Религиозные конфликты в США в иммигрантской среде

Тема 2.4. Межнациональные и конфессиональные конфликты в странах Запада

Тема 2.4. Межнациональные и конфессиональные конфликты в странах Запада

Краткое содержание: Проблемы этнических меньшинств в странах Западной Европы. Противоречиям между валлонами и фламандцами в Бельгии, валлонами и корсиканцами во Франции. Образование Ирландской республиканской армии в Северной Ирландии, террористической организации ЭТА в Испании. Требования отделения от Великобритании со стороны Шотландии. Попытка Квебека, провинции Канады, создать самостоятельное государство. Расовые конфликты в США, меры устранения, последствия.

Требованияк знаниям и умениям:

Иметь представление: об истории и современном состоянии развития межнациональных и религиозных конфликтов в западных государствах

Знать:причины межнациональных конфликтов в Испании, Франции, Бельгии, Великобритании, США и Канаде, а также меры, предпринимаемые для их разрешения.

Уметь: обобщать опыт в разрешении конфликтов на религиозной и национальной почве в странах Запада и степень приемлемости этого опыта для современной России.

Проблемы этнических меньшинств в странах Западной Европы

В современном мире существует более 180-ти государств и лишь не более 20-ти из них этнически однородны – то есть, в них национальные меньшинства составляют менее 5% населения. Более чем в 40% государств мира проживает пять и более национальных меньшинств. Всего в мире насчитывается около 8 тыс. народов – больших и малых – и, теоретически, каждый из них может претендовать на независимость. Таким образом, подавляющее большинство стран мира могут стать ареной межэтнических конфликтов. На протяжении второй половины 20 века в мире было отмечено более 300 этнических конфликтов, которые периодически переходили в стадию насилия.

Казалось бы, несмотря на уже почти 50-летний процесс экономической, а с 1990-х годов и политической интеграции, национальный вопрос в Западной Европе до сих пор остается актуальным, хотя и не таким острым, как в других частях мира, и отчасти он спровоцирован как раз объединением европейских государств.

Самая опасная тактика действия сепаратистов – террор. Сегодня в Западной Европе сохраняются как минимум три очага сепаратизма в террористической форме: баскский в Испании, ольстерский и шотландский в Великобритании, корсиканский во Франции.

Национальный вопрос во Франции

Французы составляют 86 % населения страны, тогда как остальное приходится на другие этнические группы. Они отличаются от коренных французов в культурно-языковом отношении и расселены по окраинным районам страны. Это эльзасцы (1,3 млн.) на северо-востоке, говорящие на одном из верхненемецких диалектов, бретонцы (1 млн.) на северо-западе, язык которых относится к кельтской группе и родствен языкам уэльсцев и ирландцев, корсиканцы (300 тыс.) на о. Корсика, говорящие на диалектах итальянского языка, фламандцы (100 тыс.) на крайнем севере страны, баски (130 тыс.) и каталонцы (200 тыс.), живущие в Пиренеях. Все эти народы фактически двуязычны. Сохраняя знание родного языка, они широко используют и французский, на котором обычно ведется обучение, деловое и культурное общение.

Во Франции, как и во многих других странах, в последнее время обострилось национальное самосознание этнических меньшинств, которые ведут борьбу за сохранение своей традиционной культуры. Сепаратистское движение наиболее сильно на Корсике, которая в 1768 г. была передана Генуей Франции за долги.

В 1976 г. был создан Фронт национального освобождения Корсики, начавший террористическими методами борьбу за независимость острова. В 2001 г. французский парламент предоставил Корсике ограниченную автономию. Но окончательно вопрос до сих пор не решен.

Расовые конфликты в США

В отличие от других западных обществ, в США расово-этнические отношения и конфликты на многих этапах играли самостоятельную, а то и ведущую роль в социальной среде. На протяжении всей истории США его цветное население по своей социально-профессиональной структуре значительно отличалось от белого. Цветные всегда подвергались сверхэксплуатации и расовой дискриминации, принадлежали к самым обездоленным слоям населения.

В результате массовых антирасистских демонстраций, в 1964 г. был принят Закон о гражданских правах, который запретил дискриминацию черных американцев при обслуживании в местах общественного пользования, при приеме на работу и т.д. Также черное население добилось квот при поступлении в образовательные учреждения. Но расизм, исчезнувший с языка американцев, продолжал сохраняться в их сознании. Получившие те же права и льготы «афроамериканцы» стали вызывать недовольство у белых, т.к. они имеют больше детей, чаще сидят в тюрьме, чаще получают пособия по бедности, безработице, воспитанию детей. Белые стали отделяться от черных плотной стеной и, вопреки своим ответам на вопросы служб общественного мнения, не проявляют желания смешиваться с ними в единую нацию. В ответ черные американцы заняли собственную расовую позицию: чтобы обособиться от белых по причине их «неискоренимого расизма», они стремились сформировать собственную субцивилизацию: создавали школы, театры, высшие учебные заведения.

Дискриминации в США подвергались и группы американских граждан, говорящих на испанском языке, в большинстве своем мексиканцев – чиканос. С начала 70-х годов в США въехало около 16 млн. легальных иммигрантов Число нелегалов не точно не известно, но также измеряется миллионами. Поэтому расово-этнический вопрос по-прежнему остается важным.

Хотя сегодня прямой угрозы единству американского общества нет, тем не менее с начала 1970-х гг. обозначились тенденции, которые могут способствовать возникновению расовых конфликтов. Сейчас под влиянием массовой иммиграции из стран Азии, Африки и Латинской Америки усиливается “пористость” американского общества, поскольку в нем наблюдаются более или менее крупные вкрапления общностей китайцев, корейцев, бирманцев, вьетнамцев, мексиканцев и др. Типичным примером такого вкрапления является возникший постепенно в американских городах мир “чайнатаунов” (китайских общин), куда “стопроцентному” американцу хода нет и куда он не стремится.

Расово-этническая проблема в современной Америке представляет собой немалую угрозу для будущего существования белого, англосаксонского населения. В результате неравномерности расселения различных расово-этнических групп по территории страны в ряде регионов сложились мощные кластеры небелого населения (Техас, Калифорния, Нью-Джерси и др.). В результате территориальной концентрации национальных меньшинств на карте США появились многочисленные “цветные” города (Вашингтон, Майами, Детройт, Атланта, Новый Орлеан, Нью-Йорк и др.). Именно озабоченность сохранить себя как западную нацию лежит в основе растущих общественных настроений в пользу ограничения иммиграции. Но ограничение потоков иммигрантов из других частей мира приходит в столкновение с экономическими выгодами для Америки от этого процесса. В результате сегодня снова встает задача интеграции американского общества.

Вопросы для самопроверки:

1.Какие факторы определяют североирландский конфликт?

2.На чем основаны противоречия между валлонами и фламандцами в Бельгии?

3.Каковы методы борьбы этнических меньшинств за свои права в странах Запада?

4.Каковы тенденции в развитии расово-этнических отношениях в США?

Тема 2.4. Межнациональные и конфессиональные конфликты в странах Запада

Краткое содержание: Проблемы этнических меньшинств в странах Западной Европы. Противоречиям между валлонами и фламандцами в Бельгии, валлонами и корсиканцами во Франции. Образование Ирландской республиканской армии в Северной Ирландии, террористической организации ЭТА в Испании. Требования отделения от Великобритании со стороны Шотландии. Попытка Квебека, провинции Канады, создать самостоятельное государство. Расовые конфликты в США, меры устранения, последствия.

Требованияк знаниям и умениям:

Иметь представление: об истории и современном состоянии развития межнациональных и религиозных конфликтов в западных государствах

Знать:причины межнациональных конфликтов в Испании, Франции, Бельгии, Великобритании, США и Канаде, а также меры, предпринимаемые для их разрешения.

Уметь: обобщать опыт в разрешении конфликтов на религиозной и национальной почве в странах Запада и степень приемлемости этого опыта для современной России.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ – конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

В современном мире существует более 180-ти государств и лишь не более 20-ти из них этнически однородны – то есть, в них национальные меньшинства составляют менее 5% населения. Более чем в 40% государств мира проживает пять и более национальных меньшинств. Всего в мире насчитывается около 8 тыс. народов – больших и малых – и, теоретически, каждый из них может претендовать на независимость. Таким образом, подавляющее большинство стран мира могут стать ареной межэтнических конфликтов. На протяжении второй половины 20 века в мире было отмечено более 300 этнических конфликтов, которые периодически переходили в стадию насилия.

Мультимедиа

  • Фото
  • Инфографика
  • ИноВидео
  • ИноАудио

Как правило, большинство иммигрантов, имеющих право на натурализацию, подают заявление на получение гражданства. Тем не менее мексиканские законные иммигранты в целом гораздо реже других получают гражданство. Языковые и личные барьеры, отсутствие интереса и финансовые барьеры являются одними из главных причин отказа от натурализации, на которые ссылаются мексиканские владельцы грин-карт, согласно опросу Исследовательского центра Пью 2015 года.

Религиозные Взгляды

Другой причиной для получения убежища в США, являются преследование из-за Ваших религиозных взглядов и верований. Так, любая религиозная организация преследует некоторые цели, которые чаще всего сходны у всех религий. К ним можно отнести проповедование учений, взглядов, верований, а также вовлечение в религиозную организацию новых членов. Чаще всего такие цели достигаются путём проведения проповедей, религиозных обрядов, ритуальных мероприятий, обрядов посвящения. Зачастую религиозная организация проводит обучающие мероприятия, создаёт учебные заведения и, конечно, активно пропагандирует веру. Нападки на сторонников той или иной веры нередки, особенно часто страдают священнослужители и ярые поклонники религии.

Так, в тяжелое советское время уничтожались мечети, синагоги, храмы, церкви, монастыри, а оставшиеся были осквернены путём переоборудования их в хозяйственные постройки, хлева, склады. Представители же всех религий были подвергнуты тяжким гонениям, многие сосланы в лагеря, расстреляны, повешены. Проведение религиозных мероприятий долгие социалистические годы находилось либо под запретом, либо под жесточайшим контролем со стороны властей. А участие в богослужениях молодого поколения не допускалось практически повсеместно.

  1. Гонения на мусульман, притеснения, запреты на проведение ритуалов, праздников. Преследования могут также выражаться в установлении обязательной формы одежды.
  2. Преследование православных, пятидесятников, баптистов проживающих на территориях мусульманских государств, таких как Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан. Может выражаться в лишении прав таких меньшинств, агрессивных попытках вовлечения в другую религию, установлению обязательных требований к одежде.
  3. Также часто объектам преследования являются женщины, проживающие в мусульманских республиках. Причиной таких притеснений чаще всего могут быть нежелание женщин следовать мусульманским законам, традициям и устоям, предъявляемым к поведению, внешнему виду и положению женщины в мусульманском обществе.

Массовый период миграции

Несмотря на большую длительность колониального периода миграции, численность новоприбывших была не очень большой. Массовой волной миграции считается вторая, которая продолжалась с начала 19-го века до конца столетия. За этот период в США приехали более 15 миллионов новых жителей из разных стран Европы.

Читайте также:  Семьи итальянцев в США, родственные связи и традиции иммигрантов

Иммиграция того периода характеризовалась большим ареалом стран-доноров. В первую очередь это Ирландия и Германия (вернее, земли, которые впоследствии станут Германией), Швеция, Польша, Франция, Италия, Англия. Кроме того, в южные штаты хлынул поток мексиканцев, а в северные начали перебираться канадцы. В середине 19-го века Америку открыли для себя китайцы, сформировав первую волну иммиграции.

Переселенцы того периода занимались сельским хозяйством, активно продвигаясь на запад континента и осваивая новые земли. Часть иммигрантов останавливалась в стремительно растущих городах — Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии и других.

Основными причинами второй волны иммиграции в США можно назвать активное освоение Среднего Запада и открытие порта в Нью-Йорке. Кроме того, США переживали экономический подъем: бурное развитие промышленности требовало новых рабочих. С другой стороны, в Европе, только отошедшей от наполеоновских войн, появилась масса молодых людей, ищущих свое место в жизни. При этом стремительная индустриализация и переход сельского хозяйства на другие принципы не требовали большого количества рабочей силы. Естественно, что молодое государство за океаном манило многих своими возможностями.

Характерным является расселение новых жителей компактными группами. Средний Запад, ставший к середине 19-го столетия самым плодородным регионом мира, стал новым домом для целых общин из Дании, Норвегии, Швеции, Богемии и Германии. Кстати, в этот период появились первые признаки недовольства и даже враждебности со стороны старожилов к иммигрантам. Причина такого отношения связана с религией — иммигранты-католики из Ирландии вызвали недовольство протестантов, составлявших на тот период большинство населения США.

Еще одним негативным фактором того времени было резкое неприятие китайцев, также устремившихся в Соединенные Штаты в поисках счастья. Впервые для США был принят закон «Об исключении китайцев» в 1882 году. Это была политика ограничения.

Источниками миграции того периода были страны Южной и Восточной Европы: Италия, Греция, Румыния, Венгрия, Польша и другие. Волна индустриализации добралась и сюда, что породило такую же необходимость в поисках рабочих мест для огромного количества людей. За указанный период из Европы в США переехало свыше 25 миллионов человек, что стало самой масштабной волной миграции с момента колонизации Америки. Этот период характеризуется волной миграции из России, растерзанной Гражданской войной и предшествовавшей сменой политического строя.

Религиозные Взгляды

Другой причиной для получения убежища в США, являются преследование из-за Ваших религиозных взглядов и верований. Так, любая религиозная организация преследует некоторые цели, которые чаще всего сходны у всех религий. К ним можно отнести проповедование учений, взглядов, верований, а также вовлечение в религиозную организацию новых членов. Чаще всего такие цели достигаются путём проведения проповедей, религиозных обрядов, ритуальных мероприятий, обрядов посвящения. Зачастую религиозная организация проводит обучающие мероприятия, создаёт учебные заведения и, конечно, активно пропагандирует веру. Нападки на сторонников той или иной веры нередки, особенно часто страдают священнослужители и ярые поклонники религии.

Так, в тяжелое советское время уничтожались мечети, синагоги, храмы, церкви, монастыри, а оставшиеся были осквернены путём переоборудования их в хозяйственные постройки, хлева, склады. Представители же всех религий были подвергнуты тяжким гонениям, многие сосланы в лагеря, расстреляны, повешены. Проведение религиозных мероприятий долгие социалистические годы находилось либо под запретом, либо под жесточайшим контролем со стороны властей. А участие в богослужениях молодого поколения не допускалось практически повсеместно.

  1. Гонения на мусульман, притеснения, запреты на проведение ритуалов, праздников. Преследования могут также выражаться в установлении обязательной формы одежды.
  2. Преследование православных, пятидесятников, баптистов проживающих на территориях мусульманских государств, таких как Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан. Может выражаться в лишении прав таких меньшинств, агрессивных попытках вовлечения в другую религию, установлению обязательных требований к одежде.
  3. Также часто объектам преследования являются женщины, проживающие в мусульманских республиках. Причиной таких притеснений чаще всего могут быть нежелание женщин следовать мусульманским законам, традициям и устоям, предъявляемым к поведению, внешнему виду и положению женщины в мусульманском обществе.

Глава X Ближайшие преемники Юстиниана, Славянская иммиграция в пределы империи. Война с Персией

Глава X Ближайшие преемники Юстиниана, Славянская иммиграция в пределы империи. Война с Персией Ближайшие за временем Юстиниана царствования, при всей вялости, бесцветности их и недостаточности сознания потребностей времени у самих правителей, случайно достигавших

Глава II Культурный и религиозный кризис в Римской империи, Иммиграция варваров. Перенесение столицы в Константинополь Когда Константин Великий избирал незначительную в то время Византию своей столицей, этим актом он решил также вопрос об отделении Запада от Востока; в

Подъем ирландцев по социальной лестнице

В конце XIX в. многие члены ирландско-американской группы — особенно ее второго поколения — выбились в мастера, приказчики, подрядчики, даже предприниматели, хотя при этом большая часть группы, не занимая уже, как прежде, самой низшей ступени общества, продолжала принадлежать к рабочему населению.

В массачусетсском текстильном центре Лоуренсе материальное положение и общественный престиж ирландцев к 80-м годам XIX в. значительно повысились. В Милуоки ирландцы к началу XX в. заняли место среди мастеров, а подчас и владельцев предприятий. Ценой больших усилий сыновьям ирландских иммигрантов удавалось приобрести техническую квалификацию, а то и перейти в разряд служащих («белых воротничков»). Так, отец Элизабет Флинн, видной деятельницы компартии США, который был американским ирландцем второго поколения, рабочим каменоломни, приобрел инженерное образование и в дальнейшем работал инженером-строителем и картографом. Относительно чаще стремление ирландцев, особенно иммигрантов первого поколения, «преуспеть» выливалось в приобретение жилищ, что показал Ст. Тернстром на примере ирландцев Ньюберипорта. Посредством всех таких способов образовался многолюдный слой «ирландцев с тюлевыми занавесками» (само это выражение воз¬никло приблизительно в 90-х годах), которых отличали от «ирландцев из лачуг». На этом фоне выделилась немногочисленная, но уже заметная крупная буржуазия ирландского происхождения.

Англоязычие ирландцев, не избавившее их от дискриминации, ни от изолированности, помогло многим из них, однако, отыскать свои «пути наверх» — в адвокаты, журналисты, чиновники, судьи. Характерной ирландской профессией стала к этому времени политическая деятельность, главным образом в муниципальном масштабе. В руках ирландцев нередко оказывались «машины», заправлявшие городами и связанные с демократической партией. Самой известной из таких «машин» был нью-йоркский Таммани-холл, история которого изобиловала политическими и финансовыми аферами и избирательными скандалами еще в большей степени, чем история других «машин», и который имел ярко выраженный ирландский колорит. Однако и в Чикаго 90-х годов, как писала Энгельсу Флоренс Келли, «ирландцы-католики правят городом в интересах католической церкви и своих карманов». В Милуоки того же периода ирландцы делили политическую власть в городе с американскими старожилами. Политические боссы малого и большого калибра, преимущественно в городах, часто оказывались ирландцами. Одним из последствий этого было обилие ирландцев на муниципальных должностях снизу доверху, особенно в полиции. Причем в этот период в отличие от середины XIX в. они уже занимали там и руководящие посты. Так, с конца 80-х годов почти все начальники нью-йоркской полиции были ирландского происхождения. В ряде восточных городов (например, в Бостоне) мэрами стали избирать ирландцев, обычно из преуспевающих бизнесменов. Ирландская группа стала политической силой, и не только как совокупность избирателей. Вместе с отмеченным выше экономическим ее продвижением это обстоятельство создавало условия для изменения прежнего ирландского стереотипа в пору массового притока новичков-иммигрантов из Восточной и Южной Европы, которым наряду с черной работой и жилищами в трущобах пришлось перенять у ирландцев и роль козла отпущения. Теперь стало принято выискивать у ирландцев (как и у немцев) положительные черты — приспособляемость, общественную жилку и т. д. Даже пьянство, в котором их прежде так обвиняли, приобретало привлекательность. Дошло до того, что известный идеолог американского империализма Г. К. Лодж, внося в сенат в 1896 г. билль об ограничении иммиграции, отозвался об ирландцах снисходительно. Они, говорил он, «почти тысячу лет тесно связаны с англоязычным народом. Они говорят на том же языке… до некоторой степени перемешались с нами».

Ирландские рабочие играли большую роль в крупнейшей всеамериканской рабочей организации — Ордене рыцарей труда, которая имела даже особые ирландские секции. Элизабет Г. Флинн упоминает о своих дядьях: «Джим и Мартин стали водопроводчиками, Джон — кожевником, а Майк — металлистом. Все они были членами тогда еще тайного Ордена рыцарей труда». Активно — на всех уровнях — участвовали ирландцы и в возникшей в 80-х годах Американской федерации труда, однако некоторые националистически настроенные ирландско-американские авторы преувеличивают это их участие и вообще их роль для американского рабочего движения.

ИРЛАНДСКИЕ ИММИГРАНТЫ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ

Поначалу на долю ирландских иммигрантов в США выпали невероятные тяготы. Они прозябали в городской нищете и подвергались насмешкам со стороны соседей. Но им и их потомкам удалось преодолеть все препятствия и добиться своего.
Кевин Кенни — профессор истории в Бостонском колледже в Бостоне, штат Массачусетс.
За столетие после 1820 года в Соединенные Штаты прибыло 5 миллионов ирландцев. Их переезд спровоцировал бурную реакцию среди некоторых уроженцев Америки, так называемых «нативистов», которые осуждали ирландцев за их поведение в обществе, их воздействие на экономику и принадлежность к католической конфессии. Тем не менее, к началу 20-го века ирландцы успешно ассимилировались.
Все легальные иммигранты, которые готовы выполнять положения Конституции США, имеют право стать гражданами США, причем белым иммигрантам не пришлось преодолевать серьезные препятствия на пути к натурализации. Несмотря на враждебное отношение нативистов, ирландцы никогда не сталкивались с расизмом, сопоставимым с отношением к афроамериканцам и выходцам из Азии, которым отказывали в гражданстве или ограничивали въезд в Соединенные Штаты. Превращая принадлежность к католицизму в свое преимущество и используя политические возможности, недоступные в Ирландии, ирландцы последовательно продвигались вверх в американском обществе.
Ирландцы составляли почти половину всех иммигрантов в США в 1840-е и треть в 1850-е годы. Эти цифры примечательны с учетом того, что территория Ирландии сопоставима с территорией штата Мэн, а численность ее населения никогда не превышала 8,5 млн. человек. В период с 1846 по 1855 год из-за неоднократных массовых неурожаев картофеля ирландское население сократилось на треть. Более 1 миллиона человек умерло от голода и сопутствующих ему заболеваний, а еще 1,5 миллиона перебрались в Соединенные Штаты. Многие ирландские иммигранты считали, что голода можно было бы избежать. «Картофельную гниль действительно ниспослал Всемогущий, — писал ирландский националист и политический ссыльный Джон Митчел, — однако голод создали англичане». Впоследствии в основу ирландского характера в Америке легло чувство отторжения и изгнания.

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ТРУДНОСТИ
Ирландские эмигранты эпохи голода были самыми неблагополучными, каких когда-либо видели в Соединенных Штатах. Самые бедные жили в районе Файв-Пойнтс на нижнем Манхэттене в Нью-Йорке, который, по описанию английского романиста Чарльза Диккенса, «весь пропах грязью и отбросами», а «в переулках и аллеях грязи было по колено». Этот район, писал Диккенс, был заполнен «уродливыми многоквартирными домами, славящимися грабежами и убийствами; здесь сплошная мерзость, гниль и разруха».
Ирландская беднота жила в подвалах, на чердаках и в однокомнатных квартирах, где не было естественного освещения и вентиляции, часто эти помещения заливались нечистотами. Их обитатели страдали от высокой заболеваемости холерой, желтой лихорадкой, тифом, туберкулезом и пневмонией. Они также становились жертвами психических заболеваний, часто осложнявшихся алкоголизмом. На их долю приходилось непропорционально высокое число принимаемых в ночлежки и государственные больницы. Они возглавляли списки арестованных и заключенных, особенно за нарушения общественного порядка. В 1859 году в Нью-Йорке 55 процентов всех арестованных были лицами ирландского происхождения.
Ирландские иммигранты были, в основном, неквалифицированными людьми, которые работали за низкую плату и часто использовались в качестве запасной рабочей силы для прекращения забастовок. Работники из числа местных уроженцев беспокоились, что из-за этого снизятся их собственные заработки и завоевания профсоюзного движения будут подорваны. Многие американцы также опасались, что ирландцы никогда не продвинутся в обществе, а вместо этого станут первым постоянным рабочим классом в Соединенных Штатах, угрожающим основополагающему принципу жизни американцев в 19-м веке — подъему по социальной лестнице благодаря упорному труду.
Столь же тревожила нативистов и религия иммигрантов. Кому будут в итоге верны ирландские иммигранты-католики — Соединенным Штатам или Римской католической церкви? Обязаны ли они считаться с мнением своих священников по политическим вопросам? Есть ли у церкви, которую возглавляют папа, кардиналы, архиепископы и епископы, законное место в демократической республике? Почему ирландские иммигранты-католики отправляют своих детей в отдельные приходские школы, а не пользуются бесплатной государственной системой образования? Ирландцы отвечали, что в советах муниципальных школ преобладают евангельские протестанты. Свобода воспитания веры у детей по своему усмотрению, настаивали они, в полной мере соответствует образу жизни в Соединенных Штатах.
Нативисты регулярно совершали выпады против ирландских иммигрантов за их принадлежность к католичеству. В 1834 году толпа сожгла монастырь святой Урсулы в Чарльзтауне, штат Массачусетс. В 1836 году нативисты в Нью-Йорке опубликовали «Ужасающие откровения Марии Монк». Эта молодая неуравновешенная женщина утверждала, что во время своего пребывания в монастыре стала свидетельницей разврата и детоубийств. Книга стала популярным бестселлером. В 1844 году мятежные нативисты сожгли два католических храма в пригородах Филадельфии в споре о том, какую Библию преподавать в муниципальных школах — католическую или протестантскую версию короля Иакова.

Читайте также:  Расселение скандинавов по территории США: штаты и города

ИРЛАНДСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ В АМЕРИКЕ
Отвергая обвинения в двойной лояльности, ирландские иммигранты настаивали на том, что они могут стать хорошими американцами, но будут делать это по-своему. Поскольку ирландцы разговаривали по-английски и были первой группой католиков, прибывших в Соединенные Штаты в большом количестве, они быстро взяли под контроль американскую католическую церковь. Как гласила народное изречение, церковь в Соединенных Штатах «единая, святая, соборная, апостольская — и ирландская». Католицизм стал важнейшей составляющей ирландского самосознания в Америке.
Враждебное отношение к католичеству оставалось характерным для американской культуры до 1960 года, когда президентом страны стал Джон Кеннеди. К тому времени ирландцы давно уже заправляли политической жизнью во многих американских городах, в том числе Нью-Йорке, Бостоне и Чикаго, контролируя местные отделения Демократической партии. В 1920-е годы они начали выдвигаться на общенациональную арену, когда Эл Смит стал первым католиком, который баллотировался в президенты. У Смита было мало шансов на избрание, но Кеннеди, который остро осознавал свое ирландское происхождение, в итоге положил конец давней антикатолической традиции в Америке. «Я не кандидат в президенты от католиков, — заявлял он в ходе кампании. — Я кандидат в президенты от Демократической партии, который оказался католиком. Я не выражаю мнения своей церкви по государственным вопросам — и церковь не выражает моего мнения».
Ирландские иммигранты стали хорошими американцами, не утратив своего религиозного и культурного наследия. Они продемонстрировали, что ассимиляция — это не односторонний процесс, при котором иммигранты должны подчиняться господствующей англо-протестантской культуре и отказываться от собственных традиций. Иммигранты всегда меняют Соединенные Штаты в той же мере, в какой Соединенные Штаты меняют их. Став американцами на свой манер, ирландцы обрели отчетливую этническую идентичность и помогли заложить основу современного культурного плюрализма в США.
Сегодня ирландцы — одна из самых процветающих этнических групп в Соединенных Штатах, которая значительно превышает средние показатели в стране по уровню образования, профессиональному положению, доходу и домовладению. В соответствии со своим последовательным продвижением вверх по общественной лестнице в течение 20-го века американские ирландцы уехали из замкнутых городских общин Северо-востока и Среднего Запада и поселились в пригородах и в больших и малых городах по всем Соединенным Штатам. Они также все чаще вступали в браки с представителями других национальностей, сначала с другими католиками, а затем и с другими американцами. Результатом этих перемен стало значительно менее цельное ощущение принадлежности к общине, чем в прошлом. Однако американские ирландцы сохраняют сильное чувство национальной гордости, особенно в сфере политики и культуры. В конце концов, быть американским ирландцем — значит быть частью успеха своей страны.

Поначалу на долю ирландских иммигрантов в США выпали невероятные тяготы. Они прозябали в городской нищете и подвергались насмешкам со стороны соседей. Но им и их потомкам удалось преодолеть все препятствия и добиться своего.
Кевин Кенни — профессор истории в Бостонском колледже в Бостоне, штат Массачусетс.
За столетие после 1820 года в Соединенные Штаты прибыло 5 миллионов ирландцев. Их переезд спровоцировал бурную реакцию среди некоторых уроженцев Америки, так называемых «нативистов», которые осуждали ирландцев за их поведение в обществе, их воздействие на экономику и принадлежность к католической конфессии. Тем не менее, к началу 20-го века ирландцы успешно ассимилировались.
Все легальные иммигранты, которые готовы выполнять положения Конституции США, имеют право стать гражданами США, причем белым иммигрантам не пришлось преодолевать серьезные препятствия на пути к натурализации. Несмотря на враждебное отношение нативистов, ирландцы никогда не сталкивались с расизмом, сопоставимым с отношением к афроамериканцам и выходцам из Азии, которым отказывали в гражданстве или ограничивали въезд в Соединенные Штаты. Превращая принадлежность к католицизму в свое преимущество и используя политические возможности, недоступные в Ирландии, ирландцы последовательно продвигались вверх в американском обществе.
Ирландцы составляли почти половину всех иммигрантов в США в 1840-е и треть в 1850-е годы. Эти цифры примечательны с учетом того, что территория Ирландии сопоставима с территорией штата Мэн, а численность ее населения никогда не превышала 8,5 млн. человек. В период с 1846 по 1855 год из-за неоднократных массовых неурожаев картофеля ирландское население сократилось на треть. Более 1 миллиона человек умерло от голода и сопутствующих ему заболеваний, а еще 1,5 миллиона перебрались в Соединенные Штаты. Многие ирландские иммигранты считали, что голода можно было бы избежать. «Картофельную гниль действительно ниспослал Всемогущий, — писал ирландский националист и политический ссыльный Джон Митчел, — однако голод создали англичане». Впоследствии в основу ирландского характера в Америке легло чувство отторжения и изгнания.

Models of Cultural Integration of Immigration Flows (Irish and Swedish Immigration to the USA in the 19-20 Centuries)

The article introduces two cultural models of immigrant integration in the USA in the XIX-XXth century. Swedish and Irish immigrants either stayed within their ethnical communities ( collective model ) or preferred an individual strategy ( individualistic model ) of integration into the American society. Those two models produced different effects on ethnical, national and political identities of the immigrants.

13 Svenska Amerikanaren. 1867. 24 April; Cit. on: Beijbom U. Op. cit. P. 318.

folkvald

John F.Kennedy, F Nation of Immigrants, NY., 1963. P.71.

Иммигранты-протестанты – Scotch-Irish

Иллюстрация из статьи-“исследования” в Harper’s Weekly, обосновывающая глубокую связь между обезьяноподобными ирландцами и неграми, которым противостоят благородные англосаксы.

Этнический капитал власти

После Второй мировой войны финансы Джона Рокфеллера-младшего помогли избранию и переизбранию более 40 конгрессменов, 13 сенаторов и 8 губернаторов. Значительную поддержку от богатых немецких семей получил Дуайт Эйзенхауэр — первый президент США немецкого происхождения. Примечательно, что представители влиятельного нефтяного клана в свое время приняли активное участие в становлении и развитии политической карьеры конгрессмена Говарда Баффета – отца Уоррена Баффета – одного из богатейших людей современности. Наличие этнического капитала также ускорило процесс общественно-политической интеграции немецких общин. На втором этапе возникли политические кланы, наиболее влиятельным из которых стал клан Бушей. По данным переписи населения 2016 года, свое немецкое происхождение отметили 44 млн американцев, что составляет 14% от общего населения. Таким образом, немцы, формально не соответствующие принципам «англоконформизма», стали неотъемлемой частью национального ядра-элиты.

Второй по величине этнический капитал Америки создали выходцы из Голландии. В отличие от немцев, голландцы во всем подражали англичанам, завидовали их успеху, способностям, материальному и социальному комфорту. При этом они стремились сохранить свою идентичность, формируя компактные общины по всей стране. Голландцы гордились тем, что их соотечественник Джон Джей был в числе отцов-основателей и первым председателем Верховного суда США. Они использовали имеющийся политический капитал для масштабного проникновения в «англоконформистское ядро». На протяжении многих десятилетий голландские кланы обладали монополией в различных торгово-экономических сферах.

Корнелиус Вандербильт — основатель первого крупного голландского клана в США — создал крупнейшие на то время логистические компании по межконтинентальным перевозкам. Его состояние оценивалось в 100 млн долларов (143 млрд в пересчете на сегодняшний день). Вандербильты поддерживали тесную связь со страной — происхождения и выделяли большие средства на нужды своих общин. Другой успешный голландский клан — Ван Ренсселаеры. Они сыграли ключевую роль в развитии тяжелой индустрии и цветной металлургии. На финансы «голландской двойки» Вандербильтов и Ренсселаеров строились целые города и осуществлялись крупные инфраструктурные проекты — мосты, железные дороги, заводы и фабрики, фермерские цеха и т.д. Корнелиус Вандербильт и Стивен Ван Ренсселаер были близкими друзьями дипломата голландского происхождения Мартина Ван Бюрена и способствовали его победе на президентских выборах.

Традиция помощи политикам-соотечественникам продолжалась на протяжении многих десятилетий. Так, представители этих кланов профинансировали избирательную кампанию 32-го президента Франклина Делано Рузвельта — потомка влиятельного голландского бизнесмена Джеймса Рузвельта. Как и в случае с немцами, значительная часть голландского капитала была сохранена в своей этнической среде. Лидеры кланов передавали активы своим соотечественникам и оказывали им финансовую и политическую поддержку.

Например, стремительный рост голландской семьи Кох был напрямую связан с протекторатом семьи Ренсселаеров. Гарри Кох, находившийся в дружеских отношениях с президентом Рузвельтом, основал мультинациональную компанию «Koch Industries», управление которой передается из поколения в поколение. Сегодня ею руководят его внуки — Чарльз и Дэвид Кохи, обладающие состоянием в 97 млрд долларов. Будучи преемниками Вандербильтов и Ренсселаеров, Кохи поддерживают общинные организации и участвуют в глобальных политических процессах, финансируя политиков-либертарианцев по всему миру.

Читайте также:  Чернокожие в США, их участие в политике и экономике – анализ

Из этих крупных семей лишь Генри Форд поддерживал ирландскую общину, делая ограниченные взносы на благотворительные программы и принимая ирландских иммигрантов к себе на работу без снижения зарплаты. Политический успех к ирландцам-католикам пришел лишь в 1961 году, когда сенатор-демократ Джон Кеннеди одержал неожиданную победу над вице-президентом Ричардом Никсоном. Это был первый и последний случай в американской истории, когда приверженец Римской Католической церкви был избран главой Белого дома. Это достижение не открыло ирландцам дорогу к национальной элите, но укрепило их статус и положение в Демократической партии. Деньги семьи Кеннеди по-прежнему направляются в эту партию, обеспечивая политическое присутствие ирландцев-католиков в национальной элите. Неудивительно, что такие крупные политики ирландского происхождения, как Джозеф Байден (вице-президент при Обаме) и Джон Керри (госсекретарь при Обаме) всегда были верны «ослам».

Иммиграция в США: от колониального периода до наших дней

Несмотря на большую длительность колониального периода миграции, численность новоприбывших была не очень большой. Массовой волной миграции считается вторая, которая продолжалась с начала 19-го века до конца столетия. За этот период в США приехали более 15 миллионов новых жителей из разных стран Европы.

Ирландская диаспора в мире

Массы ирландцев-бедняков ринулись в США и заморские колонии Великобритании. Один иммигрант, худо-бедно обосновавшийся на новом месте, перетягивал за собой всю семью. Со времени Великого Голода население Ирландии постоянно сокращалось, этот процесс шел с разной интенсивностью вплоть до 70-х годов 20-го века.

Ирландская иммигрантская группа в США и ее характерные особенности

Л. Изд-во “Наука”. 1976. 276 стр. Тираж 2100. Цена 1 руб. 43 коп.

Роль иммиграции в истории США огромна. В истории нет аналогичного примера, когда бы путем иммиграции и бурно протекавших ассимиляционных процессов в кратчайшие сроки была бы создана нация великой державы. В этом заключается одна из важных особенностей истории США.

В трудах буржуазных историков сложный и противоречивый процесс формирования и развития американской буржуазной нации нередко предстает как идиллическая картина переселения в США десятков миллионов людей, которые были встречены здесь с распростертыми объятиями и нашли на североамериканском континенте свою вторую родину. В подобной трактовке процесса возникновения и развития американской нации не остается места ни чудовищному акту геноцида – фактическому уничтожению коренного населения Америки – индейцев, ни истории рабства и многострадального черного народа США, ни дискриминации многомиллионных отрядов иммигрантов.

Сложные социально-экономические, классовые, этнические и прочие проблемы иммиграции в США давно привлекают внимание советских историков. Содержательные труды по этим вопросам были опубликованы Л. А. Баграмовым и А. Н. Шлепаковым 1 . В коллективном труде советских историков и этнографов “Национальные процессы в США” (М. 1973) также исследуются важнейшие аспекты этой многогранной проблемы. Она находит свое отражение и в обобщающих трудах по истории США. Монография старшего научного сотрудника Института этнографии АН СССР кандидата исторических наук Ш. А. Богиной охватывает в основном последнюю треть XIX в., период бурного роста американского капитализма, который обусловил и ускорение притока иммигрантов. В центре внимания автора экономические, социальные, культурные аспекты процесса их ассимиляции.

В США иммигрировали англичане, немцы, французы, итальянцы, выходцы из скандинавских стран, евреи из многих стран Европы, многочисленные представители других национальностей и народностей. Особое положение занимали выходцы из Азии: “Самыми дискриминируемыми иммигрантскими группами были выходцы из Азии, в рассматриваемый здесь период – главным образом китайцы” (стр. 215). Полностью оправданно то, что ассимиляционные процессы раскрыты в книге на примере типичных в том или ином отношении и наиболее крупных иммигрантских групп.

Автор подробно характеризует различные слои немецкой группы населения США, в которой были представлены все классы, характерные для американского общества, и

1 Л. А. Баграмов. Иммигранты в США. М. 1957; А. Н. Шлепаков. Иммиграция и американский рабочий класс. М. 1966.

убедительно доказывает, что к XX в. ассимиляция немецкой группы зашла уже довольно далеко. “Развитие шло неравномерно, но преобладающей силой был ассимиляционный процесс” (стр. 37). Материал, посвященный американским немцам, во многом базируется на отложившейся в ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС переписке К. Маркса и Ф. Энгельса с немецкими социалистами-иммигрантами, которые сыграли значительную роль в развитии рабочего движения за океаном, они, в частности, были организаторами в США секций I Интернационала, документы которых также используются в книге.

Массовая иммиграция итальянцев в США началась в рассматриваемый автором период. Это была весьма типичная для исследуемого времени группа, пополнившая ряды неквалифицированных и низкооплачиваемых рабочих (стр. 71, 72). В монографии описано расселение итальянских иммигрантов – чаще всего национальными кварталами в городах, охарактеризованы их бытовые черты, отмечена важная роль семьи в итальянском быту и изменение этой роли под влиянием американской обстановки. По ряду особых причин церковь пользовалась среди итальянцев гораздо меньшим влиянием, чем в других католических иммигрантских группах (стр. 90, 100, 103 – 105). Языковое развитие итальянцев в США осложнялось тем, что они говорили на различных диалектах (стр. 126 – 120). В книге рассматривается также вопрос об американской мафии в той мере, в какой она была связана с итальянской иммиграцией. Ш. А. Богина отмечает, что традиции итальянской мафии расцвели на почве организованной преступности, широко распространенной в капиталистической Америке (стр. 88, 89, 125, 126). Анализ судеб итальянской иммиграции имеет тем большее значение, что ранее этот вопрос изучался мало.

Третья иммигрантская группа, детально исследованная автором, – выходцы из скандинавских стран. Массовая иммиграция их в США также приходилась на последнюю треть XIX века. Они, в общем, принадлежали к тем же трудовым слоям населения, что и иммигранты из Южной и Восточной Европы (стр. 144, 145 и др.). Но последних травили и унижали как “неполноценных”, а скандинавы же считались в Америке “желательными”. В книге показывается, что это было обусловлено расистскими воззрениями, получившими большое распространение в США. Ш. А. Богина приходит к выводу, что если ассимиляция итальянцев и других тормозилась дискриминацией, которую они встречали в американском обществе, то “положительный стереотип” скандинавов облегчал им ассимиляцию (стр. 139, 151, 191, 193). Автор анализирует и факторы, усложнявшие процесс ассимиляции скандинавов в США. Любопытной особенностью иммиграции из скандинавских стран, особенно из Дании, было активное участие в мормонском движении. В книге описываются иммиграция скандинавов-мормонов в США, их своеобразный быт (стр 147, 176 – 179).

Кратко разбирает автор несколько иммигрантских групп, обладавших особыми в смысле воздействия на ассимиляцию чертами. Судьба англоязычных ирландцев и выходцев из Великобритании в США сложилась по-разному. Ирландцы, начинавшие свой путь с самых низших ступеней общественной лестницы, были к XX в. в значительной мере ассимилированными. Этот процесс осложнялся для них жестокой дискриминацией, которую пришлось им переживать как католикам и как беднякам. Они принимали активное участие в освободительной борьбе Ирландии против английского господства. Для них был характерен специфический ирландско-американский национализм (стр. 194 – 202). Иммигранты из Великобритании (больше всего это относится к англичанам) испытывали в США наименьшую дискриминацию и соответственно наименьшие препятствия к ассимиляции. Автор отмечает, однако, что исследование этой группы, ведущееся в последние десятилетия, обнаружило у нее гораздо больше общих с другими иммигрантскими группами черт, чем предполагалось ранее. Активисты рабочего движения из Великобритании внесли значительный вклад в развитие пролетарского движения США (стр. 202 – 213). Автор обстоятельно исследует также особенности иммиграции в США из Канады (стр. 213 – 215).

В книге выделена иммигрантская группа, подвергавшаяся, как уже говорилось выше, наибольшей дискриминации, – китайцы, судьбу которых в ближайшие десятилетия разделили японцы и другие выходцы из Азии. Национальная дискриминация усугублялась здесь расовой, приобретавшей особое значение в обстановке перехода к империализму (стр. 215 – 220). Вскользь упоминается очень малочисленная русская группа, оставившая след в русской литературе, публицистике, мемуаристике. Эти источники, в частности записки русских путешественников, как и документы, архивные

и опубликованные, привлечены для освещения дайной проблемы (стр. 220 – 221).

Автор не ограничивается анализом ассимиляции отдельных этнических групп, пытаясь обобщить ассимиляционный процесс в целом. Основу его, как правомерна считает Ш. А. Богина, составляет ассимиляция социально- экономическая, иначе говоря, структурная, поскольку она предусматривает включение иммигрантов в структуру американского (да и любого иного принимающего) общества. На ее базе развивается ассимиляция культурная, языковая, бытовая. С этим связаны и межэтнические отношения, чрезвычайно существенные для такого этнически пестрого общества, как американское. Образовалась сложная этническая иерархия, в условия которой входит и религиозная принадлежность. Господствующей характеристикой межэтнических отношений в США является национальная дискриминация. Этническая разнородность, дискриминация, распри используются как важный механизм капиталистической эксплуатации. США не стали многонациональным государством ввиду отсутствия там этнотерриториальных подразделений и вследствие перемешивания различных этнических элементов в условиях быстрого развития капитализма, особенно капиталистической урбанизации.

Исследование иммиграции тесно связано с общим развитием американской исторической науки. Специалисты по этой проблематике начала XX в. находились в орбите концепций Фр. Дж. Тернера. Впоследствии на них немалое влияние оказала школа Ч. Бирда. За последние 10 – 15 лет для изучения иммиграции много сделала “новая городская школа”, связанная с “новыми левыми” в исторической науке. В соответствии с большим значением иммигрантов в пролетарском населении и рабочем движении США им уделяется важное место в исследованиях по истории рабочего класса. С самого своего возникновения иммиграцией занималась американская социология. Современные труды по этой тематике имеют преимущественно историко- социологический характер. Все эти важнейшие аспекты развития историографии иммиграции в США рассмотрены в историографическом разделе монографии.

К сожалению, в книге нет обзора источников, отсутствуют указатели. К числу недостатков относится и описательный характер отдельных разделов монографии (в частности, гл. III).

В целом же работа Ш. А. Богиной является серьезным исследованием темы, исключительно актуальной и в научном и в политическом отношении.

В трудах буржуазных историков сложный и противоречивый процесс формирования и развития американской буржуазной нации нередко предстает как идиллическая картина переселения в США десятков миллионов людей, которые были встречены здесь с распростертыми объятиями и нашли на североамериканском континенте свою вторую родину. В подобной трактовке процесса возникновения и развития американской нации не остается места ни чудовищному акту геноцида – фактическому уничтожению коренного населения Америки – индейцев, ни истории рабства и многострадального черного народа США, ни дискриминации многомиллионных отрядов иммигрантов.

Ссылка на основную публикацию