Отношения Китая и Англии в первой половине XIX века, торговля и конфликты

Отношения Китая и Англии в первой половине XIX века

Цинская монархия вступила в XIX в. не подготовленной к противоборству с приближавшейся к китайским границам экспансией капиталистической Англии. Одержав легкие победы над малыми южными странами во второй половине XVIII в., цинские правители не предпринимали каких-либо мер по укреплению позиций Китая в подвассальных странах, ограничивая связи с ними только взиманием поборов, дани, что вело лишь к ухудшению положения их народов. Феодальная империя Цинов растрачивала авторитет Китая и его влияние в южных странах и не могла рассчитывать на их поддержку, так же как и сама была не в состоянии защитить их. В то же время, оторванные от реального мира, цинские монархи продолжали считать «Поднебесную империю» центром и властелином мира. Защиту от внешней опасности, исходившей прежде всего от западных стран, они пытались найти в строгой изоляции Китая, в стремлении удержать китайский народ в темноте и невежестве, обеспечивавшей его покорность «всемогущему» и «Сыну Неба» и безропотное перенесение жестокой эксплуатации.

Политика Цинов: застой и недовольство народа

Политика Цинов привела страну к застою, разорению и вызвала всеобщее негодование в китайском народе. В конце XVIII в. многие провинции (Хэнань, Хунань, Хубэй, Шэньси, Ганьсу, Сычуань) были охвачены массовыми крестьянскими восстаниями под руководством тайных обществ «Байляньцзяо» («Белый лотос»), «Саньхэхой» («Триада») и др. В начале XIX в. правительственным войскам удалось подавить их, однако устои пинской монархии были поколеблены, и она вступила в полосу глубокого социально-экономического кризиса. Оценивая этот период, известный китайский историк Фан Вэньлань писал: «Классовое и национальное угнетение, переплетаясь, опутало китайский народ сетью жестокой эксплуатации и репрессий. В условиях господства феодальной реакции в Китае долгое время не имелось возможности для сколько-нибудь значительного развития капиталистических отношений. Именно поэтому иностранные капиталисты смогли проникнуть в Китай и, объединившись с господствующими в Китае феодалами, стали еще более жестоко угнетать китайский народ».

Иным было положение Англии, которая, превратившись в могущественную колониальную державу, переживала бурный внутренний подъем. Ее внешнеторговая экспансия на рубеже XVIII и XIX вв. приняла, как отмечал К. Маркс, гигантские размеры.

«Промышленная революция», развернувшаяся в Англии с середины XVIII в., к концу столетия привела к использованию машин во всех важнейших отраслях производства, что сделало ее первой индустриальной державой мира. Успехи промышленности, базировавшейся на дешевом колониальном сырье (хлопок, шелк-сырец и др.), обеспечили быстрый рост английского экспорта.

Дальнейшее расширение колониальных владений Англии в Южной Азии (к 30-м годам XIX в. под властью англичан оказалась почти вся Индия) создало необходимые экономические и военно-стратегические условия для усиления экспансии на Дальнем Востоке.

Нарастание напряженности в отношениях Китая и Англии

Неудача посольства Макартнея не изменила характера поведения англичан в Китае: они по-прежнему пренебрегали китайским законодательством, добивались ликвидации монопольной системы гунхан в торговле с иностранцами. Инциденты, возникшие на данной почве между англичанами и местными властями, выливались в кровавые драки, ранения и убийства китайцев.

При этом, вопреки требованию китайских властей передать виновных англичан для привлечения к судебной ответственности, капитаны судов и английский консул — уполномоченный Ост-Индийской компании отказывались выдавать виновных китайским властям, создавая тем самым остроконфликтную ситуацию. В ряде случаев китайская сторона шла на компромисс, и инциденты исчерпывались уплатой денежного штрафа (до 5 тыс. таэлей за убитого и 1—2 тыс. за раненого), но иногда дело доходило до приостановки торговли и (выдворения английских судов из китайских вод.

Проблема опиума в Китае

Еще более значительным поводом для ухудшения англо-китайских отношений являлось игнорирование английскими торговцами ограничений на экспорт в Китай индийского опиума: в 1798—1800 гг. его среднегодовой объем составлял 4113 ящиков, оцениваемых примерно в 1,5 млн. долл.

Увеличение завоза опиума сопровождалось быстрым распространении оппекурения, принявшим уже в конце XVIII в. угро­жающие размеры. В 1796 г. император Цзяцнь специальным эдиктом подтвердил введенное в 1729 г. запрещение на импорт и курение опиума. В 1800 г. был обнародован новый указ аналогичного содержания. Завоз опиума объявлялся контрабандой, что предполагало его конфискацию (на этот раз не делалось исключения и для ввоза опиума в медицинских целях).

Однако вся эта законодательная активность отнюдь не остановила наплыва опиума в Китай. Подгоняемые жаждой быстрого и легкого обогащения, английские торговцы, используя продажность цинских чиновников, увеличили завоз опиума и Гуанчжоу с 1814 ящиков в 1795 г. до 4575 ящиков в 1800 и 1801 гг.

В первые годы XIX в. «техника» провоза опиума в Гуанчжоу оставалась прежней: английские суда бросали якорь, не заходя в порт; опиум с них на берег, в обход таможенного контроля, доставлялся на джонках. В 1809 г. исчезла необходимость и в этих примитивных уловках. По соглашению с гуанчжоускими властями англичане получили право вводить свои корабли в порт, давая лишь ничего не значащие заверения, что не везут опиума.

Желая уклониться от формальной ответственности за нарушения императорского указа, Ост-Индийская компания в 1813 г. отказалась от своих монопольных прав на продажу опиума в Китае, чем воспользовались многие английские фирмы (иногда выступавшие как индийские). Это придало контрабандной торговле большую маневренность и облегчало сношения с китайскими покупателями.

Опиум — национальное бедствие Китая

В начале XIX в. опиекурение в Китае превратилось в национальное бедствие, угрожавшее нравственному и физическому здоровью народа. Цзнн Сяннань и Хуан Цзюэцзы, авторы труда «О запрещении опиума», писали: «Ныне среди столичных чиновников курильщиками опиума являются 1—2 человека из десяти, среди провинциальных чиновников — 2—3 из десяти, среди писцов и чиновников уголовной и налоговой палат — уже 5—6 из десяти, что же касается мелких чиновников, то среди них курильщиков несметное число».

Прогрессивные люди того времени требовали категорического запрещения продажи опиума. Протесты общественности поддерживались и некоторыми видными сановниками и в конце концов вынудили императора в 1813 г. издать указ, в котором содержалось резкое осуждение чиновников, причастных к опиеторговле: «Во всех морских таможнях, в ‘конечном счете, есть такие чиновники, которые в личных интересах взимают опиумные сборы в серебре, а это в итоге ведет к тому, что подлые люди занимаются барышничеством; можно ли удивляться, что приток этой отравы все больше возрастает».

Растущее в стране возмущение деятельностью контрабандистов и преступным попустительством им цинских властей нашло выражение в широком антиопиумном движении, вылившемся в движение по преимуществу антиевропейское, в первую очередь — антианглийское. Нападения возбужденных юли местных жителей на англичан заканчивались кровавыми побоищами.

Под воздействием антиопиумного движения ввоз этого наркотика в Китай в первые два десятилетия XIX в. почти не увеличился (а 1800—1801 гг. — по 4570 ящиков, а 1810—1811 г. — по 4958 ящиков, в 1820—1821 гг. — по 4244 ящика).

Запрет ввоза и рост цен на опиум

Официальный запрет ввоза опиума стимулировал значительный рост цен на него. Так, если в конце XVIII в. его ящик стоил в Гуанчжоу около 400 долл., то в 1816—1817 гг. — 1100 долл, и в 1820—1821 гг.— 1750 долл. В результате, несмотря на сохранение в течение двух десятилетий объема экспорта опиума практически на одном уровне, выручка европейских фирм от его продажи за этот же период возросла в 3—4 раза. Однако английские оппеторговцы не хотели мириться с приостановкой количественного роста ввоза опиума в Китай и требовали от своего правительства принятия более решительных мор для обеспечения им свободы торговли.

Англия к тому времени уже обладала достаточно прочными позициями в Юго-Восточной Азии и не считала для себя большим риском пойти на дальнейшее обострение отношений с Китаем. Объектом ее колониальной экспансии стали государства, находившиеся в вассальной зависимости от Цинской империи. В результате войны против Непала (1813—1816 гг.) англичане вынудили непальского короля согласиться на присутствие в его столице британского резидента, а южные округа страны были поставлены под контроль Англии. По существу, это означало конец китайского сюзеренитета над Непалом, что, несомненно, было прямым вызовом Китаю. Вслед за тем англичане вторглись в Бирму и аннексировали Ассам. Цинский двор не смог оказать какую-либо поддержку своим вассалам.

Беззастенчиво вели себя англичане и у берегов Китая. В 1814 г. британский фрегат «Дорис» вторгся в устье р. Чжуцзян и захватил там американское торговое судно (Англия в тот момент находилась в состоянии войны с США). Конфликт привел к временному прекращению торговли, которая возобновилась лишь после ухода «Дорис» из китайских вод.

Посольство Амхерста

В начале XIX в. английским правительством была предпринята новая попытка наладить дипломатические связи с Пекином. В феврале 1816 г. в Китай было направлено посольство во главе с бывшим генерал-губернатором Индии лордом Амхерстом. В его состав входили первый (Г. Эл­лис) и второй (Дж. Стаунтон) помощники посла, секретарь посольства (Г. Хэнн), а также ученые-специалисты (Дж. Девис, Т. Маннинг, Р. Моррисон) и обслуживающий персонал. Из Батавии, куда посольство прибыло в июне того же года, Амхерст с попутным американским судном направил в Гуанчжоу управляющему отделением Ост-Индийской компании уведомление о пути следования посольства и его официальных целях (для передачи китайским властям). Амхерст, опасаясь задержки посольства местными китайскими властями, решил не заходить в Гуанчжоу и 21 июня из Батавии направился к Тянь­цзиню.

По поводу предстоящего прибытия посольства Амхерста Цзяцин 22 июня 1816 г. издал специальный указ: «Англия прислала своего варварского чиновника с ходатайством о том, чтобы указанной стране было разрешено прислать к нам посла для принесения дани. В 11-й луне прошлого года посол отправился в путь. С Чжоушаньскнх островов в пров. Чжэцзян он прибудет в столицу империи водным путем, ибо прежде, при поднесении Англией дани, ее послы приезжали именно таким образом. В течение 5-й или 6-й луны этого года послы могут прибыть в Тяньцзинь… Поднесение Англией дани утверждено нами. Вместе с тем, в данный сезон года ветры в океане весьма непостоянны, поэтому мы не можем с точностью знать, в каком именно пункте пристанут даннические корабли этого государства. В связи с этим губернаторам Фуцзяни, Чжэцзяна, Цзянсу и Шаньду­на приказано уведомить власти всех приморских округов и уездов о том, чтобы все они одинаково прилежно разузнали, через какие пункты проходят даннические корабли этого государства. Если посольство будет мирно плыть по морю, то нет необходимости препятствовать ему. Однако если его корабли приблизятся к побережью и бросят якорь, или же посол захочет изменить маршрут и сойдет на сушу в каком-либо месте, кроме Тяньцзиня, ему следует указать, что ныне, после представления варварским чиновником… донесения генерал-губернатору Гуандуна и Гуанен, уже доложенного великому императору, ему, посланнику, разрешено пристать к берегу только в Тяньцзине. Узаконения правящей династии чрезвычайно строги. Послу не разрешается самовольно менять маршрут. Не разрешается также по частным делам приставать к берегам нашей страны. Следует вновь тайно приказать как гражданским, так и военным чиновникам в районах вдоль побережья усилить меры предосторожности, им нельзя допускать ни малейшей нерадивости».

Получив сообщение о продвижении посольских судов по установленному для них маршруту, император поручил сановникам Сулэнъэ и Гуань Хуэю встретить Амхерста как посла, прибывшего «поднести дань», устроить в честь его банкет и в знак благодарности за хороший прием потребовать исполнения церемонии коу-тоу. В императорской инструкции говорилось: «Если посол подчинится правилам нашего церемониала, то Сулэнъэ и Гуань Хуэй должны в тот же день препроводить его в столицу. Если же посол окажется несведущим в церемониале, то им надлежит подать доклад и ожидать указа с дальнейшими инструкциями».

Прибытие посла в Китай

25 июля английские суда вошли в Бохайский залив. Получив разрешение 9 августа, посольство сошло на берег в Тяньцзине. Цинскне сановники уже при первой встрече потребовали от посла исполнения перед ними церемонии коу-тоу, но встретили категорический отказ. Чтобы выиграть время Сулэнъэ и Гуань Хуэй, рассчитывавшие в дальнейшем уговорить Амхерста и тем снискать расположение императора, направили посольство не в Пекин, а в Туичжоу. Задержку приезда посла в столицу они в своих донесениях объясняли незнанием Амхерстом китайского ритуала и неподготовленностью к его выполнению.

После длительных споров и взаимных уступок Амхерст согласился лишь повторить те церемонии, которые были выполнены Макартнеем, причем только в присутствии императора. Цинские сановники, со своей стороны, также ссылались на пример первого английского посла, уверяя, что по протокольным вопросам он принял все предложения китайской стороны. Надеясь, что Амхерст пойдет на дальнейшие уступки, они решили отправить посольство в Пекин, по-прежнему скрывая от императора отказ английского посла выполнить церемонию коу-тоу. Последующий ход событий изложен в указе Цзяцина от 30 августа 1816 г. Сановники, согласно этому документу, доложили императору, что «завтра на аудиенции англичане, несомненно, выполнят ритуал». Когда же Амхерст не явился на прием, они уверяли, что он болен («расстройством желудка», вследствие чего «ослабел»), что «все заместители посла больны и поэтому с аудиенцией лучше подождать до тех пор, пока главный посол не оправится». «Мы никак не ожидали, — говорилось в указе, — что служебные упущения этих тупых сановников могут оказаться такими серьезными. Мы объявили указ об изгнании послов и велели им отправиться обратно в их страну. Мы не наказали их за тяжкую вину. Мы приказали Гуань Хуэю препроводить посольство под охраной в Гуандун, где посадить его на корабли». Об изгнании посольства Амхерста говорилось и в письме Цзяцина в адрес английского принца-регента, составленном в тоне снисходительного высокомерия и заканчивавшемся словами: «Отныне Вам нет нужды посылать так далеко посла, заставляя его переходить через реки и переплывать моря».

После неудачи миссии Амхерста английское правительство вплоть до «опиумных» войн не предпринимало попыток вступить в дипломатические контакты с Пекином.

Китай в первой половине XIX века

В первой половине XIX в. цинский Китай вступил в полосу кризиса и упадка. Под военным давлением европейских держав правящая династия Цин отказалась от политики самоизоляции. Всему миру была продемонстрирована экономическая и политическая отсталость китайского государства. Крестьянская война тайпинов, разразившаяся в 50-х гг., до основания потрясла устои Цинской империи.

Территория и рост населения

На рубеже XVIII — XIX вв. Китай представлял собой огромную империю, в состав которой входили Маньчжурия, Монголия, Тибет и Восточный Туркестан. В вассальной зависимости от династии Цин находились Корея, Вьетнам и Бирма. Более 300 млн человек проживало в этой стране. Население росло так быстро, что через пятьдесят лет оно увеличилось до 400 млн и составило почти треть человечества.


Императорские сады. Пекин. Правители цинского Китая жили в сказочной роскоши, поражавшей воображение европейцев

Обострение социальных противоречий

Стремительный рост населения не сопровождался достаточным увеличением посевных площадей. В густонаселенных районах земли не хватало, что являлось одной из причин социальной напряженности в китайском обществе. Другой причиной были произвол и вымогательство чиновников.

Читайте также:  Город Санья (Китай) - отзывы туристов: положительные и отрицательные

В Китае император считался неограниченным властелином всего государства, «отцом и матерью» всех китайцев. Чиновники, в свою очередь,— «родителями» всего подопечного населения. Родители-управители были настоящими деспотами. Они вершили суд и расправу по собственному произволу. Под разными предлогами вводили косвенные налоги (на чай, соль, табак, рис, хлеб, сахар, мясо, дрова), присваивая себе их значительную часть.

И горе было крестьянину, осмелившемуся обратиться с просьбой о защите к вышестоящей власти. Жалоба все равно возвращалась на рассмотрение к обидчику. Битье плетью было самым распространенным наказанием. «Чиновники империи хуже разбойников» — так отзывался о них один из вождей крестьянского восстания тайпинов.

Первая «опиумная» война

В это время европейцы усилили свое давление на Китай. Они стремились «открыть» страну, чтобы вести с ней ничем не ограниченную торговлю и постепенно превратить ее в свой колониальный придаток.

Наибольшую активность проявляла Англия. Она была даже готова к военным действиям. Но первую брешь в стене китайской самоизоляции пробило не оружие, а наркотик — опиум. История его распространения в Китае весьма драматична и поучительна.

Эту отраву европейцы и раньше поставляли в Китай, расплачиваясь ею за китайские товары. Но в первой трети XIX в. ввоз опиума значительно увеличился. В особенно выгодном положении были английские купцы. Они поставляли наркотик из только что завоеванной Индии. Опиумокурение приобрело в Китае широкие масштабы. Курили правительственные чиновники и солдаты, хозяева мастерских и лавок, курили слуги и женщины, и даже будущие монахи и даосские проповедники. Здоровью нации угрожала серьезная опасность. Кроме того, торговля опиумом способствовала выкачке серебра из Китая, в результате чего финансовое положение страны ухудшилось.

Вред от опиума был столь очевидным, что в 1839 г. китайский император запретил завозить его в страну. Все запасы наркотика, принадлежавшего английским и другим иностранным купцам, были конфискованы и уничтожены. В ответ на эти действия британские войска высадились в портах Китая. Так началась англо-китайская, или первая «опиумная», война 1839—1842 гг. Американский президент назвал войну, которую развязала Англия, справедливой.


В 1843 г. китайский император издал очередной указ о запрещении курения опиума. На картине показано, как жена уничтожает опиумную трубку своего мужа

В ходе войны проявились отрицательные последствия политики самоизоляции. На вооружении китайской армии находились лишь крохотные джонки (лодки) и холодное оружие. Военное командование было слабым и беспомощным. Оно почти ничего не знало о международной обстановке и о стране, с которой воевало. Во время войны один китайский губернатор сделал наконец-то «открытие». Оказывается, колеса пароходов вращают не быки, а машины. Нетрудно догадаться, о чем свидетельствует приведенный факт.


Британский корабль обстреливает китайские джонки

Стоит ли удивляться, что поражения китайских войск следовали одно за другим. Боясь полного разгрома, цинское правительство поспешило капитулировать. По мирному договору Англия добилась для своих подданных права свободной торговли в пяти китайских портах. На английские товары устанавливались низкие таможенные пошлины — не выше 5 %. Китай выплачивал Англии огромную контрибуцию (21 млн лянов) и уступал ей остров Сянган (Гонконг), который только в 1997 г. снова стал китайским. Англичане получали также право не подчиняться китайским законам и суду.

Вслед за Англией подобные договоры с Китаем заключили другие государства Европы. В результате Китай был открыт для иностранного проникновения и вмешательства.

Восстание тайпинов 1850 — 1864 годы

Поражение Китая от «европейских варваров» привело к падению престижа цинской династии и росту антиманьчжурских настроений. Правящей династией были недовольны не только простые китайцы, но и часть помещиков. Военные расходы, контрибуция, выплаченная победителю, оплачивались дополнительными налогами с населения. В особенно трудном положении оказались крестьяне. Многие из них нищенствовали и влачили полуголодное существование. Некоторые бросали свое хозяйство и пополняли ряды разбойной вольницы, которая получила в Китае широкое распространение. Повсюду возникали тайные антиманьчжурские общества, и в воздухе явно запахло грозой.


Китайское представление о европейских захватчиках и борьба с ними

Мощное антифеодальное восстание вспыхнуло летом 1850 г. Оно охватило центральные районы Китая и длилось почти 15 лет. В ходе восстания было создано «государство всеобщего благоденствия» — Тайпинтяньго. Поэтому восставших часто называли тайпинами.

Вождем восстания был Хун Сюцюань — выходец из крестьянской семьи, учитель сельской школы. Находясь под сильным влиянием христианства, он именовал себя младшим братом Иисуса Христа и проповедовал идеи равенства. Он мечтал о создании «мира великого спокойствия» и справедливости. Для достижения этой цели, по его мнению, необходимо свергнуть цинскую династию. Все маньчжуры — даже простолюдины — подлежали истреблению.

В 1851 г. Хун Сюцюань был провозглашен императором тайпинского государства. Он и его сподвижники пытались на практике осуществить идею всеобщего равенства. Принятый ими «Земельный закон» провозглашал совместную обработку земли и уравнительное распределение материальных благ.

Англия и Франция внимательно следили за развитием гражданской войны в Китае. Они решили воспользоваться ею для проникновения в глубь страны. Цинское правительство попыталось противостоять этому. Тогда Англия и Франция перешли к открытой агрессии. Началась вторая «опиумная» война (1856—1860). Осенью 1860 г. англо-французские войска вошли в Пекин, покинутый императором и его вельможами. Европейцы грабили город и истребляли мирное население.

Их особое внимание привлек Летний дворец императора. Это было одно из самых великолепных архитектурных сооружений города. Оно состояло из 200 зданий, заполненных предметами роскоши, произведениями китайского искусства и ремесла. Во время дележа добычи, чтобы всем досталось «поровну», и «по заслугам», европейцы создали комиссию. Специальные подарки были отобраны для английской королевы Виктории и императора Франции. Однако цивилизованного дележа не получилось. Ослепленные блеском богатства и обезумевшие от жадности, солдаты стали грабить дворец. Затем, чтобы скрыть следы варварского грабежа, дворец был сожжен. Место, на котором он стоял, превратилось в пустырь.


Летний дворец в Пекине с мраморным мостиком на переднем плане

Цинское правительство, занятое борьбой с тайпинами, отказалось от продолжения войны с иностранцами. Оно капитулировало, пойдя на новые уступки. Только после этого европейские державы оказали помощь маньчжурским феодалам в безжалостном подавлении тайпинов, которые, в отличие от Цинов, называли иностранцев «братьями», а не «варварами». Тайпинское восстание, во многом схожее с восстаниями Разина и Пугачева в России, окончилось поражением.

Крестьянская война тайпинов была самым продолжительным восстанием в истории Китая. Погибли многие миллионы людей. Значительная часть страны была опустошена и разрушена. Гражданская война предельно ослабила Китай и правящую цинскую династию.

ЭТО ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ

«Иероглиф» в переводе с греческого — «священное письмо». Китайское письмо, использующее иероглифы,— старейшее в мире. Оно возникло в XVIII в. до н. э. Это действительно самое сложное и трудное письмо. Для его понимания прибегнем к такому сравнению. Если нам надо написать, к примеру, слово «человек», то мы с вами напишем букву «ч», потом «е», затем «л» и т. д. А китайцы рисуют символ, обозначающий понятие «человек». Слов в языке много и для каждого нужен значок, т.е. иероглиф. На заре возникновения иероглифов сначала просто рисовали человека с головой, руками, ногами. Однако при быстром письме нет времени вырисовывать все детали человеческого тела. Поэтому через некоторое время рисунок превратился в условное изображение, отдаленно напоминающее своего прародителя.

Использованная литература:
В. С. Кошелев, И.В.Оржеховский, В.И.Синица / Всемирная история Нового времени XIX – нач. XX в., 1998.

Российско-китайские отношения во второй половине XIX века

История российско-китайских отношений насчитывает 400 лет, т.к. Китай является одним из самых «ранних соседей» нашей страны. В обеих странах менялись династии и режимы правления, изменялись баланс силы в мире и система международного сотрудничества. И все эти причины играли очень важную роль во взаимоотношении между Россией и Китаем – были конфликты и противостояния, но также были периоды дружбы и сотрудничества.

Торгово-экономические отношения между обеими странами являлись главным фактором в их развитии, потому что эти двусторонние отношения определялись историческими и географическими факторами. Успехи во внутренней и внешней политики Россия и Китая во многом зависели от состояния их взаимоотношений. И это общее состояние обеих стран обуславливало баланс сил как в Восточной Азии, так и во всем мире в целом, что оказывало большое влияние на развитие международных отношений.

Со второй половины XIX века начинают происходить качественные изменения в российско-китайских отношениях. Для того, чтобыбыстрее решить накопленные проблемы и противоречия с Китаем, Россия быстро активизировала свою политику в сторону империи Цинь. Международная обстановка на Дальнем Востоке объективно способствовала дальнейшему сближению России. Оба государства оказались в состоянии войны с Англией и Францией – державами, которые играли наиболее важную роль в Восточной Азии в середине XIX века. Это и повлияло на активизацию российской политики на Дальнем Востоке, особенно способствовало разрешению вопросов и разногласий, которые касались границ между обоими государствами. Хотелось бы отметить, что формально отношения России и Китая по поводу границы между их государствами можно охарактеризовать как дружественные, но на самом деле эти отношения были не доверительными.

Вторая половина XIX века характеризуется периодом переговоров, подписанием договоров, а также посольств и многочисленных миссий. Завершение феодализма и образование капитализма повлияли на российско-китайские отношения. Несмотря на то что Россия чаще выступала на стороне Запада, ее политический курс весьма отличался от внешней политики колониальных держав. В этот период между Россией и Китаем заключено наибольшее число договоров и актов и других международно-правовых документов. Они решали очень много вопросов, касающихся разграничению никому не принадлежащих территорий, а также устанавливали договорный режим на пересекающихся границах. Так, в 1858 году был заключен Айгуньский договор, который определил границу между Россией и Китаем по реке Амур. А в 1860 году российский дипломат и государственный деятель Игнатьев Н. П. подписал с Китаем Пекинский договор, в котором был установлен последний участок дальневосточной российско-китайской границы – от устья реки Уссури до Японского моря.

Важно отметить, что ученые и историки КНР придерживаются в этом вопросе сугубо противоположной оценки. Договоры между Россией и Цинской империей, заключенные в 1858–1860 гг., рассматриваются ими в контексте заключения неравноправных договоров между Китаем и западными державами. Они считают, что как Айгуньский, так и Пекинский договоры являются «неравноправными, заключенными при таких условиях, когда сильная держава — Россия — в соответствии со своими экономическими потребностями, опираясь на свое политическое и военное превосходство, принудила к несправедливому разграничению слабую сторону — Китай, который оказался в условиях внутренних и внешних затруднений» [6]. И поэтомупрактически во всех публикациях ученых КНР Айгуньский, Тяньцзиньский и Пекинский договоры представляются как неравноправные. В китайских исследованиях утверждается, что по Айгуньскому договору Россия «захватила территорию площадью более 600 000 кв. км», по Пекинскому — «захватила 400 000 кв. км, включая остров Сахалин, а по Тяньцзиньскому трактату добилась тех же прав и привилегий, которыми обладали Англия и Франция» [5].

В свою очередь, российские историки считают, что, хотя Тяньцзиньский трактат и Пекинский договор включали отдельные неравноправные для Китая условия, но в целом положения Пекинского договора о границе не могут считаться неравноправными, поскольку Россия добивалась возвращения земель, захваченных у нее Цинской империей по Нерчинскому договору 1689 года. Е.Л. Беспрозванных делает акцент на том обстоятельстве, что «Россия урегулировала пограничные вопросы с цинским Китаем, не прибегая к угрозам военной силы или иным методам давления, широко практиковавшимся западными колонизаторами при заключении неравноправных договоров с Китаем» [1].

На основе Пекинского договора в 1864 году был заключен Чугучакский протокол, установивший китайскую границу в Центральной и Средней Азии. Этот протокол касался пограничных рек на западном участке границы; в нем было установлено, что берега рек служат пограничной зоной. Пограничными протоколами закреплялось право равного пользования водой приграничных рек.

Окончательное оформление границы на западном участке было произведено Санкт- Петербургским договором, который был подписан 12 февраля 1881 года в Ливадии — летней резиденции российских императоров в Крыму. По этому договору России отходили западная часть Илийского края и долина реки Текес «для поселения на них жителей Илийского края, которые пожелают принять русское подданство» [2].Город Кульджа возвращался Китаю. Однако, в Китае подписание Ливадийского договора было воспринято как факт национального унижения. Цинское правительство отказалось признавать договор, а китайский государственный деятель, который подписал этот договор со стороны Китая – Чун Хоу был снят со всех постов и приговорен к смертной казни, от которой его спасла лишь защита со стороны российского посольства. А.Д. Воскресенский считает, что Чун Хоу попросту сыграл роль «козла отпущения»: «Цинские дипломаты знали, что необходимо вернуть Илийский край, но никто не мог сформулировать конкретные уступки, на которые можно и нужно было пойти для его возвращения» [2]. В результате чего в Китае резко активизировалась группировка сторонников войны против России. Ее лидером был китайский государственный и военный деятель, генерал – Цзо Цзунтан, который возглавлял оборону северо-западной границы Цинской империи. Он перенес свою штаб-квартиру из Ланьчжоу в Хами и даже «захватил с собой гроб, как символ решимости бороться до конца» [5]. Он предполагал направить к границам России 20-тысячное войско. Однако прибытие к китайским берегам эскадры русских боевых кораблей под командованием адмирала С.С. Лесовского остановило цинское правительство, и оно отказалось принять его план.

Таким образом, российско-китайские отношения во второй половинеXIX века можно разделить на несколько этапов.

Первым этапом была середина XIX века. В это время Россия хотела укрепить отношения с Китаем путем переговоров. За этот период Россия заключила с Китаем Айгуньский и Пекинские договоры, а также Тяньцзинский трактат, по которым Россия возвращала свои земли в Приамурье, захваченные у нее Империей Цинь по Нерчинскому договору 1689 года, а также закрепляла за собою земли в Приморье, оставшиеся не разграниченными с конца XVII в.

Второй этап связан с обострением международных отношений в 60-70-е гг. XIX вв. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепитьдружественные отношенияс Китаем и способствовать развитию экономических связей с Империей Цинь. Поэтому российскоеправительство добивалось скорейшей реализации условий договора. Несмотря на различные политические проблемы и разногласия, которые возникали между двумя государствами, связанные с внутренними проблемами и массовыми антиправительственными восстаниями во внутреннем, все же в 60-70-е гг. российско-китайские отношения оставались стабильными. На этом этапе Россия в отношении Империи Цинь придерживалась своей традиционной политики, выражая заинтересованность в сохранении целостности и стабильности Китая.

Читайте также:  Цены в Китае на еду, жилье, бензин, товары и услуги, коммуналку

Третий этап приходится на 80-е – начало 90-х гг. XIX в. В это время возник конфликт с Китаем. Цинское правительствопредъявило претензии на часть побережья залива Посьет, что лишало Россию выхода к границе с Кореей. Несмотря на то, что российское правительство отвергло эти территориальные претензии, отношения между Россией и Китаемоставались стабильными. Данный этап, в результате уступок и согласий с обеих сторон на наиболее важные вопросы того времени, является одним из самых стабильных в истории российско-китайских отношений.

В конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Главным опорным пунктом России в Северной Маньчжурии была столица КВЖД – г. Харбин. Китайцы настойчиво требовали эвакуации или уничтожения города. Однако строители КВЖД отказались оставить свою столицу, сделав ее символом борьбу за российские интересы в северо-восточном Китае. Сохранение этого города играло очень важную роль для России, так как он обеспечивал законность российского присутствия в Китае. И в результате этого, в 1898 г. в Китае вспыхнуло мощное антииностранное восстание ихэтуаней. Основной причиной этого движения стало многолетнее угнетение Китая западными державами и присоединившейся к ним Японией. В ходе восстания на первый план выдвинулось характерное для традиционного китайского общества неприятие всего иностранного. В основе идеологии ихэтуаней лежал своеобразный синтез даосизма, буддизма, конфуцианства и народных верований, умноженные на крайнюю ксенофобию. Ихэтуани боролись против всего иноземного, разрушали железные дороги и телеграфные линии, убивали иностранцев и китайцев-христиан. Западные державы, в том числе и Россия, стремились воспользоваться подавлением «боксерского» восстания в целях укрепления своих позиций в Китае. Поводом для вмешательства России в события, происходившие в Цинской империи, послужили инциденты на русско-китайской границе, спровоцированные участниками движения, а также блокада ихэтуанями и правительственными войсками посольского квартала в Пекине. В июле 1900 г. участились нападения на Китайско-Восточную железную дорогу, осуществлявшиеся как повстанцами, так и китайскими регулярными войсками, что сопровождалось разрушением железнодорожного полотна, мостов и поселков строителей. В августе-сентябре 1900 г. русские войска заняли стратегические пункты вдоль КВЖД и ряд городов Северо-Восточного Китая. В связи с этим, 7 сентября 1901 г. восемь держав, включая Россию, подписали с КитаемЗаключительный протокол, окончательно закрепивший полуколониальный статус Китая. 8 апреля 1902 г. Россия и Китай подписали договор о выводе русскихвойск. Участие России в подавлении восстания ихэтуаней по-разному оценивалось в историографии. В царское время, сразу же после этих событий господствовало представление о том, что русские войска совместно с войсками других держав защищали в Китае основы мировой цивилизации в борьбе со «средневековым безумием».

Хотя отношения между Россией и Китаем имеют длительную историю, формирование в России образа Китая, который имел бы значение для внутриполитических дискуссий, можно отнести лишь к XIX в. К концу XIX – началу XX в. Китай стал для России уже не просто теоретической, но и практической политической проблемой. Честно говоря, военная опасность со стороны Китая,слабого в военном отношении, в то время не считалась реальной. Реальной была боязнь китайского заселения российского Дальнего Востока. Особенно сильны эти опасения были, естественно, на самом Дальнем Востоке, перешедший к России лишь в 1860 г. и к тому же,заселенным значительным числом самовольных переселенцев из Кореи и Китая.

На протяжении всего XIX века Россия не воевала с Китаем и не осуществляла никаких агрессивных действий, в отличие от западных держав. Более того, именно Россия стала посредником в сложных отношениях между Маньчжурским Китаем и европейскими державами. Проводя внешнюю политику на Дальнем Востоке, Россия всегда основывалась на поддержании дружественных взаимоотношений с Китаем. В доказательство этих дружественных отношений есть доклады архимандрита Палладия (глава духовной миссии в Пекине) и Н.Н. Муравьева (генерал – губернатор Восточной Сибири), которые имели постоянные контакты с цинским Китаем на правобережье Амура, свидетельствуют о том, что цинские властиодобрительно относились к тому, чтобы русские к осваивали Амур с целью защиты от нападения Англии и других иностранных государств.

1. Akopyan V.Z., Ermakov V.P., Miljakova L.I. The «local» form of the national and territorial autonomy and the possibility of the application of its experience / Akopyan V.Z., Ermakov V.P., Miljakova L.I. World Applied Sciences Journal. 2013. № 8. С. 22.

2. Sukhovskaya D.N. Characteristics of standardization and classification of hotels for agritourism. Young Science. 2011. Т. 2011. С. 18.

3. Sukhovskaya D.N. Creative XXI century city space formation: social and philosophical aspect. Europaische Fachhochschule. 2013. № 7. С. 45.

4. Sukhovskaya D.N. Sustainable development of rural areas of the North Caucasus Federal District, based on the use of their socio-cultural and natural potential for the development of the agricultural and eco-tourism. Наука и технологии. 2013. Т. 1. С. 224-233.

5. А.П. Горбунов, В.П. Ермаков Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру: материалы IV Междунар. конгр., 21-24 сент. 2004 г. / редкол.: А.П. Горбунов, В.П. Ермаков (отв. Ред.), П.И. Гришанин. Пятигорск, 2004. Том История Северного Кавказа: социально-экономические, национальные и политические процессы.

6. Гончарова Е.Н., Суховская Д.Н., Черкесов О.Д. Риски, связанные с заключением туристских договоров. В сборнике: тенденции и перспективы развития науки XXI века. Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2015. С. 204-206.

7. Суховская Д.Н. Трансформации личности в креативных пространствах в условиях урбанизированной среды современных поселений / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2015. № 2 (53). С. 61-69.

8. Ермакова Л.И. Суховская Д.Н. Креативные пространства поселений: технологии создания современных творческих площадок городов (на русском и английском языках): справочно-информационное пособие / Москва, 2016.

9. Ермакова Л.И., Волкова С.Е. Научное сотрудничество России и Китая: перспективы развития. В сборнике: Роль науки в развитии общества. Сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 76-77.

10. Ермакова Л.И., Гурин М.В., Маринов М.Б. Возможные пути развития коммуникационной сферы китайского информационного полюса. В сборнике: Университетские чтения – 2015. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. 2015. С. 90-103.

11. Ермакова Л.И., Сидорова М.С. К вопросу о многофакторном равновесии между Россией и Китаем / Л.И. Ермакова, М.С. Сидорова // В сборнике: Роль науки в развитии общества сборник Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 95-96.

12. Ермакова Л.И., Хазыкова К.Б. Исторические подходы к исследованию российско-китайских отношений / Л.И. Ермакова, Хазыкова К.Б. // В собрнике: Роль науки в развитии общества сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 98-100.

13. Ермакова Л.И., Хакунова Ж.А. Спорные вопросы в российско-китайских методологических подходах к исследованию двусторонних отношений / Л.И. Ермакова, Ж.А. Хакунова // В сборнике: Роль науки в развитии общества сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 100-102.

14. Каспарян К.В. Российско-британские внешнеполитические отношения и династические связи (конец 30-х гг. XIX в. – начало ХХ в.). // Автореф. дисс… канд. ист. наук. – Ростов-на-Дону, 2010. С. 13.

15. Линец С.И., Ермаков В.П. История политических партий и движений в России / С.И. Линец, В.П. Ермаков // учебное пособие для студентов. Пятигорск, 2008.

16. Суховская Д.Н. Анализ отечественной и зарубежной практики реализации творческих индустрий в условиях современного города / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2014. № 5-1 (44). С. 427-432.

17. Суховская Д.Н. Деструктивное влияние креативных пространств поселений на процессы социализации и самореализации личности и среду ее формирования в условиях глобализации / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2015. № 1-2 (52). С. 100-106.

18. Суховская Д.Н. Концепции и этапы создания и развития креативных культурных площадок в современной городской среде / Д.Н. Суховская. Новый университет. Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2013. № 10 (31). С. 31-34.

19. Суховская Д.Н. Кретивные пространства поселений в российской и зарубежной философской мысли. В сборнике: университетские чтения – 2015. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. 2015. С. 139-143.

20. Суховская Д.Н. Роль концепции креативного города в условиях вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2013. № 9-1 (36). С. 41-49.

21. Суховская Д.Н. Социально-философский анализ креативных структур современного городского поселения // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2015. – Т. 8. – С. 121-125. – URL: https://e-koncept.ru/2015/65026.htm.

22. Суховская Д.Н. Философские проблемы функционирования поселений и их креативных пространств в условиях урбанизированного социума в XXI веке / Д.Н. Суховская. Молодой ученый. 2015. № 7. С. 713-719.

Китай в 19 веке

В начале XIX в. в Китае все отчетливее стали проявляться признаки кризиса, что было обусловлено внутренней политикой Цинской династии. В результате произошел упадок экономики, продолжалось обезземеливания и обнищания крестьян, выросли налоги. Ситуация значительно осложнилась из-за частых неурожаев. Не в лучшем положении были и жители городов, поскольку частные мануфактуры в значительной степени зависели от крупных монопольных объединений, не выдерживая конкуренции с ними. Армия по своей организации и обеспечению существенно уступала вооруженным силам европейских стран.

Китай под властью маньчжуров

В начале XIX в. маньчжуры продолжали придерживаться политики самоизоляции от внешнего мира. Поэтому Китай значительно отставал в своем развитии от Европы и Америки. Впрочем, это не останавливало европейские страны. Их экономика находилась на этапе бурного развития, а потому требовала новых рынков сбыта своих товаров, дешевого сырья и рабочей силы.

Наиболее активную позицию в «открытии» Китая имела английская Ост-Индская компания, которая видела в нем вторую Индию. В 1816 и 1834 годах компания направляла своих представителей в Китай для установления торговых отношений. В результате была достигнута договоренность об увеличении ввоза в Китай опиума из Индии. Объемы его импорта за несколько лет выросли в 20 раз.

Китайские власти неоднократно намеревалась запретить торговлю опиумом, но англичане игнорировали запреты, ведь это приносило им огромные прибыли.

«Опиумные» войны

В 1839 г. в Пекине были разработаны новые правила, предусматривающие суровое наказание как для иностранных, так и для китайских торговцев опиумом. Это стало поводом для объявления Великобританией войны, которую называют «опиумной». Она продолжалась в течение 1839-1842 гг. и закончилась подписанием нанкинского договора — первого неравноправного соглашения между Великобританией и Китаем. По договору китайские власти обязывалась открыть для английских торговцев порты Кантон, Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхай. Также Китай должен был выплатить контрибуцию за уничтоженную партию опиума и восстановить двустороннюю торговлю.

Первая «опиумная» война стала началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в Китае, что привело к закабалению страны европейскими государствами.

Используя ослабление Китая, Англия стала расширять там свои позиции. Это привело к англо-франко-китайской (второй «опиумной») войне, которая длилась в течение 1856-1860 гг. Великобританию в этой войне поддержала Франция.

В конце 1857 г. англо-французские войска захватили и ограбили Кантон, а в начале 1858 — форты Дагу и подступы к г. Тяньцзинь. В июне 1858 года Англия и Франция вынудили Китай подписать Тяньцзиньский договор. Через год Англия и Франция спровоцировали новую грабительскую войну, в результате которой навязали Китаю в 1860 г. Пекинский договор. По нему Китай платил Франции и Великобритании контрибуцию, открывал для иностранцев порт Тяньцзинь, отменял запрет выезда китайцев из страны и позволял иностранным государствам нанимать китайских рабочих.

Восстание тайпинов (1850-1864)

Поражение Китая в первой «опиумной» войне обусловило волну недовольства среди населения. Оно выражалось как в выступлениях против иностранцев, так и против маньчжурской власти. В 1840-х годах по всей стране вспыхнуло более 100 крестьянских восстаний.

В 1851 г. повстанцы — тайпины — провозгласили создание Тайпинского государства, лидер которой Хун Сюцюань (принял христианство) объявил о походе на север с целью захватить столицу — Пекин и установить в Китае справедливое общество. Однако на практике достичь всеобщего равенства не удалось: Хун Сюцюаня провозгласили Небесным князем, который считал себя повелителем не только Китая, но и других государств и народов; его соратникам были присвоены титулы князей Севера, Юга, Востока и Запада. Европейцев тайпины считали братьями по христианской вере и налаживали с ними контакты. В 1853 г. повстанцы захватили г. Нанкин, который был провозглашен Небесной столицей.

К середине 1850-х годов армия повстанцев значительно возросла, была уже достаточно организованной силой и имела большую поддержку среди местного населения. Однако, продвигаясь на север и захватывая новые города, тайпины не закрепляли за собой завоеванные территории. В результате правительственные войска снова возвращали их под свой контроль.

На подконтрольных территориях тайпины пытались провести реформы. Земельная реформа предусматривала перераспределение земли в равных частях для каждого. Объявлялась обязательная трудовая повинность. Была ликвидирована старая армия, определены принципы административной реформы.

Развертывание Тайпинского движения и неспособность правящей династии подавить его вызвали беспокойство европейских стран. Если на начальном этапе они высказались о своем нейтралитете и даже пытались установить дипломатические отношения с Хун Сюцюанем, чтобы получить от него торговые привилегии, то в дальнейшем ситуация изменились. Великобритания и Франция решили воспользоваться ослаблением тайпинов и вмешаться в конфликт. Поводом для войны стали события, связанные с торговым судном «Эрроу», которое находилось в Гуанчжоу.

Продолжением событий стала вторая «опиумная» война. Объединенные англо-французские войска оказали военную помощь Цинской династии, в результате чего восстание тайпинов было подавлено.

Национально-освободительное движение в Китае в конце XIX — начале XX в.

Поражения, понесенные Китаем во франко-китайской войне 1884-1885 гг. и в японо-китайской войне 1894-1895 гг., стали одновременно и крахом его «политики изоляционизма». Китай потерял как подчиненные территории (Корея и Вьетнам), так и часть собственной территории (Тайвань и ряд островов). Также Китай вынужден был открыть возможность проникновения в центральные районы иностранного капитала. Передовые индустриальные страны довольно скоро воспользовались этой возможностью, чтобы разделить страну на сферы влияния.

В Китае в 1890-х годах происходит формирование основных направлений национально-освободительного движения — конституционно-монархическое и революционно-демократическое. Деятели конституционно-монархического (лидер — Кан Ювэй) направления стремились путем либеральных реформ осуществить модернизацию страны, учитывая зарубежный опыт (европейский, японский) в рамках традиционной имперской власти.

Кан Ювэй (1858-1927)
Родился в Кантоне. Изучал мировую историю. Особый интерес вызвала у него Япония. Его книга «Размышления над японским патриотизмом» была попыткой проанализировать причины ее подъема. Он считал, что Япония достигла успехов благодаря патриотизму. Китай, который потерял его, отстал в своем развитии и стал объектом для экспансии. 1898 г. Кан Ювэй и его соратники были назначены советниками императора Гуансюя. В июле-августе 1898 г. они объявили план модернизации страны. Но в результате мятежа, который возглавила императрица Цыси, император был арестован, а Кан Ювэй вынужден был покинуть Китай. Его соратники были схвачены и казнены. Так было покончено с первой попыткой модернизировать Китай.

Революционно-демократическое направление возглавил Сунь Ятсен — китайский политический деятель, основатель антиправительственной организации, ставившей целью свержение монархии и провозглашения республики.

Читайте также:  Получение гражданства Чили для россиян, способы 2020 года

В 1905 г. был создан Китайский объединенный революционный союз, в основу деятельности которого были положены три народных принципа, которые сформулировал Сунь Ятсен:

  • Первый из них — «национализм» — состоял в ликвидации маньчжурской династии, изгнании иностранцев и приходе к власти национального правительства.
  • Второй принцип — «народовластие» — имел целью установления республиканского правления.
  • Третий — «народное благоденствие» — предусматривал постепенную национализацию собственности иностранных граждан.

1907 после поражения ряда восстаний, организованных Союзом, правительство обратилось к Японии с просьбой «выселить из страны штабы китайских революционеров». Сунь Ятсен и руководители Объединенного союза эмигрировали в Ханой, но и оттуда их выгнали по просьбе китайских властей французские колонизаторы, которые также были обеспокоены распространением революционных выступлений в Китае. Сунь Ятсен эмигрировал в США.

Продолжало существовать и традиционное направление национально-освободительного движения — стихийные выступления населения против императорской власти и иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь Китая. Последним значительным стихийным выступлением было восстания ихэтуаней (буквально — «отрядов гармонии и справедливости») в 1899-1901 гг.

Сначала восстание имело поддержку властей Китая, но через некоторое время императрица Цыси перешла на сторону Альянса восьми государств (Великобритания, Франция, США, Россия, Япония, Италия, Германия, Австро-Венгрия), который подавил восстание. В результате Китай попал в еще большую зависимость от иностранных государств, что сказалось на его политическом и экономическом развитии в первой половине XX в.

В связи с подъемом национального движения правящая в Китае маньчжурская династия (императрица Цыси) пошла на некоторые реформы.

В частности, отменялись привилегии дворянства, по европейскому образцу реорганизовывалась армия, унифицировалось денежное обращение, создавались национальные банки и акционерные общества. Значительные изменения произошли в области образования. На 1908 г. количество учеников гимназий и школ с родным языком преподавания превысило 1 млн.

В стране создавались либерально-буржуазные партии и организации. Правительство обещало через 9 лет принять конституцию. Однако смерть императрицы Цыси и императора Гуансюя положили конец реформам. На трон взошел 3-летний Пу И. При нем стали происходить реакционные изменения. Это дало новый толчок к развертыванию революционного движения.

Синьхайская революция

10 октября 1911 г. в Учане началось восстание, руководимое Объединенным союзом. К восставшим присоединился гарнизон Учана, а вскоре — студенты и рабочие-металлурги. Учанское восстание дало начало большой революционной волне, прокатившейся по стране. Власть правительства была свергнута в Ханькоу и Ханьян, в ноябре — в Шанхае. 2 декабря восставшие захватили Нанкин — южную столицу Китая. Практически юг страны отделился от севера.

В то же время на родину из эмиграции вернулся Сунь Ятсен, который заручился финансовой поддержкой Великобритании, Франции, Бельгии. 29 декабря делегаты провинций, которые собрались в Нанкине на конференцию, провозгласили образование Китайской республики. Сунь Ятсен был избран ее временным президентом, 1 января 1912 он принял присягу.

Юань Шикай (1859-1916)

Военный и политический деятель, один из лидеров милитаристских и компрадорских (от лат. — «покупатель») сил, стремились к власти и ставили целью ликвидацию правления маньчжурской династии и реформирования страны. Несмотря на свои либеральные взгляды, пользовался популярностью и авторитетом среди высшего офицерского корпуса, поддержкой у представителей индустриальных государств.

Юань Шикай (в центре) вместе с дипломатами после избрания его президентом

Правящая династия предложила Юань Шикаю стать главнокомандующим вооруженных сил, а затем — премьер-министром. Вскоре он фактически превратился в полновластного диктатора края. 12 февраля Юань Шикай заставил регента от имени 6-летнего императора Пу И подписать акт об отречении от престола. На следующий день Сунь Ятсен подал в отставку с поста президента в пользу Юань Шикая. Нанкинское национальное собрание избрало Шикая президентом. В марте 1912 г. была принята временная Конституция Китайской республики, которую подготовил Сунь Ятсен. В ней закреплялись демократические свободы.

Однако борьба за власть после установления республики не прекратилась. Юань Шикай перенес столицу в Пекин, где он имел более сильные позиции, и начал наступление на демократические силы. В этих условиях Сунь Ятсен в августе 1912 г. на базе Союза и других организаций создает новую партию — Гоминьдан (национальная партия). На выборах в парламент весной 1913 г. эта партия получила большинство, но Юань Шикай, не желая допускать ее к власти, отдал приказ об убийстве Сун Цзаожена, кандидата от Гоминьдана на пост премьер-министра, и разогнал парламент.

В ответ Сунь Ятсен потребовал отставки Юань Шикая и призвал народ к новому выступлению. Началась гражданская война между Югом и Севером. Однако в конце лета революционные войска потерпели поражение. В ноябре 1913 г. Юань Шикай распустил парламент, запретил деятельность Гоминьдана. Сунь Ятсен снова должен был эмигрировать. После роспуска парламента из Конституции были изъяты статьи о демократических свободах. Началась подготовка к реставрации монархии. Но смерть Юань Шикая в июне 1916 г. помешала осуществить задуманное.

Важнейшим итогом революции, вошедшей в историю под названием Синьхайской (Синьхай — название года по китайскому календарю), была ликвидация маньчжурской династии, установления республиканского правления (подробнее об этих событиях можно прочитать в статье Синьхайская революция в Китае 1911-1913 гг.). Но, как и раньше, в стране царили иностранный капитал и помещичье землевладение. Страна оставалась полуколонией великих держав, а после смерти Юань Шикая был похоронены и надежды на единство страны.

Китай в 19 веке

Китай — государство в Восточной и Центральной Азии, одно из древнейших в мире.

Маньчжурское нашествие середине 17 века привело к ликвидации средневековой китайской (ханьской) династии Мин и утверждению новой династии Цин со столицей в Пекине. Ключевые посты в государстве оказались в руках маньчжурской феодальной знати и тех китайцев, которые согласились поддержать захватчиков. К конце 18 века Цинская империя оставалась довольно развитой аграрной страной с весьма продуктивным ремеслом и процветавшей торговлей.

В состав ее обширной территории входили: Маньчжурия — домен завоевателей, 18 собственно китайских (ханьских) провинций, а также зависимые территории — Монголия, Синьцзян и Тибет. Кроме того, большинство соседних государств Срединной империи (или Поднебесной, как называли страну сами жители) находились с ней в вассально-даннических отношениях.

В 1-й половине 19 века среди данников Китая числились Корея, Вьетнам, Бирма, Сиам, Непал, Сикким и Рюкю. Некоторые провинции объединялись в наместничества во главе с вице-королями. С 1756 г. страна была закрыта для иностранных торговцев за исключением порта Макао, где обосновались португальцы. Страны Европы и Северной Америки, переживавшие промышленную революцию, по-прежнему воспринимались маньчжурскими правителями как западные варвары».

На протяжении почти всего 19 века китайское общество оставалось традиционным, представляя собой подобие пирамиды. На самом верху восседал» император (богдыхан), обладавший неограниченной властью. Многочисленные родственники повелителя Китая, сановники и челядь составляли императорский двор. При богдыхане действовали государственная канцелярия, государственный совет, военный совет. Исполнительные функции осуществлялись служащими шести ведомств: чинов, налогов, обрядов, работ, военным и судебным.

Конфуцианская империя строилась на китаецентристской модели государственного устройства во глазе с Сыном Неба (как называли императора), которому божественное Небо предоставило особый мандат (разрешение) на управление страной. Согласно этой концепции все ее жители являлись «детьми императора», а «варвары» были обязаны «трепетать и повиноваться» владыке Поднебесной.

Господствующее положение в государственном аппарате занимали потомки маньчжуров-завоевателей. Ниже стояли т. н. знаменные монголы и китайцы (ханьцы). На следующей ступени помещались т. н. внутренние варвары, т. е. неханьские народности, населявшие значительные территории — уйгуры, казахи, тибетцы, дунгане. В самом низу «пирамиды» располагались племена мяо, и, чжуан и др., считавшиеся «дикими». Наконец, жители стран-вассалов империи Цин традиционно рассматривались в качестве «внешних варваров».

Вооруженные силы цинского Китая состояли из регулярной конницы, пехоты, артиллерии, саперных частей, а также флота. Привилегированное положение занимали т. н. восьмизнаменные войска, расквартированные в столице и крупнейших провинциальных городах. Они состояли из маньчжуров и отчасти монголов. Собственно китайские (ханьские) части были сведены в корпус войск т. н. зеленого знамени.

В империи продолжала действовать средневековая экзаменационная система, которая обеспечивала существование слоя образованных чиновников — шэныни. Идеология правящих классов базировалась на учении древнекитайского философа Конфуция (Кун Фуцзы), обновленном его последователями в 11-12 вв. В то же время широкое распространение получили буддизм (в западных районах — ислам) и местное верование — даосизм.

Социально-экономический строй Китая, сложившийся в 17-18 веках, казался незыблемым. В стране действовала система круговой поруки и взаимной слежки. Цинскими властями был издан свод законов, который содержал подробный перечень преступлений и наказаний. Все попытки европейцев, прежде всего англичан, установить официальные дипломатические отношения с Пекином, «открыв» Китай для продукции первых британских фабрик, оканчивались неудачей (миссии Маккартнея в 1793 г., Амхерста — в 1816 г., Нэпира — в 1834 г.). Однако внутри страны нарастали противоречия, обусловленные неравномерностью хозяйственного развития провинций, неравноправностью национальностей, неравенством социальных групп (крупные землевладельцы, чиновники, крестьяне, городские пролетарии). Первыми симптомами внутреннего ослабления империи явились народные движения под руководством тайных обществ «Белого лотоса» в 1796-1804 гг. и «Небесного разума» в 1813—1814 гг. Серьезным фактором внутренней жизни Китая, несмотря на формальный запрет, с 1820-х гг. стало резкое увеличение масштабов торговли наркотическим веществом — опиумом. Если в 1815-1819 гг. его нелегальный ввоз из Британской Индии и Османской империи составил более 20 тыс. ящиков (по 60 кг каждый), то за 1835-1838 гг. он превысил 140 тыс. ящиков.

Россия и Китай

Со второй половины XIX века начали происходить качественные изменения в системе российско-китайских отношений. Россия, пытаясь резко решить накопившиеся проблемы и противоречия в российско-китайских отношениях, резко активизировала свою политику в отношении Цинской империи. Китай, переживающий глубокий кризис, занял выжидающую позицию.

Международная обстановка на Дальнем Востоке объективно способствовала дальнейшему сближению России с Китаем и решению накопившихся проблем в отношениях между государствами. Оба государства оказались в состоянии войны с Англией и Францией – державами, игравшими наиболее активную роль в Восточной Азии в середине XIX века. Это и повлияло на активизацию политики России на Дальнем Востоке, в частности способствовало разрешению вопросов, касающихся границ между государствами – Россией и Китаем. Между Россией и Китаем шел процесс становления и развития контактов. Вторая половина XIX века – период посольств и миссий, переговоров и соглашений В период второй половины XIX века между Россией и Китаем заключено наибольшее число договоров и других международно-правовых актов. Они решали множество вопросов размежевания ничейных территорий и устанавливали договорный режим на смежных границах. Так, в 1858 году был заключен Айгуньский договор, установивший российско-китайскую границу по реке Амур, а в 1860-м году Пекинский Дополнительный договор, которым определен последний участок дальневосточной российско-китайской границы – от устья реки Уссури до моря (двадцати китайских ли выше впадения реки Тумынцзян в море). На основе Пекинского договора в 1864 году был заключен Чугучакский протокол, установивший китайскую границу в Центральной и Средней Азии.

Окончательное оформление границы на западном участке было произведено Санкт-Петербургским договором 1881 года.

Российско-китайские отношения во второй половине XIX века можно подразделить на несколько этапов.

1) середина XIX века – Россия стремилась укрепить российско-китайские отношения путем переговоров. Одновременно были проведены сплавы по Амуру в не разграниченные между Россией и Китаем земли. За этот период Россия заключила с Китаем Айгуньский, Тяньцзинский и Пекинские договоры, по которым Россия возвращала свои земли в Приамурье, отторгнутые у нее Цинским Китаем по Нерчинскому договору 1689 году и закрепляла за собою земли в Приморье, оставшиеся не разграниченными с конца XVII века.

2) Новый этап российско-китайских отношений связан с обострением международных отношений в 60-70-е года XIX века. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепление добрососедских отношений и развитие экономических связей с цинским Китаем. Поэтому русское правительство добивалось скорейшей реализации условий договора. В 60-70-е года российско-китайские отношения были стабильными. Различные политические вопросы и проблемы, возникавшие между двумя странами, были связаны с внутренними проблемами Китая, с массовыми антиправительственными восстаниями во внутреннем Китае и в Синьцзяне. На данном этапе Россия в отношении Цинской империи придерживалась своей традиционной политики, выражая заинтересованность в сохранении единства и стабильности Китая. При этом Петербург старался проводить осторожную и сдержанную политику, а пограничные проблемы по большей части решались на местном уровне.

3) 80-е – начало 90-х годов XIX века. В данное время возник конфликт с Китаем в связи с предъявлением претензий цинского правительства на часть побережья залива Посьет, что лишало Россию выхода к границе с Кореей. Русское правительство отвергло эти территориальные претензии, несмотря на это российско-китайские отношения переживали период стабильности.

Это новый этап в системе размежевания границ и развития двусторонних отношений. Данный период, в результате уступок с обеих сторон на наиболее важные вопросы того времени, является одним из самых стабильных в истории российско-китайских отношений.

В конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Масштабы, уровень, перспективы, формы и методы российской экспансии в Северо-Восточном Китае создали предпосылки к вызреванию в этом регионе самого тяжелого в истории двусторонних отношений комплекса проблем и противоречийРоссия не приняла участие во внутренней борьбе (1851г. – крестьянская война в Китае) и не пользовалась привилегиями, полученными западными странами в торговых портах, а двухвековая российско-китайская приграничная торговля, проводимая на равноправных условиях, а также отказ от участия демарше против Китая западных держав. Благодаря всем этим моментам отношение к России со стороны китайской общественности было благоприятным.

Вместе с тем военно-политическое отношения России и Китая в середине XIX века не получили фактически никакого реального развития, несмотря на стремление российской стороны их наладить и укрепить. Российская сторона не имела сил и возможности противодействовать влиянию западных держав в Китае и фактически «уступила» им Китай, в том числе и как перспективный рынок сбыта оружия. Военно-политическое и дипломатическое доминирование западных государств, прежде всего Англии, в Китае было полнейшим.

С другой стороны, несмотря на неудачи в развитии каких бы то ни было форм сотрудничества с Китаем в военно-политической области, Россия на протяжении всего XIX века не оказывалась с Китаем в состоянии войны и, в отличие от западных держав, не совершала никаких агрессивных действий в отношении слабого и беззащитного соседа. Более того, именно Россия взяла на себя роль посредника в трудных взаимоотношениях Маньчжурского Китая и европейских держав. Внешняя политика России на Дальнем Востоке всегда исходила из необходимости поддержания дружественных отношений с Китаем.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Ссылка на основную публикацию