Восстановление Мьянмы после войны, общество и экономика

Новое правление в Мьянме: демократизация или потемкинская деревня

БАНГКОК, 31 мар – РИА Новости, Евгений Беленький. Переход от 20-летнего военного к гражданскому правлению в Мьянме вызывает противоречивые оценки: президент, избранный парламентом после первых за 50 лет всеобщих выборов, сформировал гражданский кабинет, состоящий почти исключительно из действующих и отставных военных. Одни эксперты полагают, что военные всеми силами цепляются за власть, по мнению других, правящая элита стремится сохранить национальное единство.

Присяга гражданского правительства

По итогам выборов президентом Мьянмы, одной из беднейших стран Юго-Восточной Азии стал отставной генерал Тхейн Сейн, занимавший с 2007 года должность премьер-министра военного правительства. В среду принял присягу он в новой столице Мьянмы городе Нейпьидо. Само военное правительство официально перестало существовать сразу после того, как приняли присягу все члены нового кабинета министров.

Критики мьянманских властей немедленно подсчитали, что из 30 министров (кроме них были избраны 28 заместителей министров) трое – действующие военные, а еще 23 – военные в отставке. Президент страны – тоже отставной генерал, служивший многие годы под началом лидера военного правительства генерала Тхан Шве.

Вопрос о том, можно ли назвать новую политическую систему Мьянмы демократической или хотя бы стремящейся к демократии, занимает сейчас многих экспертов в мире.

Бурная история бирманской демократии

Именно демократическую систему рисовали себе, как будущее страны, министры первого, переходного правительства тогда еще Бирмы, готовясь принять независимость от Великобритании в 1948 году. Во главе победившего национально-освободительного движения стоял “отец” бирманской армии генерал Аун Сан и его Антифашистская лига национальной свободы (АЛНС).

Аун Сан был уникальной фигурой в бирманской истории: он был единственным национальным политиком, сумевшим объединить под одним знаменем все основные политические силы страны – от весьма сильных в 1940-1950-е годы коммунистов до умеренных либералов, от собственно бирманцев (этнического большинства) до политических движений во многом несогласных друг с другом 135 этнических групп, проживающих в стране.

В июле 1947 года, когда до независимости оставались считанные месяцы, группа экстремистов ворвалась на заседание кабинета и расстреляла из автоматов всех присутствовавших министров, включая главу правительства генерала Аун Сана.

Меньше чем через два года после этого события в Бирме началась гражданская война всех против всех и всех против правительства в Рангуне, тогдашней столице. Война продолжалась, то разгораясь, то утихая, до начала 1990-х годов.

Демократически избранное рангунское правительство пыталось либо победить противостоявших ему коммунистов и этнические армии, либо договориться с ними о мире. Главной проблемой страны в то время было восстановление единства многонациональной страны, просуществовавшего на добровольной основе всего несколько лет во время Второй мировой войны, когда шла совместная борьба с японской оккупацией, и вплоть до гибели Аун Сана.

В 1962 году под лозунгом сохранения национального единства и построения особого, бирманского социализма, к власти в Бирме пришли военные во главе с соратником Аун Сана и героем гражданской войны генералом Не Вином.

Через 12 лет Не Вин и его министры объявили об отставке кабинета и сформировали новое, формально гражданское правительство. Политическая система страны после 1974 года строилась по принципам, заимствованным у Советского союза и социалистических стран (страна называлась Социалистическая республика Бирманский союз). Демократические институты власти формально существовали, однако ведущую роль в управлении государством, внутренней и внешней политике играла правящая Партия бирманской социалистической программы.

Не Вину удалось путем применения военной силы, пропаганды и, в некоторых случаях, жестких репрессий, добиться сравнительной стабильности в стране. Гражданская война, во время которой войска оппозиции неоднократно угрожали Рангуну, превратилась в вялотекущую партизанскую войну на окраинах государства.

Попытки либерализации экономики и общества, предпринятые новым поколением бирманского руководства в середине 1980-х годов, неожиданно открыли дорогу широкому массовому движению за демократизацию страны, во главе которого встала дочь генерала Аун Сана Су Чжи. Одновременно о своих правах громко заявили лидеры национальных меньшинств.

После неудачных для военных выборов в конституционное собрание в 1990 году (неожиданно для правительства победила Национальная лига за демократию (НЛД) Аун Сан Су Чжи), военное руководство страны отказалось признать результаты голосования. Генералы снова, как в 1962 году, ссылаясь на необходимость сохранить национальное единство, ввели прямое военное правление, пообещав вскоре разработать и ввести в действие новую конституцию. Аун Сан Су Чжи оказалась под домашним арестом, под которым ей предстояло провести большую часть последующих 20 лет. В 1991 году Су Чжи была присуждена Нобелевская премия мира.

Новая конституция была опубликована в 2008 году, а в ноябре 2010 года состоялись первые за более чем 20 лет всеобщие выборы. В них не участвовала НЛД, так как срок окончания домашнего ареста Аун Сан Су Чжи пришелся на середину ноября, так как выборы проходили 7 ноября. НЛД бойкотировала избирательную кампанию и была распущена в октябре 2010 года. На выборах с максимально возможным перевесом (80% голосов) победила созданная военными непосредственно перед выборами Партия союзной солидарности и развития во главе с Тхейн Сейном, принявшим в среду присягу, как президент Республики Союз Мьянма.

Каддафи и бирманские военные

“С 1962 года в мире произошло 64 военных переворота. Из тех, кто их осуществил, до настоящего времени сохранили власть только два правительства: правительство Каддафи в Ливии (с 1969 года) и военное правительство Мьянмы”, – сказал в среду РИА Новости ведущий специалист по Бирме, шведский журналист и писатель Бертил Линтнер, живущий в Таиланде и пишущий для американских и британских изданий.

В начале 1980-х Линтнер провел много времени в лесах с бирманскими повстанцами – коммунистами и этническими армиями – он писал оттуда репортажи для влиятельного в то время журнала Far Eastern Economic Review. В конце десятилетия Линтнер сыграл немалую роль в признании мировым сообществом заслуг Аун Сан Су Чжи как лидера продемократического движения в Бирме/Мьянме.

“Если они 50 лет держались за власть, то будут, скорее всего, держаться за нее обеими руками и сейчас. У них нет никакого резона отдавать власть. Думаю, что переход к “гражданскому правительству” – это скорее камуфляж для внешнего мира, такой же как Не Вин применил в 1974 году – тогда ведь тоже военные переоделись в гражданскую одежду, но сути режима это не поменяло никак”, – сказал корреспонденту РИА Новости Линтнер, написавший сотни статей и около десяти книг о Бирме.

“Мое личное мнение: демократизация в Бирме означает смену режима. Нынешний режим не способен к эволюции в сторону демократизации. Измениться в Бирме что-то может только в случае возникновения крупного конфликта, типа возобновления гражданской войны”, – добавил писатель.

Баланс между демократизацией и национальным единством

Тайский журналист, политический обозреватель газеты “Тхаи Рат” и телеведущий Нитипум Наваратна, закончивший аспирантуру Института стран Азии и Африки при МГУ и защитивший диссертацию по Бирме, придерживается иного мнения.

“История военных правительств Бирмы/Мьянмы – это история поисков баланса между демократизацией и национальным единством. Главным страхом бирманских государственников, а ими несомненно являются многие военные, было и остается возобновление гражданской войны и развал страны”, – говорит Наваратна.

“Для многих западных исследователей все в Бирме почему-то представляется простым и примитивным: кучка разжиревших коррумпированных военных держит власть и угнетает народ, в то время как лидер демократического движения Аун Сан Су Чжи томится под домашним арестом. Наши западные коллеги никак не возьмут в толк, что и генералы, находящиеся у власти, и Су Чжи, сидящая (точнее, сидевшая) под арестом в собственном доме – это выразители идей одного и того же человека, отца Су Чжи генерала Аун Сана. Он стоял горой и за национальное единство, и за демократию, и умел их совмещать и балансировать ими с большой пользой для всего бирманского народа. Пока в Бирме не появился второй подобный лидер”, – продолжает тайский журналист.

По его словам, “военное руководство, по крайней мере, пытается найти баланс между демократизацией, необходимость которой оно признает, и национальным единством.

“А вот сторонники немедленной демократии считают, что все произойдет само собой и немедленная демократия принесет немедленное процветание. Это слишком упрощенный подход. Немедленная демократия по западному типу, прежде всего, развалит страну, как минимум, на семь частей, и их дальнейшее общение между собой может оказаться не совсем мирным”, – заявляет Наваратна.

“Нестабильность, а тем более полномасштабная гражданская война в Бирме, как довесок к немедленной демократии, не устраивает никого в Юго-Восточной Азии, в АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, в которую входит Мьянма). Это не устраивает Китай, не устраивает Индию. Ситуацию прекрасно понимает бирманское руководство, и поэтому спокойно и размеренно идет своим собственным путем постепенной и поэтапной демократизации”, – добавляет обозреватель.

Произошедший в среду переход от военного к гражданскому правлению он назвал важным шагом в этой программе.

“Не следует понимать это, как простое “переодевание” режима из военной формы в гражданскую одежду и рассматривать новое гражданское правительство, как “потемкинскую деревню”. Конституцией страны и прошедшими выборами созданы новые центры власти, которые пока существуют при поддержке военных, но со временем из нее вырастут. Это, прежде всего, политические партии, включая созданную военными и победившую на выборах Партию союзной солидарности и развития” – прокомментировал Наваратна.

Критики мьянманских властей немедленно подсчитали, что из 30 министров (кроме них были избраны 28 заместителей министров) трое – действующие военные, а еще 23 – военные в отставке. Президент страны – тоже отставной генерал, служивший многие годы под началом лидера военного правительства генерала Тхан Шве.

Бирма во второй четверти XVII в

Бирма во второй четверти XVII в Талун, правивший в 1629–1648 гг., вошел в бирманскую историческую традицию как образцовый монарх. Вскоре после его смерти бирманский придворный летописец записал: «Страна при нем процветала, и он умер, заслужив прозвище Талуна Справедливого»

Бирма в первой четверти XVII в В конце XVI в. Бирма после долгих внешних и междоусобных войн распалась на уделы. Это сделало возможной крупную колониальную авантюру в этой стране.Захватив в 1598 г. крупнейший торговый порт Бирмы — Сириам, король Аракана Мин Разаджи (1593–1612)

«Многовековая ярость». Ситуация с Рохинджа в Мьянме

21 марта 2020 , 17:34 [ «Аргументы Недели», Александр Крохмаль, Журналист ]

Бенгальцы-мусульмане начали заселение Араканских областей в Мьянме ещё в XVI столетии. В XIX веке некоторые регионы Бирмы были аннексированы англичанами.

Тогда это и способствовало увеличению численности бенгальцев.Ведь англичанам была нужна почти бесплатная рабочая сила. Так и появилась народность под названием Рохинджа, представителей которой вскоре посчитали себя за коренное население бирманского штата Ракхайн. Яростное противостояние между Рохинджа и буддистами Мьянмы началось с 40-х годов, когда японцы пытались оккупировать всю территорию Азии. Тогда и случилась страшная Ракхайнская бойня, унесшая жизни 50000 человек. Рохинджа выступили на стороне Японии и устроили массовую резню бирманцев. Впрочем, и сами обитатели Мьянмы тоже не гнушались массовых расправ и зверски убивали мусульман. После обретения Бирмой независимость вопрос с Рохинджа превратился в глобальную проблему не только для этой страны, но и для ООН.

Бирманцы до сих пор не могут забыть убийства, устроенные Рохинджа во время Второй мировой. Рохинджа же, напротив, считают, что виноваты во всём буддисты, и что именно они являются виновниками того кошмара.

Ситуация с конфликтом очень обострилась в XXI веке, особенно после событий 2012 года. Тогда в межрелигиозных столкновениях погибли более 200 человек. В том же году возникла экстремистская группировка, выступавшая за освобождение всех мусульман Бирмы. Рохинджа в большинстве своём превратились в беженцев и начали свой путь в другие страны. С 2016 по 2017-е годы положение мусульман в Бирме ухудшилось многократно. Буддистские фанатики из Аракана при поддержке местных властей устроили в селениях Рохинджа беспощадную бойню, списав всё на антитеррористическую операцию.

Тогда в ООН сразу же вспыхнул скандал и начались разговоры о геноциде. Многие мусульмане из разных стран (в том числе и из России) выступили на стороне Рохинджа против Бирмы. В Москве и Грозном вспыхнули стихийные митинги, в которых выступающие призывали к урегулированию ситуацию в Мьянме. К сожалению, глава бирманского правительства Аун Сан Су Чжи не отреагировала должным образом и быстро подорвала к себе доверие со стороны многих государств мира.

Только лишь в ноябре 2017-го вопрос с геноцидом был отчасти решён. Мьянма и Бангладеш подписали меморандум о взаимопонимании, связанном с ситуацией с беженцами. В начале 2018-го началось возвращение беженцев обратно на бирманские территории.

Но по приказу правительства, все они должны были пройти через специальные проверки, которые выявляли принадлежность к террористическим организациям исламистов. На данный момент никакого геноцида и бойни в Аракане не устраивается. Но положение Рохинджа нельзя назвать благополучным. Конфликтная ситуация может спокойно вспыхнуть в любой момент, и всё повторится снова. Благо, есть сейчас у Рохинджа отличная правозащитница по имени Ве Ве Ну, которая горой стоит за свой народ. Эта девушка даже получила специальную премию имени Хиллари Клинтон за невероятную отвагу и желание помочь соплеменникам.

«Новая газета» публикует компромат на вице-премьера России

Avia.pro: армия Турции готовится штурмовать сирийский город Айн-Иссу, где находятся сотни российских военных

«Многовековая ярость». Ситуация с Рохинджа в Мьянме

«Проще к Санта Клаусу и Байдену обратиться, чем к нашим властям», жители Челябинска жалуются американскому президенту

Это будет тайной, как минимум, до Нового года. Секрет происхождения коронавируса до сих пор не выявлен

Производство станков в России сократилось в 20 раз по сравнению с советскими временами

Пашинян: Эрдоган хочет устроить очередной геноцид армян

Вслед за США КНР провела свою демонстрацию военно-морской силы

Военные профессионалы Германии подустали от идиотизма своих руководителей

Бывший ополченец Донбасса Муса Умаханов: новая война с Украиной неизбежна, она начнется скоро

Экс-полковник США Роберт Гамильтон: Россию ждет разгром в случае крупной войны с НАТО

«Новая газета»: СК массово вызывает на допросы выживших очевидцев Сталинградской битвы

«Организаторов ковидного геноцида ждёт трибунал», заявили члены следственной комиссии адвокатов Германии

Военный эксперт Ходаренок озвучил «важнейшую задачу» России в противостоянии с НАТО

Станьте членом КЛАНА и каждый вторник вы будете получать свежий номер «Аргументы Недели», со скидкой более чем 70%, вместе с эксклюзивными материалами, не вошедшими в полосы газеты. Получите премиум доступ к библиотеке интереснейших и популярных книг, а также архиву более чем 700 вышедших номеров БЕСПЛАТНО. В дополнение у вас появится возможность целый год пользоваться бесплатными юридическими консультациями наших экспертов.

    Введите свой электронный адрес, после чего выберите любой удобный способ оплаты годовой подписки

  • Отсканируйте QR. В открывшемся приложении Сбербанк Онлайн введите стоимость подписки год (490 рублей). После чего вышлите код подтверждения на почту shop@argumenti.ru
  • Avia.pro: армия Турции готовится штурмовать сирийский город Айн-Иссу, где находятся сотни российских военных

    Бирма в первый период независимого развития (1948—1962 годы)

    4 января 1948 г. состоялось официальное провозглашение независимости Бирманского Союза, Это была федеративная республика, во главе которой стоял президент, избиравшийся парламентом.

    B период независимого развития страна вступила в обстановке внутренней нестабильности, связанной с межнациональными противоречиями и борьбой за выбор пути дальнейшего развития, развернувшейся прежде всего между АЛНС и компартией «Белого флага».

    C весны 1948 г. началась гражданская война, поводом к которой стала попытка властей арестовать коммунистического лидера Ta- кин Тан Туна. Ситуация обострялась ростом сепаратистских настроений среди национальных меньшинств каренов и монов. Однако в тот период объединить свои усилия в борьбе против правительства им не удалось. Более того, национальные меньшинства горных районов поддержали тогда У Ну, видя в нем меньшее зло, чем в коммунистах.

    Вначале военные удачи сопутствовали коммунистам. Они овладели рядом стратегически важных пунктов и уже к весне 1949 г. правительство контролировало лишь треть территории Бирмы. Ho вскоре, центральная власть несколько выправила положение, особенно после того как в страну вошли части разгромленной в Китае гоминьдановской армии (ушли они оттуда лишь в 1961 r.).

    B этих условиях еще более ухудшилось и без того тяжелое положение основной массы населения. B правящей верхушке наметился раскол. B 1958 r., после того как У Hy выступил с идеей национального примирения, правящая AJIHC раскололась на две партии: одна стала называться Чистой лигой (с 1960 г. — Союзная партия), ее возглавил У Ну, а другая — Стабильной лигой во главе с У БаСве.

    У Hy оказался не в состоянии контролировать ситуацию и передал осенью 1958 г. власть военным, которые сформировали переходное правительство. Его возглавил начальник штаба бирманской армии генерал He Вин.

    B начале 1960 г. состоялись парламентские выборы, на которых победу одержали сторонники У Ну. Он вновь стал премьер-министром. Стремясь заручиться поддержкой влиятельного буддийского духовенства, он провел закон, по которому буддизм становился государственной религией. Это вызвало недовольство национальных меньшинств, не исповедавших эту религию. Возникла угроза распада Бирманского Союза как единого государства. B этих условиях ответственность за дальнейшее развитие событий вновь взяла на себя армия.

    Бирма на втором этапе независимого развития (1963—1988 годы). 2 марта 1962 г. в Бирме произошел военный переворот. Власть перешла к армейской верхушке во главе с He Вином.

    Приход к власти военных сопровождался приостановлением действия конституции, роспуском парламента, арестом ряда высших руководителей и наиболее радикальных лидеров национальных меньшинств. Высшим органом государства был объявлен Революционный совет, представлявший на практике обычную военную хунту. Было сформировано также «революционное» правительство из числа военных. Оба этих органа возглавил генерал He Вин.

    Программа деятельности военных была обнародована в конце апреля 1962 г. под названием «Бирманский путь к социализму». Она предусматривала национализацию наиболее важных отраслей производства и создание «социалистической экономики», основанной на государственной собственности. Парламентская система объявлялась непригодной для Бирмы, и предполагалась ее замена «социалистическим демократическим государством».

    Эту программу вынуждены были поддержать основные бирманские политические партии и организации, и с 1963 г. она стала претворяться на практике. Для этого с лета 1962 r., в несколько этапов, создавалась новая политическая организация, получившая название Партии бирманской социалистической программы (ПБСП, бирманское сокращение — Ланзин).

    Чтобы монополизировать политическую жизнь Бирмы, Революционный совет принял в 1964 г. Закон «О защите национальной солидарности». B соответствии с йим была запрещена деятельность всех политических партий, за исключением ПБСП, т.е. в стране была узаконена однопартийная система. Официальной идеологией становилась выработанная военными концепция «Система отношений человека и окружающей его среды», принятая в качестве программы ПБСП. Согласно этой теории, ПБСП считала неприемлемой как политику и идеологию социал-демократов за их реформизм, буржуазный парламентаризм, так и коммунистов, которые недооценивают роль человека и его разума в развитии общества. B основу была положена буддийская философия и заявлено о том, что ПБСП отдает предпочтение духовным, а не мат териальным факторам.

    Стремясь к укреплению своего авторитета, военные начали летом 1963 г. переговоры-с повстанческими организациями о достижении перемирия. K тому времени КПБ, Каренская национальная объединенная партия, Национально-прогрессивная партия Кая, Чинская национальная организация и Партия нового Монского государства образовали Национальный Демократический Объединенный Фронт (НДОФ), который и вел переговоры, закончившиеся неудачей. После этого гражданская война развернулась с новой силой. K 1983 r. под контролем НДОФ находилось уже половина территории и около трети населения Бирмы.

    Читайте также:  Цены в Нидерландах на продукты, жилье, товары и отдых в 2020 году

    K началу 70-х годов стало ясно, что проводимая военными политика завела страну в еще больший тупик, чем до 1962 г. Военная диктатура показала свою полную неспособность руководства как в экономике, так и в политической жизни. B стране начались забастовки и демонстрации протеста, жестоко подавленные с применением военной силы.

    Ha этом фоне в 1974 г. была принята новая конституция, по которой страна официально стала называться Социалистическая Республика Бирманский Союз (СРБС), а ПБСП была объявлена в ней руководящей силой. Декларировалась социалистическая система хозяйства, «социалистическая» демократия и т.д.

    C принятием конституции формально закончилось 12-летнее правление Революционного совета, однако значительная роль ap- мииНродолжала сохраняться. Военные, понимая свою непопулярность, предпринимали некоторые маневры. Так, в 1972 r., с военной службы уволились два десятка ведущих политических деятелей, включая и главу режима.

    По мере нарастания кризиса разворачивается борьба и внутри правящей партии. Там образуется группа сторонников более умеренного курса, которая вскоре теряет свое влияние. Кроме того, свергнутый в 1962 г. У Hy с конца 60-х годов вновь выступал за восстановление прежнего курса. Вскоре он покинул Бирму и эмигрировал в Таиланд, где возглавил бирманскую оппозицию, открыто боровшуюся с военным режимом He Вина.

    B 1980 г. правительство объявило амнистию политическим противникам режима. У Hy и ряд другихдеятелей ей воспользовались, вернувшись в страну. Однако переговоры с другой оппозиционной силой — КПБ и их союзниками, начавшиеся в 1981 г. вновь завершились безрезультатно.

    B 80-е годы правительство на съездах ПБСП объявляло курс на строительство социализма, однако никакого существенного прогресса ни в экономике, ни в политической жизни не наступило. Более того, еще сильнее обострились негативные явления, связанные с наличием в стране однопартийной диктатуры. B августе 1988 г. в Бирме началась всеобщая забастовка, и власти вынуждены были пойти на частичное удовлетворение требований оппозиции, главной фигурой в которой стала дочь Аун Сана Cy Чжи, удостоенная за свою правозащитную деятельность Нобелевской премии мира.

    Чрезвычайный съезд ПБСП, состоявшийся в 1988 r., высказался за переход к многопартийной системе. Престарелый He Вин вынужден был формально уйти со всех высших постов в ПБСП и государстве, так как с его именем в бирманском обществе ассоциировались все самые негативные стороны развития страны после 1962 г.

    Бирмав B результате государственного переворота, про- поискахвыхода изошедшего 18 сентября 1989 r., вся полнота

    иэ кризиса власти перешла в руки Государственного совета по

    (l98Qr^!998 восстановлению законности и порядка (ГСВЗП). годы) Военные обещали передать власть новому парламенту (Народному собранию), после проведения всеобщих и свободных выборов.

    Новое руководство объявило об изменении политического курса государства, которое с июня 1989 г. получило официальное название Союз Мьянма (по названию крупнейшей этнической группы в Бирме). Столица страны с того же времени стала именоваться Янгон вместо Рангун.

    B мае 1990 г. военные провели обещанные всеобщие выборы, на которых более 4/5 всех мест завоевала ведущая оппозиционная организация Национальная лига за демократию (НДЛ). Однако военные отказались передать ей власть. B ответ на границе с Таиландом было сформировано правительство в изгнании. Военные, которых с 1992 г. возглавляет генерал Тан Шве (он одновременно является главой правительства, министром обороны и главы ГСВЗП), в качестве первоочередных задач декларируют разработку новой конституции и прекращение гражданской войны с националистически настроенными повстанцами. K середине 90-х годов в этом направлении ими были достигнуты определенные успехи: созвана Национальная конституционная конференция, ослабла напряженность в районах проживания национальных меньшинств, однако переговоры с параллельным правительством в изгнании пока не ведутся. B 1995 r., под давлением общественного мнения, вышла на свободу лидер НДЛ Cy Чжи. Она возглавила легальную оппозицию режиму военных. Однако, уже в следующем году, ее сторонники вновь стали подвергаться репрессиям. Вплоть до настоящего времени обдтановка в Мьянме’далека от стабильной.

    ‘ B 1997 г. ГСВЗП была преобразована в Государственный совет мира и развития (ГСМР), поставивший перед собой задачу узаконить особую роль армии в жизни общества и национальное примирение с повстанцами.

    Основой экономики Мьянмы продолжает оставаться аграрный сектор, в основном, выращивание риса. Правительство пытается для оживления экономики задействовать рыночные механизмы и создать более благоприятные условия для роста иностранных инвестиций, особенно для британского, сингапурского и французского капитала. Однако главным политическим и экономическим союзником страны является КНР.

    Мьянма — крупнейший в мире производитель опиума-сырца (около 2,5 тыс. тонн в год), на ее территории находится часть так называемого «золотого треугольника»- одного из крупнейших мировых центров наркобизнеса, неподконтрольного правительству.

    B области внешней политики бирманское руководство продол- жаетдекларировать политику нейтралитета и неприсоединения, направленную на создание благоприятных условий по выходу из состояния международной самоизоляции, в которую страну ввело прежнее руководство ПБСП. B последние годы неуклонно расширяется сотрудничество с соседними государствами АСЕАН, особенно в рамках экономического взаимодействия и интеграции.

    Приход к власти военных сопровождался приостановлением действия конституции, роспуском парламента, арестом ряда высших руководителей и наиболее радикальных лидеров национальных меньшинств. Высшим органом государства был объявлен Революционный совет, представлявший на практике обычную военную хунту. Было сформировано также «революционное» правительство из числа военных. Оба этих органа возглавил генерал He Вин.

    Восстановление Мьянмы после войны, общество и экономика

    Фрагмент из новой книги Ф.Уильяма Энгдаля “Полный спектр доминирования: тоталитарные демократии в Новом мировом порядке”

    Основная американская кампания дестабилизации под прикрытием “прав человека”, чтобы попытаться затянуть петлю вокруг Китая, впервые стала явной в сентябре-октябре 2007 года и была направлена на Мьянму, бывшую британскую колонию Бирму. В то время “СиЭнЭн” запустила показ буддийских монахов в шафрановых одеяниях, потоками растекавшихся по улицам бывшей столицы Мьянмы Рангуну с призывами к большей демократии. За кулисами, однако, шла битва за основные геополитические последствия.

    Трагедия Мьянмы / Бирмы, чья площадь размером примерно со штат Техас, где находится ранчо Джорджа Буша, в том, что ее население в настоящее время используется в качестве человеческих подмостков для драмы, сценарий которой был написан в Вашингтоне. Спектакль, разворачивающийся на “СиЭнЭн”, был написан и создан совместными усилиями Национального фонда в поддержку демократии, Институтом “Открытое Общество” Джорджа Сороса, “Фридом Хаус” и Институтом Альберта Эйнштейна Джина Шарпа. Эти НПО функционируют как связанные с американскими военными и разведывательными кругами активы. Они использовались для подготовки кадров для “ненасильственной” смены режимов по всему миру во имя американской стратегической повестки дня. Они были теми же самыми неправительственными организациями, что использовались в “цветных революциях” вокруг России — в Грузии, Украине и Сербии.

    “Шафрановая” революция в Бирме, как “оранжевая” революция на Украине или грузинская “революция роз”, была хорошо организованным упражнением в вашингтонской технике смены режима. Она повторяла методы и уловки предыдущих цветных революций: с помощью внезапных и кратких протестов “роящейся” толпы буддистов в желто-оранжевых одеяниях, создания с помощью интернет-блогов и мобильных текстовых сообщений связей между протестными группами, развертывание хорошо организованных протестных ячеек, которые рассредотачивались и переформировывались по команде.

    “СиЭнЭн” допустила ошибку только один раз в течение вещания в сентябре 2007 года, указав на активное присутствие Национального фонда в поддержку демократии в протестах в Мьянме. (2) Фактически, Государственный департамент США признался в поддержке деятельности Фонда в Мьянме.

    30 октября 2003 года Государственный департамент опубликовал официальный пресс-релиз, заявив:

    Восстановление демократии в Бирме является приоритетной задачей политики США в Юго-Восточной Азии. Для достижения этой цели, Соединенные Штаты последовательно поддерживают демократических активистов и их усилия как внутри, так и за пределами Бирмы . Соединенные Штаты также поддерживают такие организации, как Национальный фонд в поддержку демократии, Институт “Открытое общество” и “Интерньюс”, работающие внутри и за пределами региона в широком диапазоне деятельности по продвижению демократии. (3)

    Приоритетная задача политики США в Южной Азии? Все это звучало очень благородно и скромно из уст Государственного департамента. Их “деятельность по продвижению демократии”, тем не менее, имела зловещую тайную повестку дня. Она была направлена непосредственно на региональную безопасность Пекина, в том числе на его энергетическую безопасность.

    Как на Балканах и в Центральной Азии, Государственный департамент США вербовал и обучал ключевых лидеров оппозиции из многочисленных антиправительственных организаций в Мьянме. Он по меньшей мере с 2003 года ежегодно вливал огромную для Мьянмы сумму — более 2,5 миллионов долларов США — в деятельность Национального фонда в поддержку демократии по пропаганде смены режима в Мьянме. Операция США по смене режима “шафрановая” революция была запущена (по собственному признанию Государственного департамента) в первую очередь из консульства США в близлежащем тайском Чианг Май, где правительство было более гостеприимным для американского военного и разведывательного присутствия. (4)

    Государственный департамент и Национальный фонд в поддержку демократии финансировали ключевые оппозиционные СМИ, в том числе “Нью Эра Джорнэл”, “Ирравадди” и радио “Демократический голос Бирмы”. (5)

    Дирижером или, вернее, пожалуй, теоретиком ненасильственной смены режима руками одетых в шафрановые одеяния монахов являлся Джин Шарп, основатель организации с обманчивым названием — Институт Альберта Эйнштейна в Кембридже, штат Массачусетс. Институт Альберта Эйнштейна Шарпа сам по себе, как отмечалось ранее, финансировался подразделением Конгресса США — Национальным фондом в поддержку демократии; его цель состтояла в поощрении дружественных США смен режима в ключевых точках по всему миру. (6)

    Институт Шарпа активизировался в Бирме с 1989 года сразу после того, как власти убили около 3000 протестующих, чтобы заставить замолчать оппозицию. Спецоперативник ЦРУ и бывший военный атташе США в Рангуне полковник Роберт Хэлви, специалист в области тайных операций, представил Шарпа в Бирме в 1989 году. Хэлви хотел, чтобы Шарп обучал бирманскую оппозицию ненасильственной тактике.

    По данным института, книга Шарпа “От диктатуры к демократии” была “первоначально опубликована в 1993 году в Таиланде для распространения среди бирманских диссидентов. “От диктатуры к демократии” с тех пор распространилась на несколько материков. Это серьезное введение в использование ненасильственных действий для свержения диктатур”. (7)

    В момент попытки “шафрановой” революции 2007 года лондонская “Файненшл Таймс” дала описание роли Джина Шарпа в бирманских событиях, которое Институт Шарпа полностью процитировал на своем собственном веб-сайте. По данным “Файненшл Таймс”:

    “За последние три года активисты политического комитета движения неповиновения в изгнании обучили примерно 3000 бирманцев из всех слоев общества, в том числе несколько сотен буддийских монахов, философии и стратегии ненасильственного сопротивления и общинных объединений. Эти рабочие совещания, проходившие в приграничных районах и привлекавшие людей со всей Бирмы, воспринимались как “подготовка инструкторов”, которые по возвращении домой поделились бы этими идеями с другими людьми, стремящимися к переменам.

    Эта подготовка наряду с материальной поддержкой, такой как мобильные телефоны, помогла в сентябре заложить основу для инакомыслящих буддийских монахов, чтобы призывать к бойкоту религиозной хунты, что ускорило проведение крупнейшей за два десятилетия антиправительственной акции протеста. За 10 драматических дней монахи и миряне, рассерженные углублением обнищания и тотальными репрессиями, вышли на улицы в количестве, достигающем 100000, прежде чем режим подавил демонстрации, убив по меньшей мере 15 и арестовав тысячи человек.

    Источником вдохновения этого обучения был г-н Шарп, чья книга “От диктатуры к демократии” (краткое теоретическое пособие для ненасильственной борьбы против репрессивных режимов) была опубликована на бирманском языке в 1994 году и начала циркулировать среди эмигрантов и тайком среди диссидентов внутри страны. Некоторые на год были заключены в тюрьму за ее хранение”. (8)

    Британская финансовая ежедневная газета далее отмечала, что:

    “Получивший образование в Оксфорде гарвардский теоретик по мирному сопротивлению репрессиям Джин Шарп призывал повстанцев принять ненасильственные методы борьбы с хунтой. Его помощник, полковник в отставке Роберт Хэлви, военный атташе США в Рангуне в 1980-х, разъяснял, как использовать военное планирование при разработке стратегии мирного несогласия”. (9)

    Соответственно, вопрос: почему правительство США проявило столь большой интерес в развитии смены режима в Мьянме в 2007 году? Для угнетенного населения этого региона это явно имело мало общего с проблемами демократии, справедливости и прав человека. Ирак и Афганистан были достаточным свидетельством того факта, что песни Вашингтона о “демократии” — пропагандистское прикрытие совсем других целей.

    Спрашивается, что стояло за подобным участием в событиях в столь отдаленном месте, как Мьянма?

    Четкий ответ — геополитический контроль; контроль, в конечном итоге, над стратегическими морскими путями из Персидского залива в Южно-Китайское море. Побережье Мьянмы предоставляет судоходный и морской доступ к одному из наиболее стратегически важных путей в мире — Малаккскому проливу, узкому проходу для кораблей между Малайзией и Индонезией.

    Пентагон пытался милитаризовать этот регион с 11 сентября 2001 года под предлогом защиты от возможной “террористической атаки”. Когда это не получилось, он заговорил о предполагаемой “обороне против пиратов”. США сумели закрепиться на авиабазе Банда-Ачех в Султан Искандар Муда на северной оконечности Индонезии. Правительства других стран, включая Мьянму, однако, категорически воспротивились усилиям США по милитаризации региона. Простой взгляд на карту подтверждает стратегическое значение Мьянмы.

    Малаккский пролив, соединяющий Индийский и Тихий океаны, является кратчайшим морским путем между Персидским заливом и Китаем. Это ключевая контрольная точка в Азии.

    Более 80% всего нефтяного импорта Китая доставляется танкерами через Малаккский пролив. Самым узким участком пути является Канал Филлипс в Сингапурском проливе, всего лишь 1,5 миль в ширину в самом узком месте. Супертанкеры провозят более 12 миллионов баррелей нефти в сутки через этот узкий проход на своем пути к наиболее быстро растущему энергетическому рынку в мире — к Китаю.

    Если перекрыть Малаккский пролив, то почти половина танкерного флота в мире будет вынуждена проходить на тысячи километров больше. Закрытие пролива сразу же увеличит транспортные расходы во всем мире. Более 50000 судов в год проходят транзитом Малаккский пролив.

    Тот, кто контролирует водные пути в этой стратегической точке мира — регион от Мьянмы до Банда-Ачех в Индонезии — будет контролировать энергоснабжение Китая, и следовательно, саму его жизнь.

    Когда Китаю стало ясно, что США, начиная с 2003 года, приступили к односторонней милитаризации нефтяных месторождений Ближнего Востока, Пекин вполне законно активизировал свою деятельность в Мьянме. Китайская энергетическая и военная безопасность, а не проблемы прав человека, были движущей силой его политики.

    Пекин выдал миллиарды долларов военной помощи Мьянме, включая истребители и транспортные самолеты, танки и бронетранспортеры, военные корабли и ракеты “земля-воздух”. Китай строил в Мьянме железные дороги и автострады и добился разрешения разместить свои войска в этой стране. Китай, согласно индийским оборонным источникам, также построил большую станцию электронного слежения на островах Коко, принадлежащих Мьянме, и строит военно-морские базы для обеспечения доступа к Индийскому океану.

    Мьянма является неотъемлемой частью того, что некоторые в Пентагоне называет “жемчужным ожерельем” Китая, его стратегическим замыслом создания военных баз в Мьянме, Таиланде и Камбодже, чтобы воспрепятствовать американскому контролю над ключевым Малаккским проливом. Также еще есть энергоносители и на суше и на море Мьянмы, и много.

    Нефть и газ добывались в Мьянме с тех пор, как в 1871 году англичане создали “Рангунскую нефтяную компанию”, позже переименованную в “Бирманскую нефтяную компанию”. Природный газ страна добывала с 1970 года и в 1990-х годах предоставила концессию на добычу газа в проливе Мартабан французской “ИлфТоталь” и британской “Премьер ойл”. Позже “Тексако” и “Унокал” (ныне “Шеврон”) также получили концессии в Ядане и Йетагуне. Только Ядана, по оценкам, имела более чем 5 триллионов кубических футов газа с предполагаемым сроком выработки не менее 30 лет. Йетагун, по оценкам, содержал около трети от яданских газовых месторождений. В 2004 году были обнаружены новые крупные месторождения газа — месторождение Шве, неподалеку от побережья Аракан.

    К 2002 году под давлением британского правительства и НПО и “Тексако” и “Премьер ойл” вышли из проекта Йетагун. Малайзийский “Петронас” купил 27% акций у “Премьер ойл”. К 2004 году Мьянма экспортировала яданский газа по трубопроводу в Таиланд, что ежегодно приносило режиму Мьянмы 1 миллиард долларов США.

    В 2005 году Китай, Таиланд и Республика Корея инвестировали в расширение нефтяного и газового секторов Мьянмы, и экспорт газа в Таиланд возрос на 50%. В 2007 году экспорт газа стал важнейшим источником дохода Мьянмы. Ядана разрабатывалась консорциумом “ИлфТоталь”, “Унокал”, тайской “ПТТ-ЕП” и государственно компанией Мьянмы “МОГЕ”, оператором являлась французская “ИлфТоталь”. Ядана обеспечивала около 20% от всей потребности Таиланда в природном газе.

    Йетагунское месторождение разрабатывается малайзийской “Петронас” вместе с “МОГЕ”, японской “Ниппон ойл” и тайской “ПТТ-ЕП”. Газ поступает по трубопроводу на сушу, где соединяется с яданским трубопроводом. Газ с месторождения Шве поступит в начале 2009 года. И Китай и Индия имели сильные разногласия по поводу запасов газового месторождения Шве.

    Летом 2007 года незадолго до того, как Вашингтон начал свою “шафрановую” революцию, Мьянма подписала меморандум о взаимопонимании с “ПетроЧайна” на поставку больших объемов природного газа с газового месторождения Шве в Бенгальском заливе. Договор был заключен на 30 лет. Индия, которая недавно стала партнером Вашингтона по военному сотрудничеству, оказалась в проигрыше.

    Мьянма ранее выдала Индии крупный пакет акций в двух морских блоках на добычу газа, который транспортировался бы по трубопроводу через Бангладеш в испытывающую энергетический голод Индию. Однако политические разногласия между Индией и Бангладеш заморозили индийские планы.

    Пекин воспользовался этой тупиковой ситуацией и умело обошел в этой игре Индию с предложением инвестировать миллиарды долларов в строительство стратегических для Китая и Мьянмы нефте-и газопроводов на территории Мьянмы от глубоководного порта в Ситтве в Бенгальском заливе в Куньмин в китайскую провинцию Юньнань протяженностью более чем 2300 километров. Также Китай планировал построить нефтеперерабатывающий завод в Куньмине.

    Китайско-бирманские трубопроводы позволили бы транспортировать нефть и газ, привозимые из Африки (Судан и другие источники) и Ближнего Востока (особенно из Ирана и Саудовской Аравии), без необходимости проходить через уязвимое “узкое горло” Малаккского пролива.

    Мьянма стала бы китайским “мостом”, связывающим Бангладеш со странами к западу от материкового Китая независимо от любых возможных будущих шагов со стороны Вашингтона, чтобы взять под контроль пролив. Этот мост стал бы геополитической катастрофой для США, чего Вашингтон был преисполнен решимости не допустить любой ценой.

    “Шафрановая” революция 2007 года было именно такой попыткой. Но не совсем достигла своей цели. В мае 2008 год, когда на страну обрушился разрушительный циклон “Наргис”, оставив тысячи мертвых на своем пути, была предпринята еще одна попытка дестабилизировать режим в Мьянме. Администрация Буша грозилась отправить военные части под видом международной помощи для спасения страны, используя гуманитарный предлог, чтобы максимально увеличить давление на режим в период подлинного кризиса.

    В июле 2008 года президент Буш возобновил свой призыв к режиму Мьянмы освободить лидера оппозиции Аун Сан Су Чжи из-под домашнего ареста. Буш заявил представителям прессы: “Я глубоко обеспокоен этой страной”. (11) Однако его искренность была под сомнением, поскольку мир видел результаты его деятельности в Ираке и его поддержку пыток заключенных в Гуантанамо и других местах, несмотря на повсеместную критику и международные законы, запрещающие это.

    Читайте также:  Иммиграция в Нидерланды из России через работу, учебу и бизнес

    Тем не менее, эта гуманитарная уловка была явной попыткой Вашингтона использовать механизм “прав человека” в качестве оружия смены режима в Мьянме и дальнейшим расширением того, что можно назвать только американским империализмом.

    © Перевод: Наталья Лаваль, специально для сайта “Война и Мир”. При полном или частичном использовании материалов ссылка на warandpeace.ru обязательна.

    Прим.ред.ВиМа: см.также недавнюю новость США будут продвигать демократию в Мьянме

    СШП явно закладывают пояс напряженности вокруг Китая: Индия, Пакитан, Таиланд, Афганистан.

    Ну не надо так вот всех в кучу и всё смешивать.

    Таиланд – опорная точка США в ЮВА. Во время войны во Въетнаме там были аэродромы амеровской авиации + всё тыловое обеспечение. С другой стороны, Таиланд – наполовину китай. Этнические китайцы там в основных отраслях – банки, финансы + девелоперы, производство и проч.

    В Индия и Пакистан – совсем другие истории. Индия получила хорошую прививку от колониализма и прекрасно помнит английское иго, но хватает у людей ума вести разумную политику со Штатами.

    А вот Пакистан и Афганистн (особенно последний)- это основная надежда амеров на постоянное присутствие в СА. Цель: разместить в Афганистане военную инфраструктуру (базы+ракеты) чтобы

    1. “сесть” на транситном пути. и

    2. держать “за яйца” КНР, РФ, Иран и СА, поскольку оттуда простреливается всё.

    Йетагунское месторождение разрабатывается малайзийской “Петронас” вместе с “МОГЕ”, японской “Ниппон ойл” и тайской “ПТТ-ЕП”. Газ поступает по трубопроводу на сушу, где соединяется с яданским трубопроводом. Газ с месторождения Шве поступит в начале 2009 года. И Китай и Индия имели сильные разногласия по поводу запасов газового месторождения Шве.

    С чего началось нынешнее обострение ситуации?

    25 августа 2017 года боевики движения “Араканская армия спасения рохинджа” напали на 30 опорных пунктов полиции в штате Ракхайн. В ответ силы безопасности начали в регионе силовую операцию. Согласно официальным данным, в столкновениях погибло свыше 400 человек, однако, по данным международной организации “Врачи без границ”, лишь за первый месяц столкновений в регионе жертвами насильственных действий стали 6,7 тыс. человек.

    Согласно докладу ООН, солдаты “Татмадау” (вооруженных сил Мьянмы) устраивали массовые убийства, принимали участие в изнасилованиях женщин, нападали на детей и сжигали целые деревни мусульман. Более того, власти Мьянмы отказали ООН в поставке предметов первой необходимости, воды и медикаментов для пострадавших от столкновений рохинджа. Государственные СМИ активно освещали погромы, учиненные “Араканской армией солидарности рохинджа” (ее боевики поджигали буддистские храмы и оскверняли статуи Будды), а зверства правительственных солдат игнорировали или выдавали за фейки.

    You wouldn’t believe the horrors Rubena, 11, has been through.

    Молодая беженка-рохинджа рассказывает о преследованиях в Мьянме

    Молодая беженка-рохинджа рассказывает о преследованиях в Мьянме

    Восстановление Мьянмы после войны, общество и экономика

    Фрагмент из новой книги Ф.Уильяма Энгдаля “Полный спектр доминирования: тоталитарные демократии в Новом мировом порядке”

    Основная американская кампания дестабилизации под прикрытием “прав человека”, чтобы попытаться затянуть петлю вокруг Китая, впервые стала явной в сентябре-октябре 2007 года и была направлена на Мьянму, бывшую британскую колонию Бирму. В то время “СиЭнЭн” запустила показ буддийских монахов в шафрановых одеяниях, потоками растекавшихся по улицам бывшей столицы Мьянмы Рангуну с призывами к большей демократии. За кулисами, однако, шла битва за основные геополитические последствия.

    Трагедия Мьянмы / Бирмы, чья площадь размером примерно со штат Техас, где находится ранчо Джорджа Буша, в том, что ее население в настоящее время используется в качестве человеческих подмостков для драмы, сценарий которой был написан в Вашингтоне. Спектакль, разворачивающийся на “СиЭнЭн”, был написан и создан совместными усилиями Национального фонда в поддержку демократии, Институтом “Открытое Общество” Джорджа Сороса, “Фридом Хаус” и Институтом Альберта Эйнштейна Джина Шарпа. Эти НПО функционируют как связанные с американскими военными и разведывательными кругами активы. Они использовались для подготовки кадров для “ненасильственной” смены режимов по всему миру во имя американской стратегической повестки дня. Они были теми же самыми неправительственными организациями, что использовались в “цветных революциях” вокруг России — в Грузии, Украине и Сербии.

    “Шафрановая” революция в Бирме, как “оранжевая” революция на Украине или грузинская “революция роз”, была хорошо организованным упражнением в вашингтонской технике смены режима. Она повторяла методы и уловки предыдущих цветных революций: с помощью внезапных и кратких протестов “роящейся” толпы буддистов в желто-оранжевых одеяниях, создания с помощью интернет-блогов и мобильных текстовых сообщений связей между протестными группами, развертывание хорошо организованных протестных ячеек, которые рассредотачивались и переформировывались по команде.

    “СиЭнЭн” допустила ошибку только один раз в течение вещания в сентябре 2007 года, указав на активное присутствие Национального фонда в поддержку демократии в протестах в Мьянме. (2) Фактически, Государственный департамент США признался в поддержке деятельности Фонда в Мьянме.

    30 октября 2003 года Государственный департамент опубликовал официальный пресс-релиз, заявив:

    Восстановление демократии в Бирме является приоритетной задачей политики США в Юго-Восточной Азии. Для достижения этой цели, Соединенные Штаты последовательно поддерживают демократических активистов и их усилия как внутри, так и за пределами Бирмы . Соединенные Штаты также поддерживают такие организации, как Национальный фонд в поддержку демократии, Институт “Открытое общество” и “Интерньюс”, работающие внутри и за пределами региона в широком диапазоне деятельности по продвижению демократии. (3)

    Приоритетная задача политики США в Южной Азии? Все это звучало очень благородно и скромно из уст Государственного департамента. Их “деятельность по продвижению демократии”, тем не менее, имела зловещую тайную повестку дня. Она была направлена непосредственно на региональную безопасность Пекина, в том числе на его энергетическую безопасность.

    Как на Балканах и в Центральной Азии, Государственный департамент США вербовал и обучал ключевых лидеров оппозиции из многочисленных антиправительственных организаций в Мьянме. Он по меньшей мере с 2003 года ежегодно вливал огромную для Мьянмы сумму — более 2,5 миллионов долларов США — в деятельность Национального фонда в поддержку демократии по пропаганде смены режима в Мьянме. Операция США по смене режима “шафрановая” революция была запущена (по собственному признанию Государственного департамента) в первую очередь из консульства США в близлежащем тайском Чианг Май, где правительство было более гостеприимным для американского военного и разведывательного присутствия. (4)

    Государственный департамент и Национальный фонд в поддержку демократии финансировали ключевые оппозиционные СМИ, в том числе “Нью Эра Джорнэл”, “Ирравадди” и радио “Демократический голос Бирмы”. (5)

    Дирижером или, вернее, пожалуй, теоретиком ненасильственной смены режима руками одетых в шафрановые одеяния монахов являлся Джин Шарп, основатель организации с обманчивым названием — Институт Альберта Эйнштейна в Кембридже, штат Массачусетс. Институт Альберта Эйнштейна Шарпа сам по себе, как отмечалось ранее, финансировался подразделением Конгресса США — Национальным фондом в поддержку демократии; его цель состтояла в поощрении дружественных США смен режима в ключевых точках по всему миру. (6)

    Институт Шарпа активизировался в Бирме с 1989 года сразу после того, как власти убили около 3000 протестующих, чтобы заставить замолчать оппозицию. Спецоперативник ЦРУ и бывший военный атташе США в Рангуне полковник Роберт Хэлви, специалист в области тайных операций, представил Шарпа в Бирме в 1989 году. Хэлви хотел, чтобы Шарп обучал бирманскую оппозицию ненасильственной тактике.

    По данным института, книга Шарпа “От диктатуры к демократии” была “первоначально опубликована в 1993 году в Таиланде для распространения среди бирманских диссидентов. “От диктатуры к демократии” с тех пор распространилась на несколько материков. Это серьезное введение в использование ненасильственных действий для свержения диктатур”. (7)

    В момент попытки “шафрановой” революции 2007 года лондонская “Файненшл Таймс” дала описание роли Джина Шарпа в бирманских событиях, которое Институт Шарпа полностью процитировал на своем собственном веб-сайте. По данным “Файненшл Таймс”:

    “За последние три года активисты политического комитета движения неповиновения в изгнании обучили примерно 3000 бирманцев из всех слоев общества, в том числе несколько сотен буддийских монахов, философии и стратегии ненасильственного сопротивления и общинных объединений. Эти рабочие совещания, проходившие в приграничных районах и привлекавшие людей со всей Бирмы, воспринимались как “подготовка инструкторов”, которые по возвращении домой поделились бы этими идеями с другими людьми, стремящимися к переменам.

    Эта подготовка наряду с материальной поддержкой, такой как мобильные телефоны, помогла в сентябре заложить основу для инакомыслящих буддийских монахов, чтобы призывать к бойкоту религиозной хунты, что ускорило проведение крупнейшей за два десятилетия антиправительственной акции протеста. За 10 драматических дней монахи и миряне, рассерженные углублением обнищания и тотальными репрессиями, вышли на улицы в количестве, достигающем 100000, прежде чем режим подавил демонстрации, убив по меньшей мере 15 и арестовав тысячи человек.

    Источником вдохновения этого обучения был г-н Шарп, чья книга “От диктатуры к демократии” (краткое теоретическое пособие для ненасильственной борьбы против репрессивных режимов) была опубликована на бирманском языке в 1994 году и начала циркулировать среди эмигрантов и тайком среди диссидентов внутри страны. Некоторые на год были заключены в тюрьму за ее хранение”. (8)

    Британская финансовая ежедневная газета далее отмечала, что:

    “Получивший образование в Оксфорде гарвардский теоретик по мирному сопротивлению репрессиям Джин Шарп призывал повстанцев принять ненасильственные методы борьбы с хунтой. Его помощник, полковник в отставке Роберт Хэлви, военный атташе США в Рангуне в 1980-х, разъяснял, как использовать военное планирование при разработке стратегии мирного несогласия”. (9)

    Соответственно, вопрос: почему правительство США проявило столь большой интерес в развитии смены режима в Мьянме в 2007 году? Для угнетенного населения этого региона это явно имело мало общего с проблемами демократии, справедливости и прав человека. Ирак и Афганистан были достаточным свидетельством того факта, что песни Вашингтона о “демократии” — пропагандистское прикрытие совсем других целей.

    Спрашивается, что стояло за подобным участием в событиях в столь отдаленном месте, как Мьянма?

    Четкий ответ — геополитический контроль; контроль, в конечном итоге, над стратегическими морскими путями из Персидского залива в Южно-Китайское море. Побережье Мьянмы предоставляет судоходный и морской доступ к одному из наиболее стратегически важных путей в мире — Малаккскому проливу, узкому проходу для кораблей между Малайзией и Индонезией.

    Пентагон пытался милитаризовать этот регион с 11 сентября 2001 года под предлогом защиты от возможной “террористической атаки”. Когда это не получилось, он заговорил о предполагаемой “обороне против пиратов”. США сумели закрепиться на авиабазе Банда-Ачех в Султан Искандар Муда на северной оконечности Индонезии. Правительства других стран, включая Мьянму, однако, категорически воспротивились усилиям США по милитаризации региона. Простой взгляд на карту подтверждает стратегическое значение Мьянмы.

    Малаккский пролив, соединяющий Индийский и Тихий океаны, является кратчайшим морским путем между Персидским заливом и Китаем. Это ключевая контрольная точка в Азии.

    Более 80% всего нефтяного импорта Китая доставляется танкерами через Малаккский пролив. Самым узким участком пути является Канал Филлипс в Сингапурском проливе, всего лишь 1,5 миль в ширину в самом узком месте. Супертанкеры провозят более 12 миллионов баррелей нефти в сутки через этот узкий проход на своем пути к наиболее быстро растущему энергетическому рынку в мире — к Китаю.

    Если перекрыть Малаккский пролив, то почти половина танкерного флота в мире будет вынуждена проходить на тысячи километров больше. Закрытие пролива сразу же увеличит транспортные расходы во всем мире. Более 50000 судов в год проходят транзитом Малаккский пролив.

    Тот, кто контролирует водные пути в этой стратегической точке мира — регион от Мьянмы до Банда-Ачех в Индонезии — будет контролировать энергоснабжение Китая, и следовательно, саму его жизнь.

    Когда Китаю стало ясно, что США, начиная с 2003 года, приступили к односторонней милитаризации нефтяных месторождений Ближнего Востока, Пекин вполне законно активизировал свою деятельность в Мьянме. Китайская энергетическая и военная безопасность, а не проблемы прав человека, были движущей силой его политики.

    Пекин выдал миллиарды долларов военной помощи Мьянме, включая истребители и транспортные самолеты, танки и бронетранспортеры, военные корабли и ракеты “земля-воздух”. Китай строил в Мьянме железные дороги и автострады и добился разрешения разместить свои войска в этой стране. Китай, согласно индийским оборонным источникам, также построил большую станцию электронного слежения на островах Коко, принадлежащих Мьянме, и строит военно-морские базы для обеспечения доступа к Индийскому океану.

    Мьянма является неотъемлемой частью того, что некоторые в Пентагоне называет “жемчужным ожерельем” Китая, его стратегическим замыслом создания военных баз в Мьянме, Таиланде и Камбодже, чтобы воспрепятствовать американскому контролю над ключевым Малаккским проливом. Также еще есть энергоносители и на суше и на море Мьянмы, и много.

    Нефть и газ добывались в Мьянме с тех пор, как в 1871 году англичане создали “Рангунскую нефтяную компанию”, позже переименованную в “Бирманскую нефтяную компанию”. Природный газ страна добывала с 1970 года и в 1990-х годах предоставила концессию на добычу газа в проливе Мартабан французской “ИлфТоталь” и британской “Премьер ойл”. Позже “Тексако” и “Унокал” (ныне “Шеврон”) также получили концессии в Ядане и Йетагуне. Только Ядана, по оценкам, имела более чем 5 триллионов кубических футов газа с предполагаемым сроком выработки не менее 30 лет. Йетагун, по оценкам, содержал около трети от яданских газовых месторождений. В 2004 году были обнаружены новые крупные месторождения газа — месторождение Шве, неподалеку от побережья Аракан.

    К 2002 году под давлением британского правительства и НПО и “Тексако” и “Премьер ойл” вышли из проекта Йетагун. Малайзийский “Петронас” купил 27% акций у “Премьер ойл”. К 2004 году Мьянма экспортировала яданский газа по трубопроводу в Таиланд, что ежегодно приносило режиму Мьянмы 1 миллиард долларов США.

    В 2005 году Китай, Таиланд и Республика Корея инвестировали в расширение нефтяного и газового секторов Мьянмы, и экспорт газа в Таиланд возрос на 50%. В 2007 году экспорт газа стал важнейшим источником дохода Мьянмы. Ядана разрабатывалась консорциумом “ИлфТоталь”, “Унокал”, тайской “ПТТ-ЕП” и государственно компанией Мьянмы “МОГЕ”, оператором являлась французская “ИлфТоталь”. Ядана обеспечивала около 20% от всей потребности Таиланда в природном газе.

    Йетагунское месторождение разрабатывается малайзийской “Петронас” вместе с “МОГЕ”, японской “Ниппон ойл” и тайской “ПТТ-ЕП”. Газ поступает по трубопроводу на сушу, где соединяется с яданским трубопроводом. Газ с месторождения Шве поступит в начале 2009 года. И Китай и Индия имели сильные разногласия по поводу запасов газового месторождения Шве.

    Летом 2007 года незадолго до того, как Вашингтон начал свою “шафрановую” революцию, Мьянма подписала меморандум о взаимопонимании с “ПетроЧайна” на поставку больших объемов природного газа с газового месторождения Шве в Бенгальском заливе. Договор был заключен на 30 лет. Индия, которая недавно стала партнером Вашингтона по военному сотрудничеству, оказалась в проигрыше.

    Мьянма ранее выдала Индии крупный пакет акций в двух морских блоках на добычу газа, который транспортировался бы по трубопроводу через Бангладеш в испытывающую энергетический голод Индию. Однако политические разногласия между Индией и Бангладеш заморозили индийские планы.

    Пекин воспользовался этой тупиковой ситуацией и умело обошел в этой игре Индию с предложением инвестировать миллиарды долларов в строительство стратегических для Китая и Мьянмы нефте-и газопроводов на территории Мьянмы от глубоководного порта в Ситтве в Бенгальском заливе в Куньмин в китайскую провинцию Юньнань протяженностью более чем 2300 километров. Также Китай планировал построить нефтеперерабатывающий завод в Куньмине.

    Китайско-бирманские трубопроводы позволили бы транспортировать нефть и газ, привозимые из Африки (Судан и другие источники) и Ближнего Востока (особенно из Ирана и Саудовской Аравии), без необходимости проходить через уязвимое “узкое горло” Малаккского пролива.

    Мьянма стала бы китайским “мостом”, связывающим Бангладеш со странами к западу от материкового Китая независимо от любых возможных будущих шагов со стороны Вашингтона, чтобы взять под контроль пролив. Этот мост стал бы геополитической катастрофой для США, чего Вашингтон был преисполнен решимости не допустить любой ценой.

    “Шафрановая” революция 2007 года было именно такой попыткой. Но не совсем достигла своей цели. В мае 2008 год, когда на страну обрушился разрушительный циклон “Наргис”, оставив тысячи мертвых на своем пути, была предпринята еще одна попытка дестабилизировать режим в Мьянме. Администрация Буша грозилась отправить военные части под видом международной помощи для спасения страны, используя гуманитарный предлог, чтобы максимально увеличить давление на режим в период подлинного кризиса.

    В июле 2008 года президент Буш возобновил свой призыв к режиму Мьянмы освободить лидера оппозиции Аун Сан Су Чжи из-под домашнего ареста. Буш заявил представителям прессы: “Я глубоко обеспокоен этой страной”. (11) Однако его искренность была под сомнением, поскольку мир видел результаты его деятельности в Ираке и его поддержку пыток заключенных в Гуантанамо и других местах, несмотря на повсеместную критику и международные законы, запрещающие это.

    Тем не менее, эта гуманитарная уловка была явной попыткой Вашингтона использовать механизм “прав человека” в качестве оружия смены режима в Мьянме и дальнейшим расширением того, что можно назвать только американским империализмом.

    © Перевод: Наталья Лаваль, специально для сайта “Война и Мир”. При полном или частичном использовании материалов ссылка на warandpeace.ru обязательна.

    Прим.ред.ВиМа: см.также недавнюю новость США будут продвигать демократию в Мьянме

    СШП явно закладывают пояс напряженности вокруг Китая: Индия, Пакитан, Таиланд, Афганистан.

    Ну не надо так вот всех в кучу и всё смешивать.

    Таиланд – опорная точка США в ЮВА. Во время войны во Въетнаме там были аэродромы амеровской авиации + всё тыловое обеспечение. С другой стороны, Таиланд – наполовину китай. Этнические китайцы там в основных отраслях – банки, финансы + девелоперы, производство и проч.

    В Индия и Пакистан – совсем другие истории. Индия получила хорошую прививку от колониализма и прекрасно помнит английское иго, но хватает у людей ума вести разумную политику со Штатами.

    А вот Пакистан и Афганистн (особенно последний)- это основная надежда амеров на постоянное присутствие в СА. Цель: разместить в Афганистане военную инфраструктуру (базы+ракеты) чтобы

    1. “сесть” на транситном пути. и

    2. держать “за яйца” КНР, РФ, Иран и СА, поскольку оттуда простреливается всё.

    Если перекрыть Малаккский пролив, то почти половина танкерного флота в мире будет вынуждена проходить на тысячи километров больше. Закрытие пролива сразу же увеличит транспортные расходы во всем мире. Более 50000 судов в год проходят транзитом Малаккский пролив.

    Социальная сфера

    14 декабря 1947 г.— постановление о проведении денежной реформы (обмен денег из расчёта 10 рублей старых денег на 1 рубль новых).

    Снятие ограничений военного времени:

    • восстановление 8-часового рабочего дня, ежегодных отпусков;
    • отмена обязательных сверхурочных работ.

    Меры по повышению жизненного уровня населения:

    • декабрь 1947 г.— отмена карточной системы;
    • снижение цен на продовольственные и промышленные товары;
    • расширение производства товаров народного потребления.
    Читайте также:  Авиакомпания «KLM» (КЛМ), дешевые авиабилеты онлайн

    В целом жизненный уровень населения оставался низким, особенно у сельских жителей — в самом начале 1950-х гг. в среднем колхозник:

    • имел оплату труда в 4 раза меньше, чем рабочие и служащие;
    • платил натуральный налог с подсобного хозяйства;
    • не имел пенсии, листов нетрудоспособности, паспорта
    • имел оплату труда в 4 раза меньше, чем рабочие и служащие;
    • платил натуральный налог с подсобного хозяйства;
    • не имел пенсии, листов нетрудоспособности, паспорта

    Социальная сфера

    14 декабря 1947 г.— постановление о проведении денежной реформы (обмен денег из расчёта 10 рублей старых денег на 1 рубль новых).

    Снятие ограничений военного времени:

    • восстановление 8-часового рабочего дня, ежегодных отпусков;
    • отмена обязательных сверхурочных работ.

    Меры по повышению жизненного уровня населения:

    • декабрь 1947 г.— отмена карточной системы;
    • снижение цен на продовольственные и промышленные товары;
    • расширение производства товаров народного потребления.

    В целом жизненный уровень населения оставался низким, особенно у сельских жителей — в самом начале 1950-х гг. в среднем колхозник:

    • имел оплату труда в 4 раза меньше, чем рабочие и служащие;
    • платил натуральный налог с подсобного хозяйства;
    • не имел пенсии, листов нетрудоспособности, паспорта
    • имел оплату труда в 4 раза меньше, чем рабочие и служащие;
    • платил натуральный налог с подсобного хозяйства;
    • не имел пенсии, листов нетрудоспособности, паспорта

    Отставание, пандемия, война: Как экономика Армении оказалась в кризисе

    Регионально экономику Армении можно разделить на пять экономических районов, которые отличаются по экономико-географическим условиям и производственной специализации: Араратский, Ширакский, Придебедский, Севан-Агстевский и Сюникский. Основной индустриальный центр Армении — это столица Ереван, за ним следуют Гюмри и Ванадзор.

    Сталинское возрождение. Союз после войны восстановили в кратчайшие сроки

    Одна из самых впечатляющих страниц в послевоенной истории нашей страны — восстановление экономической и социальной инфраструктуры Советского Союза, разрушенной войной. Происходило оно в кратчайшие сроки. Разумеется, был задействован весь мощнейший мобилизационный ресурс советской страны, но и в этом случае все равно восхищает не только та скорость, с которой отстраивалась Страна Советов после войны, но и общее улучшение качества жизни населения.

    Великая Отечественная война принесла советскому народу тяжелейшие потери и ужасные страдания. Помимо многих миллионов погибших советских людей, были разрушены 1710 городов, 70 тысяч сельских населенных пунктов, 32 тысячи промышленных предприятий и 98 тысяч коллективных хозяйств. По экономике советского государства войной был нанесен страшный удар. В то же время, и после разгрома гитлеровской Германии мировая политическая обстановка оставалась сложной — западные страны и не думали отказываться от идеологического и политического противостояния с Советским Союзом. Поэтому СССР нуждался в скорейшем восстановлении своей экономической мощи. С другой стороны, и советский народ, понесший колоссальные потери в годы войны и выстоявший, не сломленный, победивший гитлеровцев, заслуживал быстрого восстановления человеческих условий жизни. Победители заслужили новые дома и школы, больницы и дороги.

    В марте 1946 г. Верховным Советом СССР был утвержден план восстановления и развития народного хозяйства на 1946 — 1950 гг. — первая послевоенная «пятилетка». Ее главной задачей было провозглашено восстановление тех районов страны, которые в годы войны подверглись оккупации. Сначала предполагалось выйти на довоенный уровень развития промышленности и сельского хозяйства, а затем превзойти его. Целый ряд городов, буквально дотла уничтоженных в годы войны, были восстановлены в течение нескольких лет. Так, настоящим сталинским чудом называют восстановление Севастополя, который пострадал в годы войны очень сильно. Из 6402 жилых домов города-героя уцелела лишь тысяча домов. В годы войны численность населения Севастополя сократилась со 140 тысяч до менее 10 тысяч человек. Люди погибали на фронте и под бомбежками, многие были эвакуированы, многих уничтожили гитлеровцы, кто-то просто умер, не вынеся испытаний военного времени. Фактически Севастополь нужно было создавать заново. И Советский Союз с этой задачей справился блестяще — через несколько лет это был уже совсем другой город, еще более благоустроенный, чем прежде.

    Сталин прекрасно понимал значение Севастополя как военно-морского порта. В условиях возобновляющегося геополитического противостояния СССР и Запада Черноморскому флоту предстояло играть важную роль, а Севастополь был его главной базой. Поэтому советское руководство не жалело средств и сил на восстановление разрушенного войной города. Франклин Рузвельт, оценив масштабы разрушений, предрек, что восстановление Севастополя потребует пятьдесят лет, да и то при условии помощи со стороны Запада. Но Иосиф Сталин продемонстрировал всему миру, на что способно советское государство. Севастополь был включен в список 10 городов СССР, подлежащих первоочередному восстановлению. Разбор завалов, работы по разминированию начались сразу после освобождения города. На его восстановление были брошены лучшие архитекторы и строители Советского Союза, более 30 тысяч специалистов самого разного профиля.

    Генеральный план восстановления Севастополя разрабатывала группа московских специалистов под руководством профессора Г.Б. Бархина, а непосредственно на месте реализацию плана взяли на себя ленинградские и крымские архитекторы во главе с В.А. Артюховым. В строительстве и восстановлении зданий архитекторы придерживались единого классического стиля. Все дома возводились из белого известняка, добываемого в соседнем Инкермане. Севастополь не просто был восстановлен — он превратился в один из красивейших городов Советского Союза.

    Восстановление Севастополя стало наиболее ярким примером возрождения разрушенных войной советских городов. Но кроме населенных пунктов, предстояло возрождать и уничтоженную промышленность, пострадавшее сельское хозяйство западных республик и областей Советского Союза. Все эти задачи успешно решались в течение первой послевоенной пятилетки. В частности, была заново запущена ДнепроГЭС, реконструированы тысячи промышленных предприятий. Основное внимание уделялось восстановлению предприятий военно-промышленного, металлургического, машиностроительного и топливно-энергетического направлений, хотя реконструкционные работы велись на подавляющем большинстве заводов и фабрик самого разного профиля. Послевоенное восстановление не просто возрождало разрушенные, а создавало новые промышленные предприятия, в том числе в тех регионах страны, где прежде промышленность была развита весьма слабо — например, в Западной Белоруссии и на Западной Украине. К 1948 году основной объем работ по восстановлению советской промышленности был завершен, а уровень промышленного производства в СССР к 1950 г. на 73% превысил довоенный. Сталинский план был выполнен.

    В восстановлении инфраструктуры принимали участие несколько категорий. Во-первых, это были советские специалисты — рабочие и служащие, колхозники, студенты и учащиеся. Все они вносили посильный вклад в дело восстановления советской промышленности, возрождали города и населенные пункты. Во-вторых, в восстановительных работах были задействованы примерно 10 млн демобилизованных солдат и офицеров РККА, которые после возвращения с фронта также были направлены на стройки народного хозяйства. Третью категорию составляли немецкие и другие военнопленные, которых насчитывалось около 2,5 млн человек. Спустя несколько десятилетий после войны успехи советского руководства в восстановлении городов и предприятий стали приписывать большому количеству немецких военнопленных — мол, проектировали немецкие архитекторы, а восстанавливали бывшие солдаты и офицеры вермахта, отсюда и красота зданий, и их добротность. На самом деле, не игнорируя участие военнопленных в восстановительных работах, все же стоит отметить, что подавляющее большинство работ проектировалось советскими архитекторами и инженерами и выполнялось советскими рабочими. Наконец, четвертой внушительной категорией были 2 млн заключенных советских исправительно-трудовых учреждений, которые тоже были задействованы в послевоенном восстановлении советских городов и предприятий и в промышленных работах.

    Именно во второй половине 1940-х годов, в первую послевоенную пятилетку, были заложены основы всего последующего экономического развития Советского Союза в его «золотые» 1950-е — 1970-е годы. В частности, началось развитие советского ракетостроения, на базе которого сформировалась космическая отрасль — сильнейшая в мире. До сих пор Россия пожинает плоды той первой послевоенной пятилетки, эксплуатируя достижения советской науки и промышленности. Конечно, военная промышленность, металлургия и машиностроение, энергетика развивались стремительными темпами благодаря мобилизационному рывку, но даже несмотря на это обстоятельство нельзя не отметить, что именно во второй половине 1940-х — начале 1950-х гг. Советский Союз совершил колоссальный прорыв в направлении улучшения жизни населения, повышения ее качества. Вопросам социального развития уделялось не меньшее внимание, чем совершенствованию тяжелой промышленности. Благополучие советских граждан стало одной из главных задач государства и, надо сказать, решалась эта задача довольно успешно. Достаточно просто взглянуть на цифры статистики. Например, детская смертность в 1940-1950 годах снизилась более чем в 2 раза (180 на 1000 — против 81 на 1000) по сравнению с довоенными показателями. С 1947 по 1953 годы в СССР ежегодно снижались цены — при том, что заработные платы оставались на прежнем уровне. Знаменитое сталинское снижение цен навсегда вошло в отечественную историю. Сегодня сложно поверить в то, что цены могут не расти, а снижаться.

    Решение многих проблем советского общества было обеспечено появлением огромного количества молодых специалистов. Их выпускали советские вузы, техникумы, профессиональные училища, которые после победы в Великой Отечественной войне серьезно увеличили темпы работы. Огромной заслугой советского руководства в первые послевоенные годы стало восстановление классических традиций образования, которые были серьезно поколеблены в послереволюционное десятилетие. Советский Союз обратился к дореволюционным стандартам качества и среднего, и высшего образования, т.к. руководство страны осознало, что именно они позволят значительно повысить качество человеческих ресурсов, увеличить интеллектуальный и творческий потенциал советского народа.

    В «сталинском» СССР были заложены основы высокого престижа научной и преподавательской деятельности. Это сейчас среднестатистический преподаватель вуза получает на уровне продавца или разнорабочего (в лучшем случае). Во второй половине 1940-х гг. престиж преподавательской деятельности обеспечивался не только постоянным подчеркиванием ее нужности для решения задач развития советской экономики, но и реальным материальным стимулированием. Доценты и профессора советских вузов стали одной из самых высокооплачиваемых категорий специалистов, получали многочисленные преференции — и было за что им давать эти блага. Ведь они готовили специалистов — будущих инженеров, управленцев, квалифицированных рабочих, врачей, учителей. Например, количество врачей в послевоенном СССР увеличилось в полтора раза. Это был грандиозный прорыв — квалифицированной медицинской помощью стали обеспечивать даже наиболее отдаленные районы. Врачи с высшим медицинским образованием появились в труднодоступных районах республик Северного Кавказа и Закавказья, в Средней Азии, на Крайнем Севере. Отсюда и снижение детской смертности, и постепенное повышение продолжительности жизни советских граждан.

    В условиях послевоенной разрухи огромную роль играло решение жилищных проблем советского населения. Мало того, что жилищная проблема в Советском Союзе еще до войны стояла очень остро, так еще и война внесла свои коррективы, способствовав разрушению огромной части жилого фонда в городах и сельских населенных пунктах западных областей и республик Советского Союза. Советским правительством была предложена и реализована программа жилищного кредитования рабочих и служащих. Она имела некоторые общие черты с современным ипотечным кредитованием — с той разницей, что в послевоенном СССР была прописана ипотечная ставка в 1% годовых, при нулевой инфляции цен. Центральный Коммунальный Банк обязался выдавать ссуды рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим на приобретение в собственность жилого дома. Покупающим двухкомнатный дом выдавалось 8-10 тысяч рублей со сроком погашения в 10 лет, покупающим трехкомнатный дом — 10-12 тысяч рублей со сроком погашения в 12 лет. За пользование ссудой взымался 1% в год. Благодаря такой программе кредитования огромное количество советских рабочих и служащих получили собственное жилье.

    Годовая заработная плата рабочего или инженера промышленных предприятий и иных организаций народного хозяйства на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, где в эти годы бурно развивалась промышленность, после повышения 25 августа 1946 года составляла примерно 10 тысяч рублей. Таким образом, средний трудящийся мог приобрести на свою годовую заработную плату двухкомнатный каменный дом с кухней или трехкомнатный рубленый дом с кухней. Чуть подороже стоил каменный трехкомнатный дом с кухней — 12 тысяч рублей. Кстати, предприятия, производящие железобетонные изделия, в массовом порядке начали строиться именно в период второй половины 1940-х — начала 1950-х годов — их продукция должна была идти на нужды восстановления советского хозяйства. Уже затем, через 10-15 лет, построенные еще при Сталине предприятия позволили Никите Хрущеву реализовать свою знаменитую программу по строительству доступного панельного жилья — «хрущевок».

    Между тем, инициатором массового жилищного строительства был не Хрущев, а как раз Сталин. Именно он поставил одной из главных задач обеспечение жильем советских граждан.Кстати, те стандарты жилья, о которых говорил Сталин, в выгодную сторону отличались от их последующей трансформации Никитой Хрущевым. В частности, Сталин выступал за строительство домов с такими параметрами квартир, до которых отечественное жилищное строительство «дозрело» лишь сейчас. Так, площадь однокомнатной квартиры предлагалась в 40-45 кв. м., двухкомнатной — в 70-75 кв. м., трехкомнатной — в 100 кв. м. При этом высота потолков, как и в «сталинках», должна была быть не менее 3-3,5 метров. Санузел планировался раздельным. Сравним эти планы с параметрами «хрущевок» — очевидно, что при Хрущеве стандарты квартир и по площади, по высоте потолков были серьезно урезаны, а создание совмещенных санузлов в двухкомнатных и трехкомнатных квартирах стало настоящим издевательством над жильцами.

    Амбициозные планы Сталина по развитию советской экономики и инфраструктуры пресекла его смерть в марте 1953 года. Хрущев реализовал жилищную программу, но уже в значительно примитивизированном, урезанном виде. Тем более, что главное к этому времени уже было сделано — советские города, села, заводы и фабрики восстали из пепла войны.

    В марте 1946 г. Верховным Советом СССР был утвержден план восстановления и развития народного хозяйства на 1946 — 1950 гг. — первая послевоенная «пятилетка». Ее главной задачей было провозглашено восстановление тех районов страны, которые в годы войны подверглись оккупации. Сначала предполагалось выйти на довоенный уровень развития промышленности и сельского хозяйства, а затем превзойти его. Целый ряд городов, буквально дотла уничтоженных в годы войны, были восстановлены в течение нескольких лет. Так, настоящим сталинским чудом называют восстановление Севастополя, который пострадал в годы войны очень сильно. Из 6402 жилых домов города-героя уцелела лишь тысяча домов. В годы войны численность населения Севастополя сократилась со 140 тысяч до менее 10 тысяч человек. Люди погибали на фронте и под бомбежками, многие были эвакуированы, многих уничтожили гитлеровцы, кто-то просто умер, не вынеся испытаний военного времени. Фактически Севастополь нужно было создавать заново. И Советский Союз с этой задачей справился блестяще — через несколько лет это был уже совсем другой город, еще более благоустроенный, чем прежде.

    Денежный вопрос: расчетно-кассовое обслуживание воинских частей и восстановление экономики в послевоенные годы

    Спецпроект «Реального времени» к 100-летию ТАССР и 30-летию Банка «Аверс» о развитии финансовой отрасли в 1940—1980 годы. Часть 2-я

    С началом Великой Отечественной войны перед Государственным банком СССР стояли сложные вопросы, от решения которых зависела обороноспособность страны. С помощью кредитно-денежной системы государство должно было в кратчайшие сроки осуществить мероприятия по мобилизации денежных ресурсов для нужд фронта, организовать бесперебойное расчетно-кассовое обслуживание воинских частей, а также найти дополнительные возможности для расширения кредитования военной промышленности.

    С началом Великой Отечественной войны перед Государственным банком СССР стояли сложные вопросы, от решения которых зависела обороноспособность страны. С помощью кредитно-денежной системы государство должно было в кратчайшие сроки осуществить мероприятия по мобилизации денежных ресурсов для нужд фронта, организовать бесперебойное расчетно-кассовое обслуживание воинских частей, а также найти дополнительные возможности для расширения кредитования военной промышленности.

    Потери и возможности

    Чтобы разобраться, следует составить список из отраслей, которые сильнее всего пострадали от самоблокады:

    • внешняя торговля;
    • транспорт (авиа, авто);
    • туризм, гостиницы и рестораны;
    • офлайн-сервисы и развлечения (парикмахерские, фитнес, спорт, театр, кино и т.д.).

    Но есть и выигравшие:

    • локальная е-commerce, особенно продукты и готовая еда;
    • онлайн-развлечения;
    • производство и продажа медицинских препаратов и товаров;
    • медицина, прежде всего дистанционная;
    • производство и продажа продуктов.

    Значительная часть финансовой отрасли также может найти положительные для себя стороны в сегодняшнем развитии событий.

    Отдельного упоминания заслуживает нефтяная отрасль, которая по какому-то чудовищному совпадению вошла в штопор после неудачных переговоров стран ОПЕК+ и в те же дни, когда началось взрывное распространение COVID-19 в Европе и США.

    Падение спроса почти на 20% привело к жесточайшему кризису перепроизводства, заполнению всех возможных хранилищ, тотальному фрахту всех доступных танкеров для хранения нефти. Продление такой ситуации на три—шесть месяцев приведет к вынужденной остановке большого количества скважин, и не только в сланце. Но это грозит и замораживанием инвестиций в новые проекты с приостановкой текущих, что может создать куда большие проблемы, чем простой переизбыток нефти. Как следствие, многие малые и средние компании могут не пережить этот кризис, но зато те, кто останется, с удовольствием поделят освободившуюся поляну.

    Но вернемся ли мы к тому образу жизни, что вели до кризиса, или будем развивать новые привычки и подходы к бизнесу, которые сформировали сидя дома?

    • локальная е-commerce, особенно продукты и готовая еда;
    • онлайн-развлечения;
    • производство и продажа медицинских препаратов и товаров;
    • медицина, прежде всего дистанционная;
    • производство и продажа продуктов.

    Крупные и большие города Новой Зеландии

    В 90-х Новая Зеландия была популярным направлением иммиграции. Многие мечтали начать на «изумрудных островах» новую жизнь. С изменением законодательства, регулирующего условия получения рабочей визы, в 2003 году, страна потеряла для российских специалистов былую привлекательность. Сегодня в Новую Зеландию едут в основном желающие получить качественное образование, чтобы остаться работать после окончания ВУЗа. Последние изменения, коснувшиеся иностранных студентов, благоприятны для молодых иммигрантов. Неплохие условия созданы для деловых людей и инвесторов, которым для получения резидентства (вида на жительство) достаточно успешно заниматься бизнесом в стране всего-то два года.

    Большинство приезжающих в Новую Зеландию «оседает» в больших городах Южного и Северного островов. Это столица Веллингтон, крупнейший город страны Окленд и немного менее крупный Крайстчерч. Лишь немногие иммигранты решаются пытать счастья в провинции. Итак, давайте посмотрим, чем отличаются между собой города Новой Зеландии.

    В рейтинге благоприятных для жизни городов новозеландская столица занимает двенадцатое место. Это еще и самый «культурный» город во всей Океании. Если вы не представляете цивилизованного существования без посещения театров, выставок, концертов и музеев, то жить в Новой Зеландии вам нужно именно в Веллингтоне. В столице легче найти работу IT–специалистам и менеджерам. Поскольку значительная часть новозеландских ВУЗов сосредоточена в столице, город очень молод в смысле возрастного состава населения. Большинство приезжих по студенческой визе подрабатывают, что разрешено официально. Для молодежи, посвящающей работе часть дня, самой популярной сферой является гостиничный и ресторанный бизнес.

    Как живут русские в Новой Зеландии?
    • От Ярослав Горбунов
    • 24.10.2019

    Огромный мегаполис располагается на узком перешейке между двумя крупными каналами. В его округе — почти 50 погасших вулканов, много островков. Второе название региона — город парусов, ведь именно тут регулярно проходят международные парусные гонки.

    Огромные футуристические здания мирно сосуществуют с парками. Большие кварталы сменяются маленькими домиками. Именно в Окленде расположен один из крупнейших в мире аквапарков.


    Уютный и теплый прибрежный город, по совместительству — столица государства. Он считается самым экологически чистым поселением в мире. По количеству населения занимает второе место в государстве.

    Ссылка на основную публикацию