Семья индейцев в США, социальное развитие, кризисы и проблемы

В досье дипломата

Факты социально-экономических проблем индейского населения Северной Америки

  • Автор Владислав Гулевич
  • размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
  • Печать
  • Эл. почта

Тема соблюдения прав коренного населения США и Канады, к которому относят индейцев и эскимосов, регулярно затрагивается в СМИ этих стран. Среди главных проблем, с которыми сталкиваются аборигены в XXI веке – это не только сохранение языка и культуры, но социальная неустроенность, отсутствие должных медицинских и образовательных услуг, высокий уровень безработицы и т.д.

Национальный конгресс американских индейцев приводит данные, согласно которым общая численность индейского и эскимосского населения в США – 0,9% от численности населения (2,9 млн.). Больше всего коренного населения проживает в штатах Аляска (19,5%), Оклахома (12,9%), Нью-Мексико (10,7%). Законом признаны 567 индейских наций, общин и племён. 229 из них находятся на Аляске, остальные – в 33 других штатах (1).

Самоубийства остаются второй по количеству причиной смерти представителей коренных народов в возрасте от 15 до 24 лет. Среди белых и азиатов суициды затрагивают более старшие слои населения (как правило, от 30 и выше). В 2015 г. The Huffington Post сообщила о 17 самоубийствах, которые произошли в течение 8 месяцев в одной из резерваций (2). Проблема самоубийств среди индейцев США (39,3 суицида на 1 тыс. населения среди мужчин, 9,9 – среди женщин) признаётся государством (3).

Ситуация у канадских индейцев не лучше. В 2016 г. зафиксировано 1,5 тыс. самоубийств за семь месяцев в 100 индейских общинах и резервациях (4).

Аборигены чаще белых американцев страдают от туберкулеза, алкоголизма, диабета, чаще становятся жертвами полицейского произвола и чаще гибнут в ДТП. Один из десяти индейцев старше 12 лет ежегодно становится жертвой криминального насилия (6).

Одновременно с этим с 1990 по 2000 гг. на 33% выросли доходы данной категории граждан, бедность уменьшилась на 7%, как среди тех племён, которые задействованы в игровом бизнесе (аборигены занимаются им на льготных условиях), так и тех, кто не имеет ничего общего с казино и рулеткой.

Индейцы хронологически разделяют историю своих взаимоотношений с европейцами на семь периодов. Условно их можно представить так: 1) колониальный (1492-1828); 2) резервационный (1828-1887); 3) ассимиляционный (1887-1934); 4) реорганизационно-реабилитационный (1934-1945); 5) период обезземеливания (1945-1968); 6) период роста самоопределения (1968-2000); 7) период «от племени к племени», когда большинство общин перешли в режим самоуправления (2000 по настоящее время) (6).

Из множества индейских племён США и Канады наиболее авторитетными и популярными остаются чероки, навахо и семинолы. Семинолы – единственное племя, не покорившееся белым. Остальные племена значительно уступают им в численности и известности.

Языки и культура малых племён находятся в более серьезной опасности, чем язык и культура чероки или навахо. У них мало шансов сохраниться, не говоря уже о расширении своего ареала.

Попытки индейцев придать индейской проблеме международное звучание оставались бесплодными. Последней такой попыткой можно считать заявление о создании Республики Лакота во главе с Расселом Минсом (1939-2012). Лакота объявили о независимости, обосновав своё решение негативными последствиями пребывания в составе США (7).

Отсюда следуют выводы:

проблемы коренного населения Северной Америки носят системный характер, пути их решения не лежат исключительно в сфере экономики, но коренятся в области народной психологии;

– имеются признаки несовместимости индейской психики с цивилизационными условиями, в которых пребывают её носители;

– бедственное социально-экономическое положение коренного населения США и Канады не привлекает внимания международных правозащитных организаций;

– факты нарушения прав индейцев остаются незамеченными на фоне таких же фактов в отношении чернокожих, как более многочисленной группы населения, и создают ложное впечатление о малых масштабах проблемы;

– суммируя факты, свидетельствующие о неудовлетворительных условиях жизни чернокожего и краснокожего населения, можно получить представление о реальном уровне нарушения прав человека в США и Канаде;

Семья индейцев в США, социальное развитие, кризисы и проблемы

Навигация
» Первая полоса
» Великая Победа
» Геополитика
» Политика
» Экономика и финансы
» Аналитика
» Точка зрения
» Интервью
» Общество
» Государство и управление
» Наука и образование
» Технологии и разработки
» Социология
» Новости регионов
» Зарубежные СМИ
» Нац безопасность
» Информационные войны
» Армия и конфликты
» Оружие и боевая техника
» Солдаты Империи
» Награды и отлич. знаки

Важные темы

Реклама

Добавить новость в:

Почему негативные тенденции в сфере семьи и брака, фиксируемые в Америке, не провоцируют в стране столь жесткий демографический кризис, который наблюдается на сегодняшний день в России? Почему согласно прогнозам, сделанным ООН относительно численности населения, в США к 2050-му году будет насчитываться более чем 400 млн. человек, а в России только 101 млн.?

Демографический прогноз ООН на 2050 год. [1]

Семья – важнейший социальный институт, формирующий личность человека. Взаимодействие с ближайшим окружением обеспечивает заимствование социального опыта. Начало развития установок и моделей происходит в детском возрасте, когда усвоение ролей проходит практически бессознательно, в семейном кругу.

Русский психиатр П.И. Ковалевский писал: «… нисходящие поколения в силу закона наследственности сохраняют подобие и все свойства своих предков и дают направление свойствам и качествам развивающейся от них нации. Из этого следует, что основные национальные свойства данного народа сохраняются наследственно и являются органическими. Почему они представляются столь стойкими и незыблемыми»[2].

Даже любовь к своей стране формируется с детских лет, а ее прототипом становится любовь и уважение к предкам, семье, ее культуре и традициям. Стихийно или намеренно, но при нарушении этой «связи времен» рано или поздно меняются и установки новых поколений. В современных обществах институт семьи претерпевает кризис, традиционная его модель становится все меньше востребованной и социализация протекает в рамках других социальных институтов (например, СМИ). Семья перестает справляться с функцией формирования традиций, трансляции норм и моделей поведения.

Искажение традиционной семейной идентичности, пропаганда гомосексуальных связей, свободных сексуальных отношений, новых типов «семьи» уничтожает традиционную семью, способствует сокращению рождаемости, дискредитации системы семейно-брачных отношений.

Негативные тренды характерны не только для брачно-семейного поведения россиян. В Штатах проводятся интересные статистические и социологические мониторинги, позволяющие зафиксировать изменения в области демографии и семейных установок.

Исследования Pew Research Center показывают, что доля американцев в возрасте 25 лет и старше, которые никогда в жизни не связывали себя узами брака, по сравнению с серединой ХХ-го века выросла в два раза. В 2012 году один из пяти взрослых американцев никогда не состоял в браке, а в 1960-м – таковые встречались в два раза реже. Есть еще одна тенденция – увеличение доли не вступивших в брак мужчин происходит гораздо быстрее, чем увеличение доли не брачующихся женщин.

Доля американских женщин и мужчин в возрасте от 25 лет и старше, которые никогда не состояли в браке. [3]

Структура американской семьи претерпела значительные изменения – в 1,6 раза с 1960 года уменьшилось число детей, которые проживают с отцом и матерью, состоящими в единственном браке. Нужно внести здесь одно уточнение – в 2013 году в долю этих семей были включены не только дети, живущие с разнополыми родителями, но и с теми, кто состоит в однополом браке, причем число последних не уточняется. Следовательно, традиционных семей в Америке на самом деле стало еще меньше.

Доли американских детей, живущих с родителями, создавшими семью впервые; с родителями, один или оба из которых вступили в брак повторно; с одним из родителей; или без родителей.

В 2,5 раза выросла доля детей в возрасте до восемнадцати лет, живущих отдельно от своих отцов, и в 2 раза – живущих отдельно от матерей.

Доля американских детей, живущих отдельно от матери или от отца.

Изменилось семейное положение американских женщин, воспитывающих детей. Если в 60-х годах ХХ-го века доля одиноких женщин с детьми (в общей массе имеющих детей представительниц женского пола) составляла 7,3%, то в 2012-м уже почти треть детных женщин воспитывают своих детей в одиночестве. Крайне существенны перемены в численности женщин, имеющих детей и никогда не вступавших в брак – их прирост составил 15%.

Семейное положение американских женщин в возрасте от 18 до 64 лет, воспитывающих ребенка/детей. [4]

Кроме вышеназванных, есть еще несколько ярких трендов демографического поведения американских граждан. Во-первых, увеличение среднего возраста женщины при рождении первого ребенка – в 1970 году он был на уровне 21,4 года, а в 2012-м составил 25,8 лет. Во-вторых, примерно четыре из десяти рождений детей приходится на долю женщин, не состоящих в браке, что почти в восемь раз превышает показатели второй половины ХХ века. В-третьих, меняется расово-этническая структура общества – впервые в истории Америки численность новорожденных представителей национальных меньшинств оказалась выше численности новорожденных доминирующей белой расы. В-четвертых, в полтора раза выросла доля женщин, имеющих детей в возрасте до 18 лет, в общей массе трудящихся женщин.

Очень похожие процессы наблюдаются и в России. Почему же испытывающие проблемы дискредитации семейно-брачных отношений Штаты продолжают оставаться лидерами по приросту населения среди развитых стран Запада? Пример Америки показывает, что в основе депопуляции стран лежит не деградация института семьи и даже не материальные факторы (что уже было доказано [5]), а более глубокие причины. По всей видимости, велика роль идеологической составляющей – государственная идеология США подразумевает формирование американского народа с выраженным самосознанием, национальной гордостью и даже самоуверенностью.

Идеологическая недееспособность современного российского общества, отсутствие понимания высших ценностей и стратегических задач развития государства, утрата национальной идентичности – вот глубинные факторы, без учета которых невозможно преодолевать негативные демографические тренды. Как бы сильно не было идеологическое противостояние между российским и западным обществом, но «и у врага дозволено учиться», находя подтверждение необходимости возрождения пассионарности нации, ее идентичности, идейно-духовных смыслов ее существования, сплочения на основе национальной идеи.

[1] См.: http://rusrand.ru/docconf/ustojchivost-instituta-semi-kak-faktor-natsionalnoj-bezopasnosti-rossii

[2] Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. Александр III – царь-националист. Вступительная статья Е.С. Троицкого. М., 2005. С.38.

Кризис института семьи в США

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.социол.н. Надежда Хвыля-Олинтер

Почему негативные тенденции в сфере семьи и брака, фиксируемые в Америке, не провоцируют в стране столь жесткий демографический кризис, который наблюдается на сегодняшний день в России? Почему согласно прогнозам, сделанным ООН относительно численности населения, в США к 2050-му году будет насчитываться более чем 400 млн. человек, а в России только 101 млн.?

Рис. 1. Демографический прогноз ООН на 2050 год. [1]

Семья – важнейший социальный институт, формирующий личность человека. Взаимодействие с ближайшим окружением обеспечивает заимствование социального опыта. Начало развития установок и моделей происходит в детском возрасте, когда усвоение ролей проходит практически бессознательно, в семейном кругу. Русский психиатр П.И. Ковалевский писал: «… нисходящие поколения в силу закона наследственности сохраняют подобие и все свойства своих предков и дают направление свойствам и качествам развивающейся от них нации. Из этого следует, что основные национальные свойства данного народа сохраняются наследственно и являются органическими. Почему они представляются столь стойкими и незыблемыми»[2]. Даже любовь к своей стране формируется с детских лет, а ее прототипом становится любовь и уважение к предкам, семье, ее культуре и традициям. Стихийно или намеренно, но при нарушении этой «связи времен» рано или поздно меняются и установки новых поколений. В современных обществах институт семьи претерпевает кризис, традиционная его модель становится все меньше востребованной и социализация протекает в рамках других социальных институтов (например, СМИ). Семья перестает справляться с функцией формирования традиций, трансляции норм и моделей поведения.

Искажение традиционной семейной идентичности, пропаганда гомосексуальных связей, свободных сексуальных отношений, новых типов «семьи» уничтожает традиционную семью, способствует сокращению рождаемости, дискредитации системы семейно-брачных отношений.

Негативные тренды характерны не только для брачно-семейного поведения россиян. В Штатах проводятся интересные статистические и социологические мониторинги, позволяющие зафиксировать изменения в области демографии и семейных установок.

Исследования Pew Research Center показывают, что доля американцев в возрасте 25 лет и старше, которые никогда в жизни не связывали себя узами брака, по сравнению с серединой ХХ-го века выросла в два раза. В 2012 году один из пяти взрослых американцев никогда не состоял в браке, а в 1960-м – таковые встречались в два раза реже. Есть еще одна тенденция – увеличение доли не вступивших в брак мужчин происходит гораздо быстрее, чем увеличение доли не брачующихся женщин.

Рис. 2. Доля американских женщин и мужчин в возрасте от 25 лет и старше, которые никогда не состояли в браке. [3]

Структура американской семьи претерпела значительные изменения – в 1,6 раза с 1960 года уменьшилось число детей, которые проживают с отцом и матерью, состоящими в единственном браке. Нужно внести здесь одно уточнение – в 2013 году в долю этих семей были включены не только дети, живущие с разнополыми родителями, но и с теми, кто состоит в однополом браке, причем число последних не уточняется. Следовательно, традиционных семей в Америке на самом деле стало еще меньше.

Рис. 3. Доли американских детей, живущих с родителями, создавшими семью впервые; с родителями, один или оба из которых вступили в брак повторно; с одним из родителей; или без родителей.

В 2,5 раза выросла доля детей в возрасте до восемнадцати лет, живущих отдельно от своих отцов, и в 2 раза – живущих отдельно от матерей.

Рис. 4. Доля американских детей, живущих отдельно от матери или от отца.

Изменилось семейное положение американских женщин, воспитывающих детей. Если в 60-х годах ХХ-го века доля одиноких женщин с детьми (в общей массе имеющих детей представительниц женского пола) составляла 7,3%, то в 2012-м уже почти треть детных женщин воспитывают своих детей в одиночестве. Крайне существенны перемены в численности женщин, имеющих детей и никогда не вступавших в брак – их прирост составил 15%.

Рис. 5. Семейное положение американских женщин в возрасте от 18 до 64 лет, воспитывающих ребенка/детей. [4]

Кроме вышеназванных, есть еще несколько ярких трендов демографического поведения американских граждан. Во-первых, увеличение среднего возраста женщины при рождении первого ребенка – в 1970 году он был на уровне 21,4 года, а в 2012-м составил 25,8 лет. Во-вторых, примерно четыре из десяти рождений детей приходится на долю женщин, не состоящих в браке, что почти в восемь раз превышает показатели второй половины ХХ века. В-третьих, меняется расово-этническая структура общества – впервые в истории Америки численность новорожденных представителей национальных меньшинств оказалась выше численности новорожденных доминирующей белой расы. В-четвертых, в полтора раза выросла доля женщин, имеющих детей в возрасте до 18 лет, в общей массе трудящихся женщин.

Очень похожие процессы наблюдаются и в России. Почему же испытывающие проблемы дискредитации семейно-брачных отношений Штаты продолжают оставаться лидерами по приросту населения среди развитых стран Запада? Пример Америки показывает, что в основе депопуляции стран лежит не деградация института семьи и даже не материальные факторы (что уже было доказано [5] ), а более глубокие причины. По всей видимости, велика роль идеологической составляющей – государственная идеология США подразумевает формирование американского народа с выраженным самосознанием, национальной гордостью и даже самоуверенностью. Идеологическая недееспособность современного российского общества, отсутствие понимания высших ценностей и стратегических задач развития государства, утрата национальной идентичности – вот глубинные факторы, без учета которых невозможно преодолевать негативные демографические тренды. Как бы сильно не было идеологическое противостояние между российским и западным обществом, но «и у врага дозволено учиться», находя подтверждение необходимости возрождения пассионарности нации, ее идентичности, идейно-духовных смыслов ее существования, сплочения на основе национальной идеи.

[1] См.: http://rusrand.ru/docconf/ustojchivost-instituta-semi-kak-faktor-natsionalnoj-bezopasnosti-rossii

[2] Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. Александр III – царь-националист. Вступительная статья Е.С. Троицкого. М., 2005. С.38.

Развитие социальной помощи в США в ХХ в

США считаются родиной социальной работы, традиции социальной помощи, как и во всех других странах, закладывались в благотворительной и филантропической деятельности церкви, частных лиц и общественных организаций еще в XVIII-XIX вв. Однако постепенно сам процесс оказания конкретной помощи нуждающимся в разных ее формах сконцентрировался в руках особой категории работников —-так называемых социальных работников, которые трудились в детских приютах, лечебницах для неимущих, распределяли разного вида пособия и т.д. Возникновение социальной работы как профессиональной деятельности непосредственно связано с появлением в 1899г. книги Мэри Ричмонд «Дружеский визит к беднякам: руководство для работающих в благотворительных организациях», где были заложены научно обоснованные методы социальной работы. Примерно в это же время возникают первые школы по подготовке профессиональных социальных работников.

Действующая в настоящее время в этой стране система социальной помощи населению является гибкой и сложной. Существуют государственные службы, оказывающие разного вида помощь: Управление по социальному обеспечению, Министерство сельского хозяйства, Детское бюро, Служба защиты детей. Помимо этого действует разветвленная сетъ частных служб.

Американская модель характеризуется преобладанием либеральной направленности в социальной политике. Однако она не предполагает столь активного влияния государства на социальную сферу и со­ответствующего участия в социальной защите. Кроме того, приоритетное место в организации социальной работы здесь отводится не муниципалитетам, а благотворительным и не­коммерческим (ассоциативным) организациям. Все это позво­ляет определять американскую систему социальной защиты как либерально-ассоциативную.

Американской модели социальной работы свойственна си­стема признаков. К числу важнейших из них следует отнести:

—наличие сильного либерального компонента в социаль­
ной политике;

—преобладающее значение ассоциативных организаций
в сфере социальной помощи и поддержки при финансовой
поддержке со стороны государственных структур;

—важная роль страховых механизмов социальной защиты;

— децентрализация системы социальной работы.

В целом эта система полностью децентрализована и функционирует через разного рода социальные программы, регламентируемые или федеральным законодательством, или законодательством штата, или совместными органами управления. Отдельные программы принимаются и местными властями, что позволяет учитывать потребности в социальной помощи каждого конкретного региона. Сегодня все программы социальной помощи США исходят из концептуальных и теоретических посылок о том, что свобода может быть расширена только путем повышения социальной ответственности.

Практически в каждой школе страны есть школьный социальный работник. Это направление социальной работы получило настолько широкое распространение, что в настоящее время оно рассматривается как отдельная специальность в социальной работе, которая сосредоточивает свое внимание на помощи учащимся в их успешном приспособлении к школе, на координации действий семьи и общины и влиянии на них для достижения этой цели. Школьные социальные работники помогают учащимся, их семьям, учителям и школе в целом в решении таких проблем, как пропуски занятий, социальное отчуждение, агрессивное поведение, недисциплинированность и последствия различных физических, эмоциональных и материальных проблем.

С 1935г. в США Законом о социальном страховании были установлены два вида страхования — пенсии и медицинское страхование лиц в возрасте 65 лет и старше. Действие указанного закона распространяется также на рабочих и служащих частного сектора. Для железнодорожников, федеральных гражданских служащих, ветеранов войны и военнослужащих установлена особая система социального страхования. Вместе с тем государственным страхованием не охвачены сельскохозяйственные рабочие, работники мелких предприятий, поденщики и некоторые другие категории трудящихся.

Американцы, реформируя пенсионную сферу, продол­жают сохранять распределительную систему пенсионного обеспечения как главную государственную пенсионную про­грамму. Она по-прежнему обеспечивает население страны тем уровнем пенсионных выплат, на который оно имеет право по закону. Как показывают расчеты, уже к 2013г. в США поступления в пен­сионный фонд государственного страхования могут оказать­ся ниже необходимых пенсионных выплат, осуществляемых по распределительной пенсионной системе. Поэтому здесь заблаговременно был взят курс на параллельное использо­вание других пенсионных схем, рассчитанных прежде всего на расширение частного пенсионного страхования, которое создает возможности для довольно существенного увеличе­ния суммарной пенсии. Система частного пенсионного обеспечения американцев состоит из двух основных видов: частные пенсионные сис­темы (планы) по месту работы и личные пенсионные счета. Во второй половине 90-х гг. 48% работников в возрасте от 25 до 44 лет и 56% в возрасте от 45 до 64 лет были участниками частных пенсионных планов. Такое масштабное участие на­селения страны в частном пенсионном страховании позво­лило обеспечить огромные инвестиции. Из пенсионных пла­нов по месту работы наиболее популярной является система с установленными взносами, которая обычно финансирует­ся предпринимателями и наемными работниками в равных долях. При этом каждый участник такого плана имеет свой персональный счет в пенсионном фонде и право выбора меж­ду различными инвестиционными программами, которые предусматриваются управляющими компаниями. Широкое развитие в США получила и система личных пен­сионных счетов. Размеры ежегодных взносов здесь ограниче­ны верхним пределом в 2 тыс. долларов. Средства со счета нельзя снять до достижения 59,5 лет, а после достижения 79,5 лет счет закрывается в обязательном порядке.

Отличие частной пенсии от государственной состоит в том, что она выплачивается рабочим и служащим после 10 лет непрерывного стажа в одной фирме, а государственная — независимо от места работы.

Кроме общей федеральной программы, на уровне штатов существуют программы страхования на случай производственного травматизма или профессиональных заболеваний. Компенсация (за увечья на производстве; гибель и т.д.) достигает до 2/3 заработной платы, и в основном она (компенсация) выплачивается частными страховыми компаниями.

Курс на коммерциализацию сферы социальных услуг, раз­витие самообеспечения дополняется в сфере занятости жест­кой рестриктивной политикой на рынке труда. Она проявля­ется в крайне малом сроке выплаты пособий по безработице (6 месяцев), относительно небольшом размере самого посо­бия, дифференцированного по разным штатам (в богатейшем городе Сан-Франциско в 90-е гг. ежемесячный размер посо­бия по безработице составлял 375 долларов). Кроме того, около четверти американских рабочих вообще не были охвачены страхованием по безработице. В случае закрытия предприя­тия им приходилось обращаться за поддержкой в государ­ственные органы вспомоществования, призванные оказы­вать хотя бы минимальную социальную помощь.

Что касается вспомоществования бедным, то оно и получило распространение с 1960-х годов и нацелено на обеспечение гарантированного дохода, поддержку семей с детьми, престарелых, инвалидов, многодетных или неполных семей (где глава семьи женщина или безработный), нуждающихся в продовольственной, жилищной и медицинской помощи. Гарантированный государством доход в США соответствует «черте бедности». Он систематически корректируется с учетом уровня инфляции и может быть увеличен за счет бюджетных средств штатов. Продовольственная помощь осуществляется главным образом путем предоставления нуждающимся продуктовых талонов. Их получают лица или семьи, доход которых не превышает 125% от дохода «черты бедности». Талоны предоставляются им бесплатно или по сниженным ценам. Другие формы продовольственной помощи — школьные завтраки, помощь матерям с детьми до 1 года и т.д.

В США довольно широко распространены также дополнительные выплаты (оплата отпусков и больничных листов, дополнительных пособий по безработице, субсидии на продолжение образования и юридические услуги).

Государственные структуры США стимулируют участие в решении проблемы безработицы частные корпорации. Они, получая от государства налоговые и иные льготы для трудоустройства социально уязвимых групп населения, расширяют найм на работу лиц с ограниченной трудоспособностью, трудоустраивают длительно незанятых, внедряют гибкие графики работы, расширяют программы подготовки и переподготовки персонала и др. Однако далеко не всегда такая политика стимулирования частных компаний компенсирует снижение участия самого государства в орга­низации и финансировании деятельности в сфере занятости. Рестриктивные меры оборачиваются обострением некоторых проблем на рынке труда. Так, в течение довольно длительного времени в США не удается существенно снизить уровень мо­лодежной безработицы. Серьезной про­блемой остается трудоустройство отдельных категорий инва­лидов. Абсолютное большинство американских инвалидов по зрению — более 70% способных к труду слепых не может рас­считывать на поддержку государства в решении вопроса сво­ей занятости, оставаясь нетрудоустроенными.

В США большое число частных агентств задействовано в социальной работе и широко распространена практика платных социальных услуг. Более того, на принципах коммерциализации здесь строится деятельность очень многих социальных учрежде­ний. 80% американских домов для нетрудоспособных при­носят прибыль концернам, которые ими владеют. В зависи­мости от величины оплаты в частных пансионатах для инва­лидов и престарелых предоставляются услуги различного уровня. Состоятельные клиенты проживают в роскошных ус­ловиях с многочисленным обслуживающим персоналом, а малообеспеченные лица получают минимум услуг, живя с не­сколькими жильцами в одной комнате.

Платное обслуживание осуществляется и в частных домах для престарелых семейного типа. Такие дома предназначены для тех, кто не в состоянии жить самостоятельно и лишен возможности проживать в семье. Домом семейного типа для пожилых может быть благоустроенное жилье частного лица, изъявившего желание за определенное денежное вознаграж­дение обслуживать престарелого человека. Лицам, работаю­щим в семейных домах, обычно платят из личных средств клиентов, из их пенсий, пособий.

Так, исследованиями правительства в начале 80-х годов установлено, что треть домов для престарелых не соответствовала необходимым стандартам безопасности и качества. Одна из причин этого — многие дома престарелых находятся в частном владении. Поэтому государство вынуждено лицензировать и инспектировать их деятельность. Другая проблема состоит в том, что на пожилых американцев (12% населения) идет треть всех национальных расходов на здравоохранение. В то же время более 30 млн. граждан в более молодом возрасте не имеют страхования здоровья. Поэтому попытка еще увеличить расходы на старшее поколение (а они действительно нужны) может усугубить конфликт поколений, чего нельзя допустить.

Специальные учреждения социальной помощи детям предоставляют (для малообеспеченных семей бесплатно) следующие услуги: организация специальных групп профессионального обучения для родителей, обеспечение помощи по трудоустройству; обеспечение присмотра за детьми работающих в дневное и вечернее время родителей; создание при городских центрах здоровья служб для незамужних матерей; создание и поддержка служб защиты детей, подвергающихся насилию; создание и инспектирование детских домов, работа с приемными семьями, наблюдение за адаптацией ребенка в новой семье; развитие социальных служб помощи детям в получении образования, помощи родителям в ведении домашнего хозяйства и т.д. В экстремальных ситуациях службы берут на себя заботу о детях независимо от уровня доходов семьи. В задачу детских социальных служб входят и вопросы усыновления детей-сирот.

Социальная работа с несовершеннолетними правонарушителями и подростками «группы риска» в США строится на основе целого ряда программ: базовых программ полиция (они предусматривают функционирование полицейских атлетических клубов с целью привлечения несовершеннолетних к полезным делам); базовых программ судов по делам несовершеннолетних (они предусматривают главным образом реабилитацию указанных лиц); базовых программ школ. Последние подразделяются на две группы: программы для нормальных и специальных школ, рассчитанных на «трудных» и осужденных подростков. Созданные в 1967г. бюро социальных услуг молодежи выступают в роли посредников и контролируют деятельность сервисных организаций с целью соответствия ее потребностям несовершеннолетних.

Одной неважных проблем американского общества остается проблема социальной защиты расовых и этнических меньшинств страны. Сюда относятся лица, находящиеся на низших ступенях социальной жизни, в основном чернокожие американцы, американские индейцы, туземцы Аляски, американцы латиноамериканского и азиатского происхождения. Практика социальной работы с этническими группами в США строится, во-первых, на ценностях, присущих, социальной работе вообще, во-вторых, на понимании этнических реалий, в-третьих, на профессиональном подходе, в-четвертых, на практическом опыте. Иначе говоря, эти концепции предполагают необходимость приспособления общих основ и методов социальной работы к этническим реалиям страны.

В 1990-х— начале 2000-х гг. государственной властью предпри­нимались попытки переориентировать программы помощи различным категориям граждан с социальных выплат на сти­мулирование их трудовой активности. Средством реализа­ции этой цели стал федеральный закон «О личной ответ­ственности и возможностях трудоустройства», вступивший в силу в конце 90-х гг. Он обязал трудоспособных получателей социальной помощи либо работать, либо проходить профес­сиональную переподготовку. В соответствии с этим законом выплата различных социальных пособий ограничивалась в США пятилетним сроком. С учетом ужесточения требований к получателям пособий может существенно возрасти значение налоговых льгот для работающих малоимущих. Здесь полага­ют, что увеличение размеров дохода, не подлежащего налого­обложению, будет способствовать ориентации трудоспособных граждан на самообеспечение.

Для стимулирования деятельности частных учрежде­ний и социальных агентств федеральное правительство пери­одически предоставляет целевые субсидии, реализуемые на уровне штатов в виде конкретных социальных программ. Госу­дарственные органы сохраняют за собой право выдачи лицен­зий частным социальным службам и контролируют соответ­ствие уровня их услуг нормативным требованиям.

Отличительной стороной американской модели социаль­ной работы является преобладающее значение в ее проведе­нии ассоциативных организаций, получающих поддержку го­сударственных структур. В последнее десятилетие в США эффективно действует схема, по которой государство в лице правительственных органов разрабатывает и финансирует со­циальные программы, а ассоциативные (некоммерческие) организации самостоятельно или совместно с муниципали­тетами реализуют их на местах, контролируя справедливое распределение государственных дотаций.

Сегодня в мире лишь Соединенные Штаты Америки име­ют такую разветвленную сеть ассоциативных организаций, охватывающих столь большое число людей.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Кризис семьи в современном обществе

Семья являет собой персональную среду жизни и развития детей, подростков, юношей, качество которой определяется рядом параметров конкретной семьи. Условия проживания, оборудованность жилища, особенности образа жизни. Претерпевая изменения в области эмоционально-психологических функций, семья продолжает оставаться основным институтом социализации детей, несмотря на то, что переход от одних общественно-экономических отношений к совершенно противоположным вызывает растерянность, озабоченность людей, неуверенность в сложной современной ситуации.

Характеризуя современную семью, можно выделить основные ее особенности:

Ø преимущественное преобладание светских, гражданских браков; увеличение церковных браков;

Ø свобода заключения и расторжения браков;

Ø равноправие женщин и мужчин в браке;

Ø увеличение нуклеарных (бесплодных, не производящих детей) семей;

Ø в основном семьи одно – двухдетные; многодетной считается с тремя и более детьми, причем таких семей по статистическим данным всего 7 %.

Характеризуя современную семью, мы отмечаем также, что существенно меняется сфера занятости родителей. При сохранении традиционного разделения «мужского» и « женского» труда первый в массе своей (кроме деревень и малых городов)сведен к минимуму. Более трети матерей и отцов заняты в негосударственной сфере. Немало семей, где родители работают в коммерческих структурах. В таких семьях чаще всего главными ценностями являются деньги, материальное состояние. Появилось большое количество матерей-домохозяек. С одной стороны, это положительный факт (повышение контроля за детьми, уход за их здоровьем, повышенное внимание их образованию и развитию); с другой – сужение кругозора матери, замыкание ее интересов на домашних делах. Это не исключает возможности потери авторитета матери перед детьми. Зачастую они не обращаются к ней за советом, считая ее неспособной дать компетентные рекомендации. Тревожно, что отец при этом тоже не обретает статус советчика. Чаще всего эту роль в жизни ребенка играет сверстник или взрослый, более значимый, чем собственные родители. Да, дети нередко имеют более высокий уровень образования, возможность проводить большую часть свободного времени вне семьи. Это время они наполняют интересующими их занятиями, далеко не всегда заботясь об одобрении их времяпрепровождения родителями. Авторитет родительской власти сегодня часто не срабатывает. На смену ему должен прийти авторитет личности родителей. Это означает, что роль семьи как института социализации снижается.

Кризис современной семьи связан с резким изменением социального фона, в котором она находится; с медленной адаптацией семьи к новым социально-экономическим условиям. Как следствие этого – реалии сегодняшнего дня:

Ø резкое снижение жизненного уровня малообеспеченных семей, повышение обеспеченности «богатых» семей. Естественно, это порождает неприязненное отношение детей друг к другу, возникновение ссор, зависти и пр.;

Ø появление подросткового и юношеского рэкета, рост имущественных преступлений;

Ø резкое увеличение безнадзорных детей; Некоторая часть детей (около 5-6 %) вообще лишена семейного уюта. Заботу о них вынуждено брать на себя государство, создавая сеть общественных учебно-воспитательных, количество которых в стране постоянно увеличивается;

Ø рост детской преступности, при этом каждый третий подросток, нарушивший закон, имеет родителей-алкоголиков, которые не занимаются детьми, не контролируют их поведение;

Ø приобщение детей к алкоголю, наркотикам, проституции и другим формам половой распущенности;

Ø рост фактов подросткового и юношеского суицида и попыток к нему: причиной являются многочисленные психогенные ситуации в семье, в обществе сверстников;

Ø резкое падение авторитета родителей, рост конфликтности с ними.

Безусловно, современные семьи переживают сейчас не лучшие времена. В большинстве семей основные силы и время родителей расходуются на материальное обеспечение, но не духовное формирование и развитие детей. По данным социологических исследований, работающая женщина в сутки уделяет воспитанию детей 16 минут, а в выходные – 30. Духовное общение родителей с детьми сводится в основном к контролю за учебой ребенка в школе, а сам контроль – выяснению того, какие оценки получены.

Кризис семьи в современном обществе становится все заметнее, а пути выхода из него пока не видны. Кризис выражается в том, что семья все хуже реализует свою главную функцию – воспитание детей. Причины такого кризиса лишь отчасти связаны с ухудшением экономической ситуации в стране, они имеют более общий характер. Большинство специалистов приходят к весьма пессимистическому выводу: мы начинаем расплачиваться за индустриальную цивилизацию, неизбежно ведущую к разрушению устоев, ухудшению нравов и человеческих отношений и в конечном итоге к гибели общества. Если это действительно так, то у нас призрачные шансы на лучшее будущее. Остается надеяться, что человеческая мудрость все же найдет выход и ситуация в семейном воспитании изменится к лучшему.

Проблемы индейской семьи

К перечню социальных проблем можно отнести и ухудшение условий существования индейской семьи в резервации. Для этого заключения имеются достаточно веские основания.

На протяжении двух последних десятилетий сред­ний размер индейской семьи уменьшился и в настоя­щее время приближается к общеканадскому показа­телю (3,8 человека). Разводов среди индейцев в 2 раза меньше, чем среди остального населения, но в послед­ние годы наблюдается тенденция к увеличению их числа.

Одна из серьезных проблем современной индейской семьи — высокий процент внебрачных детей. Этот по­казатель в 4—5 раз выше общенационального. С одной стороны, это естественный результат различия в жиз­ненных приоритетах и в отношении к формальному браку. Но с другой стороны, внебрачные дети зачастую результат нежелания индейской женщины терять свой индейский статус при заключении брака с неиндей- цем, как это требовал до 1985 г. дискриминационный Индейский акт 1951 г. В любом случае большое число внебрачных детей ведет к острой проблеме ухода и попечительства за ними. В настоящее время около 8 % индейских детей имеют ту или иную форму попе­чительства.

Несмотря на пятикратное увеличение расходов со стороны федеральных властей на детское попечитель­ство за последние два десятилетия, положение индей­ских семей никак не улучшается. Вся действующая в стране законодательная система и проводимая полити­ка продолжают строиться на постулате о неспособно­сти аборигенных народов решать проблемы семейной жизни собственными усилиями, в том числе используя традиционные для аборигенов правовые нормы. Патер­нализм и типично мелкобуржуазные установки по во­просам семейного воспитания и законодательства, кото­рыми руководствуется доминирующее евроканадское об­щество и в отношении коренных жителей страны, при­водят к разрушительному вторжению господствующих государственных институтов в традиционную семейную структуру индейцев и эскимосов. Когда же аборигены пытаются разрешить кризисные проблемы через инсти­тут расширенной семьи и родственники берут на себя ответственность за нуждающихся в опеке детей, то они сталкиваются с существующим правопорядком, кото­рый автоматически распространяется на все населе­ние страны. Родственники, например, не могут получать финансовые вспомоществования, если выступают в качестве приемных родителей. Взрослые аборигены, желающие принять ребенка в семью, рассматриваются работниками социальных служб прежде всего с точки зрения их материальных возможностей, а не той куль­турной среды, которую они могут обеспечить приемно­му ребенку.

Схожие проблемы возникают, когда аборигенные общины пытаются бороться с детскими правонаруше­ниями и преступностью, используя традиционные ме­ры воздействия, собственные правовые нормы. И тем не менее в последние годы индейские общины все на­стойчивее стремятся взять под свой контроль вопросы регулирования семейных отношений, воспитания и обеспечения детей. Этому способствуют создаваемые в резервациях собственные суды, полиция, различные местные социальные службы, школы и другие детские учреждения.

Однако заметных позитивных сдвигов пока нет. Достаточно сказать, что с 1962 г. число приемных детей среди статусных индейцев увеличилось в 5 раз и подавляющее большинство их по-прежнему изы­мается из родной среды, попадая в неиндейские семьи. Коренные жители справедливо называют существую­щую в стране систему детской опеки формой куль­турного геноцида.

Свидетельством изолированности индейских наро­дов, приниженного социального статуса аборигенов мо­гут служить данные о смешанных браках, т. е. о мети­сации аборигенов и остального населения. Доля сме­шанных браков остается крайне малой. На пути сме­шанных браков долгие годы стояло дискриминацион­ное по отношению к индейским женщинам законода­тельство, лишающее индеанку всех аборигенных прав в случае выхода замуж за неиндейца, в том числе права проживания на территории резервации. По-преж­нему еще сильны и расовые предрассудки в отношении смешанных браков.

Метисация канадских индейцев ведет к ассимиля­ции их в евроканадской среде, ибо местом прожива­ния и работы становится, как правило, не индейская община и резервация, а город. В то же время свиде­тельством растущего этнического самосознания и кон­солидации индейцев является сокращающееся число аборигенов, добровольно утрачивающих индейский статус. За 20 лет, с 1955 по 1975 г., более 13 тыс. ка­надских индейцев утратили свой статус, из них более 80 % — в результате смешанных браков, т. е. под воздействием дискриминационного законодательства. В последнее десятилетие обращения о добровольном отказе от индейского статуса фактически прекрати­лись.

Читайте также:  Немецкое рабочее движение в США, влияние социалистов и коммунистов
Ссылка на основную публикацию
» Кризис семьи в США

| 5 январь 2015 | Аналитика |