Торговля между Китаем и Англией во второй половине XVIII века

Торговля между Китаем и Англией во второй половине XVIII века

Несмотря на отсутствие договоренности об условиях проведения торговли на территории Китая, что приводило к конфликтам, а порою к перерыву операций, объем англо-китайской торговли к концу XVIII века возрос более чем в 8 раз.

В рассматриваемый период по стоимости товарный экспорт Англии продолжал серьезно уступать импорту. В то же время ввоз англичанами в Китай серебра, игравший огромную роль в прошлом, практически сошел на нет. Подобное радикальное изменение объяснялось неуклонным возрастанием контрабандного завоза в Китай бенгальского опиума, превратившегося в важнейший фактор сбалансирования англо-китайской торговли. Выручка от сбыта этого наркотика покрывала все расходы, связанные с быстро увеличивавшимся импортом Англии китайских товаров.

Следует отметить также значительное увеличение легального экспорта в Китай английских шерстяных тканей, свинца, индийского хлопка и некоторых других товаров.

За 20 лет (1776—1795) ввоз английских шерстяных тканей в Гуанчжоу вырос более чем в 6 раз (в тыс. таэлей).

Почти в 2 раза — с 56130 до 118668 пикулей — увеличился за 10 лет (1786—1795) экспорт в Китай индийского хлопка.

Высокий уровень производства шерстяных тканей в Англии позволял, как свидетельствуют английские источники, экспортировать данные изделия в Китай в еще больших количествах, если бы этому не мешала опиеторговля, дававшая более высокую прибыль. По указанной причине для английских экспортеров было выгоднее продавать шерстяные ткани на европейском рынке, где цены на них были значительно выше. Однако после 1784 г., когда Ост-Индийской компании была предоставлена монополия на импорт в Англию китайских товаров, вывоз шерстяных тканей стал быстро расти, и с начала 90-х годов они абсолютно преобладали в легальном английском экспорте в Китай.

Ведущее место среди индийских товаров (не считая опиума) принадлежало хлопку. В Гуанчжоу он пользовался повышенным спросом, поскольку без него местные кустари могли покрывать потребности производства только за счет сырья, завозимого из отдельных провинций страны. В последней четверти XVIII в. ввоз его компанией быстро увеличивался — с 65 тыс. пикулей в 1780 г. до 118 тыс. пикулей в 1790 г.

Основные статьи импорта Англии из Китая

Основными статьями импорта Англии из Китая в рассматриваемый период были чай и шелк-сырец.

До середины 80-х годов быстро возраставшие потребности Англии в китайском чае удовлетворялись в значительной степени за счет его привоза торговцами других европейских стран. Однако после получения Ост-Индийской компанией в 1784 году монопольного права на импорт из Китая она резко увеличила закупку чая, намного опередив в данной сфере своих зарубежных конкурентов. При этом, правда, существенно снизились прямые доходы английского правительства (при баснословном увеличении прибылей Ост-Индийской компании), поскольку почти прекратился ввоз чая в Англию зарубежными фирмами, облагавшийся высокими пошлинами.

Рост завоза китайского шелка-сырца (в тыс. фунтов) был прямо связан с бурным развитием английской прядильной и ткацкой промышленности, для которой он служил важным сырьем.

Согласно официальным отчетам Ост-Индийской компании, ее легальный экспорт в Китай приносил незначительные доходы, а в отдельные годы был даже убыточным 18. Но все это перекрывалось прибылями, получаемыми ею от продажи китайских товаров в Англии (в 1793—1794 гг. — 529,8 тыс. фунтов стерлингов, в 1794—1795 гг. — 723,2 тысяч фунтов стерлингов, в 1795—1796 гг. — 917,7 фунтов стерлингов.

Высокоприбыльные коммерческие операции Ост-Индийской компании сдерживались, а в отдельные годы прерывались из-за не­урегулированности главного вопроса— условий торговли англичан в Китае. Стремление английских колонизаторов запугиванием и подкупом китайских властей добиться привилегированного положения лишь усиливали конфликтность и неопределенность ситуации, готовой в любой момент вылиться в открытое столкновение.

Связи Китая и Англии во второй половине XVIII века

В рассматриваемый период Цинская империя достигла вершины своего внешнеполитического могущества.

Заключение с Россией Нерчинского (1689 г.) и Кяхганского (1728 г.) договоров заложило прочные основы для взаимовыгодной равноправной торговли и для поддержания официальных посольских связей.

Во второй половине 50-х годов XVIII в. циники ми войсками после напряженной, кровопролитной войны были захвачены Джунгария и Восточный Туркестан.

Затем наступила очередь южных и юго-западных соседей Китая. В 1769 г. вассальную зависимость от Цинов вынуждена была признать Бирма, в 1790 г. — Аннам, в 1792 г. — Непал (Корея и Монголия в аналогичное положение были поставлены еще и XVII в.).

Цинские императоры последовательно придерживались традиционной внешнеполитической китаецентристской доктрины, обуславливавшей высокомерно-пренебрежительное отношение ко всем иностранцам, включая и европейцев.

Ко второй половине XVIII в. могущество Англии, добившейся решающих успехов в борьбе со своими соперниками за колониальное господство, значительно выросло. Особое значение в указанном плане имела решительная победа англичан над французами (в ходе Семилетней войны (1756—1763) в их споре за Индию, что предопределило установление в ней господства Англии.

В 1757 г. Ост-Индийской компании, превратившейся в результате, по словам К. Маркса, «из торговой державы в державу военную и территориальную», удалось захватить богатейший район Индии — Бенгалию, ставшую ее торгово-экономической и стратегической базой. Овладев ресурсами Бенгалии (а затем и рядом других индийских княжеств) и введя на завоеванных территориях монополию внешней торговли, Ост-Индийская компания получила возможность устранить одно из препятствий, тормозивших развитие англо-китайской торговли, — нехватку товаров для сбалансирования товарооборота.

Ужесточение контроля за западноевропейской торговлей в Китае

Настойчивые попытки европейцев добиться права свободной торговли вызвали опасения у цинских правителей.

В 1757 г. императором Цяньлуном был издан указ, согласно которому европейцам разрешалось заниматься торговлей только в Гуанчжоу (на территории порта). В случае захода европейского судна в Нинбо или Чжоушаиь предписывалось конфисковывать находившиеся на нем «оружие, пушки, амуницию и паруса», а за привезенные товары «взыскивать двойную пошлину». В развитие этого указа (хотя в нем в принципе не исключалась возможность завоза европейских товаров в Нинбо и Чжоушань) администрация Фуцзяпи, Чжэцзяна и Гуандуна специальными распоряжениями безоговорочно запретила заход европейских судов во все китайские порты, кроме Гуанчжоу.

Строгое территориальное ограничение европейской торговли, монополизация ее с китайской стороны системой гунхан, жесткий контроль цинской администрации — все это вызывало решительные протесты иностранных торговцев, в первую очередь английских. В противовес системе гунхан они в 1758 г. создали в Гуанчжоу свою объединенную торговую организацию — Совет английских суперкарго, состоявший из четырех человек во главе с президентом. Па Совет была возложена задача согласовывать действия английских фирм и представлять английскую сторону в переговорах с гунхан и китайской администрацией.

Одновременно англичане попытались явочным порядком начать торговлю в других китайских портах и таким образом заставить китайские власти отказаться от введенных ими территориальных ограничений. 13 июня 1758 г. правление Ост-Индийской компании приказало суперкарго Флинту на судне «Саксесо направиться в Нинбо, и если китайские власти не разрешат зайти в него, то проследовать не в Гуанчжоу, а в Тяньцзинь (куда английские суда еще не заходили) и требовать аудиенции у императора. Попытки Флинта по прибытии в Тяньцзинь (21 июля) добиться приема у императора не имели успеха. Тем не менее Цяньлун дал указание гуанчжоуским властям рассмотреть английские жалобы.

На переговорах в Гуанчжоу китайская сторона пошла на некоторое смягчение системы гунхан, однако в принципе установленный режим был сохранен. За отказ исполнить унизительную церемонию коу-тоу (многочисленные поклоны) на приеме у Генерал-губернатора после окончания переговоров Флинт был арестован (по обвинению в самовольном заходе его судна в Нинбо). После трех лет заключения он был выслан из Китая. Таким образом, попытка англичан явочным порядком разрушить систему территориального ограничения европейской торговли потерпела неудачу.

Нарушение англичанами китайского запрета на ввоз опиума

Конфликтная ситуация в китайско-английских отношениях с 60-х годов XVIII в. обострилась в связи с увеличением ввоза в Китай опиума, преимущественно из Бенгалии, хотя иностранцам был известен изданный в 1729 г. императором Юнчжэнем закон, строго запрещавший продажу и курение опиума. С середины 60-х годов экспорт опиума в Китай (до этого не превышавший разрешенной законом — для использования в медицинских целях— нормы в 200 ящиков) начал стремительно возрастать.

Экспорт опиума в Китай осуществлялся нелегально — при посредничестве португальцев через Макао, откуда он на джонках доставлялся в Вашну — предместье Гуанчжоу. Этим и объясняется оценочный характер сведений, дающих наглядное представление о размерах материального и морального ущерба, наносимого западноевропейскими, преимущественно английскими, торговцами китайскому народу. Выручка за ввезенные в Гуанчжоу в 1790 г. 200—250 тонн опиума составила 1400—1900 тыс. фунтов стерлингов. Для уяснения важности этой новой статьи экспорта в Китай для англичан следует напомнить, что вся стоимость легального ввоза Ост-Индийской компанией, включая индийские товары, составляла в указанном году 1970 тыс. фунтов стерлингов.

Столь значительная контрабанда опиума, имевшая следствием распространение его курения и открытие многочисленных и весьма доходных опиекурилен, не осталась, естественно, незамеченной китайской администрацией. Легально существовавший порядок торговли, предусматривавший многочисленные налоги и сборы с европейских торговцев, включая полуофициальные «подарки», «дополнился» благодаря опиеторговле всепроникающей системой безудержного взяточничества в самых различных формах, ставшего источником внушительных доходов местных властей и чиновников.

Вначале ввоз бенгальского опиума в Китай осуществлялся индийскими частными компаниями, среди которых было «много английских, занимавшихся торговыми делами в Индии». В 1773 г., соблазнившись высокой прибыльностью опиеторговли и учитывая, что она, несмотря на официальный запрет, протекает без каких-либо осложнений и даже при активном содействии китайских чиновников, Ост-Индийская компания взяла экспорт опиума целиком в свои руки. С этого времени запрещение на ввоз опиума нарушалось уже не частными фирмами, а фактически английским правительством в лице Ост-Индийской компании. Опиум стал одним из главных объектов споров и конфликтов, переросших из области частноправовых в межгосударственные китайско-английские отношения.

Торговля между Китаем и Англией в 40-х годах XIX века

Односторонние привилегии и льготы, приобретенные Великобританией на основе Нанкинского договора (не говоря уже о молчаливом согласии цинских властей на нелегальный ввоз опиума), ставили английскую торговлю в Китае в исключительно благоприятные условия.

Ввоз британских товаров в Китай

Создание системы открытых портов и установление новых таможенных пошлин серьезно стимулировало британский ввоз. К середине 40-х годов по сравнению с довоенным периодом он практически удвоился (с 1 — 1,2 млн. фунтов стерлингов до 2,25 млн. фунтов стерлингов.

Среди статей легального экспорта на первом месте по-прежнему оставались шерстяные и хлопчатобумажные ткани, завоз которых в рассматриваемый период резко вырос (в тысячах фунтов стерлингов).

В то же время экспорт индийского хлопка, максимальный объем которого достигал 150—170 тысяч фунтов стерлингов, постепенно уменьшался из-за низких цен на китайском рынке и конкуренции изделий английской хлопчатобумажной промышленности.

Наибольшие же доходы давал англичанам значительно возросший контрабандный ввоз опиума (в ящиках). Получаемая при этом выручка (до 13,8 млн. кит. долл. — 3,3 млн. ф. ст.) значительно превосходила стоимость годового легального британского экспорта в Китай (до 11,2 млн. кит. долл. — 2,7 млн. ф. ст.). Поступления от продажи опиума намного (до 11 млн. кит. долл.) перекрывали стоимость закупаемых англичанами в Китае чая и шелка. Британские власти в Индии, как отмечал К. Маркс, получали от вывоза опиума в Китай 1/7 часть своих доходов.

Отношение к торговле опиумом британского правительства вызывало острую критику английской общественности, особенно миссионеров, подчеркивавших, что «опиекурение серьезно препятствует их усилиям убедить китайцев признать правду христианства», и требовавших на этом основании запрещения ввоза в Китай опиума английскими фирмами. В Великобритании был образован специальный комитет во главе с лордом Шафтборн, представивший правительству доклад о вредных последствиях торговли опиумом для Англии.

Читайте также:  Переработка и транспортировка нефти в Колумбии, история и наши дни

Однако такого рода филантропия не оказала влияния на британскую «опиумную политику», «не претерпевшую изменений со времен двух Эллиотов и сэра Г. Поттингера до времен лорда Эльджина (в период между первой и второй «опиумными» войнами. — М. С .)». Лондон, отказываясь запретить опиеторговлю Ост-Индийской компании, оправдывался тем, что подобный запрет будет неэффективным, поскольку опиум производится не только в Индии, но и в других странах (в Турции, Иране), опиеторговцы легко могут воспользоваться для транспортировки своего товара в Китай неанглийскими судами (реально подавляющая часть опиума доставлялась в Китай на британских кораблях), а цинское правительство не в силах воспрепятствовать ввозу в страну наркотика, ибо местные власти всячески покровительствуют контрабанде. Из всего этого делался вывод, что единственным «разумным» выходом для китайской администрации является «легализация ввоза опиума». Подобная позиция правительства Великобритании развязывала руки английским опиеторговцам.

Вывоз китайских товаров в Великобританию

В Англии спрос па китайские товары продолжал возрастать, и таможенные поступления от их ввоза являлись важной статьей доходов казначейства. Особое значение имел чай. Общая сумма таможенных пошлин па него в 1840 г. составила 4 млн., а в 1846 г. — 5 млн. ф. ст. Из общего среднегодового потребления китайского чая в 40-е годы 72250 тыс. фунтов на долю Великобритании приходилось 52 млн. фунтов (т. с. 72%), России — 10 млн., США — 7 млн., прочих стран — 3250 тыс. фунтов.

После «открытия» Шанхая значительно увеличился импорт в Англию китайского шелка-сырца, являвшегося для британской текстильной промышленности «самым дешевым, наиболее подходящим и легко доставляемым» сырьем.

Изменения во взаимоотношениях Китая и Анг­лии

В течение первой половины XIX в. во взаимоотношениях Анг­лии и Китая произошли коренные изменения. Превратившись в первую индустриальную, торговую и колониальную державу мира, Великобритания, продолжая укреплять и расширять свои позиции в Азии, перешла к открытой агрессии против феодальной Цинской империи, вступившей в полосу упадка. Под натиском англичан Цины потеряли свой сюзеренитет над Непалом и Бирмой. В обстановке изменения не в пользу Китая соотношения сил обнаружилось полное невежество и неспособность маньчжурских правительственных кругов управлять многонациональным Китаем. Свое деспотическое господство они пытались сохранить путем консервации отсталых феодальных отношений и изоляции китайского народа от воздействия передовых политических идей и мирового экономического прогресса. В то же время пинские правители по-прежнему проявляли высокомерие и неуважение к иностранным государствам. Все это и обусловило их поражение в первой «опиумной» войне. Пинские правители побоялись привлечь народ к вооруженной борьбе против немногочисленных войск интервентов и дали англичанам возможность добиться легкой победы и навязать Китаю унизительные условия мира.

Насильственный прорыв изоляции Китая положил начало глубокому социальному и политическому кризису феодальной Цинской империи. «Полная изоляция, — писал К. Маркс, — была первым условием сохранения старого Китая. Когда же этой изоляции при содействии Англии был насильственно положен конец, разложение должно было наступить так же неизбежно, как неизбежно разложение тщательно сохраненной в герметически закрытом гробу мумии, лишь только к ней получит доступ свежий воздух».

Заключение неравноправного Нанкинского договора явилось прологом ко всей последующей внешней политике Цинов, суть которой состояла в том, чтобы территориальными, экономическими и политическими уступками откупаться от капиталистических государств и заручаться их поддержкой в борьбе с прогрессивными движениями внутри страны во имя сохранения устоев феодальной монархии. Подобный внешнеполитический курс предопределял зависимый характер внешних сношений Китая с Англией и другими капиталистическими странам и приводил к дальнейшему отчуждению цинских властей от китайского народа. Его борьба за свержение антинациональной пинской монархии стала определяющей в дальнейшем развитии Китая.

Англия, насильственно «открыв двери» Китая, существенно укрепила там позиции не только своего, но и международного капитала. Вслед за Англией Пекин подписал договоры с США (3 июля 1844 г.) и Францией (24 октября 1844 г.), которые по принципу наибольшего благоприятствования смогли воспользоваться всеми теми односторонними льготами и привилегиями, которые предусматривались англо-китайским Нанкинским договором.

Тем не менее в рассматриваемый период Великобритания сумела обеспечить себе в Китае ведущее положение. Из 219 иностранных фирм, действовавших в 1855 г. в Гонконге и пяти открытых портах, 111 были английскими и 45 индийскими (большая часть из них контролировалась англичанами), США же представляли лишь 23, Германию — 7, Францию — 6 фирм. Свыше 60% торговых операций в этих портах приходилось на британские компании, из 300 иностранных морских судов, занимавшихся внешнеторговыми перевозками в китайских водах в 40-х годах, более 2/3 принадлежало англичанам.

При всем этом нерешенным оставался весьма важный вопрос — нормализация межгосударственных отношений, установление постоянных посольских связей. Великобритания не получила права иметь своего посла в Пекине, и Северный Китай оставался для английских торговцев закрытым районом. И самое главное — добившись (капитуляции цинских властей, Англия столкнулась с нарастающим общенациональным сопротивлением вторжению иностранного капитала. «Открыв» ему «двери», «опиумная» война положила начало столетней антиимпериалистической борьбе китайского народа.

Чайная торговля в Гуанчжоу во второй половине xviii начале XIX вв. (некоторые особенности) Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Абросимова Юлия Александровна

Цель работы показать особенности развития чайной торговли в Китае, который во второй половине XVIII в. был основным поставщиков этого товара на мировой рынок. В статье содержатся сведения о том, какая роль принадлежала в регулировании чайной торговли цинским властям, которые ввели так называемую «Кантонскую систему торговых отношений», предусматривающую ряд ограничений для иностранцев, а также о том, какими методами китайские торговые фирмы («ханы иностранной торговли») защищали свои интересы на рынке, приносящем большие доходы.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Абросимова Юлия Александровна

Canton tea trade in the second half of the 18th early 19th century

The purpose of the article is to examine the main aspects of Canton tea trade development during the period when the Qing China became the main tea supplier to the growing world market. It gives special attention to both the Qing government as the legislative and regulating body, which introduced the so called Canton system , and to the Hong merchants of Canton the monopolists, who were responsible for the whole complicated process of the profitable tea trade in China.

Текст научной работы на тему «Чайная торговля в Гуанчжоу во второй половине xviii начале XIX вв. (некоторые особенности)»

ЧАЙНАЯ ТОРГОВЛЯ В ГУАНЧЖОУ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII — НАЧАЛЕ XIX вв. (НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ)

Во второй половине XVIII в. Китай становится важным поставщиком чая на мировой рынок. Через Кяхту шла государственная караванная торговля с Россией, через порт Гуанчжоу Цинская империя вела торговлю с другими иностранными державами. В указанный период доминирующую роль в чайной торговле1 в Гуанчжоу играли англичане. На долю английской Ост-Индской компании приходилось 50 % от общего объема торговли Китая со странами Запада. Благодаря грамотно выстроенной экспортно-импортной политики к концу XVIII в. ей удалось практически вытеснить с рынка голландскую, французскую, датскую и другие сравнительно небольшие континентальные компании. Помимо Ост-Индских компаний, все большую активность после 70-х гг. XVIII в. начали проявлять и частные торговцы, среди которых англичане все также занимали лидирующие позиции. Из-за дисбаланса в торговле английская Ост-Индская компания практиковала выдачу разрешений частным судам на плавание и ведение торговли (экспорт индийского хлопка) между Индией и Китаем на основе лицензии компании. Таким образом, получался своеобразный торговый треугольник, называемый “country trade”, описанный Фредериком Вэйкманом2 и Михаэлем Гринбергом3.

В третьей четверти XVIII в. на долю торговавших по этой схеме купцов приходилось около 30 % от всего объема британской торговли в Гуанчжоу. Из десяти частных кораблей шесть прибывали в Гуанчжоу из Бомбея, два из Бенгали и еще два из Мадраса4. Что касается самих купцов, то помимо британцев в торговле также весьма активно участвовали представители местного населения Индии, часто состоявшие на службе в английской Ост-Индской компании: индусы, парсы, мусульмане, а также армяне. Последние отличались особенной активностью до середины 80-х гг. XVIII в., пока их не вытеснили парсы в результате увеличения объемов экспорта в Китай хлопка5.

Кроме упомянутых купцов, торговую деятельность в Гуанчжоу на частной основе осуществляли также португальцы, проживавшие в Макао, представители некогда активных голландской, шведской, французской и датской Ост-Индских компаний и буквально «ворвавшиеся» в 1785 г. в Кантонскую систему торговых отношений американцы. После окончания войны за независимость моряки и торговцы из Филадельфии, Нью-Йорка и Салема, находясь в достаточно сложном финансовом положении, начали проявлять особый интерес к чайной торговле Китая со странами Запада6. Объемы американо-китайской торговли возрастали стремительно. Так, в сезон 1817-1818 гг. совокупный объем экспорта и импорта американцев был больше, чем у английской Ост-Индской компании7.

© Ю. А. Абросимова, 2009

Таким образом, к началу XIX в. рынок Гуанчжоу был поделен между английской Ост-Индской компанией и частными торговцами, к которым относились и американцы8.

Начиная с 1760 г., в Гуанчжоу по решению цинских властей была введена так называемая Кантонская система торговых отношений, согласно которой торговля со странами Запада через этот порт имела ряд особых ограничений9. Одним из основных условий Кантонской системы было то, что в вопросах импорта чая иностранцы могли сотрудничать только с ограниченным числом номинированных властями торговых фирм (ханов), именуемых «ханами иностранной торговли» (по-китайски вай ян хан). Их владельцы имели монопольное право на торговлю с европейцами и входили в объединенную купеческую гильдию «Гунхан» или «Тринадцать ханов». Именно эта группа купцов через представляемые ими торговые фирмы, число которых в разные годы редко превышало десяти, стали во второй половине XVIII в. основной движущей силой в торговых отношениях Китая со странами Запада. Благодаря своему особому положению, а также наличию обширных рынков сбыта, купцы, обладавшие монопольным правом на чайные поставки иностранцам, имели возможность относительно быстро заработать состояние. Однако со временем стало понятно, что все возраставший в XVIII-XIX в. спрос на чай мог стать для владельцев «ханов иностранной торговли» не только источником крупных прибылей, но больших сложностей. Дело в том, что еще с середины XVIII в. большинство купцов работало по следующей, на первый взгляд выгодной, но опасной схеме «предварительных контрактов»: «в конце сезона европейцы могли договариваться (с китайскими купцами) о количестве и цене на товары на следующий сезон или исключительно о количестве, оставляя на будущий сезон возможность определить цены на основании существующих ставок.. ,»10. Под закупку желаемого количества чая иностранные компании давали китайским купцам денежные кредиты. Такая практика объяснялась во многом тем, что все европейские корабли прибывали в Гуанчжоу примерно в один и тот же фиксированный промежуток времени, а для закупки и доставки высококачественного чая из отдаленных провинций требовалось время — по меньшей мере, месяц11. Кредитные деньги шли на пополнение оборотных средств китайских торговых фирм и стали бы спасением для их владельцев (недостаток свободных денежных средств был одной из серьезных проблем развития торгового процесса в рамках Кантонской системы в целом), если бы через некоторое время не поставили китайских купцов в зависимое положение вечных должников, а английскую Ост-Индскую компанию не сделали бы их главным кредитором.

Читайте также:  Нефть в Колумбии, добыча, запасы и месторождения

Полученные деньги в свою очередь использовались купцами для кредитования поставщиков чая, прибывавших в Гуанчжоу из «чайной» провинции Фуцзянь, специализировавшейся главным образом на поставках черного чая, и соседней с ней провинции Аньхуй, из которой поставлялся лучший зеленый чай12. Американский исследователь Р. Г арделла в своей монографии о чайной торговле, ссылаясь на воспоминания одного из английских торговцев начала XIX в., пишет, что несмотря на то, что поставщиков и зеленого, и черного чая ежегодно приезжало в Гуанчжоу большое количество, многие из них сами были перекупщиками и не имели достаточно средств для осуществления торговой деятельности. Купцы — владельцы «ханов иностранной торговли», делая заказы, согласно заключенным с иностранцами контрактам, ссуживали поставщикам две трети от стоимости заказа под относительно небольшие проценты (1—1,5 % в месяц)13.

Подобной практики могли придерживаться не все купцы. Еще одним способом обеспечить европейцев чаем была закупка товара у производителей или перекупщиков по рыночным ценам непосредственно в Гуанчжоу. Но к такому способу ведения дел, который не мог гарантировать китайским владельцам торговых фирм требуемого качества

чая, а значит и значительной прибыли, прибегали чаще всего вновь получившие лицензию купцы, не имевшие наработанных связей.

И, наконец, третьим способом ведения торговли была поставка чая с собственных плантаций. Известно, что некоторые семьи, происходившие из провинции Фуцзянь, владели чайными плантациями в горах Уи и за счет этого обеспечивали большую часть своих контрактов, удваивая в конечном итоге собственную прибыль14. Однако, таких примеров было немного. Вертикальной монополии, т. е. полному контролю китайских купцов над процессом чайных поставок — от выращивания до отгрузки на иностранные суда — мешали многие факторы, специфичные для императорского Китая: полуофициальный статус купцов-чиновников, делавший невозможными как внутренние, так и внешние инвестиции15; невозможность осуществления тщательного контроля над этим процессом16, а также шаткое положение самих купцов. Лишь немногие «ханы иностранной торговли» могли похвастаться длительной историей, большинство появлялось и быстро исчезало. Содержание чайных плантаций требовало значительных затрат, а окупаемость не была мгновенной, китайским владельцам торговых фирм гораздо выгоднее было выступать в роли посредников и гарантированно получать неплохую прибыль в короткие сроки.

Относительно того, сколько зарабатывали владельцы «ханов иностранной торговли», существует несколько мнений, но большинство сводится к тому, что участие в Кантонской торговле было делом прибыльным. По данным чайного эксперта английской Ост-Индской компании в Гуанчжоу с 1804 по 1826 гг. Самюэля Болла, цена у производителя за один пикуль17 чая составляла в разное время около 12 лян18. Купцы, обеспечивавшие иностранные контракты, платили за пикуль чуть меньше 21 лян и перепродавали европейцам по 27 лян за пикуль. Их чистая прибыль составляла 25-30 % 19. Согласно утверждению американского исследователя Ченя, прибыль купцов, имевших лицензию на иностранную торговлю, могла меняться на протяжении всего периода существования Кантонской системы, но, как правило, она была стабильно высокой и составляла в первые два десятилетия XIX в. около 4-5 лян от каждого проданного пикуля чая. Их личная прибыль варьировалась от 10 до 19 %20. Если умножить эту среднюю прибыль на объемы продаж владельцев «ханов иностранной торговли» одной только английской Ост-Индской компании21, то получатся весьма впечатляющие цифры, иногда превышавшие миллион лян серебром, как это было в торговый сезон 1819-1820 гг.22 Доходность чайной торговли сильно варьировалась от одного «хана иностранной торговли» к другому и во многом зависела от положения его владельца и условий возникновения фирмы, а также от доли торговли с английской Ост-Индской компанией, но она никогда не была нулевой или убыточной для китайских монополистов. Доход известного кантонского купца Пань Чжэньчэна, например, мог доходить до 70-80 тысяч лян в сезон23.

Если проанализировать данные из приведенной ниже таблицы, то можно отметить, что рост чайного рынка, составлявший в среднем 1,5 % в год, не был стихийным. Объемы нарастали постепенно.

Год Объемы чая, проданного английской Ост-Индской компании (килограммы)

1805 11 294 707

1815 12 590 887

Английская Ост-Индская компания следовала выработанной стратегии поставок и строго регулировала Кантонский рынок чая, а значит и прибыли китайских купцов. Но, несмотря на все сложности, владельцы «ханов иностранной торговли» всячески стремились получить свою долю в торговле с англичанами, что непременно гарантировало прибыль.

Чайная торговля с иностранцами приносила китайским купцам значительный доход — около 20 %, но распорядиться им в полной мере удавалось не всегда: убытки от торговли шерстью, стихийные бедствия, восстания, политическая и финансовая ситуация в странах Запада и другие проблемы могли значительно сократить прибыль, но не сделать чайную торговлю убыточной. Для того чтобы деятельность оставалась доходной, китайские купцы, несмотря на кажущуюся косность Кантонской системы торговых отношений, правила которой неизменно существовали вплоть до 1843 г., умели подстраиваться под постоянно меняющиеся условия рынка Гуанчжоу.

В рассматриваемый период Гуанчжоу являлся одним из важнейших коммерческих центров Восточной Азии и отличался определенной спецификой. С одной стороны, Гуанчжоу, по мнению некоторых исследователей, относился к такому типу «торгового порта», где в основе торговли изначально лежал не принцип спроса и предложения, а воля властей, которые устанавливали фиксированные цены, пресекали конкуренцию и осуществляли жесткий контроль над торговой деятельностью24. Действительно, как принято считать, порт Гуанчжоу в период существования Кантонской системы торговых отношений не мог похвастаться развитой транспортной системой, четко отлаженным процессом контроля качества продукции, наличием единого стандарта продаваемых товаров и многими другими необходимыми условиями развития торговли и рыночной конкуренции. С другой стороны, отличительной особенностью торгового процесса в Гуанчжоу в рассматриваемый период было то, что основывался он не на бартерной торговле, как, например, Кяхтенская торговля с Россией, а был связан со значительным импортом капитала. То, что Гуанчжоу не отставал от других развитых портов Азии своего времени, по мнению К. Чаудхури25, доказывает, прежде всего, наличие в нем оптовых рынков, в том числе и форвардных26, с отлаженной системой снабжения и кредитования, а также наличие системы улаживания споров путем достижения консенсуса или через суд. То есть Гуанчжоу, вопреки сложившемуся мнению, во второй половине XVIII — начале XIX вв. был не только одним из самых востребованных портов Восточной Азии, но и с точки зрения осуществления торговой деятельности, в частности импорта чая, отвечал большинству требований своего времени. Что касается чайной торговли, то в рассматриваемый период она стала не только катализатором развития Гуанчжоу и всего региона в целом, но и сыграла важную роль в развитии внешнеторговых отношений Китая со странами Запада.

1 Помимо чая иностранцы закупали в Китае шелк-сырец, фарфор, ревень, сахар, мускус, камфару, серебряные, золотые, лаковые изделия и др.— всего порядка 70 наименований товаров. Однако лидирующие позиции занимал импорт чая. В разные годы он составлял от 70 до 90 % от всех импортируемых из Гуанчжоу грузов.

2 The Cambridge History of China. Late Ch’ing. 1800-1911. Cambridge, 1978. Vol. X. P. 166-169.

3 GreenbergM. British trade and the opening of China, 1800-1842. Cambridge, 1952. P. 21-40.

4Hsu I. C. Y. The rise of modern China. Oxford, 2000. P. 143.

5 Ch’enA. The insolvency of the Chinese Hong Merchants. 1760-1843. Singapore, 1971. P. 33.

6 Груз первых американских кораблей, прибывших в Гуанчжоу из Бостона, состоял из женьшеня, прибыль от продажи которого китайским купцам вначале могла доходить до 500 %. Но постепенно прибыль начала падать, и основной статьей импорта после 1787 г. стала пушнина, а за ней сандаловое

дерево с Гавайских островов и островов Фиджи, запасы которого, как и до этого пушнины, значительно сократились уже к 1830 г

7 Grant Fr. Merchants, lawyers and the China trade of Boston // Boston Bar Journal. Vol. 23, № 8. Sep. 1979. P. 6.

8 The Cambridge History of China. Late Ch’ing. 1800-1911. Vol. X. P. 169.

9 Кантонская система торговых отношений подразумевала установление следующих ограничений: 1. Вся торговля чаем и шелком должна была осуществляться только через купцов, обладавших монопольным правом на торговлю с европейцами и входивших в «Тринадцать ханов». 2. Все установленные налоги и пошлины должны были взиматься через посредство китайских купцов, выступавших также в роли гарантов прибывших иностранных судов и отвечавших за все поступки иностранцев на китайской территории. Все петиции, направленные иностранцами высшим чиновникам провинции, должны были подаваться через китайских купцов. Прямые контакты европейцев с китайскими представителями власти высшего звена запрещались. 3. Фактории, в которых жили иностранцы, находились под контролем и были собственностью купцов — членов «Тринадцати ханов». 4. Свобода передвижения иностранцев значительно ограничивалась. С конца одного торгового сезона до начала другого западным купцам надлежало переезжать в Макао. 5. Иностранцам запрещалось осуществлять стрельбу из ружей. 6. Иностранцам категорически запрещалось изучать китайский язык, а также не разрешалось привозить с собой своих жен и детей. 7. Китайским подданным запрещалось брать у иностранцев деньги в долг. 8. Устанавливать цены на привезенный товар иностранные купцы могли также лишь с согласия высших чиновников. 9. Иностранцы, совершившие преступление на китайской территории, получали наказание согласно Цинскому законодательству и др.

10Morse H. B. The Gilds of China, London, 1909. P. 78.

11 Gardella R. Harvesting Mountains. Fujian and China Tea trade, 1757-1937. Berkley, 1994. P. 35.

14 Naquin S., RawskiE. S. Chinese society in the 18th century. London, 1987. P. 104.

15 The rise and growth of Colonial port cities in Asia / ed. by D. Basu P. 152.

16 Контроля можно было добиться, если клан, к которому принадлежал купец, входивший в «Тринадцать ханов», происходил из «чайной» провинции, и представители клана могли участвовать во всем процессе чайных поставок.

17 Пикуль — мера веса, применявшаяся в Гуанчжоу. 1 пикуль был равен 133 1/3 фунта.

18 Лян — денежная единица расчета, бывшая в употреблении в Гуанчжоу. 1 английский фунт был равен 3 лян.

19 Gardella R. Op. cit. P. 36.

20 Ch’en A. The insolvency of the Chinese Hong Merchants. P. 50-53, 67.

21 MuiHoh Cheung,MuiLornaH. The management ofMonopoly: a study ofthe English East India Company’s conduct of its tea trade 1784-1833.Vancouver, 1984. P. 37.

22 Gardella R. Op. cit. P. 183.

23 Пань Ганэр, Хуан Цичэнь, Чэн Годун. Пань Тун Вэнь (Фу) хан. Гуанчжоу, 2006. С. 115.

24 The rise and growth of Colonial port cities in Asia / ed. be D. Basu P. 169.

25 Chaudhuri K. N. Trade and civilization in the Indian Ocean: an economic history from the rise of Islam to 1750. Cambridge, 1985. P. 197ff.

26 Рынок, на котором участники договариваются о поставке товаров на некоторую дату в будущем.

Торговля между Китаем и Англией во второй половине XVIII века

А.А. Козлов

Ключевые слова: глобализация, Англия, внешняя торговля, чай, опиум, Китай, Гуанчжоу, опиумная война, контрабанда, торговля, Линь Цзэсюй, Британская Ост-Индская компания, серебро, Бенгалия, Фуцзянь, Тяньцзинь, Гонконг, вывоз капиталов, Шанхай, миграция китайцев, США, страны Юго-Восточной Азии

В отечественном китаеведении не достаточно изучена тема о глобализации и участии в ней Китая. Решение этой проблемы позволит глубже понять смысл событий 19-го – начала 21-го веков и приблизит нас к возможности четче прогнозировать будущее мира и место в нем Китая.

Читайте также:  Переработка и транспортировка нефти в Колумбии, история и наши дни

C начала 16 века по начало 19 века китайская экономика была самой большой в мире, но затем она катастрофически уменьшилась и только с конца 70-х годов 20-го века начала бурно развиваться. Обогнав в 2010 году Японию по уровню ВВП Китай занял второе место в мире по экономическому развитию. Сейчас он находится в числе мировых лидеров по ряду экономических показателей. Так, в 2016 году он занял первое место в мире по объему зарубежных инвестиций.

Автор исходит из того, что глобализация началась с наступлением 19-века, когда Англия, самая развитая в то время страна, активизировала свою политику в Азии. В 20х годах была ограничена в правах Британская Ост-Индская компания, владевшая монополией на торговлю в Азии и на рынках Индии и Китая появилось большое количество частных торговцев, которые контрабандным путем поставляли опиум из Бенгалии в Китай. В 1842 году после первой опиумной войны Китай вынужден был открыть пять портов для торговли с иностранцами. До этого С этого открытым портом был только Гуанчжоу. В последующие годы Англия вместе с другими развитыми странами превратила Китай в полуколонию. Вторая волна глобализации началась во второй половине 20-го века и Китай уже успешно стал использовать в своих целях возможности глобализации, нейтрализуя ее негативные стороны.

Начало глобализации связано с торговлей опиумом. Самым крупным наркоторговцем была Англия, которая с 1775 по 1917 гг. ввозила в Китай опиум в больших количествах, несмотря на существовавший в этой стране до 1858 г. запрет на его употребление. В результате эту самую многонаселенную страну мира охватила наркотическая эпидемия, по своим масштабам невиданная в мировой истории. Американский китаевед Дж. Фэрбенк отмечал, что английская торговля опиумом в Китае «была самым длительным и систематичным международным преступлением нового времени»[i].

Опиум давно известен человечеству. В лечебных и рекреационных целях он использовался с древности. В шумерских источниках за 3 тысячи лет до н.э опийный мак упоминался, как «растение радости». Его знали ассирийцы, вавилоняне, египтяне. Воины Александра Македонского и позже арабские купцы познакомили с ним народы Ирана и Индии. Первое письменное упоминание о нем встречается в работах древнегреческого естествоиспытателя и философа Теофраста (III в. до н. э.)[ii]. Точная дата, когда опиум появился в Китае, неизвестна, но по некоторым данным уже в 11-м столетии опийный мак там уже выращивали[iii]. Известно также то, Китай, импортировал большую часть потребляемого опиума, цена на который до XIX в.?была очень высокой, поэтому он был недоступен для широких слоев населения.

С начала XVII в. торговлю опиумом в Азии контролировала Голландская Ост-Индская компания, которая в 1602 г. отобрала у португальцев торговые центры в Индии, где во время правления третьего падишаха династии Великих Моголов Акбара (1556—1605 гг.)[iv] была установлена государственная монополия на производство и распространение опиума.

Юньчжэн в 1729 г. издал указ, запрещающий импорт и продажу опиума, угрожая нарушителям, в частности, конфискацией их судов. Запрет первоначально исполнялся энергично, что привело к уменьшению ввоза опиума, но и к резкому его подорожанию и контрабандной торговле.

В относительно небольших количествах голландские и португальские купцы поставляли опиум в Китай и Юго-Восточную Азию. В этом регионе получило распространение курение опиума в смеси с табаком, а не употребление с пищей, как в Индии. «Новый способ» использования опиума значительно усиливала наркотическую зависимость. Опиум быстро распространился в прибрежных районах Китая в XVII столетии, о чем уже знали в Англии (хорошо известный герой одного из произведений Д. Дефо, Робинзон Крузо дважды плавал в Китай с грузом опиума, т.к. последний был «в большой цене у китайцев» [v] ) В первой половине XVIII века в Китай ежегодно ввозилось около 13 т наркотика. В ответ на растущую наркотическую угрозу китайский император Юньчжэн в 1729 г. издал указ, запрещающий импорт и продажу опиума, угрожая нарушителям, в частности, конфискацией их судов. Запрет первоначально исполнялся энергично, что привело к уменьшению ввоза опиума, но и к резкому его подорожанию и контрабандной торговле.

Зависимость китайского населения от этого наркотика стала возрастать, когда львиная доля торговли опиумом перешла в руки Британской Ост-Индской компании (БОИК). Основанная в 1600 г., компания получила от английской королевы монопольные права на торговлю с «Восточными Индиями», Ост-Индией. Первые англичане появились в Китае в 1637 г. В 1715 г. им было разрешено начать свою торговлю в Гуанчжоу[vi], единственном приморском городе, открытом в Китае для торговли с иностранцами. К агрессивным приемам торговли опиумом на китайском рынке они перешли после того, как взяли под свой контроль главные опиумопроизводящие регионы Индии — Бенгалия и Бихар[vii] — в середине XVIII века.

Захват Бенгалии Ост-Индской компанией после битвы при Плесси (1757 г.) положил начало созданию Британской колониальной империи в Индии. Компания в 1773 г. добилась монопольного права на торговлю опиумом, чтобы покрывать растущие военные расходы, связанные с завоеванием остальной части Индийского субконтинента.

Так как импорт опиума в Китай был запрещен, БОИК продавала товар в Калькутте лицензированным торговцам. Они перевозили наркотик по морю на принадлежащие англичанам склады в зоне свободной торговли в Гуанчжоу. Уже отсюда контрабандным путем опиум доставлялся китайскими торговцами, зачастую при помощи местных коррумпированных таможенных чиновников, во внутренние районы Китая. Яшики с наркотиками также перегружали на суда китайских контрабандистов в открытом море, но за пределами территориальных вод. Компания таким образом формально вроде бы и не несла никакой ответственности за импорт опиума и сохраняла свои права в торговле с Китаем.[viii]

К началу XIX столетия подпитываемые доходами от торговли наркотиками английские владения в Индии стали самыми большими в мире производителями опиума, почти третья часть которого экспортировалась в Юго-Восточную Азию и Китай.[ix] В 1729 г. около 13 т ввозилось в Китай; к 1767 г. объем достиг 64 т, и более чем 115т— к 1798 г.[x] Но активное расширение торговли опиумом началось только после 1820 г., когда БОИК начала терять свою монополию и в торговлю включилось огромное число частных предпринимателей.

В условиях монополии БОИК ограничивала производство с тем, чтобы держать цены высокими. Как только монополия исчезла, объемы продаж и прибыль торговцев стали зависеть только от объемов производства. Чтобы выдержать конкуренцию со стороны производителей опиума в Турции и Иране, пытавшихся проникать на китайский рынок с помощью американских торговцев, англичане стремительно увеличивали производство опиума в Индии. Площади под посевами опийного мака в Бенгалии были расширены с приблизительно 36 400 гектаров в 1830 г. до 71 200 гектаров в 1840 г. и до 224 000 гектаров 1872 г. [xi] В результате цены на опиум значительно снижались. В 20-30 гг. XIX в., выраженная в испанских серебряных долларах, находившихся в обращении в Китае, цена одного ящика [xii] опиума из Патны (Бихар) упала с 2500 долл. в 1822 г. до 585 долл. в 1838 г., что привело к резкому росту продаж, и соответственно, к стремительному увеличению числа наркоманов в Китайской империи, быстрому оттоку из страны серебра, которое шло в уплату за наркотики.

Таблица 1. Рост поставок опиума из Индии в Китай в 1809—1839 гг.

Как все начиналось… Как Россия начала торговать с Китаем

Для России конец 16-го и 17 век были ознаменованы открытием пути в Китай и первыми попытками наладить торговлю с этим государством. Русские, движимые желанием найти самый короткий путь в Поднебесную, проводили различные экспедиции. Так, одна из них в 1582 году отправилась в Сибирь. Ее целью было найти китайское государство, определить, чем оно живет и чем богато. Исследования Сибири длились не один год, и за это время России удалось присоединить к себе все территория Северной Азии и подойти к границе с Поднебесной.

Первый «визит» в Пекин

Впервые достичь Пекина и встретиться с правителем китайского государства русским путешественникам удалось в 1618 году. Это было желанное событие, так как Россия знала, что Поднебесная представляет большой интерес для западных держав. Известно, что английские посланники пытались наладить торговые отношения с Китаем через Россию, более того они много лет пытались добиться права завоевания Сибири, а потом и Поднебесной. Россия проявила в этом вопросе хитрость, заявив, что Китай – государство маленькое и небогатое.

После того как первая экспедиция в начале 17 века дошла до Пекина, от китайского правителя было получено согласие на торговлю между государствами. Но официальный документ, в котором было отражено это согласие, был написан на китайском языке и не понят, поэтому Кремль не придал ему значения. Таким образом, налаживание торговых связей были отложено на неопределенное время.

Зачем России была нужна торговля с Китаем

Отметим, что Россия была заинтересована в торговых отношениях с Поднебесной, чтобы сбывать им собственные товары: пушнину, мед и другие сибирские дары. Из китайских товаров русским были в основном интересны чай и шелк. На заметку! Впервые чай жители России попробовали лишь в 1606 году во время одного из очередных экспедиций по поиску короткого пути в Поднебесную! Напиток не оставил их равнодушными, чем и объяснятся повышенный интерес во время торговли.

В стремлении больше продавать свою продукцию Россия кардинально отличалась от европейских держав, стремившихся закупаться китайскими товарами. Они считались экзотикой и ценились в Европе очень высоко.

Первые «официальные» караваны …

Прошло почти полвека после первого «визита» русских в Пекин, пока в 1654 году был отправлен первый казенный русский караван. Известно, что енисейские казаки ездили в Поднебесную с целью торга и самостоятельно, не ставя в известность Кремль.

Середина 17 века стала переломной в торговых отношениях и начали появляться первые «логистические» связи:

  1. Подписание Нерчинского договора в 1689 году закрепило за Россией исключительное право торговли с Пекином.
  2. Подписание в 1727 году Кяхтинского договора. В документе были прописаны все условия торговли: ежегодная отправка караванов (до 1000 купцов в каждом), основание Кяхтинской слободы, в которой проводились торги и где формировались караваны, отправляемые обратно в Россию.

Торговля между Поднебесной и Россией не была лишена сложностей. Одной из них стала «коррупционная» составляющая. Кяхтинский и Нерчинский договоры подписывались на государственном уровне, поэтому все караваны сопровождали официальные лица. Такой подход начал приносить государству убыток, так как служащие продавали государственную продукцию за бесценок, а в торговые караваны подкладывали свои, чтобы дорого продать их жителям Поднебесной. Личная выгода стала ставиться выше государственной.

торговые караваны из Китая

Новый «формат» русско-китайской торговли в 18 веке

Понимая неэффективность «официальной» торговли, государство передало право торговать с Китаем в «частные руки» — купцам. Те, в свою очередь, не желали ездить в Пекин, так как это было затратно и не всегда безопасно. И китайские торговцы, и русские купцы предпочитали торговлю на границе. Желая приостановить стихийность этого процесса и получить прибыль с торговли, правители государств подписали в 1792 году соглашение, согласно которому торговать с Китаем имели право только 6 предприятий, а правителем Поднебесной это право было передано только 2 китайским предприятиям. Установление таможенного контроля и взимание таможенных пошлин стали новым этапом в китайско-торговых отношениях.

Доставлять товары из Китая сегодня очень просто — обращайтесь к нам и мы подберем оптимальный вариант!

Ссылка на основную публикацию