Нанкинский договор между Китаем и Англией, условия и суть

Нанкинский договор между Китаем и Англией

29 августа 1842 г. на борту английского военного корабля «Корнуэллис» был подписан неравноправный для Китая англо-китайский договор, названный по месту подписания Нанкинским. Со стороны Великобритании его подписал Г. Поттингер, со стороны Китая — Ци Ин, член императорской семьи И Либу и генерал-губернатор провинции Цзянсу и Цзянси Ню Цзянь.

Суть и содержание Нанкинского договора

Нанкинский договор был результатом военного поражения цинской феодальной монархии, обнаружившей полную несостоятельность и неспособность управлять страной, но не Китая, поскольку сама война носила локальный, экспедиционный характер, и в ней участвовали крайне ограниченные силы. Китайский народ цинские власти преднамеренно устранили от организованного участия в войне. Они с подозрением относились к возникшим на юге страны военизированным обществам «Дунпии гуншэ» («Общество мира на Востоке») и «Шэппин шэеюэ» («Общество изучения становления мира»), которые, выдвигая задачи продолжения борьбы с Англией, одновременно направляли свою деятельность и против маньчжурской династии — виновника поражения.

Навязанный силой Китаю неравноправный договор вызывал возмущение передовой общественности во многих странах. К. Маркс выступил с суровым обвинением британского правительства, называл действия англичан в Китае «пиратской войной».

Он отмечал и коммерческую невыгодность Нанкинского договора для самой Великобритании, насильственный и неравноправный характер которого разрушал экономику Китая и сужал там спрос на английские промышленные товары. «Китаец не может, — писал К. Маркс, — покупать одновременно и товары и наркотик».

Английские дипломаты, пытаясь воздействовать на настроения мировой общественности, подчеркивали «миролюбивый» и «дружественный» характер переговоров и самого договора. В официальном сообщении английского правительства о заключении договора китайского императора назвали «нашим добрым братом». Что же касается правительственных кругов США, Франции и других капиталистических держав, то у них Нанкинский договор вызвал стремление последовать примеру Великобритании и не упустить возможности приобщиться к дележу «китайского пирога».

Подписание дополнительных договоров и деклараций

Даогуан ратифицировал Нанкинский договор без промедлений — 15 сентября 1842 г., а через четыре месяца последовал аналогичный акт в Лондоне, тем не менее английская сторона не торопилась с обменом ратификационными грамотами, который состоялся в Гонконге лишь 26 июня 1843 г. Тем временем под нажимом правительства Великобритании форсированно велись анг­ло-китайские переговоры, закончившиеся подписанием дополнительных документов: Декларации относительно транзитных пошлин (26 июня 1843 г.), Общих правил по регулированию британской торговли в пяти портах (8 октября 1843 г.) и Дополнительного договора (8 октября 1843 г.).

Нанкинский договор и соглашения, заключенные в его развитие, удовлетворяли притязания англичан по всем основным вопросам, остававшимися спорными более 200 лег. Насильственным путем была сломлена торговая изоляция Китая. Пали многие преграды, охранявшие его рынок от наплыва английских товаров. Был сделан решающий шаг в достижении «свободы торговли», которой Англия столь настойчиво домогалась.

Резко расширилась «география» коммерческой деятельности британских фирм и компаний, для которой помимо Гуанчжоу были открыты еще четыре порта — Сямынь, Фучжоу, Нинбо и Шанхай. В этих открытых портах английским подданным разрешалось поселяться, вести торговую деятельность, создавать свои учреждения «без притеснений и ограничений». В них учреждались британские консульства. Консул получал право входить в прямые связи с местными китайскими властями и представлять британскую сторону в торговле и при решении спорных вопросов или конфликтов, возникающих между подданными Великобритании и Китая.

Изменения торговых и экономических отношений

Не менее важным моментом была ликвидация внешнеторговой монопольной системы гунхап. «Поскольку китайское правительство, — говорилось в ст. 5 договора, — принуждало британских коммерсантов, торговавших в Кантоне, вести дела исключительно с определенными китайскими торговцами, которые получили для этого лицензии от китайских властей, император Китая соглашается упразднить этот порядок на будущее время во всех портах, где могут проживать британские торговцы, и разрешить им вести торговые дела со всеми, с кем они пожелают».

В особые условия были поставлены и китайские купцы, торговавшие английскими товарами. Ст. 13 Дополнительного договора обязывала китайские власти выдавать им разрешение для въезда в Гонконг «для покупки товаров» после получения «документов, удостоверяющих уплату пошлины». Еще более важным было то, что для них были созданы поощрительные условия по распространению английских товаров за пределами открытых портов.

На практике указанные положения привели к тому, что вокруг английских торговых фирм быстро возникла клиентура из китайских купцов, игравших роль не только поставщиков и покупателей, но и комиссионеров, используемых для установления коммерческих связей с глубинными районами Китая. В результате сложилась особая купеческая прослойка, чем было положено начало формированию так называемой компрадорской буржуазии, связавшей свою судьбу с иностранным капиталом и сыгравшей крайне реакционную, антинациональную роль во всей последующей истории Китая.

«Свобода торговли» в интерпретации колонизаторов на деле обернулась дли Китая жесткой регламентацией ее режима. Он был лишен суверенного права самостоятельно устанавливать таможенные пошлины на экспортные и импортные товары. В развитие ст. 10 Нанкинского договора, обязывавшей китайское правительство установить твердо фиксированный размер таможенных сборов, Декларацией относительно транзитных пошлин утверждался новый таможенный тариф, который китайская сторона не имела права пересматривать без согласия англичан. По этому тарифу таможенные пошлины были установлены в размере в среднем 5% от цены экспортных и импортных товаров, т. е. понижены примерно в 2—4 раза.

Введение нового тарифа резко сократило таможенные поступления китайской казны. Значительное снижение ввозных пошлин создало для английских товаров весьма благоприятные условия в конкурентной борьбе с аналогичными товарами местного производства.

Проникновение английских товаров в глубинные районы Китая облегчалось и тем, что они были поставлены в особое положение; во внутриторговом таможенном обложении. Согласно ст. 10 Нанкинского договора размер сборов с них при транспортировке во внутренние области не должен был превышать ввозных таможенных пошлин (т. е. по новому тарифу — в среднем 5% от цены). Обложение же лицензиями китайских товаров, масштабы которого весьма часто определялись произволом местных властей, было намного более значительным: иногда оно превышало стоимость самого товара.

Таким образом, преимущества, даваемые Англии ее высоко производительной фабричной промышленностью, обеспечивавшей выпуск более дешевых товаров, дополнялись привилегиями, вырванными британскими колонизаторами у цинского режима. Последний, капитулировав и приняв неравноправные для Китая условия торговли с Англией, нанес тем самым тяжелый урон развитию национальной китайской экономике.

Захват и оккупация острова Гонконг

Одной из целей политики Англии был захват плацдарма для укрепления ее позиций в Китае. В проекте договора, переданном Пальмерстоном Поттингеру, предусматривалось отторжение у Китая «острова или островов у побережья, отчуждаемых навечно». По первоначальному замыслу Пальмерстона таковыми должны были стать острова Чжоушань. Такой же позиции придерживались и агенты Ост-Индийской компании.

По их мнению, острова Чжоушань, расположенные вблизи устья Янцзы, важнейшей торговой артерии Китая, могли бы стать удобным трамплином для дальнейшего продвижения в северные районы страны. Ч. Эллиот, в бытность первым особоуполномочен­ным, высказался за приобретение острова Гонконг, находящегося па подступах к Гуанчжоу — главному центру внешней торговли Китая с западными странами. После ознакомления с обстановкой данное предложение поддержал и Поттингер.

В ходе первой «опиумной» войны англичане, как уже отмечалось, оккупировали Гонконг. Юридически его захват Великобританией (для ремонта судов и создания товарных складов) был оформлен ст. 3 Нанкинского договора: «Ввиду явной необходимости и желательности, чтобы британские подданные располагали каким-либо портом, в котором они могли бы ставить для починки и чинить, если нужно, свои суда и содержать для сего арсеналы. Император Китая уступает Королеве Великобритании остров Гонконг в вечное владение, с тем чтобы он управлялся теми законами и регламентами, какие Королева Великобритании сочтет нужным установить». Мало заботясь о точном соблюдении достигнутой договоренности, англичане превратили Гонконг в свою военную и экономическую базу в Китае.

Суды и проблемы экстерриториальности

Прямым нарушением суверенитета Китая было и решение проблемы экстерриториальности, долгое время служившей источником постоянных конфликтов. Согласно положениям Общих правил регулирования торговли (ст. 12, 13) и Дополнительного договора (ст. 2) 21 был установлен принцип ответственности виновного перед законом своей страны, т. е. провинившийся на территории Китая англичанин должен был отвечать по английским законам и, соответственно, китаец — по китайским. Предусматривалось, что споры и конфликты будут рассматриваться британским консулом и китайскими властями, с тем чтобы они стремились решить дело мирным путем. В случае решения о привлечении к судебной ответственности подданных Великобритании следовало передавать английскому консулу, подданных Китая — местным властям. В то же время полное игнорирование вопроса о процедуре принятия решений в случае несогласия сторон открывало широкое поле для произвола англичан, опиравшегося на «право» сильного.

Денежные контрибуции и вывод войск из Китая

Нанкинский договор (ст. 5), наконец, налагал на Китай денежную контрибуцию в 21 млн. долл., которая должна была быть выплачена в течение трех с половиной лет:

  • 6 млн. долл. — при подписании договора,
  • 6 млн. долл. — в 1843 г.,
  • 5 млн. долл. — в 1844 г.,
  • 4 млн. долл. — в 1845 г.

Общая сумма контрибуции слагалась из следующих платежей:

  • 3 млн. долл. — выплата задолженности организации Гунхан английским фирмам;
  • 12 млн. долл. — возмещение военных расходов Великобритании;
  • 6 млн. долл. — компенсация за конфискованный китайскими властями в 1839 г. опиум.

Поэтапный вывод английских войск из оккупированных ими районов Китая увязывался с уплатой каждого очередного платежа. Так, эвакуация их из Нанкина и района Великого канала должна была состояться после поступления первого взноса (1843 г.), а вывод наиболее крупных контингентов, занимавших остров Гулансюй и острова Чжоушань, — после выплаты последнего взноса (1845 г.).

Неравноправный характер Нанкинского договора (и связанных с ним документов) проявился не только в многочисленности и разнообразии уступок, сделанных Китаем. На их фоне не менее показательным было полное нежелание Англии пойти навстречу китайской стороне в каком бы то ни было вопросе, даже в таком болезненном, как проблема торговли опиумом.

В Нанкинском договоре она вообще не затрагивается. Г. Поттингер постоянно рекомендовал Лондону не брать на себя каких-либо обязательств по прекращению контрабандного ввоза опиума, ссылаясь на то, что производится он не в Англии, а в Индии и экспортируется в Китай не только британскими фирмами, но и компаниями США и других стран. Китайское же правительство, по мнению Поттингера, вряд ли будет издавать новые законы о запрещении завоза опиума, поскольку длительная практика показала бесполезность подобных постановлений.

Позиция Поттингера была одобрена английским правительством, и на переговорах, предшествовавших подписанию Нанкинско­го договора, он, ссылаясь на отсутствие полномочий, уклонился от обсуждения «опиумного» вопроса. Китайская сторона молчаливо санкционировала подобный подход, явочным порядком нарушавший официально сохранявшийся запрет на ввоз опиума.

Нанкинский договор удовлетворил важнейшие требования Великобритании, но далеко не исчерпал всех ее притязаний. Он «открывал двери» только пяти портов Южного и Центрального Китая, северные же и северо-восточные районы страны оставались вне сферы влияния англичан. Не получили они и прямого доступа на бескрайний рынок глубинных провинций Китая. Нан­кинский договор не установил нормальных дипломатических отношений между Англией и Цинской империей. В Пекине не было учреждено британское представительство (даже не в ранге посольства), и официальные связи по-прежнему (правда, в несколько усовершенствованной форме — без посредничества гунханов) осуществлялись через местные органы власти открытых портов. Статус английских поселений в открытых портах был недостаточно определенным, деятельность британских подданных ограничивалась только торговлей, оставались и другие нерешенные вопросы.

Первая «опиумная» война и Нанкинский договор, открыв длительный период экспансии мирового капитализма в Китай, вместе с тем положили начало общественно-политическому движению китайского народа, направленному против колонизаторов. Экономические и социальные последствия этой экспансии, неспособность маньчжурских императоров защитить от нее страну во многом стимулировали подъем в Китае в середине XIX в. антицинской борьбы.

Нанкинский договор между Китаем и Англией, условия и суть

Тяньцзинские договоры 1858 года – группа договоров, заключённых Англией, Францией, США и Россией с Китаем.

В сентябре 1854 года в связи с истечением 12-летнего срока со дня подписания Нанкинского договора 1842 года (см.) Англия поставила перед Китаем вопрос о его пересмотре. Губернатор провинции Гуандун Е Миншень (см.), ведавший сношениями Китая с иностранцами, отверг английское требование. Безуспешными также были попытки Англии в октябре 1854 года разрешить этот вопрос непосредственно с Пекином и новый, уже совместный, демарш Англии, Франции и США в июле 1856 года. Тогда Англия решила двинуть против Китая свои вооружённые силы. В октябре 1856 года, после так называемого “Арроу” инцидента (см.), она приступила к военным действиям. Её военный флот под командованием адмирала Сеймура бомбардировал Кантон. Е Мин-шень призвал народ к сопротивлению захватчикам. В январе 1857 года английские войска, не получив ожидаемых подкреплений в связи с занятостью Англии подавлением сипайского восстания в Индии, были вынуждены сдать завоёванные под Кантоном позиции и эвакуироваться в Макао. Французский вооружённый отряд также поспешил покинуть Кантон. В активных военных действиях наступил перерыв до конца 1857 года.

Это время было использовано Англией и присоединившейся к ней Францией для концентрации военных сил и подготовки нового наступления против Китая. В свою очередь Россия решила выступить в качестве посредника между воюющими сторонами, чтобы добиться удовлетворения русских интересов на Дальнем Востоке и вместе с тем ограничить уступки англичанам со стороны Китая. С этой целью и был отправлен в Китай граф Путятин (см.). Что касается США, то они рассчитывали воспользоваться войной Англии и Франции с Китаем, чтобы без затраты собственных военных сил принудить Китай к заключению неравноправного договора. Эта миссия была возложена на американского посла в Китае Вильгельма Рида.

В ноябре 1857 года, после подавления восстания сипаев, в Китай одновременно прибыли новые военно-морские английская и французская эскадры. 12. XII 1857 года союзники предъявили совместный ультиматум Е Мин-шеню и, не получив ответа, 15. XII возобновили военные действия. 28. XII они захватили Кантон, но, так как китайское правительство продолжало уклоняться от переговоров, англичане и французы весной 1858 года перенесли военные действия на север. 20. V 1858 года англо-французская эскадра овладела фортами Дагу, а 26. V- Тяньцзином. Путь на Пекин был открыт. После этого китайский император капитулировал и 2. VI прислал в Тяньцзин своих уполномоченных Гуй Ляна и Хуа Шана для ведения переговоров и подписания мирных договоров. При этом китайское правительство приняло посредничество Путятина, надеясь, что ввиду существенных уступок, сделанных Китаем России по Айгунскому договору 1858 года (см.), русский представитель приложит все усилия, чтобы уменьшить притязания Англии и Франции. Путятин искусно использовал заинтересованность Китая в русской поддержке и, первым из всех посланников, тайно подписал договор с Китаем.

Русско-китайский Тяньцзинский договор 1858 года – подписан 13. VI. Он значительно расширял политические и торговые права России в Китае, уравнивая её в этом отношении с другими державами (до подписания Тяньцзинского договора Россия не имела тех привилегий, которыми пользовались англичане, французы и американцы в Южном Китае, ибо согласно Нанкинскому договору 1842 года все эти привилегии распространялись лишь на державы, ранее торговавшие с Кантоном). Тяньцзинские договоры, состоявший из 12 статей, подтверждал в ст. 10 прежние права России содержать в Пекине Русскую духовную миссию (см.) и “отправлять посланников в Пекин всякий раз, когда признает это нужным” (ст. 2). Устанавливались некоторые ограничения китайского дипломатического церемониала (равенство в переговорах при свиданиях русских посланников с китайскими министрами и генерал-губернаторами пограничных провинций). По ст. 3 торговля России с Китаем отныне могла производиться “не только сухим путём. но и морем”. Для русских кораблей открывались порты Шанхай, Нинбо, Фучжоу, Амой, Кантон,Такнань на Формозе), Сунчжоу (на Хайнане) и “другие открытые места для иностранной торговли”. Впрочем, эти права имели небольшое практическое значение для России в связи со слабостью её торгового флота на Тихом океане. Что же касается прав на сухопутную торговлю, то они были зафиксированы лишь в общей декларативной форме и не отвечали стремлениям русского купечества торговать во внутренних районах Китая. Это обстоятельство вызвало недовольство правящих кругов России, добившихся впоследствии (в 1860 году) подписания нового русско-китайского договора (Пекинского).

Читайте также:  Пенсия в Китае: возраст выхода, условия и размер выплат пенсионерам

Согласно Тяньцзинскому договору Россия получила также право назначать своих консулов в открытые для неё порты, а для поддержания их власти и порядка “посылать военные суда” (ст. 5). В случае надобности (ремонт, пополнение запасов продовольствия и топлива) русские торговые и военные суда могли заходить и в не открытые для торговли порты (ст. 6). Русские подданные в Китае получали право консульской юрисдикции и экстерриториальности (ст. 7). Христианским миссионерам разрешалось беспрепятственно распространять христианство не только на территории открытых портов, но и внутри империи (ст. 8). Ограничения русской сухопутной торговли в отношении числа лиц, в ней участвующих, и количества ввозимых товаров отменялись (ст. 4).

Важное значение имела ст. 9, которая устанавливала, что не определённые ещё части границ между Россией и Китаем должны быть без отлагательства исследованы и определены на месте соответствующими представителями сторон. Россия и Китай должны были подписать по этому вопросу специальное соглашение в дополнение к Тяньцзинскому договору (см. Пекинские договоры 1860 года).

Ст. 11 учреждала почтовое сообщение между Кяхтой и Пекином.

Обмен ратификационными грамотами русско-китайского Тяньцзинского договора был произведён в Пекине 24. IV 1859 года.

Американо-китайский Тяньцзинский договор – подписан 18. VI. Он ограничивал прямые дипломатические отношения США с китайским правительством, предоставляя американским представителям лишь право свободной переписки с Пекином и посещения столицы не более одного раза в год (ст. 4 и 5).

Впрочем, это ограничение было практически отменено уже через несколько дней, так как англичане и французы в заключённых ими с Китаем договорах добились права иметь постоянные дипломатические миссии в Пекине, и это право на основе принципа наибольшего благоприятствования было распространено на США и на Россию. Для американской торговли открывались те же, что и для России, 7 портов за исключением Сунчжоу, вместо которого для США был открыт Сватоу (ст. 14). В открытые порты США могли назначать своих консулов (ст. 10). Американские корабли могли пользоваться китайскими портами в целях ремонта, пополнения запаса горючего и продовольствия (ст. 9). Граждане США получали права консульской юрисдикции и могли арендовать в открытых портах дома, торговые площади, землю и т. д. Гарантируя неприкосновенность американской собственности в Китае, Тяньцзинский договор возлагал ответственность за возможные антииностранные выступления на местные власти под угрозой строгих наказаний и конфискации имущества (ст. 13).

Обмен ратификационными грамотами американо-китайского Тяньцзинского договора был произведён в августе 1859 года в Пекине.

Англо-китайский Тяньцзинский договор – подписан 26. VI. Переговоры между китайскими уполномоченными и английским посланником лордом Элгином происходили при посредничестве Путятина, который предлагал китайцам категорически отклонить требования Элгина об учреждении постоянного английского посольства в Пекине и о свободе плавания по Янцзы. Однако Элгин угрожал китайцам возобновлением войны, и пекинское правительство, только что потерпевшее поражение в войне с Англией и Францией и продолжавшее тяжёлую войну с тайпинами, было вынуждено принять эти, равно как и другие английские требования.

Англо-китайский Тяньцзинский договор, состоявший из 56 статей, был наиболее полно разработанным кодексом привилегий иностранцев в Китае. Стороны обязывались установить прямые дипломатические отношения, в связи с чем китайское и английское правительства соглашались принять в своих столицах постоянных посланников другой страны (ст. 2). На деле этим правом до 70-х годов 19 века пользовалась лишь Англия. Решительно воспрещался унизительный для иностранных представителей китайский дипломатический церемониал (см.), который в прошлом часто был причиной неудач английских миссий в Китае (ст. 3). Английский посланник в Китае и лица его свиты получали право свободного передвижения по всей стране, и на них распространялись все те привилегии, которыми пользовались послы в странах Западной Европы (ст. 4).

Наиболее тяжёлым для Китая было предоставление английским подданным права путешествовать “для своего удовольствия или с торговой целью” по всем внутренним областям и провинциям Китая (ст. 9), а английским кораблям – торговать по р. Янцзы. На побережье этой реки для англичан должны были быть открыты три “порта захода”, где иностранные суда могли разгружаться, а купцы торговать, но не селиться (ст. 10). Вскоре на основе Тяньцзинского договора в качестве портов захода были определены города: Чженьцзян, Цзюцзян и Ханькоу. В дополнение к пяти морским портам, открытым для англичан по Нанкинскому договору 1842 года, открывались ещё пять: Чифу на Шаньдунском полуострове, Нючжуан на Ляодунском полуострове, Сватоу в Гуандуне, Тайнань на Формозе и Сунчжоу на Хайнане, в которых англичане могли не только торговать, но и селиться, покупать дома, арендовать земли, строить церкви, госпитали и кладбища. Английским подданным в Китае предоставлялось право консульской юрисдикции и миссионерской деятельности. Расширяя возможности английской торговой экспансии в Китае, Тяньцзинский договор обязывал пекинское правительство пересмотреть пошлины на ввозные и вывозные товары в сторону их уменьшения (ст. 26). (До Тяньцзинского договора пошлины, установленные Нанкинским договором 1842 года, взимались в размере 5% со стоимости товара.) Кроме того, устанавливалось, что будут понижены и транзитные пошлины до 2,5% со стоимости товара (ст. 28). Британским военным судам разрешалось свободно “посещать все порты по владениях императора Китая” (ст. 52), хотя торговые суда могли посещать лишь открытые порты (ст. 47). Согласно приложенной к Тяньцзинскому договору “сепаратной статье” Китай должен был уплатить Англии контрибуцию в 4 млн. таэлей. После получения этой суммы Великобритания обязывалась вывести свои войска из Кантона.

Подтверждался и возобновлялся Нанкинский договор 1842 года, а англо-китайский договор 1843 года (см.) отменялся.

Франко-китайский Тяньцзинский договор – подписан 27. VI. Этот договор, состоявший из 42 статей, предоставлял Франции в основном те же льготы, которые получила Англия. Он открывал для Франции те же порты (за исключением Нючжуана, который был заменён портом Тансуй на Формозе и Нанкином в Цзянсу), возлагал на Китай контрибуцию в 2 млн. таэлей и обязывал его выплатить крупную сумму в качестве возмещения французским подданным, жившим в Кантоне.

Важнейшим средством французского проникновения в Китай была миссионерская деятельность. Поэтому в отличие от других Тяньцзинских договоров франко-китайский Тяньцзинский договор содержал наиболее пространные постановления по этому вопросу. Согласно ст. 13 членам всех христианских исповеданий гарантировалось право свободного распространения христианства среди населения любых мест Китайской империи и полная безопасность личности и имущества. Признавалось также, что каждый китаец может принять христианство и не будет за это наказан властями. Полностью отменялось “всё, что доселе было опубликовано в Китае по распоряжению правительства против христианского культа”.

Подписание договоров не принесло мира Китаю. Англия считала, что привилегии, полученные ею по Тяньцзинскому договору, недостаточно укрепляли её военно-политические позиции в Китае, и поэтому решила использовать предстоящий обмен ратификационными грамотами, чтобы подчинить себе манчжурскую династию и вырвать у неё новые уступки. Такой же курс приняла и Франция. Противодействие Китая этим домогательствам привело к третьей англо-франко-китайской войне, которая завершилась подписанием ещё более кабальных для Китая Пекинских договоров 1860 года.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Нанкинский договор между Китаем и Англией, условия и суть

В августе 1842 г. между Англией и Китаем начались переговоры, которые завершились 26 августа 1842 г. подписанием Нанкинского договора. Основные цели, к достижению которых стремились англичане, были ими достигнуты: Китай взял на себя обязательства выплатить огромную по тем временам контрибуцию -21 млн. лянов серебра; для иностранной торговли помимо Гуанчжоу были открыты еще четыре порта: Амой, Фучжоу, Нинбо, Шанхай – с правом постоянного пребывания в них британских подданных; Англия получила в вечное владение остров Гонконг, а корпорация гунхан была ликвидирована. Наконец, в договор была включена статья, касавшаяся регламентации таможенного обложения английских товаров.

Положения Нанкинского договора означали не только установление международно-правовых основ отношений между Китаем и Западом, представленным в данном случае Англией, что произошло впервые в китайской истории, но и моделировало тип этих отношений в будущем. Стороны, подписавшие договор, были далеко не равноправными его участниками. Суверенитет Китая по Нанкинскому соглашению был ущемлен, по крайней мере, дважды. Китайская держава была вынуждена уступить иностранному государству часть своей территории, а также утратила безусловный контроль над собственной таможенной системой. Англичане же, таким образом, получили главное, к чему они стремились, – доступ на китайский рынок в условиях, наиболее благоприятных для них. Именно то обстоятельство, что суверенитет китайской державы был частично утрачен, дает основания говорить, что Нанкинский договор был неравноправным для Китая по сути, а не только с точки зрения политических условий его подписания. Этим соглашением открывалась совершенно новая страница в истории китайского государства – как части зависимой периферии мировой капиталистической системы. Кроме того, тем самым были заложены предпосылки для формирования китайского национализма, в основе которого лежало стремление к национальному освобождению и воссозданию в полной мере суверенного государства.

Следует отметить, что главный вопрос, явившийся причиной войны, – легализация торговли опиумом, – был обойден статьями Нанкинского договора. Во время переговоров китайцы настаивали на прекращении торговли опием, англичане же предложили легализовать ее, но, очевидно опасаясь общественного мнения, в том числе и в самой Британии, заявили, что не настаивают на этом. Тем не менее, и без официального разрешения китайских властей ввоз опиума в Китай продолжался, и даже в больших масштабах, чем в прошлом.

В договоре, заключенном между Китаем и Англией через год, в октябре 1843 г., были оговорены еще несколько важных для английской стороны принципов: она получила право «наиболее благоприятствуемой» державы, что означало автоматическое распространение на нее всех прав и привилегий, получаемых другими иностранными государствами. Помимо этого, в развитие принципов, связанных с вопросами таможенного обложения, заложенных в Нанкинском договоре, были определены пределы для импортных пошлин на английские товары. Они не должны были превышать 5% стоимости товара, что следует считать низким уровнем обложения. Кроме того, это связывало руки китайскому правительству в проведении политики, направленной на поддержание национального предпринимательства, в случае если китайское правительство решило бы выступить с позиций протекционизма. В дальнейшем, в XX в., борьба за восстановление таможенной автономии стала одним из важнейших направлений национального движения.

Вскоре примеру Великобритании последовали и другие европейские державы: в 1844 г. соглашения с Китаем, воспроизводившие главные положения Нанкинского договора, были подписаны США и Францией. Правда, в них содержались некоторые отличия, свидетельствовавшие о стремлении иностранных держав расширить свои права в Китае. Американцы добились принятия китайской стороной принципа консульской юрисдикции и экстерриториальности, а французы получили право на строительство католических храмов в портах, открытых для иностранной торговли, что впоследствии дало им основание требовать предоставления свободы миссионерской деятельности во всем Китае.

В итоге Британия победила не только в войне, но и по Нанкинскому договору. Нанкинский договор – стал первым в истории Китая неравноправным договором, который был навязан китайскому правительству иностранной державой силой оружия. Он положил начало “открытию” Китая для иностранного торгово-экономического и политического проникновения.

Последствия первой «опиумной» войны и неравноправных договоров были исключительны по-своему значении. Самым доходным товаром в английской торговли в Китае оставался опиум. С 1840 по 1850 количество ввезённого опиума возросло в 2,5 раза. Отток серебра из страны продолжался, и цены на него продолжали расти.

В итоге первая «опиумная» война стала началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в Китае, что привело к закабалению страны со стороны западных держав и долговременной депопуляции населения.

Подписание Тяньцзинских и Пекинских трактатов с западными державами

Подписание Нанкинского договора

29 августа 1842 г. Цинская империя капитулировала, подписав Нанкинский договор, предусматривающий открытие для английской торговли пяти портов Китая – Гуанчжоу, Сямынь, Фучжоу, Нинбо и Шанхай – с правом учреждения в них английских консульств; выплату контрибуции в 21 миллион серебряных юаней; передачу Англии острова Сянган.

Положения Нанкинского договора означали не только установление международно-правовых основ отношений между Китаем и Западом, представленным в данном случае Англией, что произошло впервые в китайской истории, но и моделировало тип этих отношений в будущем. Стороны, подписавшие договор, были далеко не равноправными его участниками. Суверенитет Китая по Нанкинскому соглашению был ущемлен. Китайская держава была вынуждена уступить иностранному государству часть своей территории, а также утратила безусловный контроль над собственной таможенной системой. Англичане же, таким образом, получили главное, к чему они стремились, – доступ на китайский рынок в условиях, наиболее благоприятных для них. Именно то обстоятельство, что суверенитет китайской державы был частично утрачен, дает основания говорить, что Нанкинский договор был неравноправным для Китая не только с точки зрения политических условий его подписания. Этим соглашением открывалась совершенно новая страница в истории китайского государства – как части зависимой периферии мировой капиталистической системы. Кроме того, тем самым были заложены предпосылки для формирования китайского национализма, в основе которого лежало стремление к национальному освобождению и воссозданию в полной мере суверенного государства.

Следует отметить, что главный вопрос, явившийся причиной войны, – легализация торговли опиумом, – был обойден статьями Нанкинского договора. Во время переговоров китайцы настаивали на прекращении торговли опиумом, однако ввоз опиума в Китай продолжался, и даже в больших масштабах, чем в прошлом.

Нанкинский договор явился первым договором, поставившим Китай в неравноправное положение в его отношениях с капиталистическими государствами. За ним последовала серия подобных же неравноправных договоров. Через год Англия принудила цинское правительство подписать так называемый «дополнительный протокол», по которому английским подданным предоставлялись в Китае права экстерриториальности, то есть неподсудности китайским властям. Англия получила право создать в «открытых портах» сеттльменты. Китай принял в отношении Англии принцип наибольшего благоприятствования, то есть обязался автоматически распространять на нее все права и привилегии, предоставляемые какой-либо другой державе.

Читайте также:  Работа в Китае в 2020 году, вакансии для русских и зарплаты

Вскоре примеру Великобритании последовали и другие европейские державы. В 1844 г. соглашения с Китаем, воспроизводившие главные положения Нанкинского договора, были подписаны США и Францией. Правда, в них содержались некоторые отличия, свидетельствовавшие о стремлении иностранных держав расширить свои права в Китае. Американцы добились принятия китайской стороной принципа консульской юрисдикции и экстерриториальности, а французы получили право на строительство католических храмов в портах, открытых для иностранной торговли, что впоследствии дало им основание требовать предоставления свободы миссионерской деятельности во всем Китае.

В итоге Британия победила не только в войне, но и по Нанкинскому договору. Нанкинский договор стал первым в истории Китая неравноправным договором, который был навязан китайскому правительству иностранной державой силой оружия. Он положил начало «открытию» Китая для иностранного торгово-экономического и политического проникновения.

Последствия первой «опиумной» войны стали началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в Китае, что привело к закабалению страны со стороны западных держав и долговременной депопуляции населения.

2 ВТОРАЯ «ОПИУМНАЯ» ВОЙНА 1856-1860 гг.

2.1 Предпосылки второй«опиумной»войны

«В 1850 году умирает император Дао-гуан и на престол вступает его сын Сянь-фэн, совершенно изменивший политику своего отца относительно европейцев. Новый император окружил себя советниками, принадлежавшими к сторонникам самых древних традиций и враждебных всем нововведениям прошлого царствования. »[5]

«В 1851 – 1864 гг. в Китае шла гражданская война. Ослабление китайской имперской власти после первой опиумной войны стало переломным моментом в истории Китая. На территории Китая образовалось Тайпинское государство, с которым китайское правительство вело изнурительную борьбу. На первых порах гражданской войны иностранные торговцы и миссионеры сочувствовали тайпинам. Формально Франция, США и Великобритания на первоначальном этапе тайпинского восстания соблюдали нейтралитет. Однако, на самом деле они уже в 1854 г. попытались использовать Гражданскую войну в своих целях. Дипломатические представители Франции, США, Великобритании предъявили китайскому императору совместное требование о перезаключении договоров 1842 – 1844 гг. Державы требовали права неограниченной торговли на всей территории Китая, допущения своих постоянных послов в Пекин и самое главное – официального права торговать опиумом. Китайское правительство отклонило эти требования, но к открытому конфликту это не привело, так. как военные силы Великобритании в это время были связаны в войнах с Россией, Ираном и Индией. Когда Великобритания, Франция и Россия освободили свои силы после Крымской войны, британцы стали искать повод для развязывания военного конфликта в Китае. Такой повод нашелся – это было задержание китайскими властями английского судна “Эрроу”, занимавшегося контрабандной торговлей опиумом.»[6]

В октябре 1856 г. китайские власти арестовали 12 моряков с этого судна по обвинению в контрабанде, пиратстве и торговле опиумом у китайского побережья. Однако проблема заключалась в том, что корабль был зарегистрирован в Гонконге и носил на борту британский флаг. Внешне происходящее выглядело, как арест китайскими властями экипажа английского судна. Именно так и стремились представить дело англичане. После этого инцидента Великобритания объявила войну Китаю.

«Помимо этого, тайпинское восстание значительно ослабило цинскую державу перед лицом угрозы внешнего вторжения. Этой ситуацией спешили воспользоваться западные государства, стремившиеся навязать Китаю новые неравноправные соглашения, закрепить успех, достигнутый в период первой «опиумной» войны и добиться новых уступок со стороны цинского правительства.»[7]

Ход военных действий

Вооруженные силы противников Китая за полтора десятилетия претерпели разительные перемены. Перевооружение шло полным ходом, вместе с перевооружением требовалась и корректировка тактики. Огневое превосходство европейских войск было настолько велико, что китайцам удавалось завязать борьбу лишь в случае, если их позиции были усилены естественными преградами и фортификационными сооружениями.

Последовавшие события получили название второй «опиумной» войны и растянулись на четыре года. Во вторую «опиумную» войну, в отличие от событий 1840-х гг., помимо Англии оказалась вовлеченной Франция, принимавшая непосредственное участие в военных действиях против Китая. Россия и США заняли позицию нейтралитета. Выступая в роли посредников на переговорах между представителями цинского двора и европейских государств, они тем не менее имели собственные цели, к достижению которых им во многом проложили дорогу Англия и Франция.

«Осенью начались военные столкновения между английскими военными судами и китайской береговой охраной. Первое нападение английского флота произошло в конце октября. Англичане вели переговоры, прерывавшиеся вспышками военных действий, с губернатором Гуанчжоу Е. Миньчэнем без объявления войны цинской империи. Вскоре к ним присоединились французы. Предлогом для их участия в событиях послужило убийство местным населением французского миссионера в провинции Гуанси.

Е. Миньчэнь занял на переговорах уклончивую позицию, стараясь оттянуть время. Пытаясь оказать на него давление, державы подвергли Гуанчжоу блокаде и в декабре 1857 г. захватили город, после чего он оставался под их контролем почти в течение четырех лет. Миньчэнь был арестован и сослан англичанами в Калькутту, где вскоре умер. Однако развить достигнутый успех англичанам помешали события, связанные с восстанием сипаев в Британской Индии в 1857-1859 гг., которое поставило под сомнение прочность их колониальных захватов в Южной Азии.

Весной 1858 г. переговоры между Англией, Францией и Китаем были перенесены в Шанхай. Однако они ни к чему не привели, и в результате англо-французский флот появился у побережья Северного Китая. Чтобы подтвердить серьезность своих намерений, западные союзники заняли форты Дагу, которые прикрывали движение по р. Бэйхэ. В сущности, для англо-французской эскадры путь на Пекин был открыт.

И снова начались переговоры, на которых цинская сторона была вынуждена принять все требования западных держав. Это привело к заключению в мае-июне серии Тяньцзиньских соглашений между Китаем и целым рядом иностранных государств – Англией, Францией, Россией, США.»[8]

В результате второй «опиумной» войны, английские и французские войска продвинулись до самого Пекина. Император бежал из столицы, а его летний дворец был сожжен. В июне 1858 года китайское правительство вынуждено было капитулировать и подписать ещё более унизительный Тяньцзинский, а затем Пекинский договоры.

Подписание Тяньцзинских и Пекинских трактатов с западными державами

Тяньцзиньский договор подписан 26 июня 1858 г. в Тяньцзине. Договор, навязанный Китаю Великобританией после окончания второй «опиумной» войны. В дополнение к городам Кантон, Амой, Фучжоу, Нинбо, Шанхай, открытым после подписания договора в Нанкине, для английской торговли предусматривалось открытие 5 морских портов – Нючжуан, Яньтай, Тайваньфу (остров Тайвань), Цюньчжоу, Шаньтоу.

Помимо этого предусматривалось дополнительное право для британских подданных передвигаться с торговыми или другими целями по всей стране; право на учреждение английского посольства в Пекине; право судоходства и торговли в портах по р. Янцзы. Миссионеры получили право свободно путешествовать внутри Китая. Китайское правительство приняло на себя возмещение военных издержек. Китай должен был выплатить контрибуцию в 4 млн. лян.

Согласно договоренности английские подданные должны платить за импортируемые и экспортируемые товары, предписанные пошлины, но они не обязаны платить другие или большие суммы, чем требуется от подданных иных стран. Тариф, зафиксированный в Нанкинском договора, оценивал пошлину на импорт и экспорт в размере 5% стоимости различных товаров.

Любая сторона данного договора может потребовать дальнейшего пересмотра тарифов и коммерческих пунктов по истечении 10 лет, но если такого требования не будет через полгода по прошествии этих 10 лет, существующий тариф имеет силу еще 10 лет, и так будет по прошествии каждых 10 лет.

В договоре указывается, что владелец любого британского торгового судна в течение 48 часов после прибытия, но не позже, может решить отправить партию товара целиком. В этом случае он освобождается от пошлины. Также не нужно платить пошлины на лодки, нанятые британскими подданными для перевозки пассажиров, багажа, писем, продуктов и других предметов.

Британским подданным было разрешено путешествовать в свое удовольствие или в целях торговли внутри страны, используя паспорта, выпущенные их консульством и подписанные местными властями.

«Любому судну, проходящему через свободный порт Китая или через Гонконг, по заявлению судовладельца должно быть выдано таможенное свидетельство, освобождающее его от дальнейшей оплаты за вес на срок 4 месяца с момента прохождения таможни.

Британские торговые корабли будут иметь возможность торговать на реке Янцзы.

Китайские подданные, виновные в совершении преступления против британских подданных будут, арестованы и подвергнуты наказанию китайскими властями, по китайским законам. Британские подданные, совершившие преступление в Китае, допрашиваются и наказываются по законам Великобритании.

Если у британского подданного есть причина жаловаться на китайского, то он должен обратиться к консулу и заявить об этом.»[9]

По этому договору, если преступники, подданные Китая, попросят убежища в Гонконге или на борту британского корабля, там находящегося, они, согласно официальному требованию китайских властей, должны быть найдены и, если их вина доказана, отправлены обратно. Если китайские правонарушители просят убежища в домах и на британских судах в открытых портах, то их нельзя укрывать, а по требованию, отправленному в британское консульство, доставить властям.

Права на собственность и права человека, возникающие между британскими подданными, должны будут передаваться под юрисдикцию британских властей.

Китайские власти должны обеспечивать полную защиту собственности и самих британских подданных, когда бы они ни подвергались оскорблениям или насилию. Во всех случаях поджогов или ограблений местные власти должны немедленно предпринимать необходимые шаги для возмещения убытков, восстановления собственности и ареста виновных и их наказания согласно закону.

Заключение Тяньцзиньского договора в 1858 году также привело к урегулированию пограничных вопросов и сближению двух величайших государств Азии, России и Китая. Будучи заинтересованным в сохранении мирных отношений с Китаем, царское правительство стремилось не выходить за рамки условий этого договора.

В итоге по Тяньцзиньскому договору были значительно расширены права дипломатов и купцов, открыты для торговли новые порты. Правила о торговле, разработанные на основании заключенных договоров, легализовали опиумную торговлю. Если после первой «опиумной» войны вопрос о торговле опиумом был стыдливо обойдён, то теперь «цивилизаторы» не сочли нужным стесняться и заставили китайцев подписать соглашение, разрешающее торговлю опиумом.

Тяньцзиньские договоры Китая с Англией, Францией и США означали новый шаг по пути превращения Китая в полуколонию. Если по Нанкинскому договору капиталистические державы добились открытия части морского побережья Китая для своей экспансии, то в 1858 г. они получили возможность распространить ее во внутренние провинции в долине великой китайской реки Янцзы.

В октябре в Пекине были заключены конвенции с представителями Англии и Франции, согласно которым подтверждались условия Тяньцзиньских договоров. Китай уплачивал 8 миллионов лянов контрибуции, для иностранной торговли открывался Тяньцзинь, Англия захватывала южную часть Цзюлунского полуострова, китайское правительство соглашалось на вывоз из Китая кули.

Вскоре после заключения англо-китайской и франко-китайской конвенции, в ноябре 1860 года был заключен пекинский трактат между Россией и Китаем. Договор подробно регламентировал русско-китайские торговые отношения. Была определена граница между Россией и империей Цин. Для переговоров Россия направила в Пекин особую миссию во главе с графом Николаем Игнатьевым. Со стороны империи Цин переговоры вёл великий князь Гун.

В условиях Опиумной войны китайцы были вынуждены идти на уступки. Граница между двумя странами была установлена по Амуру, Уссури и Сунгари, через озеро Ханка, до реки Тумыньцзян.

Россия, таким образом, окончательно закрепила за собой Уссурийский край и получила право беспошлинной торговли вдоль всей восточной границы. России предоставлялось право иметь в Урге и Кашгаре своих консулов. Китайское же правительство также могло назначить своих консулов в русские города.

Таким образом, в результате Второй «опиумной» войны политика изоляции или ограничения иностранного присутствия была полностью разрушена, Китай не только был открыт Западу, но и превратился в полуколонию, потеряв значительную часть своего суверенитета.

К. МАРКС ДОГОВОР МЕЖДУ КИТАЕМ И БРИТАНИЕЙ

ДОГОВОР МЕЖДУ КИТАЕМ И БРИТАНИЕЙ

Лондон, 28 сентября 1858 г.

Официальное краткое изложение англо-китайского договора[392], опубликованное, наконец, британским правительством, в общем мало что прибавляет к тем сведениям, которые уже раньше дошли до публики разными другими путями. Для Англии, в сущности, представляют интерес только первая и последняя статьи договора. В силу первой статьи «дополнительный договор и общий распорядок торговли», обусловленные после заключения Нанкинского договора, «отменяются». Этот дополнительный договор предусматривал, что в Гонконге и в пяти китайских портах, открытых для британской торговли, английские консулы должны были оказывать содействие китайским властям в случае появления в местах, подлежащих их консульской юрисдикции, английских судов с грузом опиума. Таким образом, английским купцам было формально запрещено ввозить этот контрабандный наркотик, и английское правительство до известной степени брало на себя роль одного из таможенных чиновников Небесной империи. То, что вторая опиумная война кончилась снятием запрета, который первая опиумная война номинально наложила на торговлю опиумом, представляется нам вполне логичным результатом и является желанным достижением цели для тех английских торговых кругов, которые с особенным жаром рукоплескали кантонским фейерверкам Пальмерстона. Однако мы сильно ошибемся, если предположим, что этот официальный отказ Англии от ее лицемерного противодействия торговле опиумом не приведет к последствиям, прямо противоположным тем, которых от него ожидают. Приглашая британское правительство принять участие в ликвидации торговли опиумом, китайское правительство тем самым признало себя неспособным добиться этого своими собственными силами. Дополнительный Нанкинский договор был последней и, пожалуй, отчаянной попыткой освободиться от ввоза опиума с иностранной помощью. Так как эта попытка потерпела неудачу, — а сейчас об этой неудаче говорят открыто — и так как Англия санкционировала теперь торговлю опиумом, то едва ли можно сомневаться в том, что китайское правительство испробует способ, одинаково подсказываемый и политическими и финансовыми соображениями, а именно, разрешит разведение мака в Китае и введет ввозные пошлины на иностранный опиум. Каковы бы ни были намерения нынешнего китайского правительства, сами обстоятельства, в которых оно очутилось в силу Тяньцзиньского договора, указывают ему этот путь.

Как только эта мера будет проведена, индийская опиумная монополия, а вместе с нею и индийское казначейство, получат смертельный удар, а британская торговля опиумом сократится до размеров обычной торговли и очень скоро окажется убыточной; До сих пор это была игра, в которой Джон Буль пользовался фальшивыми игральными костями. Поэтому полный провал его собственных расчетов будет, по всей вероятности, самым очевидным результатом опиумной войны № 2.

Объявив «справедливую войну» России, великодушная Англия не стала при заключении мира требовать какого-либо возмещения своих военных издержек. Между тем, постоянно заявляя, что она находится в мире с самим Китаем, Англия в то же время заставляет его в обязательном порядке оплатить издержки, вызванные, по мнению ее собственных нынешних министров, ее же собственными пиратскими действиями. Во всяком случае первое же известие о том, что жителям Небесной империи предстоит уплатить пятнадцать или двадцать миллионов фунтов стерлингов, успокоительно подействовало даже на совесть самых щепетильных британцев, a «Economist» и вообще авторы финансовых статей занялись весьма приятными вычислениями по поводу того, какое благотворное влияние окажут слитки китайского серебра на торговый баланс и на состояние металлического запаса Английского банка. Но, увы! первые впечатления, над созданием которых так много потрудилась пальмерстоновская пресса, оказались слишком слабыми, чтобы выдержать удар, нанесенный известием о действительном положении вещей.

Читайте также:  Зарплаты в Китае в 2020 году, средние и минимальные цифры по профессиям

«Особая статья предусматривает, что сумма в два миллиона таэлей [китайская денежная единица. Ред.]» должна быть уплачена «в счет убытков, понесенных британскими подданными вследствие злонамеренного поведения китайских властей в Кантоне, и, кроме того, сумма в два миллиона таэлей — в счет военных издержек».

Итак, обе эти суммы вместе составляют только 1334000 ф. ст., между тем как в 1842 г. китайский император должен был уплатить 4200000 ф. ст., из которых 1200000 ф. ст. представляли возмещение за конфискованный контрабандный опиум, а 3000000 ф. ст. — за военные издержки. Спуститься с 4200000 ф. ст., с Гонконгом в придачу, до каких-то 1334000 ф. ст. — это, в конце концов, вряд ли блестящая сделка; но самого худшего мы еще не сказали. Поскольку, говорит китайский император, вы вели войну не с Китаем, а «провинциальную войну» с одним только Кантоном, то попытайтесь сами выжать из Гуандунской провинции убытки, которые ваши любезные военные корабли заставили меня присудить вам. А тем временем ваш доблестный генерал Стробензи может занять Кантон в качестве материальной гарантии и по-прежнему делать британское оружие посмешищем даже в глазах китайских воинов. Горестные чувства сангвинического Джона Буля по поводу этих условий, которыми обременено получение ничтожной добычи в 1334000 ф. ст., уже вылились в громкие стенания.

«Вместо того», — пишет одна лондонская газета, — «чтобы иметь возможность увести из Китая наши 53 военных корабля и увидеть их триумфальное возвращение с миллионами слитков серебра, мы стоим перед приятной необходимостью послать туда армию в 5000 человек, с тем чтобы она вновь заняла и удерживала Кантон и помогала флоту вести эту провинциальную войну, объявленную помощником нашего консула. Но не повлечет ли за собой эта провинциальная война иных последствий, помимо перенесения нашей торговли из Кантона в другие китайские порты. Не приведет ли продолжение ее» (провинциальной войны) «к тому, что большая часть торговли чаем попадет в руки России? Не окажется ли снабжение чаем европейского континента и самой Англии в зависимости от России и Соединенных Штатов?»

Страхи Джона Буля по поводу влияния «провинциальной войны» на торговлю чаем не лишены некоторых оснований. Из «Торговых тарифов» Мак-Грегора[393] видно, что за последний год первой китайской войны Россия получила через Кяхту 120000 ящиков чая. В год после заключения мира с Китаем русский спрос на чай упал на 75 %, составив всего лишь 30000 ящиков. Во всяком случае издержки, в которые еще вовлечет англичан занятие Гуандуна, неизбежно увеличат неблагоприятный баланс настолько, что эта вторая китайская война едва ли окупит себя, — а это, как справедливо заметил г-н Эмерсон, является в глазах англичан самым серьезным изъяном всякого предприятия.

Другой крупный успех английского вторжения закреплен в статье 51, согласно которой «ни в одном официальном китайском документе, изданном китайскими властями, термин «варвар» не должен применяться ни к британскому правительству, ни к британским подданным». Каким же скромным должен выглядеть в глазах китайских властей, величающих себя «небесными», Джон Буль, который не настаивает на том, чтобы его называли божественным или олимпийским, а довольствуется устранением из официальных документов иероглифа, означающего понятие «варвар»!

Статьи договора, касающиеся непосредственно торговли, не дают Англии никаких выгод, которыми бы не пользовались ее соперники, и в теперешних условиях представляют собой туманные обещания, большей частью не стоящие пергамента, на котором они написаны. Статья 10 гласит:

«Британским торговым судам разрешается торговать по великой реке (Янцзы), но при нынешнем тревожном положении в Верхней и Нижней долине ни один порт не может быть открыт для торговли, за исключением Чжэньцзяна, который должен быть открыт через год по подписании договора. После восстановления мира британские корабли могут быть допущены к торговле только в портах, лежащих не далее Ханькоу, — числом не более трех, — которые британский посланник выделит для этой цели по соглашению с китайским государственным секретарем».

В силу этой статьи англичанам фактически закрывается доступ к великой торговой артерии всего Китая, к «единственной линии», — как справедливо замечает «Morning Star»[394], — «по которой они могут продвигать свои фабричные изделия в глубь страны». Если они будут пай-мальчиками и помогут императорскому правительству вытеснить повстанцев из областей, ныне занятых ими, тогда они, пожалуй, смогут плавать по великой реке, да и то с правом захода лишь в некоторые порты. Что же касается новых морских портов, открытых для торговли, то если вначале это были «все» порты, теперь количество их сократилось до пяти, в добавление к пяти портам, обусловленным Нанкинским договором, которые, по словам одной лондонской газеты, «как правило, являются отдаленными или расположены на островах». Да и пора уже теперь покончить с обманчивым представлением о том, будто рост торговли пропорционален числу открываемых для нее портов. Взгляните на прибрежные гавани Великобритании, Франции или Соединенных Штатов: многие ли из них развились в настоящие торговые центры? До первой китайской воины англичане торговали исключительно в Кантоне. Уступка пяти новых портов, вместо того чтобы привести к созданию пяти новых торговых центров, постепенно привела к перемещению торговли из Кантона в Шанхай, как можно видеть из нижеследующих цифр, извлеченных из парламентской Синей книги о торговле в различных пунктах за 1856–1857 годы. При этом следует помнить, что импорт товаров в Кантон включает также товары для Амоя и Фучжоу, которые перегружаются в Кантоне.

«Статьи договора, касающиеся торговли, неудовлетворительны» — к такому заключению приходит «Daily Telegraph»[395], самый презренный приспешник Пальмерстона; но та же газета посмеивается по поводу «самого блестящего номера программы», а именно, «что в Пекине утвердится британский посланник, а какой-нибудь мандарин водворится в Лондоне и, возможно, пригласит королеву на какой-нибудь бал в Альберт-гейте». Однако как бы Джон Буль ни забавлялся этой шуткой, не может быть сомнений, что если кто и будет пользоваться политическим влиянием в Пекине, так это Россия, которая в силу последнего договора получила новую территорию величиной с Францию, с границей, большей частью отстоящей только на 800 миль от Пекина. Джону Булю, разумеется, неприятна мысль, что своей первой опиумной войной он сам обеспечил России договор, разрешающий ей плавание по Амуру и свободную торговлю в приграничной области, а своей второй опиумной войной он помог ей приобрести богатейшую территорию между Татарским проливом и озером Байкал — территорию, обладания которой Россия добивалась так настойчиво, что, начиная с царя Алексея Михайловича и до Николая, постоянно делала попытки завладеть ею. Лондонская газета «Times» так глубоко уязвлена этим, что, печатая известия из Санкт-Петербурга, которые сильно преувеличивают полученные Великобританией выгоды, умышленно выпустила ту часть телеграммы, где говорится о приобретении Россией по договору долины Амура.

Написано К. Марксом 28 сентября 1858 г.

Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5455, 15 октября 1858 г.

НАНКИНСКИЙ ДОГОВОР 1842

НАНКИНСКИЙ ДОГОВОР 1842

между Англией и Китаем о мире, дружбе, торговле и возмещении убытков; завершил англо-китайскую первую опиумную войну; подписан 29. VIII на борту английского военного корабля “Корнваллис” сэром Генри Поттингером от имени Англии и Ци Инем от имени Китая.

Н. д. – первый неравноправный договор, навязанный китайскому правительству иностранной державой силой оружия. Он положил начало т. н. “открытию” Китая для иностранного торгово-экономического и политического проникновения.

Первая половина 19 в. ознаменовалась активным стремлением Англии, а вслед за ней и других держав шире использовать Китай в качестве рынка сбыта для своих товаров. Английская торговля промышленными товарами и особенно ее контрабандная торговля опиумом в Китае (ввоз опиума возрос с 2 тыс. ящиков в 1800 до 39 тыс. ящиков в 1837) быстро росла, приводя к катастрофическому отливу серебра из Китая. Китай пытался противодействовать торговой экспансии Англии. Он продолжал упорно отказываться от установления дипломатических и договорных отношений с европейскими державами, неоднократно подтверждал запрещение ввозить опиум, ограничивал иностранную торговлю одним лишь Кантоном и разрешением продавать товары только китайской монопольной купеческой организации Кохонг (см.). Англию не удовлетворяло подобное положение. Желая открыть для своей торговли весь Китай и получить на его территории прочные экономические и стратегические базы, Англия взяла курс на развязывание войны. Еще в 1834 главнонаблюдающий за английской торговлей в Китае лорд Нэпир заявил, что “купцы Великобритании желают торговать со всем Китаем. Они не успокоятся до тех пор, пока не добьются своей цели”.

Поскольку декреты о запрещении опиумной торговли не достигали цели, китайский император назначил в Кантон специального комиссара – Линь Цзэ-сюя, поручив ему ликвидировать опиумную контрабанду. 18. III 1839, вскоре после прибытия в Кантон, Линь Цзэ-сюй потребовал от всех иностранных купцов сдать наличный опиум и дать обязательство, что впредь этот товар не будет ввозиться в Китай. Несмотря на отказ англичан подчиниться, императорский комиссар принудил их сдать принадлежащий им опиум (20 283 ящика) и полностью уничтожил его.

Англия использовала этот инцидент как повод к войне. В сентябре 1839 английские военные суда прибыли в Кантон и 3. XI открыли огонь по китайским джонкам. В ответ Линь Цзэ-сюй объявил о запрещении с 6. XII всякой торговли с англичанами, а также доступа им в китайские воды. 20. II 1840 министр иностранных дел Англии Пальмерстон направил Китаю ультимативную ноту, в которой требовал компенсации за убытки, причиненные английским купцам, гарантии неприкосновенности их личности и собственности в К итае, предоставления в вечную собственность Великобритании нескольких островов (для создания торговых баз) и выплаты контрибуции. В заключение Пальмерстон заявил, что направляет военные силы, которые будут вести “враждебные действия” против Китая до тех пор, пока не будут удовлетворены английские требования. В инструкции капитану Чарльзу Эллиоту, посланному в Китай, предлагалось добиваться ликвидации Кохонга, установления фиксированного таможенного тарифа, открытия для английской торговли ряда новых портов и т. д. Китай отверг требования Англии, после чего в июне 1840 английская военная эскадра прибыла в Макао. 28. VI англичане начали блокаду и бомбардировку Кантона, а затем, распространив военные действия на север, заняли о. Чжоушань, блокировали порты Амой, Нинбо и овладели Дагу (вблизи Пекина). Здесь 11. VIII адмирал Дж. Эллиот (брат капитана Эллиота) предъявил Китаю новый ультиматум. 30. VIII по поручению императора ген.-губернатор Чжилийской провинции Ци Шань начал в Дагу переговоры с Чарльзом Эллиотом, которые завершились в Кантоне подписанием 21. I 1841 выгодного для Англии прелиминарного договора о мире (см. Англокитайский договор 1841). Китайский император не ратифицировал этого унизительного договора, а Ци Шаня разжаловал и арестовал.

В феврале 1841 военные действия возобновились, но вскоре (в мае) вновь были прерваны перемирием, заключенным вследствие капитуляции кантонских властей. Однако английское правительство, считая, что вырванные у Китая уступки недостаточны, заменило Чарльза Эллиота Генри Поттингером и, сконцентрировав новые морские и сухопутные силы в Китае, возобновило военные операции. В 1842 англичанам удалось захватить ряд важных в стратегическом и экономическом отношении пунктов (Амой, Нинбо, Гонконг, Шанхай, и др.). 9. VIII английская эскадра прибыла к Нанкину, где в результате непродолжительных переговоров и был подписан Н. д.

Декларируя безопасность и покровительство английским подданным, находящимся в Китае (ст. 1), Н. д. открывал для английской торговли пять портов: Амой, Фучжоу, Нинбо, Шанхай и Кантон (ст. 2), в которых англичане получали право учредить свои консульства. Император Китая уступал королеве Великобритании о. Гонконг в вечное владение. Этот остров стал крупнейшей военно-стратегической и торговой базой Англии на Тихом океане. Китай обязался уплатить Англии сумму в 6 млн. долл., как соответствующую стоимости опия, который был уничтожен Линь Цзэ-сюем в Кантоне (ст. 4). Британские купцы получили право торговать “со всякими лицами, с коими они пожелают”. Монопольная компания Кохонг упразднялась. Наряду с этим Китай обязан был уплатить Англии 3 млн. долл., якобы “в счет долга, причитающегося британским подданным от некоторых торговцев Кохонга” (ст. 5), а также 12 млн. долл. в качестве возмещения ее военных расходов (всего 21 млн. долл.). Китай также обязывался установить “справедливый регулярный тариф” пошлин на ввозимые и вывозимые англичанами товары, но не свыше 5% их цены. После уплаты англичанами импортных пошлин китайские торговцы могли завозить английские товары в глубь страны с уплатой дополнительного транзитного сбора, который, однако, в договоре не был определен (ст. 10). В связи с этим англичане получили возможность вмешиваться во внутреннюю таможенную систему Китая под предлогом необходимости определения пошлин. Этим они неоднократно пользовались, создавая привилегированное положение для своих товаров на китайском рынке.

В целях гарантии выполнения Китаем постановлений Н. д. ст. 12 устанавливала, что английские войска будут выведены из Нанкина и из некоторых других пунктов после ратификации Н. д. императором и уплаты первого денежного взноса, а с о-вов Гулансу и Чжоушань (Чусан) – лишь после окончания всех денежных платежей и открытия портов для английской торговли. Эвакуировав в соответствующее время свои войска из Нанкина и Гулансу, Англия, однако, затянула эвакуацию о-вов Чжоушань. Эти острова были очищены Англией лишь 4. IV 1846, после подписания Китаем новой конвенции, по которой Англия превратила их в сферу своего влияния.

Не довольствуясь полученными правами и льготами по Н. д., Англия 8. X 1843 вынудила Китай подписать новый договор, дополнительный к Н. д., который давал ей ряд новых привилегий и в частности право экстерриториальности и наибольшего благоприятствования (см. Англо-китайский договор 1843).

Английская победа в первой опиумной войне и подписание Н. д. открыли путь для заключения с Китаем аналогичных кабальных договоров Соединенными Штатами (3. VII 1844), Францией (октябрь 1844), Бельгией (25. VII1845) и др. Дальнейший шаг по пути превращения Китая в полуколонию был сделан державами в 1856-58, когда они навязали Китаю серию т. н. Тянъцзинских договоров (см.).

Ссылка на основную публикацию