Жизнь скандинавов в США, занятость и профессии

Медиа-журнал о Древней Скандинавии

Настало время разобраться с сословиями скандинавов раз и навсегда. Рассмотрим только гражданскую иерархию общества викингов.

Социальные слои не были статичны на протяжении эпохи викингов, они изменялись во времени. Главная причина подвижности слоёв населения — процесс перехода от родового строя к феодальному, который стал ярко заметен благодаря усилиям Харальда Харфагри (Прекрасновослосого). Закрепление феодальной власти окончательно оформилось со смертью последнего конунга-викинга Харальда Хардрада (Сурового). В итоге динамичность сословий определяется стремлением королевской власти выстроить строгую иерархию подчинения на базе отношений типа сюзерен-вассал и стремлением старой родовой власти сохранить свою свободу.

Мы же рассмотрим социальную структуру начала X-го века, времени правления Харальда I Прекрасноволосого. В этот период различия в иерархии между странами Норвегии, Швеции и Дании минимальны.

Иерархия скандинавов в эпоху викингов

Главные категории разделения общества: знать (tignarman — конунги и ярлы), свободные (карлы), зависимые люди (рабы, трели) и изгои. Также всех людей, кроме рабов и изгнанников, называли фралами (fralsman, frals, folkfrals) — просто свободные.

Тигнарман (Tignarman) — самые почётные и знатные люди. Ими были конунги и ярлы.

Конунг — король, правитель страны или фюлька. Важно здесь то, что конунг принадлежит королевскому роду. Признавались только конунги из старых правящих династий. В стране могло быть несколько конунгов. Мелкие и более сильные, подчиняющие себе больше земель с помощью оружия. Также это могли быть и близкие родственники, борющиеся за власть в конкретный промежуток времени. Были и конунги-викинги. Которые временно решали вопросы своего богатства и славы в походах. А затем, как правило, возвращались снова бороться за свою законную власть.

Конунг

За конунгом было всегда последнее слово на тингах, народных судах. Также изначально он был и главой религиозных ритуалов. Сильный конунг мог устанавливать какой религии народу лучше придерживаться. Не без уговоров и не без оружия, конечно.

Вообще, в ранний период эпохи викингов конунгов могли призывать и прогонять. Всё зависело от предводительских качеств и удачи короля. Могущественные ярлы и бонды нередко были в состоянии влиять на то, кто будет властвовать в области или стране. Тем самым, на ранних этапах конунг — это королевская профессия, выполняющая определённые обязанности. В основном — это защита от внешней агрессии, установление мира и порядка.

Позже, опираясь на богатства и военное могущество, конунги становились сильнее и переставали зависеть от мнения остального народа. Независимость тогда уже теряли все остальные, власть имущие.

Ярл — самый знатный землевладелец. Предводитель больших территорий (области(тей), фюлька(ков)). Изначально ярлы имели мощное влияние, соперничали с конунгами. Затем же это понятие превратилось в звание. Ярлы становились помощниками, заместителями конунга. Звание ярла можно было получить, особо отличившись перед конунгом. У конунга мог быть один или несколько ярлов.

Ярл Борг из сериала «Викинги»

Отингир (otingir) — богатые и знатные люди, но не тигнарманы. Обычно это сыновья конунгов и ярлов. Не входили в правящую элиту.

Лендрман (lenderman) — вассал конунга или ленник. Крупный землевладелец и человек, ответственный за сбор податей королю с прикреплённого к нему херада (округа). Должен был содержать местную дружину конунга (примерно 40 человек) и отвечал за организацию лейдунга (сбор народного ополчения по призыву короля) и его руководство в походе.

Хёвдинг — вождь, предводитель. Более конкретное определение — вождь херада (округа), иногда области (фюлька).

Годи — верховный жрец годорда (территориального религиозного деления на базе херада). В его функции также входило и судейство. Назначал себе в помощники 12 судей для местного тинга.

Дротт, дроттин — жрец.

Лагман (lagen — закон) — главный толкователь закона в стране или в области — объединения херадов. Главный на альтинге. Его функция — знать и растолковывать законы.

Тиунда-лагман — представитель дальнего округа на тинге.

Бонд — землевладелец. Важный базовый слой населения Древней Скандинавии. Бонд владел одалем (odal) — землёй, передававшейся по наследству. С концом эпохи викингов понятие наследственной земли исчезает. Бонд мог как обрабатывать землю сам (с помощью рабов или свободных работников, хускарлов), так и отдавать её в аренду за плату (обычно 10% стоимости земли в год).

Хускарл — изначально домашний работник, домочадец. Помогал бонду по хозяйству за жалование. Позже хускарл — дружинник конунга.

Ландбоар (landboar) — крестьяне, наниматели земли.

Стабкерл (stabkerl) — нищий, бедняк.

Отпущенники (fralsgifvi, fralsingi) — рабы, которые были отпущены хозяевами. Либо добровольно, либо фральсинги выкупили себя сами. Имел довольно шаткое положение и низкий статус. Мог снова стать рабом в качестве наказания на тинге. Отпущенники обычно становились либо ландбоарами либо хускарлами.

Доступно мало информации о социальном статусе ремесленников. Если не учитывать тот факт, что различные сословия карлов могли становиться ремесленниками по необходимости. Но известно, что скальды, кузнецы, кораблестроители и резчики рун пользовались большим почётом, поэтому не бедствовали.

Королевские придворные скальды, будучи в милости у конунга, имели достаточно высокий статус.

Трели (thrael, traelar) или рабы находились внизу иерархии скандинавов. У них не было прав. Хозяин имел полное право на жизнь и смерть своего подчинённого. Мог убить раба, продать или использовать в качестве сексуальных утех. Дети хозяев от рабов не могли пользоваться такими же привилегиями, как дети официальных или даже побочных жён (из карлов). Хозяин мог сделать раба свободным за какую-то службу. Но он также и нёс ответственность за своего раба, если тот совершил какое-то преступление вне земли хозяина. Смерть от руки раба считалась самой позорной.

У рабов не было никакой недвижимости. Они носили плохую, неброскую одежду, были коротко выстрижены. Современник эпохи викингов мог одним взглядом в лицо определить раб этот человек или нет. Видимо, участь рабов оставляла неизгладимый отпечаток. Участь рабов — самая грязная работа: стройка, земляные работы, пас скота и т.д. Но нередко хозяева позволяли своим подневольным расслабляться на пирах вместе с ними, давая им хоть какую-то отдушину. Рынок рабов был очень развит в Древней Скандинавии. Походы викингов поставляли живую силу без перебоев. Среди пленников-рабов мог быть кто угодно, начиная от крестьянина и заканчивая знатным вельможей западного мира.

Продажа рабов на рынке

Дети рабов становились также рабами. Но такие рабы, рождённые и выросшие в хозяйстве их собственника имели более высокий статус. Их называли фостре (fostre). Из их числа нередко становились бритами (bryti) — старшими из рабов, надзиратели — наивысший статус раба.

Часто рабами становились и карлы, которые были вынуждены временно присоединиться к этому слою из-за долгов.

Низшими из рабов считались гиафтлэрар (giafthlarar) — даровые, добровольные рабы. Он вступал в рабство (traldom) произвольно. Нередко причина этого — нежелание, чтобы родственники получили нажитое этого человека. Так как всё состояние становилось собственностью хозяина раба.

Самый низший слой — изгнанники, изгои, люди вне закона. Становились по решению альтинга или конунга. Положение в этом дне иерархии могло быть временным так и пожизненным; действовало как только в данном хераде, области/фюльке, так и по всей стране. Этот слой — аналог тюрьмы того времени. Человек-изгой не имел никаких прав и его мог убить кто угодно, завладев имуществом. К убийце изгоя не было никаких претензий. Часто изгои (в основном политические, по воле конунга) становились колонистами новых земель. Пример: Исландия, Фарерские острова.

Источники: Андерс Стриннгольм («Походы викингов»), Эльсе Роэсдаль («Мир викингов»), Жаклин Симпсон («Викинги. Быт, религия, культура»), Глеб Лебедев («Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси»).

Самый низший слой — изгнанники, изгои, люди вне закона. Становились по решению альтинга или конунга. Положение в этом дне иерархии могло быть временным так и пожизненным; действовало как только в данном хераде, области/фюльке, так и по всей стране. Этот слой — аналог тюрьмы того времени. Человек-изгой не имел никаких прав и его мог убить кто угодно, завладев имуществом. К убийце изгоя не было никаких претензий. Часто изгои (в основном политические, по воле конунга) становились колонистами новых земель. Пример: Исландия, Фарерские острова.

Востребованные вакансии

Список самых востребованных профессий в США практически не отличается от списков стран Европы:

  • специалисты IT-сферы;
  • врачи;
  • финансисты;
  • инженеры и технические специалисты;
  • специалисты в области страхования;
  • и т.д.

Требуются также и грамотные электрики, механики, бухгалтеры и многие другие специальности. Важно, чтобы соискатель владел английским языком, имел образование и опыт работы по специальности. Многие профессии требуют нострификации диплома и получения лицензии на право заниматься конкретной работой, при этом можно подтвердить дипломы не всех российских вузов.

Чаще всего наши граждане изначально устраиваются на не самые престижные рабочие места, где постоянно требуется и будет требоваться персонал.

5 неочевидных, но востребованных профессий в США для наших иммигрантов

Если вы вдруг решите сменить пейзаж за окном рабочего кабинета на небоскребы Нью-Йорка или одноэтажные домики Лос-Анджелеса, обязательно прочитайте эту статью. Тут собрано 5 самых неожиданных профессий, представителей которых с распростертыми объятиями ждут в США. Айтишников не предлагать.

Известный российский звукорежиссер Артем Нужин, работавший в крупнейших ТВ-проектах в России и открывший свой продакшн в Лос-Анджелесе, рассказывает о жизни российской семьи в США и карьерных возможностях для россиян в Америке.

Прежде чем понять, что эти профессии тебе под силу и не нужно учить какой-то сложнючий язык программирования, задумайся о документах. Самые важные — Social Security Number и Work Permit. Пожалуй, самая главная отличительная особенность — отношение к труду в Америке и России. В США уважают любую профессию, поэтому рядовые американцы десятилетиями работают официантами или продавцами в местном супермаркете.

Водитель такси

Советы по получению прав:

1) Это очень длительный процесс, на который придется потратить много сил и времени. Рекомендую поехать в DMV (Министерство автотранспорта в США) и взять книжку о ПДД в Америке на русском языке, книга выдается бесплатно. Тебе нужно будет подробно ее изучить, ведь правила дорожного движения в США кардинально отличаются от правил в России.

2) Следует заранее записаться на подачу документов, так как если ты придешь по факту, то можно потерять 3—5 часов в очереди, что не очень приятно.

Есть два варианта работы таксистом. Классический — официально устроиться в таксопарк и быть одним из водителей тех желтых машин, которые мы все помним по сериалам. Но в Лос-Анджелесе их становится все меньше, чего не могу сказать о Нью-Йорке. Современный вариант — работать с помощью приложений, которые в наше время существуют практически у каждого. В отличие от многих стран мира, в США Uber пользуется огромной популярностью, он сильно развит и работает лучше, чем в других странах. Зарегистрироваться в нем могут только водители, имеющие стаж вождения в США от 1 года.

Работая таксистом, можно зарабатывать около 3000$ в месяц, если ты снимаешь квартиру с кем-то и экономично расходуешь оставшиеся деньги, то вполне можно прожить на эту сумму.

Актер

В США индустрия кинематографа невероятно развита, практически каждый день в центре Лос-Анджелеса или в окрестностях можно увидеть, как снимают кино.

Ведущее агентство, которое позволяет записаться на работу в массовке, это Central Casting. Но опять же вспоминаем п.1 — документы превыше всего. Для начала необходимо зайти на их сайт посмотреть на рабочие часы и день приема документов. Приехать в 4 утра в указанный день, отстоять огромную очередь желающих, из которых в итоге примут порядка 100—120 человек, так как с момента открытия отбор желающих идет около 2—3 часов.

Если ты успел проскочить в это время, то попал в их базу, если нет, то приходи в другой день. В базу вносят все необходимые данные, среди которых твой мобильный телефон и свободные даты. Дальше ты просто ждешь сообщения с предложением о работе, которое придет вечером накануне дня съемки. В сообщении будет инструкция, когда и где ты должен быть.

Массовка делится на 2 типа: union и non-union. Non-union — это первая стадия работы в массовке, где ты сможешь получать около 2000$ в месяц, но график будет очень плотным. Обрати внимание, что заработная плата в России и в США отличается: в Америке платят за часы, а не за дни.

Union получает двойную ставку, но для того чтобы туда попасть, необходимо минимум 3 раза отработать с non-union группой. После того как ты это сделаешь, тебе придет письмо с вопросом «Желаете ли Вы продолжить работу в массовке в качестве union actor?». Если ты откажешь, то такое письмо вряд ли придет тебе повторно. Преимущество в том, что, работая union, ты повышаешь в два раза ставку за час.

Существует огромное количество кастингов. Если ты хочешь получить роль с текстом, то имей в виду, что твой акцент резко снижает шансы на это. Однако часто ищут именно русскоговорящих людей для съемки сцены какой-нибудь русской вечеринки или русских героев. Тогда твой акцент станет отличительной чертой и большим плюсом!

Юрист

Безусловно, профессия адвоката одна из самых распространенных в США и самых высокооплачиваемых. Ведь в Штатах личный адвокат есть абсолютно у любой, даже у самой маленькой компании, а также в каждой семье.

В Америке со школьной скамьи приучают знать и почитать законы, однако из-за большого количества мигрантов, бракоразводных процессов и в целом значительного числа населения (по данным на 2017 год в США проживают 325 000 000 человек) работы хватит для всех юристов.

К тому же в Америке проживает огромное количество русскоговорящего населения, которое не владеет английским, так что, если профессиональный английский у тебя на хорошем уровне, есть все шансы отлично зарабатывать в США. В таком случае можно рассчитывать на минимальную зарплату в 4000$ в месяц.

Врач

К сожалению, отучившись на врача в России, ты не сможешь переехать в США и устроиться по профессии. Для того чтобы стать высококлассным специалистом, нужно пройти обучение в США, которое длится не меньше 7—10 лет (все зависит от специализации).

В связи с таким длительным и трудоемким процессом обучения, заработная плата медиков в США высокая. Даже начинающая медицинская сестра с небольшим опытом работы может получать 7000$ в месяц, не говоря уже о хирургах, акушерах-гинекологах, их зарплата может достигать 50 000$.

Наверняка все слышали, что медицина в США — это действительно дорогое удовольствие. Ты можешь это легко почувствовать на себе, когда придешь в районную больницу без документов, и с тебя попросят 250$ за самый обычный прием. УЗИ обойдется в 350$.

Совершенно отдельная сфера — это стоматология. Чтобы иметь красивые и здоровые зубы, тебе нужно зарабатывать от 10 000$. Я обычно говорю, что будет намного дешевле прилететь в Россию, оплатить проживание, питание, посетить квалифицированного дантиста в Москве или Санкт-Петербурге, чем сделать это в Штатах.

Тем не менее, если твой переезд — не спонтанное решение, а продуманный план на долгие годы, есть смысл замахнуться на образование, чтобы обеспечить себе и всей своей семье безбедную старость.

Няня

Няня — это единственный вариант работы, на который можно устроиться без документов. Согласно статистике, бэбиситтер получает $13,5 в час за одного ребенка (за двух — $15,50; за трех — $17,25).

В Америке у людей совершенно другой режим жизни, все стараются зарабатывать деньги. Мама, сидящая дома с ребенком годами — это большая редкость и роскошь только для семей с высоким уровнем достатка. Длительность декретного отпуска после родов в США — три месяца, после чего молодая мама ищет няню, выходит на работу и продолжает карьеру, так как один папа не справится с оплатой всех затрат и больших кредитов (особенно, если семья следит за зубами). Поэтому в Америке няня — это не показатель достатка в семье, а жизненная необходимость.

В США живет много русскоязычных семей, которые не хотели бы, чтобы их дети забывали язык, и больше доверяют няням из России, поэтому готовы оплатить тебе перелет из России и обратно. Кроме того, уровень заработной платы помощницы из России и Мексики на одном уровне, поэтому наши соотечественницы пользуются популярностью в Америке.

От автора: этот список сформирован только исходя из моего личного опыта, так как именно эти профессии больше всего популярны среди русских мигрантов и встречались мне чаще остальных.

К тому же тут не указаны способы заработка, которые наши соотечественники считают непрестижными. Например, работу грузчиком, официантом, разнорабочим, уборщиком, работу в сетях фастфуда и много других профессий, про которые говорят: «И ты поехал в Америку ради этого?!».

stdClass Object ( [term_id] => 1 [name] => Разное [taxonomy] => category [slug] => no_theme )

stdClass Object ( [term_id] => 2852 [name] => работа [taxonomy] => post_tag [slug] => rabota )

stdClass Object ( [term_id] => 13992 [name] => Ликбез [taxonomy] => category [slug] => poleznaja-informatsija )

stdClass Object ( [term_id] => 14526 [name] => профессии [taxonomy] => post_tag [slug] => professii )

Читайте также на ForumDaily:

Хотите больше важных и интересных новостей о жизни в США и иммиграции в Америку? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook. Выбирайте опцию “Приоритет в показе” – и читайте нас первыми. И не забудьте подписаться на ForumDaily Woman и на ForumDaily New York – там вас ждет масса интересной и позитивной информации.

Няня

5. Плохая погода – не оправдание для пропуска тренировки

Когда девять месяцев в году у вас плохая погода, вы не можете приостановить свою жизнь, ожидая, пока небо очистится и просветлеет. Скандинавы занимаются физической активностью всегда: хоть в закрытом спортзале, хоть на улице под дождем и снегом.

Когда девять месяцев в году у вас плохая погода, вы не можете приостановить свою жизнь, ожидая, пока небо очистится и просветлеет. Скандинавы занимаются физической активностью всегда: хоть в закрытом спортзале, хоть на улице под дождем и снегом.

Психолог

С повышением внимания к вопросам психического здоровья и благополучия во всех секторах населения, психологи станут одной из самых востребованных профессий в Канаде в течение следующих пяти лет. Фактически, правительственные прогнозы показывают, что в период с 2017 по 2026 год из-за нехватки подготовленных психологов может остаться незаполненным до 1100 рабочих мест.

  • Доступно вакансий: 16 500
  • Провинции с самым большим спросом: Практически все провинции, кроме Ньюфаундленда и Лабрадора, где спрос незначительный. (Спрос не был определен в Юконе, Северо-Западных территориях и Нунавуте.)
  • Средняя ставка в час: $39.56
  • Самые высокооплачиваемые провинции и территории: Саскачеван, Альберта и Квебек
  • Требования: Магистерская или докторская степень
  • Доступно вакансий: 25 800
  • Провинции с самым большим спросом: Британская Колумбия и Саскачеван
  • Средняя ставка в час: $23
  • Самые высокооплачиваемые провинции и территории: Британская Колумбия, Квебек и Альберта
  • Требования: диплом

Востребованные творческие профессии в США

Нередко творческие люди перебиваются с одного гонорара на другой в поисках продюсера, влиятельного поклонника их таланта или просто вдохновения. Но в Америке многие творческие профессии считаются довольно востребованными и высокооплачиваемыми.

В 2018 году по данным Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics) медианная зарплата в США составила $46 800. Что касается специальностей с творческим уклоном, то за многими из них закреплена зарплата существенно выше указанной, и она может достигать $92 000.

12. . Ключевыми навыками данного типа редактора является умение не только работать с программным обеспечением в сфере создания видео, но и умение работать с камерой, светом, с людьми в кадре и за ним. Как правило, таким навыкам обучают в университете кино- и телевещания.

Читайте также:  Историография американской иммиграции второй половины XX века, все концепции

Расизм в истории США или как африканцев сделали рабами

На сегодняшний день США известны во всем мире как государство, которое всячески оберегает права и интересы своих граждан, передает NUR.KZ.

Но расовые проблемы до сих пор полностью не решены в этой стране. Ведь они глубокими корнями уходят в далекое прошлое Соединенных Штатов. Сегодня мы расскажем о том, откуда в США появились афроамериканцы, зачем было создано рабство и как проходила расовая сегрегация.

Со времен колонизации Северной Америки европейцами французские и британские колонисты уничтожили большую часть коренного населения – индейцев. Так как изначально на территории Америки не были построены фабрики, а были созданы плантации, возник спрос со стороны белых фермеров-колонистов на рабочую силу.

Многие не знают, но первыми рабами в США стали белые рабы. А именно ирландцы, которых большими партиями стали завозить англичане. Торговля ирландцами началась, когда Яков Второй продал 30 тыс. ирландских заключённых в американское рабство. Его прокламация 1625 года провозгласила необходимость отправки ирландских политических заключённых за границу и продажу их английским поселенцам в Вест-Индии.

С 1641 по 1652 гг. англичане убили более 500 тысяч ирландцев и ещё 300 тысяч продали в рабство. Только за это десятилетие население Ирландии сократилось с 1500 тыс. до 600 тыс. человек. Семьи разделяли, так как англичане не разрешали ирландским мужчинам брать с собой в Америку жён и детей. Это сделало население, состоящее из бездомных женщин и детей, беспомощным. Но и их англичане продавали через работорговые аукционы.

Вскоре британские колонисты случайно захватывают португальский корабль с африканскими рабами и начинается новая эпоха рабства в Америке. Британские колонисты начинают покупать африканских рабов на невольничьих рынках.

Попытки колонизаторов сделать рабами индейцев не привели к успеху. Индейцы были гордым и не желающим повиноваться народом. В 17-м веке на территории Америки было несколько десятков тысяч индейцев-рабов. Но в целом, они быстро умирали, а многие сбегали с плантаций. Таким образом, рабовладельцы отказались держать индейцев в рабстве, так как это было экономически невыгодно. Куда прибыльнее было покупать рабов из Африки.

Труд рабов широко использовался в плантационном хозяйстве. В первой половине XIX века национальное богатство Соединённых Штатов в значительной степени было основано на эксплуатации рабского труда. За период с XVI века по XIX век в страны Америки было завезено около 12 миллионов африканцев, из них около 645 тыс. — на территорию современных США.

В 1850-м году конгресс США принял закон о беглых рабах. Закон обязывал население всех штатов активно участвовать в поимке беглых рабов и предусматривал суровое наказание для рабов, тех, кто их укрывал и тех, кто не содействовал поимке раба. Во всех южных и северных штатах учреждались особые уполномоченные по ловле рабов, которым следовало оказывать содействие. Пойманных рабов помещали в тюрьму и под вооружённой охраной возвращали рабовладельцу. Чтобы раб был признан беглым, достаточно было, чтобы любой белый заявил и подтвердил под присягой, что этот негр является бежавшим от него рабом. Принятие закона вынудило многих негров бежать из США в Канаду.

Но не все белое население Америки поддерживало рабство. Были и противники рабства. Их называли аболиционистами. Основная их часть был квакерами, а к концу 18-го века осуждение рабства стало частью европейского движения Просвещения.

После победы американцев над британцами в борьбе за независимость рабство продолжало существовать.

В северных штатах рабство к середине 19-го века было официально запрещено, но в половине других штатов оно активно существовало (преимущественно в южных).

В итоге рабство было отменено после завершения Гражданской войны 1861—1865 годов и принятия Тринадцатой поправки к конституции США в декабре 1865 года. Но в итоге расизм не исчез даже после этого.

Рабство было заменено на расовую сегрегацию и апартеид. Их первые признаки — отдельные школы (для белых и негров), отдельный общественный транспорт (существовал до 1970-х гг.), запреты на совместное размещение в отелях и мотелях, разделение на кафе и рестораны только для белых и для «цветных» и черных, в области услуг, негритянские воинские подразделения и тому подобное.

После гражданской войны солдаты-южане создали тайную расистскую организацию Ку-Клукс-Клан. Адепты этой организации отстаивали такие идеи, как превосходство белых, белый национализм.

По законам города Монтгомери в Алабаме, чернокожие граждане не должны были занимать в автобусах первые четыре ряда, поскольку они предназначались «только для белых» — об этом свидетельствовала надпись при входе. Если все места «только для белых» были заняты, то сидящие чернокожие должны были уступить белым пассажирам свои «чёрные» места. Равнозначным этому можно считать туалеты в придорожных заведениях (в том числе на автобусных станциях), в которых была жёсткая сегрегация по цвету кожи.

1 декабря 1955 года 42-летняя чернокожая швея из Алабамы Роза Паркс не уступила место белому мужчине в Монтгомери. Её арестовали и приговорили к штрафу. В том же году, в Монтгомери, в автобусах арестовали ещё пятерых женщин, двоих детей, и множество чёрных мужчин. Одного чернокожего водитель застрелил на месте. Тогда, по инициативе Мартина Лютера Кинга, чернокожие жители города объявили всеобщий бойкот общественному транспорту. Чернокожие владельцы машин перевозили «братьев по коже» своими силами, без какой-либо платы. Афроамериканцы поддерживали бойкот 381 день, который был назван «Ходьбой во имя свободы».

В 1951 году чернокожий житель штата Канзас Оливер Браун подал иск против городского школьного совета от имени восьмилетней дочери (дело «Браун против Совета по образованию»). В иске Браун указал, что его дочь должна посещать школу для белых, которая была через 5 кварталов от дома, в отличие от «чёрной школы», которая располагалась через 21 квартал (фактически, на противоположной окраине города). Когда суд отклонил требование Брауна, другие чернокожие подали аналогичные иски как в Канзасе, так и в других штатах (Южная Каролина, Виргиния и Делавэр). После серии разбирательств дело было принято Верховным судом США, который в 1954 году признал, что сегрегация в школах лишает чернокожих детей «равной защиты законами», что противоречит Четырнадцатой поправке к Конституции США. Решением суда был установлен юридический запрет на расовую сегрегацию в школах в указанных штатах.

В 1957 году в город Литтл-Рок штата Арканзас ввели федеральные войска из-за отказа губернатора штата выполнять решение суда.

В начале сентября в Первый день занятий девять чернокожих детей (позднее известны как «девятка из Литл-Рока») пытаются пройти в школу, но их со штыками встречают вооружённые солдаты Национальной гвардии штата, находящиеся в подчинении губернатора. Толпа белых запугивает детей, — угрозы, оскорбления. Одна из школьниц, Элизабет Экфорд, делится воспоминаниями своего первого школьного дня:

Я подошла к школе и наткнулась на охранника, который пропускал белых учеников… Когда я попробовала протиснуться мимо него, он поднял свой штык, потом это же самое сделали и другие охранники… Они так враждебно смотрели на меня, что я очень испугалась и не знала, что делать. Я обернулась и увидела, что сзади на меня наступает толпа… Кто-то выкрикнул «Линчевать её! Линчевать её!» Я попыталась найти глазами хоть одно дружелюбное лицо в толпе, хоть кого-нибудь, кто мог бы мне помочь. Я посмотрела на одну пожилую женщину, и её лицо показалось мне добрым, но когда наши глаза встретились вновь, она на меня плюнула… Кто-то крикнул «Тащите её к дереву! Надо заняться ниггером!».

За права афроамериканцев активно боролись такие видные общественные деятели, как Мартин Лютерн Кинг, Малькольм Икс и партия “Черных пантер”.

Массовая расовая дискриминация в США затрагивала не только афроамериканцев. Сегрегации по расовому признаку в США подвергались индейцы, пуэрториканцы и мексиканцы, последние со времени после захвата Соединенными Штатами большей части территории тогдашней Мексики — нынешних Техаса и всего американского юга в 1840-е гг., пуэрториканцы со времени «добровольного» вхождения Пуэрто-Рико в состав США, а индейцы — со времени их почти полного истребления в конце 19 века.

Также расовой сегрегации были подвергнуты 120 тысяч японских американцев в годы Второй мировой войны. Несколько лет до окончания войны японские американцы жили в концлагерях для военнопленных несмотря на то, что у них было американское гражданство.

В настоящее время на официальном уровне расизма в США не существует. Последним штатом, ратифицировавшим отмену рабства стал был Миссисипи, который в 2013 году официально признал рабство антиконституционным и противозаконным.

“Золото” Олимпиады неожиданно может достаться казахстанке

Казахстанский боксер заявил, что намерен покорить мир и запомниться, как легенда

Попытки колонизаторов сделать рабами индейцев не привели к успеху. Индейцы были гордым и не желающим повиноваться народом. В 17-м веке на территории Америки было несколько десятков тысяч индейцев-рабов. Но в целом, они быстро умирали, а многие сбегали с плантаций. Таким образом, рабовладельцы отказались держать индейцев в рабстве, так как это было экономически невыгодно. Куда прибыльнее было покупать рабов из Африки.

Чёрная жизнь Чёрной Америки. Расовый подтекст социального неравенства в США

Кандидат в президенты США Дональд Трамп в одном из своих очередных выступлений коснулся темы социального положения афроамериканского населения. Так, он подчеркнул, что афроамериканцы живут в нищете, а школы, в которых обучают афроамериканских детей, «никуда не годятся». Хиллари Клинтон в случае своей победы на президентских выборах скорее обеспечит рабочими местами беженцев из стран Ближнего Востока, чем афроамериканцев, которые «стали беженцами в собственной стране».

Конечно, слова Дональда Трампа — это всего лишь слова. В попытке обрести поддержку афроамериканских избирателей, Трамп будет и далее обещать им улучшить жизнь в случае победы на выборах. Но, что касается социального положения афроамериканского населения, то здесь в истинности слов мистера Трампа сомневаться не приходится. Афроамериканцы действительно являются социально ущемленной группой американского населения — и это при том, что они не иммигранты, не переселенцы и не беженцы.

Несмотря на то, что в Соединенных Штатах всячески декларируется равенство белого и чернокожего населения, социально-экономическое положение афроамериканцев от этого практически не изменяется. Более того, меры по «ликвидации дискриминации» носят практически исключительно информационно-пропагандистский характер. К примеру, употребление слова «негр» в США стало трактоваться практически как преступление, как дискриминация чернокожих, но в то же время миллионы афроамериканцев проживают в тотальной бедности и для того, чтобы вытащить их из этого состояния американскими властями не предпринимается никаких шагов. Можно снять тысячи фильмов с положительным чернокожим героем, ввести в школьные программы специальные курсы толерантности, даже сделать чернокожего президентом страны — но в отсутствие реальных мер по ликвидации безработицы, повышению уровня образования, увеличению заработных плат все эти пропагандистские шаги оборачиваются лишь пустым сотрясанием воздуха. Между чернокожим президентом Бараком Обамой и миллионными массами социально-депривированного населения американских городов нет никакой взаимосвязи. Некоторые эксперты говорят о современной американской политике в отношении негритянского населения как о «позитивной дискриминации». Теперь о дискриминации негров в США предпочитают не говорить, игнорируя сам факт глубочайших социальных и экономических проблем, которые связаны с положением афроамериканского населения страны.

Одно из важнейших проявлений подлинного социального положения афроамериканцев в США — экономическое неравенство. До сих пор афроамериканцы в среднем куда беднее, чем представители других этнических и расовых групп американского населения. Это обусловлено консервацией бедности в афроамериканских общинах. Бедность передается по наследству, бедность затягивает, становится важнейшим препятствием социальной мобильности. Многие афроамериканцы добились в США успеха — они присутствуют в политике, в бизнесе, в спорте, в культуре. Но большинство афроамериканцев страны все равно остаются намного беднее, чем белые. Причем бедность афроамериканского населения растет, а не уменьшается. Этому способствует и специфика развития американской экономики. По мере снижения потребностей рынка в неквалифицированной рабочей силе все больше афроамериканцев, не имеющих нормального образования, остаются в разряде вечных безработных. Если в 2000 г. медианный доход афроамериканского домохозяйства составлял 64% от дохода домохозяйства белых американцев, то спустя одиннадцать лет, в 2011 году, он составлял уже 58% от медианного дохода белого домохозяйства. То есть, доход афроамериканского населения в среднем сократился на 6%. За четыре года, с 2005 по 2009 гг., увеличился и разрыв в финансовом благосостоянии афроамериканцев и белых. Если в 2005 г. афроамериканцы имели в одиннадцать раз меньшие активы, чем белые, то в 2009 г. — уже в двадцать раз меньшие активы.

Тотальная бедность вынуждает многих афроамериканцев зависеть от социальной помощи со стороны государства и благотворительных организаций. В то же время, стоит развеять иллюзии некоторых россиян, считающих, что размеры социальной помощи в США очень значительны, а большинство афроамериканцев живут именно «на пособия». Это не более, чем домыслы. В конечном итоге, выгодные как раз американскому руководству, поскольку вся полнота ответственности за социальное и экономическое положение чернокожего населения в этом случае перекладывается с государства на самих афроамериканцев — мол, государство делает все, что может, платит пособия, а чернокожие сами ленятся и не хотят работать. На самом деле, в США получает безвозмездную социальную помощь примерно 14 миллионов человек. Из них 65% составляют дети и подростки. То есть две трети социальной помощи приходится на помощь детям из малообеспеченных семей. Собственно говоря, а на что еще могут жить дети, как не на пособия, если их родители или отсутствуют, или не в состоянии заработать? Большую часть из оставшихся 35% получателей социальной помощи составляют женщины. Причем это далеко не только афроамериканки, но и белые. Белых даже больше — 38% против 37% афроамериканцев. Оставшиеся получатели социальной помощи — представители других расовых и этнических групп, включая латиноамериканцев, азиатов, индейцев.

Экономическое неравенство афроамериканцев усугубляется социальным неравенством. В свое время известный французский социолог Пьер Бурдье писал о трех видах капитала — экономическом, социальном и культурном. Социальный и культурный капиталы не менее важны, поскольку именно обладание ими позволяет семьям обеспечивать образование и карьеру своим детям. У афроамериканского населения США, за редкими исключениями, социальный и культурный капиталы минимальны. В наши дни свыше 70% афроамериканских детей рождаются вне официального брака. Понятно, что большинство из них затем воспитывается в неполных семьях, где единственный кормилец — мать. Для сравнения — только 25% белых детей рождается вне официального брака. Естественно, что уже одно это обстоятельство оказывает огромное влияние на социальное положение афроамериканского населения, определяя будущее большинства детей внизу социальной иерархии американского общества.

Социальное неравенство афроамериканцев и белых является закономерным следствием дискриминационной политики, осуществлявшейся в первой половине ХХ века. Ведь отмена сегрегации в США произошла только в 1960-е годы, и то благодаря активному общественному движению с одной стороны, и сложной международной ситуации с другой стороны. В стране, которая сегодня пытается выдавать себя за оплот мировой демократии, еще несколько десятилетий назад существовало официально подтвержденное неравенство прав представителей различных рас. До сих пор белые и черные американцы считают себя представителями разных социальных групп. У афроамериканцев — собственная идентичность, которая в некоторых аспектах не только не пересекается с идентичностью общеамериканской, но и противоречит ей. Чего стоит, к примеру, массовое распространение среди чернокожих американцев ислама. В какой-то степени принятие ислама рассматривалось многими афроамериканцами как способ подчеркнуть свою «инаковость», принадлежность не к миру европейской культуры, ассоциировавшейся с христианством, а к афро-арабскому миру. Однако, большинство афроамериканцев все же исповедует христианство, правда многие из них принадлежат к сугубо афроамериканским церковным общинам, которые также практически не пересекаются с миром «белых».

Для афроамериканской культуры характерно подчеркивание отличий афроамериканцев от белых. В определенной степени мы имеем дело с «расизмом наоборот». Идеологи афроамериканских общественно-политических движений еще в первой половине — середине ХХ в. пытались разработать собственные концепции, объяснявшие отличия черных от белых и даже некоторое превосходство черных над белыми. Африканцам предписывалась большая чувственность, интуитивность, в отличие от представителей европеоидной расы. В период деколонизации Африканского континента идеи «африканской исключительности» были подняты на щит многими политиками, пришедшими к власти в африканских странах. Эти идеи, в частности, предполагают и критическое отношение к достижениям европейской цивилизации, которая рассматривается как менее гуманная, чем цивилизации Африканского континента. Конечно, обитатели афроамериканских «гетто» в Соединенных Штатах не задумываются о столь высоких материях, но линию отличия от белых они проводят достаточно четко. К примеру, в среде афроамериканских подростков не пользуется популярностью образ школьного отличника, парня или девушки, корпящего над учебниками и связывающего свою дальнейшую деятельность с умственным трудом.

У афроамериканских подростков большей популярностью пользуется другая модель достижения успеха в жизни, связанная в лучшем случае со спортивной или музыкальной карьерой, а в худшем — просто с криминалом. Многие афроамериканские дети, даже способные от рождения, намеренно не проявляют прилежания в учебе, чтобы не выделяться из общей афроамериканской среды и не вступать в конфликт с другими чернокожими. Об этом, в частности, писал Джордж Акерлоф в работе «Экономика идентичности». Но если белого Акерлофа еще можно было упрекнуть в тенденциозности, то как быть с выводами другого исследователя — нигерийского социолога Джона Огбу, перебравшегося в США и устроившегося преподавать в университет Беркли в Калифорнии? Огбу даже ввел термин — «синдром плохого прилежания», которым он характеризует отношение афроамериканских детей к учебе. Причем не стремятся учиться даже дети из статусных и богатых афроамериканских семей, посещающие престижные школы, в которых учатся представители самых разных расовых и этнических групп. Свою роль в закреплении такого отношения к учебе сыграла и «позитивная дискриминация» — такие дети рассчитывают поступить в колледжи и вузы по льготам, существующим для афроамериканцев, не прилагая особых усилий. Получается, что если так рассуждают дети афроамериканской интеллигенции, то что говорить о детях трущоб?

Экономическое и социальное неравенство сочетаются с социальной депривацией афроамериканского населения страны. Как известно, в процентном соотношении наиболее высока доля негритянского населения в южных штатах, когда-то бывших цитаделями плантационного рабовладения. До сих пор очень многочисленно афроамериканское население в таких штатах как Южная Каролина, Миссисипи, Луизиана, которые считаются наиболее «черными» штатами США. Но внушительное количество афроамериканцев проживает и в крупных городах страны, прежде всего в Нью-Йорке. В местах компактного проживания афроамериканцев социологи отмечают намного худший уровень жизни, чем в районах проживания белых американцев. «Негритянские кварталы» по сути, являются социальными гетто, в которых процветают тотальная бедность, вызванная безработицей, уличная преступность, наркомания и наркоторговля, алкоголизм, проституция.

В свое время американское правительство попыталось решить проблемы трущоб, в которых проживали афроамериканцы, и приступило к строительству новых жилых массивов. Однако, многоэтажные районы, населенные афроамериканцами, превратились в еще более худшие гетто, чем старые трущобы. Социолог Садхир Венкатеш отмечает, что планы по повышению уровня жизни афроамериканского населения фактически провалились. В жилых массивах, где проживают афроамериканцы, главными проблемами стали: перенаселенность квартир, плохая и выходящая из строя инфраструктура коммунального хозяйства, массовая бедность на грани нищеты. Разумеется, в новых районах также отмечается высокий уровень преступности и наркомании.

Социальное неравенство афроамериканского населения наглядно проявляется и в сфере здравоохранения. Поскольку большинство афроамериканцев принадлежат к низшим социальным слоям, у них просто нет денег для заботы о своем здоровье. Плюс к тому образ жизни, который ведут афроамериканцы, отнюдь не способствует улучшению медицинских показателей. Средняя продолжительность жизни афроамериканских мужчин и женщин ниже на 5-7 лет, чем средняя продолжительность жизни белых американцев. Среди афроамериканцев гораздо больше распространены такие болезни как диабет и гипертония. Свыше 30% афроамериканских мужчин и свыше 41% женщин страдают от ожирения, что свидетельствует о низкокачественном и неправильном питании. Что касается уровня распространения СПИДа среди афроамериканского населения, то он приближается к уровню африканских стран. Афроамериканцы составляют 48% больных СПИДом, при том, что в общей структуре населения США доля афроамериканцев составляет 12,6%. Стоит ли говорить о том, что качественные медицинские услуги для подавляющего большинства афроамериканцев просто недоступны ввиду их высокой стоимости, да и не выработана в афроамериканских гетто культура заботы о своем здоровье. Несмотря на то, что в афроамериканских семьях достаточно высокий уровень рождаемости, кризис семейных ценностей в «черной» Америке проявляется гораздо более явно. Огромное количество детей, как мы уже отметили выше, рождается вне брака, фактически типичная афроамериканская семья это мать и дети или бабушка, мать и дети.

Читайте также:  Культура и быт немцев в США, язык, традиции, праздники

Периодически в США вспыхивают настоящие восстания афроамериканцев, поводом к которым, как правило, служит жестокость, проявленная полицейскими. Как правило, государство решает вопросы подавления таких выступлений жестко и оперативно, не гнушаясь применять военную силу, включая и ввод танков на улицы бунтующих городов. При этом, разумеется, про псевдодемократическую демагогию, применяющуюся в отношении других стран, американские власти в таких ситуациях забывают напрочь. Однако, силовое подавление протестных выступлений не означает, что проблему социального и экономического неравенства афроамериканцев можно решить таким путем. Наоборот, положение афроамериканского населения имеет очевидную тенденцию к постепенному ухудшению, что будет особенно заметно спустя годы, учитывая более высокий уровень рождаемости.

Конечно, слова Дональда Трампа — это всего лишь слова. В попытке обрести поддержку афроамериканских избирателей, Трамп будет и далее обещать им улучшить жизнь в случае победы на выборах. Но, что касается социального положения афроамериканского населения, то здесь в истинности слов мистера Трампа сомневаться не приходится. Афроамериканцы действительно являются социально ущемленной группой американского населения — и это при том, что они не иммигранты, не переселенцы и не беженцы.

Почему негры остаются на обочине американского общества?

Негритянское меньшинство в США по-прежнему остаётся аутсайдером. Американские экономисты Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер задались вопросом – как избавить цветных от девиаций? Их совет: не либерализм и рынок, а позитивная дискриминация с преимущественным доступом в чиновничество и особые программы адаптации в школах и тюрьмах.

Очередной бунт негров в Балтиморе в который раз поднял вопрос: почему цветному меньшинству не удаётся интегрироваться в американское общество? Американские экономисты Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер в своей книге «Как человеческая психология управляет экономикой» попытались разобраться, может ли «свободный рынок» решить проблему расовой сегрегации в США и сделать негров равными белым? Они приходят к выводу, что в этом вопросе «либеральные законы» не работают, и к решению проблемы необходимо подключать государство.

«Разделение между чёрными и белыми не исчезло, а только преобразилось. В исполнение мечты Кинга появился многочисленный и растущий черный средний класс. Сегодня более половины афроамериканцев имеют доход, вдвое превышающий уровень бедности. Это один из общепринятых признаков среднего класса. Но при этом среди чёрного населения сохраняется высокий уровень бедности. В 2006 году он составлял 23,6%, а это втрое выше, чем у белых. Безработных среди черных по-прежнему больше, чем среди белых.

Статистика убедительна, но она не полностью отражает реальность. Проблемы беднейших афроамериканцев не ограничиваются бедностью. Они включают чрезвычайно высокий уровень преступности, распространение алкогольной и наркотической зависимости, большое число внебрачных детей, матерей-одиночек, а также сильную зависимость от социальных пособий. Криминальная статистика указывает, что и преступность значительно распространена среди афроамериканцев. Так, 7,9% черных мужчин в возрасте от 18 до 64 лет находятся в местных или федеральных тюрьмах. Этот показатель превышает аналогичный для белых в восемь раз. Шансы чернокожего юноши хоть раз в жизни оказаться в тюрьме превышают 25% — и эта цифра не включает предварительного заключения. Мы можем привести сходные цифры для коренных американцев (индейцев), которые по большинству показателей оказываются в ещё более бедственном положении, чем афроамериканцы.

Решение этих проблем — самая неотложная задача, стоящая перед Америкой. Более того, мы считаем ее настолько важной, что ни одна книга по макроэкономике не будет полной без их обсуждения. Как мы убедимся, стойкости этой проблемы способствуют два элемента иррационального начала: любовь к историям и стремление к справедливости.

Расслоение афроамериканского населения — с одной стороны, успешный средний класс, чёрные президент, два госсекретаря и генеральный прокурор США, а также множество менеджеров высшего звена, а с другой — более 800 тысяч осужденных преступников, отбывающих срок, — это явление, выпадающее из общего ряда. Оно требует объяснений.

Социальные психологи в лабораторных условиях показали: барьеры между представителями разных групп создаются очень легко. Мы проявляем благосклонность к «своим» и чувствуем неприязнь к «чужим». В одном из классических экспериментов испытуемые были разделены на группы в зависимости от того, на чётное или нечётное число приходится их день рождения. Но, даже несмотря на явную формальность такого критерия, представители обеих групп потакали «своим» и с предубеждением относились к «чужим».

Если в лабораторных условиях такие «группы по интересам» создаются с лёгкостью, нет ничего удивительного в том, что после четырех столетий расизма белые и черные американцы относятся друг к другу подобным образом. Эти предубеждения связаны с двумя вышеупомянутыми аспектами иррационального начала.

Само разделение людей на «своих» и «чужих» происходит под воздействием склонности сочинять истории. Это, в свою очередь, приводит к возникновению чётких представлений о том, что такое справедливость — по отношению к «своим» и «чужим».

Такое разделение — главный вопрос для каждого афроамериканца. Чернокожие вынуждены преодолевать психологические и материальные трудности экономической системы, которую они не выбирали и которую считают несправедливой. Почитайте биографию любого афроамериканца — эти вопросы неизбежно окажутся в центре внимания.

В книге «Достоинство рабочего человека» социолога Мишель Ламон рассказывается о том, как это сказывается на реальной жизни. Ламон провела опрос чёрных и белых мужчин, принадлежащих к рабочему классу. Она хотела узнать их истории. Что побуждает их, например, вставать по утрам и идти на работу? Как выяснилось, все её собеседники мало соответствуют идеалам американского общества. Зарабатывают они немного, особым уважением общества не пользуются. Поэтому, чтобы сохранять чувство собственного достоинства, выполнять тяжёлую и ответственную работу за столь малое вознаграждение, у них должно быть особенное мировоззрение.

Конечно, не все белые и не все чёрные рабочие говорили одно и то же; вариации были весьма значительны. И все же Ламон выделила некую типовую историю, описывающую представления этой группы о самой себе.

Для белых мир — весьма суровое место, где царит жёсткая конкуренция. Но капитализм — лучшая из всех возможных систем, и они занимают в ней свою нишу. Белые гордятся тем, что вносят свой независимый вклад в поддержание сложившегося порядка вещей. Несмотря на все трудности, они могут позаботиться о себе и своих семьях, и это наполняет их особой гордостью. Они сами несут ответственность за свою судьбу, за свои успехи и неудачи. Кроме того, белые считают себя лучше тех, кто находится выше них на социальной лестнице, поскольку больше пекутся о моральных ценностях и меньше — о деньгах. В общем, они сами выбрали для себя такую жизнь.

У афроамериканцев история несколько иная. Как и белые, чернокожие рабочие гордятся тем, что полагаются только на собственные силы. Но их обстоятельства намного тяжелее, чем у белых. Им не просто сдали плохие карты за ломберным столом капитализма. Белые склонны думать, что живут в справедливом обществе, а их относительно низкий статус — следствие простого невезения или сознательного выбора. Афроамериканцы свои неудачи неизбежно видят как следствие принадлежности к «своим» в мире, где правят «чужие». Награду в виде рабочих мест и зарплат раздают «чужие», а «свои» лишь пассивно их получают. Афроамериканцы вынуждены ещё больше, чем белые, полагаться на себя, поскольку им приходится сосуществовать и с «чужими», находясь в среде «своих». В результате афроамериканцы более сплочённая группа, члены которой всегда готовы оказать друг другу помощь. В их понимании неудачи — это не просто невезение в условиях, когда все равны, или результат сознательного выбора. Это ключевой момент в представлении чернокожих о себе.

В ходе опросов Ламон выяснила, что понятию расы большое внимание уделяют не только чёрные, но и белые. Белые гордятся тем, что всего добились сами, тем самым противопоставляя себя черным — в особенности тем из них, кто живет на социальные пособия. Чёрные, в свою очередь, противопоставляют себя белым, которых считают скупыми и несправедливыми. У каждой из сторон в этих двух историях есть свое представление о том, как «свои» и «чужие» должны себя вести.

Афроамериканцам приходится действовать, имея на руках плохие карты и преодолевая враждебность окружающего мира. Чтобы выдержать в столь несправедливом мире, нужна психологическая защита. Между тем Ламон изучала чёрных представителей рабочего класса, т. е. тех, кто худо-бедно борется за свою жизнь. Но есть ведь ещё и те, кто бороться не хочет, — кто не справился и опустил руки.

В этнографических исследованиях, посвященных таким людям, мы видим обратную сторону медали, показанной нам Ламон. В её представлении афроамериканский рабочий класс сохраняет достоинство благодаря тому, что сдерживает эмоции. Те же, кто не справился, неспособны проделать эту психологическую работу. Они живут в режиме постоянного эмоционального срыва.

Во всех многочисленных книгах на эту тему можно встретить описание того, как сочетание примитивной работы, нищеты и стремления к самоуважению порождают гнев. Эти настроения поддерживаются, или санкционируется, окружающим обществом. В результате человек внушает себе, что не сдерживаться — нормально. Такие ситуации настолько распространены, что всегда находят своё отражение во всех детальных описаниях жизни тех афроамериканцев, которые не относятся ни к среднему, ни к рабочему классу.

Приведённая выше интерпретация позволяет объяснить неожиданное разделение, начавшееся среди афроамериканцев сразу после завершения эпохи борьбы за гражданские права. До этого каждый чёрный житель США знал, что к нему относятся несправедливо, а белые в массе своей этого не замечали. «Цветовой барьер» для афроамериканцев был незыблемым и неизменным. Какой бы несправедливой ни была система, отрицать её было немыслимо, почти самоубийственно. Но затем мир изменился, и белые признали несправедливость. Теперь это часть официальной американской истории, о ней вспоминают в день Мартина Лютера Кинга, рассказывают в школах во время месячника афроамериканской истории. У чёрных появились новые возможности, и некоторые не преминули ими воспользоваться.

Но теперь стало гораздо сложнее игнорировать — или, точнее, подавлять в себе — чувство несправедливости.

В экономических терминах это выражается в том, что афроамериканцы беднее, потому что у них мало навыков и финансовых активов и они подвергаются дискриминации. Но к этому следует добавить немаловажную деталь: роль историй, противостояние между «своими» и «чужими», стремление к самоуважению и справедливости. Таким образом, мы вновь возвращаемся к теме иррационального начала.

Конечно, у всех групп иммигрантов есть свои истории про дискриминацию, но афроамериканцы и коренное население подвергались особенно тяжёлому угнетению. Например, положение выходцев из Латинской Америки сильно отличается от положения афроамериканцев. Безработица среди латиноамериканцев в возрасте 25—34 лет примерно такая же, как среди белых. Без учета находящихся в заключении, её уровень составляет около 10%. Напротив, у афроамериканцев он приближается к 25%.

Груз прошлого, представления о справедливости и истории позволяют понять, что бедность среди чёрных и коренных американцев не была их личным выбором. В своем непростом положении они оказались не только потому, что у них не было ресурсов, но и потому, что они больше других делили общество на «своих» и «чужих». К тому же коренное и чёрное население Америки давно живет с историей про то, как его эксплуатировали. Всё это приводит к тому, что афроамериканцы по-прежнему остаются бедными.

Так как же это исправить? В 1990-е велось активное обсуждение позитивной дискриминации. Почти одновременно вышли две очень важные книги с диаметрально противоположными выводами. Эбигайл и Стивен Тернстремы написали исчерпывающую историю позитивной дискриминации и того, как эта практика выросла из движения за гражданские права. У них есть все основания гордиться как своими историческими изысканиями, так и статистическим анализом.

Но Тернстремы не приняли в расчет те эмоции, о которых говорится в очерках о жизни цветных. А ведь именно эти абсолютно неизбежные эмоции и являются главным доводом в пользу позитивной дискриминации. В противоположность Тернстремам журналист Дэвид Шиплер собрал в своей книге «Страна чужаков: чёрные и белые в Америке» множество высказываний афроамериканцев о самих себе и об этой стране и пришёл к выводу, что пропасть между «своими» и «чужими» существует. А значит, позитивная дискриминация может сыграть большую роль в её преодолении.

В первую очередь, важно символическое значение такого подхода. Позитивная дискриминация продемонстрирует, что чёрные небезразличны белым и что Америка больше не разделена на две независимые страны. Мы признаем, что позитивную дискриминацию крайне сложно осуществлять на практике и что она нарушает принцип справедливости. Но это уже второстепенные вопросы по сравнению с возможностью послать всем афроамериканцам сигнал: «У нас всё получится, вы нам не безразличны».

Противники этой меры, в том числе Тернстремы, утверждают, что позитивная дискриминация — это ошибка. Они полагают, что число представителей среднего класса среди чёрных растет, что государственные меры подобного рода будут неэффективными и что проблема различий между чёрными и белыми рынок решит самостоятельно. Но они не понимают, что правительство может с помощью разных точек взаимодействия влиять на афроамериканцев, чтобы переписать историю про две разные Америки.

Самая очевидная такая точка — школы. К тому времени, когда афроамериканские дети садятся за парту, они уже осознают себя как представителей определенной общности и понимают, что между чёрными и белыми есть разница. Кроме того, среди них намного больше, чем среди белых, бедных и неблагополучных семей. Даже если ребёнок пришел в школу из полноценной семьи, но из бедного района, он наверняка уже не раз видел множество примеров неблагополучия.

Далее, школы исповедуют ценности среднего класса. Даже в самых лучших школах учителя любой расы очень опасаются беспорядков, вызванных проблемами, с которыми они не в состоянии справиться. А источником таких проблем могут быть сами школы.

В одном исследовании средней школы в Беркли, штат Калифорния, рассказывается о том, как учителя, опасаясь беспорядков, стали наказывать 12-13-летних детей из бедных семей, когда те вели себя не так, как дети из семей среднего класса. Такой дифференцированный подход вызвал ощущение несправедливости и озлобленности среди детей. Поскольку у школ имеются такие трудности с обучением бедных меньшинств, крайне важно выделять ресурсы, чтобы решить эти проблемы. И там, где ресурсы уже выделяются, ситуация начала меняться коренным образом.

Есть большой массив данных, свидетельствующий о том, что афроамериканцы особенно восприимчивы к качеству образования. Эксперимент со случайной выборкой в Теннеси показал, что для них принципиально важен размер подготовительной группы. Также было установлено, что в Техасе на результаты тестов среди чёрных существенное влияние оказал уровень профессионализма учителей.

Многочисленные экспериментальные школы с хорошим уровнем преподавания и правильным педагогическим подходом продемонстрировали прекрасные результаты. В этих экспериментах доверие, установившееся между учащимися и преподавателями, пригасило гнев, который мог переброситься с улиц на школьный двор. Благодаря надлежащим вложениям и правильно подобранным учителям, неравнодушным и способным к сочувствию, умеющим улаживать проблемы и не перегруженным учебной работой, афроамериканские школьники демонстрируют поразительные успехи. У хорошо продуманных программ помощи тем, кто выбыл из гонки за экономический успех, есть огромные перспективы.

Такие образовательные инициативы — это лишь один пример программы, действующей в точке соприкосновения государства и афроамериканцев.

Для афроамериканцев один из наиболее простых способов подняться на уровень среднего класса — это работа в государственном учреждении. Поначалу они могли претендовать только на должность школьного учителя, но, когда прекратилась сегрегация, им стала доступна служба в вооружённых силах, в федеральном правительстве и в правительствах штатов, а также, например, в больницах.

Одной из малоизвестных трагических ошибок администрации Буша стал систематический вывод федеральных служащих низшего звена за штат. В обычных обстоятельствах мы бы только приветствовали экономию средств налогоплательщиков. Но такой аутсорсинг привел к непропорционально высокому сокращению вакансий для афроамериканцев.

Есть, разумеется, ещё одна сфера, в которой афроамериканцы находятся в тесном контакте с государством, точнее, с правоохранительными органами. Количество черных, находящихся в местных и федеральных тюрьмах, приводит нас в ужас. Конечно, зачастую лишения свободы не избежать. Более того, нередко оно служит защите самого афроамериканского сообщества. Но в исправительных учреждениях следует больше внимания уделять социальной адаптации, предоставлять преступникам возможность для «второй попытки». Необходимо придумать новые способы выявления тех, кто готов учиться, а также избавления их от наркотической и алкогольной зависимости. Тюрьму вообще следует воспринимать как средство перевоспитания и образования. Она не должна быть местом, где учатся совершать более тяжелые преступления.

Хорошо это или плохо, в этой книге мы признаём могущество рынка. Но в данном случае не согласны с противниками активного вмешательства государства, предоставляющими решение расовой проблемы рынку, а значит — случаю.

Ещё в Блоге Толкователя о насилии в США:

29 апреля исполняется 20 лет началу восстания негров и латиносов в Лос-Анджелесе. Оно продолжалось 8 дней. В ходе восстания было убито около 140 человек. Сдержать его удалось корейской общине города, а уж затем дело довершили ФБР и Национальная гвардия.

Кровавая бойня в штате Коннектикут вновь заставила говорить о причинах таких преступлений. Статистика показывает, что убийства в США преимущественно происходят в населённых пунктах с преобладанием бедных и рабочих, а также там, где наименее строгий контроль за оружием. Наименьший их уровень – среди образованных и мигрантов.

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк – 410011161317866

Киви – 9166313201

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

Но теперь стало гораздо сложнее игнорировать — или, точнее, подавлять в себе — чувство несправедливости.

Я точно знаю, что рабство и сегрегацию в Америке отменили, тогда о каком расизме вообще речь?

Несмотря на то что черные и белые американцы имеют равные права, их повседневную жизнь трудно назвать одинаковой.

Согласно различным исследованиям, даже спустя более 150 лет после отмены рабства афроамериканцы продолжают сталкиваться с проблемами, которые серьезно влияют на их положение в обществе. В первую очередь это касается экономического неравенства.

Бюджет средней афроамериканской семьи в 10 раз меньше, чем бюджет белого домохозяйства (по данным за 2016 год, $17,150 против $171 тыс. соответственно). В США 20,8% чернокожего населения живет в нищете, в то время как среди белых за чертой бедности находится 8,1% (данные за 2018 год). Важно держать в уме, что белых граждан в США значительно больше — 76,5% от всего населения против 13,4%.

Читайте также:  Семья индейцев в США, социальное развитие, кризисы и проблемы

Как показало одно из исследований, резюме соискателей с англосаксонскими именами получают на 50% больше откликов, чем резюме с афроамериканскими именами. Зато у афроамериканцев в пять раз больше шансов оказаться в тюрьме и быть осужденным на более длительные сроки.

Даже эпидемия COVID-19 стала индикатором расового неравенства: число погибших от коронавируса афроамериканцев составило 23% от всех смертей. Согласно статистике, темнокожие жители США оказались наиболее уязвимой группой из-за частых случаев хронических болезней, таких как диабет, высокое кровяное давление и ожирение. К тому же афроамериканцам сложнее получить квалифицированную медицинскую помощь. По данным, которые приводит CNN, 9,7% темнокожих американцев не имеют медицинской страховки. Среди белых таких лишь 5,4%.

Экономический спад, вызванный карантином, также сильнее ударил по черному населению: афроамериканцы чаще теряли работу и оказывались в сложном финансовом положении. Около 61% латиноамериканцев и 44% опрошенных в мае чернокожих жителей США заявили, что они или кто-либо из членов их семьи были уволены или столкнулись с сокращением доходов. Среди белых таких — 38%.

Что именно подразумевают под системным расизмом? Вот один из примеров: еще во времена расовой сегрегации американские инвесторы делили города на благоприятные и неблагоприятные зоны. В районы, где проживало работающее белое большинство, вкладывались деньги, там строилась инфраструктура, а банки охотно давали местным жителям займы. Одновременно в черных кварталах, где компактно проживали бедные и менее образованные потомки бывших рабов, ни о каких инвестициях речи и не шло. Банки отказывались выдавать афроамериканцам кредиты, а агенты не продавали им недвижимость в белых районах.

Black&White: расизм – неудобная проблема США

Проблема расизма в Соединенных Штатах Америки стоит довольно остро, особенно после избрания на пост президента афроамериканца. Однако, не только чернокожие представители подвергаются дискриминации и притеснениям: сейчас в США нередки и проявления так называемого “белого расизма”, когда светлокожее население притесняется в угоду афроамериканцам.

Можно ли сказать, что проблема расизма в современных США исчерпана? Конечно, нет. Даже избрание Барака Обамы на пост президента, который является представителем афроамериканского населения, не дает повода утверждать, что теперь-то расизм в Штатах кончился. Понятно, что вряд ли какой-то порок общества можно изжить до конца, но насколько силен расизм как явление в США?

За примерами далеко ходить не приходится — недавно прихожане одной из церквей штата Миссисипи подняли протест против готовящейся в ней свадьбы пары афроамериканцев, сообщает телеканал WLBT. Двое молодых людей — Чарльз и Т’Андреа Уилсон планировали провести церемонию бракосочетания в баптисткой церкви города Кристал Спрингс, которую, кстати, они посещали всю жизнь. Однако небольшая, по заявлению пастора, группа белых прихожан возмутилась планами пары провести церемонию в “их” храме. Стэн Уизерфорд, пастор Первой баптистской церкви Миссисипи, обвенчал новобрачных в другой церкви неподалеку от первой. По его словам, тем самым он пытался избежать скандала с протестующей группой прихожан, однако семья Уилсон уверена, что пастор просто опасался, что его не переизберут на новый срок. Протест белых против венчания черных — что это, если не дискриминация?

Однако сейчас законы США настолько лояльны к черным, что возникают прецеденты притеснения… белых! Да, да, именно так. Не так давно в городе Нью-Хейвен, что расположен в штате Коннектикут, произошел скандал — группу белых пожарных, успешно прошедших служебную проверку, не повысили по службе только из-за того, что их коллеги-афроамериканцев оную проверку не прошли. Чтобы повышение белых не выглядело актом притеснения черных по расовому признаку, результаты испытания были аннулированы. Начальство пожарных пошло на такие меры потому, что чернокожие борцы с огнем, не продвинувшиеся по службе, могли заявить подать иск о дискриминации. Тогда в городской суд обратились белые — но он поддержал решение администрации. Однако Верховный суд проявил благоразумие — те, кто прошел проверку, были повышены в звании.

Одним словом, принять закон о всеобщем равенстве — еще не значит поселить в душах граждан любовь к ближнему своему, особенно если этот ближний отличается цветом кожи. В сознании каждого представителя той или иной расы, возможно, еще сидит психология раба или рабовладельца — у прогрессивных и здравомыслящих людей она не проявляет себя, а вот люди, которые мыслят узко, вполне способны давать ей волю.

Насколько же силен расизм в Соединенных Штатах в сравнении с другими государствами мира? В странах Азии он проявляет себя более явно, однако основа их расизма — разные религии, сосуществующие рядом. А вот чувство превосходства над другими расами американского гражданина — это последствие не столь далекого прошлого страны.

Кстати, избрание Барака Обамы на пост главы государства повлекло за собой сильный всплеск проявления расовой нетерпимости по всей стране. Казалось бы, такой примиряющий фактор, как избрание в президенты афроамериканца — шаг, к которому Америка шла почти 150 лет — должен был стать завершительным этапом искоренения расизма в стране, однако, лишь еще больше подчеркнул расовое различие граждан. Причем агрессию проявляли как белые представители населения страны, так и чернокожие. Первые дни после избрания президента стали самыми напряженными. В Нью-Йорке четверо белых людей избили бейсбольной битой чернокожего подростка, по их словам, “за то что наш президент — черный”. Кстати, в стране снова процветает Ку-клукс-клан, полиция даже арестовала нескольких его членов, которые готовили покушение на президента Обаму.

Многие белые американцы считают, что американская нация разрушена, а избрание “темного” президента — это кульминация краха. Правда, исследователи Организации по борьбе с дискриминаций говорит, что избрание афроамериканца на роль президента — это серьезный шаг, который заставит людей пересмотреть свои стереотипы и менять уклад жизни.

Вопрос расового неравенства был актуальным для прогрессивной страны США с давних пор — началось оно с угнетения коренных индейцев, которых не считали за людей, сгоняли в резервации и истребляли сотнями тысяч, прямо или косвенно. Затем население США пополнилось чернокожими уроженцами Африки, которых везли сюда как скот, чтобы использовать на тяжелых сельскохозяйственных работах — в основном, на юге страны. На севере Америки дело обстояло лучше: там чернокожих использовали как домашних слуг, однако статус раба за ними сохранялся. Фактически, рабство отменили только в 1883 году — чернокожие формально получили статус граждан США, однако расовое превосходство белых оставалось — неграм полагались отдельные школы, больницы и даже места в общественном транспорте. Прогрессивные изменения в политике произошли лишь в 60-х годах XX века, когда были приняты законы, уравнивающие социальный статус всех национальностей граждан Соединенных Штатов.

И все же расизм в США по-прежнему достаточно силен. Виновато в этом и сознание людей, и история страны, не так давно уравнявшей разные расы в правах, причем исключительно законодательным путем. Психологически же законы о расовой дискриминации лишь подчеркивают неравенство белых и черных граждан США. Теперь ситуация стала обратной Ведь даже, к примеру, если белый ударит белого — это преступление не слишком тяжкое, но если белый ударит черного — это преступление на почве расовой ненависти! Законы, подчеркивающие, что люди с разным цветом кожи неравны, не дают забывать гражданам о расовых различиях.

Расовая дискриминация — до сих пор острый вопрос в Соединенных Штатах, и теперь следить за собой приходится уже всем гражданам, как белым, так и черным. А любой поступок, даже самый невинный, приходится совершать с оглядкой — нельзя ли истолковать его как преступление на почве расовой ненависти?

Исследователь Уильям Феррис из Центра исследования Юга при университете Северной Каролины отметил, что расизм — это как рак, полностью излечиться невозможно, можно только добиться ремиссии. Получается, что для исправления ситуации стране потребуются долгие годы, десятилетия и даже века. Что ж, посмотрим, что будет дальше.

Читайте самое интересное в рубрике “Мир”

Встройте “Правду.Ру” в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте “Правду.Ру” в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

Одним словом, принять закон о всеобщем равенстве — еще не значит поселить в душах граждан любовь к ближнему своему, особенно если этот ближний отличается цветом кожи. В сознании каждого представителя той или иной расы, возможно, еще сидит психология раба или рабовладельца — у прогрессивных и здравомыслящих людей она не проявляет себя, а вот люди, которые мыслят узко, вполне способны давать ей волю.

Отменены ли дискриминирующие законы в современных США?

При столь двойственном положении расизма в США, процветающего скорее как общепринятая норма, а не закрепленная в законах юридический акт, совсем другую оценку могут получить многие события из американской истории, да и сегодняшнего дня.

Например, Война промышленного Севера против сельскохозяйственного Юга в 1861—1865 годы была отнюдь не войной за отмену рабства, как нас учили когда-то. В реальности это была неудачная попытка Юга объявить независимость на янки. При этом президент Севера Авраам Линкольн, вошедший в историю как «освободитель рабов», отменил лишь рабство для негров, живших на Юге.

Это нетрудно понять, прочитав текст его прокламации 1862 года, где сказано, что «свободными» объявляются все рабы «в любом штате, не возвратившемся в состав США до 1 января 1863 года». При этом сама прокламация Линкольна была лишь актом успешной экономической диверсии против отделившихся южных штатов, а не моральным порывом к освобождению несчастных чернокожих.

Впрочем, у Линкольна в биографии имеются и более интересные факты. Скажем, он не любил охоту и рыбалку, считая это издевательством над животными, однако в молодости добровольцем участвовал в подавлении восстания индейцев, по сути считая их ниже животных. Неудивительно, что сегодня в США расизм не только ограничивает права чернокожих, но и вовсю используется против латиноамериканцев и коренных жителей континента.

При этом институциональный расизм, как и в прошлом, остается за пределами юридического поля федеральной американской власти. Она до сих пор опирается либо на местное законодательство, либо на «принятую практику». Так, во многих южных штатах США для чернокожих практически закрыт путь в высшие эшелоны власти.

Достаточно сказать, что афроамериканцы из штата Миссисипи, в котором самый высокий в стране процент черного населения, около 37%, никогда не избирали черных кандидатов на посты сенаторов и губернатора. Аналогичные порядки заведены и в других южных штатах. Более того, черные кандидаты в Миссисипи никогда не занимали должности генерального прокурора, вице-губернатора, государственного секретаря и другие ответственные посты.

В это сложно поверить, но в конституции Миссисипи до сих пор закреплены вполне расистские нормы, которые серьезно ограничивают права черных американцев избирать, быть избранными и каким-либо образом участвовать в политике. Кроме того, голосование черных сдерживается так называемым «джерримендерингом» — произвольным изменением границ избирательных округов, чтобы афроамериканцы не имели решающего перевеса голосов ни в одном из округов.

Никуда не делась и экономическая эксплуатация чернокожего населения. Так, несмотря на плодороднейшие земли и мягкий климат, медианный доход на домохозяйство в Миссисипи в 2015 году составил лишь около 34 000 долларов США, что стало самым низким показателем во всей стране.

За длительный период, прошедший в США с момента провозглашения формального равенства в правах, только трое черных кандидатов выигрывали губернаторские выборы, причем двое из них — в северных штатах, а не в южных. Это были Деваль Патрик (Массачусетс, 2007—2015 гг.), Дэвид Паттерсон (Нью-Йорк, 2008—2010 гг.) и Дуглас Уайлдер (Вирджиния, 1990—1994).

Ситуация с политическими правами чернокожих в Америке — яркое доказательство того, что демократия до сих пор существует далеко не для всех граждан США, а политическое и экономическое рабство лишь приобрело новые, более скрытые формы, никуда не исчезнув по сути. Просто теперь кнут рабовладельца столь же успешно заменен на ипотечный договор с банкиром, нищенскую зарплату для чернокожего населения и… произвол государственных органов по отношению к афроамериканцам.

Ранее белые полицейские в Аризоне едва не застрелили целую семью черных в Аризоне за мелкую кражу в супермаркете. О том же, как американские копы предпочитают палить в «подозрительных черных» из одного лишь страха перед внезапно выхваченным оружием, из мировых новостей известно всему миру.

От гражданской войны до Black Lives Matter. Как движение за права чернокожих меняло США

В США продолжаются акции протеста Black Lives Matter, начавшиеся после гибели в Миннеаполисе чернокожего Джорджа Флойда. Это крупнейшее в истории Соединенных Штатов движение за равные права чернокожих и белых, его поддерживают во многих других странах мира. У сегодняшних событий огромная предыстория. Профессор Лондонской школы экономики и политических наук Владислав Зубок напомнил о ее основных этапах и рассказал, какие последствия могут быть у нынешних демонстраций.

Владислав Зубок: Рассказ о сегодняшних событиях начинать надо со времен гражданской войны. Все предпосылки событий 2020-го года в Миннеаполисе остались там, в XIX веке.

Сейчас не все помнят, из-за чего началась гражданская война. За тридцать лет до ее начала в США появилось движение аболиционистов – белых людей с Севера, выступавших за отмену рабства. В его основе была протестантская религия, которая однозначно говорила – идея рабства противоречит Библии.

В США продолжаются акции протеста Black Lives Matter, начавшиеся после гибели в Миннеаполисе чернокожего Джорджа Флойда. Это крупнейшее в истории Соединенных Штатов движение за равные права чернокожих и белых, его поддерживают во многих других странах мира. У сегодняшних событий огромная предыстория. Профессор Лондонской школы экономики и политических наук Владислав Зубок напомнил о ее основных этапах и рассказал, какие последствия могут быть у нынешних демонстраций.

«Проявление социального реваншизма»: что стоит за деятельностью ку-клукс-клана в США

24 декабря 1865 года в США была создана тайная расистская организация террористического толка, известная как ку-клукс-клан. Её члены запугивали и убивали как темнокожих граждан Соединённых Штатов, так и защищавших их права общественных активистов. Несмотря на попытки официального Вашингтона запретить ку-клукс-клан, ассоциирующие себя с ним организации действуют в США до сих пор.

24 декабря 1865 года в США была создана тайная расистская организация террористического толка, известная как ку-клукс-клан. Её члены запугивали и убивали как темнокожих граждан Соединённых Штатов, так и защищавших их права общественных активистов. Несмотря на попытки официального Вашингтона запретить ку-клукс-клан, ассоциирующие себя с ним организации действуют в США до сих пор.

Эксперт клуба «Валдай» Андрей Цыганков — о причинах новой волны беспорядков

Предсмертная мольба Джорджа Флойда, обращенная к истязавшему его полицейскому, и фраза «я не могу дышать» стали символами новых расовых протестов в Америке. Протесты вышли далеко за пределы Миннеаполиса и охватили теперь большую часть штатов. В клянущейся идеалами свободы Америке воздуха свободы хватает далеко не всем. Смерти Флойда предшествовали смерти и унижения многих представителей чернокожего меньшинства. В который уже раз в американской истории мирные протесты сопровождаются погромами и столкновениями с полицией и национальной гвардией.

Интерес России и русских к теме американского расизма понятен. И Россия, и Америка — империи, постоянно обращающиеся к вопросу этнокультурных меньшинств и по-своему решающие проблему единства в многообразии. За подкладкой общегосударственной идентичности и политического единства в обоих обществах скрыты глубокие противоречия социокультурного и экономического характера. В России вопрос политического единства решался при помощи трансэтнической идеологии — от православной до коммунистической и цивилизационной — иногда более, иногда менее успешно.

В любой империи расовый и этнический вопрос — один из важнейших. Империя обеспечивает стабильность не только властью, но и легитимностью, децентрализацией и созданием каналов мобильности и роста для разных групп населения. Чем разнообразнее население, тем сложнее задача. Имперское государство тем стабильнее, чем успешнее в улучшении жизненного уровня людей и признании важных для них ценностей и традиций образа жизни.

Проблема Америки — в исторической смычке классово-экономического и этнокультурного неравенства. Такая смычка делает раскол общества неизбежным и служит постоянным источником политической напряженности. Не считая во многом уничтоженного индейского населения, чернокожему меньшинству не повезло больше других. В их случае бедность оказалась помножена на расовое унижение. Рабство — первопричина появления черных в Америке — основа и их бедности, и этнокультурной сегрегации.

Фактически же она жива и сегодня. Слишком многие афроамериканцы продолжают жить в отдельных кварталах, часто на государственные пособия, но без возможностей образовательного и экономического роста. Бедность и унижение являются важными корнями преступности, а значит, и внимания со стороны полиции. Даже у выходцев из Латинской Америки и Азии нет той стигмы, которая сформировалась в отношении афроамериканцев.

Создается замкнутый круг. Действия полиции и политиков не способны его разомкнуть и нередко усугубляют проблему. Подозрительное отношение американской полиции к афроамериканцам чем-то схоже с подозрительностью российской полиции к «лицам кавказской национальности». Ведь по долгу службы им чаcто приходится иметь дело с этими группами населения, хотя они не составляют большинства. По данным статистики, полиция США в 2,5 раза чаще стреляет в чернокожих, чем в белых, при том, что первые составляют лишь 13% населения. При этом почти половина убийств в стране совершаются афроамериканцами.

Не способствуют решению проблемы и политики. Демократы считают афроамериканцев своим электоратом «по определению». Баллотирующийся на пост президента Джо Байден недавно даже заявил, обращаясь к афроамериканцу, что тот не черный, если не собирается голосовать за Байдена в выборах. Сегодня афроамериканцы действительно в основном голосуют за демократов, причем активнее латиноамериканцев и азиатов. Однако никакого автоматизма здесь нет. Доверие афроамериканцев к власти остается на низком уровне.

Байден в очередной раз взял на себя слишком много. Его извинение вскоре последовало, но, осадок, как говорится, остался.

Еще меньше доверия у афроамериканцев к республиканцам и президенту Дональду Трампу. Заявление последнего в отношении выходящих из-под контроля насильственных протестов, что «за грабежами последует стрельба» и полиция должна «доминировать», многие восприняли как недостойные президента призывы к новому насилию. Эти заявления косвенно подтвердили, что Трампа мало занимают вопросы национальных меньшинств.

В начале марта 2020 года лишь около 14% чернокожих поддерживали Трампа, 77% считали его расистом и были совершенно разочарованы общим направлением движения страны.

Но проблема расово-экономической сегрегации в США застарела, и на полицию с Трампом ее не спишешь. Решение не исчерпывается искоренением расизма в силовых структурах государства и политическом классе. Недостаточны и программы поддержки меньшинств, не говоря уже о нормах политической корректности.

Даже циркулирующие в американском обществе идеи выплаты репараций «за рабство» не смогут решить задачу полноценной интеграции чернокожего меньшинства. Для этого потребуется сильное и социально эгалитарное государство, способное демонтировать структуры расово-экономической сегрегации и перезапустить основанную на идее общего процветания американскую мечту.

Предсмертная мольба Джорджа Флойда, обращенная к истязавшему его полицейскому, и фраза «я не могу дышать» стали символами новых расовых протестов в Америке. Протесты вышли далеко за пределы Миннеаполиса и охватили теперь большую часть штатов. В клянущейся идеалами свободы Америке воздуха свободы хватает далеко не всем. Смерти Флойда предшествовали смерти и унижения многих представителей чернокожего меньшинства. В который уже раз в американской истории мирные протесты сопровождаются погромами и столкновениями с полицией и национальной гвардией.

Ссылка на основную публикацию