Торговля и взаимоотношения между Китаем и Англией в 40-х годах XIX века

Торговля между Китаем и Англией в 40-х годах XIX века

Односторонние привилегии и льготы, приобретенные Великобританией на основе Нанкинского договора (не говоря уже о молчаливом согласии цинских властей на нелегальный ввоз опиума), ставили английскую торговлю в Китае в исключительно благоприятные условия.

Ввоз британских товаров в Китай

Создание системы открытых портов и установление новых таможенных пошлин серьезно стимулировало британский ввоз. К середине 40-х годов по сравнению с довоенным периодом он практически удвоился (с 1 — 1,2 млн. фунтов стерлингов до 2,25 млн. фунтов стерлингов.

Среди статей легального экспорта на первом месте по-прежнему оставались шерстяные и хлопчатобумажные ткани, завоз которых в рассматриваемый период резко вырос (в тысячах фунтов стерлингов).

В то же время экспорт индийского хлопка, максимальный объем которого достигал 150—170 тысяч фунтов стерлингов, постепенно уменьшался из-за низких цен на китайском рынке и конкуренции изделий английской хлопчатобумажной промышленности.

Наибольшие же доходы давал англичанам значительно возросший контрабандный ввоз опиума (в ящиках). Получаемая при этом выручка (до 13,8 млн. кит. долл. — 3,3 млн. ф. ст.) значительно превосходила стоимость годового легального британского экспорта в Китай (до 11,2 млн. кит. долл. — 2,7 млн. ф. ст.). Поступления от продажи опиума намного (до 11 млн. кит. долл.) перекрывали стоимость закупаемых англичанами в Китае чая и шелка. Британские власти в Индии, как отмечал К. Маркс, получали от вывоза опиума в Китай 1/7 часть своих доходов.

Отношение к торговле опиумом британского правительства вызывало острую критику английской общественности, особенно миссионеров, подчеркивавших, что «опиекурение серьезно препятствует их усилиям убедить китайцев признать правду христианства», и требовавших на этом основании запрещения ввоза в Китай опиума английскими фирмами. В Великобритании был образован специальный комитет во главе с лордом Шафтборн, представивший правительству доклад о вредных последствиях торговли опиумом для Англии.

Однако такого рода филантропия не оказала влияния на британскую «опиумную политику», «не претерпевшую изменений со времен двух Эллиотов и сэра Г. Поттингера до времен лорда Эльджина (в период между первой и второй «опиумными» войнами. — М. С .)». Лондон, отказываясь запретить опиеторговлю Ост-Индийской компании, оправдывался тем, что подобный запрет будет неэффективным, поскольку опиум производится не только в Индии, но и в других странах (в Турции, Иране), опиеторговцы легко могут воспользоваться для транспортировки своего товара в Китай неанглийскими судами (реально подавляющая часть опиума доставлялась в Китай на британских кораблях), а цинское правительство не в силах воспрепятствовать ввозу в страну наркотика, ибо местные власти всячески покровительствуют контрабанде. Из всего этого делался вывод, что единственным «разумным» выходом для китайской администрации является «легализация ввоза опиума». Подобная позиция правительства Великобритании развязывала руки английским опиеторговцам.

Вывоз китайских товаров в Великобританию

В Англии спрос па китайские товары продолжал возрастать, и таможенные поступления от их ввоза являлись важной статьей доходов казначейства. Особое значение имел чай. Общая сумма таможенных пошлин па него в 1840 г. составила 4 млн., а в 1846 г. — 5 млн. ф. ст. Из общего среднегодового потребления китайского чая в 40-е годы 72250 тыс. фунтов на долю Великобритании приходилось 52 млн. фунтов (т. с. 72%), России — 10 млн., США — 7 млн., прочих стран — 3250 тыс. фунтов.

После «открытия» Шанхая значительно увеличился импорт в Англию китайского шелка-сырца, являвшегося для британской текстильной промышленности «самым дешевым, наиболее подходящим и легко доставляемым» сырьем.

Изменения во взаимоотношениях Китая и Анг­лии

В течение первой половины XIX в. во взаимоотношениях Анг­лии и Китая произошли коренные изменения. Превратившись в первую индустриальную, торговую и колониальную державу мира, Великобритания, продолжая укреплять и расширять свои позиции в Азии, перешла к открытой агрессии против феодальной Цинской империи, вступившей в полосу упадка. Под натиском англичан Цины потеряли свой сюзеренитет над Непалом и Бирмой. В обстановке изменения не в пользу Китая соотношения сил обнаружилось полное невежество и неспособность маньчжурских правительственных кругов управлять многонациональным Китаем. Свое деспотическое господство они пытались сохранить путем консервации отсталых феодальных отношений и изоляции китайского народа от воздействия передовых политических идей и мирового экономического прогресса. В то же время пинские правители по-прежнему проявляли высокомерие и неуважение к иностранным государствам. Все это и обусловило их поражение в первой «опиумной» войне. Пинские правители побоялись привлечь народ к вооруженной борьбе против немногочисленных войск интервентов и дали англичанам возможность добиться легкой победы и навязать Китаю унизительные условия мира.

Насильственный прорыв изоляции Китая положил начало глубокому социальному и политическому кризису феодальной Цинской империи. «Полная изоляция, — писал К. Маркс, — была первым условием сохранения старого Китая. Когда же этой изоляции при содействии Англии был насильственно положен конец, разложение должно было наступить так же неизбежно, как неизбежно разложение тщательно сохраненной в герметически закрытом гробу мумии, лишь только к ней получит доступ свежий воздух».

Заключение неравноправного Нанкинского договора явилось прологом ко всей последующей внешней политике Цинов, суть которой состояла в том, чтобы территориальными, экономическими и политическими уступками откупаться от капиталистических государств и заручаться их поддержкой в борьбе с прогрессивными движениями внутри страны во имя сохранения устоев феодальной монархии. Подобный внешнеполитический курс предопределял зависимый характер внешних сношений Китая с Англией и другими капиталистическими странам и приводил к дальнейшему отчуждению цинских властей от китайского народа. Его борьба за свержение антинациональной пинской монархии стала определяющей в дальнейшем развитии Китая.

Англия, насильственно «открыв двери» Китая, существенно укрепила там позиции не только своего, но и международного капитала. Вслед за Англией Пекин подписал договоры с США (3 июля 1844 г.) и Францией (24 октября 1844 г.), которые по принципу наибольшего благоприятствования смогли воспользоваться всеми теми односторонними льготами и привилегиями, которые предусматривались англо-китайским Нанкинским договором.

Тем не менее в рассматриваемый период Великобритания сумела обеспечить себе в Китае ведущее положение. Из 219 иностранных фирм, действовавших в 1855 г. в Гонконге и пяти открытых портах, 111 были английскими и 45 индийскими (большая часть из них контролировалась англичанами), США же представляли лишь 23, Германию — 7, Францию — 6 фирм. Свыше 60% торговых операций в этих портах приходилось на британские компании, из 300 иностранных морских судов, занимавшихся внешнеторговыми перевозками в китайских водах в 40-х годах, более 2/3 принадлежало англичанам.

При всем этом нерешенным оставался весьма важный вопрос — нормализация межгосударственных отношений, установление постоянных посольских связей. Великобритания не получила права иметь своего посла в Пекине, и Северный Китай оставался для английских торговцев закрытым районом. И самое главное — добившись (капитуляции цинских властей, Англия столкнулась с нарастающим общенациональным сопротивлением вторжению иностранного капитала. «Открыв» ему «двери», «опиумная» война положила начало столетней антиимпериалистической борьбе китайского народа.

I. Торговая политика и финансы Англии в начале XIX в. Прив. — доц. И. М. Кулишера

I. Торговая политика и финансы Англии в начале XIX в.

Прив. — доц. И. М. Кулишера

Таким образом производство, благодаря новым изобретениям, быстро возрастало, напротив, внешний рынок сокращался; обнаруживалось перепроизводство, переполнение внутреннего рынка. Этими обстоятельствами обусловливается торговая политика Англии в период 1793–1812 годов. Она выражается в поисках новых рынков, в стремлении расширить свой сбыт во что бы то ни стало путем приобретения новых колоний. Во всех частях света Англия старается увеличить свои колониальные владения, делая это не только на счет Франции и ее союзников, но и за счет нейтральных держав.

Центром английских колоний была Индия; Бонапарт правильно понял, что, взявши Индию, он нанесет Англии смертельный удар. И сила англичан в Индии во время войн с Францией выросла еще более. То, что сделано было в предшествующие десятилетия Клайвом, Уоррен-Гастингсом и Корнуэльсом, продолжал в 1798–1805 гг. маркиз Уэльсли. Он поставил себе целью сделать Англию первой державой в Индии, и достиг этой цели; вместе с Клайвом он является создателем Британской империи в Ост-Индии. Весь южный и восточный Декан был им завоеван и таким образом была установлена связь между английскими владениями на Малабарском и на Коромандельском берегу и связь между Деканом и Бенгалией. Завоевана была и область по Гангу и к северо-западу от него, в том числе Дели — владения великого могола; власть последнего кончалась у стен его дворца. Еще в начале 90-х годов велико было влияние французов в среднем и южном Декане; один из султанов, Типу, прямо называл себя в эпоху революции «гражданином Типу». Это влияние было уничтожено англичанами; в начале XIX века Франция в Ост-Индии была совершенно убита в политическом отношении.

Но еще большие убытки нанесла ей Англия в Вест-Индии, где находились главные колониальные владения Франции. Тринадад и часть Гвианы англичане захватили уже в конце 90-х годов и получили их по Амиенскому миру 1802 г. Затем они отняли у французов Тобаго и С. Луциа, которые закреплены были за англичанами первым парижским миром 1815 года. Таким образом и в Вест-Индии Англия стала наиболее могущественной державой.

Уже в 1795 и 1796 году Англия захватила ряд нидерландских колоний — Капланд, Малакку, Цейлон, Молукские острова; после уничтожения французского флота в 1798 году в битве при Абукире она оказалась владычицей Средиземного моря; в следующем году султан Типу в Декане, столь преданный французам, лишился и трона, и жизни. Эти действия Англии производили огромное впечатление на Европу: свой торговый флот, писал Шиллер, Англия, подобно полипу, распространяет во все стороны, страну свободной Амфитриты она намерена запереть как свой собственный дом. При заключении Амиенского мира в 1802 г. Англия довольствовалась немногим — Тринидадом и Цейлоном, вернув Франции и Нидерландам все остальные завоеванные ей колонии. Затем последовал захват Мальты и новая война с Францией, завоевание ряда Антильских островов, значительной части Индии, нидерландской Гвианы и в 1805 году уничтожение французско-испанского флота при Трафальгаре, после чего власть Англии на море была крепко и прочно установлена.

Георг IV (Муз. Щукина)

Таким образом Англии удалось во всех частях света приобрести новые владения и тем самым новые рынки для своих товаров. За двенадцатилетний период войн 1793–1805 гг. привоз Англии увеличился с 17 до 27 милл. фунт. ст., т. е. на 60 проц., и еще более повысился вывоз за это время: с 18 до 30? милл. фунт. ст. Возрастание торговых оборотов приходилось, главным образом, на долю торговли с заокеанскими странами, было вызвано торговлей с вновь завоеванными колониями. Но все же во внешней торговле Англии важную роль играла торговля с европейскими странами: последняя составляла в 1805 году около 45 проц. всей английской торговли. Этой торговле был нанесен сильный удар декретами Наполеона, устанавливавшими континентальную систему[22]. Не следует, конечно, предполагать, что эти постановления выполнялись в точности, и что английские товары совершенно не проникали на континент Европы. Еще раньше, в 1793, 1796 и 1798 гг., во Франции были изданы однородные запрещения относительно английских товаров и судов, а также судов нейтральных государств, посетивших английские порты. И все же в 90-х годах французские магазины в большом количестве пополнялись английскими товарами; последние привозились во Францию под именем товаров, происходящих из других стран. Точно так же и после объявления континентальной системы контрабандный ввоз английских и колониальных товаров на континенты был весьма значителен. В особенности эти товары «свозились в русские порты, северные (преимущественно Архангельск) и южные, чтоб чрез русские сухопутные границы проникать в Пруссию, Австрию, Германию и далее, вплоть до Франции» (И. И. Кауфман. «Серебряный рубль в России», стр. 191).

Но в то же время нельзя отрицать, что континентальная система была для Англии и ее колоний гораздо опаснее прежних мероприятий, так как она относилась не к одной лишь Франции, но и к ряду других европейских государств, следовательно, стесняла торговлю Англии со всеми этими странами. Она вызвала в Англии новый тяжелый торгово-промышленный кризис 1810 года и заставила ее продолжать свою политику расширения колониальных владений, чтобы наверстать в торговле с заокеанскими странами то, что она теряла на стеснениях торговли с Европой. И когда в 1815 году был заключен парижский мир, Англия оказалась владычицей всех морей и чуть ли не единственной крупной колониальной державой: значение в этой области не только Франции, но и Нидерландов было уничтожено. Цейлон, Капланд и часть Гвианы были отняты у Нидерландов. Присоединив к Гибралтару Мальту, Англия могла захватить в свои руки торговлю на Средиземном море, а остров Маврикия и Капланд явились для нее удобными этапами на пути в завоеванную ей Индию.

Торговая и колониальная политика Англии 1794–1812 гг. обусловливалась, однако, не одной лишь необходимостью в приискании новых рынков для продуктов вновь возникшей фабричной промышленности, но и соображениями финансового характера. Расходы правительства в эту эпоху, вследствие ведения войн и выдачи денежных сумм союзникам для того, чтобы они могли продолжать борьбу с Францией, достигли огромных, совершенно неслыханных размеров. Добыть необходимые для этого средства можно было лишь в стране богатой, лишь при условии вырастания народного капитала и народного дохода, при успешном развитии торговли, промышленности и мореплавания. Таким образом торговая политика Англии в эпоху войн с Францией находится в теснейшей связи с ее финансами.

Насколько велики были военные расходы Англии в этот период, каких необычайных размеров они достигали, можно усмотреть из того факта, что расходы по всем войнам, которые Англия вела до 1793 года и после 1815 года (считая с 1688 по 1890 г.) вместе составляли лишь 461 миллион ф. ст., тогда как военные расходы 1793–1815 гг. равнялись 695 миллионам ф. ст. (около 4? миллиардов рублей), т. е. последние были больше на 234 миллиона, или на 50 проц. Следовательно, военные расходы Англии за небольшой период войн с Францией во время революции и Наполеона были в полтора раза более расходов ее, произведенных на все остальные войны, которые Англия вела в течение XVIII и XIX столетий. Если же возьмем случаи особенно крупных военных расходов в других странах и сопоставим их с расходами Англии в 1793–1815 годах, то и тогда последние окажутся чрезвычайно крупными. Так, чрезвычайные расходы Соединенных Штатов Северной Америки во время войны за отмену рабства в 1860-х годах простирались до 3 миллиардов рублей, а чрезвычайные расходы Франции во время войны с Германией в 1870-х годах, включая уплаченную Германии контрибуцию, составляли 2 миллиарда рублей, так что каждая из этих стран израсходовала значительно меньше, чем Англия на войны 1793–1815 гг. (около 4? миллиардов руб.).

Как же покрывались эти огромные расходы? Двумя способами — заключением государственных займов и введением новых налогов. До половины XVIII ст. Англия весьма умеренно пользовалась кредитом; к заключению займов прибегала мало и старалась при всякой возможности погашать произведенные ранее займы. Напротив, во второй половине этого столетия государственный долг Англии быстро растет и в 1786 г. он достигает огромной, неслыханной для того времени цифры в 240 милл. ф. ст. Такое увеличение задолженности государства возбуждало опасения с разных сторон. В Амстердаме во время войны Англии с американскими колониями возникал вопрос о том, долго ли еще Англия в состоянии будет платить проценты по своим долгам; а в восьмидесятых годах XVIII века один английский писатель утверждал, что либо нация должна уничтожить свои долги, либо долги уничтожат ее. Между тем, государственный долг в 240 милл. ф. ст., существовавший в 1786 году, вызывавший такие опасения современников, является совершенно ничтожным по сравнению с теми займами, которые были заключены Англией во время революционных и наполеоновских войн.

Последствием этих займов было то, что долг Англии составлял в 1816 году 800 милл. ф. ст., т. е. в течение 30 лет он увеличился в 3–3? раза. Однако, современники этого колоссального роста долгов уже гораздо менее отрицательно относились к этому явлению, чем их предшественники к несравненно более медленному увеличению долга в предшествующий период. Джон Синклэр находил займы необходимыми для государства, заключение их считал показателем богатства и доверия населения к правительственной власти. Нельзя отрицать, говорит он, благотворное значение государственного кредита во время ведения справедливой и необходимой войны; кредит является главным преимуществом Англии по сравнению с Францией и другими странами Европы; он составляет золотую жилу для Англии.

Питт (Из колл. В. М. Соболевского)

В самом деле, этот огромный долг свидетельствовал и о богатстве английского населения и о доверии его к государству. Никакое другое государство ни в те времена, ни еще долго впоследствии не могло бы добыть кредита в столь широких размерах; оно не получило бы его ни у своих подданных, ни за границей. Только Англия уже в конце XVIII века располагала столь крупными свободными капиталами, только ее население настолько верило в прочность и солидность финансов государства, что готово было отдавать в его распоряжение все свои сбережения. И в то же время без этих займов Англия не в состоянии была бы продолжать войны с Францией и осуществлять свою колониальную политику.

Читайте также:  Получение гражданства Чили для россиян, способы 2020 года

Но для покрытия военных расходов необходимы были и другие источники; одними займами нельзя было ограничиться. Критики Вилльяма Питта, стоявшего тогда во главе финансового управления Англии, поступали весьма несправедливо, осуждая его за увлечение займами. Они упрекали его за недостаточное пользованье налогами, как способом покрытия чрезвычайных военных расходов. На самом деле Питт вполне сознавал, что нельзя все чрезвычайные расходы перемещать на другие поколения, нельзя покрывать их исключительно путем займов, которые придется уплачивать и по которым необходимо будет платить проценты впоследствии, детям и внукам населения, заключившего заем. Часть чрезвычайных расходов, говорил Питт, должна быть немедленно покрыта налогами, собранными в том же году, когда расходы производятся.

Однако, проектируя новые налоги, Питт находился в весьма затруднительном положении. Низшие классы населения, классы, жившие трудом, были сильно обременены всякого рода налогами: таможенными пошлинами, уплачиваемыми при ввозе иностранных товаров в Англию, и еще более внутренними акцизами — налогами на всевозможные предметы; облагалось пиво и вино, соль, табак, крахмал, мыло, кожи, материи, стекло, свечи и многое другое. В виду этого, Питт сделал попытку распространить обложение на имущие классы — на денежную и поземельную аристократию путем установления налогов на роскошь. Так, в 1784 году он ввел налог на лошадей, беговых, верховых и упряжных, в 1785 г. налог на перчатки, в 1795 на лиц, употребляющих пудру для волос. В следующем году к этому присоединен был налог на собак и налог на шляпы и часы, а в 1798 г. налог на право выставлять свой герб на экипажах и в иных местах. Однако все эти нововведения вызывали среди высших классов населения большое неудовольствие; последние считали себя неподлежащими обложению, находили, что налоги на них не могут распространяться и поэтому протестовали против новых законов. С введением, напр., налога на пудру, герцог Норфолькский, один из богатейших аристократов Англии, перестал, вопреки обычаю, пудриться и запретил это делать своим слугам, желая этим выразить протест против нового налога; герцог Бедфордский, наоборот, приказал пудрить хвосты своим лошадям для его осмеяния. А инициатора налога на собак, члена парламента Дента, противники этого налога прозвали Dog — Dent.

Однако главным недостатком этих налогов являлась их незначительная доходность; многие налоги давали всего по нескольку десятков тысяч или даже по нескольку тысяч ф. ст. в год. Нужно было искать других, более выгодных источников, привести обложение в связь с платежеспособностью отдельных лиц. Это могло быть достигнуто путем установления подоходного обложения, т. е. налога, взимаемого с каждого в зависимости от размеров получаемого им годового дохода. Но в те времена подоходное обложение еще было неизвестно, и Питт не решался на введение такого совершенно нового налога, который вызвал бы, несомненно, самые решительные протесты. Он пытался соразмерить налог с платежеспособностью населения иным способом: не устанавливая нового налога, он повысил лишь оклады налогов на роскошь, соразмерно доходам каждого плательщика. Именно, согласно закону 1798 г., лица, уплачивающие налоги на мужскую прислугу, на кареты, на лошадей, должны платить добавочный налог. Если общая сумма этих уплачиваемых ими налогов ниже 25 ф. ст., то добавочный налог равняется их тройному размеру, если эта сумма 25–30 ф. ст., то добавочный налог взимается в 3? размере ее, если сумма обложения составляет 30–40 ф. ст., добавочный налог устанавливается в 4 — кратном ее размере и, наконец, при 50 ф. ст. и выше — в 5 — кратном размере. Подобным же образом уплачиваются дополнительные налоги теми, кто платил налог на дома, окна, собак, часы. К этому присоединялись, однако, весьма важные дополнительные правила, исходящие уже из размеров дохода каждого плательщика. Добавочные налоги не должны падать на классы несостоятельные; поэтому они не должны вовсе взиматься с лиц, имеющих менее 60 ф. ст. годового дохода. Далее для лиц с доходом свыше 60 ф. ст. они не должны превышать известной части дохода. При доходе в 60–65 ф. ст. добавочные налоги не должны превосходить 1/120 дохода, при доходе в 65–70 ф. ст. они не должны быть более 1/95 дохода, при доходе в 95–100 ф. ст. они не должны превышать 1/45 дохода и т. д., наконец при доходе в 200 и более ф. ст. они не могут превосходить 1/10 дохода данного лица. Очевидно, для того, чтобы определить, превышает ли добавочный налог известную часть дохода или нет, необходимо установить размер этого дохода. Поэтому каждый плательщик, находящий, что он чрезмерно обложен, т. е. что добавочные налоги превышают установленную законом пропорцию, имеет право заявить об этом, указывая размер своего дохода, за своей подписью и за подписью двух свидетелей, а по требованию податных органов, он обязан подтвердить свое заявление присягой.

Смерть Питта (совр. карик.)

Таким образом, исходя из добавочных налогов на предметы роскоши, Питт все же имел в виду обложить личный доход плательщика, установить подоходное обложение. В 1803 году была произведена реформа этого налога, при чем добавочные налоги на роскошь были отменены и остались лишь предельные нормы обложения. В то время, как прежде при доходе в 60–65 ф. ст. добавочные налоги не должны были превышать 1/120 дохода, при доходе в 65–70 ф. 1/95 дохода и т. д., теперь было прямо установлено, что налог составляет в первом случае 1/120, а во втором — 1/95 дохода и т. д., а при доходе в 200 ф. ст. и более налог равняется 1/10 всего дохода плательщика. Таким образом получился уже подоходный налог в чистой форме.

Конечно, и в своей первоначальной форме, в виде надбавок к налогам на роскошь, а тем более в измененном виде он встретил сильную вражду и при обсуждении закона в парламенте и при введении его в действие. Возражавшие Питту депутаты заявляли, что этот налог «разрушит частную филантропию и лишит родителей возможности воспитывать детей». «Едва ли Питт осмелится, — говорили они, — после проведения своего билля гулять по улицам и считать те разрушения, которые причинит его билль, так как многие дома останутся тогда пустыми». Ораторы возражали против этого «нового, необыкновенного, инквизиторского налога», ссылаясь на то, что в Англии прежде никогда не встречался такой налог. Особенно же они подчеркивали то обстоятельство, что он «уничтожит и смешает классы общества: никакой акт французской Директории не сделал так много, чтобы стереть все общественные различия, как сделает эта мера».

И среди населения новый налог вызвал сильные протесты. В петициях, поданных в парламент, его называли противоречащим свободному духу конституции, унизительным для английских подданных; говорили, что он вмешивается в частную жизнь, заставляет граждан скрывать свои доходы. Это недоброжелательное отношение к налогу со стороны населения заставило правительство изменить его немедленно по окончании войн с Наполеоном, в 1816 году. Даже документы и книги, в которых находились записи обложения, были, по постановлению парламента, сожжены, чтобы ничего не осталось от этого ненавистного налога.

На костре погибли документы подоходного налога; но самая идея не погибла, ее нельзя было уничтожить. Когда в 40-х годах XIX века снова оказалось недостаточно поступлений от налогов, когда вновь финансы потребовали этого, англичане опять обратились к подоходному налогу. Учрежденный в 40-х годах подоходный налог, существующий в своих главных основаниях и до сих пор, был построен по типу того первого налога, который был создан Питтом. И теперь еще в английском подоходном обложении мы можем ясно различить элементы первого налога, появившегося в эпоху войн с революцией и Наполеоном. Таким образом нужда в средствах, вызванная войнами 1794–1812 гг. произвела на свет новую, наиболее справедливую форму обложения — подоходный налог, создала ее не для одной только Англии, но и для всего прочего цивилизованного мира.

Политическое кафе (совр. грав.)

Российско-китайские отношения во второй половине XIX века

Дата публикации: 01.01.2017 2017-01-01

Статья просмотрена: 4612 раз

Библиографическое описание:

Громов Р. М., Ворожцова А. С. Российско-китайские отношения во второй половине XIX века // Молодой ученый. — 2016. — №30. — С. 347-349. — URL https://moluch.ru/archive/134/37705/ (дата обращения: 25.02.2020).

Ключевые слова: российско-китайские отношения, фашизм, Великая Отечественная война,СССР, «Большая земля»

История российско-китайских отношений насчитывает уже более 400 лет, по причине близкого географического расположения стран. Она наполнена как конфликтами, так и периодами сотрудничества.

Главным фактором в развитии двух стран всегда являлись их торгово-экономические отношения. От состояния взаимоотношений России и Китая зависели и их успехи во внутренней и внешней политике.

Вторая половина XIX века это период качественных изменений в российско-китайских отношениях, причинами которых являлись внутренние изменения и реформы Российского государства. Это время подписания договоров, переговоров и посольств.

Россия стремилась как можно быстрее активизировать свою политику в отношении династии Цинь и разрешить все противоречия и конфликты с Китаем. Оба государства оказались в состоянии войны с Францией и Англией. Надо отметить, что это способствовало формированию дружественных отношений между Россией и Китаем, а также разрешению вопроса касаемо границ между двумя государствами. Однако назвать доверительными взаимоотношения двух стран было нельзя.

Образование капитализма и завершение феодализма также повлияли на российско-китайские отношения. Россия часто выступала на стороне Запада, хотя ее политический курс сильно отличался от внешней политики колониальных держав. В этот период между Россией и Китаем было заключено наибольшее количество договоров и актов. Например, Айгуньский договор или Тяньцзиньский трактат.

Айгуньский договор 1858 года был подписан 16(28) мая в городе Айгуни, уполномоченным со стороны Российского государства — Н. Н. Муравьевым и со стороны Цинского Китая Хэйлунцзянским главнокомандующим — И. Шанем. Айгуньский договор заключался по взаимному согласию двух государств, ради взаимной дружбы их народов и пользы. По данному договору левый берег реки Амур от реки Аргуни до устья юридически принадлежал России. Правый же берег реки Амур до реки Уссури закреплялся за Китаем. Передвижение по реке Амур, Сунгари и Уссури было разрешено только для русских и китайских судов. Также разрешалась взаимная торговля между двумя народами, проживших по берегам данных рек.

Тяньцзиньский трактат был подписан между Россией и Китаем в 1858 году 1(13) июня в Тяньцзыне. Уполномоченный со стороны России вице-адмирал Е. В. Путятин, с китайской стороны Хуашаном и Гуйлянем. Данный трактат состоял из 12 статей и подтверждал мирные, дружеские отношения между странами, гарантировал безопасность русских, проживающих в Китае и китайцев, находящихся на территории России. Также Тяньцзиньский трактат открыл ряд китайских портов для русских судов и подтвердил право России на направление посланников в Пекин. Наряду с подданными других стран. Российские подданные получили в Китае право на консульскую юрисдикцию экстерриториальность. Разрешалась сухопутная торговля без ограничений количества провозимых товаров, числа лиц, участвующих в ней и употребляемого капитала. Россия также могла теперь назначать консулов в открытые для нее порты. Что же касаемо территориальной границы, Тяньцзиньский трактат устанавливал, что неопределенный части границ будут исследованы уполномоченными лицами со стороны обеих держав и заключенное между ними условие будет приложено к данному трактату в виде статьи. Между Кяхтой и Пекином было установлено регулярное почтовое соглашение.

Нарочницский А. Л. писал: «новый этап российско-китайских отношений связан с обострением международных отношений в 60–70-е года XIX века. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепление добрососедских отношений и развитие экономических связей с Цинским Китаем. Поэтому русское правительство добивалось скорейшей реализации условий договора» [1, с. 30].

В 60–70-е года российско-китайские отношения можно охарактеризовать, как стабильные. Между двумя странами возникали различные политические вопросы и проблемы, однако все они были связаны с проблемами внутри Китая, а именно с массовыми антиправительственными восстаниями в Синьцзяне. Россия была заинтересована в сохранении внутренней стабильности Китая и его единства. Поэтому политика Петербурга была сдержана и осторожна, а все пограничные проблемы чаще решались на местном уровне.

Новый конфликт между двумя странами возник, когда Цинское правительство стало претендовать на часть побережья залива Посьет, а это лишало Россию выхода к границе с Кореей. В связи с этим, начался новый этап российско-китайских отношений, который приходится на 80-е-начало90-х годов XIX века. Русское правительство отвергло претензии, и, несмотря на это, отношения между двумя государствами являлись стабильными. И благодаря взаимным уступкам, касаемо важных вопросов того времени, данный период является самым стабильным за всю историю российско-китайских отношений.

Дацышен В. Г. писал: «в конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Масштабы, уровень, перспективы, формы и методы российской экспансии в Северо-Восточном Китае создали предпосылки к вызреванию в этом регионе самого тяжелого в истории двусторонних отношений комплекса проблем и противоречий» [2, с. 120].

Западные державы также влияли на отношения между Россией и Китаем. В середине XIX века, изменение военно-политической обстановки на Дальнем Востоке повлекло за собой вмешательство в развитие российско-китайских отношений других государств.

Оба государства испытывали на себе ряд агрессивных действий со стороны Англии и Франции, хоть и по разным причинам. Россия предлагала свою военную помощь китайской стороне, однако Пекин принципиально не пошел на сотрудничество со своим северным соседом. Наша страна пыталась использовать в своих геополитических интересах ситуацию в Китае, втянутом во вторую «опиумную войну». Также Россия видела обоснованную угрозу своим интересам на Дальнем Востоке в активных действиях Англии в Китае.

В Англии и Франции же были уверены в том, что Россия оказывает военную поддержку Китаю. На западе были не довольны сближением России и Китая, так как это способствовало бы укреплению позиции нашей страны на Дальнем востоке. Россия же была заинтересована в сильном Китае, способном противостоять другим державам.

В итоге Цинская империя потерпела поражение от Англии и Франции, вследствие чего подписала невыгодные ей договоры, которые ограничивали суверенитет страны.

Несмотря на то, что российская сторона стремилась наладить и укрепить военно-политические отношения с Китаем, никакого развития не произошло.

Отношения между Китаем и Россией отличались отсутствием заинтересованности с китайской стороны, недоверием и недружелюбием. Китай добровольно и самостоятельно отказался от протянутой ему руки помощи, вследствие чего и был вынужден подписать столь невыгодные для него договора. Хотя такая бескорыстная помощь в лице России могла содействовать реорганизации и реформированию китайских вооруженных сил.

Западные державы, в особенности Англия, оказывали крайне сильное влияние на Китай, который Россия фактически «уступила» им, в том числе, как и рынок сбыта оружия.

Однако несмотря на неудачи и провалы в развитии и формировании дружеских отношений с Китаем. Россия ни разу не оказывалась в состоянии войны с китайской стороной, в отличие от западных держав. Также наша страна не совершала никаких агрессивных действий в отношении ослабленного соседа.

  1. Нарочницский А. Л., Бескровных Л. Г. К истории внешней политики России на Дальнем Востоке в XIX / Л. Г. Бескровных, А. Л. Нарочницский // Вопросы истории. –1974. с. 30.
  2. Дацышен В. Г. История русско-китайских отношений (1618–1917) / В.Г. Дацышен; Крас. гос. пед. ун-т им. Астафьева. — Красноярск: КГПУ, 2004. с. 120.
  3. Попов И. М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны. / И. М. Попов. — М., 2004.
  4. Мясников В. С. Россия и Китай: контакты государств и цивилизаций [Текст] / В. С. Мясников // Общественные науки и современность 1996.
  5. Нарочницский А. Л., Бескровных Л. Г. К истории внешней политики России на Дальнем Востоке в XIX / Л. Г. Бескровных, А. Л. Нарочницкий // Вопросы истории. — 1974.

Китай в первой половине XIX века

В первой половине XIX в. цинский Китай вступил в полосу кризиса и упадка. Под военным давлением европейских держав правящая династия Цин отказалась от политики самоизоляции. Всему миру была продемонстрирована экономическая и политическая отсталость китайского государства. Крестьянская война тайпинов, разразившаяся в 50-х гг., до основания потрясла устои Цинской империи.

Территория и рост населения

На рубеже XVIII — XIX вв. Китай представлял собой огромную империю, в состав которой входили Маньчжурия, Монголия, Тибет и Восточный Туркестан. В вассальной зависимости от династии Цин находились Корея, Вьетнам и Бирма. Более 300 млн человек проживало в этой стране. Население росло так быстро, что через пятьдесят лет оно увеличилось до 400 млн и составило почти треть человечества.


Императорские сады. Пекин. Правители цинского Китая жили в сказочной роскоши, поражавшей воображение европейцев

Обострение социальных противоречий

Стремительный рост населения не сопровождался достаточным увеличением посевных площадей. В густонаселенных районах земли не хватало, что являлось одной из причин социальной напряженности в китайском обществе. Другой причиной были произвол и вымогательство чиновников.

В Китае император считался неограниченным властелином всего государства, «отцом и матерью» всех китайцев. Чиновники, в свою очередь,— «родителями» всего подопечного населения. Родители-управители были настоящими деспотами. Они вершили суд и расправу по собственному произволу. Под разными предлогами вводили косвенные налоги (на чай, соль, табак, рис, хлеб, сахар, мясо, дрова), присваивая себе их значительную часть.

Читайте также:  Первая опиумная война между Китаем и Англией

И горе было крестьянину, осмелившемуся обратиться с просьбой о защите к вышестоящей власти. Жалоба все равно возвращалась на рассмотрение к обидчику. Битье плетью было самым распространенным наказанием. «Чиновники империи хуже разбойников» — так отзывался о них один из вождей крестьянского восстания тайпинов.

Первая «опиумная» война

В это время европейцы усилили свое давление на Китай. Они стремились «открыть» страну, чтобы вести с ней ничем не ограниченную торговлю и постепенно превратить ее в свой колониальный придаток.

Наибольшую активность проявляла Англия. Она была даже готова к военным действиям. Но первую брешь в стене китайской самоизоляции пробило не оружие, а наркотик — опиум. История его распространения в Китае весьма драматична и поучительна.

Эту отраву европейцы и раньше поставляли в Китай, расплачиваясь ею за китайские товары. Но в первой трети XIX в. ввоз опиума значительно увеличился. В особенно выгодном положении были английские купцы. Они поставляли наркотик из только что завоеванной Индии. Опиумокурение приобрело в Китае широкие масштабы. Курили правительственные чиновники и солдаты, хозяева мастерских и лавок, курили слуги и женщины, и даже будущие монахи и даосские проповедники. Здоровью нации угрожала серьезная опасность. Кроме того, торговля опиумом способствовала выкачке серебра из Китая, в результате чего финансовое положение страны ухудшилось.

Вред от опиума был столь очевидным, что в 1839 г. китайский император запретил завозить его в страну. Все запасы наркотика, принадлежавшего английским и другим иностранным купцам, были конфискованы и уничтожены. В ответ на эти действия британские войска высадились в портах Китая. Так началась англо-китайская, или первая «опиумная», война 1839—1842 гг. Американский президент назвал войну, которую развязала Англия, справедливой.


В 1843 г. китайский император издал очередной указ о запрещении курения опиума. На картине показано, как жена уничтожает опиумную трубку своего мужа

В ходе войны проявились отрицательные последствия политики самоизоляции. На вооружении китайской армии находились лишь крохотные джонки (лодки) и холодное оружие. Военное командование было слабым и беспомощным. Оно почти ничего не знало о международной обстановке и о стране, с которой воевало. Во время войны один китайский губернатор сделал наконец-то «открытие». Оказывается, колеса пароходов вращают не быки, а машины. Нетрудно догадаться, о чем свидетельствует приведенный факт.


Британский корабль обстреливает китайские джонки

Стоит ли удивляться, что поражения китайских войск следовали одно за другим. Боясь полного разгрома, цинское правительство поспешило капитулировать. По мирному договору Англия добилась для своих подданных права свободной торговли в пяти китайских портах. На английские товары устанавливались низкие таможенные пошлины — не выше 5 %. Китай выплачивал Англии огромную контрибуцию (21 млн лянов) и уступал ей остров Сянган (Гонконг), который только в 1997 г. снова стал китайским. Англичане получали также право не подчиняться китайским законам и суду.

Вслед за Англией подобные договоры с Китаем заключили другие государства Европы. В результате Китай был открыт для иностранного проникновения и вмешательства.

Восстание тайпинов 1850 — 1864 годы

Поражение Китая от «европейских варваров» привело к падению престижа цинской династии и росту антиманьчжурских настроений. Правящей династией были недовольны не только простые китайцы, но и часть помещиков. Военные расходы, контрибуция, выплаченная победителю, оплачивались дополнительными налогами с населения. В особенно трудном положении оказались крестьяне. Многие из них нищенствовали и влачили полуголодное существование. Некоторые бросали свое хозяйство и пополняли ряды разбойной вольницы, которая получила в Китае широкое распространение. Повсюду возникали тайные антиманьчжурские общества, и в воздухе явно запахло грозой.


Китайское представление о европейских захватчиках и борьба с ними

Мощное антифеодальное восстание вспыхнуло летом 1850 г. Оно охватило центральные районы Китая и длилось почти 15 лет. В ходе восстания было создано «государство всеобщего благоденствия» — Тайпинтяньго. Поэтому восставших часто называли тайпинами.

Вождем восстания был Хун Сюцюань — выходец из крестьянской семьи, учитель сельской школы. Находясь под сильным влиянием христианства, он именовал себя младшим братом Иисуса Христа и проповедовал идеи равенства. Он мечтал о создании «мира великого спокойствия» и справедливости. Для достижения этой цели, по его мнению, необходимо свергнуть цинскую династию. Все маньчжуры — даже простолюдины — подлежали истреблению.

В 1851 г. Хун Сюцюань был провозглашен императором тайпинского государства. Он и его сподвижники пытались на практике осуществить идею всеобщего равенства. Принятый ими «Земельный закон» провозглашал совместную обработку земли и уравнительное распределение материальных благ.

Англия и Франция внимательно следили за развитием гражданской войны в Китае. Они решили воспользоваться ею для проникновения в глубь страны. Цинское правительство попыталось противостоять этому. Тогда Англия и Франция перешли к открытой агрессии. Началась вторая «опиумная» война (1856—1860). Осенью 1860 г. англо-французские войска вошли в Пекин, покинутый императором и его вельможами. Европейцы грабили город и истребляли мирное население.

Их особое внимание привлек Летний дворец императора. Это было одно из самых великолепных архитектурных сооружений города. Оно состояло из 200 зданий, заполненных предметами роскоши, произведениями китайского искусства и ремесла. Во время дележа добычи, чтобы всем досталось «поровну», и «по заслугам», европейцы создали комиссию. Специальные подарки были отобраны для английской королевы Виктории и императора Франции. Однако цивилизованного дележа не получилось. Ослепленные блеском богатства и обезумевшие от жадности, солдаты стали грабить дворец. Затем, чтобы скрыть следы варварского грабежа, дворец был сожжен. Место, на котором он стоял, превратилось в пустырь.


Летний дворец в Пекине с мраморным мостиком на переднем плане

Цинское правительство, занятое борьбой с тайпинами, отказалось от продолжения войны с иностранцами. Оно капитулировало, пойдя на новые уступки. Только после этого европейские державы оказали помощь маньчжурским феодалам в безжалостном подавлении тайпинов, которые, в отличие от Цинов, называли иностранцев «братьями», а не «варварами». Тайпинское восстание, во многом схожее с восстаниями Разина и Пугачева в России, окончилось поражением.

Крестьянская война тайпинов была самым продолжительным восстанием в истории Китая. Погибли многие миллионы людей. Значительная часть страны была опустошена и разрушена. Гражданская война предельно ослабила Китай и правящую цинскую династию.

ЭТО ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ

«Иероглиф» в переводе с греческого — «священное письмо». Китайское письмо, использующее иероглифы,— старейшее в мире. Оно возникло в XVIII в. до н. э. Это действительно самое сложное и трудное письмо. Для его понимания прибегнем к такому сравнению. Если нам надо написать, к примеру, слово «человек», то мы с вами напишем букву «ч», потом «е», затем «л» и т. д. А китайцы рисуют символ, обозначающий понятие «человек». Слов в языке много и для каждого нужен значок, т.е. иероглиф. На заре возникновения иероглифов сначала просто рисовали человека с головой, руками, ногами. Однако при быстром письме нет времени вырисовывать все детали человеческого тела. Поэтому через некоторое время рисунок превратился в условное изображение, отдаленно напоминающее своего прародителя.

Использованная литература:
В. С. Кошелев, И.В.Оржеховский, В.И.Синица / Всемирная история Нового времени XIX – нач. XX в., 1998.

Российско-китайские отношения во второй половине XIX века

История российско-китайских отношений насчитывает 400 лет, т.к. Китай является одним из самых «ранних соседей» нашей страны. В обеих странах менялись династии и режимы правления, изменялись баланс силы в мире и система международного сотрудничества. И все эти причины играли очень важную роль во взаимоотношении между Россией и Китаем – были конфликты и противостояния, но также были периоды дружбы и сотрудничества.

Торгово-экономические отношения между обеими странами являлись главным фактором в их развитии, потому что эти двусторонние отношения определялись историческими и географическими факторами. Успехи во внутренней и внешней политики Россия и Китая во многом зависели от состояния их взаимоотношений. И это общее состояние обеих стран обуславливало баланс сил как в Восточной Азии, так и во всем мире в целом, что оказывало большое влияние на развитие международных отношений.

Со второй половины XIX века начинают происходить качественные изменения в российско-китайских отношениях. Для того, чтобыбыстрее решить накопленные проблемы и противоречия с Китаем, Россия быстро активизировала свою политику в сторону империи Цинь. Международная обстановка на Дальнем Востоке объективно способствовала дальнейшему сближению России. Оба государства оказались в состоянии войны с Англией и Францией – державами, которые играли наиболее важную роль в Восточной Азии в середине XIX века. Это и повлияло на активизацию российской политики на Дальнем Востоке, особенно способствовало разрешению вопросов и разногласий, которые касались границ между обоими государствами. Хотелось бы отметить, что формально отношения России и Китая по поводу границы между их государствами можно охарактеризовать как дружественные, но на самом деле эти отношения были не доверительными.

Вторая половина XIX века характеризуется периодом переговоров, подписанием договоров, а также посольств и многочисленных миссий. Завершение феодализма и образование капитализма повлияли на российско-китайские отношения. Несмотря на то что Россия чаще выступала на стороне Запада, ее политический курс весьма отличался от внешней политики колониальных держав. В этот период между Россией и Китаем заключено наибольшее число договоров и актов и других международно-правовых документов. Они решали очень много вопросов, касающихся разграничению никому не принадлежащих территорий, а также устанавливали договорный режим на пересекающихся границах. Так, в 1858 году был заключен Айгуньский договор, который определил границу между Россией и Китаем по реке Амур. А в 1860 году российский дипломат и государственный деятель Игнатьев Н. П. подписал с Китаем Пекинский договор, в котором был установлен последний участок дальневосточной российско-китайской границы – от устья реки Уссури до Японского моря.

Важно отметить, что ученые и историки КНР придерживаются в этом вопросе сугубо противоположной оценки. Договоры между Россией и Цинской империей, заключенные в 1858–1860 гг., рассматриваются ими в контексте заключения неравноправных договоров между Китаем и западными державами. Они считают, что как Айгуньский, так и Пекинский договоры являются «неравноправными, заключенными при таких условиях, когда сильная держава — Россия — в соответствии со своими экономическими потребностями, опираясь на свое политическое и военное превосходство, принудила к несправедливому разграничению слабую сторону — Китай, который оказался в условиях внутренних и внешних затруднений» [6]. И поэтомупрактически во всех публикациях ученых КНР Айгуньский, Тяньцзиньский и Пекинский договоры представляются как неравноправные. В китайских исследованиях утверждается, что по Айгуньскому договору Россия «захватила территорию площадью более 600 000 кв. км», по Пекинскому — «захватила 400 000 кв. км, включая остров Сахалин, а по Тяньцзиньскому трактату добилась тех же прав и привилегий, которыми обладали Англия и Франция» [5].

В свою очередь, российские историки считают, что, хотя Тяньцзиньский трактат и Пекинский договор включали отдельные неравноправные для Китая условия, но в целом положения Пекинского договора о границе не могут считаться неравноправными, поскольку Россия добивалась возвращения земель, захваченных у нее Цинской империей по Нерчинскому договору 1689 года. Е.Л. Беспрозванных делает акцент на том обстоятельстве, что «Россия урегулировала пограничные вопросы с цинским Китаем, не прибегая к угрозам военной силы или иным методам давления, широко практиковавшимся западными колонизаторами при заключении неравноправных договоров с Китаем» [1].

На основе Пекинского договора в 1864 году был заключен Чугучакский протокол, установивший китайскую границу в Центральной и Средней Азии. Этот протокол касался пограничных рек на западном участке границы; в нем было установлено, что берега рек служат пограничной зоной. Пограничными протоколами закреплялось право равного пользования водой приграничных рек.

Окончательное оформление границы на западном участке было произведено Санкт- Петербургским договором, который был подписан 12 февраля 1881 года в Ливадии — летней резиденции российских императоров в Крыму. По этому договору России отходили западная часть Илийского края и долина реки Текес «для поселения на них жителей Илийского края, которые пожелают принять русское подданство» [2].Город Кульджа возвращался Китаю. Однако, в Китае подписание Ливадийского договора было воспринято как факт национального унижения. Цинское правительство отказалось признавать договор, а китайский государственный деятель, который подписал этот договор со стороны Китая – Чун Хоу был снят со всех постов и приговорен к смертной казни, от которой его спасла лишь защита со стороны российского посольства. А.Д. Воскресенский считает, что Чун Хоу попросту сыграл роль «козла отпущения»: «Цинские дипломаты знали, что необходимо вернуть Илийский край, но никто не мог сформулировать конкретные уступки, на которые можно и нужно было пойти для его возвращения» [2]. В результате чего в Китае резко активизировалась группировка сторонников войны против России. Ее лидером был китайский государственный и военный деятель, генерал – Цзо Цзунтан, который возглавлял оборону северо-западной границы Цинской империи. Он перенес свою штаб-квартиру из Ланьчжоу в Хами и даже «захватил с собой гроб, как символ решимости бороться до конца» [5]. Он предполагал направить к границам России 20-тысячное войско. Однако прибытие к китайским берегам эскадры русских боевых кораблей под командованием адмирала С.С. Лесовского остановило цинское правительство, и оно отказалось принять его план.

Таким образом, российско-китайские отношения во второй половинеXIX века можно разделить на несколько этапов.

Первым этапом была середина XIX века. В это время Россия хотела укрепить отношения с Китаем путем переговоров. За этот период Россия заключила с Китаем Айгуньский и Пекинские договоры, а также Тяньцзинский трактат, по которым Россия возвращала свои земли в Приамурье, захваченные у нее Империей Цинь по Нерчинскому договору 1689 года, а также закрепляла за собою земли в Приморье, оставшиеся не разграниченными с конца XVII в.

Второй этап связан с обострением международных отношений в 60-70-е гг. XIX вв. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепитьдружественные отношенияс Китаем и способствовать развитию экономических связей с Империей Цинь. Поэтому российскоеправительство добивалось скорейшей реализации условий договора. Несмотря на различные политические проблемы и разногласия, которые возникали между двумя государствами, связанные с внутренними проблемами и массовыми антиправительственными восстаниями во внутреннем, все же в 60-70-е гг. российско-китайские отношения оставались стабильными. На этом этапе Россия в отношении Империи Цинь придерживалась своей традиционной политики, выражая заинтересованность в сохранении целостности и стабильности Китая.

Третий этап приходится на 80-е – начало 90-х гг. XIX в. В это время возник конфликт с Китаем. Цинское правительствопредъявило претензии на часть побережья залива Посьет, что лишало Россию выхода к границе с Кореей. Несмотря на то, что российское правительство отвергло эти территориальные претензии, отношения между Россией и Китаемоставались стабильными. Данный этап, в результате уступок и согласий с обеих сторон на наиболее важные вопросы того времени, является одним из самых стабильных в истории российско-китайских отношений.

В конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Главным опорным пунктом России в Северной Маньчжурии была столица КВЖД – г. Харбин. Китайцы настойчиво требовали эвакуации или уничтожения города. Однако строители КВЖД отказались оставить свою столицу, сделав ее символом борьбу за российские интересы в северо-восточном Китае. Сохранение этого города играло очень важную роль для России, так как он обеспечивал законность российского присутствия в Китае. И в результате этого, в 1898 г. в Китае вспыхнуло мощное антииностранное восстание ихэтуаней. Основной причиной этого движения стало многолетнее угнетение Китая западными державами и присоединившейся к ним Японией. В ходе восстания на первый план выдвинулось характерное для традиционного китайского общества неприятие всего иностранного. В основе идеологии ихэтуаней лежал своеобразный синтез даосизма, буддизма, конфуцианства и народных верований, умноженные на крайнюю ксенофобию. Ихэтуани боролись против всего иноземного, разрушали железные дороги и телеграфные линии, убивали иностранцев и китайцев-христиан. Западные державы, в том числе и Россия, стремились воспользоваться подавлением «боксерского» восстания в целях укрепления своих позиций в Китае. Поводом для вмешательства России в события, происходившие в Цинской империи, послужили инциденты на русско-китайской границе, спровоцированные участниками движения, а также блокада ихэтуанями и правительственными войсками посольского квартала в Пекине. В июле 1900 г. участились нападения на Китайско-Восточную железную дорогу, осуществлявшиеся как повстанцами, так и китайскими регулярными войсками, что сопровождалось разрушением железнодорожного полотна, мостов и поселков строителей. В августе-сентябре 1900 г. русские войска заняли стратегические пункты вдоль КВЖД и ряд городов Северо-Восточного Китая. В связи с этим, 7 сентября 1901 г. восемь держав, включая Россию, подписали с КитаемЗаключительный протокол, окончательно закрепивший полуколониальный статус Китая. 8 апреля 1902 г. Россия и Китай подписали договор о выводе русскихвойск. Участие России в подавлении восстания ихэтуаней по-разному оценивалось в историографии. В царское время, сразу же после этих событий господствовало представление о том, что русские войска совместно с войсками других держав защищали в Китае основы мировой цивилизации в борьбе со «средневековым безумием».

Хотя отношения между Россией и Китаем имеют длительную историю, формирование в России образа Китая, который имел бы значение для внутриполитических дискуссий, можно отнести лишь к XIX в. К концу XIX – началу XX в. Китай стал для России уже не просто теоретической, но и практической политической проблемой. Честно говоря, военная опасность со стороны Китая,слабого в военном отношении, в то время не считалась реальной. Реальной была боязнь китайского заселения российского Дальнего Востока. Особенно сильны эти опасения были, естественно, на самом Дальнем Востоке, перешедший к России лишь в 1860 г. и к тому же,заселенным значительным числом самовольных переселенцев из Кореи и Китая.

Читайте также:  Первые дипломатические контакты и отношения Китая с Англией

На протяжении всего XIX века Россия не воевала с Китаем и не осуществляла никаких агрессивных действий, в отличие от западных держав. Более того, именно Россия стала посредником в сложных отношениях между Маньчжурским Китаем и европейскими державами. Проводя внешнюю политику на Дальнем Востоке, Россия всегда основывалась на поддержании дружественных взаимоотношений с Китаем. В доказательство этих дружественных отношений есть доклады архимандрита Палладия (глава духовной миссии в Пекине) и Н.Н. Муравьева (генерал – губернатор Восточной Сибири), которые имели постоянные контакты с цинским Китаем на правобережье Амура, свидетельствуют о том, что цинские властиодобрительно относились к тому, чтобы русские к осваивали Амур с целью защиты от нападения Англии и других иностранных государств.

1. Akopyan V.Z., Ermakov V.P., Miljakova L.I. The «local» form of the national and territorial autonomy and the possibility of the application of its experience / Akopyan V.Z., Ermakov V.P., Miljakova L.I. World Applied Sciences Journal. 2013. № 8. С. 22.

2. Sukhovskaya D.N. Characteristics of standardization and classification of hotels for agritourism. Young Science. 2011. Т. 2011. С. 18.

3. Sukhovskaya D.N. Creative XXI century city space formation: social and philosophical aspect. Europaische Fachhochschule. 2013. № 7. С. 45.

4. Sukhovskaya D.N. Sustainable development of rural areas of the North Caucasus Federal District, based on the use of their socio-cultural and natural potential for the development of the agricultural and eco-tourism. Наука и технологии. 2013. Т. 1. С. 224-233.

5. А.П. Горбунов, В.П. Ермаков Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру: материалы IV Междунар. конгр., 21-24 сент. 2004 г. / редкол.: А.П. Горбунов, В.П. Ермаков (отв. Ред.), П.И. Гришанин. Пятигорск, 2004. Том История Северного Кавказа: социально-экономические, национальные и политические процессы.

6. Гончарова Е.Н., Суховская Д.Н., Черкесов О.Д. Риски, связанные с заключением туристских договоров. В сборнике: тенденции и перспективы развития науки XXI века. Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2015. С. 204-206.

7. Суховская Д.Н. Трансформации личности в креативных пространствах в условиях урбанизированной среды современных поселений / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2015. № 2 (53). С. 61-69.

8. Ермакова Л.И. Суховская Д.Н. Креативные пространства поселений: технологии создания современных творческих площадок городов (на русском и английском языках): справочно-информационное пособие / Москва, 2016.

9. Ермакова Л.И., Волкова С.Е. Научное сотрудничество России и Китая: перспективы развития. В сборнике: Роль науки в развитии общества. Сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 76-77.

10. Ермакова Л.И., Гурин М.В., Маринов М.Б. Возможные пути развития коммуникационной сферы китайского информационного полюса. В сборнике: Университетские чтения – 2015. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. 2015. С. 90-103.

11. Ермакова Л.И., Сидорова М.С. К вопросу о многофакторном равновесии между Россией и Китаем / Л.И. Ермакова, М.С. Сидорова // В сборнике: Роль науки в развитии общества сборник Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 95-96.

12. Ермакова Л.И., Хазыкова К.Б. Исторические подходы к исследованию российско-китайских отношений / Л.И. Ермакова, Хазыкова К.Б. // В собрнике: Роль науки в развитии общества сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 98-100.

13. Ермакова Л.И., Хакунова Ж.А. Спорные вопросы в российско-китайских методологических подходах к исследованию двусторонних отношений / Л.И. Ермакова, Ж.А. Хакунова // В сборнике: Роль науки в развитии общества сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 100-102.

14. Каспарян К.В. Российско-британские внешнеполитические отношения и династические связи (конец 30-х гг. XIX в. – начало ХХ в.). // Автореф. дисс… канд. ист. наук. – Ростов-на-Дону, 2010. С. 13.

15. Линец С.И., Ермаков В.П. История политических партий и движений в России / С.И. Линец, В.П. Ермаков // учебное пособие для студентов. Пятигорск, 2008.

16. Суховская Д.Н. Анализ отечественной и зарубежной практики реализации творческих индустрий в условиях современного города / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2014. № 5-1 (44). С. 427-432.

17. Суховская Д.Н. Деструктивное влияние креативных пространств поселений на процессы социализации и самореализации личности и среду ее формирования в условиях глобализации / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2015. № 1-2 (52). С. 100-106.

18. Суховская Д.Н. Концепции и этапы создания и развития креативных культурных площадок в современной городской среде / Д.Н. Суховская. Новый университет. Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2013. № 10 (31). С. 31-34.

19. Суховская Д.Н. Кретивные пространства поселений в российской и зарубежной философской мысли. В сборнике: университетские чтения – 2015. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. 2015. С. 139-143.

20. Суховская Д.Н. Роль концепции креативного города в условиях вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2013. № 9-1 (36). С. 41-49.

21. Суховская Д.Н. Социально-философский анализ креативных структур современного городского поселения // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2015. – Т. 8. – С. 121-125. – URL: https://e-koncept.ru/2015/65026.htm.

22. Суховская Д.Н. Философские проблемы функционирования поселений и их креативных пространств в условиях урбанизированного социума в XXI веке / Д.Н. Суховская. Молодой ученый. 2015. № 7. С. 713-719.

Китай в 19 веке

В начале XIX в. в Китае все отчетливее стали проявляться признаки кризиса, что было обусловлено внутренней политикой Цинской династии. В результате произошел упадок экономики, продолжалось обезземеливания и обнищания крестьян, выросли налоги. Ситуация значительно осложнилась из-за частых неурожаев. Не в лучшем положении были и жители городов, поскольку частные мануфактуры в значительной степени зависели от крупных монопольных объединений, не выдерживая конкуренции с ними. Армия по своей организации и обеспечению существенно уступала вооруженным силам европейских стран.

Китай под властью маньчжуров

В начале XIX в. маньчжуры продолжали придерживаться политики самоизоляции от внешнего мира. Поэтому Китай значительно отставал в своем развитии от Европы и Америки. Впрочем, это не останавливало европейские страны. Их экономика находилась на этапе бурного развития, а потому требовала новых рынков сбыта своих товаров, дешевого сырья и рабочей силы.

Наиболее активную позицию в «открытии» Китая имела английская Ост-Индская компания, которая видела в нем вторую Индию. В 1816 и 1834 годах компания направляла своих представителей в Китай для установления торговых отношений. В результате была достигнута договоренность об увеличении ввоза в Китай опиума из Индии. Объемы его импорта за несколько лет выросли в 20 раз.

Китайские власти неоднократно намеревалась запретить торговлю опиумом, но англичане игнорировали запреты, ведь это приносило им огромные прибыли.

«Опиумные» войны

В 1839 г. в Пекине были разработаны новые правила, предусматривающие суровое наказание как для иностранных, так и для китайских торговцев опиумом. Это стало поводом для объявления Великобританией войны, которую называют «опиумной». Она продолжалась в течение 1839-1842 гг. и закончилась подписанием нанкинского договора — первого неравноправного соглашения между Великобританией и Китаем. По договору китайские власти обязывалась открыть для английских торговцев порты Кантон, Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхай. Также Китай должен был выплатить контрибуцию за уничтоженную партию опиума и восстановить двустороннюю торговлю.

Первая «опиумная» война стала началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в Китае, что привело к закабалению страны европейскими государствами.

Используя ослабление Китая, Англия стала расширять там свои позиции. Это привело к англо-франко-китайской (второй «опиумной») войне, которая длилась в течение 1856-1860 гг. Великобританию в этой войне поддержала Франция.

В конце 1857 г. англо-французские войска захватили и ограбили Кантон, а в начале 1858 — форты Дагу и подступы к г. Тяньцзинь. В июне 1858 года Англия и Франция вынудили Китай подписать Тяньцзиньский договор. Через год Англия и Франция спровоцировали новую грабительскую войну, в результате которой навязали Китаю в 1860 г. Пекинский договор. По нему Китай платил Франции и Великобритании контрибуцию, открывал для иностранцев порт Тяньцзинь, отменял запрет выезда китайцев из страны и позволял иностранным государствам нанимать китайских рабочих.

Восстание тайпинов (1850-1864)

Поражение Китая в первой «опиумной» войне обусловило волну недовольства среди населения. Оно выражалось как в выступлениях против иностранцев, так и против маньчжурской власти. В 1840-х годах по всей стране вспыхнуло более 100 крестьянских восстаний.

В 1851 г. повстанцы — тайпины — провозгласили создание Тайпинского государства, лидер которой Хун Сюцюань (принял христианство) объявил о походе на север с целью захватить столицу — Пекин и установить в Китае справедливое общество. Однако на практике достичь всеобщего равенства не удалось: Хун Сюцюаня провозгласили Небесным князем, который считал себя повелителем не только Китая, но и других государств и народов; его соратникам были присвоены титулы князей Севера, Юга, Востока и Запада. Европейцев тайпины считали братьями по христианской вере и налаживали с ними контакты. В 1853 г. повстанцы захватили г. Нанкин, который был провозглашен Небесной столицей.

К середине 1850-х годов армия повстанцев значительно возросла, была уже достаточно организованной силой и имела большую поддержку среди местного населения. Однако, продвигаясь на север и захватывая новые города, тайпины не закрепляли за собой завоеванные территории. В результате правительственные войска снова возвращали их под свой контроль.

На подконтрольных территориях тайпины пытались провести реформы. Земельная реформа предусматривала перераспределение земли в равных частях для каждого. Объявлялась обязательная трудовая повинность. Была ликвидирована старая армия, определены принципы административной реформы.

Развертывание Тайпинского движения и неспособность правящей династии подавить его вызвали беспокойство европейских стран. Если на начальном этапе они высказались о своем нейтралитете и даже пытались установить дипломатические отношения с Хун Сюцюанем, чтобы получить от него торговые привилегии, то в дальнейшем ситуация изменились. Великобритания и Франция решили воспользоваться ослаблением тайпинов и вмешаться в конфликт. Поводом для войны стали события, связанные с торговым судном «Эрроу», которое находилось в Гуанчжоу.

Продолжением событий стала вторая «опиумная» война. Объединенные англо-французские войска оказали военную помощь Цинской династии, в результате чего восстание тайпинов было подавлено.

Национально-освободительное движение в Китае в конце XIX — начале XX в.

Поражения, понесенные Китаем во франко-китайской войне 1884-1885 гг. и в японо-китайской войне 1894-1895 гг., стали одновременно и крахом его «политики изоляционизма». Китай потерял как подчиненные территории (Корея и Вьетнам), так и часть собственной территории (Тайвань и ряд островов). Также Китай вынужден был открыть возможность проникновения в центральные районы иностранного капитала. Передовые индустриальные страны довольно скоро воспользовались этой возможностью, чтобы разделить страну на сферы влияния.

В Китае в 1890-х годах происходит формирование основных направлений национально-освободительного движения — конституционно-монархическое и революционно-демократическое. Деятели конституционно-монархического (лидер — Кан Ювэй) направления стремились путем либеральных реформ осуществить модернизацию страны, учитывая зарубежный опыт (европейский, японский) в рамках традиционной имперской власти.

Кан Ювэй (1858-1927)
Родился в Кантоне. Изучал мировую историю. Особый интерес вызвала у него Япония. Его книга «Размышления над японским патриотизмом» была попыткой проанализировать причины ее подъема. Он считал, что Япония достигла успехов благодаря патриотизму. Китай, который потерял его, отстал в своем развитии и стал объектом для экспансии. 1898 г. Кан Ювэй и его соратники были назначены советниками императора Гуансюя. В июле-августе 1898 г. они объявили план модернизации страны. Но в результате мятежа, который возглавила императрица Цыси, император был арестован, а Кан Ювэй вынужден был покинуть Китай. Его соратники были схвачены и казнены. Так было покончено с первой попыткой модернизировать Китай.

Революционно-демократическое направление возглавил Сунь Ятсен — китайский политический деятель, основатель антиправительственной организации, ставившей целью свержение монархии и провозглашения республики.

В 1905 г. был создан Китайский объединенный революционный союз, в основу деятельности которого были положены три народных принципа, которые сформулировал Сунь Ятсен:

  • Первый из них — «национализм» — состоял в ликвидации маньчжурской династии, изгнании иностранцев и приходе к власти национального правительства.
  • Второй принцип — «народовластие» — имел целью установления республиканского правления.
  • Третий — «народное благоденствие» — предусматривал постепенную национализацию собственности иностранных граждан.

1907 после поражения ряда восстаний, организованных Союзом, правительство обратилось к Японии с просьбой «выселить из страны штабы китайских революционеров». Сунь Ятсен и руководители Объединенного союза эмигрировали в Ханой, но и оттуда их выгнали по просьбе китайских властей французские колонизаторы, которые также были обеспокоены распространением революционных выступлений в Китае. Сунь Ятсен эмигрировал в США.

Продолжало существовать и традиционное направление национально-освободительного движения — стихийные выступления населения против императорской власти и иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь Китая. Последним значительным стихийным выступлением было восстания ихэтуаней (буквально — «отрядов гармонии и справедливости») в 1899-1901 гг.

Сначала восстание имело поддержку властей Китая, но через некоторое время императрица Цыси перешла на сторону Альянса восьми государств (Великобритания, Франция, США, Россия, Япония, Италия, Германия, Австро-Венгрия), который подавил восстание. В результате Китай попал в еще большую зависимость от иностранных государств, что сказалось на его политическом и экономическом развитии в первой половине XX в.

В связи с подъемом национального движения правящая в Китае маньчжурская династия (императрица Цыси) пошла на некоторые реформы.

В частности, отменялись привилегии дворянства, по европейскому образцу реорганизовывалась армия, унифицировалось денежное обращение, создавались национальные банки и акционерные общества. Значительные изменения произошли в области образования. На 1908 г. количество учеников гимназий и школ с родным языком преподавания превысило 1 млн.

В стране создавались либерально-буржуазные партии и организации. Правительство обещало через 9 лет принять конституцию. Однако смерть императрицы Цыси и императора Гуансюя положили конец реформам. На трон взошел 3-летний Пу И. При нем стали происходить реакционные изменения. Это дало новый толчок к развертыванию революционного движения.

Синьхайская революция

10 октября 1911 г. в Учане началось восстание, руководимое Объединенным союзом. К восставшим присоединился гарнизон Учана, а вскоре — студенты и рабочие-металлурги. Учанское восстание дало начало большой революционной волне, прокатившейся по стране. Власть правительства была свергнута в Ханькоу и Ханьян, в ноябре — в Шанхае. 2 декабря восставшие захватили Нанкин — южную столицу Китая. Практически юг страны отделился от севера.

В то же время на родину из эмиграции вернулся Сунь Ятсен, который заручился финансовой поддержкой Великобритании, Франции, Бельгии. 29 декабря делегаты провинций, которые собрались в Нанкине на конференцию, провозгласили образование Китайской республики. Сунь Ятсен был избран ее временным президентом, 1 января 1912 он принял присягу.

Юань Шикай (1859-1916)

Военный и политический деятель, один из лидеров милитаристских и компрадорских (от лат. — «покупатель») сил, стремились к власти и ставили целью ликвидацию правления маньчжурской династии и реформирования страны. Несмотря на свои либеральные взгляды, пользовался популярностью и авторитетом среди высшего офицерского корпуса, поддержкой у представителей индустриальных государств.

Юань Шикай (в центре) вместе с дипломатами после избрания его президентом

Правящая династия предложила Юань Шикаю стать главнокомандующим вооруженных сил, а затем — премьер-министром. Вскоре он фактически превратился в полновластного диктатора края. 12 февраля Юань Шикай заставил регента от имени 6-летнего императора Пу И подписать акт об отречении от престола. На следующий день Сунь Ятсен подал в отставку с поста президента в пользу Юань Шикая. Нанкинское национальное собрание избрало Шикая президентом. В марте 1912 г. была принята временная Конституция Китайской республики, которую подготовил Сунь Ятсен. В ней закреплялись демократические свободы.

Однако борьба за власть после установления республики не прекратилась. Юань Шикай перенес столицу в Пекин, где он имел более сильные позиции, и начал наступление на демократические силы. В этих условиях Сунь Ятсен в августе 1912 г. на базе Союза и других организаций создает новую партию — Гоминьдан (национальная партия). На выборах в парламент весной 1913 г. эта партия получила большинство, но Юань Шикай, не желая допускать ее к власти, отдал приказ об убийстве Сун Цзаожена, кандидата от Гоминьдана на пост премьер-министра, и разогнал парламент.

В ответ Сунь Ятсен потребовал отставки Юань Шикая и призвал народ к новому выступлению. Началась гражданская война между Югом и Севером. Однако в конце лета революционные войска потерпели поражение. В ноябре 1913 г. Юань Шикай распустил парламент, запретил деятельность Гоминьдана. Сунь Ятсен снова должен был эмигрировать. После роспуска парламента из Конституции были изъяты статьи о демократических свободах. Началась подготовка к реставрации монархии. Но смерть Юань Шикая в июне 1916 г. помешала осуществить задуманное.

Важнейшим итогом революции, вошедшей в историю под названием Синьхайской (Синьхай — название года по китайскому календарю), была ликвидация маньчжурской династии, установления республиканского правления (подробнее об этих событиях можно прочитать в статье Синьхайская революция в Китае 1911-1913 гг.). Но, как и раньше, в стране царили иностранный капитал и помещичье землевладение. Страна оставалась полуколонией великих держав, а после смерти Юань Шикая был похоронены и надежды на единство страны.

Ссылка на основную публикацию