ослепленными глазами». Кроме того, викинги носили усы и зачастую — аккуратную заостренную бородку (рис. 32) и пользовались гребнями. Головные уборы были разными: круглые или заостренные шапки, капюшоны и шляпы с широкими полями.

Из саг мы узнаём, что нижнюю часть ног кицищали сшитыми по мерке гетрами, к которым пришивали носки, а иногда просто портянками из полосок ткани. Обувь делали из мягкой кожи, а на зимней обуви для тепла оставляли шерсть. Существовали также примитивные, но очень прочные сапоги (такие сапоги в Шотландии называют «ривлин») из недубленой кожи с задней поги коровы шерстью наружу с выступавшими на пятках отростками. Говорят, что такая обувь прекрасно годилась для мокрой погоды и скользких камней. Руки защищали перчатками.

Помимо прядения и ткачества, другой основной задачей скандинавской женщины были приготовление и подача на стол еды. В течение дня было два главных приема пищи: один — очень рано утром, видимо около восьми или девяти утра, когда мужчины уже успели поработать часа два; другой — рано вечером, в конце рабочего дня, около семи или восьми. Время могло быть различным в зависимости от местных обычаев и времени года. Можно предположить, что и в течение дня существовали короткие перерывы, чтобы отдохнуть и перекусить, хотя когда именно — мы не знаем.

Многие основные блюда Исландии не требовали особого приготовления — например сыры, скир, солонина и сушеная рыба, которую перед едой нама-iы вали маслом. Естественно, было и много такого, что приходилось готовить: свежее мясо, рыбу, кашу — про-етую и молочную, а также печь хлеб.

Пили в основном эль; мед (напиток из сброженного меда), скорее всего, ввозили из более южных стран, а также, разумеется, вино, которое было очень ценным, предметом роскоши.

Дошедшая до нас кухонная посуда сделана из металла или стеатита (мыльного камня). Стеатит — очень полезный материал, его легко резать и придавать ему нужную форму; он огнеупорен. В Норвегии, на Оркнейских и Шетландских островах, а также в Гренландии есть естественные месторождения стеатита, но в Исландии они отсутствуют, поэтому сосуды из этого камня приходилось импортировать. Как железо, так и стеатит использовали для изготовления горшков и котлов размером до 18 дюймов в поперечнике с ушками или петлями, чтобы вставлять в них железную ручку и подвешивать на цепях над огнем. Существовали также чашки, ложки, блюдца, сковородки и вертела; все это могло быть как железным, так и из стеатита (рис. 34). Керамикой почти не пользовались, и все, что было найдено в Исландии, видимо, импортировали с континента.

И конечно же, существовало множество сосудов из дерева или кожи. В тех редких случаях, когда состав почвы способствует сохранности в погребениях деревянных предметов (например, в норвежских погребениях в кораблях), разнообразие и то мастерство, с которым они изготовлены, просто поражают. Такие сосуды годились скорее для хранения или подачи еды, чем для готовки, хотя некоторые методы приготовления (например, медленное подогревание в углях) годились и для деревянной посуды: говорят, что над огнем можно подвесить и кожаный мешок и, пока его содержимое остается влажным, он не загорится.

Очаги эпохи викингов свидетельствуют о том, что в ту пору пищу готовили множеством способов. Безусловно, мясо можно было пожарить на вертеле (рис. 35) или испечь в глубокой яме, наполненной раскаленными углями и прикрытой землей (такой способ годился и для хлеба). Часто в длинных открытых очагах у одного конца была плоская каменная плита, которая должна была сильно разогреваться, — идеальное место для того, чтобы печь хлеб и овсяные лепешки, а также чтобы медленно тушить мясо. В кухне в самом старом доме в Ярлс-хофе был как открытый очаг, так и каменная печь, частично встроенная в стену. Ею пользовались так: небольшие камни раскаляли докрасна на открытом огне, потом по наклонной каменной плите закатывали в печь и покрывали свежей влажной травой. Сверху ставили еду, защищенную дополнительным слоем травы, и покрывали еще одним слоем раскаленных камней. В Ярл-схофе так в основном готовили рыбу: в печи нашли кости морской щуки, сайды и трески.

Часто утверждалось, что кучи небольших расколовшихся в огне камней, которые обычно находят у домов иикингов, свидетельствуют об использовании примитивного способа кипячения жидкостей в деревянных сосудах путем добавления туда раскаленных камней, и в сагах действительно есть намеки на это. Тем не менее, данные из Ярлсхофа и некоторых других мест Шотландии оставляют предположить, что камни были расколоты специально (их подогревали и лили на них холодную воду) просто для того, чтобы получить камни нужного размера. Они кучей лежали у двери кухни, готовые для использования в яме для жарки, или в печи, подобной вышеописанной.

Семья завтракала и обедала в главной комнате. Здесь на приподнятом полу, который образовывал платформу вдоль каждой стены, стояли разные низкие скамейки и стулья. В

богатых домах сиденья покрывали тканями, а пол застила чи соломой или камышом. Можно было сидеть и прямо на полу: исследования исландских скелетов показали, что женщины чаще сидели на корточках, чем прямо. Два почетных места находились в центре комнаты друг против друга по обеим сторонам от очага и между четырьмя наиболее богато украшенными резьбой столбами, поддерживавшими крышу, так называемыми «тронными столбами». Два почетных сиденья представляли собой украшенные резьбой кресла-скамьи; каждое из них было достаточно широким, чтобы на нем могли усесться два человека. Первое было предназначено для хозяина и хозяйки дома, второе — для самых почетных гостей. Остальные домочадцы, в том числе слуги, сидели двумя рядами вдоль стен комнаты, причем места ближе к центру считались более почетными, чем дальние. Небольшие низенькие столики — просто доски на козлах — приносили в комнату прямо перед едой и ставили перед обедающими.

Ученые предполагают, что сходную архитектуру имели языческие храмы.

Ссылка на основную публикацию