Отношения Англии и Китая накануне второй опиумной войны

Отношения Китая и Англии накануне второй опиумной войны

Английский деловой мир, заинтересованный в расширении торговли с Китаем, все настойчивее выражал неудовлетворенность результатами первой «опиумной» войны. Недовольство правящих кругов вызывалось упорным нежеланием цинского двора наладить непосредственные межправительственные связи с Лондоном, что лишало англичан мощного рычага давления на Пекин. Положение осложнялось тем, что все пять открытых портов, оказавшихся в зоне, охваченной восстанием тайпинов, на длительное время фактически вышли из-под контроля связанных Нанкинским договорам цинских властей.

Нейтралитет Англии, Франции и США

Благожелательно оценив обещание тайпинских вождей, что в будущем иностранцы в Китае могут свободно и беспрепятственно использовать пароходы, железные дороги, телеграф и другие технические достижения, а также их отказ от наступления на Шанхай и от связей с местными повстанцами, руководимыми «Обществом малых мечей», Англия наряду с Францией и США, как уже отмечалось, объявила о своем нейтралитете в отношении войны тайпинов с цинской монархией, рекомендуя, однако, своим дипломатам бдительно наблюдать и изучать фактическое положение дел в Китае. Политику декларируемого «нейтралитета», однако, как показали дальнейшие события, Лондон считал для себя обязательной лишь в том случае, если правительство тайпинского государства подтвердит все односторонние привилегии, полученные Великобританией по неравноправным договорам. Подобное понимание нейтралитета с полной ясностью определилось уже при второй встрече Дж. Бонхэм а с представителями тайпинского правительства Вэй Чапхуэем и Ши Дакаем в мае 1853 г. Как только тайпинские представители при обсуждении конкретных вопросов уклонились от подтверждения односторонних условий неравноправных договоров, Бонхэм немедленно перешел на позиции «враждебной стороны». Его возмутил сам тон тайпинских представителей, которые вели с ним переговоры как равные с равным. Не добившись от тайпинов никаких заверений относительно выполнения условий прежних договоров, Бонхэм направил им письмо, в котором говорилось: «Китаем разрешена торговля в пяти портах и если нашей торговле будет нанесен ущерб, с чьей бы стороны это сделано ни было, мое государство санкционирует применение войск».

Увеличение иностранного контроля в Китае

Нейтралитет таким образом обернулся открытым ультиматумом. Шанхайские события убедительно показали, что ни Англия, ни другие западные страны не обращались к местным властям (будь-то повстанцы или цинский даотай) с просьбами о защите их интересов и решение всех вопросов брали на себя. К тому же, воспользовавшись ситуацией, западные державы постарались выйти за рамки существовавших договоров и присвоить себе дополнительные права и привилегии.

Так, по инициативе английского консула после разгрома повстанцами шанхайской таможни наблюдение за выплатой таможенных сборов иностранцами взяли на себя консулы держав, которые стали принимать от коммерсантов долговые обязательства, фактически избавляя их от уплаты пошлин. Надеясь в ответ получить помощь западных стран в подавлении восстания «Общества малых мечей», шанхайский даотай У Чжэнчжан 27 июня 1854 г. дал согласие на то, чтобы английский, французский и американский консулы назначили своих представителей в таможенное управление. Этим актом было положено начало установления иностранного контроля над таможней Китая. В следующем, 1855 г. состоялось официальное назначение постоянного инспектора, первым из которых был английский вице-консул в Шанхае Г. П. Лэй, формально перешедший на китайскую службу.

Одновременно с установлением контроля над таможней англичане в союзе с французами и американцами при молчаливом согласии пинских властей полностью обособили иностранный сеттль­мент в Шанхае. Он стал управляться представителями трех держав, возглавляемыми англичанином. Территория сеттльмента была исключена из-под китайской юрисдикции, в нем были учреждены иностранная полиция, суд и прочие органы, обеспечивавшие экстерриториальность иностранцев, хотя никаких официальных соглашений по этим вопросам заключено не было.

Подобные действия английского консула (как и его французского и американского коллег) точно отражали общую тенденцию политики держав в отношении Китая с начала 50-годов. Торговые, военные, дипломатические круги Англии настойчиво добивались от своего правительства решительных действий, нового нажима на Китай с целью пересмотра действовавших договоров и приобретения более широких прав и привилегий.

Политика «нейтралитета» проводилась лишь в первые годы тайпинского движения, когда обстановка была еще не ясна и было трудно определить, какая из враждующих сторон будет более податлива в предоставлении новых льгот и привилегий. Однако уже в 1854 г. британские дипломаты располагали достаточной информацией для того, чтобы уяснить опасность для колонизаторов развернувшегося в Китае мощного крестьянского движения, победа которого упрочила бы национальный суверенитет и усилила сопротивление иностранному вторжению.

Кампания за пересмотр договоров с Китаем

В то же время крупные успехи правительственных армий под командованием Цзян Гофаня в начале 1854 г. в Центральном Китае, подавление шанхайского восстания и восстановление цинской власти в других открытых портах склонили Лондон к решению активизировать свои отношения с Пекином, чтобы вырвать у него «законные» уступки.

В Англии развертывается широкая кампания за пересмотр китайских договоров. Поскольку в них не содержалось каких-либо юридических оснований для их пересмотра, Лондону пришлось прибегнуть к юридически необоснованным ссылкам на договоры Китая с США (июль 1844 г.) и Францией (октябрь 1844 г.), имевших 12-летний срок действия.

Требование о пересмотре Нанкинского договора

Используя указанный предлог, правительство Великобритании выдвинуло требование о пересмотре Нанкинского договора в 1854 г.

Проведение курса, предусматривавшего переход от политики нейтралитета к активным действиям для приобретения еще больших прав и привилегий в Китае, министр иностранных дел Великобритании лорд Кларендон возложил на нового генерал-губернатора Гонконга и особоуполномоченного Англии в Китае Дж. Боурнига, заменившего в апреле 1854 г. инициатора политики нейтралитета Бонхэма.

Боурингу поручалось, ссылаясь на американо- и франко-китайские договоры и принцип наибольшего благоприятствования (дающий право воспользоваться всеми льготами, предоставленными другим странам), потребовать от правительства Китая пересмотра (в 1854 г. истекало 12 лет со времени его подписания) Нанкинского договора и новых уступок:

  1. разрешить англичанам доступ во все провинции и города на побережье Китая;
  2. предоставить им право свободного плавания по реке Янцзы, открыть для торговли Нанкин, Чжаньцзян, Ханчжоу и Вэньчжоу;
  3. легализовать торговлю опиумом;
  4. отменить внутренние пошлины (лицзинь);
  5. согласиться на пребывание английского посла в Пекине.

Кроме того, Боуринг должен был добиться согласия на установление регулярной связи между английским послом и китайским правительством, и предоставления послу права входить в непосредственные сношения с генерал-губернаторами провинций, а также договориться о том, чтобы английский текст договора считался определяющим.

Совместные переговоры с Пекином

В связи с началом Крымской войны Боуринг был лишен возможности продемонстрировать британскую военную мощь, и поэтому английской стороне представлялось более целесообразным предъявить цинскому правительству требование о пересмотре договоров совместно с Францией и США.

Перед началом переговоров Боуринг в конце июня — начале июля 1854 г. предпринимает поездку в Нанкин для окончательного определения позиции Англии по отношению к тайникам. Его встреча с тайпинскими руководителями не дала положительных результатов, и он приступил и выполнению данных ему инструкций. Однако первые его попытки установить контакты с Пекином (через генерал-губернаторов Гуандуна и Фуцзяни) окончились неудачей.

К этому времени представители Франции и США А. Бурбулон и Маклейн получили от своих правительств указания поддержать требования Великобритании. 28 августа они встретились в Гонконге с Боурингом и приняли решение о совместной поездке в Пекин.

В Шанхае три посланника имели встречи (30 сентября и 3 октября) с наместником провинции Цзянсу маньчжуром Гирканой, который также отказывался выступить в роли посредника, ссылаясь на то, что император выехал из Пекина в Маньчжурию, и рекомендовал представителям держав вернуться в Гуанчжоу для переговоров с генерал-губернатором Гуандуна Е. Миишу.

Не желая отказываться от своих намерений, посланники предложили Гиркане уведомить императорский двор об их выезде к устью Байхэ. 10 октября Боуринг и Маклейн со своими свитами, каждый на отдельном судне под своим флагом, вышли из Шанхая.

Прибыв к устью Байхэ 15 октября, посланники после нескольких дней ожидания были приняты Вэнь Цином и Чун Луном, чиновниками невысоких рангов, пояснившими, что имеют полномочия лишь ознакомиться с пожеланиями представителей держав, но не обсуждать их. Затем они заявили Боурингу, что требования Великобритании о пересмотре договоров на том основании, что истекает срок китайско-американского договора, необоснованны и приняты быть не могут. Маклейну представители китайской стороны указали на шаткость его юридической аргументации, поскольку в китайско-американском договоре предусматривалось внесение через 12 лет лишь незначительных улучшений, а вовсе не таких значительных изменений, которые сейчас предлагаются.

Отказываясь вступить в конкретные переговоры, Вэнь Цин и Чун Лун настойчиво убеждали посланников отказаться от поездки в Пекин в силу се полной бесперспективности.

Боуринг и Маклейн, не имея возможности воспользоваться методом вооруженного давления, вынуждены были безрезультатно вернуться на юг. В докладах своим правительствам все три посланника утверждали, что пересмотр договоров возможен лишь путем демонстрации военной силы.

Закабаление Китая европейскими державами. Опиумные войны.

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 10 ЗР
  • 2 часa промо-показов 20 ЗР
  • 3 часa промо-показов 30 ЗР
  • 4 часa промо-показов 40 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Опиумные войны в Китае и их последствия

В XIX век Цинский Китай вошёл богатой и абсолютно закрытой от европейцев державой. Китайская экономика располагала достаточными ресурсами, чтобы создавать всё необходимое населению, начиная от продуктов питания и заканчивая предметами роскоши, внутри страны, не прибегая к импорту. В это же время продукция, производимая в Поднебесной, заполонила европейские рынки. К этому моменту на западе сложились основные колониальные империи, крупнейшей из которых, безусловно, была Великобритания. Европейские государства, переживавшие промышленный бум, были заинтересованы в поиске новых стран для экспорта собственных товаров. Густонаселённый Китай располагал огромным внутренним рынком, которым теоретически могли бы воспользоваться западные коммерсанты, однако, приобретение товаров «белых варваров» противоречило официальной государственной идеологии. Китай не нуждался ни в духовных, ни в экономических ценностях Европы. Однако сам вектор мирового капиталистического развития был направлен в сторону складывания системы международной торговли и дальнейшего разрушения китайской самоизоляции.

До второй половины XIX века торговля с европейцами велась только через порт Гуанчжоу. Иностранным купцам было запрещено покидать свою факторию. Лишь 13 китайских торговых компаний имели право заключать сделки с представителями других государств, причём, их деятельность строго контролировалась императорским чиновником. Китаец, сообщивший иностранцу какие-либо сведения о стране или, тем более, обучавший иностранца китайскому языку, подвергался суровому наказанию.

Высокая коррумпированность среди китайской администрации часто приводила к откровенному произволу по отношению к европейским дельцам. Например, чиновники могли самовольно изменять сумму таможенных тарифов. Европейцы, разумеется, были крайне недовольны сложившейся ситуацией, делились возмущением со своими правительствами и призывали к силовому решению вопроса, что только накаляло и без того напряжённую обстановку.

За свои товары китайские купцы брали исключительно серебро, что стало причиной оттока драгоценного металла из Европы. В связи с этим в Англии, где серебро было основой всей финансовой системы, началось стремительное обесценивание фунта стерлингов.

Складывалась ситуация дисбаланса, которая негативно сказывалась на состоянии экономики Великобритании. Английские купцы и чиновники стремились найти товар, который стал бы пользоваться успехом среди китайского населения. И, в конце концов, такой товар был найден. Ещё в конце XVIII века Ост-Индская компания стала монопольным закупщиком бенгальского опиума, а в начале XIX века начала успешно реализовывать его на китайском рынке. Это вещество было и раньше известно в Поднебесной, но использовалось в самых малых количествах и только в качестве лекарства. Теперь же курение опиума стало повальным, быстро превратившись в настоящее государственное бедствие. Что характерно, основное распространение эта пагубная привычка получила в высших слоях китайского общества, в том числе, среди привилегированного чиновничества, и в армии. Реализовывали опиум английские купцы только за серебро. Таким образом, Великобритания решила сразу две проблемы: добилась баланса в торговле с Китаем и предотвратила падение национальной валюты.

В 1834 году Ост-Индская компания потеряла свою монополию на торговлю опиумом. Поставкой наркотика занялись тысячи английских дельцов, увеличив её в десятки раз.

Попытки наложить запрет на торговлю опиумом

Безнравственность торговли опиумом признавалась не только китайской стороной, но и в Лондоне. Однако в этот бизнес были вовлечены слишком могущественные силы, оказывавшие решительное противодействие любым попыткам пресечь распространение наркотика. Указы императора Цяньлуна, запрещавшие ввоз опиума в страну, фактически были проигнорированы. Чиновники, втянутые в торговлю, не желали отказываться от своих высоких прибылей, получаемых от нелегальных поставок. К тому же многие из них сами употребляли опиум.

Обычно английские купцы устраивали склады опиума прямо на воде, неподалёку от побережья, при необходимости суда, на которых велась торговля, просто перегоняли на другое место. Их расположение было прекрасно известно местным властям, которые всегда предупреждали англичан о приближении инспекции из Пекина.

Преемник Цяньлуна — Даогуан — понял необходимость решительных мер в борьбе с наркотической эпидемией, захлестнувшей страну. Среди своих подданных он выделил Линь Цзэсюя, занимавшего должность генерал-губернатора провинции Гуандун, и передал ему высочайшие полномочия, позволявшие заниматься расследованием всех дел, связанных с контрабандой опиума. Это был деятельный и предельно честный человек, сразу занявшийся радикальным решением проблемы. Опиум изымался как у китайских купцов, так и у англичан. В случаях сопротивления Линь Цзэсюй, не задумываясь, прибегал к силовым методам. В итоге, ему действительно удалось искоренить нелегальную торговлю на обширной территории, однако, эти действия привели к окончательному обострению англо-китайских отношений.

Читайте также:  Нанкинский договор между Китаем и Англией, условия и суть

Первая опиумная война (1840-1842)

В конце 1830-х годов стычки между военными силами Великобритании и армейскими частями, направленными Линь Цзэсюем для изъятия и уничтожения опиума, стали обыденностью. Несмотря на то, что в Лондоне имелась мощная оппозиция, выступавшая против развязывания военного конфликта с Пекином, весной 1840 года к берегам Китая прибыла военно-морская эскадра. Английская сторона выдвинула китайскому правительству следующие требования: возместить убытки за конфискованный опиум и расходы на военную экспедицию, а также начать торговлю на равноправных условиях.

Пекин попытался оказать вооружённое сопротивление, однако, из-за технологической слабости и неорганизованности китайская армия потерпела поражение. Англичане быстро сумели занять все стратегически важные точки и подойти к самым стенам столицы. Императорский двор был в панике, во всех военных неудачах обвинили Линь Цзэсюя, который был в срочном порядке лишён всех своих званий и выслан в провинцию. Начались длительные переговоры, в ходе которых китайской стороне пришлось идти на ряд уступок.

Условия мирного договора

26 августа 1842 года Первая Опиумная война была завершена подписанием Нанкинского мирного договора. Согласно его условиям, Пекин должен был выплатить Лондону многомиллионную контрибуцию серебром, предоставить ряд портов для постоянной торговли с англичанами, а также передать Великобритании в вечное пользование остров Гонконг. Кроме того, договор содержал подробные правила, регламентировавшие все дальнейшие экономические отношения двух держав и особенности таможенного обложения. Каких-либо условий, касающихся торговли опиумом в документе не было, но после его подписания масштабы контрабанды выросли в разы.

Нанкинский договор был неравноправен, Китай фактически становился такой же периферией большой британской колониальной империи, как Индия. Вскоре аналогичные условия с Китаем стали подписывать другие европейские государства, что окончательно разрушило самоизоляцию Цинской империи.

Вторая опиумная война

Несмотря на прописанные в нём кабальные условия, Нанкинский договор не содержал всех интересующих англичан пунктов. Дальнейшая экономическая и политическая экспансия была приостановлена Крымской войной. Но по окончанию этого конфликта (в 1856 году) англичане начали искать повод для развязывания очередного военного столкновения с Китаем. Новая война двух держав началась после того, как китайская сторона арестовала и обвинила в пиратстве экипаж гонконгского судна «Эрроу». Проблема заключалась в том, что судно было не только зарегистрировано на территории, ныне принадлежавшей Англии, но и ходило под британским флагом. Англичане немедленно заявили о направленной в их сторону китайской агрессии.

Как и в прошлый раз, обе стороны долго не переходили к решительным действиям, ограничиваясь лишь пограничными стычками. Вскоре к англичанам присоединились французы, также заинтересованные в расширении своих колониальных владений. В 1857 году Великобритании удалось захватить город Гуанчжоу, но из-за начавшегося в Индии восстания сипаев дальнейшее продвижение вглубь Китая было приостановлено, а в начале 1858 года начались переговоры.

Интерес к переговорам между Англией, Францией и Китаем проявил целый ряд других стран, в том числе, Россия и США. В результате с Китаем был заключён целый ряд соглашений, вошедших в историю как Тяньцзиньские. Во время обсуждения условий мира Пекин подвергался двойному давлению. С одной стороны, англо-французские войска, готовые в любой момент перейти к решительным действиям, с другой стороны, внутренний кризис, вызванный крестьянской войной тайпинов. В этой ситуации китайской стороне пришлось соглашаться со всеми требованиями западных держав. Результатом этих переговоров стало открытие ещё нескольких портов для международной торговли, право иностранцев на свободное перемещение по стране и свобода миссионерской деятельности на территории Китая.

Новый виток военных действий и Пекинский договор

Для того чтобы Тяньцзиньские соглашения вступили в силу, их должен был ратифицировать император. Этим условием и решила воспользоваться китайская сторона: утверждение соглашений постоянно откладывалось, а выигранное время использовалось для укрепления подступов к столице. Западные державы попытались ускорить процесс ратификации угрозой очередного военного вторжения, но на этот раз им был дан достойный отпор.

Новое широкомасштабное наступление англо-французских войск на Китай началось летом 1860 года. На этот раз в военных действиях, помимо флота, принимали участие и сухопутные войска. Китайская армия была деморализована новым нападением и сдавала одну позицию за другой. Пекинская администрация вела себя непоследовательно, а сам император Сяньфэн бежал в одну из своих отдалённых усадеб. Между тем, западные союзники дошли до столицы, разграбили летний дворец императора и стали добиваться переговоров. Никто из местных чиновников так и не решился взять на себя такую ответственность, поэтому посредником между китайской и англо-французской стороной стал русский дипломат Н. П. Игнатьев.

В итоге был подписан Пекинский договор, по которому Китай обязывался выплатить контрибуцию, передать европейцам часть своей территории, открыть для торговли ещё несколько портов и разрешить вывоз из страны местных рабочих — кули.

Опиумные войны нанесли сокрушительный удар по Цинской империи, подорвав не только её экономику, но и авторитет. Отныне Китай был не более чем полуколонией западных держав, откуда последние черпали ресурсы и дешёвую рабочую силу. Такое положение сохранялось вплоть до середины ХХ века, когда к власти в Китае пришла коммунистическая партия, восстановившая международный авторитет и независимость государства.

Опиумные войны. Как Британия покоряла Китай при помощи наркотиков

Китайское — значит, модное

Китайская цивилизация — одна из древнейших в мире. Иногда историки в шутку говорят, что у любого знакового открытия, совершённого в любой из стран мира, существует китайский аналог. Только в Китае открытие случилось на несколько веков раньше.

Однако богатое историческое наследие не спасло Китай от великих потрясений XIX-XX веков. Глядя на современный бурно развивающийся Китай, трудно поверить, что в не столь уж далёком прошлом эта страна находилась на грани исчезновения с политической карты мира.

Особое место в истории Китая занимают так называемые Опиумные войны. Это был конфликт совершенно нового типа, где борьба шла не за захват территорий, а за контроль над ресурсами и рынками сбыта.

В первой половине XIX века Китай, где правила династия Цин (Манчжурская династия), вёл выгодную торговлю со странами Европы. Европейцам очень полюбились китайские товары, которые вошли в жизнь разных слоёв населения: чай, фарфор, шелка, веера, всевозможные экзотические безделушки и даже декоративные собачки. Европу охватила мода на Восток вообще и Китай в частности.

«У нас есть всё, что можно пожелать»

Однако Великобритания, ведущая морская и торговая держава того времени, была не в восторге от сложившегося положения вещей. Всё дело было в политике династии Цин, которая, получая выгоды от торговли с Европой, продолжала ограждать китайцев от иностранного влияния.

Для европейцев в Китае был открыт лишь один порт, торговля с ними была разрешена лишь гильдии 12 торговцев. Продавать свои товары в Китае европейцам не разрешалось. Пробиться на этот рынок смогли лишь торговцы итальянским стеклом и русским мехом.

Английских коммерсантов подобный дисбаланс крайне раздражал. Да и власти страны, которым приходилось платить за китайскую продукцию драгоценными металлами, восторга не испытывали.

Переговоры не давали никакого эффекта. Китайский император Цяньлун писал английскому королю Георгу III: «У нас есть всё, что можно пожелать, и нам не нужны товары варваров». Взаимопониманию не способствовали и, так сказать, идеологические взгляды представителей династии Цин. Они объявили себя властелинами мира, считая, что все другие государства должны платить им дань. Воинственная риторика не подпитывалась агрессивными действиями: Китай просто не стремился к развитию внешнеполитических связей, предпочитая жить в ощущении «мирового господства». Когда же дело доходило до переписки с иностранными главами государств, письма китайских императоров заканчивались фразой: «Трепеща, повинуйтесь и не выказывайте небрежения».

«Дурь» из Бенгалии

Англичане, не привыкшие кому-либо уступать, решили подчинить Китай при помощи. наркотических средств. В индийской провинции Бенгалия выращивали опиумный мак и употребляли наркотические вещества в ритуальных целях. Британцы, контролировавшие Индию, решили, что могут одновременно и увеличить финансовые поступления своей колонии, и добиться прогресса в Китае.

Британская Ост-Индская компания приобретает монополию на закупку бенгальского опиума ещё в 1773 году. В 1775 году эмиссары компании начинают нелегальную продажу опиума в Китае. Стоит заметить, что в Китае действовал полный запрет на торговлю и употребление опиума.

Запрет, как это часто бывает, не помог. Британская Ост- Индская компания, реализовавшая в 1775 году всего 1,5 тонны опиума, к 1830 году довела годовые продажи до 1500 тонн. Этот наркотрафик действовал с полного одобрения английского правительства, которое к 1833 году получило то, что хотело: положительный торговый баланс с Китаем, достигнутый исключительно при помощи наркотиков.

Дело было настолько прибыльным, что в 1834 году британские предприниматели добились отмены монополии Ост-Индской компании, и в Китай хлынул новый поток опиума.

Линь Цзэсюй против наркомафии

Император Китая, мнивший себя властелином мира, спохватился слишком поздно. Проведённое изучение положения дел показало ошеломляющие результаты: в потребление опиума были вовлечены миллионы китайцев всех сословий, включая военных, чиновников, представителей аристократии. Поставки дурмана шли через коррумпированных госслужащих. Тех, кто пытался воспрепятствовать происходящему, просто устраняли.

Наркоманами стали от 10 до 20% столичных и от 20 до 30% провинциальных чиновников, в отдельных учреждениях этим занимались от 50 до 60% всех должностных лиц. Среди солдат и офицеров курение опиума стало повальным явлением. Китайская нация уверенно шла к полной деградации.

В 1839 году император назначает на пост чрезвычайного представителя по борьбе с контрабандой опиума Линь Цзэсюя.

Прибыв в Гуанчжоу, чиновник начинает действовать смело и решительно. Английские и американские торговцы, находившиеся в единственном открытом для иностранцев порту, сосредоточили у себя большие запасы наркотиков. Линь Цзэсюй приказал их сдать, а получив отказ, блокировал склады войсками. В итоге было изъято более 19 тысяч ящиков и 2 тысячи тюков опиума. Были также перехвачены иностранные суда с опиумом.

Линь Цзэсюй действовал не только запретительными мерами. Иностранцам было предложено право продолжить торговлю с Китаем, но при даче письменного обещания навсегда прекратить торговлю опиумом. Чиновник был готов компенсировать потерянный опиум тем, кто пойдёт на сделку, предоставив взамен дорогостоящие китайские товары.

Британия объявляет войну

Но дело зашло слишком далеко. В наркотрафик были вовлечены даже приближенные к императору лица, которые настоятельно советовали монарху «прекратить кошмарить бизнес». С другой стороны, сторонники силовой линии предлагали изгнать европейцев из Китая полностью

Линь Цзэсюй видел, что полная изоляция лишь даст Британии повод для военного вмешательства, которого она откровенно искала. Но повлиять на императора он не мог.

В декабре 1839 года император Китая объявил о полном закрытии страны для иностранных торговцев.

В апреле 1840 года Британская империя объявила Китаю войну. В том же месяце флотилия из 40 кораблей с 4000 солдат на борту отправилась из Индии в направлении Китая. Английские притязания поддержали Соединённые Штаты.

Общая численность армии Китая составляла 880 000 человек. Силы эти, однако, были разрозненными, не имели опыта боевых действий в течение нескольких десятилетий. В довершение всего, как уже говорилось, на опиум «подсели» и китайские военные. Накануне столкновения английские торговцы срочно отправляли новые партии наркотика в районы базирования китайских армейских частей. Отдавали опиум едва ли не даром: победа в войне обещала всё окупить.

Контрибуция и Гонконг впридачу

Хорошо подготовленная и прекрасно вооружённая английская армия с лёгкостью разгромила китайские подразделения. Попытка оказать хоть сколько-нибудь успешное сопротивление провалилась. В августе 1840 года английские войска появились у стен Пекина, и император предложил англичанам переговоры.

По приказу императора была возобновлена торговля с англичанами, прекращена борьба с опиумом, со своих постов был снят Линь Цзэсюй, позже отправленный в ссылку.

В то же время монарх пытался затягивать переговоры и отказываться от ранее данных обещаний. Всё это привело к возобновлению войны, которая продолжалась столь же успешно для Англии.

В течение 1841-1842 годов английские экспедиционные корпуса действовали в ряде китайских провинций, захватывая город за городом. В начале августа 1842 года британцы подошли к Нанкину, южной столице Китая, и вынудили императора принять все их условия.

29 августа 1842 года был подписан Нанкинский договор, согласно которому Китай должен был выплатить контрибуцию в размере 21 миллиона долларов серебром: гигантская по тем временам сумма. 6 миллионов долларов Китай должен был выплатить за уничтоженный опиум. Для иностранных торговцев открывались 5 портов страны, сами иностранцы и работающие на них китайцы выводились из-под действия законов Китая. Также Китай передавал в руки Англии Гонконг.

Иностранцы хотят большего

Это было лишь начало китайских бедствий. Вслед за Опиумной войной в стране началась война гражданская, растянувшаяся на 14 лет. Иностранцы использовали её для ещё большего подчинения Китая себе.

Поводом к началу новой войны стало задержание в 1856 году корабля «Эрроу», плывшего под флагом Великобритании. Существовало подозрение, что этот корабль занимается пиратством, контрабандой и торговлей опиумом. Двенадцать человек было арестовано и, несмотря на требования Великобритании, они не были выпущены на свободу. После этого инцидента Великобритания объявила войну империи Цин.

Читайте также:  Отношения и связи Китая и Англии в первой половине XVIII века

На сей раз в войну вмешались также Франция и США. Россия, потерпевшая поражение в Крымской войне, также проявляла интерес к китайским делам.

После проигрыша Цинской империей сражения за форты Дагу 20 мая 1858 года китайскому правительству стало ясно, что дальнейшее сопротивление бессмысленно.

Были подписаны так называемые Тяньцзиньские трактаты с Великобританией, Францией, Россией и США. Для иностранной торговли были открыты шесть новых портов, миссионеры получили право свободно путешествовать внутри Китая, все иностранцы, обвиняемые в каких бы то ни было преступлениях, должны были передаваться в консульства и быть судимы по собственным законам, правительство Китая приняло на себя возмещение военных издержек.

Хитрец Игнатьев, или Ловкость рук русского посланника

Кабальные условия новых соглашений заставили Китай возобновить войну. Сопротивление иностранным экспедиционным корпусам оказывалось более ожесточённое, перелома в войне тем не менее не наступило.

В 1860 году англо-французские войска встретились в Гонконге, высадились в Бэйтане 12 августа и успешно атаковали крепости Дагу 21 августа. В октябре они подступили к Пекину, разрушив и разграбив летний императорский дворец.

Под угрозой разрушения стен самого Пекина при помощи артиллерии власти Китая согласились на новые переговоры.

Российский представитель Николай Игнатьев лавировал между сторонами конфликта, добиваясь урегулирования территориальных споров с Китаем.

Когда союзные войска оказались у стен Китая, Игнатьев добился роли посредника, организовав переговоры в Русской миссии. Для китайцев русский посланник добился отказа союзников от планов по оккупации Пекина.

За это правительство Китая согласилось подписать и ратифицировать в ноябре 1860 года Пекинский трактат. За Россией был утверждён левый берег Амура и Уссури со всеми приморскими гаванями до бухты Посьета и манчжурским берегом до Кореи. На западе была значительно исправлена в пользу России граница по озеру Нор-Зайсанг в Небесных горах. Россия получила право сухопутной торговли в китайских владениях, а также право на открытие консульств в Урге, Монголии и Кашгаре.

«Плата за опиум поглощает всё серебро»

Договор с западными державами был заключён раньше. Империя Цин должна была выплатить новую многомиллионную контрибуцию, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве рабочей силы в колониях Великобритании и Франции.

Вдобавок к Гонконгу Великобритания получила южную часть Цзюлунского полуострова.

Торговля опиумом, осуществлявшаяся иностранцами, стала легальной.

Через некоторое время, однако, иностранцы, добившиеся «открытия Китая», стали осознавать, что «ключ» создал слишком много проблем. «Препятствием является вовсе не отсутствие спроса в Китае на английские товары. Плата за опиум поглощает всё серебро, к большому ущербу для общей торговли китайцев. У фабрикантов нет перспектив торговли с Китаем», — писали английские газеты.

Опиум вверг Китай в растянувшийся на десятилетия кризис, который казался необратимым. К середине XX века плантации опиумного мака, который стали возделывать в самом Китае, занимали до миллиона гектаров, а количество потребителей зелья измерялось десятками миллионов. Остановить вакханалию оказалось возможным лишь после прихода к власти коммунистов во главе с Мао Цзэдуном.

История второй опиумной войны Китая против Англии

Первая опиумная война плавно перетекла в гражданскую войну, которая иностранцев очень устраивала, так как еще сильнее ослабляла и без того разграбленную страну и уменьшала вероятность успеха освободительного движения.

К тому же, англичане считали, что еще не все их интересы в регионе удовлетворены, поэтому искали повода к развязыванию новой войны.

Каррикатура “Англия накачивает Китай опиумом”.

Но если повод для войны нужен, то его всегда найдут. Таким поводом стал захват китайскими властями судна, которое занималось пиратством, грабежами и перевозкой контрабанды.

Судно “Эрроу” было приписано к Гонконгу, который к тому времени англичане уже присвоили себе, а потому ходило под английским флагом. Этого было достаточно для развязывания так называемой второй опиумной войны (1856-1860 гг.).

Захват судна под английским флагом китайцами

В 1857 году англичане захватили Гуаньчжоу, но потом у них начались проблемы в Индии, и они приостановили вторжение. В 1858 году переговоры возобновились уже с участием США, Франции и России.

В результате “Тяньцзиньских соглашений” Китай был вынужден открыть еще шесть портов для иностранцев, дал иностранцам право на свободное перемещение по стране и на свободную миссионерскую деятельность.

Все иностранцы, обвиняемые в любых преступлениях, с этого дня не могли быть осуждены по китайскому законодательству. Их следовало передать в местные консульства, которые сами решали, что с ним дальше делать.

Император тянул как мог с подписанием этого соглашения, поэтому в 1860 году англо-французские войска дошли до Пекина и варварски разграбили летний императорский дворец, угрожая разрушить весь Пекин.

Вступление англо-французских войск в Пекин. Гравюра XIX в.

Тогда китайцев заставили подписать теперь уже “Пекинское соглашение”, по которому Китай опять должен был выплатить большую контрибуцию, передать европейцам часть своих территорий, китайцев стало можно вывозить в Европу и ее колонии в качестве дешевой рабочей силы и пришлось открыть еще несколько портов для иностранцев.

Нужно отметить, что большую роль в подписании “Пекинского трактата”, будучи представителем России, сыграл русский генерал Николай Игнатьев.

За помощь в переговорах с иностранцами, которые проходили в “Русской миссии”, где генерал добился отказа союзников от планов оккупации Пекина, китайский Император согласился на уточнение границы с Россией, в результате чего за Российской Империей был закреплен левый берег Амура и Уссури со всеми приморскими гаванями до бухты Посьета и манчжурским берегом до Кореи.

На западе была значительно исправлена в пользу России граница по озеру Нор-Зайсанг в Небесных горах. Также Россия получила право сухопутной торговли в китайских владениях, а также право на открытие консульств в Урге, Монголии и Кашгаре.

Генерал-адъютант Н. П. Игнатьев. Пекин, 1900 г. Источник: Public Domain

Если раньше на торговлю опиумом просто не обращали внимания, то в результате Пекинских соглашений она стала просто напросто легальной. Это привело к двойному эффекту. С одной стороны, англичане продолжали грабить страну, но с другой стороны, очень скоро грабить стало нечего.

Змея стала пожирать собственный хвост. Как писали английские газеты: «Препятствием является вовсе не отсутствие спроса в Китае на английские товары. Плата за опиум поглощает всё серебро, к большому ущербу для общей торговли китайцев. У фабрикантов нет перспектив торговли с Китаем».

Опиум стали выращивать прямо в Китае, в результате чего число потребителей стало исчисляться десятками миллионов, а плантации опиума занимали миллион гектаров. Китай имел все шансы превратиться в заброшенную пустыню и быть стертым с лица земли как отдельное государство.

Выращивание опиума в Китае (в тоннах за год), 1908 г. // wikipedia.org

Немного неожиданно, но несмотря на то, что именно доход от продажи опиума сначала служил источником финансовой поддержки коммунистов в ранние годы основания Коммунистической Партии Китая, именно диктатор Мао Цзедун впоследствии сверхжесткими мерами смог остановить кажущийся уже неизбежным конец великой страны.

Мелким торговцам и потребителям дали возможность зарабатывать честным трудом, а крупных либо казнили, либо сажали в тюрьмы.

Возможно, еще и поэтому, несмотря на очевидную жестокость проводимых им реформ и террора, Мао Цзедун до сих пор почитается в Китайской Народной Республике. Ибо он все-таки сумел возродить уже практически мертвый труп страны и вдохнуть в него новую жизнь.

КПК называла Яньань революционной «святой землёй». Там выращивался опиум, доход от которого был финансовой поддержкой для партии в ранние годы её существования. Иллюстрация: Великая Эпоха (The Epoch Times)

Сегодня китайцы относятся к периоду опиумных войн как к национальной трагедии, называя те времена “столетием унижений”. Если до опиумных войн китайцы считали свою страну великой державой, способной самостоятельно жить, не вмешиваясь в большую мировую политику, то сегодня они более реалистично смотрят на мир. Также у них открылись глаза на европейцев, их ценности и цели, что сегодня позволяет китайцам более точно оценивать международные отношения и свою роль в них. Пожалуй, можно сказать, что опиумные войны, пусть и таким печальным путем, но имели и такое вот положительное влияние на развитие Китая.

Уроки «Опиумных войн» для Китая и для России

На протяжении трёх столетий существования мировой наркоторговли золото всегда играло заметную роль в качестве средства расчётов на рынке наркотиков. Более того, в те времена, когда мировая торговля наркотиками только складывалась, главной целью торговцев зельем являлось получение «жёлтого металла». Активное навязывание наркотиков Китаю Британской Ост-Индской компанией и другими английскими купцами диктовалось их желанием заполучить несметные запасы золота, которые Китай накапливал веками.

Накопление происходило за счёт того, что китайские купцы везли в Европу шёлк, фарфор, пряности, иную восточную экзотику, получая за это серебряные и золотые деньги. Импорт Китаем товаров при этом оставался в разы меньше. Активный торговый баланс способствовал наращиванию запасов драгоценных металлов в Китае. Две «опиумные войны», развязанные Англией (при участии Франции во второй войне), были призваны вернуть некогда утраченное золото. Подсадив многие миллионы китайцев «на иглу», Великобритания обеспечила такой запас драгоценного металла, который позволил ввести золотой стандарт — сначала в самой Великобритании, а затем навязать его и всей Европе. За всеми этими наркозолотыми проектами в XIX веке стояли Ротшильды (прежде всего лондонский банк «Н.М. Ротшильд»). Примечательно, что и сегодня серьёзные исследователи склоняются к утверждению, что нынешний клан Ротшильдов в первую очередь специализируется на таких товарах, как золото и наркотики.

Одним из рынков, где расчёты за поставки наркотика принято проводить золотом, является Гонконг. Долларовым бумажкам там не доверяют. Это сейчас один из крупнейших в мире рынков опиума и золота. Об этом пишет в своей книге Джон Коулман. Более того, он полагает, что цена на золото на данном рынке производна от цен на опиум.

«Я провел обширные исследования, — уточняет Дж. Коулман, — для того чтобы установить связь между ценами на золото и ценами на опиум. Я обычно говорил тем, кто желал меня слушать: «Если вы хотите узнать цену на золото, узнайте, какова цена одного фунта или килограмма опиума в Гонконге»».
В своей книге Дж. Коулман сообщает о том, что большие доходы от торговли опиумом имеет социалистический Китай, который осуществляет эти операции через Гонконг. Получаемое от этой торговли золото накапливается в запасах, которые не отражаются официальной статистикой. По мнению Дж. Коулмана и некоторых других исследователей, Китай благодаря операциям с наркотиками ныне вышел на одно из первых мест по запасам «жёлтого металла». Дж. Коулман приводит в качестве примера следующий случай:

«Посмотрите, что произошло в 1977 году — критическом году для цен на золото. Банк Китая поверг в шок прогнозистов, внезапно и без предупреждения выбросив на рынок 80 тонн золота по демпинговым ценам. В результате цена на золото резко упала. Эксперты удивлялись тому, откуда в Китае взялось столько золота. Это было золото, заплаченное Китаю на гонконгском рынке золота за крупные партии опиума».

Сейчас на некоторых рынках наркотиков золото используется не просто в качестве средства обмена (расчётов), но также как мера стоимости — для снижения рисков колебаний покупательной способности официальных денег. В частности, в Афганистане. Андрей Девятов пишет:

«Расчеты за поставки опия ведутся не в «нулях» бумажных денег, а в учетных единицах драгоценных металлов (для США — в унциях, для Китая — в лянах), а оплата принимается не только продуктами и товарами потребления, но и оружием» [ А.П. Девятов. О масштабах всемирной войны за наркотики // Журнал «Самиздат» (Интернет)].

В отдельные моменты истории в отдельных странах происходило то, что не описано ни в одном учебнике по деньгам: на место золота как всеобщего эквивалента заступали наркотики. В таком качестве наркотики получали название «белого золота», «наркозолота» или «кокаинового золота». Некоторые исследователи обратили внимание, что «белое золото» особенно уверенно занимало место «жёлтого» в те моменты, когда официальный золотой стандарт обваливался, а бумажные деньги обесценивались. Впервые это произошло после Первой мировой войны и краха временно восстановленного золотого стандарта в 1930-е годы, второй раз — после краха золотодолларового стандарта в 1971 году (отказ Вашингтона обменивать доллары на драгоценный металл).

В Поднебесной в настоящее время идёт активная консолидация предприятий по добыче так называемых редкоземельных металлов (РЗМ), усиливается государственный контроль над отраслью, крупные инвестиции направляются на создание «производственных цепочек» по глубокой переработке металлов. Наконец, из государственных валютных резервов щедро выделяются средства на покупку зарубежных месторождений РКЗ. Кстати, по мнению некоторых зарубежных аналитиков, Китай уже в 2015 году способен стать чистым импортёром РЗМ. Китай явно не желает играть роль сырьевого придатка западной «цивилизации». Всё это грозит перерастанием обычного «торгового спора» в торговую войну. Жёсткую позицию Китая понять можно: история с металлами вышла за рамки банальных разборок по поводу уровня пошлин или государственных субсидий и представляет собой плохо закамуфлированную попытку Запада поставить под свой контроль месторождения полезных ископаемых в Поднебесной. Бесцеремонность, напоминающая требования Лондона к Пекину накануне «опиумных войн».

Напомню, что «опиумные войны» проводились, для того чтобы добиться «открытия» внутреннего рынка Китая для поставок опиума из Бенгалии английскими коммерсантами и выкачивания из страны серебра, золота, чая, хлопка, фарфора и шёлка (конечно, основным и конечным выгодополучателем этой торговли оставалась британская корона). Первая война (1840–1842) закончилась Нанкинским договором. Договор предусматривал выплату империей Цин контрибуции в размере 15 млн серебряных лян (примерно 21 млн долларов по тогдашнему курсу — громадные деньги), передачу Великобритании острова Гонконг и открытие китайских портов для английской торговли. Английская корона получила гигантский источник дохода путём продажи опиума. Первая «опиумная война» стала началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в империи Цин, что привело к закабалению страны со стороны европейских держав и принудительной наркоманизации населения. Так, в 1842 году население империи составляло 416 млн человек, из них 2 млн наркоманов, в 1881 году — 369 млн человек, из них 120 млн — наркоманов.

Читайте также:  Город Санья (Китай) - отзывы туристов: положительные и отрицательные

Вторая война (1858–1860) с участием Англии и Франции завершилась подписанием Пекинского договора, по которому цинское правительство согласилось выплатить Великобритании и Франции 8 млн лянов контрибуции, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве кули (работников на правах рабов) в колониях Великобритании и Франции.

Многие китайцы прекрасно помнят о событиях и последствиях «опиумных войн»; их поведение в XXI веке в определённой степени связано с этой памятью. С одной стороны, эта память порождает у них страх и желание не раздражать «варваров» (так китайцы называли в XIX веке англичан-завоевателей). С другой стороны, эта же память заставляет их напрягать все силы, для того чтобы стать сильной страной, способной отразить военные посягательства со стороны «варваров». Китайцы хорошо понимают: торговые споры могут перерастать в торговые войны, а торговые войны — в настоящие «горячие» войны.

Но вернёмся к современному Китаю и назревающей торговой войне. Она способна войти в анналы мировой истории как «металлическая война» (по аналогии с «опиумными войнами»). Эта информация, безусловно, важна для понимания того, зачем нас так долго и настойчиво тянули в ВТО. И для понимания того, как ВТО, выполняя требования своих главных «акционеров» (западных стран), будет действовать в отношении России, в том числе используя инструменты, присущие этой организации.

Уже теперь Россия — крупнейший в мире поставщик на мировой рынок природного газа и нефти. Занимает первое место по запасам природного газа, многих цветных металлов, платины, апатитов и другого сырья. Россия и так запредельно много экспортирует природных ресурсов. Например, на внешний рынок идёт 50% добычи «чёрного золота», 25% природного газа, до 100% (в отдельные годы) золота и некоторых металлов из платиновой группы и т.д. Внутренние потребности удовлетворяются по «остаточному принципу». Наблюдается ярко выраженный приоритет потребностей ТНК над потребностями национальной экономики.

Если власти страны вдруг пожелают развивать переработку нефти в виде нефтепродуктов, им придётся уменьшить поставки сырой нефти на мировой рынок. Вот этого как раз и опасается Запад. Он станет делать всё возможное, для того чтобы Россия продолжала оставаться сырьевым придатком «золотого миллиарда». Для этого и потребовалась ВТО с её «правилами». Любого члена ВТО в любой момент могут обвинить в следующих «преступлениях»:

а) ограничение экспорта ресурсов;

б) попытки повышения цен на ресурсы на мировом рынке через сокращение их поставок;

в) нанесение тем самым ущерба транснациональным корпорациям через «ограничение доступа» к ресурсам.

С России (как и с другой державы) могут взыскать компенсацию ущерба, нанесённого транснациональным корпорациям, и потребовать восстановления «свободного доступа» к ресурсам.

Как тут не вспомнить карательные акции Англии в отношении Китая во время «опиумных войн». В начале XXI века может произойти похожая история. Правда, вместо Китая окажется Россия, вместо Англии — США. А война будет называться «нефтяной», «газовой» или «золотой». Её симптомы уже можно рассмотреть в международной политике.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Вторая и третья опиумные войны в Китае (лекция)

СОДЕРЖАНИЕ

Капиталистическая Англия, а вслед за ней Франция и США решили использовать благоприятную для них обстановку, чтобы добиться новых преимуществ в Китае и установить свое влияние на цинское правительство. Уже в 1854 г. дипломатические представители Англии, США и Франции предъявили правительству Китая совместное требование о пересмотре договоров, навязанных Китаю в 1842-1844 гг. При этом была использована статья китайско-американского договора 1844 г. о пересмотре договора через 12 лет. Державы требовали разрешения неограниченной торговли во всем Китае, допущения иностранных послов в Пекин, официального разрешения торговли опиумом. Шантажируя цинское правительство, американский посланник Маклейн заявил наместнику провинций Цзянсу и Чжэцзян И Ляну: «Если все наши требования будут удовлетворены, цинскому правительству будет оказана помощь в подавлении тайпинского движения. В противном случае я доложу обо всем своему правительству, и мы сохраним за собой свободу действий».

Открыто капитулировать перед державами цинское правительство боялось, так как это могло вызвать взрыв негодования народных масс на контролируемой им территории и усилить позиции тайпинов. Поэтому оно не приняло требований представителей Англии, США и Франции.

Однако капиталистические агрессоры не могли в 1854-1855 гг. Напасть на Китай, так как Англия и Франция вели в эти годы войну против России в Крыму. Лишь после заключения Парижского мира правящие круги Англии, использовав в качестве повода инцидент с лорчей «Эрроу», начали в 1856 г. вторую войну против Китая.

Цинично признавая, что дело не в задержанных контрабандистах, а в стремлении английских империалистов к наживе, газета «Таймс» писала: «Продвижение английской предприимчивости столкнулось со структурой самоизолирующегося китайского общества. Ничтожные детали, является ли этот акт легальным, а тот – целесообразным, преданы забвению. При нормальном и неизбежном развитии мира было необходимо, чтобы в известный момент предприимчивый народ мореплавателей, подобно англичанам, насильно вступил в сношения со слабым, неспособным к прогрессу народом, вроде китайцев, населяющих богатую страну, доступную нашей торговле». Инцидент с лорчей «Эрроу» произошел 10 октября 1856 г., а уже в конце октября английская эскадра подвергла Кантон варварской бомбардировке, в результате которой в городе было соженно около 5000 домов. В начале 1857 г. американское военное судно приняло участие в обстреле кантонских фортов. Захватчики жестоко расправлялись с мирным населением, жгли китайские деревни.

Разбойничьи «подвиги» колонизаторов вызвали отпор китайского народа. На юге начали создаваться как и в период первой опиумной войны, отряды для борьбы с англичанами, вспыхнули волнения в Гонконге и на иностранных кораблях, произошли нападения на английские фактории и купцов.

Однако неорганизованная стихийная борьба народных масс, предававшихся маньчжурским правительством, его наместниками и чиновниками, не увенчалась успехом. В 1857 г. к Англии присоединилась Франция. Объединенная англо-французская эскадра в декабре 1857 г. подошла к Кантону. После того как кантонские власти отвергли требования представителей Англии и Франции об открытии новых морских портов и праве иностранного судоходства по Янцзы, эскадра бомбардировала Кантон, который затем был занят англо-французами и подвергнут ими разграблению.

В 1858 г. военные действия были перенесены на север. Там английские и французике войска, высадившись с кораблей, заняли в мае крепость Дагу и порт Тяньцзинь. Правительство Китая начало переговоры о мире.

В июне 1858 г. в Тяньцзине были заключены англо-китайский и франко-китайский договоры, по которым Англия и Франция получили право иметь в Пекине свои миссии и возможность для своих поданных свободно передвигаться по Китаю, а также торговать по реке Янцзы. Кроме того, для иностранной торговли были открыты новые морские порты, установилось право неограниченной деятельности миссионеров. Еще более понижались таможенные и транзитные пошлины, легализовалась преступная торговля опиумом. Китай обязывался уплатить Англии и Франции контрибуцию.

США, официально не участвовавшие в войне, но фактически поддерживавшие Англия и Францию, также навязали Китаю договор (за несколько дней до заключения договоров с Англией и Францией), открывавший китайские порты для американских кораблей в целях ремонта, пополнения запаса горючего и продовольствия. Для американской торговли были открыты семь портов, в которые направлялись консулы США. Согласно договору американцы в открытых портах могли арендовать здания, землю и т. д., расширялось право консульской юрисдикции. На основе так называемого принципа наибольшего благоприятствования США получили те же привилегии в торговле, что и Англия и Франция, а также право иметь постоянную дипломатическую миссию в Пекине.

Тяньцзиньские договоры Китая с Англией, Францией и США означали новый шаг по пути превращения Китая в полуколонию. Если по Нанкинскому договору капиталистические державы добились открытия части морского побережья Китая для своей экспансии, то в 1858 г. они получили возможность распространить ее во внутренние провинции в долине великой китайской реки Янцзы.

Россия, которая не участвовала в войне, заключила 28 мая 1858 г. Айгунский договор с Китаем, закреплявший успехи русских в исследовании и освоении Амурского края (экспедиция капитана Г.И.Невельского 1849 ., основание Николавска-на Амуре в 1850 г. и других русских поселений и т.д.). в 1855 г., во время Крымской войны, русский флот и войска отбили нападение англо-французов в этом районе. По Айгунскому договору левый берег Амура от р. Аргуни до устья признавался собственностью России, а Уссурийский край от впадения р. Уссури в Амур до моря оставался в совместном владении России и Китая «впредь до определения границ между двумя государствами». Плавание по Амуру, Сунгари и Уссури запрещалось для всех государств, кроме России и Китая. Вслед за этим в июне 1858 г. в Тяньцзине был подписан русско-китайский договор, предоставивший России права торговли в открытых портах, консульской юрисдикции, направления в Китай посланника и консулов и т.д. По Тяньцзинскому договору китайское правительство признало условия Айгунского договора.

Правящие круги Англии и Франции, вырвав у Китая новые привилегии, не были, однако, удовлетворены результатами Тяньцзинских договоров.

Считая, что можно пойти дальше по пути агрессии и захватов, английское и французское правительства решили спровоцировать новую войну против Китая. Для этого была использована необходимость ратификации Тяньцзинских договоров, назначенная через год после их заключения. Уполномоченные Англии и Франции, направляясь в Пекин для ратификации договоров, решили плыть до Тяньцзиня по р. Байхэ в сопровождении военной эскадры из 19 кораблей. Когда же китайские власти воспротивились этому и форты Дагу открыли огонь по иностранным военным кораблям, незаконно вторгшимся на китайскую территорию, английское и французское правительства использовали этот инцидент как повод для новой, третьей опиумной войны. Разжигая звериные шовинистические настроения, газета «Дэйли телеграф» писала: «Так или иначе, нужно действовать террором, довольно поблажек. Китайцев надо научить ценить англичан, которые выше их и которые должны стать их господами».

Англо-французские войска и июне 1860 г. развернули операции на Ляодунском полуострове и в Северном Китае. 25 августа ими был захвачен Тяньцзинь, жители которого подвергались разграблению и насилиям со стороны оккупантов. Решающая битва произошла 21 сентября 1860 г. на мосту Балицяо, в районе Пекина. В этом сражении маньчжуро-монгольская конница потерпела поражение от артиллерии англо-французов, которым открылся путь на столицу. Интервенты разграбили знаменитый летний дворец императора Юаньминъюань, который был после этого сожжен, чтобы скрыть следы преступлений европейских «цивилизаторов».

Вот как описывал один из европейцев, присутствовавших при разгроме Юаньминъюаня, действия цивилизованных разбойников: «Солдаты, зарывшись с головой в сундуки красного лака, копались в вещах императрицы, другие ворошили груды парчи и шелков, кто рассовывал по карманам или просто ссыпал в рубаху или фуражку рубины, сапфиры, жемчуга, горный хрусталь; кто увешивался драгоценными жемчужными ожерельями. Растаскивали часы с каминов, снимали часы со стен; саперы орудовали топорами, расколачивая мебель в щепы, чтобы выбрать драгоценные камни, которыми были инкрустированы дворцовые кресла. Один из них очень усердно старался разрубить прелестные часы в стиле Людовика XV, чтобы извлечь циферблат, на котором сверкали хрустальные цифры: он вообразил, что это бриллианты». После этого постыдного «подвига» англо-французские войска заняли Пекин, ворота которого были открыты маньчжурскими властями. Император Сяньфын и его придворные бежали в провинцию Жэхэ, не пытаясь оборонять столицу. В Пекине остался принц Гун, выступивший за прямую капитуляцию перед капиталистическими державами.

В октябре Гун заключил в Пекине конвенции с представителями Англии и Франции, согласно которым подтверждались условия Тяньцзиньских договоров. Китай уплачивал 8 миллионов лянов контрибуции, для иностранной торговли открывался Тяньцзинь, Англия захватывала южную часть Коулунского (Цзюлунского) полуострова (напротив о. Гонконг), китайское правительство соглашалось на вывоз из Китая кули. Исход третьей опиумной войны привел к установлению сильного влияния капиталистических держав на цинское правительство в Пекине, которое с 1861 г. фактически возглавлялось принцем Гуном. Этот представитель проиностранной группировки пришел к власти в результате государственного переворота, совершенного им после смерти императора Сяньфына. Пользуясь поддержкой иностранных представителей в Пекине, принц Гун сговорился с Цыси – матерью четырехлетнего наследника и при помощи войск совершил переворот, предав суду регентов, назначенных умиравшим Сяньфыном. Регенты были обвинены в том, что они не искали мира с Англией и Францией, и осуждены на смерть.

Вскоре после заключения англо-китайской и франко-китайской конвенции, в ноябре 1860 г., представитель России Игнатьев заключил в Пекине договор с правительством Китая, закреплявший права России на Уссурийский край.

Ссылка на основную публикацию