Участие немцев в политической жизни США, партии и позиция

Работа содержит 1 файл

– обездоленные демократы (10% общего населения и 10% зарегистрированных избирателей, из них 84% демократы и 16% независимые).

США в 19 веке – Политическое развитие

Слабость рабочего движения в США объяснялась во многом высокими темпами экономического развития после окончания Гражданской войны, благодаря которым за сравнительно короткий промежуток времени по уровню валового национального дохода страна вышла на первое место в мире, обогнав Великобританию и Германию. Последняя треть 19 века — период активной индустриализации США, когда произошло проникновение машин в новые отрасли хозяйства, завершалась революция в коммуникациях (железнодорожном строительстве, телеграфе, телефоне, пароходном транспорте), были сделаны количественные и качественные преобразования в кредитно-финансовой сфере, стимулировавшие рост национальных банков.

Этапы развития партий в США

Американская политическая система достаточно сложна, и для того, чтобы яснее представлять себе правила, согласно которым идет предвыборная борьба, надо хотя бы бегло остановиться на основных понятиях и явлениях политического климата США. Начнем с политических партий, членами которых являются большинство кандидатов.

Сегодня партии в Америке развились так, что политика без их участия просто немыслима. Путь этот, однако, был долгим и тернистым.

Можно выделить пять основных этапов развития партий в Соединенных Штатах.

Первый-1796 до 1828

Несмотря на опасения основателей Соединенных Штатов, идеологическое противостояние между федералистами и антифедерапистами, особо четко проявившееся в спорах между Джефферсоном и Гамильтоном, только усилило разделение в обществе. Федералисты Гамильтона представляли интересы промышленников Севера, были убеждены в необходимости центрального правительства, и их поддерживала аристократия. Напротив, сторонники Джефферсона отстаивали позиции сельскохозяйственного Юга, высказывались в пользу снижения роли федеральных властей и верили в право каждого человека участвовать в политической жизни.

Победа Джефферсона над Джоном Адамсом в 1800 году стала началом конца партии федералистов, которая полностью растворилась к 1816 году. Республиканская партия почти безраздельно правила два десятилетия, и логическим завершением этого периода стало избрание Джеймса Монро в 1820 году. Идиллия, правда, скоро закончилась с появлением двух фракций в партии – Национальных республиканцев (Джон Квинси Адаме) и Демократических республиканцев. Раскоп был окончательно оформлен тогда, когда первые стали называть себя Вигами (переводится как “либералы”), а вторые – просто Демократами.

Второй этап (1828 – 1860) начался с победы демократа Эндрю Джексона на президентских выборах в 1828 году. Его партия сразу же провела реформу избирательной системы, ввела всеобщее избирательно право для всех взрослых белых мужчин (тогда это было смелым новаторством), прямое голосование за “коллегию выборщиков” и т. п. Партия опиралась на мелких фермеров, католиков, новых иммигрантов и жителей приграничных городов.

Виги тоже находили поддержку среди промышленников Северо-Востока, плантаторов Юга и протестантов. Своей главной целью они видели защиту интересов предпринимателей, и выдвинутый ими Президент, Уильям Гаррисон, немало для этого сделал.

Третий этап (1860 – 1896). Партия Вигов, однако, не стала политически долгожителем – споры о будущем рабства в США раскололи ее незадолго до начала Гражданской войны. Из остатков партии, а также примкнувших к ним демократов удалось сформировать новую партию, получившую название Республиканской, или, как ее еще называют, Великую Старую Партию. Первым Президентом, приведенным ею к власти, стал Авраам Линкольн.

Сразу же после Гражданской войны республиканцы прочно обосновались как в Конгрессе, так и в Белом доме. Их поддерживали отставные военные, негры, иммигранты из Англии, протестанты. У демократов, наоборот, поддержка была, в основном, среди южан, католиков-ирландцев, фермеров и профессиональных союзов. Демократы отстаивали ограничение роли правительства и расширение прав штатов. За эти почти пятьдесят пет демократ вошел в Белый дом только дважды – в 1884 и в 1892 годах. Им был Гровер Кливленд.

Четвертый этап (1896 – 1932). Выборы 1896 года стали поворотным пунктом в американской политике. Поражение демократа Уипьяма Брайана, представлявшего интересы сельскохозяйственных районов Юга и Запада, показало, что промышленные, урбанизированные районы США всерьез и надолго поворачивались в сторону республиканцев. И опять более чем на три десятилетия демократы оказались лишенными президентства (исключая победы Вудро Вилсона в 1912 и 1916 годах).

Сутью политики Великой Старой Партии тогда было уменьшение расходов на социальные выплаты и направление этих средств на поддержку деловой активности, рост и стабилизация которых сами по себе привели бы к снижению числа тех, кто в этих выплатах нуждался бы. Их стратегия оказалась на том этапе действенной, и демократы остались только с сельскохозяйственным Югом и национальными меньшинствами, прежде всего ирландцами.

За этот период отмечен и рост выступлений “прогрессистов”, выступавших за коренные реформы политической системы, (Эти выступления последовали за появлением фактов подтасовок выборов, когда партийные чиновники в некоторых городах заранее наполняли избирательные урны уже заполненными бюллетенями). Некоторые из идей “прогрессистов” были потом узаконены – необходимость избирателям зарегистрироваться заранее, тайное голосование, прямые “предварительные выборы” и т. п. Эти реформы ослабили влияние партийных аппаратов, и главными участниками избирательного процесса опять стали избиратели.

Пятый этап (1932 – 1980). Мечта демократов вернуться в Белый дом осуществилась с началом кризиса в 1929 году, который оказался самым сильным ударом по Президенту – республиканцу Гуверу. Миллионы разочарованных и безработных американцев избрали в 1932 году Франклина Рузвельта” который обещал провести (и провел) большое количество антикризисных мер. Кроме того, что он избирался четыре раза подряд, уникально еще и то, что ему удалось создать совершенно новую коалицию “нового курса”, которая объединила горожан, рабочих, католиков, консерваторов Юга и либералов Севера.

После второй мировой войны республиканцам опять удавалось побеждать на президентских выборах. В 1952 и 1956 годах побеждал Д.Эйзенхауэр, Ричард Никсон в 1968 и 1972, Рональд Рейган в 1980 и 1984, Дж.Буш в 1988. Демократы же имели большинство в обеих палатах Конгресса США, да и в законодательных собраниях почти всех штатов. Однако, если бы на выборах 1992 года не победил демократ Билл Клинтон, то шестнадцатилетнее отсутствие демократов в Белом доме могло бы привести к мысли о новом, шестом этапе в развитии политических партий в Соединенных Штатах.

У многих историков всегда вызывало удивление то, насколько мало изменились основные идеологические постулаты обеих партий. И сегодня республиканцы, в основном, ориентируются на богатых, образованных и консервативных избирателей. Демократы же находят поддержку среди представителей всевозможных меньшинств, менее образованных и более либеральных американцев. Республиканцы обычно говорят о ценностях семьи, индивидуализма, надежной обороноспособности страны, минимальном вмешательстве государства в экономику и об ограничении регулирования деятельности большого бизнеса. Демократы видят роль правительства как некоего “социального арбитра”, который обеспечит социальную справедливость и занятость. Конечно, внутри каждой партии существует большой разброс мнений по всем этим вопросам, и о какой-либо идеологической монолитности говорить нельзя.

Пятый этап (1932 – 1980). Мечта демократов вернуться в Белый дом осуществилась с началом кризиса в 1929 году, который оказался самым сильным ударом по Президенту – республиканцу Гуверу. Миллионы разочарованных и безработных американцев избрали в 1932 году Франклина Рузвельта” который обещал провести (и провел) большое количество антикризисных мер. Кроме того, что он избирался четыре раза подряд, уникально еще и то, что ему удалось создать совершенно новую коалицию “нового курса”, которая объединила горожан, рабочих, католиков, консерваторов Юга и либералов Севера.

Участие немцев в политической жизни США, партии и позиция

Основные принципы создания и деятельности политических партий получили закрепление в нормах международного права. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. в ст. 22 закрепил положение о том, что каждый человек имеет право на свободу ассоциаций с другими. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений пользования этим правом для лиц, входящих в состав вооруженных сил и полиции 1 .

В большинстве демократических государств массовое юридическое оформление статуса политических партий произошло в 60-70-е годы XX века. Действительно, Закон Федеративной Республики Германии «О политических партиях» принят одним из первых – в 1967 г., Португалия приняла аналогичный закон в 1974 г., в 1975 г. «партийный» закон вступил в силу в Австрии, а в 1978 г. – в Испании и даже в Тунисе имеется специальный закон, регулирующий порядок создания и деятельности политических партий, принятый в 1988 г., но «первой ласточкой», бесспорно, считается Франция, где законом об ассоциациях от 1 июля 1901 г. разрешено свободное образование союзов некоммерческого характера, а в 1910 г. были впервые определены юридические условия участия политических партий в избирательных кампаниях.

Исключением из общего числа демократических государств является, пожалуй, только законодательство Соединенных Штатов Америки, Великобритании и иных стран – сторонников англосаксонской правовой системы, имеющих в силу своего исторически сложившегося особенного правового развития и социально-политического устройства достаточно специфичное законодательство о политических партиях. Характерно, что в этих странах упоминание о политических партиях в законодательных актах конституционного характера полностью отсутствует. Достаточно заметить, что Конгресс США вопросам законодательного регулирования деятельности политических партий почти не занимался. Максимум, чего до сих пор касались федеральные законодатели, это вопросов финансирования избирательных кампаний и коррупции. «Вряд ли вскоре может появиться обширное федеральное регулирование партий» – и, как мы видим, этот прогноз Б. Хеннесси, политолога из Пенсильванского университета, пока оправдывается. 2

Деятельность политических партий в США регулируется, прежде всего, гражданским и избирательным законодательством отдельных штатов. Совершенно необходимо отметить одну из специфических особенностей, а именно: порядок образования политических партий в США законодательно не урегулирован ни на федеральном уровне, ни на уровне штатов. И тем не менее, почти двести лет на политической арене страны безраздельно господствуют две главные партии – демократическая и республиканская, периодически сменяющиеся друг другу у власти и насчитывающие колоссальное число сторонников. Господство двухпартийной системы – национальная политическая традиция этой страны, ведущая свою историю со времен гражданской войны.

Что касается Великобритании, то здесь мы видим многопартийную систему, состоящую из консервативной партии (тори) и лейбористской партии, оттеснивших на периферию политики либеральную партию (виги) и некоторые другие. Однако в «политическом» законодательстве наблюдается практически аналогичная ситуация, имеющая место в США. Законодательные акты Великобритании избегают даже упоминания о политических партиях, используя понятия «правительство его (ее) Величества» и «оппозиция его (ее) Величества». Партии действуют на основе конституционного обычая о праве на объединения.

Опыт Великобритании и Соединенных Штатов, что называется «исключением из правил», нас интересует, прежде всего, с точки зрения изучения иностранного законодательного опыта в решении вопросов, связанных именно с государственной регистрацией политических партий.

Зарубежное законодательство о политических партиях исключительно разнообразно не только по своему характеру, но и по объему. Так, Закон Федеративной Республики Германии «О политических партиях» состоит из 41 параграфа и имеет более 120 статей, а аналогичный закон в Румынии включает всего 5 статей. В Венгрии, например, к тексту достаточно небольшого законодательного акта, регулирующего порядок создания и деятельности политических партий, прилагается массивный официальный комментарий, который содержит подробные разъяснения основных положений закона.

Для анализа механизмов государственной регистрации политических партий возьмем законодательство Германии, имеющее богатую и разнообразную политическую историю.

Одним из наиболее полных, подробных и всесторонних законодательных актов, регулирующих порядок создания и деятельности политических партий, безусловно, является Закон Федеративной Республики Германии «О политических партиях» (Gesetz uber die politischen Parteien), принятый 24 июля 1967 г. 3

В § 2 данного Закона дается определение понятия политической партии, как объединения граждан, которое влияет на политическое волеформирование народа, желает участвовать в представительстве народа в бундестаге или ландтаге, делает это постоянно или в течение длительного времени, в пределах страны или земли, а также подтверждает серьезность своих целей объемом или постоянством своей организации, числом членов и характером выступлений в общественной жизни. Членами политических партий могут быть только физические лица.

Из приведенного определения понятия партии следует, что политические партии могут осуществлять свою деятельность как на территории всей Германии, так и на территории отдельных земель или даже одной земли, то есть могут представлять интересы как всего немецкого народа, так и людей, населяющих отдельные земли. Это положение существенно отличается от российского законодательства о политических партиях, в соответствии с которым партиям запрещено представлять интересы только каких-либо конкретных территориальных образований, входящих в состав Российской Федерации, ссылаясь при этом на норму, запрещающую создание политических партий по признакам национальной принадлежности.

К сожалению, представляется не совсем понятной формулировка Закона ФРГ «О политических партиях» о том, что только политические партии желают участвовать в представительстве народа в бундестаге или ландтаге постоянно или в течение длительного времени. § 2 Закона дает лишь частичный ответ, а именно: объединение приобретает свое правовое положение как партия только в том случае, если оно шесть лет подряд принимало участие в выборах в бундестаг или в каком-либо из ландтагов.

В данном случае мы имеем дело с одним из самых существенных различий в «партийном» законодательстве России и Германии. Помимо процедуры создания партии, требований к уставу и государственной регистрации, то есть элементов, общих для законов двух стран, немецкие законодатели сочли необходимым ввести дополнительное условие, определенный «временной ценз» в деятельность политических организаций. Наличие в Законе ФРГ дополнительного условия признания статуса политической партии позволяет такой партии подтвердить «серьезность своих целей. постоянством своей организации». Таким способом Германия пытается защитить свою политическую систему от влияния так называемых «партий-однодневок», ставящих своей целью мгновенное проникновение во власть и быстрое решение своих политических задач, собственно, от того, что мы так часто наблюдаем на российской политической арене.

Несомненные плюсы данного положения немецкого Закона очевидны. Вместе с тем введение в ближайшем будущем «временного ценза» для российских партий будет носить скорее отрицательный характер, чем положительный, так как подавляющее большинство российских партий не имеет даже десятилетней истории своего существования и, как в любой стране с еще не до конца оформившейся политической системой и достаточно низким уровнем правосознания граждан, процесс формирования в России политических партий бесконечно далек от своего финала.

Общим для российского и немецкого законов о политических партиях является то, что в своих наименованиях партии не могут использовать наименования иных уже существующих или ранее существовавших партий.

Закон ФРГ четко говорит о том, что политические партии являются необходимой конституционно-правовой составной частью основ свободного демократического строя. Они могут использовать различные способы для формирования политической воли граждан такие как: влияние на общественное мнение, организация политического образования, воспитание в гражданах чувства ответственности за дела общества, влияние на политическую деятельность парламента и правительства и так далее. Государство гарантирует наличие в Германии многопартийной системы.

Партии, которые по своим целям или действиям своих сторонников стремятся причинить ущерб основам свободного демократического строя или устранить его либо поставить под угрозу существование Федеративной Республики Германии, являются противоконституционными. Однако таковыми их может признать только Федеральный конституционный суд Германии. Так, в 1952 г. объявлена антиконституционной и подлежащей роспуску Националистическая партия Германии, а 1956 г. – Коммунистическая партия. Относительно политической партии, действующей в пределах одной земли, запрещение может осуществить и конституционный суд земли, руководствуясь федеральной Конституцией или конституцией земли.

Одним из существенных различий «партийного» законодательства России и ФРГ является также и положение иностранцев в политических партиях этих государств. Федеральный закон «О политических партиях» 4 в ст. 23 четко указывает, что членами политической партии могут быть граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет. Не вправе быть членами политической партии иностранные граждане и лица без гражданства.

§ 2 германского Закона «О политических партиях», в свою очередь, закрепляет правоположение, что не могут быть партиями политические объединения, если большинство их членов или членов их правлений иностранцы или их местопребывание либо руководящие органы находятся вне сферы действия настоящего Закона, то есть за границами ФРГ. Иными словами, немецкое законодательство допускает членство в политических партиях Германии иностранных граждан, ограничивая лишь количество таких членов.

Кардинальным отличием российской и германской политических систем является также и то, что в России единственным общественным объединением, созданным в целях участия граждан в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и местного самоуправления, может быть только политическая партия. Создание и деятельность иных политических объединений в настоящее время российским законодательством не допускается.

Для Германии же характерна многовариантность. Из положения, вытекающего из § 2 Закона ФРГ «О политических партиях», следует, что наряду с политическими партиями в этой стране действуют и иные политические объединения, которые влияют на политическое волеформирование народа.

Отдельно хотелось бы остановиться на положениях законодательства ФРГ о государственных служащих – членах политических партий. В отличие от Российской Федерации членство государственных служащих в политических партиях и их активная политическая позиция всячески приветствуется в Германии. Это нашло и свое законодательное закрепление, в частности, в Законе о государственной службе, согласно которому чиновники имеют право участвовать в деятельности политических партий и добиваться парламентской карьеры. Государственные служащие, желающие стать депутатами бундестага либо одного из ландтагов, пользуются правом двухмесячного отпуска на время избирательной кампании, а избранные в эти органы сохраняют за собой существенный процент своего заработка, который они имели в качестве государственных служащих. Данное законоположение свидетельствует о том, что государственные служащие в Германии представляют собой привилегированную прослойку, являющуюся определенным резервом для политиков всех уровней.

Германским законом о партиях предусмотрено обязательное принятие устава политической партии, содержание которого регулируется в законодательстве. Особенностью является то, что Закон обязывает политические партии в своем уставе определять характер мер, которые могут применяться к членам партии в случае каких-либо нарушений с их стороны, а также основания и процедуру их применения.

Законом ФРГ «О политических партиях» закрепляются также требования к структуре партии, которая, в соответствии с § 7, должна быть такой, чтобы создать возможность для отдельных членов партии соразмерно участвовать в волеобразовании партии. Подробно регулируется и порядок проведения съездов политических партий и ежегодных собраний.

Особым институтом германского законодательства о политических партиях является наличие совершенно особенных для российского «политического» права субъектов, как представителей членов партии. Согласно анализируемому Закону, члены партии могут делегировать свои полномочия по различным вопросам, в том числе и по вопросам голосования, своим представителям, которые и осуществляют эти полномочия на собраниях членов политической партии.

Несколько непривычное для российского законодательства положение, содержащееся в § 10

Закона ФРГ «О политических партиях», о том, что член политической партии может быть исключен из нее только в случае, если умышленно нарушил устав партии или существенно нарушил принципы (порядок) партии и причинил ей тем самым тяжкий вред. § 14 Закона обязывает политические партии создавать партийные третейские суды, члены которых могут избираться на срок не более чем на 4 года.

Кроме того, в специальном разделе «Внутреннее устройство партии» Закон ФРГ предусмотрел закрепление совершенно необычной для российского законодательства нормы, гласящей, что возможен роспуск и исключение из партии не просто отдельных членов, а целых территориальных организаций, а также положение о недопустимости того, чтобы направляемые на съезды и собрания представители партийных организаций были связаны решениями этих организаций, равно как и решениями каких-либо других органов. Возможно, данные положения были введены в Закон вследствие особо трепетного отношения немцев к культу партийных лидеров и желания предоставить максимальную возможность отдельным членам партий для выражения своего мнения по тем или иным вопросам.

Складывается впечатление, что закон ФРГ «О политических партиях» ставит внутреннее устройство и внутреннюю жизнь своих партий в очень жесткие рамки. Вероятно, такая позиция немецкого законодателя обусловлена боязнью возрождения в Германии партий авторитарного характера.

Отличительной особенностью германского законодательства о политических партиях является и возможность создания партий клерикальной (религиозной) направленности. Ярким примером такой партии может служить Христианско-демократический союз (ХДС), насчитывающий около 670 тысяч членов. Идеология этой партии с точки зрения христианства строится на религиозной основе. В противовес положениям немецкого законодательства Федеральный закон «О политических партиях» не допускает создания политических партий по принципу религиозной принадлежности, под признаками которой Закон понимает указание в уставе и программе политической партии целей защиты религиозных интересов, а также отражение указанных целей в наименовании политической партии.

Читайте также:  Культура и быт немцев в США, язык, традиции, праздники

Относительно государственной регистрации политических партий в ФРГ, в отличие от России, следует заметить, что она не носит обязательного характера. Государственной регистрации подлежат только партии, желающие в установленном порядке приобрести статус юридического лица, и они, в отличие от партий российских, не связаны жесткими временными рамками, установленными Законом для государственной регистрации партий.

Порядок государственной регистрации политических партий подробно изложен в Германском Гражданском Уложении в разделе, регулирующем правовое положение союзов лиц (к которым относятся и политические партии). В § 21 Германского Гражданского Уложения указано, что «союз, не преследующий извлечение прибыли в качестве цели своей деятельности, приобретает правоспособность после регистрации в реестре союзов, который ведется в соответствующем участковом суде» [10. С.19].

Таким образом, сразу бросается в глаза различие в механизме государственной регистрации политических партий двух стран, а именно: ведение реестра некоммерческих союзов, к которым отнесены и политические организации, возложено в Германии не на специально уполномоченные органы, как в Российской Федерации, а на органы, осуществляющие функции правосудия, на участковые суды (Amtsgerichte), являющиеся звеньями общих судов.

§ 27 Закона ФРГ «О судоустройстве» содержит положения, касающиеся дополнительных полномочий участковых судов, не являющихся функциями по осуществлению правосудия в узком смысле этого слова. Кроме того, эти полномочия могут возлагаться на участковые суды не только федеральным законодательством, но и правом земель. К таким полномочиям, в частности, относятся и государственная регистрация юридических лиц (в том числе и политических партий), и ведение реестра юридических лиц.

В соответствии с Германским Гражданским Уложением некоммерческие союзы вносятся в соответствующий реестр союзов по месту своего нахождения. Особенности германского механизма государственной регистрации выражаются также и в том, что в случае принятия участковым судом заявления о государственной регистрации политической партии участковый суд обязан сообщить о нем соответствующему административному органу. Последний, в свою очередь, может заявить возражение против регистрации партии, если такая партия в соответствии с нормами права является недозволенной или может быть запрещена. Политическая партия может быть внесена в реестр лишь не ранее истечения 6 недель со дня сообщения административному органу о поступлении заявления о регистрации такой партии и только в случае отсутствия возражения со стороны административного органа. Шестинедельный срок соблюдается участковыми судами даже в том случае, если административный орган досрочно известит их о том, что возражение не будет заявлено.

При регистрации политической партии в реестр вносятся: наименование партии, данные о месте нахождения, дата принятия устава, а также имена членов правления партии. Достаточно необычным является тот факт, что при внесении в реестр юридических лиц регистрации подлежат также положения устава политической партии, которые ограничивают полномочия правления партии.

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. – 1976. -№ 17 (1831). – Ст.291.

См.: Hennessy В. On the Study of Party Organization.Approaches to the Study of Party Organization. – Boston,1968. – Р. 10.

См.: Федеративная Республика Германии: Конституция и законодательные акты: Пер. с нем./Редколл.: В. А. Тумашев (пред.) и др.; Сост. Т. Г. Морщакова; Под ред. и со вступ. ст. Ю. П. Урьяса. – М.: Прогресс,1991. – С.125-148.

Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. – № 33 (ч.1). – Ст. 3431, 2003. – № 26. – Ст.2565, № 50. – Ст. 4855, № 52 (ч.1). – Ст. 5037, 2004. -№ 45. – Ст. 4377, 2005. – № 27. – Ст. 2722, 2007. – № 7. – Ст. 834, № 30. – Ст. 3754.

Складывается впечатление, что закон ФРГ «О политических партиях» ставит внутреннее устройство и внутреннюю жизнь своих партий в очень жесткие рамки. Вероятно, такая позиция немецкого законодателя обусловлена боязнью возрождения в Германии партий авторитарного характера.

Партийная система и основные политические партии Германии

Современная партийная система возникла в конце 1940-х гг. после освобождения Германии от фашистско­го ига. Кроме немецких антифашистов в ее становлении участвовали представители оккупационных властей, ко­торые учли прошлый трагический опыт и внедряли в об­щественно-политическую жизнь идеалы демократии, сво­бодомыслия, политического плюрализма. Поэтому были созданы условия для предотвращения пропаганды фашиз­ма и тоталитаризма. Деятельность нацистской партии, рас­пространение фашистской идеологии, восхваление Гитлера и Третьего рейха запрещены законом.

Правовой статус партии регламентируется Основным законом (ст. 9, 21) и федеральным законодательством, в том числе Законом о политических партиях 1967 г. (с по­следующими изменениями и дополнениями).

Немецкие партии содействуют формированию полити­ческой воли народа. Они образуются свободно на основе индивидуального добровольного членства. Их внутренняя организация должна соответствовать демократическим конституционным принципам. Партии равны перед за­коном. Политические партии, которые по своим целям или действиям стремятся причинить ущерб основам сво­бодного демократического строя или поставить под угрозу существование Федеративной Республики, антиконститу­ционны. Вопрос о конституционности партии решает Фе­деральный Конституционный суд.

Существует государственное финансирование партий во время избирательных кампаний. В ФРГ действуют сильные правые и левоцентристские партии.

В современных условиях нельзя с достаточной опреде­ленностью выявить тип партийной системы. Можно с боль­шой долей уверенности утверждать, что она по-прежнему является «двухсполовинной», т.е. в общественно-полити­ческой жизни доминируют две основные партии — Христи-анско-демократический союз (ХДС) (в Баварии Христи-анско-социальный союз (ХСС)) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Они правят, как показывает опыт прошедших десятилетий, образуя парламентские коалиции с одной из двух небольших партий — Свободной демократической партией Германии (СвДП) или «Союз 90 — Зе­леные».

После сентябрьских выборов 2005 г. ввиду примерного равенства политического влияния ХДС-ХСС и СДПГ эти партии образовали большую парламентскую коалицию при некотором главенстве христианских демократов, ко­торые получили ответственную должность федерального канцлера. Цель этого решения — обеспечить уверенное де­путатское большинство в бундестаге и политическую ста­бильность в обществе и государстве. Вышеназванные пар­тии скорректировали некоторые важные положения своих предвыборных программ и отказались от ряда трудновы­полнимых лозунгов и требований.

Особую роль в партийной системе Германии играет Христианско-демократический союз — Христианско-со­циальный союз (ХДС-ХСС) — ведущая буржуазная цен­тристская политическая организация, формально состоя­щая из двух частей — собственно ХДС и ХСС, который действует только в одной, но крупной и экономически развитой южногерманской земле — Баварии. Они нахо­дятся в парламентской и организационно-идеологической унии, в федеральном парламенте существует единая фрак­ция ХДС-ХСС. Эта ведущая правая партия в современном виде оформилась к началу 1950-х гг., через некоторое время после окончания войны. В ее создании приняли активное участие преследовавшиеся нацистами сторонники Католи­ческой партии центра, действовавшей во время Веймарской республики.

Социальная база — широкие слои мелкой, средней и крупной буржуазии, государственные служащие. Лиде­ры христианских демократов сыграли выдающуюся роль в создании новой послевоенной Германии и ее объединении в 1990 г. Большинство федеральных президентов и канцле­ров, начиная с 1949 г., были выходцами или руководителя­ми ХДС.

ХДС-ХСС проповедует традиционные либерально-кон­сервативные ценности, учитывая, однако, германскую спе­цифику (свобода личности, незыблемость частной собст­венности и частного предпринимательства, особая роль христианского учения, доктрина «социально-ориентирован­ного рыночного хозяйства», стремление к построению еди­ной Европы, приоритет отношений с США и др.). С конца 2005 г. это оппозиционная партия.

Давним союзником христианских демократов выступает небольшая центристская Свободная демократическая пар­тия (СвДП), созданная в 1948 г. Она расширила свое влия­ние в 1990-е гг., однако все еще уступает по «политическому весу» ХДС-ХСС и СДПГ. Партия пропагандирует учение немецкого либерализма и по большинству внутриполити­ческих вопросов, как правило, блокируется с христиански­ми демократами.

Либералы образовывали правительственные коалиции не только с ХДС-ХСС, но даже с социал-демократами (1968—1982 гг.). Ее социальную основу составляют мелкие и средние предприниматели, часть крестьянства, квалифи­цированных рабочих, ремесленники.

Влиятельной и старейшей политической силой являет­ся Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Она берет начало с 1869 г., когда была создана первая немецкая организация социалистов-рабочих — СДРП. Среди духов­ных вождей — известные теоретики рабочего движения Фердинанд Лассаль (1825—1864), Август Бебель (1840— 1913), Вильгельм Либкнехт (1826—1900). Партия вела ак­тивную антифашистскую борьбу и преследовалась нациста­ми. Восстановлена в западных землях Германии в 1946 г.

В послевоенный период партия выступает не с узкоклас­совых («пролетарских»), а с общенародных позиций и про­поведует концепцию демократического социализма и такие традиционные ценности демократического общества, как свобода, гуманизм, справедливость, солидарность. Она под­держивает лозунги «социального партнерства» и выступает за активную государственную социальную и экологическую политику. В своей практической деятельности она исходит из опыта немецкого и международного рабочего движения. Ее традиционная социальная опора — квалифицирован­ные рабочие, профсоюзный актив, часть государственных и муниципальных служащих, мелких предпринимателей. В 1998—2005 гг. — это правящая партия, основа левоцен­тристской коалиции, но на выборах 2005 г. набрала меньше голосов, чем христианские демократы.

С 1970-х гг. в ФРГ действует несколько самостоятель­ных экологических политизированных организаций. Наи­более крупные из них после объединения Германии созда­ли новую партию «Союз 90 — Зеленые». Она представлена в федеральном парламенте и в 1998-2005 гг. входила в пар­ламентскую левоцентристскую коалицию, в которой домипировали социал-демократы, и соответственно в состав пра­вительства. Центральное место в деятельности этой партии занимают вопросы охраны окружающей среды и устойчи­вого социально-экономического развития, лозунги «эко­логического гуманизма». Среди ее членов распространены антивоенные настроения и пацифизм. Партия не имеет устойчивой социальной базы.

В восточных землях заметным влиянием пользуется Левая партия, возникшая в 2005 г. на базе Партии демо­кратического социализма и отколовшаяся от СДПГ, левого крыла (левоцентристских организаций внутри Социал-де­мократической партии, недовольных соглашательской по­зицией тогдашнего партийного руководства). Новая партия смогла расширить свое влияние и в ряде западных земель Германии. Левая партия признает многие традиционные социалистические и демократические ценности, выступа­ет за расширение форм демократического волеизъявления граждан, против засилья в экономике крупных немецких и иностранных (преимущественно американских) концер­нов, в защиту рядовых налогоплательщиков и работников наемного труда.

Партия широко использует концепцию «третьего пути» между капитализмом и социализмом, которая, однако, едва ли может быть реализована. Среди ее активистов много членов бывшей партии восточногерманских ком­мунистов — Социалистической единой партии Германии. Ее социальная база — квалифицированные рабочие, часть служащих, мелких предпринимателей, фермеров, сельско­хозяйственных рабочих, безработные. На региональном (земельном) уровне она сотрудничает с социал-демократа­ми и «зелеными».

На крайнем правом фланге действуют небольшие об­щественно-политические организации — Республиканская, Национал-демократическая партии, Германский народный союз, проповедующие откровенно националистические взгляды. Многие их лидеры и активисты привлекались к различным видам юридической ответственности за нару­шение законов и экстремистские действия (преследование иностранцев, восхваление Гитлера и Третьего рейха и т.д.). По данным печати, в ФРГ на учете спецслужб находится около 130 небольших праворадикальных организаций (чис­ло их сторонников приближается к 50 тыс.) и влияние их невелико.

15.4Парламент ФРГ: полномочия и внутренняя организация

Парламент Федеративной Республики Германия фак­тически состоит из двух палат: нижней — бундестага, и верхней — бундесрата (формально в Германии бун­десрат не рассматривается как палата парламента). Бун­дестаг олицетворяет весь народ, проживающий на гер­манской территории, 656 его депутатов избираются всем населением сроком на четыре года. Бундесрат — это ор­ган представительства субъектов Федерации. Он состо­ит из членов правительств федеральных земель. Каждая земля направляет в верхнюю палату как минимум трех членов (представителей). Земли с числом жителей более 2 млн имеют 4 голоса, более 6 млн — 5 голосов, а более 7 млн — 6. Земельное правительство имеет право отзывать своих представителей.

К полномочиям бундестага относятся: законотворчество, право на внутреннюю организацию и контрольная функ­ция.

В области законотворчества бундестаг играет основную роль. Бундесрат также обладает полномочиями в законода­тельном процессе, однако есть законы, которые не требуют одобрения со стороны бундесрата. Верхняя палата прежде всего рассматривает законы, которые затрагивают интере­сы и потребности земель. Право законодательной инициа­тивы имеет бундесрат и федеральное правительство. Чле­ны бундестага также имеют право внесения законопроекта на обсуждение. Каждый закон подлежит рассмотрению в ходе трех чтений. Бундесрат может не согласиться с за­конопроектом, тогда создается посредническая комиссия, после работы которой проводится процедура повторного голосования. Окончательные этапы законотворческой дея­тельности — оформление, провозглашение и вступление в силу закона. Они связаны с полномочиями федерального президента.

Бундестаг собирается на пленарные заседания, которые, как правило, проводятся открыто и гласно. Кроме того, в палате создаются многочисленные комиссии, создание трех из них является обязательным: комиссия по петициям, по иностранным делам и по делам обороны.

Помимо законотворческой функции бундестаг избира­ет федерального канцлера, принимает участие в выборах федерального президента и федеральных судей, избирает уполномоченного по делам обороны. Смысл контрольной функции нижней палаты немецкого парламента сводится к тому, что деятельность федерального правительства за­висит от доверия парламента. Согласно Основному зако­ну федеральное правительство находится в политической зависимости от бундестага и несет перед ним ответствен­ность. Это выражается в том, что в отношении федераль­ного канцлера бундестагом может быть вынесен вотум не­доверия. Однако если глава правительства сам поставит вопрос о доверии перед бундестагом и не получит абсолют­ного большинства голосов, то федеральный президент мо­жет распустить бундестаг по его предложению. Бундестаг также может быть распущен, если на заключительном туре выборов федерального канцлера он не избирает кандидата хотя бы абсолютным большинством.

Бундесрат — верхняя палата германского парламен­та — не имеет срока избрания, его состав частично ме­няется, когда в одной (или нескольких) из федеральных земель происходит смена правительства. В качестве ор­гана законодательной власти бундесрат может одобрять или не одобрять федеральные законы, определять регла­мент своей работы, формировать собственные комиссии. При назначении федеральным президентом Генерального прокурора требуется его согласие. По его предложению глава государства назначает и директоров земельных бан­ков. Бундесрат направляет своих представителей в наблю­дательные советы государственных компаний и общест­венных учреждений. Кроме того, объявление состояния оборонительной войны требует обязательного одобрения данной палаты.

Главой государства является федеральный президент, обладающий ограниченными (преимущественно церемо­ниально-представительскими) полномочиями. Кандидат в президенты должен быть немецким гражданином не моло­же 40 лет, обладающим в полной мере избирательными пра­вами. Он избирается не гражданами ФРГ, а специальным органом — Федеральным собранием сроком на пять лет. Одно и то же лицо может быть избрано на эту должность не более двух раз подряд. Полномочия президента в случае досрочного прекращения или обнаружения препятствиик выполнению его функций временно выполняет председа­тель бундесрата.

Немецкие партии содействуют формированию полити­ческой воли народа. Они образуются свободно на основе индивидуального добровольного членства. Их внутренняя организация должна соответствовать демократическим конституционным принципам. Партии равны перед за­коном. Политические партии, которые по своим целям или действиям стремятся причинить ущерб основам сво­бодного демократического строя или поставить под угрозу существование Федеративной Республики, антиконститу­ционны. Вопрос о конституционности партии решает Фе­деральный Конституционный суд.

От «беспартийности» к массовым политическим партиям

Политические партии США возникли в обход конституции страны (где о них нет ни слова) и вопреки воле отцов-основателей, которые считали партии пагубными для национального единства. Дж. Вашингтон в своем знаменитом прощальном послании предостерегал сограждан от «губительного воздействия партийного духа», который несет с собой внутренние раздоры и «открывает дверь иностранному влиянию и коррупции». Тем не менее уже в период первой администрации Дж. Вашингтона (1789–1792 гг.) возникли зачатки двух политических партий – правящих федералистов и оппозиционных республиканцев. Они появились как инструменты политической борьбы в дискуссии о том, каким быть молодому американскому государству – свободной фермерской республикой или централизованной торгово-промышленной империей по примеру Великобритании. Хотя эти партии строились «сверху вниз» (из партийных фракций в Конгрессе) в условиях весьма широкого распространения избирательного права и демократических традиций, партийным лидерам пришлось «идти в народ», апеллируя к рядовым избирателям ради победы на выборах. Первая реальная смена власти произошла в 1800 г., когда Белым домом завладели республиканцы во главе с Т. Джефферсоном. Но потребовалось еще два-три десятилетия, чтобы в стране утвердилась традиция легитимной оппозиции и партии стали воспринимать друг друга как равноправных партнеров в деле управления государством.

Появление подлинно массовых политических партий относится к «эре Джексона», т.е. к 1830-м годам, когда в результате демократизации конституций штатов практически все свободные белые мужчины получили право голоса, и произошло резкое расширение электората. Именно тогда стали проводиться избирательные кампании, созываться регулярные партийные съезды, на которых принимались предвыборные платформы и выдвигались кандидаты в президенты (раньше это происходило на закрытых заседаниях руководства партийных фракций Конгресса). Все это возбуждало массовый интерес к политике, и уже на президентских выборах 1840 г. явка достигла рекордного уровня в 80,2%. Тогда же современная Демократическая партия получила свое нынешнее название, а ее главным конкурентом стала партия вигов. Тандемная конфигурация партийной системы сохранилась и в дальнейшем. В 1860-х годах вигов сменила новая партия – Республиканская. Однако двухпартийная система вряд ли просуществовала бы два с лишним века, если бы партии не приспосабливались к постоянно меняющимся условиям: секрет стабильности этой системы кроется в ее динамизме.

Анализ электоральной статистики и голосований в Конгрессе показывает, что в стране уже с 1990-х годов сложились две примерно равновеликие партийно-электоральные коалиции, которые существенно отличаются как по социально-демографическому составу (расово-этнической, гендерной, конфессиональной принадлежности, степени религиозности, урбанизации и др.), так и по идейно-политическим взглядам. Демократам присущи социально-культурный и экономический либерализм, ориентация на помощь государства в решении социальных проблем, а республиканцам – моральный консерватизм и антиэтатизм. Эти различия все больше распространяются на сферу внешней политики и национальной безопасности. Демократы отдают предпочтение «мягкой силе» и коллективным международным усилиям, подчеркивают приоритетность глобальных проблем, тогда как республиканцы придерживаются гораздо более националистических, военно-силовых и юнилатералистских позиций. Идейное размежевание между сторонниками обеих партий приобрело и четкие географические контуры: прореспубликанская «красная» Америка (Юг, Скалистые горы и Великие равнины) против «синей» Америки (Северо-Восток, Северо-Атлантическое и Тихоокеанское побережье). По данным исследовательской службы «American National Election Studies», корреляция между партийной идентификацией и идеологическими предпочтениями американцев за последние тридцать лет выросла почти вдвое (с 0,32 до 0,63). Иными словами, происходит идеологизация партий: Демократическая становится все более либеральной, а Республиканская – все более консервативной.

Иммигранты и американская нация

Вопрос об иммиграции в США представляет собою значительную часть вопроса о формировании американской нации. Население свое, за исключением коренных жителей, индейцев, страна еще с колониального периода черпала в Европе, среди эмигрантов разных национальностей. Американская нация возникла в конце XVIII в., в период революционной войны за независимость, ню в этническом отношении тогда образовалось только ее ядро. Язык юной нации был английским, культура, обычаи, право являлись в основном продолжением английских, однако в людском составе нации английский элемент был только главным, но отнюдь не единственным. Американская нация продолжала развиваться и в этническом отношении складываться на протяжении последующих исторических периодов, пополняясь новыми разнородными элементами, которые перемешивались между собою.

Ассимиляция облегчалась тем, что ни одна этническая группа не составляла большинства в определенном районе. Это ускоряло и физическое смешение и взаимодействие культур. В американской культуре, как и в американской нации, переплетались различные этнические элементы и традиции. В 50-е годы прошлого века «Нью-Йорк дейли трибюн» уже могла писать об «этом огромном сплаве, называемом американским народом». И в тот же период противник «незнаек» язвительно замечал: «Я думаю, что и католики и «иностранцы» вошли как существенные элементы в наш американизм».

Иммигранты и американская нация, ассимиляция в общество

Вопрос об иммиграции в США представляет собою значительную часть вопроса о формировании американской нации. Население свое, за исключением коренных жителей, индейцев, страна еще с колониального периода черпала в Европе, среди эмигрантов разных национальностей. Американская нация возникла в конце XVIII в., в период революционной войны за независимость, ню в этническом отношении тогда образовалось только ее ядро. Язык юной нации был английским, культура, обычаи, право являлись в основном продолжением английских, однако в людском составе нации английский элемент был только главным, но отнюдь не единственным. Американская нация продолжала развиваться и в этническом отношении складываться на протяжении последующих исторических периодов, пополняясь новыми разнородными элементами, которые перемешивались между собою.

Читайте также:  Семья у русских староверов на Аляске, от переселенцев до интеграции в общество

Ассимиляция облегчалась тем, что ни одна этническая группа не составляла большинства в определенном районе. Это ускоряло и физическое смешение и взаимодействие культур. В американской культуре, как и в американской нации, переплетались различные этнические элементы и традиции. В 50-е годы прошлого века «Нью-Йорк дейли трибюн» уже могла писать об «этом огромном сплаве, называемом американским народом». И в тот же период противник «незнаек» язвительно замечал: «Я думаю, что и католики и «иностранцы» вошли как существенные элементы в наш американизм».

К вопросу о формировании Американской нации

Рубрика: Психология и социология

Статья просмотрена: 8066 раз

Эти факты свидетельствуют о том, что все перечисленные выше этнические группы вошли в состав населения насильственными путями, которые коренным образом отличались от обычной иммиграции европейцев.

Почему Америка не является нацией иммигрантов?

Динамика волн и барьеров

Об авторе: Кирилл Родионов – независимый обозреватель.

Люди ступали на берег Америки в надежде и тревоге. Начиналась новая жизнь. «Добро пожаловать на Землю Свободы!» Иллюстрация 1887 года

Во внутрироссийских дискуссиях о миграционной политике часто слышны отсылки на опыт США, которые, в представлении поборников открытых границ со Средней Азией и Закавказьем, выглядят нацией иммигрантов. К сожалению, многие наблюдатели проходят мимо анализа реальной миграционной ситуации в Штатах, которая в последние десятилетия определяется растущим притоком выходцев из Мексики. Это касается как легальных работников (640 тыс. человек в 70-е годы, 1656 тыс. человек в 80-е годы и 2249 тыс. человек в 90-е), так и нелегалов, количество которых выросло с 1600 тыс. человек в 60-е годы до 12 900 тыс. человек в 1990-е.

Зарождение идентичности

Казалось бы, нет ничего удивительного в том, что страна, во всем мире действительно известная как нация иммигрантов, привлекательна для последних. Но загвоздка в том, что американская нация нацией иммигрантов не является. Как показал патриарх политической науки Сэмюэл Хантингтон в своей работе «Кто мы?», США были основаны переселенцами из Великобритании, белыми англосаксонскими протестантами, культура которых оказалась стержневой для зародившейся в XVIII столетии американской нации. Ее основу составили, во-первых, английский язык; во-вторых, идеалы протестантизма; в-третьих, политические и юридические установления, базировавшиеся на принципах главенства закона над действиями правительства, разделении властей на судебную, исполнительную и законодательную, незыблемости свободы слова. Неотъемлемыми компонентами американского социального этоса стали также ценности индивидуализма и рабочей этики.

В становлении американской нации Хантингтон выделяет несколько этапов. Первым из них стала третья четверть XVIII столетия, когда зародилась американская идентичность, которую начали перенимать британские колонисты. Вплоть до этого времени само название «Америка» применялось к территории, но никак не к обществу. Начиная же с 1740-х годов происходило стремительное развитие общеамериканского коллективного сознания. Этому в немалой степени способствовало Первое великое пробуждение, которое было связано с именем англиканского проповедника Джорджа Уайтфилда, выступавшего с проникновенными проповедями перед массовыми аудиториями. Переезжая из колонии в колонию, Уайтфилд сумел мобилизовать тысячи жителей и, как подчеркивает Хантингтон, фактически стал первым общеамериканским публичным политиком. В результате его деятельности была подготовлена почва для возникновения трансколониальных движений за независимость, которые обрели силу после Семилетней войны 1756–1763 годов. Победа Американской революции 1776–1783 годов фактически нивелировала прежние идентичности жителей Атлантического побережья, ранее считавших себя бриттами. Примерно треть населения колоний продолжала сохранять верность его королевскому величеству, из-за чего часть переселенцев, около 100 тыс. человек, была вынуждена перебраться в Канаду, Британию и Вест-Индию. Победа в войне против метрополии означала для американцев и потерю врага, наличие которого служило условием возвышения идентичности национальной над всеми прочими видами идентичностей.

Революция, как подчеркивает Хантингтон, превратила колонистов в американцев, но не сделала их нацией. После того как Америка обрела независимость, на протяжении более чем полувека национальная идентичность подвергалась вызовам со стороны идентичностей территориальных, что придавало хрупкость только что образованному союзу. Так, в 1803 и 1814–1815 годах представители Новой Англии планировали начать переговоры о возможном выходе из конфедерации штатов. Вплоть до начала Гражданской войны правительства штатов не упускали возможности отменять федеральные законы и препятствовать их применению. Что немаловажно, после подписания в 1818 году Англо-Американской конвенции, определившей границу между США и центральной частью Британской Северной Америки, и присоединения испанских и французских земель на юге и западе для Соединенных Штатов исчезла внешняя угроза. Единственным ее источником оставались индейцы, однако они были противниками слабыми и беспомощными. Опасность не могла исходить и от Мексики, которая лишилась существенной части собственной территории в результате войны 1846–1848 годов. Отсутствие риска иностранного вторжения позволило американцам сосредоточиться на внутренних противоречиях, связанных в первую очередь с проблемой рабовладения и с вопросом о том, допустимо ли использование подневольного труда угнанных из Африки чернокожих работников на землях Фронтира. Следствием этого оказалась Гражданская война, которая, собственно, и создала американскую нацию.

Эта последняя обрела зрелость в десятилетия после братоубийственных сражений, унесших жизни 600 тыс. американцев. Если перед войной тема автономии и отделения была популярна не только в южных, но и в северных штатах, то после 1865 года такая постановка вопроса стала казаться просто немыслимой. Хантингтон приводит слова Вудро Вильсона, который в 1915 году в своем президентском обращении к народу по случаю Дня памяти заявил, что Гражданская война «создала в стране то, чего в ней никогда ранее не существовало, – национальное сознание». Укреплению этой идентичности в немалой степени способствовал бурный экономический рост, начавшийся во второй половине 1860-х годов и приведший, в частности, к появлению трансконтинентальной железной дороги, которая связала воедино разрозненные штаты. Одновременно с этим, как грибы после дождя, стали появляться действующие на национальном уровне коммерческие корпорации и добровольные ассоциации. Достаточно сказать, что половина всех массовых организаций, привлекавших когда-либо в свои ряды более 1% граждан Америки, была учреждена между 1870 и 1920 годами. В свою очередь, национальное правительство, бывшее до Гражданской войны весьма слабым, после нее стало быстро набирать вес. В частности, был создан целый ряд новых министерств – сельского хозяйства (1862), юстиции (1870), торговли (1903) и труда (1913). В 1870-е годы на федеральном уровне началось регулирование иммиграции, а в 1890-е годы – использование железных дорог. Наибольшего же могущества национальное правительство достигло в годы Второй мировой войны.

Важнейшей составляющей роста общенационального самосознания стало примирение Севера и Юга. Уже в 1870-е годы ветераны-конфедераты добровольно участвовали в вооруженных акциях против индейцев. К середине 1890-х они стали регулярно приглашаться на ежегодные собрания Великой армии республики – низовой организации ветеранов Севера, члены которой к тому времени приняли объединяющий бывшие враждующие стороны лозунг «Одна страна, один флаг, одна судьба». Американо-испанская война 1898 года, предоставившая Югу возможность продемонстрировать собственную лояльность стране, завершила процесс примирения. Кульминацией демонстрации национального единства оказалось, по мнению Хантингтона, празднование 50-летия битвы при Геттисберге в 1913 году, которое совместно отмечали полсотни тысяч ветеранов союза и конфедерации. Другим символом укрепления национального самосознания стал культ звездно-полосатого флага, под которым американцы практически ни разу не сражались до Мексиканской войны 1846–1848 годов, но который обрел почти сакральный смысл в первые десятилетия после войны Гражданской. В этот же период стали регулярно отмечать День памяти и День благодарения, служившие поводом для проведения религиозных церемоний. Наконец, решающий вклад в процесс формирования нации внесли Первая и Вторая мировые войны, которые вызвали колоссальный прилив патриотизма и полностью подчинили все расовые, этнические и профессиональные идентичности идентификации национальной.

Кто, откуда, сколько

Здесь важно отметить, что вплоть до последней трети XX столетия в основе дискуссий об ассимиляции мигрантов лежало представление о том, что приезжие из континентальных стран Европы перенимают стержневую для Америки англо-протестантскую культуру, а не изменяют ее. Процесс интеграции выходцев из Старого Света наиболее точно передавала метафора томатного супа, куда иммигранты добавляют различные ингредиенты и приправы, улучшающие вкус блюда, но при этом полностью поглощаются им. И действительно, если обратиться к той периодизации истории иммиграции в США, которую разработал профессор Нью-Йоркского университета Хейш Дайнер, то можно убедиться, что Америка достаточно успешно «перемалывала» представителей четырех волн мигрантов. К первой из них относятся поселенцы из Великобритании, прибывавшие в Америку с начала XVII по начало XIX столетия; единственной значимой небританской группой были чернокожие рабы, ввоз которых был законодательно запрещен в 1808 году. Вторая волна иммиграции, продолжавшаяся между 1820-ми и 1880-ми годами, была представлена в основном немцами (свыше 10 млн человек) и ирландцами (около 2 млн). Третья волна иммиграции началась в последние десятилетия XIX века и продолжалась вплоть до окончания Первой мировой войны; за это время в США прибыли почти 25 млн человек, в большинстве своем выходцев из стран Южной и Восточной Европы.

Начало четвертой волны иммиграции Дайнер относит к рубежу 1920-х годов, когда в США было серьезно ужесточено законодательство о правилах долгосрочного пребывания иностранцев. В 1921 и 1924 годах конгресс принял законодательные акты, установившие миграционные квоты, которые основывались на национальном происхождении приезжих: наибольшее предпочтение отдавалось выходцам из северо-западных стран Старого Света, при этом значительно ограничивалось количество прибывающих из Южной и Восточной Европы, а прием жителей Азии вообще объявлялся нецелесообразным. Одновременно с этим иммигранты из Мексики получили возможность относительно свободного переезда в США. С началом Великой депрессии американское правительство ликвидировало эти послабления и начало финансировать программу репатриации для мексиканцев, которой воспользовались 400 тыс. человек. После войны Министерство юстиции США провело операцию Wetback, в результате которой из страны депортировали более 1 млн приезжих из Мексики. А в годы Второй мировой войны были насильственно перемещены в специальные лагеря около 120 тыс. живших в США японцев, почти две трети из которых являлись американскими гражданами. Интернирование было санкционировано президентом Рузвельтом, подписавшим в 1942 году чрезвычайный указ № 9066. В 1944 году Верховный суд подтвердил конституционность этих мер, признав, что ограничение прав расовой группы допустимо, если того «требует общественная необходимость».

Начиная с 1965 года отсчитывается последняя волна иммиграции – именно тогда был принят закон Харта–Селлера, который отменил систему квот, базировавшуюся на принципе национального происхождения. Это привело к серьезному изменению характеристик миграционного притока. Если в 1960 году в число пяти основных стран – адресантов иммиграции входили Италия (1257 тыс. человек), Германия (990 тыс.), Канада (953 тыс.), Великобритания (833 тыс.) и Польша (748 тыс.), то в 2000 году – Мексика (7841 тыс.), Китай (1391 тыс.), Филиппины (1222 тыс.), Индия (1007 тыс.) и Куба (952 тыс. человек). Как видно, за четыре десятилетия резко выросло общее количество мигрантов, при этом приезжие из Азии и Латинской Америки вытеснили уроженцев Канады и европейских стран; наконец, еще одним значимым изменением стало появление одного доминирующего источника иммиграции – Мексики, на долю выходцев из которой в 2000 году приходилось 27,6% от совокупного числа мигрантов. Эта последняя доля существенно больше удельного веса иностранцев, прибывших из Китая (4,9%) и Филиппин (4,3%). Что характерно, выходцы из латиноамериканских государств составили более половины от общего количества иммигрантов, прибывших на территорию Соединенных Штатов в период между 1970 и 2000 годами. Это, в свою очередь, дает все основания для того, чтобы охарактеризовать современную волну иммиграции в качестве преимущественно испаноязычной. По подсчетам демографов, к 2040 году доля Hispanics в составе населения США возрастет до 25%.

Latinos и англо-протестантская культура

Целый ряд факторов осложняет интеграцию мексиканских иммигрантов в принимающее общество. В первую очередь чрезвычайно затруднена языковая ассимиляция. В случае всех предыдущих миграционных волн она проходила по следующей схеме: если первое поколение приезжих испытывало трудности в овладении английским языком, то их дети уже говорили как на английском, так и на языке своих родителей, а их внуки почти полностью забывали язык предков. У современных мексиканских иммигрантов в силу многочисленности Latinos сохраняется возможность поддерживать высокий уровень знания испанского не только во втором, но и в третьем поколении, которое, впрочем, пока только складывается. Другим барьером инкорпорирования мексиканцев в американский социум является их региональная концентрация: большинство Hispanics сосредоточены на юго-западе США, в Калифорнии, Аризоне и Техасе, то есть в штатах, которые вплоть до середины XIX века находились в составе Мексики. В силу этого мексиканцы не только сохраняют традиции и нормы родного для них общества, но и, что не менее важно, воспринимают переселение в США как освоение отнятых у них не по праву земель. Еще одним препятствием служит постоянство миграционного давления, вызванное наличием у Мексики и Соединенных Штатов общей протяженной границы, с одной стороны, и сохранением колоссального разрыва в уровне благосостояния между двумя странами – с другой; эти факторы обусловливают низкую вероятность прерывания иммиграции, как это было в случае второй и третьей миграционных волн, описанных выше.

В конечном счете действие всех этих факторов ставит под удар сохранение Америки как нации со стержневой англо-протестантской культурой. В долгосрочной перспективе над Соединенными Штатами может нависнуть угроза превращения в билингвальную страну наподобие Канады или Бельгии. Это, в свою очередь, поставит под вопрос само существование американской идентичности, исторически определявшейся через устои британских переселенцев, чьи потомки смогли ассимилировать несколько десятков миллионов европейских иммигрантов. Как подчеркивает Хантингтон, основой национального единства не могут быть исключительно политические принципы. Подтверждением тому служит пример СССР, Югославии и Чехословакии – государственных образований, попытавшихся объединить людей разных национальностей на базе коммунистической идеологии, но в итоге распавшихся по этнокультурным границам. Точно так же ценности свободы, равенства и торжества закона, являясь важными маркерами американского общества, не определяют его границы и состав. Политические идеи, какими бы замечательными они ни были, не могут дать человеку тот набор эмоциональных переживаний, которые он испытывает от осознания собственной принадлежности к определенной этнической, религиозной и национальной группе. Ровно поэтому, чтобы стать, к примеру, американцем, вовсе не достаточно поверить в принципы демократии: нужно эмигрировать в США, выучить английский язык, хорошо освоить историю Америки, принять образ жизни ее граждан и идентифицировать себя с Соединенными Штатами.

Выводы для России

Какие уроки может извлечь для себя из американского опыта Россия? Первый и самый главный вывод заключается в том, что любая, даже наиболее открытая внешнему миру нация строится вокруг этнического и культурного ядра; действия, приводящие к ухудшению его (ядра) положения, могут нанести серьезный урон нации и даже поставить под угрозу само ее существование. Во-вторых, противопоставление гражданской и этнокультурной нации по меньшей мере спорно: основу политической общности составляет общность социокультурная, границы которой, как правило, очерчены территорией проживания той или иной этнической или конфессиональной группы. В-третьих, ни одно общество не может «переварить» нескончаемый поток мигрантов из инокультурных стран; даже если у социума есть значительный опыт ассимиляции иностранцев, процесс интеграции «чужаков» перестает работать, когда их приток носит массовый и постоянный характер. Наконец, в-четвертых, в условиях глобализации ошибочным является отказ от этнической и культурной дифференциации миграционных потоков: в силу высокого уровня развития коммуникационных технологий у мигрантов сохраняется возможность поддерживать идентичность, традиции и нормы родных для них стран, что, в свою очередь, подрывает целостность принимающих их обществ; именно поэтому так важно устанавливать мощные заградительные барьеры на пути приезжих из цивилизационно чуждых государств, и если уж открывать для кого-то двери, то только для высококвалифицированных профессионалов, которых в странах третьего мира с гулькин нос.

Казалось бы, нет ничего удивительного в том, что страна, во всем мире действительно известная как нация иммигрантов, привлекательна для последних. Но загвоздка в том, что американская нация нацией иммигрантов не является. Как показал патриарх политической науки Сэмюэл Хантингтон в своей работе «Кто мы?», США были основаны переселенцами из Великобритании, белыми англосаксонскими протестантами, культура которых оказалась стержневой для зародившейся в XVIII столетии американской нации. Ее основу составили, во-первых, английский язык; во-вторых, идеалы протестантизма; в-третьих, политические и юридические установления, базировавшиеся на принципах главенства закона над действиями правительства, разделении властей на судебную, исполнительную и законодательную, незыблемости свободы слова. Неотъемлемыми компонентами американского социального этоса стали также ценности индивидуализма и рабочей этики.

США: Плавильный котел наций превращается в территорию межнационального конфликта

Идея так называемого мультикультурализма переставила акценты с единства на разнообразие

Когда-то в Чикаго был у меня замечательный знакомый – Джек, американец ирландского происхождения. Человеком он был старой школы, придерживался весьма традиционных для США ценностей. Работал Джек в похоронном агентстве.

У него была секретарь, иммигрантка из Риги. Само собой, всякий раз, когда по долгу службы я заходил к ним в контору, то общался с ней по-русски. Так удобнее. И всякий раз мой ныне покойный друг Джек реагировал неизменным образом:

– Миша! Сколько раз тебе говорить? Ты в Америке! Говори по-испански!

В этой шутке была только доля шутки. Испанский язык уже стал de facto вторым официальным языком в США. В любом банке, магазине, учреждении обязательно будут сотрудники, готовые пообщаться с клиентом на испанском. В крупных городах есть целые районы, где вообще не говорят по-английски.

Волна иммиграции из стран Латинской Америки УЖЕ захлестнула страну. Избрание на Пост президента Трампа с его весьма экзотической идеей стены на границе с Мексикой – это запоздалая реакция на процесс, зашедший слишком далеко. И столь радикальная позиция главы государства отражает высочайший градус напряжения в обществе по данному вопросу.

Неуклонно надвигающийся на американо-мексиканскую границу очередной караван – это лишь капля в грозовой туче, нависшей над Америкой. Конфликт по проблеме иммиграции будет лишь обостряться. Он неотвратим. Испаноговорящее население США составляет 17% от всего населения страны. В одной Калифорнии их проживает 14 миллионов. И это не считая 12 миллионов нелегальных иммигрантов. У сторонников открытой южной границы уже достаточно сил, чтобы противостоять тем, кто хочет регулировать миграционные потоки в страну.

Но в чем проблема? Почему так все разволновались? Ведь Америка – страна иммигрантов. И сами американцы очень этим гордятся. Они все являются потомками людей, мигрировавших из самых разных стран. Исключение составляют лишь несколько сотен тысяч американских индейцев, которых массово истребляли предки-колонизаторы нынешних борцов с нелегальной иммиграцией. И до 1924 года (когда был принят Иммиграционный Акт) не было никакой нелегальной иммиграции. Всякий прибывший в США мог автоматически стать иммигрантом. И становился. А теперь их внукам не нравятся желающие стать американцами выходцы из тропических стран континента. Что же произошло?

Американская культура формировалась и развивалась по принципу «плавильного котла». Немец, ирландец, поляк, итальянец прибывали в страну и становились американцами. Они полностью ассимилировались в местную культуру, обогащая ее при этом своими собственными традициями.

Но постепенно в общество была внедрена идея так называемого мультикультурализма. Она переставила акценты с единства на разнообразие. То есть теперь ассимиляция стала не нужна. Необходимость культурной интеграции в американское общество отпала. Напротив, всяческое подчеркивание своего отличия от всех остальных стало модным. И начавшаяся волна иммиграции из испаноязычных стран пошла именно по такому маршруту. Не нужно учить английский язык. Не обязательно следовать местным обычаям. Можно продолжать жить, как будто мы в Гвадалахаре или Монтеррее. Вот именно это и вызывает отторжение у остальных американцев. Если учесть ещё бедность и сопутствующие ей низкий средний уровень образования и высокий уровень преступности, то не стоит удивляться высокому градусу противостояния по вопросам иммиграции.

Таким образом, острый конфликт в США по вопросам иммиграции является внешним проявлением внутреннего противоречия между принципами плавильного котла и мультикультурализма. Последнее, в свою очередь, представляет собой лишь нить в целом клубке противоречий, окутавшем американское общество.

Реальные доходы большинства населения не растут, разрыв между богатыми и бедными неуклонно увеличивается с 1970 года. Средний класс сокращается в численности. Это уже начинает создавать напряженность между различными социально-экономическими прослойками населения.

Читайте также:  Быт американских итальянцев, еда, работа и отношения

Феминистки устроили настоящую войну полов. И предъявляют все новые претензии и требования преференций. Это не только наносит ущерб мужчинам на рабочем месте, но и подрывает традиционные роли полов. Что, в свою очередь, приводит к ослаблению института семьи.

Гомосексуалисты и иже с ними изобретают все новые права, за которые тут же начинают бороться. Это ведёт к полному отказу от биологического определения пола. Полов теперь уже не два, а восемь. И это вступает в вопиющее противоречие с религиозными верованиями огромного числа американцев.

Легализация марихуаны в сочетании с эпидемией пристрастия к опиоидам создаёт опасную ситуацию как с точки зрения охраны здоровья, так и в смысле ухудшения криминогенной обстановки. Потребление алкоголя также существенно возросло.

Активная борьба между противниками и сторонниками права на владение и ношение орудия также обостряет общественное противостояние.

Проблема межрасовых отношений также усугубляется на фоне практически полного распада общинных институтов среди негритянского населения.

Обострившаяся накануне промежуточных выборов борьба вокруг иммиграции является лишь маленькой каплей, упавшей в чашу гнева. Когда-нибудь эта чаша будет переполнена многочисленными противоречиями, ведущими к конфликту. Время это уже, увы, не за горами. Америка неуклонно сползает к гражданскому противостоянию. Остаётся лишь надеяться, что оно не будет кровавым.

Реальные доходы большинства населения не растут, разрыв между богатыми и бедными неуклонно увеличивается с 1970 года. Средний класс сокращается в численности. Это уже начинает создавать напряженность между различными социально-экономическими прослойками населения.

Иммигранты и американская нация, ассимиляция в общество

Самюэль ХАНТИНГТОН

ВЫЗОВЫ АМЕРИКАНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

ТРАНЗИТКНИГА

УДК 1/14 ББК 87.3(7Сое) Х19

Samuel P. Huntington

The Challenges To America’s National Identity 2004

Перевод с английского А. Башкирова Серийное оформление А. Кудрявцева

Печатается с разрешения автора и ICM, International Creative Management, Inc.

с/о Toymania LLC.

Подписано в печать 26.05.04. Формат 84х108 1/32. Усл. печ. л. 33,60. Тираж 5000 экз. Заказ № 1660.

Книга подготовлена издательством «Мидгард» (Санкт-Петербург)

Хантингтон С. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности / С. Хантингтон; Пер. с англ. А. Башкирова. — М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига», 2004. — 635, [5] с. — (Philosophy).

ISBN 5-17-024800-8 (ООО «Издательство ACT») ISBN 5-9578-1030-4 (ООО «Транзиткнига»)

Новая книга Самюэля Хантингтона посвящена анализу ключевой для современного общественного сознания проблемы — определения идентичности. Приоритет общенационального самосознания особенно важен для страны, которую принято называть «плавильным тиглем народов», — Соединенных Штатов Америки. Однако сегодня в США набирают силу дезинтеграционные процессы, ставящие под сомнение сам факт дальнейшего существования феномена американской идентичности. Америка, как убедительно доказывает профессор Хантингтон, находится на переломе — и от того, в какую сторону в конце концов качнется маятник, зависит будущее не только Соединенных Штатов, но и всей мировой системы в целом.

УДК 1/14 ББК 87.3(7Сое)

© Samuel P. Huntington, 2004 © Перевод. А. Башкиров, 2004 © ООО «Издательство ACT», 2004

Электронное оглавление

Электронное оглавление. 2

ОТ РЕДАКЦИИ. НА ПЕРЕЛОМЕ, В ПОИСКАХ СЕБЯ.. 2

КТО МЫ? ВЫЗОВЫ АМЕРИКАНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ЧАСТЬ 1. ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ГЛАВА 1. КРИЗИС НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ЗНАЧИМОСТЬ ИДЕНТИЧНОСТИ: НА МЕСТЕ ЛИ ФЛАГИ?. 2

ДРУГИЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

СУБНАЦИОНАЛЬНЫЕ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

СУЩНОСТЬ ИДЕНТИЧНОСТИ: КТО МЫ ТАКИЕ?. 2

ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ПЕРСПЕКТИВЫ АМЕРИКАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ГЛАВА 2. ИДЕНТИЧНОСТИ НАЦИОНАЛЬНЫЕ И ПРОЧИЕ КОНЦЕПЦИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ПРОЧИЕ И ВРАГИ.. 2

ИСТОЧНИКИ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ЛОЖНАЯ ДИХОТОМИЯ.. 2

ЧАСТЬ 2. АМЕРИКАНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ.. 2

ГЛАВА 3. ЭЛЕМЕНТЫ АМЕРИКАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ПЕРЕМЕННЫЕ, КОНСТАНТЫ И ЧАСТИЧНАЯ ПРАВДА.. 2

ПЕРВОПОСЕЛЕНЦЫ: ДО ИММИГРАЦИИ.. 2

БОЛЬШЕ ЧЕМ ВЕРА.. 2

«НЕ ПРИВЯЗАННЫЕ К МЕСТУ». 2

РАСА И НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. 2

ГЛАВА 4. АНГЛО-ПРОТЕСТАНТСКАЯ КУЛЬТУРА СТЕРЖЕНЬ КУЛЬТУРЫ.. 2

«ИНАКОМЫСЛЯЩИЕ В ИНАКОМЫСЛИИ». 2

«АМЕРИКАНСКОЕ КРЕДО». 2

ИНДИВИДУАЛИЗМ И РАБОЧАЯ ЭТИКА.. 2

МОРАЛИЗМ И ЭТИКА РЕФОРМ. 2

ГЛАВА 5. РЕЛИГИЯ В ЦЕЛОМ И ХРИСТИАНСТВО В ЧАСТНОСТИ ГОСПОДЬ, КРЕСТЫ И АМЕРИКА 2

РЕЛИГИОЗНЫЙ НАРОД.. 2

Рисунок 1. Соотношение уровня экономического развития и уровня религиозности. 2

Таблица 2. Степень веры: средние показатели религиозности (по ответам на семь вопросов) 2

Рисунок 2. Религиозность в мире. 2

ПРОТЕСТАНТСКАЯ АМЕРИКА И КАТОЛИЦИЗМ. 2

ХРИСТИАНСКИЙ НАРОД.. 2

ГРАЖДАНСКАЯ РЕЛИГИЯ.. 2

ГЛАВА 6. ВОЗНИКНОВЕНИЕ, ТОРЖЕСТВО, РАСПАД ХРУПКОСТЬ НАЦИЙ.. 2

СОЗДАВАЯ АМЕРИКАНСКУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ. 2

Рисунок 3. Функциональное объединение, важнейшие события и графики развития национального сознания американцев, 1735-1775 гг. 2

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ ПРОТИВ ОСТАЛЬНЫХ.. 2

НАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ ПАТРИОТИЗМ. 2

НАЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ. 2

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ.. 2

ПРИМИРЕНИЕ СЕВЕРА И ЮГА.. 2

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ.. 2

ПАТРИОТИЧЕСКИЕ РИТУАЛЫ И СИМВОЛЫ.. 2

ДЕБАТЫ ОБ АССИМИЛЯЦИИ.. 2

АМЕРИКАНИЗАЦИЯ ИММИГРАНТОВ.. 2

МИРОВЫЕ ВОЙНЫ.. 2

УВЯДАЮЩИЙ НАЦИОНАЛИЗМ. 2

ЧАСТЬ 3. ВЫЗОВЫ АМЕРИКАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ГЛАВА 7. ДЕКОНСТРУКЦИЯ АМЕРИКИ: ПОДЪЕМ СУБНАЦИОНАЛЬНЫХ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ.. 2

ДВИЖЕНИЕ ДЕКОНСТРУКЦИОНИСТОВ.. 2

Таблица 3. Языковые референдумы 1980-2002 гг. 2

ВЫЗОВ СТЕРЖНЕВОЙ КУЛЬТУРЫ.. 2

ГЛАВА 8. АССИМИЛЯЦИЯ: ПРОЗЕЛИТЫ, «ПОЛУСЕЛЕНЦЫ» И ЭРОЗИЯ ТЕРМИНА «ГРАЖДАНСТВО» 2

ИММИГРАЦИЯ: С АССИМИЛЯЦИЕЙ ИЛИ БЕЗ НЕЕ?. 2

АССИМИЛЯЦИЯ: УСПЕХ НЕИЗБЕЖЕН?. 2

ИСТОЧНИКИ АССИМИЛЯЦИИ.. 2

ИММИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ.. 2

МНОГООБРАЗИЕ И ДИСПЕРСИЯ.. 2

АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО: АМЕРИКАНИЗАЦИЯ КАК АНТИАМЕРИКАНСКОЕ ЯВЛЕНИЕ. 2

«ПОЛУСЕЛЕНЦЫ» И ДВОЙНОЕ ГРАЖДАНСТВО.. 2

ГРАЖДАНЕ И НЕГРАЖДАНЕ. 2

АЛЬТЕРНАТИВЫ АМЕРИКАНИЗАЦИИ.. 2

ГЛАВА 9. МЕКСИКАНСКАЯ ИММИГРАЦИЯ И ИСПАНИЗАЦИЯ.. 2

МЕКСИКАНСКИЙ ВЫЗОВ.. 2

ОСОБЕННОСТИ МЕКСИКАНСКОЙ ИММИГРАЦИИ.. 2

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ БЛИЗОСТЬ. 2

РЕГИОНАЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ.. 2

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ.. 2

ПРОЯВЛЕНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ МЕКСИКАНСКОЙ ИММИГРАЦИИ.. 2

Таблица 7. Уровень образования американцев мексиканского происхождения в сравнении с общим уровнем образования американцев. 2

ПРОФЕССИИ И ДОХОДЫ.. 2

Таблица 12. Американцы мексиканского происхождения, 1989-2000 гг. Социоэкономические характеристики и сравнение с американцами в целом.. 2

СМЕШАННЫЕ БРАКИ.. 2

Таблица 14. Азиатские иммигранты Испаноязычные. 2

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ АССИМИЛЯЦИЯ И КОНСОЛИДАЦИЯ АНКЛАВОВ.. 2

ИСПАНИЗАЦИЯ МАЙАМИ.. 2

ИСПАНИЗАЦИЯ ЮГО-ЗАПАДА.. 2

ГЛАВА 10. АМЕРИКА И ОСТАЛЬНОЙ МИР. 2

МЕНЯЮЩЕЕСЯ ОКРУЖЕНИЕ. 2

В ПОИСКАХ ВРАГА.. 2

МЕРТВЫЕ ДУШИ: ДЕНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ЭЛИТ.. 2

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ПУБЛИКА.. 2

ДИАСПОРЫ ЗАРУБЕЖНЫЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА И АМЕРИКАНСКАЯ ПОЛИТИКА.. 2

ЧАСТЬ IV. ВОЗРОЖДЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.. 2

ГЛАВА 11. ЛИНИИ РАЗЛОМА В БЫЛОМ И НАСТОЯЩЕМ.. 2

ПРОТЕСТАНТСКАЯ АМЕРИКА И КАТОЛИЦИЗМ. 2

Напишите, пожалуйста, кратко особенности формирования американской нации.

u0421u043eu0435u0434u0438u043du0435u043du043du044bu0435 u0428u0442u0430u0442u044b u043eu0442u043bu0438u0447u0430u044eu0442u0441u044f u043eu0442 u043eu0441u0442u0430u043bu044cu043du043eu0433u043e u043cu0438u0440u0430 u0432u043e u043cu043du043eu0433u0438u0445 u0430u0441u043fu0435u043au0442u0430u0445, u0438 u0441u0430u043cu0438 u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0446u044b u043bu044eu0431u044fu0442 u043fu043eu0434u0447u0435u0440u043au0438u0432u0430u0442u044c u0441u0432u043eu044e u0443u043du0438u043au0430u043bu044cu043du043eu0441u0442u044c. u0410u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0446u044b – u0442u0430u043au0430u044f u0438u0441u043au043bu044eu0447u0438u0442u0435u043bu044cu043du0430u044f u043du0430u0446u0438u044f – u044du0442u043eu0442 u0442u0435u0437u0438u0441 u0442u0430u043au0436u0435 u044fu0432u043bu044fu0435u0442u0441u044f u043eu0434u043du043eu0439 u0438u0437 u043fu043eu043fu044bu0442u043eu043a u043eu0431u044au0435u043au0442u0438u0432u0438u0437u0438u0440u043eu0432u0430u0442u044c u0434u043eu0432u043eu043bu044cu043du043e u0441u043bu043eu0436u043du0443u044e u0433u043eu043bu043eu0432u043eu043bu043eu043cu043au0443 u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au043eu0433u043e u0445u0430u0440u0430u043au0442u0435u0440u0430. u00a0

u0421u0447u0438u0442u0430u0435u0442u0441u044f u043eu0431u0449u0435u0438u0437u0432u0435u0441u0442u043du044bu043c, u0447u0442u043e u0421u0428u0410-u044du0442u043e u043fu0440u0435u0436u0434u0435 u0432u0441u0435u0433u043e u0438 u043du0435u0441u043eu043cu043du0435u043du043du043e u0441u0442u0440u0430u043du0430 u0438u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u043eu0432. u041fu043e u0434u0430u043du043du044bu043c u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au043eu0433u043e u0438u0441u0442u043eu0440u0438u043au0430 u0414u0436u043eu043du0430 u0425u0430u0440u043cu043eu043du0430 u041cu0430u043au044du043bu0440u043eu044f, u0437u0430 u043fu043eu0441u043bu0435u0434u043du0438u0435 u0447u0435u0442u044bu0440u0435 u0441u0442u043eu043bu0435u0442u0438u044f u0432 u0410u043cu0435u0440u0438u043au0443 u043fu0440u0438u0431u044bu043bu043e u0431u043eu043bu0435u0435 55 u043cu0438u043bu043bu0438u043eu043du043eu0432 u0438u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u043eu0432. u0422u0430u043au043eu0435 u0431u043eu043bu044cu0448u043eu0435 u0447u0438u0441u043bu043e u043fu0440u0435u0434u0441u0442u0430u0432u043bu044fu0435u0442 u0441u043eu0431u043eu0439 u0441u0430u043cu043eu0435 u0431u043eu043bu044cu0448u043eu0435 u0434u0432u0438u0436u0435u043du0438u0435 u043bu044eu0434u0435u0439, u0432u043fu0430u0434u0430u044eu0449u0438u0445 u0432 u043eu043fu0440u0435u0434u0435u043bu0435u043du043du043eu0435 u043cu0435u0441u0442u043e u0438u043bu0438 u0441u0442u0440u0430u043du0443 u0432 u0438u0441u0442u043eu0440u0438u0438 u0447u0435u043bu043eu0432u0435u0447u0435u0441u0442u0432u0430.n

u041au043eu0433u0434u0430 u0434u0435u043bu0430u0435u0442u0441u044f u043fu043eu043fu044bu0442u043au0430 u043fu043eu043du044fu0442u044c u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0438u0439 u0445u0430u0440u0430u043au0442u0435u0440 u0438 u0442u043e, u0447u0442u043e u0441u0442u0430u043bu043e u0441u0443u0449u043du043eu0441u0442u044cu044e u0431u044bu0442u0438u044f u0447u0430u0441u0442u044cu044e u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au043eu0439 u043du0430u0446u0438u0438, u043eu0441u043eu0431u043eu0435 u0432u043du0438u043cu0430u043du0438u0435 u0434u043eu043bu0436u043du043e u0431u044bu0442u044c u0443u0434u0435u043bu0435u043du043e u0435u0435 u0444u043eu0440u043cu0438u0440u0443u044eu0449u0435u043cu0443 u043fu0435u0440u0438u043eu0434u0443. u041au043eu0440u043du0438 u043bu044eu0431u043eu0439 u043du0430u0446u0438u0438 u043bu0435u0436u0430u0442 u0437u0430 u0435u0435 u0438u0441u0442u043eu0440u0438u0435u0439. u0412 u0441u043bu0443u0447u0430u0435 u0421u0428u0410 u0440u0435u0448u0430u044eu0449u0438u043c u043fu0435u0440u0438u043eu0434u043eu043c, u043fu043eu043du0438u043cu0430u0435u043cu044bu043c u043au0430u043a u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0430u044f u043eu0442u043fu0440u0430u0432u043du0430u044f u0442u043eu0447u043au0430, u0431u044bu043bu0430 u043au043eu043bu043eu043du0438u0430u043bu044cu043du0430u044f u044du043fu043eu0445u0430 u0432 u0410u043cu0435u0440u0438u043au0435 u043cu0435u0436u0434u0443 1610 u0438 1760 u0433u043eu0434u0430u043cu0438. u0422u0430u043a u0447u0442u043e u043cu043eu0436u043du043e u0441u043au0430u0437u0430u0442u044c u043e u0442u043eu043c, u0447u0442u043e u0421u043eu0435u0434u0438u043du0435u043du043du044bu0435 u0428u0442u0430u0442u044b u0438 u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0430u044f u043du0430u0446u0438u044f u0432 u0446u0435u043bu043eu043c u0431u044bu043bu0438 u0441u043eu0437u0434u0430u043du044b u043du0430 u043eu0441u043du043eu0432u0435 u0430u043du0433u043bu0438u0439u0441u043au0438u0445 u043au043eu043bu043eu043du0438u0439. u00a0

u041fu0435u0440u0432u043eu043du0430u0447u0430u043bu044cu043du043eu0439 u043eu0441u043du043eu0432u043eu0439 u0431u044bu043bu0438 u0432u044bu0445u043eu0434u0446u044b u0438u0437 u0418u0440u043bu0430u043du0434u0438u0438 u0438 u0428u043eu0442u043bu0430u043du0434u0438u0438, u0430 u0437u0430u0442u0435u043c u0432u044bu0445u043eu0434u0446u044b u0438u0437 u0417u0430u043fu0430u0434u043du043eu0439 u0415u0432u0440u043eu043fu044b, u0430 u0432 u043au043eu043du0446u0435 19 u0432u0435u043au0430 u2013 u0438u0437 u0412u043eu0441u0442u043eu0447u043du043eu0439 u0415u0432u0440u043eu043fu044b u0438 u0410u0437u0438u0438.n

u042du0442u043eu0442 u043fu0435u0440u0438u043eu0434 u0442u0430u043a u0432u0430u0436u0435u043d, u043fu043eu0442u043eu043cu0443 u0447u0442u043e u0440u0430u0437u043du044bu0435 u043au0443u043bu044cu0442u0443u0440u044b u0441u043bu0438u0432u0430u043bu0438u0441u044c u0432 u043eu0434u043du043e, u0430 u043du0435 u0441u043eu0437u0434u0430u0432u0430u043bu0438 u044du0442u043du0438u0447u0435u0441u043au0438u0435 u043eu0431u0440u0430u0437u043eu0432u0430u043du0438u044f. u0418 u043du0430 u044du0442u043eu043c u043eu0441u043du043eu0432u0430u043du0438u0438 u043cu043eu0436u043du043e u0441u0434u0435u043bu0430u0442u044c u0432u044bu0432u043eu0434 u043e u0442u043eu043c, u0447u0442u043e u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0430u044f u043du0430u0446u0438u044f u2013 u043cu043eu043bu043eu0434u0430u044f u043du0430u0446u0438u044f. u0418u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u044b u0432u0441u0435-u0442u0430u043au0438 u0434u043eu043bu0436u043du044b u0447u0435u0440u0435u0437 u043au0430u043au043eu0435-u0442u043e u0432u0440u0435u043cu044f u0430u0441u0441u0438u043cu0438u043bu0438u0440u043eu0432u0430u0442u044cu0441u044f, u0430 u0440u043eu0434u043du044bu0439 u044fu0437u044bu043a u043eu0441u0442u0430u0435u0442u0441u044f u0440u0430u0437u0433u043eu0432u043eu0440u043du044bu043c u044fu0437u044bu043au043eu043c u0434u043eu043cu0430. u00a0 “>]” data-test=”answer-box-list”>

u0421u0447u0438u0442u0430u0435u0442u0441u044f u043eu0431u0449u0435u0438u0437u0432u0435u0441u0442u043du044bu043c, u0447u0442u043e u0421u0428u0410-u044du0442u043e u043fu0440u0435u0436u0434u0435 u0432u0441u0435u0433u043e u0438 u043du0435u0441u043eu043cu043du0435u043du043du043e u0441u0442u0440u0430u043du0430 u0438u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u043eu0432. u041fu043e u0434u0430u043du043du044bu043c u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au043eu0433u043e u0438u0441u0442u043eu0440u0438u043au0430 u0414u0436u043eu043du0430 u0425u0430u0440u043cu043eu043du0430 u041cu0430u043au044du043bu0440u043eu044f, u0437u0430 u043fu043eu0441u043bu0435u0434u043du0438u0435 u0447u0435u0442u044bu0440u0435 u0441u0442u043eu043bu0435u0442u0438u044f u0432 u0410u043cu0435u0440u0438u043au0443 u043fu0440u0438u0431u044bu043bu043e u0431u043eu043bu0435u0435 55 u043cu0438u043bu043bu0438u043eu043du043eu0432 u0438u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u043eu0432. u0422u0430u043au043eu0435 u0431u043eu043bu044cu0448u043eu0435 u0447u0438u0441u043bu043e u043fu0440u0435u0434u0441u0442u0430u0432u043bu044fu0435u0442 u0441u043eu0431u043eu0439 u0441u0430u043cu043eu0435 u0431u043eu043bu044cu0448u043eu0435 u0434u0432u0438u0436u0435u043du0438u0435 u043bu044eu0434u0435u0439, u0432u043fu0430u0434u0430u044eu0449u0438u0445 u0432 u043eu043fu0440u0435u0434u0435u043bu0435u043du043du043eu0435 u043cu0435u0441u0442u043e u0438u043bu0438 u0441u0442u0440u0430u043du0443 u0432 u0438u0441u0442u043eu0440u0438u0438 u0447u0435u043bu043eu0432u0435u0447u0435u0441u0442u0432u0430.n

Особенности американской нации

Известно, что понятие «нация» подразумевает историческую общность людей, складывающуюся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, а также характера и этнических особенностей культуры. Все это относится и к американской нации, однако с некоторыми оговорками, которые объясняются особыми чертами ее формирования в условиях постоянного иммиграционного притока. Вот почему на вопрос «Что значит быть американцем?» односложно ответить вряд ли удастся.

Для «отцов-основателей» США и создателей конституции страны это понятие определялось прежде всего принадлежностью к «англосаксонской расе». Именно в национальном единообразии они видели залог единства страны, ее государственно-территориальной целостности. Еще первый президент США Джордж Вашингтон писал об «истинно американском характере» как неотъемлемой черте нации.

Подобный взгляд на проблему господствовал в течение всего XIX в., когда под американским народом подразумевали «белых» американцев – выходцев с Британских островов и из некоторых других районов Европы. При этом предполагалось, что европейские иммигранты неанглосаксонского происхождения, прибывающие в США, должны отказаться от родного языка, обычаев и традиций и перенять систему ценностей англосаксонского большинства. Такой подход стали именовать концепцией «плавильного тигля» (или «плавильного котла»). Он вполне соответствовал национальному девизу страны «Единство в многообразии». В США происходили сложные этнические процессы консолидации, ассимиляции и межэтнической интеграции.

Однако по мере увеличения притока неанглосаксонских, а затем и вовсе «небелых» иммигрантов положение стало изменяться. Характерно, что во время переписи 1990 г. на вопрос «Каково ваше этническое происхождение?» только 5 % опрошенных ответили, что они просто «американцы». Остальные же отнесли себя к разным этническим группам, общее число которых при этой переписи достигло 215! Следовательно, современные Соединенные Штаты, несмотря на их определенное национальное единство, правомерно отнести к числу наиболее этнически дифференцированных стран мира.

При характеристике состава современной американской нации в ней принято выделять три основных компонента: 1) американцев США; 2) аборигенные группы; 3) иммиграционные и переходные группы.

Американцы СШАсоставляют подавляющее большинство всех жителей страны. Однако эта группа внутренне отнюдь не однородна и включает в себя по крайней мере четыре подгруппы.

Главную из них образуют «белые» американцы европейско-канадского происхождения. Впервые вопрос об этническом происхождении жителей США был включен в программу переписи 1980 г., и тогда на эту группу пришлось 83 % всех граждан страны. При переписи 1990 г. ее доля уменьшилась до примерно 76,5 %, а распределение «белых» американцев по отдельным этническим группам оказалось следующим (табл. 54). По переписи 2000 г., доля этой группы составила 75,1 %.

Таблица 54

«БЕЛОЕ» НАСЕЛЕНИЕ США ПО ГРУППАМ ЭТНИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ (1990 г.)

Анализируя размещение отдельных этнических групп по территории США, С. И. Брук отмечает, что граждан немецкого происхождения больше всего в штатах Северо-Западного Центра – Миннесоте, Айове, Южной Дакоте, Небраске, а также в Нью-Джерси. Основная часть итальянцев сосредоточена в Среднеатлантических штатах – Нью-Йорке, Нью-Джерси, Пенсильвании, а также в Род-Айленде и Коннектикуте. Французы компактными группами живут в Луизиане и Техасе, шведы – в Иллинойсе, Миннесоте, Огайо, Висконсине, голландцы – в Мичигане, поляки – в Иллинойсе, Висконсине, Мичигане.

К этому можно добавить, что в размещении дореволюционной, послереволюционной и послевоенной иммиграции из России и СССР русскоязычная диаспора оказалась наиболее широко представленной в Среднеатлантических, Южноатлантических, Тихоокеанских штатах и на Среднем Западе. Для примера можно назвать штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси, Флорида, Техас, Калифорния, Иллинойс. Важно отметить и то, что эта иммиграция имеет четко выраженную крупногородскую направленность. Большинство русскоязычных иммигрантов традиционно оседало в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Чикаго, Детройте, Сент-Луисе, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Сиэтле.

Рис. 174. Размещение испаноязычного населения США (1980-е гг.)

Вторую подгруппу американцев США образуют афроамериканцы; в результате смешанных браков большинство из них представлено мулатами. Благодаря более высоким показателям рождаемости и естественного прироста среди афроамериканцев их доля в населении США все время возрастает. По переписи 1990 г., их численность достигла 23,8 млн человек, что соответствовало 9,6 % всего населения. В 2000 г. афроамериканцев насчитывалось уже 33,6 млн (12,2 % населения США), а в 2005 г. – 36,4 млн (12,3 %).

До отмены рабства большинство негров жило в «черном поясе» Юга. Затем многие из них переселились в города Севера, а позднее и Запада. В 1990 г. на Юге жило 53 % негров, на Среднем Западе – 19, на Северо-Востоке – 19 и на Западе – 9 %. В 16 штатах численность негров превышала 1 млн. Это прежде всего Миссисипи, Алабама, Джорджия, Техас на Юге, Иллинойс на Среднем Западе, Нью-Йорк на Северо-Востоке и Калифорния на Западе. Характерно, что 84 % негров теперь живет в городах. К числу таких «афроамериканских» городов относят Вашингтон, Детройт, Балтимор, Филадельфию, да и Нью-Йорк.

Третью подгруппу образуют американцы латиноамериканского (испаноязычного) происхождения, доля которых в населении США растет особенно быстро. В 1980 г. лиц латиноамериканского происхождения насчитывалось 14,6 млн (6,4 %), в 1990 г. – 22,4 млн (9 %), в 1996 г. – 28,4 млн (10,8 %) и в 2000 г. 32,8 млн (11,9 %). К началу 2003 г. выходцев из Латинской Америки стало уже 37 млн (13 %), и по численности они опередили афроамериканцев. Почти 2 /3 из них составляют мексиканцы, доля которых особенно велика в населении штатов Техас (28 %), Калифорния (31 %), Аризона, Нью-Мексико, Колорадо, Иллинойс. Пуэрториканцев больше всего в штате Нью-Йорк, а кубинцев – во Флориде. Общее представление о расселении испаноязычного населения в США дает рисунок 174.

Четвертая подгруппа – это американцы азиатско-тихоокеанского происхождения. Их численность увеличилась с 3,5 млн человек (1,5 % населения США) в 1980 г. до 7 млн (2,8 %) в 1990 г. и 11,6 млн (3,8 %) в 2000 г. Такой рост объясняется в первую очередь текущей иммиграцией 1990-х гг. Большинство выходцев из Японии, Китая, Филиппин обосновалось в Калифорнии и на Гавайских о-вах. Немало выходцев из Азиатско-Тихоокеанского региона также в штатах Нью-Йорк, Иллинойс, Техас, Вашингтон и некоторых других.

К аборигенным группамотносятся индейцы, эскимосы, алеуты и гавайцы. Считается, что к началу европейской колонизации на территории нынешних США проживали около 400 индейских племен общей численностью 1–2 млн человек. К концу XIX в. из-за физического уничтожения и тяжелых условий жизни индейцев осталось всего 200 тыс. Но в XX в. аборигенное население снова стало возрастать, достигнув к 2000 г. почти 2,Змлн человек (0,9 %).

Что же касается иммигрантов и переходных групп,т. е. тех, кто еще не натурализовался в этой стране и не получил права гражданства, то в нее входят сравнительно недавние иммигранты, родившиеся за пределами США. Всего в стране в 2005 г. проживало 38 млн иммигрантов.

Особую проблему для США составляют этнорасовые отношения.На протяжении почти четырех столетий одной из наиболее острых в американском обществе была проблема взаимоотношений «белых» американцев и афро-американцев, основу которой формировала расовая дискриминация последних, а впоследствии и «цветных» жителей страны. Только в 1980-х гг. начался реальный сдвиг к лучшему, а в 1990-х гг. администрации президента Клинтона при помощи ряда действенных мер удалось еще больше сгладить этнорасовые противоречия. Однако, несмотря на это, разрыв в уровнях жизни «белых» и «небелых» граждан США остается еще очень большим. Например, в конце 1990-х гг. за чертой бедности находилась 1 /10 «белых» и 1 /4 афроамериканцев и латиноамериканцев. Уровень образования среди «небелых» граждан остается еще заметно более низким, а доля безработных – более высокой.

К этому можно добавить и то, что примерно половина индейцев живет в городах, половина – в резервациях. Общее число индейских резерваций в США приближается к 300. Самые большие из них находятся в штатах Аризона, Нью-Мексико, Южная Дакота, Юта, Вайоминг и Вашингтон, т. е. преимущественно в Горных штатах. Резервация Навахо в штате Аризона имеет площадь 64 тыс. км 7 , что соответствует размерам довольно крупной европейской страны.

Уровень жизни в этих резервациях очень низкий, детская смертность в пять раз выше средней по стране. В конце 2007 г. индейцы племени лакота предприняли беспрецедентный демарш – объявили ни много ни мало о расторжении всех договоров с США и об образовании на территории штатов Северная Америка и Южная Дакота, Небраска, Монтана, Вайоминг и Колорадо независимой «Республики Лакота». Они также призывали индейцев других штатов присоединиться к их «государству».

В американской литературе давно уже много внимания уделяется вопросу о соотношении «белого» населения страны с «черным» и «цветным». В 1960 г. такое соотношение выглядело как 9: 1, в 1990 г. – как 8: 1, а к началу XXI в. еще более изменилось в пользу «черных» и «цветных». Это объясняется как более высоким естественным приростом у «небелого» населения, так и значительной иммиграцией его из Латинской Америки и Азии. Уже в начале 1990-х гг. доля «белого» населения на Севере снизилась до 83 %, на Юге – до 72 %, а на Западе – до 67 %. Одно из важных последствий увеличения численности и доли американцев латиноамериканского и азиатского происхождения заключается в том, что, например, в 1990 г. уже 14 % населения США не говорили на английском языке, который является государственным. В штате Нью-Йорк им не владела почти 1 /4, а в штате Калифорния – почти 1 /3 всех жителей.

Рис. 175. Распределение населения разного национального происхождения в Бостоне (1970 г.)

Характерно, что в последнее время в стране появляется все больше «цветных» городов. Еще в начале 1990-х гг. в 21 городе с численностью жителей, превышающей 100 тыс., «небелые» американцы составляли более 50 % населения, в четырех городах – свыше 70, еще в четырех – более 80, а в пяти – свыше 90 % населения. К числу таких городов относятся, например, Майами (91 % «небелых» жителей), Детройт (84), Вашингтон (73), Атланта (70), Новый Орлеан (68), Нью-Йорк (61 %). А Сан-Франциско уже называют «желтым» городом. Очень часто национальные диаспоры образуют в городах США сложную территориальную чересполосицу (рис. 175).

По расчетам американских экспертов, при сохранении нынешних демографических тенденций к 2080 г. американцы США, по-видимому, перестанут быть преимущественно «белой» нацией, поскольку соотношение «белых» и «небелых» к тому времени достигнет 49,9 %: 50,1 %. [83]

Уровень жизни в этих резервациях очень низкий, детская смертность в пять раз выше средней по стране. В конце 2007 г. индейцы племени лакота предприняли беспрецедентный демарш – объявили ни много ни мало о расторжении всех договоров с США и об образовании на территории штатов Северная Америка и Южная Дакота, Небраска, Монтана, Вайоминг и Колорадо независимой «Республики Лакота». Они также призывали индейцев других штатов присоединиться к их «государству».

Напишите, пожалуйста, кратко особенности формирования американской нации.

u0421u043eu0435u0434u0438u043du0435u043du043du044bu0435 u0428u0442u0430u0442u044b u043eu0442u043bu0438u0447u0430u044eu0442u0441u044f u043eu0442 u043eu0441u0442u0430u043bu044cu043du043eu0433u043e u043cu0438u0440u0430 u0432u043e u043cu043du043eu0433u0438u0445 u0430u0441u043fu0435u043au0442u0430u0445, u0438 u0441u0430u043cu0438 u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0446u044b u043bu044eu0431u044fu0442 u043fu043eu0434u0447u0435u0440u043au0438u0432u0430u0442u044c u0441u0432u043eu044e u0443u043du0438u043au0430u043bu044cu043du043eu0441u0442u044c. u0410u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0446u044b – u0442u0430u043au0430u044f u0438u0441u043au043bu044eu0447u0438u0442u0435u043bu044cu043du0430u044f u043du0430u0446u0438u044f – u044du0442u043eu0442 u0442u0435u0437u0438u0441 u0442u0430u043au0436u0435 u044fu0432u043bu044fu0435u0442u0441u044f u043eu0434u043du043eu0439 u0438u0437 u043fu043eu043fu044bu0442u043eu043a u043eu0431u044au0435u043au0442u0438u0432u0438u0437u0438u0440u043eu0432u0430u0442u044c u0434u043eu0432u043eu043bu044cu043du043e u0441u043bu043eu0436u043du0443u044e u0433u043eu043bu043eu0432u043eu043bu043eu043cu043au0443 u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au043eu0433u043e u0445u0430u0440u0430u043au0442u0435u0440u0430. u00a0

u0421u0447u0438u0442u0430u0435u0442u0441u044f u043eu0431u0449u0435u0438u0437u0432u0435u0441u0442u043du044bu043c, u0447u0442u043e u0421u0428u0410-u044du0442u043e u043fu0440u0435u0436u0434u0435 u0432u0441u0435u0433u043e u0438 u043du0435u0441u043eu043cu043du0435u043du043du043e u0441u0442u0440u0430u043du0430 u0438u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u043eu0432. u041fu043e u0434u0430u043du043du044bu043c u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au043eu0433u043e u0438u0441u0442u043eu0440u0438u043au0430 u0414u0436u043eu043du0430 u0425u0430u0440u043cu043eu043du0430 u041cu0430u043au044du043bu0440u043eu044f, u0437u0430 u043fu043eu0441u043bu0435u0434u043du0438u0435 u0447u0435u0442u044bu0440u0435 u0441u0442u043eu043bu0435u0442u0438u044f u0432 u0410u043cu0435u0440u0438u043au0443 u043fu0440u0438u0431u044bu043bu043e u0431u043eu043bu0435u0435 55 u043cu0438u043bu043bu0438u043eu043du043eu0432 u0438u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u043eu0432. u0422u0430u043au043eu0435 u0431u043eu043bu044cu0448u043eu0435 u0447u0438u0441u043bu043e u043fu0440u0435u0434u0441u0442u0430u0432u043bu044fu0435u0442 u0441u043eu0431u043eu0439 u0441u0430u043cu043eu0435 u0431u043eu043bu044cu0448u043eu0435 u0434u0432u0438u0436u0435u043du0438u0435 u043bu044eu0434u0435u0439, u0432u043fu0430u0434u0430u044eu0449u0438u0445 u0432 u043eu043fu0440u0435u0434u0435u043bu0435u043du043du043eu0435 u043cu0435u0441u0442u043e u0438u043bu0438 u0441u0442u0440u0430u043du0443 u0432 u0438u0441u0442u043eu0440u0438u0438 u0447u0435u043bu043eu0432u0435u0447u0435u0441u0442u0432u0430.n

u041au043eu0433u0434u0430 u0434u0435u043bu0430u0435u0442u0441u044f u043fu043eu043fu044bu0442u043au0430 u043fu043eu043du044fu0442u044c u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0438u0439 u0445u0430u0440u0430u043au0442u0435u0440 u0438 u0442u043e, u0447u0442u043e u0441u0442u0430u043bu043e u0441u0443u0449u043du043eu0441u0442u044cu044e u0431u044bu0442u0438u044f u0447u0430u0441u0442u044cu044e u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au043eu0439 u043du0430u0446u0438u0438, u043eu0441u043eu0431u043eu0435 u0432u043du0438u043cu0430u043du0438u0435 u0434u043eu043bu0436u043du043e u0431u044bu0442u044c u0443u0434u0435u043bu0435u043du043e u0435u0435 u0444u043eu0440u043cu0438u0440u0443u044eu0449u0435u043cu0443 u043fu0435u0440u0438u043eu0434u0443. u041au043eu0440u043du0438 u043bu044eu0431u043eu0439 u043du0430u0446u0438u0438 u043bu0435u0436u0430u0442 u0437u0430 u0435u0435 u0438u0441u0442u043eu0440u0438u0435u0439. u0412 u0441u043bu0443u0447u0430u0435 u0421u0428u0410 u0440u0435u0448u0430u044eu0449u0438u043c u043fu0435u0440u0438u043eu0434u043eu043c, u043fu043eu043du0438u043cu0430u0435u043cu044bu043c u043au0430u043a u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0430u044f u043eu0442u043fu0440u0430u0432u043du0430u044f u0442u043eu0447u043au0430, u0431u044bu043bu0430 u043au043eu043bu043eu043du0438u0430u043bu044cu043du0430u044f u044du043fu043eu0445u0430 u0432 u0410u043cu0435u0440u0438u043au0435 u043cu0435u0436u0434u0443 1610 u0438 1760 u0433u043eu0434u0430u043cu0438. u0422u0430u043a u0447u0442u043e u043cu043eu0436u043du043e u0441u043au0430u0437u0430u0442u044c u043e u0442u043eu043c, u0447u0442u043e u0421u043eu0435u0434u0438u043du0435u043du043du044bu0435 u0428u0442u0430u0442u044b u0438 u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0430u044f u043du0430u0446u0438u044f u0432 u0446u0435u043bu043eu043c u0431u044bu043bu0438 u0441u043eu0437u0434u0430u043du044b u043du0430 u043eu0441u043du043eu0432u0435 u0430u043du0433u043bu0438u0439u0441u043au0438u0445 u043au043eu043bu043eu043du0438u0439. u00a0

u041fu0435u0440u0432u043eu043du0430u0447u0430u043bu044cu043du043eu0439 u043eu0441u043du043eu0432u043eu0439 u0431u044bu043bu0438 u0432u044bu0445u043eu0434u0446u044b u0438u0437 u0418u0440u043bu0430u043du0434u0438u0438 u0438 u0428u043eu0442u043bu0430u043du0434u0438u0438, u0430 u0437u0430u0442u0435u043c u0432u044bu0445u043eu0434u0446u044b u0438u0437 u0417u0430u043fu0430u0434u043du043eu0439 u0415u0432u0440u043eu043fu044b, u0430 u0432 u043au043eu043du0446u0435 19 u0432u0435u043au0430 u2013 u0438u0437 u0412u043eu0441u0442u043eu0447u043du043eu0439 u0415u0432u0440u043eu043fu044b u0438 u0410u0437u0438u0438.n

u042du0442u043eu0442 u043fu0435u0440u0438u043eu0434 u0442u0430u043a u0432u0430u0436u0435u043d, u043fu043eu0442u043eu043cu0443 u0447u0442u043e u0440u0430u0437u043du044bu0435 u043au0443u043bu044cu0442u0443u0440u044b u0441u043bu0438u0432u0430u043bu0438u0441u044c u0432 u043eu0434u043du043e, u0430 u043du0435 u0441u043eu0437u0434u0430u0432u0430u043bu0438 u044du0442u043du0438u0447u0435u0441u043au0438u0435 u043eu0431u0440u0430u0437u043eu0432u0430u043du0438u044f. u0418 u043du0430 u044du0442u043eu043c u043eu0441u043du043eu0432u0430u043du0438u0438 u043cu043eu0436u043du043e u0441u0434u0435u043bu0430u0442u044c u0432u044bu0432u043eu0434 u043e u0442u043eu043c, u0447u0442u043e u0430u043cu0435u0440u0438u043au0430u043du0441u043au0430u044f u043du0430u0446u0438u044f u2013 u043cu043eu043bu043eu0434u0430u044f u043du0430u0446u0438u044f. u0418u043cu043cu0438u0433u0440u0430u043du0442u044b u0432u0441u0435-u0442u0430u043au0438 u0434u043eu043bu0436u043du044b u0447u0435u0440u0435u0437 u043au0430u043au043eu0435-u0442u043e u0432u0440u0435u043cu044f u0430u0441u0441u0438u043cu0438u043bu0438u0440u043eu0432u0430u0442u044cu0441u044f, u0430 u0440u043eu0434u043du044bu0439 u044fu0437u044bu043a u043eu0441u0442u0430u0435u0442u0441u044f u0440u0430u0437u0433u043eu0432u043eu0440u043du044bu043c u044fu0437u044bu043au043eu043c u0434u043eu043cu0430. u00a0 “>]” data-test=”answer-box-list”>

u041fu0435u0440u0432u043eu043du0430u0447u0430u043bu044cu043du043eu0439 u043eu0441u043du043eu0432u043eu0439 u0431u044bu043bu0438 u0432u044bu0445u043eu0434u0446u044b u0438u0437 u0418u0440u043bu0430u043du0434u0438u0438 u0438 u0428u043eu0442u043bu0430u043du0434u0438u0438, u0430 u0437u0430u0442u0435u043c u0432u044bu0445u043eu0434u0446u044b u0438u0437 u0417u0430u043fu0430u0434u043du043eu0439 u0415u0432u0440u043eu043fu044b, u0430 u0432 u043au043eu043du0446u0435 19 u0432u0435u043au0430 u2013 u0438u0437 u0412u043eu0441u0442u043eu0447u043du043eu0439 u0415u0432u0440u043eu043fu044b u0438 u0410u0437u0438u0438.n

Ссылка на основную публикацию