Нефть в Мьянме, месторождения и нефтеочистительные заводы

Нефтегазовая промышленность Мьянмы – Oil and gas industry in Myanmar

Мьянма – развивающаяся страна и важный производитель природного газа и нефти в Азии . Здесь находится одна из старейших нефтяных отраслей в мире, первые экспортные поставки сырой нефти относятся к 1853 году. Сегодня страна является одним из крупнейших производителей природного газа на азиатском континенте. Десятилетия изоляции, санкций , отсутствие технических возможностей, непрозрачная государственная политика и недостаточные инвестиции препятствовали усилиям страны по развитию сектора добычи углеводородов. Недавняя, но медленная политическая реформа побудила международное сообщество ослабить санкции в отношении Бирмы, что породило надежды на увеличение инвестиций и экономический рост. В 2015–2016 годах в нефтяную промышленность был привлечен самый высокий объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в истории Мьянмы (4,8 млрд долларов США).

В 1963 году социалистическое военное правительство во главе с Не Вином национализировало сектор, что привело к десятилетиям экономического застоя.

Добыча нефти ручным способом в Мьянме. Фоторепортаж

Ручная добыча сырой нефти в Мьянме. © Damir Sagolj/Reuters

Ручная добыча сырой нефти в Мьянме. © Damir Sagolj/Reuters

Нефть является одним из основных природных ресурсов, которыми богаты земли Мьянмы. Еще в конце XVIII века британские путешественники рассказывали о сотнях нефтяных колодцев и скважин, расположенных на территории современного округа Магуэ. Вскоре именно британцы и прибрали к рукам эти месторождения, применив здесь технологические новшества.

На реке Иравади и сегодня добывают нефть и, что удивительно, способами многовековой давности. Это примитивная и опасная технология, но она позволяет многочисленным местным беднякам сводить концы с концами.

Женщина несет канистру чистой воды. © Damir Sagolj/Reuters

Для европейца добыча нефти таким кустарным способом выглядит дико: вокруг месторождения в непролазной грязи стоят сотни палаток, кое-как сооруженных из тощих бамбуковых жердей и натянутого на них тряпья. Туда-сюда по колено в неочищенной нефти снуют тысячи утомленных мужчин и женщин, тут же бегают их чумазые дети. За всем этим наблюдают местные «нефтяные магнаты», поминутно отдавая приказы и покрикивая на зазевавшихся работников. Одни копают, другие бурят, третьи собирают нефть в канистры, четвертые переливают их в бочки, пятые тащат эти бочки к грузовику на окраине месторождения.

Мужчина управляет оборудованием для добычи нефти. © Damir Sagolj/Reuters

В самых крупных «нефтяных городках» постоянно живут до 20 тысяч человек. Заправилы этого бизнеса уверяют, что им удается добыть до 300 баррелей сырой нефти в день, что позволяет заработать 3 тысячи долларов. Они говорят, что это легкие деньги, хотя, глядя на изможденные лица их работников, такого не скажешь.

Ко Минь, 26 лет, добывает сырую нефть. © Damir Sagolj/Reuters

Воротилы говорят, что, как и в любом другом бизнесе, здесь самое главное держать ушки на макушке и успеть выкупить участок, как только правительство прекратит на нем добычу. Тогда сюда устремляются бедняки и за гроши надрывают спину, добывая нефть методами своих праотцев. Акр в таких «нефтяных городках» стоит около четырех тысяч долларов, на буры уходит еще около двух тысяч, но главное – это дать взятку чиновникам. Те, что победнее, приводят бур в действие вручную, пока не накопят на генератор и двигатель.

Ко Минь, 26 лет, добывает вручную нефть из одного из трех колодцев глубиной 300 футов. © Damir Sagolj/Reuters

Тут действительно можно разбогатеть, но риски крайне велики, поскольку условия работы гробят здоровье, да и рабочие в плане защиты предоставлены здесь сами себе. Работа продолжается 24 часа семь дней в неделю. Пожары, в результате которых люди заживо варятся в нефти, здесь явление не то, чтобы ежедневное, но давно никого не удивляет. Несмотря на многочисленные запрещающие знаки, мужчины курят, не отрываясь от производства.

Владельцы таких «нефтяных городков» рискуют по-своему – они вкладывают деньги, но могут и прогореть. Некоторые уверяют, что потери иной раз составляют миллионы долларов, но нефть – это единственный способ в Мьянме заработать не то, что миллионы, сотню тысяч долларов. Рядовым рабочим, естественно, не приходится мечтать и о значительно меньших суммах.

Мужчина управляет основным оборудованием для добычи сырой нефти. © Damir Sagolj/Reuters

Никто толком не знает, сколько нефти находится в месторождениях, расположенных вдоль Иравади, известно лишь, что их много.

Ко Минь, 26 лет, получает деньги за продажу сырой нефти. © Damir Sagolj/Reuters

Ребенка кормят рисом в “семейной” палатке. © Damir Sagolj/Reuters

Удел этого молодого человека – управление достаточно примитивным оборудованием для добычи сырой нефти, поэтому он может позволить себе читать книгу и слушать музыку. © Damir Sagolj/Reuters

Ко Минь, 26 лет, добывает вручную нефть из одного из трех колодцев глубиной 300 футов. © Damir Sagolj/Reuters

Люди с канистрами сырой нефти в ожидании покупателей. © Damir Sagolj/Reuters

Мужчина управляет основным оборудованием для добычи сырой нефти. © Damir Sagolj/Reuters

Канада: экологические проволочки обошлись нефтепроводам в миллиарды

Многочисленные задержки с расширением трубопроводных мощностей, ведущих к нефтяным месторождениям канадской провинции Альберта, привели к потерям для местных добывающих компаний в объеме как минимум $14 млрд с 2015 по 2019 годы, подсчитали аналитики компании IHS Markit.

Тяжелая нефть Канады обычно продается со скидкой по сравнению с эталонным уровнем США, поскольку Альберта находится далеко от морских коммуникация и от основных рынков сбыта. Инфраструктурные ограничения в последние пять лет дополнительно увеличили дисконт, с которым торгуется сорт Western Canadian Select по сравнению с эталонной нефтью WTI в США.

По оценкам IHS Markit Canadian Oil Sands Dialogue, без ограничений экспортной пропускной способности трубопроводов тяжелая сырая нефть Западной Канады в среднем могла бы получить как минимум на $3 за баррель больше по сравнению с ценами на нефть WTI в Кушинге (Оклахома). Именно эта оценка послужила основанием для калькуляции недополученных доходов канадских нефтяников, причем, уточнили в IHS Markit, это еще и консервативные цифры.

Усугубило проблему нехватки экспортных мощностей увеличение добычи нефти в Канаде более чем на 700 тысяч баррелей в сутки в тот же период (2015–2019 годы). Это стало особенно очевидно осенью 2018 года, когда цена на нефть Western Canadian Select упала до $14 за баррель — дисконт к WTI находился на уровне около $50.

Основной причиной задержек новых трубопроводных проектов стали действия экологических активистов, которые регулярно устраивают акции протеста и заваливают нефтяников судебными исками. Тем не менее, в декабре началось строительство новой ветки трубопровода Enbridge в Миннесоте после получения всех необходимых согласований и разрешений. Этот проект дает надежду канадским нефтедобытчикам в условиях рисков, что новый президент США Джо Байден может пойти на закрытие трубопровода Keystone XL, который воскресил его предшественник Дональд Трамп.

«Западная Канада способна получить более низкую разницу в ценах в ближайшее десятилетие. Постепенное расширение экспортных мощностей трубопроводов поможет гарантировать, что добыча не будет зависеть от узких мест региональной инфраструктуры и волатильности цен, которые были в прошлом. Между тем снижение доступности других глобальных источников тяжелой высокосернистой нефти, таких как Венесуэла, способно канадским производителям дополнительный импульс», — прокомментировал ситуацию Кевин Бирн, вице-президент IHS Markit по североамериканским рынкам нефти.

Компания ExxonMobil, ведущая разработку шельфа латиноамериканской Гайаны, сообщила, что планы по увеличению добычи нефти на скважине «Лиза-1» на блоке Стабрук до 120 тысяч баррелей в сутки удалось реализовать лишь с годовым опозданием.

Калмыкия Ньюс

По словам господина Илюмжинова, управляющей компанией в проекте будет «Калмнефтегаз», независимый от «Калмнефти». Инвестпроект, отмечает глава Республики Калмыкия, уже разработан, его стоимость — «несколько сот миллионов долларов». Точную сумму вложений Кирсан Илюмжинов вчера назвать не смог. Зато уточнил, что республика обязалась участвовать в проекте «как непосредственно инвестициями, так и кадрами и оборудованием» — две буровые установки уже поставлены в Мьянму.

В Монголии началось строительство первого НПЗ с помощью Индии

Автор:
Золотая Орда

В пятницу Монголия приступила к строительству своего первого нефтеперерабатывающего завода (НПЗ), долгожданного проекта, который финансируется Индией. Реализация проекта позволит стране полностью уйти от зависимости российского топлива.

В торжественной церемонии открытия начала строительства, состоявшейся в пятницу, приняли участие премьер-министр Монголии Ухнаагийн Хурэлсух и министр внутренних дел Индии Раджнатх Сингх.

Нефтеперерабатывающий завод будет построен сомоне (районе) Алтанширэ аймака Дорноговь в юго-восточной Монголии. НПЗ будет способен обрабатывать 1,5 млн. тонн сырой нефти в год, по сообщению монгольской государственной компании, приступившей к строительству. Это около 30000 баррелей в день.

«С точки зрения национальной безопасности нам необходимо диверсифицировать единственный источник поступления нефтепродуктов из России», – сказал Бонтой Бадралын Мунхдул, исполнительный директор исследовательской фирмы Cover Mongolia.

Финансирование НПЗ является частью 20-летнего кредитного соглашения между Монголией и Экспортно-импортным банком Индии, заключенного в ходе визита премьер-министра Нарендры Моди в 2015 году.

«Индия гарантирует, что нефтеперерабатывающий завод будет построен, но самое большое беспокойство заключается в том, что сможет ли в дальнейшем нефтеперерабатывающий завод самостоятельно погашать индийский кредит», – сказал Мунхдул.

Монголия надеется, что проект будет стимулировать экономику и снизит зависимость от импорта бензина. В прошлом году Монголия импортировала почти 1,5 млн тонн нефтепродуктов из России. Согласно официальным данным, этот объем составил 18 % от общего объема импорта бензина в Монголию.

Согласно заявлению правительства Монголии, проект может повысить валовый внутренний продукт Монголии до 10 %. В последние годы экономика страны нашла спасение только за счет зарубежной финансовой помощи в размере 5,5 млрд. долларов США.

НПЗ будет небольшим по международным стандартам, к примеру, большинство китайских НПЗ обрабатывают сотни тысяч баррелей сырой нефти в день, а индийская Reliance Industries обрабатывает рекордные 1,2 млн баррелей в сутки. Тем не менее, новый нефтеперерабатывающий завод в Монголии, который планируется завершить в конце 2022 года, удовлетворит весь спрос страны на бензин, дизельное топливо, авиационное топливо и сжиженный нефтяной газ.

«Реализовав этот стратегически важный для страны объект, национальная экономика станет независимой от импорта энергии, а цены на топливо и сырьевые товары будут стабилизированы», – сказал представитель Монгольского НПЗ.

На строительстве завода будет задействовано 600 рабочих, и строительство, как ожидается, займет четыре года.

«Реализовав этот стратегически важный для страны объект, национальная экономика станет независимой от импорта энергии, а цены на топливо и сырьевые товары будут стабилизированы», – сказал представитель Монгольского НПЗ.

Аннотация научной статьи по энергетике и рациональному природопользованию, автор научной работы — Тамеш И.А., Алексеева А.А., Хуснутдинов И.Ш.

В статье рассмотрены стадии развития добычи и переработки нефти в Республики Йемен, перспективы развития нефтеперерабатывающей промышленности, ее влияние на экономику Йемена. Выделены стадии развития добычи и переработки нефти, установлены причины падения нефтедобычи, приведен план по увлечению уровня добычи нефти . Указаны новые эффективные месторождения нефти и рассмотрены перспективы строительства нефтеперерабатывающих заводов.

Читайте также:  Общественное производство в Мьянме и сельское хозяйство

III стадия – перспективы добычи нефти. Первая стадия – характеризуется постепенным

Дроны атаковали «сердце» месторождений в Саудовской Аравии, а не НПЗ

Начальник департамента стратегии и инноваций ПАО «Газпром нефть» Сергей Вакуленко разъяснил, куда именно дроны хуситов атаковали месторождения нефти в Саудовской Аравии.

По его словам, во многих репортажах о нападении йеменских повстанцев, из-за которых добыча нефти в стране сократилась вдвое, говорилось об атаке на нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), а это не так.

Эксперт уточняет, что были атакованы два месторождения, «Гавар» и Хурайс”. «Гавар» — это крупнейшее месторождение в мире, на нем добывается около 4 млн баррелей в день, «Хурайс» — месторождение с добычей 1,5 млн баррелей в день.

«Нефтяное месторождение, особенно такое, как Гавар — это огромная площадь со множеством скважин, редко стоящих среди песков пустыни. Гавар длиной около 300 км и шириной около 30, представьте себе эти размеры. Атаковать конкретные кусты скважин смысла никакого нет, из строя выйдет небольшая часть мощности», — пишет Вакуленко в «Фейсбуке».

Однако из скважин добывают не нефть, а пластовый флюид, состоящий из нефти, воды, песка, легких углеводородов, склонных к испарению, и растворенных газов.

«Эта смесь довольно активна, нестабильна, склонна выделять из себя горючие и корродирующие газы, перекачивать и вообще обращаться с веществом, содержащим в себе твердую, жидкую и газообразную фазы крайне неудобно. Поэтому, эта смесь попадает на установку подготовки нефти, часто довольно крупное сооружение, обслуживающее целое месторождение или группу месторождений, где происходит сепарация — отделяют песок, воду, газы, широкую фракцию легких углеводородов, из которой, в частности, делают газ в баллонах, сероводород, который нейтрализуют, и получают товарную нефть, с которой обращаться уже куда легче и которую можно заливать в танкер и транспортировать. Неподготовленную нефть в танкер заливать нельзя, это опасно и никакой перевозчик на себя такой риск не возьмет…» — отмечает эксперт.

Так вот, подчеркивает Вакуленко, «дроны хуситов атаковали именно центральные станции подготовки нефти обоих месторождений, бутылочные горлышки, через которые идет вся их добыча и тем и остановили работу».

«Какой там объем повреждений, я не знаю. Может быть, быстро все залатают, но может занять и месяцы. Оборудование там уникальное, со склада его не закажешь, особенно учитывая масштабы каждого месторождения», — добавил эксперт.

По его мнению, перекинуть добычу этих месторождений на подготовку на соседние, скорее всего, не выйдет — если свободные мощности по подготовке нефти где и были, то только на «Гаваре».

«Резервные добычные мощности, насколько я могу судить, тоже были в основном на Гаваре. Так что, наверное, какие-то резервы СА введет, но не такие, чтобы покрыть всю выпавшую добычу», — считает Вакуленко.

Если бы атака действительно была на НПЗ — нефтеперерабатывающие заводы, — пишет эксперт, печали бы никакой не было, свободных мощностей НПЗ в мире хватает, СА просто увеличила бы экспорт сырой нефти и снизила бы экспорт нефтепродуктов. Но ситуация иная — «пострадала именно инфраструктура подготовки сырой нефти, которую обойти или заменить нечем».

Ошибка эта взялась оттого, считает Вакуленко, что станция подготовки нефти по-английски называется Oil Processing Facility или Oil Processing Plant (нефтеперерабатывающий завод, если что, это Oil Refinery), если этих тонкостей не знать, то действительно спутать станцию подготовки нефти с НПЗ не так сложно. И еще один элемент путаницы: «Хурайс» добывает и производит пропан-бутановую смесь, то, что по-английски называется LPG, liquid petroleum gas, — это фракции, превращающиеся в жидкость при небольшом повышении давления и обычной температуре.

«Не слишком разбирающиеся в предмете люди склонны путать это с LNG — liquified natural gas, метаном, который превращается в жидкость при сильной заморозке при атмосферном давлении. Соответственно, приходилось уже читать в новостях, что пострадал и завод СПГ, так что следует ожидать бурь и на газовом рынке. Это ошибка, завода СПГ в Саудовской Аравии нет, а рынок LPG довольно маленький и на развитые страны практически не влияет», — заключил Сергей Вакуленко.

Так вот, подчеркивает Вакуленко, «дроны хуситов атаковали именно центральные станции подготовки нефти обоих месторождений, бутылочные горлышки, через которые идет вся их добыча и тем и остановили работу».

В Монголии началось строительство первого НПЗ с помощью Индии

Автор:
Золотая Орда

В пятницу Монголия приступила к строительству своего первого нефтеперерабатывающего завода (НПЗ), долгожданного проекта, который финансируется Индией. Реализация проекта позволит стране полностью уйти от зависимости российского топлива.

В торжественной церемонии открытия начала строительства, состоявшейся в пятницу, приняли участие премьер-министр Монголии Ухнаагийн Хурэлсух и министр внутренних дел Индии Раджнатх Сингх.

Нефтеперерабатывающий завод будет построен сомоне (районе) Алтанширэ аймака Дорноговь в юго-восточной Монголии. НПЗ будет способен обрабатывать 1,5 млн. тонн сырой нефти в год, по сообщению монгольской государственной компании, приступившей к строительству. Это около 30000 баррелей в день.

«С точки зрения национальной безопасности нам необходимо диверсифицировать единственный источник поступления нефтепродуктов из России», – сказал Бонтой Бадралын Мунхдул, исполнительный директор исследовательской фирмы Cover Mongolia.

Финансирование НПЗ является частью 20-летнего кредитного соглашения между Монголией и Экспортно-импортным банком Индии, заключенного в ходе визита премьер-министра Нарендры Моди в 2015 году.

«Индия гарантирует, что нефтеперерабатывающий завод будет построен, но самое большое беспокойство заключается в том, что сможет ли в дальнейшем нефтеперерабатывающий завод самостоятельно погашать индийский кредит», – сказал Мунхдул.

Монголия надеется, что проект будет стимулировать экономику и снизит зависимость от импорта бензина. В прошлом году Монголия импортировала почти 1,5 млн тонн нефтепродуктов из России. Согласно официальным данным, этот объем составил 18 % от общего объема импорта бензина в Монголию.

Согласно заявлению правительства Монголии, проект может повысить валовый внутренний продукт Монголии до 10 %. В последние годы экономика страны нашла спасение только за счет зарубежной финансовой помощи в размере 5,5 млрд. долларов США.

НПЗ будет небольшим по международным стандартам, к примеру, большинство китайских НПЗ обрабатывают сотни тысяч баррелей сырой нефти в день, а индийская Reliance Industries обрабатывает рекордные 1,2 млн баррелей в сутки. Тем не менее, новый нефтеперерабатывающий завод в Монголии, который планируется завершить в конце 2022 года, удовлетворит весь спрос страны на бензин, дизельное топливо, авиационное топливо и сжиженный нефтяной газ.

«Реализовав этот стратегически важный для страны объект, национальная экономика станет независимой от импорта энергии, а цены на топливо и сырьевые товары будут стабилизированы», – сказал представитель Монгольского НПЗ.

На строительстве завода будет задействовано 600 рабочих, и строительство, как ожидается, займет четыре года.

В настоящее время Китай является основным закупщиком сырой нефти Монголии. Китай за счет собственных месторождений производит около 3,8 млн. баррелей сырой нефти и вынужден дополнительно импортировать более 9 млн баррелей в сутки, согласно официальным данным китайского правительства. За первые пять месяцев этого года в Монголию было импортировано 1,44 тыс. тонн бензина на сумму 97,4 млн. долларов США.

Технологии контроля

Нефть в трубопроводную систему принимается на приемо-сдаточных пунктах (ПСП), сдача нефти из системы производится также на ПСП. Располагаются ПСП вблизи нефтеперекачивающих станций или других объектов инфраструктуры “Транснефти”. Требования к приемо-сдаточным пунктам на приеме нефти в систему и на сдаче конечным потребителям едины. На ПСП обязательно должны быть узлы учета нефти – системы измерения количества и показателей качества нефти (СИКН), поверочные установки, испытательные лаборатории, операторные, иные вспомогательные помещения и системы.

Каждая партия нефти при приеме от грузоотправителя в трубопроводную систему “Транснефти” и при сдаче грузополучателям проходит процедуру входного и выходного контроля качественных параметров. По требованиям ГОСТ Р 51858-2002 “Нефть. Общие технические условия” контроль ведется по 11 показателям. По результатам испытаний оформляют паспорт качества. Информация обо всех без исключения партиях документирована и оформлена в установленном порядке актами и паспортами.

Для контроля показателей на пунктах приема и сдачи нефти установлены блоки контроля качества и химико-аналитические лаборатории. Все лаборатории, участвующие в коммерческом учете нефти, аккредитованы в национальной системе “Росаккредитация”. Контроль показателей качества производится автоматизированными и лабораторными средствами измерения. Приборы и средства измерения внесены в Государственный реестр и находятся в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений.

Также в компании внедрен программный информационный комплекс контроля качества нефти (входных и выходных параметров). В нем реализован коммерческий учет качества нефти при приеме и сдаче (программа АСКАН), оперативный учет качества нефти (программа АСОКН) и лабораторный контроль проведения анализов качества нефти (программа ЛИМС). Информация о качестве нефти от средств измерения в режиме онлайн передается на различные уровни управления системой: в районные нефтепроводные управления, дочерние предприятия и в штаб-квартиру “Транснефти”.

– малосернистая (не более 0,6 процента, класс 1)

Стремление «Роснефти» к контролю над топливным рынком Монголии

В 2011 году Рэндалл Э. Ньюнхем, исследователь из Пенсильванского университета (США) написал статью о том, что Россия использует энергоресурсы в качестве инструмента внешней политики. Автор на конкретном примере объясняет, как Россия превращает свои богатейшие энергетические ресурсы в “кнут” для врагов и “пряник” для друзей. Р.Ньюхем пишет, что РФ поставляла энергоресурсы (природный газ и нефть) по субсидированным ценам в дружественную Армению, Беларусь и Украину (в период президентства Л.Кучмы). В “небратские” страны, такие как Грузия, Молдавия, республики Балтии и Украина (в период президентства В.Ющенко) Россия осуществляла поставки нерегулярно и повышала цены. С 2011 года эта политика еще больше ужесточилась.

Наглядный пример-Кыргызстан. Клан президента А.Акаева заработал несколько десятков миллионов долларов на поставках российского авиакеросина для авиабазы США «Манас». Следующий президент К.Бакиев и его семья разбогатели на поставках керосина для российской авиабазы. Авиабаза США со временем была выведена с территории Кыргызстана.

Слабость публичной власти, засилье коррупции и, плюс ко всему, зависимость от одной страны-импортера топлива, способствует политической нестабильности любого государства и ставит под угрозу его суверенитет.

Читайте также:  Вакансии и работа в Монголии: как найти работу и оформить документы

До 2011 года Монголия покупала топливо по ценам, которые диктовала компания “Роснефть”. У нас не было выбора. Прибыль “Роснефти” с каждой тонны горючего составляла 400 долларов США. Монгольские министры ездили на поклон к руководству “Роснефти” и просили снизить цены. Вскоре Монголия начала приобретать топливо у китайских компаний и у нефтетрейдеров через Китай. А Россия начала поставлять нам нефтепродукты по ценам, основанных на плац Сингапур, что несколько ослабило нашу зависимость от РФ.

Однако после Нового года ситуация вновь стала меняться.

Встреча двух президентов во Владивостоке

В сентябре 2018 года во Владивостоке во время Восточного экономического форума состоялась встреча президентов РФ и Монголии В.В.Путина и Х.Баттулги. Одной из тем их переговоров было 80-летие победы на Халхин-Голе, которое будет совместно отмечаться в 2019 году. Был подписан меморандум о создании художественных и документальных фильмов, организации выставок и публикации книг. Монгольский президент ознакомил В.Путина с проектом реконструкции сомона Халх гол.

Спустя месяц в Улан-Батор прибыли 3 вице-президента компании “Роснефть” и состоялась их встреча с главой администрации президента Монголии З. Энхболдом. Обсудив вопросы российских инвестиций в разведку и добычу монгольской нефти, стабильного обеспечения наших растущих потребностей в нефтепродуктах, российская делегация передала монгольской стороне 10 млн. долларов США на подготовку к празднованию 80-летней годовщины боев при Халхин-Голе и реконструкцию сомона Халх Гол.

Через две недели в сомоне Халх Гол, Восточного аймака состоялась церемония закладки фундамента проекта “Новый сомон”, в которой приняли участие заместитель главы администрации Президента Монголии Б.Саруул, глава Восточного аймака М.Бадамсурэн, председатель хурала народных представителей сомона Халх Гол, Ц.Насанхуу, глава сомона Халх Гол, Х.Хурэл-Эрдэнэ и другие официальные лица. Проект планируется завершить в конце августа 2019 года, к приезду президентов РФ и Монголии.

Государство — это не частная фирма

Наш президент Х.Баттулга-успешный предприниматель. В 90-х, после победы демократической революции он занялся челночным бизнесом и преуспев в предпринимательстве приватизировал самый крупный отечественный мясокомбинат, столичный хлебозавод и гостиницу “Баянгол”. Как предприимчивый бизнесмен, он заработал капитал на фондовой бирже и на собственные средства построил самую большую в мире конную статую Чингисхана. Начиная с 2004 года, он трижды избирался депутатом Великого Государственного Хурала (ВГХ) и трижды назначался министром. В 2013 году, находясь на посту министра промышленности и сельского хозяйства, он инициировал проект “Новый сомон” и успешно его реализовал в своем избирательном округе-в сомонах Баянлиг и Бууцагаан Баянхонгорского аймака.

Президент Х.Баттулга во время официальных визитов и встреч всегда предлагает лидерам других стран инвестировать средства в свой частный проект по строительству городка Майдар. Проблемы строительства города-спутника для разгрузки столицы и реконструкция сомонов для предотвращения обезлюживания сельской местности весьма актуальны, но было бы куда более этичней не лично президенту заниматься этими вопросами, а поручить это правительству.

Вообще, “государство — это не коммерческая фирма” (P.Krugman). Государством не управляют, как частной лавочкой. Когда глава одного государства обращается за финансовой помощью к главе другого государства, удовлетворить такую просьбу бывает трудно, а отказать еще труднее. Денежные пожертвования, переданные через компанию, особенно государственную, могут преследовать совершенно иные цели.

Генеральный директор “Роснефти” И.И.Сечин выполнил просьбу монгольского президента. Ежемесячная зарплата гендиректора равняется 1 млн. долларов, но несомненно вышеупомянутые 10 млн г-н Сечин выделил не из собственного кошелька. “Роснефть” является российской государственной компанией, а значит эти 10 млн долларов являются деньгами российских налогоплательщиков. Монголия-демократическое государство, поэтому мы надеемся, что администрация Президента Монголии отчитается за реализацию проекта, если не перед российскими, то хотя бы перед монгольскими гражданами.

Реально ли построить в Монголии нефтеперерабатывающий завод (НПЗ)?

“Роснефть” предоставила нам 10 млн. долларов и не скрывает свой интерес к контролю над топливным рынком Монголии. В эти дни, совершая взаимные визиты в Москву и Улан-Батор, наше правительство и представители “Роснефти” активно обсуждают проект строительства НПЗ на средства льготного кредита правительства Индии в размере 1 млрд. долларов.

Несколько монгольских проектов таких, как прокладка узкоколейной железной дороги, строительство НПЗ и гидроэлектростанции не были осуществлены, так как встретили противодействие со стороны РФ. На этот раз премьер-министр Монголии У.Хурэлсух, пообещав ослабить зависимость Монголии от импортного топлива приступил к реализации проекта по строительству НПЗ.

Наша страна на 95% покрывает свои потребности в нефтепродуктах поставками из РФ, и 90% всего товарооборота между Россией и Монголией составляет импорт нефти. Монголия в год потребляет 1.5 млн тонн нефтепродуктов и для того, чтобы создать в стране такие производственные мощности потребуется 1,5 млрд. долларов.

Кредит, предоставляемый Индией, покроет лишь затраты на строительство завода. Для прокладки 670-ти километрового нефтепровода, от месторождения Тамсаг, Восточного аймака, где китайская компания добывает нефть, до сомона Алтанширээ, Восточногобийского аймака необходимо инвестировать дополнительно еще 350 млн долларов.

Монгольская сторона предложила “Роснефти” инвестировать средства в строящийся НПЗ и поставлять для него недостающее количество нефтяного сырья. В ответ нам было сказано, что производственные мощности будущего предприятия малы, добываемая нефть слишком густая, а прокладка технологического трубопровода требует больших затрат. А также, что Монголия может вложить средства в Ангарский НПЗ и владеть определенной долей предприятия.

Ангарский НПЗ расположен близко к Монголии и выпускает качественную продукцию. “Роснефть” в год перерабатывает 118 млн тонн нефтяного сырья и занимает треть российского рынка. Мощность Ангарского НПЗ составляет 10 млн. тонн нефти в год, то есть 8,4% всего объема “Роснефти”. Монголии следует использовать возможность и обсудить вопросы рыночной стоимости НПЗ “Ангарск”, определить подходящую величину доли пакета акций для монгольской стороны.

Снабжение топливом нового аэропорта Хошиг

“Роснефть” выразила заинтересованность стать поставщиком авиатоплива для нового международного аэропорта в долине Хошиг, предложила немедленно заключить долгосрочное концессионное соглашение по эксплуатации топливозаправочного комплекса в старом и новом аэропортах и создать сеть автозаправочных станций (АЗС) в нашей стране.

В 2008 году, глава тогдашнего правительства С.Баяр поддержал строительство в Монголии 100 АЗС компании “Роснефть”, но ВГХ не одобрил это решение. В нашей стране действует закон, регулирующий продажу нефтепродуктов на внутреннем рынке. В соответствии со статьей 7.2 Закона и нефтепродуктах Монголии “доступ на внутренний рынок Монголии запрещен иностранным компаниям, поставляющим более 30% нефтепродуктов в Монголию.”

Совместное предприятие КОО “Мэргэван”, принадлежащее на паритетной основе “Роснефти” и монгольской “Сод Монгол Групп” на протяжении последних нескольких лет снабжает авиатопливом аэропорт в Буянт Ухаа. До недавнего времени, пока поставками керосина занималась также компания “А-ДЖЕТ” (Eznis co) авиакомпании имели возможность выбора поставщика.

Ожидается, что после введения в эксплуатацию нового аэропорта сохранится возможность такого выбора. Существует авиатопливо двух стандартов: российской марки ТС-1 и международной-ДЖЕТ А-1. Оба топлива до «заправки в крыло» не смешивают. Монгольское правительство неоднократными просьбами добилось от японской стороны того, что все 4 резервуара емкостью в 2000 тонн были оборудованы под хранение только ТС-1. Таким образом, для топлива марки ДЖЕТ А-1 необходимо соорудить еще 2 отдельных хранилища.

Монгольские политические и бизнес группировки ожесточенно борются за право заправлять самолеты в новом аэропорту Хошиг. В итоге “Роснефть” развернула бурную деятельность для того, чтобы стать в Монголии единоличным поставщиком автомобильного и авиационного топлива.

Игольное ушко

Завоевание всего рынка нефтепродуктов одной иностранной компанией повышает вероятность угрозы экономической безопасности страны. Поэтому нам, монголам надо оставить для себя лазейку, пусть самую маленькую, размером хотя бы «с игольное ушко», через которое мы могли бы покупать, пусть даже по высокой цене топливо у южного соседа. Монголии важно иметь хоть и небольшой, но выбор.

В сентябре 2018 года во Владивостоке во время Восточного экономического форума состоялась встреча президентов РФ и Монголии В.В.Путина и Х.Баттулги. Одной из тем их переговоров было 80-летие победы на Халхин-Голе, которое будет совместно отмечаться в 2019 году. Был подписан меморандум о создании художественных и документальных фильмов, организации выставок и публикации книг. Монгольский президент ознакомил В.Путина с проектом реконструкции сомона Халх гол.

«Газпром нефть» начинает разработку Бованенково

В конце 2019 года стало известно о нескольких новых проектах, которые «Газпром нефть» планирует реализовать на лицензионных участках «Газпрома». Масштаб проектов таков, что по объему инвестиций они могут стать крупнейшими для компании, а ввод их в промышленную эксплуатацию ожидается в совсем не далекой перспективе: годах

В основе сотрудничества с материнской компанией — уже отработанная схема долгосрочного рискового операторского договора, позволяющая без смены недропользователя вести работы по проектам фактически на условиях владения лицензией. Но есть и особенности: для компании это первые преимущественно газовые проекты, а основным видом жидких углеводородов здесь будет газовый конденсат.

Речь идет о трех крупнейших месторождениях — Бованенковском и Харасавэйском на полуострове Ямал и Уренгойском в Надым-Пур-Тазовском регионе (ЯНАО). «Газпром» разрабатывает здесь сухой газ Сухой газ — природный газ, преимущественно состоящий из метана, с низким содержанием более тяжелых углеводородов и других примесей. сеноманских пластов. Интерес же «Газпром нефти» к этим проектам в первую очередь связан с жидкими углеводородами — газовым конденсатом, которым богаты более глубокие неоком-юрские (на Ямале) и ачимовские пласты (на Уренгойском месторождении).

Впрочем, в пласте газовый конденсат находится в газообразном состоянии, в смеси с природным газом (см. справку на стр. 45). А это уже что-то новенькое: ранее «Газпром нефти» не приходилось заниматься разработкой в чистом виде газовых и газоконденсатных запасов (если не считать участие в совместных предприятиях). Впрочем, здесь вполне применим опыт, полученный компанией на Новопортовском месторождении. У проектов много общего как с точки зрения геологии, так и инфраструктуры.

Но главное, что на всех трех новых проектах «Газпром нефть» сможет применить компетенции, развитием которых в компании активно занимались все последние годы: работа с геологически сложными запасами, которые требуют использования современных технологических решений, а также реализация масштабных добычных проектов в сжатые сроки.

Речь идет о трех крупнейших месторождениях — Бованенковском и Харасавэйском на полуострове Ямал и Уренгойском в Надым-Пур-Тазовском регионе (ЯНАО). «Газпром» разрабатывает здесь сухой газ Сухой газ — природный газ, преимущественно состоящий из метана, с низким содержанием более тяжелых углеводородов и других примесей. сеноманских пластов. Интерес же «Газпром нефти» к этим проектам в первую очередь связан с жидкими углеводородами — газовым конденсатом, которым богаты более глубокие неоком-юрские (на Ямале) и ачимовские пласты (на Уренгойском месторождении).

Читайте также:  Вакансии и работа в Монголии: как найти работу и оформить документы

«Ромашка» дает легкую нефть до 15 млн тонн, но на сколько ее хватит?»

Что помешало Татарстану построить завод по переработке сверхвязкой нефти и почему «нефтяные самовары» все еще нужны нам

Ровно 10 лет назад «Татнефть» приняла историческое решение о проектировании завода по переработке сверхвязкой нефти, необходимость в котором назрела в республике. Но завод так и остался на бумаге: все эти годы нефтяники Татарстана занимались постройкой ТАНЕКО и его установок по переработке легкой нефти. Экономист Альберт Бикбов в своей авторской колонке, написанной для «Реального времени», рассказал, почему добыча и переработка тяжелой нефти — будущее Татарстана, и завод этот рано или поздно будет необходим, учитывая огромные ее запасы и постепенное исчерпание легкой. Несмотря на риски и дороговизну добычи и переработки сернистой нефти, которые все эти годы сдерживали татарстанскую нефтекомпанию.

Ровно 10 лет назад «Татнефть» приняла историческое решение о проектировании завода по переработке сверхвязкой нефти, необходимость в котором назрела в республике. Но завод так и остался на бумаге: все эти годы нефтяники Татарстана занимались постройкой ТАНЕКО и его установок по переработке легкой нефти. Экономист Альберт Бикбов в своей авторской колонке, написанной для «Реального времени», рассказал, почему добыча и переработка тяжелой нефти — будущее Татарстана, и завод этот рано или поздно будет необходим, учитывая огромные ее запасы и постепенное исчерпание легкой. Несмотря на риски и дороговизну добычи и переработки сернистой нефти, которые все эти годы сдерживали татарстанскую нефтекомпанию.

Нефтедобыча в Дзунбаяне

Исследования нефтеносных районов Монголии вели в свое время американские геологи H. Беркли и С. Моррис в Гоби в 1922-1923 годах, американский геолог Д. Теннер, предсказавший в 1931 году существование нефти в Монголии. Планомерная геологоразведка нефтяных месторождений в Монголии началась с 1934 года. Были разведаны два месторождения нефти на юге и на юге-востоке с запасом 6.2 млн. тонн.

До 1941 года в юго-восточной Монголии были проведены геологические съемки, в результате которых была дана достаточно полная стратиграфическая схема меловых и третичных отложений, с которыми связаны нефтяные месторождения, с участием монгольского геолога Ж. Дугэрсурена и советского геолога Ю. Желубовского. Важным результатом этих работ было открытие поверхностных признаков нефтеносности в районе Дзунбаяна, что привело впоследствии к открытию Дзунбаянского нефтяного месторождения в Восточной Гоби у г. Дзунбаян, которое было доразведано, оконтурено и сдано в эксплуатацию к 1948 году. Также были установлены структуры, благоприятные для скоплений нефти и газа. За двадцать лет эксплуатации на Дзунбаянском месторождении пробурено свыше 260 скважин глубиной до 3 км.

Между 1947 и 1963 годами советскими геологами были обнаружены два небольших нефтяных месторождения и 80, предположительно, нефтеносных структур в южной, юго-восточной и восточной частях страны.

В 1947 году был создан трест “Монголнефть” и в 1950 году в г. Дзунбаян был построен нефтеперерабатывающий завод мощностью около 0,4 млн. баррелей (50-60 тысяч тонн) в год. В период с 1950 по 1969 годы более 4 млн баррелей (около 0,6 млн. т) нефти было добыто на месторождении Дзунбаян, и в общей сложности 7 млн. баррелей нефти ( 538.7 тысяч тонн сырой нефти, в том числе легкой нефти, импортируемой из России для смешивания с местной нефтью) были переработаны на НПЗ, что обеспечивало 20% потребления страны.

В 1969 году работу завода приостановили по нескольким причинам: уменьшение давления в скважинах Дзунбаянского месторождения и следующие из этого проблемы бесперебойного снабжения сырьем, пожар на НПЗ, и открытие нефтяных месторождений Западной Сибири.

Компания ” Монголнефть ” была реорганизована.

Сегодня до 100 скважин Дзунбаянского месторождения восстановлено, нефть дают 5 скважин с дебитом от 30-100 баррелей в сутки. Добытая нефть (объемом 550 тыс. баррелей в месяц) транспортируется в Китай на переработку.

Запас Дзунбаянского месторождения оценивается в 22 млн тонн, здесь выделяется три нефтяных района или пачки песчаников, из которых первая пачка приручена к битуминозной подсвите, а вторая и третья – к Цаганцабской свите. Вторая пачка содержит 4 нефтеносных горизонта, а третья пачка – 12 нефтеносных горизонтов. Наиболее продуктивными являются 13-й горизонт мощностью 7-8 м, 11-ый горизонт – 9-10 м и 7-8 горизонт -10-12 метров. Глубина эксплуатационных горизонтов третей пачки составляет в среднем 700-800 м. Запасы нефти Дзунбаянского месторождения категории А + В составляют 2158,3 тыс. т,

Нефтепроявления в Восточно-Гобийской депрессии были установлены также при бурении на Ухинском, Хамарин-хуральском, Цаганэлском поднятиях. Все эти нефтепроявления до сих пор детально не разведаны и окончательно не оконтурены.

В целом по Монголии такие запасы оцениваются американской компанией Exploration Associates international – Texas в 4-5 млрд. тонн. Монгольская нефть расположена на глубинах в 700-1000 и 2200-3000 м.

Сельское хозяйство в Мьянме

За 1947/48—1961/62 гг. удельный вес сельского хозяйства в ВОП понизился, а промышленности (с 1951/52 г.) — возрос. Однако, не отрицая вовсе этого изменения, мы сомневаемся, что оно было столь значительным. По-видимому, истинное соотношение двух основных сфер общественного производства было искажено из-за занижения стоимости продукции сельского хозяйства: во-первых, по ряду причин (в числе их вообще плохой статистический учет и особенно в районах, где активно действовали вооруженные повстанческие отряды) не учитывалась полностью вся аграрная продукция; во-вторых, подсчет стоимости большей части продукции сельского хозяйства проводился по текущим рыночным ценам в период сбора урожая, которые в 1951/52 — 1955/56 гг. были исключительно низкими; в-третьих, стоимость основной сельскохозяйственной продукции — риса — оценивалась по государственным, явно заниженным закупочным ценам. Доля сельского хозяйства и промышленности в производстве валового продукта, выраженная данными на 1964/65 и последующие годы, представляется более реальной, ибо, как уже отмечалось, к тому времени были расширены территориальные границы статистического наблюдения и улучшена система статистического учета сельскохозяйственного производства, хотя фактор занижения доли сельского хозяйства по вышеуказанным причинам сохранился. Поэтому вернее всего оперировать данными от 1964/65 г.

Соотношение между стоимостью продукции сельского хозяйства и промышленности в 1964/65 г. составляло 2,4:1, а в 1975/76 г. — 2,3:1. Незначительное изменение в пользу промышленности произошло в результате некоторого опережения ею по темпам роста в 1964/65—1975/76 гг. сельского хозяйства (при базе 1964/65 г. индекс роста первой в 1975/76 г. был равен 133, а второго — 125). В целом же современные отрасли хозяйства — промышленность, строительство, транспорт и связь — развивались очень медленно (в 1964/65 — 1975/76 гг. среднегодовые темпы прироста промышленности равнялись 2,65%, строительства — 2,7, транспорта и связи — 1,4%, а доля всех трех отраслей в ВОП за 1975/76 г. равнялась 21,9%, т.е. осталась на уровне 1964/65 г.) и не способствовали быстрой перестройке отсталой экономической структуры.

Сельское хозяйство, будучи основой экономики страны, в значительной степени определяло масштабы и характер процесса воспроизводства, темпы роста, валютно-финансовое положение и вообще весь ход общественно-экономического развития. Достаточно сказать, на-пример, что более 60% продукции обрабатывающей промышленности изготовлялось из сырья, поставляемого деревней, более половины грузооборота железнодорожного транспорта приходилось на продукцию сельского хозяйства, около 80% экспорта в начале 60-х годов к около 60% в конце 60-х — начале 70-х годов состояло из сельскохозяйственных товаров. По некоторым подсчетам, в 60-х годах до 75% производства национального дохода Мьянмы прямо или косвенно было связано с сельским хозяйством.

Низкие темпы развития сельскохозяйственного производства гасили воздействие более динамичной промышленности на темпы прироста ВОП. К тому же во второй половине 60-х — начале 70-х годов наблюдалось сокращение выпуска промышленной продукции (с 11,1 млрд. джа в 1970/71 г. до 10,5 млрд, в 1973/74 г.) и объема строительных работ (с 218 млн. джа в 1968/69 г. до 187 млн. в 1973/74 г.)

Замедление развития современных отраслей хозяйства было связано с трудностями, сопутствовавшими ломке прежней социально-экономической структуры. При том подчиненном положении, которое занимали данные отрасли в структуре экономики, снижение темпов их роста в целом вело к консервации ее отсталости, застойности, препятствовало созданию условий для столь необходимого ускорения прогрессивных процессов в стране.

Мьянманские руководители пытались путем реформы аграрных отношений, расширения государственного кредита и мероприятий по улучшению материально-технической базы земледелия содействовать развитию сельскохозяйственного производства, надеясь на основе его подъема решить стоявшие перед страной неотложные экономические задачи. Однако их усилия не принесли ожидаемых результатов.

В частности, по расчетам, сделанным мьянманскими экономистами в середине 60-х годов, среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства должны быть не ниже 6%, чтобы обеспечивать население продовольствием, промышленность — сырьем, страну — иностранной валютой, получаемой от экспорта сельскохозяйственной продукции. Но, как следует из приведенных выше данных, такие темпы не были выдержаны. С конца 60-х годов сельское хозяйство было уже не в состоянии удовлетворять увеличивавшиеся общенациональные потребности.

Соотношение между стоимостью продукции сельского хозяйства и промышленности в 1964/65 г. составляло 2,4:1, а в 1975/76 г. — 2,3:1. Незначительное изменение в пользу промышленности произошло в результате некоторого опережения ею по темпам роста в 1964/65—1975/76 гг. сельского хозяйства (при базе 1964/65 г. индекс роста первой в 1975/76 г. был равен 133, а второго — 125). В целом же современные отрасли хозяйства — промышленность, строительство, транспорт и связь — развивались очень медленно (в 1964/65 — 1975/76 гг. среднегодовые темпы прироста промышленности равнялись 2,65%, строительства — 2,7, транспорта и связи — 1,4%, а доля всех трех отраслей в ВОП за 1975/76 г. равнялась 21,9%, т.е. осталась на уровне 1964/65 г.) и не способствовали быстрой перестройке отсталой экономической структуры.

Культуры

  • Бамбарский земляной орех
  • Бобовые культуры
  • Горох
  • Кукуруза
  • Кунжут
  • Лесоматериалы — см. Лесное хозяйство (ниже)
  • Лук
  • Пряности — кориандр, имбирь, куркума, красный перец
  • Рамтила
  • Рис
  • Сахарный тростник

Фермеры в Бирме выращивают домашний скот как для пищи, так и в качестве рабочей силы. Сюда входят крупный рогатый скот, водяных буйволов, коз, овец, волов, кур и свиней. Волы и водяные буйволы используются в качестве тягловых животных по всей стране, в то время как большая часть крупного рогатого скота выращивается в более засушливых северных регионах. Козы содержатся фермерами на пастбищах для получения молока.

Ссылка на основную публикацию