Влияние немцев на рабочее движение в США в 19 и 20 веке

Немецкое рабочее движение в США

Немалое влияние на предсъездовскую конференцию в «Немецком доме» оказали участвовавшие в ней представители рабочих социалистов — И. Вейдемейер, А. Дуэ и др. За два месяца до нее собрание немецких рабочих Нью-Йорка приняло такие же требования к республиканской партии. Вообще немецкие рабочие были влиятельны в левом крыле этой партии. Линкольна они считали поборником «свободного труда и бесплатных гомстэдов». Фостер отмечает, что немцы-марксисты сыграли видную роль в выдвижении Линкольна в 1860 г. Но не следует думать, что они были руководящей силой республиканского движения вообще или среди немецкого населения в частности. Они не были ею в той же мере, в какой не был гегемоном второй американской революции весь рабочий класс США. Передовую роль в антирабовладельческом движении немцев играли прогрессивные левобуржуазные силы во главе с эмигрантами 1848 г.

Роль немецкого рабочего движения в США

Немецкое рабочее движение сыграло в истории Америки особую роль. Рабочие-немцы и немецкая социалистическая интеллигенция привезли с собой за океан все характерные черты и особенности как немецкого, так и вообще европейского рабочего движения, все его достижения и слабости. Привезли они и высшее его достижение — марксизм, и он не остался только их достоянием, а укоренился с большими или меньшими препятствиями в американском рабочем движении.

Американский рабочий союз

Выше уже говорилось о профсоюзах немецких рабочих. Если прежде в американском рабочем движении доминировали англичане и шотландцы, то в период массовой немецкой иммиграции их место заняли немцы. Многие немецкие профсоюзы приципиально допускали в свои ряды рабочих других национальностей. В ряде профессиональных организаций как немецкого, так и американского происхождения действительно объединялись рабочие из разных стран. Такие принципы в особенности провозглашались централизованными рабочими организациями. Так, созданный в 1853 г. под руководством Вейдемейера Американский рабочий союз объявил своей целью «объединение всех рабочих США, независимо от национальности, для преобразования положения рабочих». В соответствии с этим принципом в союз принимались все рабочие, без различия языка и цвета кожи, и для практического осуществления такого принципа Вейдемейер даже взял на себя связь с англоязычными рабочими. На деле, однако, Американский рабочий союз, как и другие объединения такого рода, остался организацией немецких рабочих. То же происходило с отдельными немецкими рабочими союзами. В значительной мере это объяснялось языковым барьером, но в гораздо большей — отсутствием желания преодолеть его.

«Огромная часть вины за эту гибельную изолированность, — писал Зорге, — падает на самих немецких рабочих, мало интересовавшихся разговаривающими по-английски рабочими и еще меньше местным языком». Немецкие рабочие организации действовали на американских рабочих своим примером. Так, в 1850 г., после объединения немецких профсоюзов Нью-Йорка, там был создан, по образцу профессиональных организаций немцев, центральный орган англоязычных профсоюзов — так называемый Индустриальный конгресс.

По уровню развития социалистической мысли немецкая иммиграция значительно опередила американцев. Правда, иммигранты-немцы насаждали в США разные виды европейского мелкобуржуазного социализма, но из их же среды вышли и первые проповедники марксизма в Америке.

В начале рассматриваемого периода большим влиянием среди немецких рабочих в США пользовался социалист-утопист Вильгельм Вейтлинг. Рабочий-портной, Вейтлинг организовал в Нью-Йорке товарищество швейников, а также рабочих других отраслей производства. В 1850 г. под его руководством был созван в Филадельфии «первый немецкий рабочий конгресс», целью которого были провозглашены «утверждение и организация рабочего союза по всем Соединенным Штатам». Результатом конгресса, не принявшего, впрочем, никакой специфически пролетарской программы, а ограничившегося требованием гомстэдов и защиты иммигрантов, было создание рабочего союза, который имел отделения в разных городах. Союз оказался орудием осуществления утопических планов Вейтлинга. Сам Вейтлинг был противником профессиональной борьбы и забастовок и основной задачей своего союза считал создание обменного банка с «рабочими деньгами», промысловых товариществ и колоний. Ряд лет он издавал газету «Республик дер Арбайтер», заполнявшуюся его теоретическими произведениями, письмами из Европы и т. д.

Средоточием деятельности вейтлинговского Рабочего союза стала колония «Коммуния» в Айове. Коммунистические колонии, создававшиеся под влиянием идей европейского утопического социализма, были нередким явлением в Америке тех десятилетий. Иногда они создавались американцами (известная «Брук фарм»), чаще — иммигрантами (например, «Икария», основанная французским утопическим коммунистом Кабэ). Всех их ожидал печальный конец. Не являлась исключением и «Коммуния», вступившая в вейтлинговский Рабочий союз и поглотившая все его средства, собранные на обменный банк. Но ни это, ни непосредственное управление Вейтлинга делами коммуны не спасли ее, а распад колонии окончательно погубил и газету и союз Вейтлинга.

Немецко-американское рабочее движение, оставив Вейтлинга в прямом и переносном смыслах где-то сбоку, пошло вперед. Ученики Маркса — Вейдемейер, Зорге и др. — пытались в 1852 г. создать в США марксистскую организацию — Союз пролетариев, но это была малочисленная организация. В следующем году в условиях подъема рабочего движения Вейдемейер организовал Американский рабочий союз. Этот союз прямо провозгласил необходимость создания самостоятельной политической рабочей партии. Для выяснения программы этого союза представляет интерес брошюра «К рабочим», датированная 21 сентября 1854 г. Авторы брошюры могли быть организационно связаны с вейдемейеровским Рабочим союзом — она подписана «Районный комитет». Известно, что этот союз, в отличие от других рабочих объединений, строился не по профессиональному, а по территориальному принципу. Она дает анализ промышленного кризиса, который переживали США в 1854 г., призывает рабочих не поддерживать ни одну буржуазную политическую партию и предлагает провести «рабочую земельную реформу» — декретировать неотчуждаемость государственных земель и устраивать на них с помощью государства рабочие товарищества. Этот последний, утопический, пункт имелся и в программе Американского рабочего союза. В заключение рабочие призываются к классовому единству и завоеванию политической власти: «Соединяйтесь не как немцы, ирландцы, американцы, не как сторонники или противники трезвенничества — соединяйтесь и организуйтесь как рабочие…».

Тем не менее и в этот период немецкое рабочее движение, самое передовое в США, не могло достигнуть полной теоретической ясности и организационной устойчивости. Самые большие ошибки были допущены в рабочих организациях по вопросу о рабстве. В начале 50-х годов этот вопрос в их требованиях просто игнорировался. Аболиционистов ни во что не ставили, так как «белыми рабами» — наемными рабочими — они не занимались. Многие немецкие рабочие, как и вообще большинство иммигрантов, шли в то время за демократической партией и в известной мере восприняли ее отношение к рабству. Такова была линия Вейтлинга. Борьба против рабства, в которой участвовала буржуазия, иным представлялась чем-то несовместимым с защитой классовых интересов рабочих.

Клуб коммунистов в Нью-Йорке

Правильную позицию занял по этому вопросу Клуб коммунистов, возникший в Нью-Йорке в 1857 г., — он требовал отмены рабства. Клуб этот был организован марксистами Нью-Йорка — Зорге, Компом. Якоби и др. — и был связан с Вейдемейером, который уже в это время жил на Западе. В уставе Клуба были изложены его программные принципы: безрелигиозность, равноправие людей независимо от цвета кожи и пола, уничтожение частной собственности и разумное распределение по потребностям и т. д. Клуб коммунистов организовал торжественное празднование 10-летия революции 1848 г. Во время гражданской войны большинство его членов ушло на фронт, и он прервал свою деятельность. Возобновление ее после войны уже происходило в рядах I Интернационала. Герберт Аптекер пишет о кануне гражданской войны: «…в то время как расизм глубоко проник в национальное сознание и заразил даже рабочий класс, молодое марксистское движение, укоренившееся в США в 1850-х годах, деятельно участвовало в борьбе против рабства».

В конце 50-х годов большинство немецких рабочих уже сознавало необходимость отмены рабства. Этому, в частности, способствовала серия статей Вейдемейера о проблеме рабства. В 1859 г. нью-йоркский конгресс Всеобщего рабочего союза принял постановление о борьбе против рабства и потребовал отмены закона о поимке беглых рабов. Вскоре газета союза «Ди зоциале республик» стала резко требовать отмены рабства. Немецкие рабочие в этот кризисный период оказались более зрелыми, чем другие отряды рабочего класса. В 1860 г. центр немецкого рабочего движения переместился в Чикаго, где сильное немецкое рабочее общество было связано с республиканской партией и откуда, благодаря работе Вейдемейера, Германа Мейера и других, идеи марксизма пропагандировались по другим городам Запада. Марксизм, который в 50-х годах распространялся преимущественно среди немецких рабочих, в 60-х годах, как указывает У. Фостер, проник в ряды коренных американских рабочих. Происходила та передача пролетарского опыта, о которой писал в 80-х годах Энгельс по поводу американской Социалистической рабочей партии: «Но если эта партия и вела свое происхождение от чужого корня, то она вместе с тем была вооружена опытом, приобретенным за долгие годы классовой борьбы в Европе, и пониманием общих условий освобождения рабочего класса, значительно превосходящим понимание, достигнутое до сих пор американскими рабочими. Это — счастливое обстоятельство для американских пролетариев». Процесс этот ощущается и в нынешнем американском рабочем движении, как свидетельствует высказывание современного американского марксистского журнала: «Тот политический факел, пламя которого так помогали в прошлом поддерживать прогрессивные деятели иммиграции, все более и более переходит в руки коренных жителей».

Влияние немцев на рабочее движение в США

Областью общественной жизни, где больше всего ощущалось в конце XIX в. влияние американских немцев, было рабочее движение. Здесь немецкие рабочие имели прочные традиции как германского, так и американского происхождения. Главными центрами немецкого рабочего движения оставались Нью-Йорк и Чикаго, между рабочими организациями которых поддерживалась связь. И в этот период, как и в предыдущий, существовали особые немецкие профсоюзы — отдельно об общих профессиональных организаций или в их рамках. Так, в Лоуренсе имелись профессиональные объединения немецких сигарочников, рабочих пивоваренных заводов, пекарей и плотников. Исследователь этого города Д. Б. Коул отмечает, что немцы проявляли больший интерес к рабочему движению, чем люди других национальностей. На основных предприятиях города, текстильных фабриках, они весьма активно участвовали в борьбе рабочих. Немцы были основной группой участников первой крупной стачки лоуренсских текстильщиков, которая произошла в 1882 г., крупной забастовки 1894 г. и стачек начала XX в.

Тенденция к обособлению немецких рабочих

Ф. Зорге отмечал в своих статьях тенденцию среди немецких рабочих к обособлению не только в своих национальных профсоюзах, но и в профсоюзных объединениях — к образованию «чисто немецких центральных организаций». И действительно, в конце 70-х годов, в пору объединения американских профсоюзов в городском масштабе, по ряду городов, имевших крупное немецкое население — Чикаго, Милуоки, Сент-Луис, Нью-Йорк и др., — образовались городские центры немецких профсоюзов.

При таких тенденциях немецкие рабочие во многих случаях не имели ни стимула, ни склонности вступать в профсоюзы, не имевшие немецкой окраски. Так, Орден рыцарей труда, одно время крупнейшая американская рабочая организация, не пользовался у них популярностью. Впрочем, это, как отмечал Ф. Зорге в своих статьях, отчасти коренилось в том характере тайного общества, который тщились придать своему союзу рыцари труда и который не соответствовал ни традициям, ни вкусам немцев. Но из этого правила известны исключения, вероятно, не единичные. Так, Теодор Куно вступил в 1879 г. в Орден рыцарей труда и через несколько лет был даже избран «великим статистиком» (Grands Statistician) Ордена.

Что «немецкий исключительности» в американском рабочем движении по существу не было, видно на примере тех отраслей хозяйства, где немцы не преобладали, хотя и были достаточно представлены. Такова, например, каменноугольная промышленность. На шахтах по добыче коксующегося угля в Пенсильвании немцы, как и славяне, первоначально появились, как писал Шлютер Энгельсу, в качестве штрейкбрехеров, которых хозяева использовали против англоязычных рабочих и которые этих последних вытеснили. В 1891 г. прежние штрейкбрехеры проводили крупную забастовку, а хозяева использовали против них итальянцев. Обычный «иммигрантский цикл» повторялся. Шлютер особенно хвалил стойкость стачечников-немцев, часть которых принадлежала к социалистам.

В тех же отраслях, где немцы обладали большим удельным весом, они зачастую «представляли из себя движущий, передовой элемент в крупных и мелких профсоюзах». Некоторые их газеты принимали деятельное участие в борьбе за 8-часовой рабочий день в 60-х годах. Тогда же вице-председателем первой всеамериканской рабочей организации «Национальный рабочий союз» был избран немец социалист Эдуард Шлегель. Немецкие организованные рабочие поддерживали планы реконструкции Юга, выдвигавшиеся радикальными республиканцами, и другие прогрессивные проекты.

Положительная роль немцев в рабочем движении

Положительная роль немецкого элемента в американском рабочем движении особенно выпукло проявилась в организации и деятельности в США I Интернационала, где этот элемент можно считать преобладающим и численно, и организационно. Так, например, в отчете Североамериканского ЦК Интернационала его Генсовету в Лондоне, посланном весной 1871 г., перечислено 8 имевшихся в тот момент в США секций, из них 5 немецких. Другой отчет, отправленный американским Федеральным советом Интернационала в Лондон в конце того же года, содержит просьбу немедленно прислать 500 экз. пересмотренного устава на английском языке, 200 — на французском и 1000 — на немецком. Немецкие рабочие союзы и немецкие рабочие в смешанных союзах охотнее присоединялись к Интернационалу, чем американские союзы и рабочие-американцы, о чем сообщал Марксу тот же Зигфрид Мейер. В одном из отчетов американского Федерального совета Интернационала сообщается о немцах-краонодеревщиках, которые деятельно готовят объединение рабочих-мебельщиков всех специальностей с целью добиваться 8-часового рабочего дня. Напротив, немецкая секция Интернационала в Сан-Франциско сообщала в Лондон о пассивности местных немецких рабочих и возлагала надежды на деятельность англоязычной секции. Быть может, такая пассивность объясняется немецким националистическим угаром, на который жалуются авторы отчета и который был характерен для 1871 г.

Всеобщий немецкий рабочий союз

Созданный в 1865 г. в Нью-Йорке Всеобщий немецкий рабочий союз, входивший в Национальный рабочий союз, а также в Интернационал, насчитывал в октябре 1869 г. 34 человека. Судя по записям в протокольной книге этого союза (например, в записи от 4 июля 1869 г.), он собирался еженедельно, заседал часа по два и регулярно обсуждал теоретические вопросы, например, какую позицию занять по отношению к мелкой буржуазии, какая форма государственного правления предпочтительнее и т. д. На заседаниях присутствовало по полтора десятка человек. Секции Интернационала и ряд возникших позже социалистических групп были малолюдны, но Ф. Фонер прав, утверждая, что влияние этих организаций относительно их численности было очень велико.

С 60-х годов среди прибывавших в Америку немецких социалистов было много лассальянцев, оказавших вредное влияние на рабочее движение США. В рабочих организациях, общеамериканских и немецких, они, в частности, поощряли политические (в смысле участия в выборах) формы борьбы в ущерб всем другим. Влиянием этой тенденции, вероятно, объясняется то отмеченное Зорге обстоятельство, что активнее всех выдвигали кандидатуры рабочих на муниципальные должности немецкие социалисты. В письме к Энгельсу Зорге даже обвинял «лассальянский фанатизм» в разрушении профсоюзов. На счет этого элемента немецкой социалистической иммиграции больше всего относятся жалобы Зорге, что в Америке немцы подражают агитации германской социал-демократии, которая к американским условиям не подходит, что они страдают манией величия и высокомерно поучают американских рабочих. Справедливость этих упреков Зорге, несмотря на сквозящее в них раздражение, подтверждается, в частности, письмом ирландского социалистического деятеля Макдонелла Энгельсу из Бруклина от 1876 г. Гораздо более спокойным тоном Макдонелл пишет то же: неопытные и восторженные молодые немецкие социалисты воображают, что в Америке нужно то же, что в Германии, и не учитывают разницы условий.

Читайте также:  Расселение скандинавов по территории США: штаты и города

Поскольку подобные явления были связаны с лассальянскими тенденциями в рабочем движении, они в основном преодолевались развитием пролетарской борьбы в США. Ф. Зорге отмечал в своих статьях, что лассальянство не нашло в Америке почвы. Марксистские элементы, опиравшиеся на опыт Интернационала, оказались более сильными, примеры чему мы находим и у Фонера.

Социалистическое движение в Америке в XX веке

При всей разнохарактерности американо-немецких социалистических течений и свойственной некоторым из них ограниченности, следует признать, что в последней трети XIX в. эти течения оставались в авангарде социалистического и рабочего движения США. И в начале XX в. социалистическое движение в Америке еще сохраняло немецкий колорит, что побуждало немецко-католические организации, например, к усилению антисоциалистической деятельности. В 1876—1877 гг. из 24 социалистических газет, издававшихся в США, 14 выходило на немецком языке. Через десятилетие Эвелинги назвали в своей книге о рабочем движении в Америке 8 крупных немецких газет, выходивших по всей стране, вплоть до Дальнего Запада, и оговорили, что, кроме того, имеется «большее количество немецких газет, выходящих еженедельно или ежедневно». В 1890 г. в США выходило 26 немецких газет социалистического направления, из них 19 было основано в 80-е годы. Эти цифры свидетельствуют и о недолговечности большинства немецких социалистических газет, но если многие из них исчезали, то с 60-х до 90-х годов вновь возникало еще большее количество.

Упоминавшийся выше русский революционер Лев Гартман, приехав в 1881 г. в США, писал Энгельсу (по-русски): «Общественное мнение против меня и лишь немцы за меня». «С различных сторон получаю я письма, — продолжал Гартман, — мне выражают симпатии, просят меня приехать к ним и держать meetings. Все эти письма от немцев-социалистов и лишь 3 от американцев». Гартман опубликовал в двух нью-йоркских газетах («Herald» и немецкой «Volkszeitung») документы Исполнительного комитета Народной воли, в том числе воззвание к Марксу. «Что касается до письма к Марксу, то это произвело сильное впечатление среди немцев», — сообщал Гартман Энгельсу в том же письме. Несколько позже Гартман писал П. Л. Лаврову, что для предполагавшихся выступлений на митингах в Нью-Йорке и Бостоне ему пришлось «выучить свои 3 английских и 3 нем. речи».

Как видно, представитель русского революционного движения встретил наибольший отклик в среде американских немцев, что неудивительно, если принять во внимание бытовавшие в этой среде идейные традиции и относительно широкую базу социалистического движения. Об этой базе свидетельствует, в частности, состав Социалистической рабочей партии, одной из самых крупных и относительно прочных социалистических организаций США в конце XIX в. По данным финансового отчета национального исполкома этой партии за 1 января — 1 октября 1878 г., т. е. в начальный период ее существования, в ней состояло 3250 человек. Секции имели по нескольку десятков членов, самыми крупными были немецкие секции Чикаго и Нью-Йорка. В отчете имеется специальная графа «язык», из которой явствует, что говорящих на немецком языке особенно много.

Значение, которое имел немецкий элемент для всего американского рабочего движения, метко охарактеризовано Энгельсом в письме к Лауре Лафарг от 24 ноября 1886 г. Упоминая там о «немцах в Америке», Энгельс заметил: «Немцы могут и будут действовать как закваска и в то же время будут сами весьма основательно подвергаться полезному и необходимому брожению». Эта роль фермента проявлялась многообразно. Национальный рабочий союз сблизился в 60-х годах с I Интернационалом благодаря, как отмечает Ф. Фонер, влиянию немецко-американских социалистов. В кризисный 1873 г. немецкие рабочие Нью-Йорка организовали безработных и сотрудничали с американскими профсоюзами. В городе текстильщиков Лоуренсе социализм первыми стали проповедовать местные турнеры. На деятельность центральных рабочих союзов — городских профсоюзных центров — оказал влияние, по словам супругов Эвелинг, практический опыт немецких социалистов.

Эти последние постоянно — пусть не всегда достаточно настойчиво и удачно — пытались сблизиться с англоязычными рабочими и с иммигрантами из других этнических групп, вовлечь их в борьбу и передать им свой опыт. Неоднократно социалистические организации с немецким по преимуществу составом выпускали газеты на английском языке. Ф. Зорге просил Маркса ускорить издание английских переводов его работ, «чтобы мы здесь обрели наконец почву среди англоязычных».

Агитационные поездки представителей германской социал-демократии

Немалую роль в распространении социалистических идей среди американцев играли агитационные поездки представителей германской социал-демократии, организовывавшиеся, разумеется, немецко-американскими социалистами. Так, во время подобной поездки Фирека и Фрицше в 1881 г. устроенный для них в Бостоне митинг, как сообщал Бебелю Энгельс, «прошел блестяще… было 1500 человек, из них треть — немцы». В бостонском митинге участвовали, следовательно, около тысячи американцев. Кроме того, на нем, согласно тому же письму, выступали и американские прогрессивные деятели, такие видные, например, как Уэнделл Филлипс.

Еще большее значение в этом смысле имела поездка в Америку в 1886 г. В. Либкнехта, которого сопровождали Элеонора Маркс-Эвелинг и ее муж Эдуард Эвелинг. В выпущенной после поездки книжке Эвелинги писали, что для них цель поездки заключалась в том, чтобы рассказать американцам о социализме на их языке, так как «до сих пор это учение сознательно (и намеренно проповедовалось, как правило, только немцами». Английским языком владел и В. Либкнехт, который прожил в Англии, в эмиграции, 12 лет, и в США выступал также перед англоязычными аудиториями.

Анонимные письма, угрозы, аресты и суды

Эта поездка возбудила обостренное внимание не только со стороны передовой общественности, но и со стороны реакции по обе стороны океана. Германское правительство установило за Либкнехтом полицейскую слежку. За счет германского посольства в Вашингтоне вслед за Либкнехтом по десяткам американских городов ездил сыщик Буддеке (судя по фамилии, немец) из агентства Пинкертона. В обильной американской почте Либкнехта имеется анонимное письмо от 21 сентября 1886 г., написанное по-английски умелым канцелярским почерком, будто бы от имени «тысяч американских рабочих». «Послушайтесь совета и перестаньте сеять недовольство в сердцах ваших соотечественников, которые сделали нашу страну своей родиной и заняли места среди лучших граждан», — говорится в этом письме. — «Отправляйтесь обратно в Германию, пока не поздно… Мы намерены внушить вам, что Америка — не поле деятельности ни для анархизма, ни для социализма». Автор грозит Либкнехту судом Линча и неоднократно упоминает в связи с этим о фонаре. Сам Либкнехт писал, что в Чикаго, где он побывал в ноябре 1886 г., ему грозили линчеванием.

Эти угрозы связаны не только с миссией В. Либкнехта, но и с критической обстановкой в Америке, где 1886 г. ознаменовался массовым подъемом рабочего движения, и особенно с событиями в Чикаго, где, как известно, в тот год при помощи полицейской провокации осудили на смерть рабочих лидеров. Чикагское дело, взбудоражившее всю рабочую общественность США и послужившее сигналом к разгулу в стране мракобесия, было связано с анархизмом. Как показывают документы, опубликованные в последние годы историками ГДР, В. Либкнехт, не отказываясь в своих американских речах от идейной полемики с анархизмом, горячо защищал осужденных в Чикаго анархистов, и 4 ноября 1886 г. посетил их в тюрьме.

Из восьми осужденных «чикагских мучеников», как их стали называть, шестеро были немецкими иммигрантами. Инициаторы антисоциалистической и антирабочей травли, поднятой в связи с «хеймаркетским делом», как его называют в Америке, отнюдь не пренебрегли этим обстоятельством. Травля приняла также антииммигрантский и специфически антинемецкий характер. На суде прокурор назвал подсудимых «безбожными иностранцами». Эпитет «безбожные» десятилетиями применялся в Америке именно к немецким иммигрантам. При отборе присяжных, весьма предвзятом, отводились не только все заподозренные в радикализме, но и все лица немецкого происхождения. Буржуазная печать обвиняла в рабочих волнениях «немецкий социализм», что вообще стало для нее обыкновением во времена острых классовых конфликтов второй половины XIX в. На подобные обвинения с достоинством ответила одна рабочая газета еще в 1875 г. Враги рабочих утверждают, писала газета, что «радикальное рабочее движение занесли к нам французы, немцы или русские, но это бесконечно далеко от истины». «Освобождение труда, — говорила она далее, — проблема не местного или национального значения, а социальная проблема, охватывающая все страны с современным общественным строем. Мы, рабочие, — американцы по рождению или по подданству, поэтому попытки превратить нас в иностранцев только показывают подлость наших противников. „Разделяй и властвуй!“ — таков всегда был лозунг угнетателя.»

Классовое разделение по поводу хеймаркетского дела выявилось среди населения США очень резко, не избежала его и немецкая группа. Несмотря на антинемецкий характер травли, или, быть может, в силу как раз такого ее характера немецко-американская буржуазная печать клеветала на обвиняемых «и форменно жаждала их крови». Особенно изощрялись в этом направлении немецкие буржуазные газеты Чикаго, печатавшие вымыслы о покушениях и т. п. Помощником прокурора на хеймаркетском процессе был молодой немец, политический карьерист Адольф Фуртман, которого использовали как человека, владеющего немецким языком. Были немцы и среди свидетелей обвинения. К кампании страха и ненависти присоединилась «респектабельная» верхушка немецкого общества, в том числе и некоторые изгнанники 1848 г., бывшие революционеры. Разумеется, рабочие-немцы, вся передовая часть немецко-американской группы занимали совершенно противоположную позицию. Косвенное свидетельство этому мы встречаем в одном личном документе 1969 г. Это письмо в редакцию выходящей в Сан-Франциско коммунистической газеты «People’s World» от американского немца второго поколения. «По поводу национальности чикагских мучеников имеются как будто бы некоторые сомнения, — начинается это письмо. — Большинство их было немцами». Далее автор перечисляет всех чикагских подсудимых, указывая их национальную принадлежность, сообщает о выходивших в Чикаго в ту пору немецких рабочих газетах и переходит к семейным воспоминаниям: «Мой отец был немецким иммигрантом. Он ненавидел германский милитаризм. Он принадлежал к Международному Товариществу рабочих. Он выписывал немецкие газеты и помогал им, особенно „Arbeiter Zeitung“, редактором которой был Шпис. Отец мой глубоко скорбел о казни этих людей. Я помню, как он со слезами па глазах смотрел на их фотографии. У нас в столовой над столом висела большая фотография этих людей».

Известно, какой след оставило хеймаркетское дело в истории американского (да и мирового) рабочего движения. Но его этнические ассоциации, столь сильные в конце XIX в., по-видимому, в значительной мере стерлись, и теперь национальность жертв этого дела, как показывает приведенное выше письмо, уже полузабыта.

Рабочее движение в США в начале 20 века. Индустриальные рабочие мира

В 20 веке США выступили ведущей промышленной державой мира. Несмотря на то, что в стране участились экономические кризисы (1901-1903, 1907-1908, 1913), США еще сравнительно легко выходили из них. Промышленность продолжала динамично развиваться. На рубеже веков происходили огромные сдвиги в науке и технике. Продолжался рост с/х производства, его механизация шагнула далеко вперед. Экономическое развитие сказывалось на демографическом процессе. Население США за полтора десятилетия 20 века выросло с 76 до 98 млн. человек, причем городское население росло в 4 раза быстрее сельского. Началась новая волна иммиграции. За 1900-1915 годы в США прибыло 14,5 млн. человек. Американские товары устремились на внешние рынки. С развитием промышленного производства происходило увеличение численности рабочего класса (17 млн. человек в 1910), резко увеличилась интенсификация труда. В 1914 году в США было 2 млн. несчастных случаев на производстве, каждые 16 минут у станка погибал рабочий. Средняя продолжительность рабочей недели- 54 часа. Номинальная зарплата рабочих возросла более чем на 30 %, но налоги населения увеличились в 3,5 раза, а цены – на 32%. Таки образом, зарплата снизилась на 9 %.

Сохранялась дискриминация отдельных слоев рабочего класса. Так, рабочий-американец за одинаковую работу получал в 1,5-2 раза больше, чем рабочий-японец, а женщины получали чуть больше половины зарплаты мужчин. Крайне обострилась жилищная проблема. В крупных городах стали возникать негритянские гетто и целые кварталы, где очень скученно жили рабочие-иммигранты. Виднейшие представители американской культуры- Джек Лондон, Драйзер, Тарбелл- образовали целое движение, получившее название макрейкерского движения, что буквально означало «разгребающий грязь лопатой» (так назвал их в 1906 году президент Рузвельт). Они затрагивали почти все стороны американской жизни: писали о политической коррупции, преступных методах большого бизнеса и др. необходимость реформ стали осознавать и правящие круги США. Ярким представителем реформизма явился Рузвельт, ставший в 1901 году, после убийства Маккинли, президентом (в 1904 году он был переизбран президентом от республиканской партии). Рузвельт боролся с коррупцией, с боссами, с трестами и монополиями.

1914- был принят закон Клейтона, вносивший мало изменений в действующее законодательство о трестах, но запрещавший применять к рабочим союзам закон Шермана.

Начало 20 века- подъем рабочего движения. Основные требования- увеличение зарплаты на 20 % и замена 10-часового рабочего дня 8-часовым.

1902- забастовка 150 тыс. углекопов в штатах Пенсильвания, Западная Вергиния, Алабама и Мичиган, которая закончилась компромиссом между рабочими и предпринимателями. В результате соглашательской политики руководителя профсоюза горняков Митчелла и вмешательства Рузвельта зарплата была увеличена на 10 %, был установлен 8-часовой рабочий день. Ведущая роль в профсоюзном движении принадлежала АФТ, объединившей около 1,5 млн. человек. Руководящим принципом АФТ оставалось сотрудничество труда и капитала. Резко критикуя теорию и практику лидеров АФТ, передовые американские пролетарии выступали за создание нового профсоюзного центра, каковым и являлась новая организация «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ) (1905). ИРМ заявила, что рабочий класс и предприниматели не имеют ничего общего, что между ними будет идти борьба до тех пор, пока рабочие не овладеют средствами производства и результатами труда. Основатели ИРМ-Дебс, Хейвуд, Де Леон. В западной федерации горняков Хейвуд с 1901 по1907 год занимал пост секретаря. На учредительном съезде ИРМ было принято решение, направленное против узкоцеховой идеологии АФТ. В противоположность политике классового сотрудничества, которую проводила АФТ, организация ИРМ выступила с программой классовой борьбы. Они провели ряд крупных успешных забастовок.

Читайте также:  Американские этнические отношения, интеграция и конфликты

1905-1907- новый подъем рабочего движения. Ему удалось добиться ряда экономических уступок. Подъем рабочего движения нашел свое отражение и в росте рядов АФТ, численность которой накануне мировой войны достигла 1 млн. человек. Руководители АФТ Гомперс, Митчелл по-прежнему проводили политику «делового тред-юнионизма», они стремились поднять жизненный уровень рабочей верхушки. Вместе с тем внутри АФТ продолжало существовать и крепнуть левое течение, выступавшее против политики классового сотрудничества и тянувшееся к социалистическим идеалам.

1912- двухмесячная стачка 25 тыс. текстильщиков Лоренса, добившихся повышения зарплаты. Оно распространилось также на 250 тыс. текстильщиков Новой Англии. Но наряду с этим рабочий класс терпел и тяжелые поражения.

1913- 22-недельная стачка в Патерсоне. Неудача.

Сент.,1913- 15-месячная борьба 9 тыс. горняков Колорадо. Неудача.

Но ИРМ не удалось стать массовой организацией. В период своего расцвета организация ИРМ насчитывала не более 60 тыс. членов. Больше всего было в рядах ИРМ лесорубов, с/х, портовых рабочих и строителей.

На рубеже веков в США расширилось распространение социалистических идей.

1901- возникновение Социалистической партии, в которой преобладали сторонники перехода к социализму путем реформ. она возникла путем объединения отколовшихся от СРП элементов, недовольных тактикой Де Леона, и социал-демократической партии, образованной в 1897 году Дебсом. Главное внимание они уделяла работе в парламентских и муниципальных органах. Огромной популярностью среди рабочих пользовались организаторы массовых выступлений- левые социалисты Дебс и Хейвуд.

|следующая лекция ==>
Ответственность за отсутствие регистрации в Пенсионном фонде|Характеристики некоторых отдельных точек и линий на метастабильной диаграмме Fe – Fe3С

Дата добавления: 2015-10-06 ; просмотров: 1625 | Нарушение авторских прав

США на рубеже 19-20 веков. Изменения в общественной, экономической и политической жизни Америки

Радикальные изменения в общественной, экономической и политической жизни Америки, начавшиеся после Гражданской войны, набирают силу к середине 1880-х годов, когда молодая прежде, динамичная нация входит в пору не только индустриальной, но и культурной зрелости и определяются очертания тех США, какими они вступят в XX век.

Это было время стремительного возникновения промышленной цивилизации трестов и монополий, когда стало ясно, что мечте Т. Джефферсона об аграрной Америке, населенной независимыми фермерами, уже не суждено сбыться. Трансконтинентальная железная дорога, открытая в 1869, соединила оба побережья тремя тысячами миль стали: товары и пассажиры могли теперь пересечь всю страну из конца в конец меньше, чем за неделю. Строились новые железные дороги; их общая протяженность выросла к 1880 до 93 тысяч км. К этому времени были введены вагоны с холодильными установками, и во многом именно это способствовало ошеломляюще быстрому росту Чикаго. Город превратился в крупнейший промышленный центр США, “поставщика свинины для всего мира”.

Ускоренный научно-технический прогресс заявил о себе первыми фотографиями солнечного спектра (Дж.У. Дрейпер), изобретением телеграфа (Т.А. Эдисон), телефона (А.Г. Белл), электрического трамвая и троллейбуса, а также велосипеда и автомобиля, запуском пульмановских вагонов и трансокеанского парохода. Символичным казалось окончание строительства Бруклинского моста (1883), гигантского сооружения вдохновенно чистых линий и гармоничных пропорций, открытие в нью-йоркской гавани статуи Свободы (1886), Всемирная выставка в Чикаго (1893).

К 1890 году уже не Великобритания, но США являлись крупнейшим в мире производителем железа и стали. Социальные перемены в стране были огромными. Официальное закрытие в том же 1890 году фронтира означало конец пионерского движения. Тем временем урбанизация жизни и рост населения шли невероятными темпами. Если в 1860 население США составляло около 31,4 миллиона человек, то к 1900, главным образом, за счет притока иммигрантов, оно подскочило до 76 миллионов.

Прирост городского населения за этот же период в два раза превысил общий. В 1870 году в городе Нью-Йорк проживало полтора миллиона человек, в 1890 — 2,5 миллиона. Население Чикаго увеличилось с 300 тысяч в 1870 до миллиона в 1890 и сравнялось с населением Филадельфии, третьего “города-миллионера” Америки рубежа XIX—XX веков.

Усилилась неравномерность распределения мужского и женского населения. Фронтир всегда привлекал в основном мужчин, в остальных областях страны в 1860 году состав был приблизительно одинаковым. Теперь же на Юге (из-за военных потерь и высокой смертности бывших конфедератов) и на Северо-востоке (в результате оттока мужчин на Запад из-за неблагоприятных условий труда) явно преобладало женское население. Массовая миграция афроамериканцев с Юга на Север, пик которой был еще впереди, в один только Чикаго принесла в 1893 году 1,125 миллиона человек.

Процесс иммиграции опережал даже темпы внутренней миграции: с 1870 до 1890 в страну прибыло шесть миллионов человек. Через Эллис-Айленд, “ворота Америки”, открытые в нью-йоркской гавани в 1892, лишь за первый год прошло 450 тысяч немцев, итальянцев, ирландцев и евреев. На Западном побережье Энджел-Айленд в бухте Сан-Франциско принимал иммигрантов из Азии.

Новая эпоха способствовала росту неравномерности в распределении доходов. Так, если в 1861 году нация могла похвастаться лишь тремя миллионерами, то к 1900 их было уже 3800 человек. Некоторые из них, такие как Эндрю Карнеги и Джон Д. Рокфеллер щедро финансировали открытие университетов и библиотек, вкладывали огромные суммы в образование, научные исследования и социальное обеспечение населения. Тем не менее из общего количества американцев миллион человек жил в нищете.

Естественно, что имущественное расслоение, конкуренция на рынке рабочей силы со стороны иммигрантов и чернокожих соотечественников, само ужесточение условий труда как оборотная сторона ускоренного технического прогресса вызвали недовольство многих. Рабочее движение в стране началось еще в годы Реконструкции, когда коррупция в верхах и социальная неопределенность доказали необходимость реформ.

Тяжелейшая за всю прежнюю историю США депрессия, наступившая после “черной пятницы” 1873 года, повлекла за собой волнения рабочих (в 1876 они совпали с восстанием индейцев Сиу под предводительством вождя Сидячего Быка). Стачечное движение продолжало нарастать: с 1881 по 1894 год произошло 14 800 забастовок, вовлекших четыре миллиона рабочих.

Внешнеполитические конфликты — Испано-Американская война и захват Филиппин в 1898 и 1899, создание Антиимпериалистической лиги, которая требовала положить конец экспансии США, довершают облик стремительного, контрастного, бурлящего американского рубежа XIX—XX веков.

Общее движение культуры и образования в стране вполне соответствовало духу эпохи: оно было столь же быстрым и противоречивым. В то время как У. Гиббс заканчивал и публиковал первую в мире работу по термодинамике, а Уильям Джеймс (брат крупнейшего писателя Генри Джеймса) открывал первый в США центр психологических исследований, его однофамилец Джесси Джеймс, местный Робин Гуд, входил в популярную культуру Америки, грабя дилижансы в Техасе, поезда в Миссури и банки в Миннесоте.

Баптистский проповедник Р. Конвелл основал в Филадельфии университет Темпл (1888). Д.Г. Гилманом был создан университет Джона Хопкинса, впервые установивший общеамериканские стандарты высшего образования и научных исследований, возник университет в Чикаго (1892); в 1900 году в США насчитывалось около тысячи заведений, дающих высшее образование, открылись публичная библиотека в Нью-Йорке (1895) и библиотека Конгресса (1897).

Читайте также другие статьи раздела “Литература рубежа XIX–XX веков. Реализм. Натурализм”:

От “школ местного колорита” к “великому американскому роману”

Американский характер и “американская мечта”

Перейти к оглавлению книги “Американская литература”

Тема 3. Профсоюзы Западной Европы и США в XIX – середине ХХ вв.

1. Процесс политизации профсоюзного движения.

2. Создание международных объединений профессиональных союзов.

3. Идеология социального партнерства в странах Западной Европы и США.

1. На рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий происходит процесс политизации профсоюзного движения, под влиянием марксистов (социал-демократов) и анархистов. Одним из примеров этого процесса может служить история возникновения международного праздника «Первое мая», когда 4 мая 1886 года на демонстрации протеста в результате провокации погибло несколько человек (была взорвана бомба, совершивший так и не был найден, а по ложному обвинению впоследствии было казнено четверо рабочих-анархистов). Три года спустя, на Парижском конгрессе (1889 г.) Второго Интернационала в память казненных анархистов 1 мая было объявлено днем международной рабочей солидарности. Промышленный подъём начала XX века ещё более способствовал росу профсоюзов и стачечной борьбы. В период с 1904 по 1910 гг. во Франции прошли крупные забастовки рабочих виноградарей, трамвайщиков, портовых рабочих, железнодорожников и других профессий. В то же время забастовки часто заканчивались провалом, благодаря репрессиям со стороны правительства. В 1906 году, на волне подъема профсоюзного движения, была принята Амьенская хартия, которая провозглашала непримиримую борьбу между пролетариатом и буржуазией: профсоюзы признавались единственной приемлемой формой объединения рабочих, декларировался отказ от участия в политической (парламентской) борьбе, а всеобщая забастовка признавалась единственно возможным способом свержения капиталистического строя. Профсоюзы объявлялись независимыми от политических партий, что означало свободу вхождения в них членов любых партий и занятие ими должностей.

В начале XX в. появляются первые профсоюзы и в Германии. Уже в 80-е годы XIX в. профсоюзы занимали заметное место в немецком обществе. В то время социалистические и либеральные профсоюзы объединяли около 100 тыс. рабочих. Однако становление профсоюзного законодательства в Германии происходило в непростых политических условиях. После покушения в октябре 1878 года на императора Вильгельма I, в Германии был издан «закон против социалистов». На основании закона практически все профсоюзы были разогнаны. Данная политика проводилась достаточно долгий период. Так, в 1886 году был принят специальный циркуляр, объявляющий забастовки уголовным преступлением. В 1890 году социалистические профсоюзы сплотились под эгидой Генеральной комиссии свободных профсоюзов Германии. Руководство социал-демократической партии Германии (СДПГ) долго не желало признавать самостоятельность профсоюзов, опасаясь, что экономический характер их деятельности приведет к усилению реформистских тенденций. Только в 1906 году на Мангеймском съезде социал-демократов была принята резолюция о независимости профсоюзов от социал-демократической партии. Предприниматели, несмотря на разрешение законом 1899 года профсоюзов, постоянно стремились урезать права рабочих на создание своих организаций. По их требованию правительство в 1906 году потребовало установления контроля за профсоюзами.

2. Первые десятилетия двадцатого века начинают создаваться международные объединения профессиональных союзов. Так, например, в 1905 году, в Чикаго было создано международное профсоюзное объединение Индустриальные рабочие мира (ИРМ), находящееся под влиянием идей революционного синдикализма, что явилось результатом соглашения между частью анархистов, социалистов и радикальных профсоюзных активистов.

Продолжавшиеся в начале двадцатого века переговоры между анархистами из разных стран мира привели к созданию на Берлинском конгрессе (1923 г.) анархо-синдикалистской Международной ассоциации трудящихся (МАТ), известного как Берлинский интернационал профсоюзов. В 1919 году по решению Парижской мирной конференции создана Международная Организация Труда – межправительственная организация, как автономная организация Лиги наций (устав Международной Организации Труда был утвержден как часть XIII Версальского мирного договора 1919года).

В 1920 году была основана Международная конфедерация христианских профсоюзов (МКХП). Кроме того, в июле 1921 года в Москве был создан Профинтерн (Красный интернационал профсоюзов), находившийся под влиянием Коммунистического интернационала, созданного в 1919 году.

В 20 — 30-е гг. двадцатого века профессиональные союзы активно участвовали в борьбе за социальные права трудящихся, за расширение системы социального обеспечения. В Германии, Франции, Италии, Швеции, Бельгии и др. странах промышленные рабочие добились введения 8-часового рабочего дня (во Франции в 1936 году правительством Народного фронта был проведён закон о 40-часовой рабочей неделе). В некоторых странах (США, Великобритания и др.) 8-часовой рабочий день был введён в отдельных отраслях промышленности по коллективным договорам. Законы и соглашения о 8-часовом рабочем дне нередко нарушались, а в таких странах, как Италия и Германия, были впоследствии, после прихода к власти фашистов, отменены.

В Германии политика лидеров социал-демократической партии и Объединения немецких профсоюзов, препятствовавших единству действий рабочего класса, в значительной мере облегчила захват в 1933 году власти фашистами, которые ликвидировали социальные завоевания рабочих и разгромили профсоюзы; их место занял подчинённый фашистскому государству «Трудовой фронт», в который вошли как рабочие, так и предприниматели. В Италии были созданы фашистские профсоюзы, ставшие составной частью системы «корпоративного государства», а в Испании после победы франкистов в 1939 году были созданы «вертикальные профсоюзы» — фашистские профсоюзы, управляемые государством.

7-й конгресс Коминтерна (1935 г.), указавший на важность сплочения рабочего класса и всех демократических сил в борьбе против фашизма и разработавший тактику единого фронта, отметил необходимость ликвидации раскола международного профсоюзного движения, подчеркнув, что для объединения профсоюзов существует лишь одно условие — борьба против капитала, борьба против фашизма и внутрипрофсоюзная демократия. В соответствии с позицией 7-го конгресса Коминтерна малочисленные профессиональные союзы, по рекомендации Красного интернационала профсоюзов, самораспускались, а их члены в индивидуальном порядке вступали в реформистские профсоюзы. Во Франции, Чехословакии, США, Румынии, Индии, Италии, Канаде и ряде др. стран происходит объединение профсоюзов.

Во время Второй мировой войны 1939 – 45 гг. профессиональные союзы оккупированных стран активно участвовали в антифашистской борьбе. В освобождавшихся от фашистской оккупации странах восстанавливались легальные профессиональные союзы, к руководству которыми приходили прогрессивные лидеры. Были воссозданы и стали легально действовать Всеобщая конфедерация труда Франции, Всеобщая итальянская конфедерация труда (ВИКТ) и др. национальные профессиональные центры. В 1945 основана Всемирная федерация профсоюзов (ВФП), в которую вошли наряду с советскими профсоюзами и профсоюзами стран народной демократии все крупнейшие профессиональные центры , за исключением Американской федерации труда, а также отдельные профессиональные центры зависимых стран. В 1946 году Международная Организация Труда становится первым специализированным учреждением ООН по обеспечению полной занятости и роста уровня жизни трудящихся, поощрению экономических и социальных программ, соблюдению основных права человека, охране жизни и здоровья трудящихся, обеспечению мира через социальную справедливость. В 1948 году была принята Конвенция Международной организации труда «О свободе ассоциаций и защите права на организацию», где провозглашалось право на свободное создание профессиональных союзов трудящихся и организаций предпринимателей.

В 1945 возобновила свою деятельность МКХП, лидеры которой отказались от присоединения к ВФП. В 1968 году эта организация получила новое название — Всемирная конфедерация труда.

3. Во второй половине 20 в. революционный период развития профсоюзов окончательно завершился и победила идеология социального партнерства. Профсоюзы отказались от нарушений социального мира в обмен на признание профсоюзных прав и государственные социальные гарантии.

Пик профсоюзного движения в большинстве государств пришелся на
1960-е г. В 1961 году в Турине в Европейской Социальной Хартии были сформулированы цели и задачи современного профсоюзного движения. Рабочие в ряде развитых стран добились сокращения рабочей недели, увеличения оплачиваемых отпусков, расширения социального законодательства (например, во Франции после всеобщей забастовки в мае — июне 1968 года). Однако начавшийся в 1-й половине 70-х гг. мировой экономический кризис привёл к снижению жизненного уровня трудящихся масс.

Читайте также:  Бунты студентов в университетах США, хиппи и смена идеалов

В 70 – 80 гг. различные схемы профсоюзной защиты можно было встретить уже во всех регионах мира, причем как в развитых, так и в развивающихся государствах. И касались они не только ремесленников и малоквалифицированных рабочих, но и работников индустриального профиля и даже инженерно-технических работников. Например, в Австралии профессиональные союзы до начала 70-х годов имели отношение главным образом к промышленным рабочим, а затем были распространены на продавцов и служащих крупных торговых заведений, на работников нефтяной отрасли, служащих банков и страховых компаний. В США условия профсоюзной защиты преобладали в коллективно-договорном процессе в административных учреждениях до принятия в 1978 году Акта о реформе гражданской службы. В 1974 году в США был принят Акт о профсоюзах и трудовых отношениях.

В 1980-х численность членов профсоюзов стала неуклонно сокращаться. Мировой показатель охвата трудящихся профсоюзным движением в 1970 г. составлял 29%, а к началу XXI в. упал до 13%.

Среди причин кризиса профсоюзного движения эксперты называют рост занятости в малом бизнесе, где профсоюзам сложно работать, упадок “старых” отраслей промышленности, в которых подобные объединения были традиционно сильны, широкое распространение нестандартных форм занятости (неполный рабочий день, временная занятость, надомная работа, разделение рабочих мест и т.д.). Сыграло свою роль и быстрое изменение этнического состава населения (привлечение мигрантов, выходцев из стран Африки, Азии, Ближнего Востока, где отсутствуют устойчивые традиции профсоюзного движения).

Сегодня можно утверждать, что основные цели международного профсоюзного движения достигнуты – профсоюзы пользуются широкими правами, наемным работникам гарантированы минимальная зарплата, 8-часовой рабочий день и 40-часовая рабочая неделя.

В то же время нельзя говорить о том, что профсоюзы – это явление прошлого и в современном обществе у них нет будущего. Они достаточно активны в общественном секторе США. Постоянно укрепляется Европейская конфедерация профсоюзов, объединяющая 80 национальных конфедераций профсоюзов, общее число членов которых составляет более 60 млн. человек.

Последнее изменение этой страницы: 2016-12-09; Нарушение авторского права страницы

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ США В КОНЦЕ 19 НАЧАЛЕ 20 ВЕКА

Причины быстрого развития капитализма в в США

Поражение рабовладельческого Юга в гражданской войне 1861-1865 гг. расчистило путь для бурного развития капитализма в Соединенных Штатах Америки. Ликвидация рабства, раздача гомстедов (участков государственной земли), а в связи с этим быстрое заселение обширных пространств западной части страны, сопровождавшееся зверским истреблением там индейских племен, энергичное строительство железных дорог вызвали огромное расширение внутреннего рынка. Это создало предпосылки для таких высоких темпов развития капитализма в США, каких до этого не знала ни одна капиталистическая страна в мире.

Быстрому росту капитализма в США способствовало также наличие в стране богатых естественных ресурсов, прежде всего угля, железа, нефти, меди, леса. Экономическое развитие США ускорялось, кроме того, благодаря использованию капиталов европейских стран и жестокой эксплуатации бывших рабов-негров и эмигрантов из Европы и Азии, которых нужда гнала с родины в поисках заработка.

Благодаря обилию свободных земель до 90-х годов XIX в. пролетарий мог в США сравнительно легко получить землю. Это создавало на первых порах постоянный недостаток наемной рабочей силы, обусловливало ее сравнительную дороговизну, вынуждало американских промышленников совершенствовать технику и методы эксплуатации труда.

70-90-е годы XIX в. были временем изобретений Эдисона, Белла и других. Эдисон в 1879 г. усовершенствовал электрическую лампочку, изобретателями которой были русские ученые Яблочков и Лодыгин. Через год Эдисон построил первую электростанцию. В общее употребление стал входить телефон, усовершенствованный Беллом. В 1893 г. Форд испытал первый автомобиль своей конструкции, а в начале XX в. создал завод, на котором впервые был применен конвейер. Каждый рабочий на этом поточном производстве выполнял одну-единственную операцию, но очень быстро. Техническое оснащение американской промышленности к началу нынешнего века, как правило, превосходило европейскую.

Рост промышленности и сельского хозяйства после гражданской войны

За первые три десятилетия после гражданской войны США превратились из сельскохозяйственной страны в высокоразвитую промышленно-аграрную державу. Центром развития промышленности были восточные и северо-восточные штаты.

  1. если в 1840 г. по объему промышленной продукции США стояли на пятом месте в мире,
  2. а к 1865 г.- на четвертом,
  3. то к началу 90-х годов они уже занимали первое место.

Продукция промышленности США в 1894 г. была равна половине продукции всех западноевропейских стран и более чем вдвое превышала продукцию Великобритании. Железнодорожная сеть достигла в 1900 г. 190 тыс. миль, что превышало протяженность железных дорог всех стран Западной Европы.

Аграрные штаты бассейна Миссисипи стали житницей страны. Обрабатываемая площадь значительно увеличилась.

США стали одним из основных производителей и экспортеров сырья, хлеба и других продуктов питания для Европы. Наплыв дешевого хлеба из-за океана разорял сельское хозяйство европейских стран. В США быстро развивавшиеся аграрные районы предъявляли огромный спрос на изделия промышленности, что еще более стимулировало ее расцвет.

Индустриализация США сопровождалась ростом крупных городов. В некоторых из них численность жителей в течение трех десятилетий после гражданской возросла в 10 раз.

Американский империализм

С конца XIX в. капитализм США вступил в стадию империализма. В стране продолжался усиленный процесс концентрации производства и капитала. Из различных форм монополистических объединений наиболее широкое распространение в США получили тресты, которые образовались почти во всех отраслях промышленности. Ожесточенная конкурентная борьба, разорение одних компаний и фирм и поглощение других привели к созданию могущественных династий «королей» стали, нефти, электричества, железнодорожного транспорта (см. документ 1). США превратились в классическую страну трестов, в страну монополистического капитализма, «Отец трестов» – нефтяная компания «Стандард ойл», созданная в 1870 г. Рокфеллером, подчинила себе почти все другие нефтяные компании США. Ей принадлежали, помимо нефтеносных участков, десятки тысяч километров нефтепроводов, сотни океанских пароходов, складов, доков и т. п. не только в Америке, но и в других странах. Овладев нефтью, трест принялся подчинять себе газовую и электрическую промышленность, медные, свинцовые и другие предприятия.

В начале XX в. банкир Морган основал «Стальной трест». Помимо многих крупных металлургических предприятий, трест владел значительной частью железорудных богатств области Великих озер, железными дорогами, пароходными обществами, угольными шахтами и т. д. Только в своих шахтах, рудниках и на заводах трест эксплуатировал 170 тыс. рабочих.

Развитие трестов тесно переплеталось с ростом могущества банков. Концентрация капиталов в промышленности сопровождалась и концентрацией банкового капитала.

В США, так же как в Германии, Англии и Франции, банки начинают теснее связываться с промышленностью, предоставляют промышленникам долгосрочные ссуды, вкладывают все большую долю своих средств в производство.

Во всех капиталистических странах широкое распространение со второй половины XIX в. получила акционерная форма предприятий. Выпуск акций, доступных для среднего и мелкого собственника, приводил к тому, что их сбережения попадали в распоряжение крупных банковских воротил, т. е. крупного капитала. Покупатель акций формально становился совладельцем предприятия, и обладание акцией давало ему право на получение прибыли. Формально хозяином акционерного предприятия считается общее собрание акционеров, но фактически все дела вершит небольшая группа крупнейших акционеров, так как число голосов, которым каждый акционер располагает в собрании, определяется количеством имеющихся у него акций.

Многие банки принимали участие в организации акционерных обществ. Через свои отделения и своих агентов они распространяли акции. Часть акций банки нередко удерживали при этом в своих сейфах: это давало им право на активное участие в руководстве предприятием, а часто позволяло установить над ним полный контроль. Распространение акционерной формы предприятий способствовало проникновению банков в промышленность. Накануне первой мировой войны два крупнейших банка – Моргана и Рокфеллера – контролировали 112 банков железнодорожных, страховых и других компаний, капиталы которых превышали 22 млрд. долларов.

Банки становятся руководителями многочисленных промышленных и транспортных предприятий, проводя своих людей в их правления. Таким образом банковый капитал тесно сращивается с промышленностью. Такой капитал Ленин назвал финансовым. Образование финансового капитала происходило не только в США. Оно имело место и в других странах – в Германии, в Англии, в России, во Франции и т. д. Характеризуя американский империализм, Ленин писал: «...нигде власть капитала, власть кучки миллиардеров. не проявляется так грубо, с таким открытым подкупом, как в Америке» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 29, стр. 449).

Развитие капитализма в Соединенных Штатах, как и повсюду, сопровождалось периодическими промышленными кризисами, которые в США протекали чрезвычайно остро.

Наиболее глубокими были кризисы 1893 г. и 1900-1903 гг. Они принесли рабочим и фермерам множество страданий, безработица охватывала миллионы рабочих, обрекая их на нищету.

Рост промышленности и прогресс техники сопровождались усилением эксплуатации рабочих, массовой безработицей, чудовищной нищетой трудящихся. Особенно тяжелым было положение эмигрантов, недавно прибывших в США. Варварским гонениям подвергались «цветные» рабочие – негры, японцы, китайцы. США стали «одной из первых стран по глубине пропасти между горсткой обнаглевших, захлебывающихся в грязи и в роскоши миллиардеров, с одной стороны, и миллионами трудящихся, вечно живущих на границе нищеты, с – другой» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 28, стр. 45.)

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ – ОБРАЗОВАНИЕ НЕФТЯНОГО ТРЕСТА В США

Громкая история «Стандард Ойл Компани» – нефтяного треста дает возможность читателям. составить себе представление о том, что осмеливается проделывать буржуазия свободной демократической республики, организуя тресты.

Нефтяной век, как выражаются янки, начинается около I860 года. «Добывать нефть» – сделалось идеалом американской буржуазии. Десятки тысяч буржуа ринулись на нефтеносный бассейн. Пенсильванцы принялись буравить скважины, выкачивать драгоценную жидкость и очищать ее. Доллары посыпались дождем. Дела шли блестяще. Как вдруг, в самом разгаре спекулятивной горячки, в этом нефтяном царстве разразился крах 1872 г. Следствие обнаружило, что банкротство целого ряда предприятий было вызвано обществом «Саут Импрувмент Компани», процветавшим среди всеобщего разорения за счет своих жертв и основанным двенадцатью авантюристами под руководством Джона Рокфеллера. Эти нефтепромышленники в жизни своей не добыли ни одного литра нефти и с керосином были знакомы только благодаря употреблению ламп; среди них был один газетчик, несколько адвокатов, служащий в банке, маклер по продаже хлопка, сахарозаводчик и т. д. В 1870 г. капитал общества оценивался в 5 миллионов франков.

Авантюристы «Саут Импрувмент Компани» – этого эмбриона Стандард Ойл – повели жестокую войну против самостоятельных производителей. При этом они не брезгали никакими средствами: вооруженные нападения, взрывы динамитом мастерских и заводов, поджоги вышек – все было пущено в ход. Следствие установило, что Пенсильванская железная дорога своими чрезмерными преимущественными тарифами помогала этой компании» Независимые производители платили за перевозку нефти в два раза дороже; излишек в 50% поступал в пользу нефтяных пиратов. Но этого мало, железная дорога отказывалась давать свои вагоны-цистерны самостоятельным производителям, которые были поэтому вынуждены отправлять свой керосин в бочках; но и это не помогло, так как управление дороги отказывало и в простых вагонах для бочек. Аналогичная история разыгралась после прокладки подземных труб для перекачки керосина в вагоны и пароходы – цистерны. Этот нефтепровод попал в руки нефтяного треста; независимые нефтепромышленники образовали синдикат для прокладки новых труб. Тогда компания организовала банды бездельников и вооружила их револьверами, винчестерами, предназначенными для землекопов, занимавшихся прокладкой, и крючьями для вытаскивания зарытых труб. Пущены были в ход даже пушки..

Захватив производство в свои руки, нефтяной трест поспешил наложить свое ярмо и на розничную торговлю. Чтобы заставить лавочников держать только керосин Стандард Ойл, Компания продавала его конкурентам этих лавочников по удешевленной цене; если это не достигало цели, она открывала свою лавку рядом с магазином упорствующего торговца и продавала все его товары по низкой цене до тех пор, пока не доводила его до полного разорения.

П. Лафарг, Сочинения, т/П, стр. 229-233,

2. БОГАТСТВО КАПИТАЛИСТА ФИЛЬДА И НИЩЕТА ЕГО РАБОЧИХ

Фильд накопил свое состояние в последние двадцать лет жизни. Быстрота роста его богатств объясняется многообразием его предприятий. Чтобы получить хотя бы приблизительное представление о том, как быстро притекало к нему богатство, надо представить себе картину миллионов мужчин, женщин и детей, которые изо дня в день, из года в год надрываются над работой, чтобы получить несколько менее двух одиннадцатых производимых ими ценностей, в то время как почти девять одиннадцатых целиком или отчасти притекали к нему. Фильд не мог питаться больше трех раз в день, но его ежедневный доход был бы достаточен, чтобы иметь изо дня в день десять тысяч великолепных обедов из изысканных блюд, в то время как те, кто на него работал, порой бывали довольны, если вообще имели чем прокормиться. Лишь немногие из его рабочих получали полных два доллара в день, тогда как сам Фильд получал приблизительно от 500 до 700 долларов в час.

В своих магазинах Фильд держал не менее десяти тысяч служащих мужчин, женщин, детей. Он заставлял их работать за плату, во многих случаях не хватавшую на полуголодное существование. 95% получали в неделю 12 долларов и меньше. Женщины, которые целыми длинными днями должны были работать, согнувшись над швейной машиной, чтобы изготовлять продававшиеся в магазинах Фильда готовые платья, получали от него нищенскую заработную плату в 6,75 долларов в неделю.

Нищета, в которой жили и еще живут многие из этих рабочих (ибо эти условия существуют и по настоящее время), неописуема.

А когда рабочие возвращались после трудового дня в свои жалкие норы, им приходилось подкреплять свои силы скудной пищей, состоящей из самых дешевых предметов питания,- обычно черствым хлебом. Масло считалось расточительной роскошью. Утренний завтрак состоял из кусочка хлеба, который проглатывается вместе с «кофе», т. е. суррогатом лишь со слабым запахом кофе. На обед полагался хлеб с луком, куском селедки или дешевого сыра, а в качестве десерта – какая-нибудь подкрашенная конфета. На ужин они употребляли дешевое свиное или суповое мясо, летом иногда приправленное загнившими овощами, а затем напиток, носивший название чая. Немногие из этих рабочих имели более одного комплекта одежды. Они не могли позволить себе никаких развлечений, они спали часто по восемь и десять человек в одной комнате, так как каждый экономил на квартирной плате.

Ссылка на основную публикацию