Англо-китайские отношения и политика в первой половине XIX века

Отношения Китая и Англии в первой половине XIX века

Цинская монархия вступила в XIX в. не подготовленной к противоборству с приближавшейся к китайским границам экспансией капиталистической Англии. Одержав легкие победы над малыми южными странами во второй половине XVIII в., цинские правители не предпринимали каких-либо мер по укреплению позиций Китая в подвассальных странах, ограничивая связи с ними только взиманием поборов, дани, что вело лишь к ухудшению положения их народов. Феодальная империя Цинов растрачивала авторитет Китая и его влияние в южных странах и не могла рассчитывать на их поддержку, так же как и сама была не в состоянии защитить их. В то же время, оторванные от реального мира, цинские монархи продолжали считать «Поднебесную империю» центром и властелином мира. Защиту от внешней опасности, исходившей прежде всего от западных стран, они пытались найти в строгой изоляции Китая, в стремлении удержать китайский народ в темноте и невежестве, обеспечивавшей его покорность «всемогущему» и «Сыну Неба» и безропотное перенесение жестокой эксплуатации.

Политика Цинов: застой и недовольство народа

Политика Цинов привела страну к застою, разорению и вызвала всеобщее негодование в китайском народе. В конце XVIII в. многие провинции (Хэнань, Хунань, Хубэй, Шэньси, Ганьсу, Сычуань) были охвачены массовыми крестьянскими восстаниями под руководством тайных обществ «Байляньцзяо» («Белый лотос»), «Саньхэхой» («Триада») и др. В начале XIX в. правительственным войскам удалось подавить их, однако устои пинской монархии были поколеблены, и она вступила в полосу глубокого социально-экономического кризиса. Оценивая этот период, известный китайский историк Фан Вэньлань писал: «Классовое и национальное угнетение, переплетаясь, опутало китайский народ сетью жестокой эксплуатации и репрессий. В условиях господства феодальной реакции в Китае долгое время не имелось возможности для сколько-нибудь значительного развития капиталистических отношений. Именно поэтому иностранные капиталисты смогли проникнуть в Китай и, объединившись с господствующими в Китае феодалами, стали еще более жестоко угнетать китайский народ».

Иным было положение Англии, которая, превратившись в могущественную колониальную державу, переживала бурный внутренний подъем. Ее внешнеторговая экспансия на рубеже XVIII и XIX вв. приняла, как отмечал К. Маркс, гигантские размеры.

«Промышленная революция», развернувшаяся в Англии с середины XVIII в., к концу столетия привела к использованию машин во всех важнейших отраслях производства, что сделало ее первой индустриальной державой мира. Успехи промышленности, базировавшейся на дешевом колониальном сырье (хлопок, шелк-сырец и др.), обеспечили быстрый рост английского экспорта.

Дальнейшее расширение колониальных владений Англии в Южной Азии (к 30-м годам XIX в. под властью англичан оказалась почти вся Индия) создало необходимые экономические и военно-стратегические условия для усиления экспансии на Дальнем Востоке.

Нарастание напряженности в отношениях Китая и Англии

Неудача посольства Макартнея не изменила характера поведения англичан в Китае: они по-прежнему пренебрегали китайским законодательством, добивались ликвидации монопольной системы гунхан в торговле с иностранцами. Инциденты, возникшие на данной почве между англичанами и местными властями, выливались в кровавые драки, ранения и убийства китайцев.

При этом, вопреки требованию китайских властей передать виновных англичан для привлечения к судебной ответственности, капитаны судов и английский консул — уполномоченный Ост-Индийской компании отказывались выдавать виновных китайским властям, создавая тем самым остроконфликтную ситуацию. В ряде случаев китайская сторона шла на компромисс, и инциденты исчерпывались уплатой денежного штрафа (до 5 тыс. таэлей за убитого и 1—2 тыс. за раненого), но иногда дело доходило до приостановки торговли и (выдворения английских судов из китайских вод.

Проблема опиума в Китае

Еще более значительным поводом для ухудшения англо-китайских отношений являлось игнорирование английскими торговцами ограничений на экспорт в Китай индийского опиума: в 1798—1800 гг. его среднегодовой объем составлял 4113 ящиков, оцениваемых примерно в 1,5 млн. долл.

Увеличение завоза опиума сопровождалось быстрым распространении оппекурения, принявшим уже в конце XVIII в. угро­жающие размеры. В 1796 г. император Цзяцнь специальным эдиктом подтвердил введенное в 1729 г. запрещение на импорт и курение опиума. В 1800 г. был обнародован новый указ аналогичного содержания. Завоз опиума объявлялся контрабандой, что предполагало его конфискацию (на этот раз не делалось исключения и для ввоза опиума в медицинских целях).

Однако вся эта законодательная активность отнюдь не остановила наплыва опиума в Китай. Подгоняемые жаждой быстрого и легкого обогащения, английские торговцы, используя продажность цинских чиновников, увеличили завоз опиума и Гуанчжоу с 1814 ящиков в 1795 г. до 4575 ящиков в 1800 и 1801 гг.

В первые годы XIX в. «техника» провоза опиума в Гуанчжоу оставалась прежней: английские суда бросали якорь, не заходя в порт; опиум с них на берег, в обход таможенного контроля, доставлялся на джонках. В 1809 г. исчезла необходимость и в этих примитивных уловках. По соглашению с гуанчжоускими властями англичане получили право вводить свои корабли в порт, давая лишь ничего не значащие заверения, что не везут опиума.

Желая уклониться от формальной ответственности за нарушения императорского указа, Ост-Индийская компания в 1813 г. отказалась от своих монопольных прав на продажу опиума в Китае, чем воспользовались многие английские фирмы (иногда выступавшие как индийские). Это придало контрабандной торговле большую маневренность и облегчало сношения с китайскими покупателями.

Опиум — национальное бедствие Китая

В начале XIX в. опиекурение в Китае превратилось в национальное бедствие, угрожавшее нравственному и физическому здоровью народа. Цзнн Сяннань и Хуан Цзюэцзы, авторы труда «О запрещении опиума», писали: «Ныне среди столичных чиновников курильщиками опиума являются 1—2 человека из десяти, среди провинциальных чиновников — 2—3 из десяти, среди писцов и чиновников уголовной и налоговой палат — уже 5—6 из десяти, что же касается мелких чиновников, то среди них курильщиков несметное число».

Прогрессивные люди того времени требовали категорического запрещения продажи опиума. Протесты общественности поддерживались и некоторыми видными сановниками и в конце концов вынудили императора в 1813 г. издать указ, в котором содержалось резкое осуждение чиновников, причастных к опиеторговле: «Во всех морских таможнях, в ‘конечном счете, есть такие чиновники, которые в личных интересах взимают опиумные сборы в серебре, а это в итоге ведет к тому, что подлые люди занимаются барышничеством; можно ли удивляться, что приток этой отравы все больше возрастает».

Растущее в стране возмущение деятельностью контрабандистов и преступным попустительством им цинских властей нашло выражение в широком антиопиумном движении, вылившемся в движение по преимуществу антиевропейское, в первую очередь — антианглийское. Нападения возбужденных юли местных жителей на англичан заканчивались кровавыми побоищами.

Под воздействием антиопиумного движения ввоз этого наркотика в Китай в первые два десятилетия XIX в. почти не увеличился (а 1800—1801 гг. — по 4570 ящиков, а 1810—1811 г. — по 4958 ящиков, в 1820—1821 гг. — по 4244 ящика).

Запрет ввоза и рост цен на опиум

Официальный запрет ввоза опиума стимулировал значительный рост цен на него. Так, если в конце XVIII в. его ящик стоил в Гуанчжоу около 400 долл., то в 1816—1817 гг. — 1100 долл, и в 1820—1821 гг.— 1750 долл. В результате, несмотря на сохранение в течение двух десятилетий объема экспорта опиума практически на одном уровне, выручка европейских фирм от его продажи за этот же период возросла в 3—4 раза. Однако английские оппеторговцы не хотели мириться с приостановкой количественного роста ввоза опиума в Китай и требовали от своего правительства принятия более решительных мор для обеспечения им свободы торговли.

Англия к тому времени уже обладала достаточно прочными позициями в Юго-Восточной Азии и не считала для себя большим риском пойти на дальнейшее обострение отношений с Китаем. Объектом ее колониальной экспансии стали государства, находившиеся в вассальной зависимости от Цинской империи. В результате войны против Непала (1813—1816 гг.) англичане вынудили непальского короля согласиться на присутствие в его столице британского резидента, а южные округа страны были поставлены под контроль Англии. По существу, это означало конец китайского сюзеренитета над Непалом, что, несомненно, было прямым вызовом Китаю. Вслед за тем англичане вторглись в Бирму и аннексировали Ассам. Цинский двор не смог оказать какую-либо поддержку своим вассалам.

Беззастенчиво вели себя англичане и у берегов Китая. В 1814 г. британский фрегат «Дорис» вторгся в устье р. Чжуцзян и захватил там американское торговое судно (Англия в тот момент находилась в состоянии войны с США). Конфликт привел к временному прекращению торговли, которая возобновилась лишь после ухода «Дорис» из китайских вод.

Посольство Амхерста

В начале XIX в. английским правительством была предпринята новая попытка наладить дипломатические связи с Пекином. В феврале 1816 г. в Китай было направлено посольство во главе с бывшим генерал-губернатором Индии лордом Амхерстом. В его состав входили первый (Г. Эл­лис) и второй (Дж. Стаунтон) помощники посла, секретарь посольства (Г. Хэнн), а также ученые-специалисты (Дж. Девис, Т. Маннинг, Р. Моррисон) и обслуживающий персонал. Из Батавии, куда посольство прибыло в июне того же года, Амхерст с попутным американским судном направил в Гуанчжоу управляющему отделением Ост-Индийской компании уведомление о пути следования посольства и его официальных целях (для передачи китайским властям). Амхерст, опасаясь задержки посольства местными китайскими властями, решил не заходить в Гуанчжоу и 21 июня из Батавии направился к Тянь­цзиню.

По поводу предстоящего прибытия посольства Амхерста Цзяцин 22 июня 1816 г. издал специальный указ: «Англия прислала своего варварского чиновника с ходатайством о том, чтобы указанной стране было разрешено прислать к нам посла для принесения дани. В 11-й луне прошлого года посол отправился в путь. С Чжоушаньскнх островов в пров. Чжэцзян он прибудет в столицу империи водным путем, ибо прежде, при поднесении Англией дани, ее послы приезжали именно таким образом. В течение 5-й или 6-й луны этого года послы могут прибыть в Тяньцзинь… Поднесение Англией дани утверждено нами. Вместе с тем, в данный сезон года ветры в океане весьма непостоянны, поэтому мы не можем с точностью знать, в каком именно пункте пристанут даннические корабли этого государства. В связи с этим губернаторам Фуцзяни, Чжэцзяна, Цзянсу и Шаньду­на приказано уведомить власти всех приморских округов и уездов о том, чтобы все они одинаково прилежно разузнали, через какие пункты проходят даннические корабли этого государства. Если посольство будет мирно плыть по морю, то нет необходимости препятствовать ему. Однако если его корабли приблизятся к побережью и бросят якорь, или же посол захочет изменить маршрут и сойдет на сушу в каком-либо месте, кроме Тяньцзиня, ему следует указать, что ныне, после представления варварским чиновником… донесения генерал-губернатору Гуандуна и Гуанен, уже доложенного великому императору, ему, посланнику, разрешено пристать к берегу только в Тяньцзине. Узаконения правящей династии чрезвычайно строги. Послу не разрешается самовольно менять маршрут. Не разрешается также по частным делам приставать к берегам нашей страны. Следует вновь тайно приказать как гражданским, так и военным чиновникам в районах вдоль побережья усилить меры предосторожности, им нельзя допускать ни малейшей нерадивости».

Получив сообщение о продвижении посольских судов по установленному для них маршруту, император поручил сановникам Сулэнъэ и Гуань Хуэю встретить Амхерста как посла, прибывшего «поднести дань», устроить в честь его банкет и в знак благодарности за хороший прием потребовать исполнения церемонии коу-тоу. В императорской инструкции говорилось: «Если посол подчинится правилам нашего церемониала, то Сулэнъэ и Гуань Хуэй должны в тот же день препроводить его в столицу. Если же посол окажется несведущим в церемониале, то им надлежит подать доклад и ожидать указа с дальнейшими инструкциями».

Прибытие посла в Китай

25 июля английские суда вошли в Бохайский залив. Получив разрешение 9 августа, посольство сошло на берег в Тяньцзине. Цинскне сановники уже при первой встрече потребовали от посла исполнения перед ними церемонии коу-тоу, но встретили категорический отказ. Чтобы выиграть время Сулэнъэ и Гуань Хуэй, рассчитывавшие в дальнейшем уговорить Амхерста и тем снискать расположение императора, направили посольство не в Пекин, а в Туичжоу. Задержку приезда посла в столицу они в своих донесениях объясняли незнанием Амхерстом китайского ритуала и неподготовленностью к его выполнению.

После длительных споров и взаимных уступок Амхерст согласился лишь повторить те церемонии, которые были выполнены Макартнеем, причем только в присутствии императора. Цинские сановники, со своей стороны, также ссылались на пример первого английского посла, уверяя, что по протокольным вопросам он принял все предложения китайской стороны. Надеясь, что Амхерст пойдет на дальнейшие уступки, они решили отправить посольство в Пекин, по-прежнему скрывая от императора отказ английского посла выполнить церемонию коу-тоу. Последующий ход событий изложен в указе Цзяцина от 30 августа 1816 г. Сановники, согласно этому документу, доложили императору, что «завтра на аудиенции англичане, несомненно, выполнят ритуал». Когда же Амхерст не явился на прием, они уверяли, что он болен («расстройством желудка», вследствие чего «ослабел»), что «все заместители посла больны и поэтому с аудиенцией лучше подождать до тех пор, пока главный посол не оправится». «Мы никак не ожидали, — говорилось в указе, — что служебные упущения этих тупых сановников могут оказаться такими серьезными. Мы объявили указ об изгнании послов и велели им отправиться обратно в их страну. Мы не наказали их за тяжкую вину. Мы приказали Гуань Хуэю препроводить посольство под охраной в Гуандун, где посадить его на корабли». Об изгнании посольства Амхерста говорилось и в письме Цзяцина в адрес английского принца-регента, составленном в тоне снисходительного высокомерия и заканчивавшемся словами: «Отныне Вам нет нужды посылать так далеко посла, заставляя его переходить через реки и переплывать моря».

После неудачи миссии Амхерста английское правительство вплоть до «опиумных» войн не предпринимало попыток вступить в дипломатические контакты с Пекином.

Англо-китайские отношения в первой половине XIX века

К началу 20-х годов, успешно завершив противоборство с наполеоновской Францией, Великобритания прочно утвердилась в положении первой индустриальной державы мира, «владычицы морей». Бурно расцветала английская внешняя торговля. В этих условиях монополия Ост-Индийской компании на торговлю с Китаем стала подвергаться резкой публичной критике. В докладе парламентского комитета по делам внешней торговли в 1821 г. отмечалось, что англо-китайская торговля протекает с большими перебоями и что большую активность развили американские фирмы, товарооборот которых в Китае за последние 11 лет (с 1810 г.) удвоился, Па этом основании делался вывод о необходимости устранения ограничений на торговлю частных английских фирм с Китаем и ликвидации монополии Ост-Индийской компании, неспособной справиться с существующими затруднениями.

Уже с 20-х годов продажа индийского опиума в Китае перешла в руки частных английских фирм. Они же начали осуществлять и закупку китайских товаров, хотя в законодательном порядке монополия Ост-Индийской компании на торговлю с Китаем была ликвидирована лишь в 1833 г.

Опиум, ставший главной статьей английского экспорта, оказывал весьма существенное отягощающее воздействие на социальную жизнь китайского общества. Потребление его, несмотря на баснословные цены, стремительно распространялось, разоряя и без того нищающий люд. Простои человек, «даже упорно трудившийся целый год, — писал китайский историк XIX в. Ся Се, — был не в состоянии оплатить одну трубку для курения опиума в своей темной лачуге». Китайские купцы жаловались, что опиум вытеснил из торговли не менее половины других товаров, что при посредстве этого дурманящего зелья англичане и другие иностранцы выкачивают из Китая серебро, шелк и прочие ценности.

В 1821 г. после очередных кровавых инцидентов местные власти запретили британским судам заходить в Хуанпу, а затем приостановили английскую торговлю в Гуанчжоу. После этого центром распространения опиума стал остров Линтин (вблизи устья р. Чжуцзян), который англичане рассматривали как территорию, не входящую в сферу действия китайского внешнеторгового контроля. Он был превращен в складскую базу, откуда опиум вывозился на джонках не только в Гуанчжоу, но и во многие другие китайские порты.

В «линтинский период», ка« называют английские историки 1821 — 1839 гг., экспорт опиума в Китай возрос с 5959 (1821 г.) до 40 200 ящиков (в 1838— 1839 гг.), т. е. более чем в 6,5 раза. В эти годы помимо продолжавшего занимать ведущее место индийского опиума в Китай ввозился к турецкий.

Читайте также:  Работа в Китае в 2020 году, вакансии для русских и зарплаты

Столь значительное увеличение импорта опиума нарушило сложившуюся было сбалансированность торговли Китая с европейскими странами (в первую очередь с Англией). Дефицит покрывался серебром (в монете и изделиях), которое во все возрастающем количестве вывозилось в Европу. Опиеторговля, таким образом, стала одной из основных причин истощения финансов и расстройства денежной системы Китая, базировавшейся на серебре. Прогрессивный деятель того времени Хуан Цзюнцзы писал в 1838 г.: «С 3-го по 11-й год эры Даогуан (1823— 1831) ежегодная утечка серебра составляла 17 млн. ляпов, с 11-го по 14-й год Даогуана (1831 — 1834) ежегодная утечка серебра составлена сумму более 20 млн. ляпов, а с 14-го года по настоящее время утечка серебра достигла ежегодной суммы более чем в 30 млн. ляпов. Кроме того, к этой сумме следует добавить еще несколько десятков миллионов ляпов, утекающих через порты провинций Фуцзянь, Чжэцзян, Шаньдун, а также через Тяньцзинь. Столь необходимые для нас богатства Китая бросаются в бездонную пропасть — идут на удовлетворение нужд заграницы, а взамен мы получаем лишь идущий во вред людям товар, ставший мало-по­малу бедствием для всей страны; год от года становится все хуже, и неизвестно, в какую пучину он нас затянет».

Несмотря на рост доходов от контрабандной торговли опиумом, условия перманентной конфликтности, нестабильности положения не устраивали английских торговцев. Не надеясь мирным, дипломатическим путем склонить цинское правительство «открыть двери» Китая для «свободной торговли», английские торговые и правительственные круги стали готовиться к осуществлению этой задачи вооруженным путем.

Миссия лорда Нэпира

Первым шагом на этом пути стало изменение системы английского представительства в Китае.

После отмены в 1833 г. монополии Ост-Индийской компании на торговлю с Китаем ее уполномоченный в Гуанчжоу был заменен государственным главным уполномоченным по торговле Англии. 10 декабря 1833 г. первым эту должность занял лорд Нэпир, аристократ из древнего шотландского рода, крупный чиновник министерства иностранных дел (это назначение само по себе свидетельствовало о политическом характере произведенной реорганизации: для ведения чисто торговых дел столь видная фигура не требовалась). Его первым заместителем стал Дж. Дэвис, управляющий отделением Ост-Индийской компании в Гуанчжоу, вторым — Дж. Робинсон, ведавший контрабандными опиумными операциями на острове Линтин. В состав миссии Нэпира входил и капитан Ч. Эллиот, который нес ответственность за все британские корабли и их команды, находившиеся вблизи устья р. Чжуцзян.

В инструкциях, данных Нэпиру 31 декабря 1833 г, указывалось, что он должен ограничить свою деятельность переговорами с местной администрацией и не выезжать в столицу Китая. Нэпиру предписывалось, не прибегая к угрозам, использовать армию и флот, дабы дать понять китайской стороне, что при необходимости военная сила будет применена.

В качестве одной из главных задач Нэпиру поручалось «всеми мерами добиваться», чтобы возникающие конфликтные дела между британскими подданными и китайцами или иностранцами «решились арбитражем или по согласию», т. е. обеспечить англичанам право экстерриториальности. Лондон рассчитывал, что уступка китайской стороны по данному принципиальному вопросу даст ключ к достижению соглашения и о легализации торговли опиумом, и об отмене монопольной системы гунхан. При личном инструктаже министр иностранных дел Паль­мерстон рекомендовал Нэпиру «изучить возможности расширения британской торговли и иметь в виду желательность вступления в прямые отношения с императорским правительством, не предпринимая, однако, в этом направлении каких-либо шагов и не делая никаких предложений без специальных инструкций». Перед Нэпиром ставилась задача вести дела таким образом, чтобы китайцы считали его не простым уполномоченным по торговле, а «королевским послом».

15 июля 1834 г. Нэпир прибыл в Макао, оттуда 25 июля на торговом судне прибыл в Хуанпу. С первых же шагов он встретился с трудностями дипломатического порядка. Его попытка войти в непосредственный контакт с генерал-губернатором окончилась неудачей. Для контактов с Нэпиром были выделены два; представителя организации гунхан. Однако он категорически отказался иметь с ними дело, подчеркивая, что «честь британской нации» обязывает его, как представителя государства, а не частной компании сноситься непосредственно с генерал-губернатором.

Многократные попытки Нэпира установить прямой контакт с главой местной китайской администрации закончились неудачей. После долгих переговоров была достигнута договоренность о посещении официальными представителями генерал-губернатора резиденции Нэпира, но и эта встреча сорвалась из-за «престижных» споров.

После этого гуандунские власти потребовали, чтобы Нэпир покинул Гуанчжоу. Не дав определенного ответа, последний продолжал категорически настаивать на переговорах непосредственное генерал-губернатором. Более того, без согласия и уведомления китайской администрации 25 августа с санкции Нэпира английские торговцы создали на территории английской фактории в Гуанчжоу Торговую палату, намереваясь противопоставить монополии гунхан свои согласованные действия. В ответ генерал-губернатор 2 сентября приказал администрации гунхан приостановить торговлю с англичанами и выполнять лишь те контракты, которые были заключены до 16 августа, блокировать английскую факторию и отозвать из нее всех китайских служащих.

5 сентября Нэпир решил продемонстрировать военную силу. Он приказал фрегатам «Имаджин» и «Андромаха» в сопровождении находившихся в Тонкинском заливе английских судов сойти в Хуанпу, б сентября британский десант высадился на территории английской фактории. В манифесте, изданном 8 сентября, Нэпир оповещал находившихся в Гуанчжоу англичан, что он «начинает превентивную войну», добиваясь, чтобы его требования, предъявленные генерал-губернатору, были переданы китайскому императору.

Внезапная болезнь и смерть Нэпира (11 октября) затормозили развитие событий. К тому же Англия в это время еще не была в полной мере готова к более решительным военным действиям.

У английских представителей, находившихся в это время в Гуанчжоу, не было единого мнения касательно политики по отношению к Китаю. Дж. Дэвис, ставший после смерти Нэпира главным уполномоченным но английской торговле, хорошо знавший китайский язык, национальные традиции и местные условия, высказывался за умеренный курс. В докладе Пальмерстону он писал: «При отсутствии какого-либо продвижения вперед со стороны китайцев, позиция абсолютного молчания в спокойствия с нашей стороны представляется наиболее предпочтительным курсом до тех пор, пока мы не получим дальнейшие инструкции».

Более нетерпеливой и воинственной позиции придерживались английские торговцы в Гуанчжоу. В меморандуме, направленном 9 декабря 1834 г. в Лондон, они настаивали, чтобы в Китай для переговоров с центральным правительством был направлен посол «более высокого ранга, чем лорд Нэпир, и с большим дипломатическим опытом, которому была бы оказана необходимая военная поддержка.»

Политика «молчания в спокойствия», защищаемая Д. Дэвисом, а после его отъезда (19 января 1835 г.) его преемником Дж. Ро­бинсоном, вовсе не предполагала достижения соглашения с китайской стороной на основе признания законов и требований правительства Китая. Перебравшись из Гуанчжоу на остров Линтин и используя корабли Ч. Эллиота, ставшего вторым уполномоченным, Робинсон развернул контрабандный завоз опиума в еще больших масштабах, нежели прежде. Однако позиция Дэвиса и Робинсона, которые открыто нс добивались свободы торговли, а возникающие конфликты старались урегулировать взятками, компромиссами и т. д., вызвала неудовольствие в правительственных кругах Англии. 7 июля 1836 г. за перенос своей резиденции на Линтин Робинсон был отозван. Главным уполномоченным 2 февраля 1837 г. был назначен Ч. Эллиот.

В Китае тем временем нарастало возмущение расширением опиекурения и ввоза опиума. Предложения части чиновников легализовать импорт опиума, чтобы обложить его таможенными пошлинами и сборами, порицались общественностью и были в конце концов отвергнуты двором. С требованием запретить опиекурение и ввоз иностранного опиума выступил видный сановник генерал-губернатор провинций Хунань и Хубэй Линь Цзэсюй. В докладе императору он писал: «Опиум растекается отравой по Поднебесной, ущерб, причиняемый им, огромен, и законом следует строго запретить его. Если смотреть на него сквозь пальцы, то через несколько лет в Китае почти нс останется солдат, могущих защищать нас от врага, и не останется серебра для уплаты жалованья». Император Даогуан (1821 — 1850) одобрил доклад Линь Цзэсюя. В декабре 1838 г. он был назначен особоуполномоченным по руководству морскими силами провинции Гуандун и ему было поручено запястья расследованием опиумных дел.

Линь Цзэсюй по прибытии в Гуанчжоу (10 марта 1839 г.) повел решительную борьбу с контрабандным ввозом и распространением опиума. Под угрозой полного прекращения английской торговли и блокирования фактории он потребовал у Эллиота и представителей фирм сдать весь находящийся на судах-складах опиум по установленным ценам. Англичане вынуждены были согласиться и передали китайским властям 20291 ящик опиума стоимостью 3 млн. ф. ст. (8 млн. ляпов). Линь Цзэсою и генерал-губернатор Гуандуна и Гуанси Дэн Тинчжэнь испросили и получили разрешение Пекина оплатить изъятый опиум чаем (по 5 цзиней за ящик), полученным путем сбора пожертвований. Действуя в духе принятого курса — запрета па ввоз опиума и опиекуренис, Линь Цзэсюй, поддерживаемый Дэн Тиичжэнем и командующим морскими силами провинции Гуаиь Тяньиэем, приказал публично сжечь на отмели Хумэнь весь изъятый опиум (2376254 цзиней).

Этот гуманный и благородный акт, как и весь курс Линь Цзэ­сюя, вызвал острое недовольство продажных чиновников, владельцев опиекурилен и их покровителей, лишавшихся своих баснословных барышей. К сторонникам продолжения торговли опиумом принадлежал и канцлер империи Му Чжанъэ. Под влиянием противников Линь Цзэсюя произошло изменение официальной политики. Последовала серия указов, затруднявших борьбу с опиеторговлей.

Опасаясь, что в сложившейся ситуации Англия прибегнет к использованию вооруженных сил, Пекин принял линию на смягчение конфликта. «Повелеваю Линь Цзэсюю и Дэн Тинчжэню, — говорилось в императорском предписании, — лично на месте разобраться в обстановке и, сообразуясь с требованиями момента, обеспечить проведение нужных мер, чтобы, как только начнутся события, сразу же приостановить их развитие. Вместе с тем, было бы лучше не доводить дело до конфликта».

Однако подобная капитулянтская позиция цинского двора лишь развязывала руки англичанам. Действуя в духе полученных инструкций, Линь Цзэсюй заверил Эллиота, что после сдачи опиума с английской фактории будет снята блокада и в нее вернется обслуживающий китайский персонал. В ответ Эллиот пошел на обострение обстановки. Через три дня после окончания сдачи опиума (24 мая) все англичане во главе с ним покинули факторию перебрались в Макао. Там он отклонил предложение китайских властей вернуться к прежней практике, когда разрешение на заход английского судна в Хуанпу обусловливалось обязательством не ввозить опиум. Два английских корабля, отплывших было в Гуанчжоу (их капитаны согласились принять китайские условия), по приказу Эллиота были возвращены к Линтину британскими фрегатами.

Одновременно, стремясь обойти воздвигаемые Линь Цзэсюсм барьеры, англичане развернули широкую контрабандную торговлю опиумом вдоль побережья пров. Фуцзянь. В июле 1839 г. Эллиот докладывал в Лондон: «В различных частях Фуцзяни выполнение мероприятий Линя затруднено организациями контрабандистов; правительственные чиновники не решаются беспокоить их… и в самом деле, в то время, когда я вам нишу, торговля (опиумная. — М. С.) весьма энергично проводится в местах, находящихся на расстоянии 200 миль на восток от Кантона».

Насильственно раздвигая территориальные рамки, установленные китайскими властями для иностранной торговли, англичане с не меньшей настойчивостью требовали предоставления им режима экстерриториальности. 7 июля английские моряки убили китайца Линь Вэйси. Линь Цзэсюй потребовал выдачи убийц для предания их китайскому суду. Эллиот отклонил это требование и сообщил, что после изучения происшествия он назначит суд над виновными на британском судне при участии китайских представителей. Ссылаясь на то, что американский консул в аналогичном случае выполнил все требования, китайская администрация отвергла предложение Эллиота. Положение еще более обострилось.

Линь Цзэсюй и Дэн Тинчжэнь приказали прекратить снабжение водой и продовольствием англичан, остававшихся в Гуанчжоу, после чего все они перебрались на британские суда. В октябре—ноябре произошло несколько военных столкновений у полуострова Цзюлун (Коулун). 6 декабря 1839 г. Линь Цзэсюй издал распоряжение о запрете захода в Хуанпу британских судов и о полном прекращении торговли с англичанами.

Все это время Эллиот настойчиво требовал направить к берегам Китая крупные военные силы, чтобы заставить его «открыть двери» для свободной торговли. Его предложение находило широкую поддержку в торговых и правительственных кругах Англии.

В секретном уведомлении (от 18 октября 1839 г.) Пальмерстон информировал Эллиота о принятом английским правительством решении направить к берегам Китая военную эскадру с десантными частями, с тем чтобы поставить «на прочную основу» отношения между Великобританией и Цинской империей. Согласно выработанному в Лондоне плану военная экспедиция, прибыв в марте 1840 г. в китайские воды, должна была уничтожить китайские военно-морские силы, захватить острова Чжоушань (их предписывалось превратить в военную и торговую базу) и блокировать Гуанчжоу и устье реке Бэйхэ. Таким путем английские колонизаторы рассчитывали заставить Пекин принять их требования.

Китай в первой половине XIX века

В первой половине XIX в. цинский Китай вступил в полосу кризиса и упадка. Под военным давлением европейских держав правящая династия Цин отказалась от политики самоизоляции. Всему миру была продемонстрирована экономическая и политическая отсталость китайского государства. Крестьянская война тайпинов, разразившаяся в 50-х гг., до основания потрясла устои Цинской империи.

Территория и рост населения

На рубеже XVIII — XIX вв. Китай представлял собой огромную империю, в состав которой входили Маньчжурия, Монголия, Тибет и Восточный Туркестан. В вассальной зависимости от династии Цин находились Корея, Вьетнам и Бирма. Более 300 млн человек проживало в этой стране. Население росло так быстро, что через пятьдесят лет оно увеличилось до 400 млн и составило почти треть человечества.


Императорские сады. Пекин. Правители цинского Китая жили в сказочной роскоши, поражавшей воображение европейцев

Обострение социальных противоречий

Стремительный рост населения не сопровождался достаточным увеличением посевных площадей. В густонаселенных районах земли не хватало, что являлось одной из причин социальной напряженности в китайском обществе. Другой причиной были произвол и вымогательство чиновников.

В Китае император считался неограниченным властелином всего государства, «отцом и матерью» всех китайцев. Чиновники, в свою очередь,— «родителями» всего подопечного населения. Родители-управители были настоящими деспотами. Они вершили суд и расправу по собственному произволу. Под разными предлогами вводили косвенные налоги (на чай, соль, табак, рис, хлеб, сахар, мясо, дрова), присваивая себе их значительную часть.

И горе было крестьянину, осмелившемуся обратиться с просьбой о защите к вышестоящей власти. Жалоба все равно возвращалась на рассмотрение к обидчику. Битье плетью было самым распространенным наказанием. «Чиновники империи хуже разбойников» — так отзывался о них один из вождей крестьянского восстания тайпинов.

Первая «опиумная» война

В это время европейцы усилили свое давление на Китай. Они стремились «открыть» страну, чтобы вести с ней ничем не ограниченную торговлю и постепенно превратить ее в свой колониальный придаток.

Наибольшую активность проявляла Англия. Она была даже готова к военным действиям. Но первую брешь в стене китайской самоизоляции пробило не оружие, а наркотик — опиум. История его распространения в Китае весьма драматична и поучительна.

Эту отраву европейцы и раньше поставляли в Китай, расплачиваясь ею за китайские товары. Но в первой трети XIX в. ввоз опиума значительно увеличился. В особенно выгодном положении были английские купцы. Они поставляли наркотик из только что завоеванной Индии. Опиумокурение приобрело в Китае широкие масштабы. Курили правительственные чиновники и солдаты, хозяева мастерских и лавок, курили слуги и женщины, и даже будущие монахи и даосские проповедники. Здоровью нации угрожала серьезная опасность. Кроме того, торговля опиумом способствовала выкачке серебра из Китая, в результате чего финансовое положение страны ухудшилось.

Вред от опиума был столь очевидным, что в 1839 г. китайский император запретил завозить его в страну. Все запасы наркотика, принадлежавшего английским и другим иностранным купцам, были конфискованы и уничтожены. В ответ на эти действия британские войска высадились в портах Китая. Так началась англо-китайская, или первая «опиумная», война 1839—1842 гг. Американский президент назвал войну, которую развязала Англия, справедливой.


В 1843 г. китайский император издал очередной указ о запрещении курения опиума. На картине показано, как жена уничтожает опиумную трубку своего мужа

В ходе войны проявились отрицательные последствия политики самоизоляции. На вооружении китайской армии находились лишь крохотные джонки (лодки) и холодное оружие. Военное командование было слабым и беспомощным. Оно почти ничего не знало о международной обстановке и о стране, с которой воевало. Во время войны один китайский губернатор сделал наконец-то «открытие». Оказывается, колеса пароходов вращают не быки, а машины. Нетрудно догадаться, о чем свидетельствует приведенный факт.

Читайте также:  Домашний и мобильный интернет в Китае, VPN и обход файервола


Британский корабль обстреливает китайские джонки

Стоит ли удивляться, что поражения китайских войск следовали одно за другим. Боясь полного разгрома, цинское правительство поспешило капитулировать. По мирному договору Англия добилась для своих подданных права свободной торговли в пяти китайских портах. На английские товары устанавливались низкие таможенные пошлины — не выше 5 %. Китай выплачивал Англии огромную контрибуцию (21 млн лянов) и уступал ей остров Сянган (Гонконг), который только в 1997 г. снова стал китайским. Англичане получали также право не подчиняться китайским законам и суду.

Вслед за Англией подобные договоры с Китаем заключили другие государства Европы. В результате Китай был открыт для иностранного проникновения и вмешательства.

Восстание тайпинов 1850 — 1864 годы

Поражение Китая от «европейских варваров» привело к падению престижа цинской династии и росту антиманьчжурских настроений. Правящей династией были недовольны не только простые китайцы, но и часть помещиков. Военные расходы, контрибуция, выплаченная победителю, оплачивались дополнительными налогами с населения. В особенно трудном положении оказались крестьяне. Многие из них нищенствовали и влачили полуголодное существование. Некоторые бросали свое хозяйство и пополняли ряды разбойной вольницы, которая получила в Китае широкое распространение. Повсюду возникали тайные антиманьчжурские общества, и в воздухе явно запахло грозой.


Китайское представление о европейских захватчиках и борьба с ними

Мощное антифеодальное восстание вспыхнуло летом 1850 г. Оно охватило центральные районы Китая и длилось почти 15 лет. В ходе восстания было создано «государство всеобщего благоденствия» — Тайпинтяньго. Поэтому восставших часто называли тайпинами.

Вождем восстания был Хун Сюцюань — выходец из крестьянской семьи, учитель сельской школы. Находясь под сильным влиянием христианства, он именовал себя младшим братом Иисуса Христа и проповедовал идеи равенства. Он мечтал о создании «мира великого спокойствия» и справедливости. Для достижения этой цели, по его мнению, необходимо свергнуть цинскую династию. Все маньчжуры — даже простолюдины — подлежали истреблению.

В 1851 г. Хун Сюцюань был провозглашен императором тайпинского государства. Он и его сподвижники пытались на практике осуществить идею всеобщего равенства. Принятый ими «Земельный закон» провозглашал совместную обработку земли и уравнительное распределение материальных благ.

Англия и Франция внимательно следили за развитием гражданской войны в Китае. Они решили воспользоваться ею для проникновения в глубь страны. Цинское правительство попыталось противостоять этому. Тогда Англия и Франция перешли к открытой агрессии. Началась вторая «опиумная» война (1856—1860). Осенью 1860 г. англо-французские войска вошли в Пекин, покинутый императором и его вельможами. Европейцы грабили город и истребляли мирное население.

Их особое внимание привлек Летний дворец императора. Это было одно из самых великолепных архитектурных сооружений города. Оно состояло из 200 зданий, заполненных предметами роскоши, произведениями китайского искусства и ремесла. Во время дележа добычи, чтобы всем досталось «поровну», и «по заслугам», европейцы создали комиссию. Специальные подарки были отобраны для английской королевы Виктории и императора Франции. Однако цивилизованного дележа не получилось. Ослепленные блеском богатства и обезумевшие от жадности, солдаты стали грабить дворец. Затем, чтобы скрыть следы варварского грабежа, дворец был сожжен. Место, на котором он стоял, превратилось в пустырь.


Летний дворец в Пекине с мраморным мостиком на переднем плане

Цинское правительство, занятое борьбой с тайпинами, отказалось от продолжения войны с иностранцами. Оно капитулировало, пойдя на новые уступки. Только после этого европейские державы оказали помощь маньчжурским феодалам в безжалостном подавлении тайпинов, которые, в отличие от Цинов, называли иностранцев «братьями», а не «варварами». Тайпинское восстание, во многом схожее с восстаниями Разина и Пугачева в России, окончилось поражением.

Крестьянская война тайпинов была самым продолжительным восстанием в истории Китая. Погибли многие миллионы людей. Значительная часть страны была опустошена и разрушена. Гражданская война предельно ослабила Китай и правящую цинскую династию.

ЭТО ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ

«Иероглиф» в переводе с греческого — «священное письмо». Китайское письмо, использующее иероглифы,— старейшее в мире. Оно возникло в XVIII в. до н. э. Это действительно самое сложное и трудное письмо. Для его понимания прибегнем к такому сравнению. Если нам надо написать, к примеру, слово «человек», то мы с вами напишем букву «ч», потом «е», затем «л» и т. д. А китайцы рисуют символ, обозначающий понятие «человек». Слов в языке много и для каждого нужен значок, т.е. иероглиф. На заре возникновения иероглифов сначала просто рисовали человека с головой, руками, ногами. Однако при быстром письме нет времени вырисовывать все детали человеческого тела. Поэтому через некоторое время рисунок превратился в условное изображение, отдаленно напоминающее своего прародителя.

Использованная литература:
В. С. Кошелев, И.В.Оржеховский, В.И.Синица / Всемирная история Нового времени XIX – нач. XX в., 1998.

Российско-китайские отношения во второй половине XIX века

Дата публикации: 01.01.2017 2017-01-01

Статья просмотрена: 4612 раз

Библиографическое описание:

Громов Р. М., Ворожцова А. С. Российско-китайские отношения во второй половине XIX века // Молодой ученый. — 2016. — №30. — С. 347-349. — URL https://moluch.ru/archive/134/37705/ (дата обращения: 25.02.2020).

Ключевые слова: российско-китайские отношения, фашизм, Великая Отечественная война,СССР, «Большая земля»

История российско-китайских отношений насчитывает уже более 400 лет, по причине близкого географического расположения стран. Она наполнена как конфликтами, так и периодами сотрудничества.

Главным фактором в развитии двух стран всегда являлись их торгово-экономические отношения. От состояния взаимоотношений России и Китая зависели и их успехи во внутренней и внешней политике.

Вторая половина XIX века это период качественных изменений в российско-китайских отношениях, причинами которых являлись внутренние изменения и реформы Российского государства. Это время подписания договоров, переговоров и посольств.

Россия стремилась как можно быстрее активизировать свою политику в отношении династии Цинь и разрешить все противоречия и конфликты с Китаем. Оба государства оказались в состоянии войны с Францией и Англией. Надо отметить, что это способствовало формированию дружественных отношений между Россией и Китаем, а также разрешению вопроса касаемо границ между двумя государствами. Однако назвать доверительными взаимоотношения двух стран было нельзя.

Образование капитализма и завершение феодализма также повлияли на российско-китайские отношения. Россия часто выступала на стороне Запада, хотя ее политический курс сильно отличался от внешней политики колониальных держав. В этот период между Россией и Китаем было заключено наибольшее количество договоров и актов. Например, Айгуньский договор или Тяньцзиньский трактат.

Айгуньский договор 1858 года был подписан 16(28) мая в городе Айгуни, уполномоченным со стороны Российского государства — Н. Н. Муравьевым и со стороны Цинского Китая Хэйлунцзянским главнокомандующим — И. Шанем. Айгуньский договор заключался по взаимному согласию двух государств, ради взаимной дружбы их народов и пользы. По данному договору левый берег реки Амур от реки Аргуни до устья юридически принадлежал России. Правый же берег реки Амур до реки Уссури закреплялся за Китаем. Передвижение по реке Амур, Сунгари и Уссури было разрешено только для русских и китайских судов. Также разрешалась взаимная торговля между двумя народами, проживших по берегам данных рек.

Тяньцзиньский трактат был подписан между Россией и Китаем в 1858 году 1(13) июня в Тяньцзыне. Уполномоченный со стороны России вице-адмирал Е. В. Путятин, с китайской стороны Хуашаном и Гуйлянем. Данный трактат состоял из 12 статей и подтверждал мирные, дружеские отношения между странами, гарантировал безопасность русских, проживающих в Китае и китайцев, находящихся на территории России. Также Тяньцзиньский трактат открыл ряд китайских портов для русских судов и подтвердил право России на направление посланников в Пекин. Наряду с подданными других стран. Российские подданные получили в Китае право на консульскую юрисдикцию экстерриториальность. Разрешалась сухопутная торговля без ограничений количества провозимых товаров, числа лиц, участвующих в ней и употребляемого капитала. Россия также могла теперь назначать консулов в открытые для нее порты. Что же касаемо территориальной границы, Тяньцзиньский трактат устанавливал, что неопределенный части границ будут исследованы уполномоченными лицами со стороны обеих держав и заключенное между ними условие будет приложено к данному трактату в виде статьи. Между Кяхтой и Пекином было установлено регулярное почтовое соглашение.

Нарочницский А. Л. писал: «новый этап российско-китайских отношений связан с обострением международных отношений в 60–70-е года XIX века. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепление добрососедских отношений и развитие экономических связей с Цинским Китаем. Поэтому русское правительство добивалось скорейшей реализации условий договора» [1, с. 30].

В 60–70-е года российско-китайские отношения можно охарактеризовать, как стабильные. Между двумя странами возникали различные политические вопросы и проблемы, однако все они были связаны с проблемами внутри Китая, а именно с массовыми антиправительственными восстаниями в Синьцзяне. Россия была заинтересована в сохранении внутренней стабильности Китая и его единства. Поэтому политика Петербурга была сдержана и осторожна, а все пограничные проблемы чаще решались на местном уровне.

Новый конфликт между двумя странами возник, когда Цинское правительство стало претендовать на часть побережья залива Посьет, а это лишало Россию выхода к границе с Кореей. В связи с этим, начался новый этап российско-китайских отношений, который приходится на 80-е-начало90-х годов XIX века. Русское правительство отвергло претензии, и, несмотря на это, отношения между двумя государствами являлись стабильными. И благодаря взаимным уступкам, касаемо важных вопросов того времени, данный период является самым стабильным за всю историю российско-китайских отношений.

Дацышен В. Г. писал: «в конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Масштабы, уровень, перспективы, формы и методы российской экспансии в Северо-Восточном Китае создали предпосылки к вызреванию в этом регионе самого тяжелого в истории двусторонних отношений комплекса проблем и противоречий» [2, с. 120].

Западные державы также влияли на отношения между Россией и Китаем. В середине XIX века, изменение военно-политической обстановки на Дальнем Востоке повлекло за собой вмешательство в развитие российско-китайских отношений других государств.

Оба государства испытывали на себе ряд агрессивных действий со стороны Англии и Франции, хоть и по разным причинам. Россия предлагала свою военную помощь китайской стороне, однако Пекин принципиально не пошел на сотрудничество со своим северным соседом. Наша страна пыталась использовать в своих геополитических интересах ситуацию в Китае, втянутом во вторую «опиумную войну». Также Россия видела обоснованную угрозу своим интересам на Дальнем Востоке в активных действиях Англии в Китае.

В Англии и Франции же были уверены в том, что Россия оказывает военную поддержку Китаю. На западе были не довольны сближением России и Китая, так как это способствовало бы укреплению позиции нашей страны на Дальнем востоке. Россия же была заинтересована в сильном Китае, способном противостоять другим державам.

В итоге Цинская империя потерпела поражение от Англии и Франции, вследствие чего подписала невыгодные ей договоры, которые ограничивали суверенитет страны.

Несмотря на то, что российская сторона стремилась наладить и укрепить военно-политические отношения с Китаем, никакого развития не произошло.

Отношения между Китаем и Россией отличались отсутствием заинтересованности с китайской стороны, недоверием и недружелюбием. Китай добровольно и самостоятельно отказался от протянутой ему руки помощи, вследствие чего и был вынужден подписать столь невыгодные для него договора. Хотя такая бескорыстная помощь в лице России могла содействовать реорганизации и реформированию китайских вооруженных сил.

Западные державы, в особенности Англия, оказывали крайне сильное влияние на Китай, который Россия фактически «уступила» им, в том числе, как и рынок сбыта оружия.

Однако несмотря на неудачи и провалы в развитии и формировании дружеских отношений с Китаем. Россия ни разу не оказывалась в состоянии войны с китайской стороной, в отличие от западных держав. Также наша страна не совершала никаких агрессивных действий в отношении ослабленного соседа.

  1. Нарочницский А. Л., Бескровных Л. Г. К истории внешней политики России на Дальнем Востоке в XIX / Л. Г. Бескровных, А. Л. Нарочницский // Вопросы истории. –1974. с. 30.
  2. Дацышен В. Г. История русско-китайских отношений (1618–1917) / В.Г. Дацышен; Крас. гос. пед. ун-т им. Астафьева. — Красноярск: КГПУ, 2004. с. 120.
  3. Попов И. М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны. / И. М. Попов. — М., 2004.
  4. Мясников В. С. Россия и Китай: контакты государств и цивилизаций [Текст] / В. С. Мясников // Общественные науки и современность 1996.
  5. Нарочницский А. Л., Бескровных Л. Г. К истории внешней политики России на Дальнем Востоке в XIX / Л. Г. Бескровных, А. Л. Нарочницкий // Вопросы истории. — 1974.

Китай в 19 веке

В начале XIX в. в Китае все отчетливее стали проявляться признаки кризиса, что было обусловлено внутренней политикой Цинской династии. В результате произошел упадок экономики, продолжалось обезземеливания и обнищания крестьян, выросли налоги. Ситуация значительно осложнилась из-за частых неурожаев. Не в лучшем положении были и жители городов, поскольку частные мануфактуры в значительной степени зависели от крупных монопольных объединений, не выдерживая конкуренции с ними. Армия по своей организации и обеспечению существенно уступала вооруженным силам европейских стран.

Китай под властью маньчжуров

В начале XIX в. маньчжуры продолжали придерживаться политики самоизоляции от внешнего мира. Поэтому Китай значительно отставал в своем развитии от Европы и Америки. Впрочем, это не останавливало европейские страны. Их экономика находилась на этапе бурного развития, а потому требовала новых рынков сбыта своих товаров, дешевого сырья и рабочей силы.

Наиболее активную позицию в «открытии» Китая имела английская Ост-Индская компания, которая видела в нем вторую Индию. В 1816 и 1834 годах компания направляла своих представителей в Китай для установления торговых отношений. В результате была достигнута договоренность об увеличении ввоза в Китай опиума из Индии. Объемы его импорта за несколько лет выросли в 20 раз.

Китайские власти неоднократно намеревалась запретить торговлю опиумом, но англичане игнорировали запреты, ведь это приносило им огромные прибыли.

«Опиумные» войны

В 1839 г. в Пекине были разработаны новые правила, предусматривающие суровое наказание как для иностранных, так и для китайских торговцев опиумом. Это стало поводом для объявления Великобританией войны, которую называют «опиумной». Она продолжалась в течение 1839-1842 гг. и закончилась подписанием нанкинского договора — первого неравноправного соглашения между Великобританией и Китаем. По договору китайские власти обязывалась открыть для английских торговцев порты Кантон, Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхай. Также Китай должен был выплатить контрибуцию за уничтоженную партию опиума и восстановить двустороннюю торговлю.

Первая «опиумная» война стала началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в Китае, что привело к закабалению страны европейскими государствами.

Используя ослабление Китая, Англия стала расширять там свои позиции. Это привело к англо-франко-китайской (второй «опиумной») войне, которая длилась в течение 1856-1860 гг. Великобританию в этой войне поддержала Франция.

В конце 1857 г. англо-французские войска захватили и ограбили Кантон, а в начале 1858 — форты Дагу и подступы к г. Тяньцзинь. В июне 1858 года Англия и Франция вынудили Китай подписать Тяньцзиньский договор. Через год Англия и Франция спровоцировали новую грабительскую войну, в результате которой навязали Китаю в 1860 г. Пекинский договор. По нему Китай платил Франции и Великобритании контрибуцию, открывал для иностранцев порт Тяньцзинь, отменял запрет выезда китайцев из страны и позволял иностранным государствам нанимать китайских рабочих.

Восстание тайпинов (1850-1864)

Поражение Китая в первой «опиумной» войне обусловило волну недовольства среди населения. Оно выражалось как в выступлениях против иностранцев, так и против маньчжурской власти. В 1840-х годах по всей стране вспыхнуло более 100 крестьянских восстаний.

Читайте также:  Остров Хайнань в Китае - отдых, виза, отели, отзывы и цены

В 1851 г. повстанцы — тайпины — провозгласили создание Тайпинского государства, лидер которой Хун Сюцюань (принял христианство) объявил о походе на север с целью захватить столицу — Пекин и установить в Китае справедливое общество. Однако на практике достичь всеобщего равенства не удалось: Хун Сюцюаня провозгласили Небесным князем, который считал себя повелителем не только Китая, но и других государств и народов; его соратникам были присвоены титулы князей Севера, Юга, Востока и Запада. Европейцев тайпины считали братьями по христианской вере и налаживали с ними контакты. В 1853 г. повстанцы захватили г. Нанкин, который был провозглашен Небесной столицей.

К середине 1850-х годов армия повстанцев значительно возросла, была уже достаточно организованной силой и имела большую поддержку среди местного населения. Однако, продвигаясь на север и захватывая новые города, тайпины не закрепляли за собой завоеванные территории. В результате правительственные войска снова возвращали их под свой контроль.

На подконтрольных территориях тайпины пытались провести реформы. Земельная реформа предусматривала перераспределение земли в равных частях для каждого. Объявлялась обязательная трудовая повинность. Была ликвидирована старая армия, определены принципы административной реформы.

Развертывание Тайпинского движения и неспособность правящей династии подавить его вызвали беспокойство европейских стран. Если на начальном этапе они высказались о своем нейтралитете и даже пытались установить дипломатические отношения с Хун Сюцюанем, чтобы получить от него торговые привилегии, то в дальнейшем ситуация изменились. Великобритания и Франция решили воспользоваться ослаблением тайпинов и вмешаться в конфликт. Поводом для войны стали события, связанные с торговым судном «Эрроу», которое находилось в Гуанчжоу.

Продолжением событий стала вторая «опиумная» война. Объединенные англо-французские войска оказали военную помощь Цинской династии, в результате чего восстание тайпинов было подавлено.

Национально-освободительное движение в Китае в конце XIX — начале XX в.

Поражения, понесенные Китаем во франко-китайской войне 1884-1885 гг. и в японо-китайской войне 1894-1895 гг., стали одновременно и крахом его «политики изоляционизма». Китай потерял как подчиненные территории (Корея и Вьетнам), так и часть собственной территории (Тайвань и ряд островов). Также Китай вынужден был открыть возможность проникновения в центральные районы иностранного капитала. Передовые индустриальные страны довольно скоро воспользовались этой возможностью, чтобы разделить страну на сферы влияния.

В Китае в 1890-х годах происходит формирование основных направлений национально-освободительного движения — конституционно-монархическое и революционно-демократическое. Деятели конституционно-монархического (лидер — Кан Ювэй) направления стремились путем либеральных реформ осуществить модернизацию страны, учитывая зарубежный опыт (европейский, японский) в рамках традиционной имперской власти.

Кан Ювэй (1858-1927)
Родился в Кантоне. Изучал мировую историю. Особый интерес вызвала у него Япония. Его книга «Размышления над японским патриотизмом» была попыткой проанализировать причины ее подъема. Он считал, что Япония достигла успехов благодаря патриотизму. Китай, который потерял его, отстал в своем развитии и стал объектом для экспансии. 1898 г. Кан Ювэй и его соратники были назначены советниками императора Гуансюя. В июле-августе 1898 г. они объявили план модернизации страны. Но в результате мятежа, который возглавила императрица Цыси, император был арестован, а Кан Ювэй вынужден был покинуть Китай. Его соратники были схвачены и казнены. Так было покончено с первой попыткой модернизировать Китай.

Революционно-демократическое направление возглавил Сунь Ятсен — китайский политический деятель, основатель антиправительственной организации, ставившей целью свержение монархии и провозглашения республики.

В 1905 г. был создан Китайский объединенный революционный союз, в основу деятельности которого были положены три народных принципа, которые сформулировал Сунь Ятсен:

  • Первый из них — «национализм» — состоял в ликвидации маньчжурской династии, изгнании иностранцев и приходе к власти национального правительства.
  • Второй принцип — «народовластие» — имел целью установления республиканского правления.
  • Третий — «народное благоденствие» — предусматривал постепенную национализацию собственности иностранных граждан.

1907 после поражения ряда восстаний, организованных Союзом, правительство обратилось к Японии с просьбой «выселить из страны штабы китайских революционеров». Сунь Ятсен и руководители Объединенного союза эмигрировали в Ханой, но и оттуда их выгнали по просьбе китайских властей французские колонизаторы, которые также были обеспокоены распространением революционных выступлений в Китае. Сунь Ятсен эмигрировал в США.

Продолжало существовать и традиционное направление национально-освободительного движения — стихийные выступления населения против императорской власти и иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь Китая. Последним значительным стихийным выступлением было восстания ихэтуаней (буквально — «отрядов гармонии и справедливости») в 1899-1901 гг.

Сначала восстание имело поддержку властей Китая, но через некоторое время императрица Цыси перешла на сторону Альянса восьми государств (Великобритания, Франция, США, Россия, Япония, Италия, Германия, Австро-Венгрия), который подавил восстание. В результате Китай попал в еще большую зависимость от иностранных государств, что сказалось на его политическом и экономическом развитии в первой половине XX в.

В связи с подъемом национального движения правящая в Китае маньчжурская династия (императрица Цыси) пошла на некоторые реформы.

В частности, отменялись привилегии дворянства, по европейскому образцу реорганизовывалась армия, унифицировалось денежное обращение, создавались национальные банки и акционерные общества. Значительные изменения произошли в области образования. На 1908 г. количество учеников гимназий и школ с родным языком преподавания превысило 1 млн.

В стране создавались либерально-буржуазные партии и организации. Правительство обещало через 9 лет принять конституцию. Однако смерть императрицы Цыси и императора Гуансюя положили конец реформам. На трон взошел 3-летний Пу И. При нем стали происходить реакционные изменения. Это дало новый толчок к развертыванию революционного движения.

Синьхайская революция

10 октября 1911 г. в Учане началось восстание, руководимое Объединенным союзом. К восставшим присоединился гарнизон Учана, а вскоре — студенты и рабочие-металлурги. Учанское восстание дало начало большой революционной волне, прокатившейся по стране. Власть правительства была свергнута в Ханькоу и Ханьян, в ноябре — в Шанхае. 2 декабря восставшие захватили Нанкин — южную столицу Китая. Практически юг страны отделился от севера.

В то же время на родину из эмиграции вернулся Сунь Ятсен, который заручился финансовой поддержкой Великобритании, Франции, Бельгии. 29 декабря делегаты провинций, которые собрались в Нанкине на конференцию, провозгласили образование Китайской республики. Сунь Ятсен был избран ее временным президентом, 1 января 1912 он принял присягу.

Юань Шикай (1859-1916)

Военный и политический деятель, один из лидеров милитаристских и компрадорских (от лат. — «покупатель») сил, стремились к власти и ставили целью ликвидацию правления маньчжурской династии и реформирования страны. Несмотря на свои либеральные взгляды, пользовался популярностью и авторитетом среди высшего офицерского корпуса, поддержкой у представителей индустриальных государств.

Юань Шикай (в центре) вместе с дипломатами после избрания его президентом

Правящая династия предложила Юань Шикаю стать главнокомандующим вооруженных сил, а затем — премьер-министром. Вскоре он фактически превратился в полновластного диктатора края. 12 февраля Юань Шикай заставил регента от имени 6-летнего императора Пу И подписать акт об отречении от престола. На следующий день Сунь Ятсен подал в отставку с поста президента в пользу Юань Шикая. Нанкинское национальное собрание избрало Шикая президентом. В марте 1912 г. была принята временная Конституция Китайской республики, которую подготовил Сунь Ятсен. В ней закреплялись демократические свободы.

Однако борьба за власть после установления республики не прекратилась. Юань Шикай перенес столицу в Пекин, где он имел более сильные позиции, и начал наступление на демократические силы. В этих условиях Сунь Ятсен в августе 1912 г. на базе Союза и других организаций создает новую партию — Гоминьдан (национальная партия). На выборах в парламент весной 1913 г. эта партия получила большинство, но Юань Шикай, не желая допускать ее к власти, отдал приказ об убийстве Сун Цзаожена, кандидата от Гоминьдана на пост премьер-министра, и разогнал парламент.

В ответ Сунь Ятсен потребовал отставки Юань Шикая и призвал народ к новому выступлению. Началась гражданская война между Югом и Севером. Однако в конце лета революционные войска потерпели поражение. В ноябре 1913 г. Юань Шикай распустил парламент, запретил деятельность Гоминьдана. Сунь Ятсен снова должен был эмигрировать. После роспуска парламента из Конституции были изъяты статьи о демократических свободах. Началась подготовка к реставрации монархии. Но смерть Юань Шикая в июне 1916 г. помешала осуществить задуманное.

Важнейшим итогом революции, вошедшей в историю под названием Синьхайской (Синьхай — название года по китайскому календарю), была ликвидация маньчжурской династии, установления республиканского правления (подробнее об этих событиях можно прочитать в статье Синьхайская революция в Китае 1911-1913 гг.). Но, как и раньше, в стране царили иностранный капитал и помещичье землевладение. Страна оставалась полуколонией великих держав, а после смерти Юань Шикая был похоронены и надежды на единство страны.

Китайская цивилизация в XIX веке.

У Запада не было механизмов давления на Китай, который был самодостаточен и защищал внутренний рынок ограничением торговли. Западные страны, имели потребность в импорте чая (который тогда нигде больше не производился) и шелка сырца. После захвата Бенгалии, производящей опиум, англичане резко увеличили ввоз опиума в Китай, выровняв торговый баланс в свою пользу. Китайское правительство законодательно ограничивало импорт опиума, разрешив его ввозить только в медицинских целях. Но контрабанда этого товара постоянно росла, и к сороковым годам 19 века выросло до 40 тысяч ящиков опиума в год. Доходы английских купцов от торговли опиумом значительно превысили доходы от торговли чаем и шелком.

В Китае курение опиума охватило огромные слои населения. Один из китайских чиновников в 1838 г. свидетельствовал: «Начиная с чиновного сословия вплоть до хозяев мастерских и лавок, актеров и слуг, а также женщин, буддийских монахов и даосских проповедников – все они среди бела дня курят опиум, приобретают трубки и все принадлежности для курения опиума». Китайское правительство стало предпринимать конфискацию наркотика с последующим уничтожением его, что привело к серьезным убыткам английских купцов. Это послужило поводом для первой англо-китайской «опиумной» войны. Весной 1840 года парламент Великобритании решил, не объявляя формально войны, отправить к берегам Китая военно-морскую эскадру. В июне 1840 года 20 боевых кораблей с общим экипажем в 4000 человек, подошли к южному побережью Китая. Были выдвинуты требования: компенсация убытков за конфискованный опиум, возмещение убытков по организации военной экспедиции, ликвидация препятствий для торговли, и предоставление англичанам острова вблизи Китая, который мог бы стать торговой базой. Двигаясь на север, английские войска захватили Чжошуаньские острова, вблизи Нинбо. В этой ситуации, правительство Китая стало проводить капитулянтскую политику. Оно согласилось на все требование, кроме одного, передать остров Сянган Великобритании.

В январе 1841 года, англичане продолжили военные действия, а 20 января представители Китая подписали Чуаньбийскую конвенцию, согласившись на все требования, 1 февраля английские власти объявили всех жителей Сянгана подданными королевы Великобритании. Император же не хотел признать свое поражение, и, объявив войну Великобритании, решил продолжать военные действия. Англичане же захватили Чжуцзян, захватив 380 орудий, а вскоре подняли свой флаг и над Гуанчжоу. С августа 1841 года по май 1842 года военные действия велись в провинциях Фуцзянь и Чжецзян. В июле британские войска под командованием Поттингера начали осаду Нанкина, второго по значению, после Пекина, города в Китае. Паровые суда, более современная артиллерия и нарезные ружья, против китайских кремниевых обеспечили победу англичан. 29 августа 1842 года, на борту английского военного корабля «Корнуэллс» был подписан Нанкинский мирный договор. Согласно договору, Китай открыл для английской торговли пять портов: Сямынь (Амой), Фучжоу, Нинбо, Шанхай и Гуанчжоу, установил низкие таможенные пошлины на английские товары, выплатил Англии большую контрибуцию. Император Китая уступил о. Сянган королеве Великобритании.

В соответствии с договорами, последовавшими за Нанкинским, сначала Англия, потом США, Франция, и некоторые другие западные страны получили права экстерриториальности и создания в «открытых» портах иностранных сеттльментов. В 1850 г. в Китае разразилось Тайпинское восстание (в переводе «тайпин» – «великое благоденствие») – крестьянская война, направленная против феодального гнета и власти чужеземной династии маньчжуров. В январе 1851 года было объявлено о создании тайпинского государства, и начата война против правящего режима. В январе 1853 года, восставшие взяли крупный административный центр Учан. Их армия достигла миллиона человек. Они не занимались грабежами, а уничтожали налоговые реестры, убивали или изгоняли чиновников, отбирали имущество у богатых. 19 марта 1853 года они захватили Нанкин. Внутреннее устройство государства тайпинов, соответствовало нормам «военного коммунизма. Так, например вся земля не передавалась в частную собственность, а делилась пропорционально количеству едоков. После сбора урожая, все излишки изымались в государственное хранилище, в семьях оставлялись продукты только на прокорм до следующего урожая. В городах, вся промышленность была национализирована. Все рабочие и ремесленники были объединены в профессиональные мастерские-батальоны.

В качестве государственной религии тайпины провозгласили христианство, причем посещение церкви было, строго обязательным. В 1856 году в тайпинском государстве началась междоусобная война за власть, в которой погибло до 100 тысяч человек. В результате социально-экономического кризиса и междоусобицы, тайпинское государство в 1857 году потеряло Цзянсу, а в 1859 году – Нанкин. Потом были одержаны ряд побед, так в 1861 году они взяли Ханчжоу и Нинбо и затем осадили Шанхай. В своей борьбе с цинским правительством тайпинцы надеялись на помощь западных стран, имея в виду религиозный фактор. И действительно, протестантские миссионеры сочувствовали восставшим и посещали их руководителей. Однако западные политики и бизнесмены считали, что им выгоднее поддерживать цинское правительство, а не тайпинское. Если в начале восстания, Запад придерживался нейтралитета, то потом склонился к поддержке Пекина. Так, цинское правительство получило кредит, современное оружие и три парохода. Англо-французские войска совершали вооруженные рейды против тайпинов, в цинской армии были европейские инструкторы и отряды наемников, набранных в Европе. После этого произошел перелом в войне, в июле 1864 года была взята столица тайпинского государства город Нанкин. Основные силы восставших были разгромлены, хотя сопротивление продолжалось до 1868 года. Кроме тайпинского восстания, в третьей четверти 19 века Китайскую империю потрясли еще целый ряд восстаний. В эти беспокойные годы резко усилилась эмиграция китайцев в Сингапур и другие страны Юго-Восточной Азии. Основной поток эмиграции проходил через город Шаньтоу, морской порт Китая на Южно-Китайском море.

Сразу после поражения во Второй Опиумной войне, цинское правительство стало проводить политику модернизации Китая «ян у» (усвоение иностранного опыта). Появились предприятия производящие современное оружие. В 1868 году, в Шанхае был построен первый пароход. Но по большей части, строились предприятия по переработке сырья. Однако реформы почти не затронули, кредитно-финансовой сферы, народного образования, земельных отношений. В 1864 году, конфликт между Японией и Китаем, закончился без войны подписанием 31 октября в Пекине мирного договора, по которому к Японии отходили острова Люйцюй. В 1894 году из-за споров за влияние в Корее началась японо-китайская война. Разбив китайские войска в Корее, японцы перенесли военные действия в Манчжурию и уже через месяц взяли Порт-Артур, 12 февраля 1895 года капитулировала военно-морская база Китая Вэйхайвэй, и уже в начала марта был взят Инкоу. В результате Симоносекского мирного договора, подписанного 17 апреля 1895 года, Япония получала Тайвань, южную часть Манчжурии, денежную контрибуцию. Однако, Россия, Франция и Германия вручили Японии дипломатическую ноту, с рекомендацией отказаться от полуострова Ляодун, взамен на дополнительную контрибуцию. Япония была вынуждена принять эти условия. Китай, после войны с Японией был ослаблен, и западные державы воспользовались этим для раздела его на сферы влияния. Так, германская эскадра захватила морской порт Цзяочжоу (Циндао), затем российская эскадра вошла в Порт-Артур, англичане заняли Вэйхайвэй, а французы приобрели Гуанчжоувань. Позднее, эти приобретения были оформлены, как договоры об аренде. Все это привело к росту антииностранных настроение в Китае и приходу к власти консервативно-патриотических сил. В 1900 году началось восстание ихэтуаней (восстание боксеров), которое сопровождалось массовыми убийствами и казнями миссионеров, китайских христиан и иностранцев. К концу 19 века, Китай оставался слабой и отсталой империей, находящейся в политической зависимости от стран Запада.

Ссылка на основную публикацию