Гибкий график работы при социализме, данные по Европе и СССР

Гибкий график работы при социализме

Во второй половине 60-х гг. в развитых капиталистических странах начали получать распространение новые формы организации рабочего времени, которые сейчас занимают уже прочные позиции в системе организации труда и производства. Наиболее популярной из этих форм является система гибкого графика рабочего времени (ГРВ). Накопившийся за двадцатилетний период опыт ее практического использования на многих предприятиях и фирмах представляет значительный интерес с точки зрения наиболее полного проявления принципа дифференциации рабочего времени.

Зародившись в ФРГ в 1967 г., эта система быстро получила повсеместное признание. В 1973 г. ее уже применяли 150 компаний Англии, столько же Франции, 50 — Италии, 3 тыс. организаций ФРГ, отдельные компании Швейцарии, Австрии, Швеции, Голландии; в 1981 г. по ней работали 75% фирм Франции (в том числе 20 тыс. предприятий), 68,6% компаний Голландии, 66,3% — Швеции, 67,8% (78 тыс. фирм) ФРГ, всего — около 60% всех западноевропейских фирм.

О широком распространении режима ГРВ в капиталистических странах свидетельствуют и материалы выборочных исследований. Так, среди обследованных в 1978 г. 130 предприятий штата Аризона 14,6% из них в той или иной степени использовали гибкий график рабочего времени. Повторное обследование 214 государственных организаций и частных фирм США, проведенное в 1981 г., показало, что его применяли уже 48% из них 53. Опрос, осуществленный в этом же году журналом «Интернэшнл Менеджемент» среди руководителей 896 крупных промышленных западноевропейских компаний, выявил, что систему ГРВ практиковали 59,8% компаний и намечали внедрить ее — 12,2%.

Популярность режима ГРВ подтверждают также данные о количестве запятых им работников. Всего в конце 70-х гг. в условиях гибкого графика рабочего времени работали 10—40% трудящихся развитых капиталистических стран. Результаты исследований, проведенных в середине 80-х гг. в США, показали, что средние темпы расширения охвата работников этим режимом труда составляют 1,5% в год. По существующим прогнозам, к концу 80-х гг. по системе ГРВ будет трудиться 25% рабочей силы США и до 50% числа занятых в Великобритании.

Распространение гибких графиков рабочего времени в мире

Столь быстрое распространение гибких графиков рабочего времени в развитых капиталистических странах имеет глубокие социальные предпосылки. Прежде всего, этот режим труда предприниматели зачастую представляют в качестве средства разрешения классовых конфликтов. Кроме того, внедрением системы ГРВ капиталисты пытаются подменить решение проблемы коренного улучшения условий труда работников.

В условиях социалистического общества, когда процесс производства осуществляется на плановой основе, преимущества новой системы организации рабочего времени служат целям дальнейшего роста эффективности производства и одновременно являются средством улучшения использования трудящимися своего свободного времени. Это подтверждается опытом тех наших предприятий, на которых режим ГРВ уже получил свое распространение.

В настоящее время режим ГРВ внедрен на предприятиях и в организациях ЭССР, Москвы, Ленинграда, Риги, Вильнюса, Харькова, Львова, Калуги, Петрозаводска, Новосибирска и других городов. Так, в 1982 г. в промышленности ЭССР по нему работали 23 предприятия (в 1981 г. — 22) с числом работников 1510 чел., из которых 597 чел. — рабочие (в 1981 г.— 1 803 чел. и 853 чел.). В г. Кохтла-Ярве в 1983 г. гибкий график рабочего времени использовали 11 предприятий и организаций (в 1982 г. — 10), охватывая 1 тыс. чел. (в 1982 г. — 650 чел.). В Москве в условиях ГРВ трудятся около 4 тыс. чел. (из которых более 70% — женщины) на 10 предприятиях и в организациях, на Калужском радиоламповом заводе — примерно 1000 чел., в том числе 728 рабочих. Всего в 1984—1986 гг. в СССР по скользящему графику работали 75—80 тыс. чел. (в 1981 г. — 25—30 тыс. чел.).

Новая форма организации рабочего времени получила определенное распространение и в других социалистических странах. С 1972 г. режим ГРВ начал применяться в Польше, с 1978 г. — в Болгарии, с 1977 г. — в Венгрии, где возможность его использования на предприятиях официально закреплена в Кодексе законов о труде.

Рассмотрим систему гибкого графика рабочего времени более подробно. В самом общем виде суть ее заключается в том, что рабочий день условно делится на две части: на твердо установленный период в середине дня, когда все работающие должны быть на своих рабочих местах, и гибкий период в начале и конце рабочего дня, когда работнику можно самому регулировать время прихода на работу и ухода с нее. Тем самым трудящимся предоставляется возможность самостоятельного распределения своей рабочей нагрузки «в кредит» с последующей ее отработкой, или, наоборот, отработать ее «впрок» в пределах определенного диапазона допускаемых отклонений.

Несмотря на большое разнообразие различных видов этой системы организации рабочего времени, все они подчиняются общему условию: за установленный рабочий период, которым может быть рабочий день, неделя или месяц, требуется отработать строго определенное количество рабочих часов (согласно существующему положению о максимальной продолжительности рабочего времени). С точки зрения экономической эффективности это означает, что слишком большая длительность периода основного времени сокращает продолжительность «гибкого» времени, поэтому может свести на нет все преимущества такой организации труда. С другой стороны, небольшая длительность фиксированного времени может привести к нарушению нормальных условий работы и значительному снижению эффективности процесса производства.

В отношении отработки установленного количества рабочих часов возможны два варианта: либо работник, явившийся позднее, должен отработать положенное время в этот же день, либо он может перенести разницу между отработанным и обязательным временем труда на последующий календарный период. В случае переработки установленной нормы рабочего времени работнику предоставляется право быть занятым меньшее количество времени в последующем периоде или прибавить его к очередному отпуску, если он не предпочтет денежную компенсацию.

Результаты исследований

Как показало проведенное в 1973 г. в ФРГ выборочное обследование 228 предприятий и организаций, перешедших на гибкий режим труда, лишь 6,1% из них не переносили рабочие часы на следующий месяц; 4,4% допускали перенос продолжительностью от 1 до 5 ч; 17,1% — от 5 до 10 ч; 61,4% — ровно 10 ч; 7% — от 10 до 20 ч и 2% — от 20 ч и более. Считается, что по мере увеличения лимита переноса рабочего времени на следующий месяц создаются более благоприятные возможности для действия этой системы регулирования рабочего дня.

Применение новой системы организации рабочего времени зависит от многих условий, к важнейшим из которых относятся: высокий уровень организации труда и производства, его кооперации; хорошо налаженное нормирование труда на основе прогрессивных нормативов; высокий уровень трудовой дисциплины; высокая степень взаимодействия между работниками в рамках определенной производственной единицы (завода, цеха, бригады и т. д.), необходимая для конкретного производства; обеспеченность предприятия необходимым количеством работников, способных выполнять одну и ту же работу; при конвейерном, массовом и поточном производстве— автономность рабочих мест, наличие межоперационных (буферных) заделов, нерегламентированный ритм потока, индивидуальная сборка (полная обработка) изделий; при двухсменной работе— неполная загрузка оборудования во вторую или в обеих сменах.

Несмотря на определенные трудности при переходе на гибкий график рабочего времени, опыт ряда развитых стран показывает, что он вполне осуществим, а многочисленные социологические опросы работающих и социально-экономические исследования на большом числе зарубежных и отечественных предприятий и организаций свидетельствуют о безоговорочном преимуществе режима ГРВ перед традиционной формой организации труда. Заметим, что практически неизвестны случаи обратного перехода на прежний режим работы.

Из всей совокупности показателей, характеризующих преимущество новой формы организации рабочего времени, выделим значительное повышение рациональности его использования. Система ГРВ, по оценкам ряда зарубежных фирм и отечественных предприятий, способствует существенному увеличению плодотворности труда, резкому сокращению целодневных и внутрисменных потерь рабочего времени. Например, обследование 59 компаний и учреждений США, внедривших режим ГРВ, проведенное в 1976 г., выявило, что у 54% из них повысилась производительность труда, у 6 5 % — снизилось число прогулов, у 8 9 % — уменьшилось число опозданий на работу. Аналогичный анализ в ФРГ, осуществленный в 1977 г., показал, что введение новой формы организации рабочего времени позволяет сократить на 40 — 90% количество сверхурочных работ, на 15—40 % — число прогулов и на 15—40% — текучесть кадров.

Экономическая эффективность данного режима труда отчетливо проявляется и на примере предприятий нашей страны. По данным проведенной в 1982 г. Госкомтрудом СССР проверки применения системы ГРВ на промышленных предприятиях и в организациях было установлено, что увеличилось общее число отработанных человеко-часов из-за сокращения прямых потерь рабочего времени (прогулов, целодневных и внутрисменных простоев, неявок с разрешения администрации, из-за временной нетрудоспособности), существенно снизился объем сверхурочных работ, а общие потери рабочего времени намного ниже среднеотраслевых. Признанием высокой социально-экономической эффективности системы ГРВ явились принятые в течение 1984— 1985 гг. постановления Госкомтруда СССР и ВЦСПС, направленные на расширение сферы ее применения.

Возможности жестко регламентированного режима труда, сложившегося в условиях экстенсивного типа развития народного хозяйства, оказались к настоящему времени практически исчерпанными. Существующая система организации рабочего времени изжила себя и находится в противоречии с общей тенденцией к усилению интенсификации производства, ибо она, во-первых, недостаточно ориентирована на экономию фонда рабочего времени: внутрисменные простои не снижаются в течение длительного времени, их величина устойчива и значительна; максимальная степень использования целодневного фонда рабочего времени за счет стабилизации размеров большинства неявок также достигнута; во-вторых, искусственно сдерживает возможности более эластичного регулирования производства, в-третьих, не учитывает индивидуальную трудоспособность контингента населения, что создает преграды для рационального использования рабочей силы и не позволяет добиться оптимального сочетания интересов общества, коллектива и отдельного работника; в-четвертых, не способствует решению проблемы дефицита трудовых ресурсов.

Проблема дифференциации рабочего времени в обществе является важнейшим направлением совершенствования организации труда, позволяющим осуществить качественную перестройку последней в соответствии с назревшими народнохозяйственными интересами повышения эффективности производства. «Принцип дифференцированного подхода, на наш взгляд, целесообразно применять и в перспективе при определении продолжительности рабочего времени», — справедливо замечает И. Бестужев-Лада. Переход от традиционных режимов труда, при которых дифференциация его продолжительности имеет жесткие пределы, на систему гибкого графика работы позволяет устранить большинство ограничений, осуществить не только индивидуальную (личностную), но и производственную дифференциацию рабочего времени.

Если основой для индивидуальной дифференциации рабочего времени служат субъективные предпосылки, обусловленные физиологическими и социально-экономическими факторами, то производственная дифференциация продолжительности труда зависит прежде всего от действия объективных факторов. Рассматривая проблему использования рабочего времени в масштабе страны. Е. В. Маслов и Р. Я. Подавалова замечают: «Все большее внимание обращает на себя дифференцированный подход, учитывающий специфику отрасли, характер и условия труда, уровень жизни в различных регионах страны, территориальный признак и другие факторы».

Объемная дифференциация продолжительности труда

Объемная дифференциация продолжительности труда предполагает различия между предприятиями в величине номинальной продолжительности рабочего времени. Важнейшими предпосылками для увеличения совокупного фонда рабочего времени предприятий (отраслей) являются высокая потребность государства в производимой ими продукции для интенсивного развития народнохозяйственного комплекса страны и высокий уровень механизации и автоматизации производства. Обязательным условием при этом должно быть обеспечение нормальных условий труда на предприятиях. Поскольку напряженность труда, его вредность, опасность и пр. неодинаковы в тех или иных производственных условиях, то и границы рабочего времени должны соответствовать этим различиям. При неблагоприятных условиях труда необходимо введение режима его сокращенной продолжительности.

Календарная (внутригодовая) дифференциация продолжительности рабочего времени отражает различия между предприятиями в структуре величины годового совокупного фонда рабочего времени за отдельные календарные периоды. Важнейшим фактором здесь является сезонность производства. В сезонных отраслях народного хозяйства (в строительстве, на транспорте, отраслях АПК) и промышленности (топливной, лесозаготовительной, пищевой, рыбной) годовые нормы рабочего времени могут отрабатываться за рабочий сезон или за его большую часть, а также в наиболее благоприятное время года (например, на лесозаготовках — зимой, в строительстве — летом). Значительные сезонные колебания ощущаются и в отраслях непроизводственной сферы.

Другим основным фактором, обусловливающим необходимость календарной дифференциации рабочего времени, является потребность согласования его режима с колебаниями объема работ. Известно, что для производства характерно постоянное изменение последнего. Производственный ритм никогда не бывает постоянным: складываясь под влиянием многочисленных элементов (степень загрузки производственных мощностей, изменение номенклатуры (а значит и трудоемкости) производственной программы, срочная работа, отсутствие материалов, инструмента и пр.), он непрерывно варьируется, что приводит к неравномерному чередованию фаз производства. В условиях стабильной продолжительности рабочего дня это ведет к периодическому возникновению недогрузок и перегрузок, что, в свою очередь, составляет основу для применения сверхурочных работ. Гибкий же график работы с нормированием общей продолжительности рабочего времени в пределах длительного периода способствует более интенсивному использованию фонда рабочего времени в результате организации несколько удлиненных рабочих смен в период наибольшей нагрузки производства с последующим сокращением рабочего времени в менее нагруженный период.

Гибкий график рабочего времени является той основной организационной формой, при которой обеспечиваются реализация и согласование всех видов дифференциации рабочего времени в обществе. При индивидуальной (личностной) дифференциации продолжительности труда лица, имеющие возможность работать в общественном производстве только на условиях неполного рабочего времени, могут быть заняты лишь обязательное (фиксированное) время или большую его часть, а лица, заинтересованные в дополнительном заработке, могут трудиться сверх номинального рабочего времени (в пределах установленных норм) путем более продолжительной работы в гибкий период. Особенно эффективна система ГРВ при календарной дифференциации продолжительности труда посредством использования режимов «сжатой» рабочей недели, вахтового и вахтово-экспедиционного методов (ВЭМ) и др. Объемная дифференциация продолжительности рабочего времени также осуществима только при гибком графике работы, ибо при «жестком» режиме труда не обеспечивается соответствие фактического годового фонда рабочего времени его плановому значению.

Дифференциация рабочего времени на основе системы ГРВ предполагает отказ от нормативной продолжительности рабочей педели как единственно возможного и неизменного параметра продолжительности труда. В настоящее время превышение 41-часовой рабочей недели, как правило, запрещено, а для введения продолжительности рабочего дня более 8 ч 15 мин требуется в каждом отдельном случае специальное разрешение директивных органов.

Продолжительность рабочего года

На наш взгляд, выходом из создавшегося положения является использование в качестве главного критерия продолжительности труда продолжительность рабочего года, что позволит более эластично варьировать длительность рабочего времени в течение любого календарного периода с учетом особенностей конкретных производств. Сейчас уже имеются примеры изменения установленной продолжительности рабочей педели в рамках установленной продолжительности рабочего месяца и рабочего года (например, при использовании ВЭМ в нефте- и газодобыче, в морском пароходстве, метода суммированного учета рабочего времени за год в строительстве и в морском пароходстве и др.), которые необходимо обобщить в целях разработки рекомендаций для установления предельных значений продолжительности рабочего времени в отдельные календарные периоды года в различных отраслях промышленности и народного хозяйства. На основе проведенного нами исследования эффективности сверхурочного труда может быть предложена следующая система суммированного учета рабочего времени при режиме ГРВ на предприятиях машиностроительной промышленности.

Пересмотру подвергается и принцип определения сверхурочной работы. В «Рекомендациях по применению режимов гибкого рабочего времени…» указывается, что «сверхурочными считаются только часы, переработанные сверх установленной для этого периода нормы рабочего времени», т. е. количество сверхурочного времени определяется путем сопоставления нормативной и фактической величины отработанных человеко-часов за тот учетный период, который принят за базу на том или ином производстве.

Использование гибкого графика рабочего времени перспективно, его возможности велики. Однако для массового внедрения режима ГРВ на предприятиях необходимо прежде всего решить многие важные методологические вопросы, в том числе связанные с проблемой оптимальной дифференциации рабочего времени в общественном производстве.

Падение социалистических режимов в Восточной Европе

После Второй Мировой тоталитарный социализм подбирался к странам Восточной Европы двумя способами — либо во время войны коммунистические партии руководили партизанами и поэтому в послевоенное время они, опираясь на многочисленное партизанское движение, становились фактически самой влиятельной политической силой в стране. Так было с Югославией и Албанией например. Ну и второй вариант, который встречался намного чаще, это установление социалистического режима под давлением Советского Союза, который после вытеснения нацистских войск из Европы “подзабыл” вывести оттуда собственные войска. Так или иначе, вскоре вся Восточная Европа окрасилась в красный цвет.

Придя к власти, коммунисты приступали к построению в своих странах социализма, беря в качестве образца опыт СССР с небольшими различиями в зависимости от особенностей предшествующего экономического развития своих стран и политической обстановки. Другие же партии в стране либо запрещались, либо теряли политическую самостоятельность, становясь частью руководимых коммунистами коалиций, и с началом Холодной войны окончательно вытеснялись компартиями. Все это сопровождалось многочисленными репрессиями во все поля. Режимы в этих странах при этом жестко контролировались Советским Союзом, о чем хорошо свидетельствует ввод войск в Венгрию для подавления восстания и в Чехословакию для подавления Пражской весны.

Коммунистические партии Восточной Европы:

Фактическим началом конца всей этой социалистической чехарды можно считать начавшуюся в 80-х годах перестройку в СССР. Именно тогда Советский Союз отказался от политики вмешательства в дела стран Восточного блока, что с одной стороны давало правящим режимам больше свободы действий, но с другой лишало их главного костыля, который удерживал эти красные режимы на плаву. Вскоре началось постепенное обострение обстановки в соцстранах Восточной Европы, народ требовал экономических и политических реформ, серьезных перемен, однако правящие коммунистические партии действовали очень тормознуто, многие уже постепенно разлагались изнутри из-за внутрипартийных склок, к ним все больше и больше падало доверие со стороны населения, начался натуральный кризис тоталитарного социализма.

Читайте также:  Решение проблемы нехватки рабочей силы, социальный эксперимент

В таких условиях смена власти была лишь вопросом времени. Однако в большинстве случаев она произошла бескровно. Одной из первых восточноевропейских стран, в которой местная правящая компартия потеряла монополию на власть, была Польша (на тот момент Польская Народная Республика). К 1988 году она страдала от затяжного политического кризиса и массовых забастовок. Главной оппозиционной силой являлся профсоюз “Солидарность”, для подавление которого в 1981 году было введено военное положение. В итоге для преодоления кризиса руководство Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) решается созвать “круглый стол” с оппозицией, то бишь начать с ней переговоры по поводу реформ и дальнейшего преобразования страны. В результате переговоров был принят ряд важных решений, касающихся будущего Польши. Предполагалось введение политического плюрализма, свободы слова, независимости судов, принципа демократического формирования гос. власти, права на легальное существование политической оппозиции. Был также восстановлен Сенат Польши, упраздненный в 1946 году. На состоявшихся в июне 1989 года выборах в этот самый сенат ПОРП потерпела сокрушительное поражение, не получив ни одного места. “Солидарность” же получила 99 мест из 100 (последнее место отошло одному беспартийнику). В результате было сформировано первое некоммуни­стическое правительство, председателем которого стал активный деятель “Солидарности” Тадеуш Мазовецкий. Начался демонтаж социалистической системы и переход страны к рыночной экономике.

Митинг “Солидарности” в Польше

В Венгрии (тогда это был Венгерская Народная Республика) произошла самая спокойная смена власти, ибо там уже был заложен фундамент для демократических преобразований. В январе 1989 года парламентом был принят так называемый “демократический пакет”, который включал в себя плюрализм профсоюзов, свободу собраний и печати, новый закон о выборах и пересмотр конституции. В октябре этого же года Венгерская социалистическая рабочая партия (ВСРП) отказалась от роли правящей партии и идеологии марксизма-ленинизма, преобразовавшись в социал-демократическую Венгерскую социалистическую партию. В марте 1990 года состоялись выборы в Национальное собрание Венгрии, на которых ВСП потерпела сокрушительное поражение, большинство мест получили правые партии.

Перестройку очень отрицательно воспринял тогдашний глава ГДР, Эрих Хонеккер. Он пытался всячески предотвратить распространение информации о ситуации в СССР и остальных странах Восточного блока, которые тоже начинали стремительно демократизироваться. Были закрыты границы с Чехословакией, Болгарией и Румынией, таким образом ГДР изолировала себя как от Запада, так и от Востока. Однако это не особо помогало, протесты и забастовки по всей стране усиливались, люди были недовольны усиливавшимся тоталитаризмом, изоляцией ГДР от остального мира, ухудшающейся экономической ситуацией и нежеланием Хонеккера проводить какие-либо реформы. Страна влезла в глубокий политический кризис. Итогом этого стала принудительная отставка Хонеккера в октябре 1989 года с постов генерального секретаря ЦК Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) и председателя Государственного совета ГДР. Однако его преемнику, Эгону Кренцу, не удалось утихомирить народные волнения, СЕПГ окончательно потеряла контроль над ситуацией. 9 ноября 1989 года власти ГДР сняли запрет на посещение Западного Берлина, что привело к падению Берлинской стены. Открывался путь к объединению двух Германий. 18 марта 1990 года состоялись первые свободные выборы в Народную палату ГДР. В них приняли участие 24 партии и объединения. К тому времени СЕПГ в своей прежней форме перестала существовать — партия отказалась от идеологии марксизма-ленинизма, из ее рядов были исключены все представители “большевистского крыла”, а сама она была переименована в Партию демократического социализма (ПДС). Именно в таком виде партия и приняла участие в выборах, однако набрала всего 16,4%. 3 октября 1990 года перестала существовать и сама ГДР, войдя в состав ФРГ. Социалистическая система была демонтирована, начался переход к рыночной экономике.

В Чехословацкой Социалистической Республике же произошло событие, известное как “бархатная революция”. Все началось 17 ноября 1989 года во время студенческой демонстрации, организованной в память Яна Оплетала, чешского студента, убитого нацистами в 1939 году во время протеста против нацистской оккупации. Однако вскоре демонстрация приобрела политический оттенок, толпа начала требовать Коммунистическую партию Чехословакии (КПЧ) отказаться от своей руководящей роли, отставки правительства и проведения демократических выборов. Такой всплеск был связан с тем, что всего неделю назад пала Берлинская стена и это послужило вдохновением многим чехам. В итоге демонстрация была жестоко разогнана полицией, что вызвало волну протестов по всей стране. Массовые митинги происходили в Братиславе, Праге, Брно и многих других городах. 19 ноября 1989 года в результате слияния оппозиционных группировок был создан “Гражданский форум” — крупнейшее в стране оппозиционное движение. Народное недовольство было настолько массовым, что КПЧ решила добровольно сдать позиции. 10 декабря 1989 года президент Густав Гусак подал в отставку, новым президентом был избран правозащитник и диссидент Вацлав Гавел. В июне 1990 года состоялись свободные выборы в Федеральное собрание, было сформировано некоммунистическое правительство. Социалистический режим в стране был окончательно ликвидирован.

Чехословацкая бархатная революция:

Интересные дела происходили в Болгарии (Народной Республике Болгария), там коммунисты фактически ликвидировали самих себя без помощи какой-либо оппозиции. Вся суть в том, что ЦК Болгарской коммунистической партии (БКП) на тот момент был переполнен сторонниками демократизации страны, в то время как тогдашний руководитель партии и страны, Тодор Живков, являлся ярым противником советской перестройки и отличался довольно авторитарным стилем управления. Поэтому 10 ноября 1989 года на пленуме ЦК БКП Живков был отстранен от власти и исключен из партии. Вместо него был утвержден Петр Младенов, до этого 18 лет занимавший пост министра иностранных дел. После этого началась активная демократизация страны, были разрешены партии и организации с явным антикоммунистическим уклоном, из конституции была исключена статья о руководящей роли БКП. 3 апреля 1990 года БКП отказалась от идеологии марксизма-ленинизма и была переименована в Болгарскую социалистическую партию (БСП). Основной идеологией партии стала социал-демократия. В июне 1990 года состоялись первые свободные выборы, которые БСП внезапно выиграла. Президентом страны же однако был избран член оппозиционного Союза Демократических Сил Желю Желев. В любом случае страна становилась на путь реформ.

Смена власти же в Социалистической Республике Румыния проходила отнюдь не “бархатным” путем. Фактически, это единственная “кровавая” революция в восточноевропейской “Осени народов”. Толчком к революционному взрыву послужил арест священника-диссидента Ласло Текеши из Тимишоары. 15 декабря 1989 года румынские власти вознамерились депортировать Текеши, на что в ответ стали собираться демонстрации в его поддержку. В результате в город были введены войска и подразделения “Секуритате” (орган гос. безопасности), которые жестоко подавили демонстрации. Данный кровавый акт вызвал возмущение и массовые протесты по всей стране. Президент СРР Николае Чаушеску довольно быстро начал терять контроль над ситуацией, вскоре волнения доползли до столицы страны, Бухареста. 22 декабря 1989 года большинство военных неожиданно перешло на сторону восставших, на стороне Чаушеску оставались только силы “Секуритате”, которые вели боевые действия против повстанцев на улицах. В итоге горе-президент попытался спастись на вертолете, однако был схвачен военными и по приговору военного трибунала расстрелян вместе с женой. Власть в стране перешла к созданному в первые часы восстания Совету Фронта национального спасения (ФНС). В мае 1990 года Ион Илиеску, лидер ФНС, был избран президентом, а сам ФНС вы­играл парламентские выборы. Социалистический режим Чаушеску в стране был свергнут, хоть и кровавым путем. (cтоит сказать, что фактически перед самым падением его режима рейтинги его одобрения были мягко говоря зашкаливающими)

Гибкий мир: как хотят работать в Швеции, Англии и России

Гибкий рабочий режим стремительно набирает популярность во всем мире: он позволяет сотрудникам сохранять необходимый баланс между трудовыми обязанностями и личной жизнью. Каждый второй сотрудник в мире работает вне офиса и по свободному графику 2,5 дня в неделю, а в Европе гибкие условия работы и вовсе закрепляются на корпоративном и законодательном уровнях. В России подобные тенденции также укрепляются: по данным исследования Regus, в режиме гибкого графика трудятся 20% всех занятых в отечественной экономике.

Шведский эксперимент 1960-х

Швеция — родина экспериментов с форматом рабочего дня и колыбель массового внедрения принципов гибкой работы (по-шведски flextid). Их использование пролоббировали профсоюзные организации в 1960-х. Очень скоро результаты этой идеи оценили компании: сотрудники стали меньше болеть, снизилось количество невыходов на работу, повысилась мотивация к труду и выросла его производительность. Сегодня более 50% шведских работодателей предоставляют своим сотрудникам самим определять себе рабочие часы. Это позволяет им больше времени проводить с детьми и семьей, заниматься спортом, хобби или социальными проектами.

Навстречу сотрудникам идут не только частные компании, но и государственные работодатели. Например, большинство служащих Skatteverket (Государственного налогового управления) могут выбирать часы работы: можно варьировать начало рабочего дня с 7 до 9 утра, а завершать в промежутке от 15 до 17 часов.

Но шведы пошли дальше, решив и вовсе сократить рабочий день со стандартных для всего мира восьми часов до шести. В 2002 году эксперимент начал завод Toyota в городе Гетеборг. Механики, обслуживающие самые ответственные участки производства, вместо смены с 7:00 до 16:00 могли работать по шесть часов, еще и выбирая время начала в интервале с 6:00 до 12:00. Новация была встречена на ура — завод работает в таком режиме уже 16 лет. Вслед за этим предприятием на шестичасовой рабочий день стали переходить частные компании.

Веб-студия Internet Brath перешла на такой режим работы в 2013 году. Ее директор и основатель Мария Брас утверждает, что это помогло компании повысить свою конкурентоспособность на кадровом рынке и привлечь лучших специалистов, — люди заинтересованы в коротком рабочем дне, который не влияет на их зарплату.

Официально в Швеции установлена 40-часовая рабочая неделя, а продолжительность отпуска варьируется от 25 до 30 календарных дней.

Германия против офисного рабства

В прошлом году призывы на законодательном уровне отменить восьмичасовой нормированный рабочий день раздались в Германии. С этой инициативой выступил глава Совета экономических экспертов при правительстве ФРГ Кристоф Шмидт и обосновал ее тем, что «введение более гибкого рабочего графика важно для поддержания конкурентоспособности германских компаний».

Пока же, как показало исследование ManpowerGroup Deutschland, гибкий график работы есть лишь у 37% жителей Германии. При этом лишь 31% респондентов отметили, что работодатели положительно оценивают их стремление совмещать работу и частную жизнь.

Интересы работников в вопросах организации труда в Германии активно лоббируют отраслевые профсоюзы. Так, в мае 2018 года самый крупный из них, IG Metal, добился согласия на разрешение 28-часовой рабочей недели вместо 35-часовой от руководителей более 700 компаний юга-запада страны, включая Bosch и Daimler. Представители профсоюзов, объясняя необходимость послаблений для работников, апеллировали к тому, что возможность регулировать баланс между работой и семьей станет отличным мотиватором для сотрудников.

Официально в Германии принята 40-часовая рабочая неделя, работникам предоставляется до 6 недель отпуска.

Венгерская семья важнее денег

Человекоориентированная организация рабочего процесса постепенно приживается в Венгрии. Правда, здесь есть различие между бонусами для «белых» и «синих воротничков». Пока у работодателей в фаворе первые: они могут рассчитывать на гибкий график, работу вне офиса и даже четырехдневную рабочую неделю. По словам экс-директора по персоналу Mercedes-Benz Manufacturing Hungary Kft. Ласло Ача, в Западной Европе более важным, чем деньги, становится свободное время, и работодатели вынуждены идти в этом навстречу сотрудникам, так как «становится все труднее нанимать высококвалифицированную рабочую силу, а ценных сотрудников необходимо сохранить».

Установленная рабочая неделя в Венгрии — 40 часов, минимальный отпуск — 20 дней. Чем дольше сотрудник работает в компании, тем дольше у него отпуск: добавляются «премии» за возраст, за количество детей.

Свободолюбивые британцы

До недавнего времени британское законодательство предусматривало возможность гибкой работы для тех, кто вынужден ухаживать за родственниками, и для работающих родителей. В 2014 году закон установил для всех сотрудников право на гибкий график. Однако чтобы его получить, нужно договориться с работодателем, убедительно обосновав свою просьбу. Компания может, но не обязана идти навстречу работнику и может отказать ему, если желаемое время его работы не совпадает с графиком обслуживания клиентов или требует значительных перестроек в деятельности организации. Немаловажная деталь — на гибкий график может претендовать сотрудник, проработавший в компании не менее полугода.

Проблему организации рабочего процесса в Великобритании решают кардинально — уходом во фриланс. Согласно исследованию Scottish Widows, 15% всех занятых в британской экономике — индивидуальные предприниматели. Уход из найма в свободное плавание большинство из них объясняют попыткой найти баланс между работой и личной жизнью: для 53% респондентов главным преимуществом фриланса стал гибкий график, позволяющий совмещать работу и семью. Схожие результаты получили аналитики портала Glassdoor. По их данным, в самозанятости людей привлекают гибкий график (35% опрошенных выделили его как ключевой момент), улучшение баланса между работой и частной жизнью (11%), а еще 10% уверены, что фриланс помогает им быть самими собой и развиваться как личности.

Британские работодатели все более лояльно относятся к пожеланиям сотрудников и активно внедряют формат гибкой работы. Конференция промышленников Великобритании недавно призвала компании использовать гибкий график как средство привлечения и удержания ценных кадров, а также больше мотивировать сотрудников на работу вне стен родной организации — в коворкингах, гибких офисах. Взаимосвязь между гибким графиком и финансовой прибылью компаний отмечают 63% британских менеджеров.

Разные регионы Великобритании работают по-разному. Например, жители Лондона трудятся 35 часов в неделю, а Глазго — 40. Отпуск у всех одинаковый и составляет пять недель.

Россия догоняет

В нашей стране формат гибкой работы распространен в среде стартапов, среди компаний сферы услуг, IT, туристического и юридического бизнеса. Гибко работают event-менеджеры, предприниматели, рекрутеры, сотрудники иностранных компаний. Их рабочий день преимущественно начинается ближе к полудню и завершается в районе 20:00 часов. Официально установленная продолжительность рабочей недели в России 40 часов, работникам положено 28 календарных дней отпуска.

В компании «Ньютракс Рус» (Newtrax Technologies Inc.) график зависит от поставленных рабочих задач и ритма жизни каждого сотрудника. Руководству важен результат, а не отсиживание времени в офисе, и не важно, где сотрудник этот результат получит: дома, в офисе, за городом. Конечно, при таком режиме важны квалификация работников, их личный уровень ответственности и навык грамотной организации своего времени. Руководитель при этом должен обеспечивать стабильную обратную связь с подчиненными.

Время — в банк

Один из больных вопросов гибкой работы — что делать с переработками или недоработками? Как не допустить ситуаций, когда работа вне офиса превращается для сотрудника в непрерывный процесс, а работодатель уверен, что гибкий график требует от работника постоянно быть на связи и выполнять неотложные задачи?

За рубежом существует практика, получившая название «банк времени». Точкой отсчета служит законодательно установленная в каждой стране продолжительность рабочей недели. В случае переработок сотрудник «записывает» в банк лишние часы, которые имеет право «взять», когда ему необходимо (в России аналог — система отгулов), либо за которые ему впоследствии будет начислена дополнительная оплата. Также работник может не доработать в какой-то день, но тогда это время считается взятым в кредит, и в обозримом будущем сотрудник его «возвращает».

«Продвинутый» вариант гибкого формата работы подразумевает не только выполнение трудовых обязанностей в удобное для сотрудника время, но и возможность несколько раз в неделю не приходить в офис вообще. И в этом кроется самый большой подводный камень нововведения: как выясняется, работать из дома невыгодно и неудобно. Падает производительность труда, нарушается тот самый баланс между работой и семьей, ради которого человек уходил от нормированного рабочего дня. Scottish Widows опросила членов семей британских фрилансеров: выяснилось, что 20% родственников тех, кто работает из дома, говорят об их повышенной нервозности и размывании границ работа-дом.

Решением этой проблемы могут стать гибкие офисные решения: полностью оборудованные всем необходимым для эффективной работы временные офисы или коворкинги. Идея организации такого пространства пришла британскому бизнесмену Марку Диксону в 1989 году. Он был в командировке в Брюсселе и удивился, как много предпринимателей и сотрудников вынуждены работать в кафе и гостиницах.

“Гибкое” рабочее время

Мир ищет новые способы работы, новые методы удержания и мотивации персонала. Одним из направлений становятся альтернативные режимы рабочего времени. Работодатели в различных компаниях ранее устанавливали нормированный рабочий день. Как правило, это 8 – 10 часов рабочего времени. Начинается такой рабочий день в 9 или 10 утра и заканчивается в 18.00 – 19.00. Это была самая распространенная практика во всем мире. Но в последние десятилетия появилась новая тенденция – к переходу на гибкое рабочее время.

Эксперименты по введению гибкого рабочего времени ставили еще в середине ХХ века в Германии. Опыт Германии заинтересовал другие страны и стал распространяться по Европе и США. На сегодняшний день во всем мире больше половины компаний перешли на схему гибкого рабочего графика.

Что это такое?

Альтернативное или гибкое рабочее время – это рабочий график, устанавливаемый индивидуально каждому сотруднику в компании и зависящий не от установленных временных границ, а от той задачи, которую ставят перед сотрудником, от его объема работы. Сотрудники, работающие по такому графику, или трудятся дома, а в офис приходят для координации своих действий, или проводят в офисе лишь часть рабочего дня. Связь между работником и работодателем осуществляется посредством компьютера и мобильного телефона.

Такой гибкий график работы имеет ряд плюсов и минусов. Рассмотрим их подробнее.

Читайте также:  Как пройти собеседование на работу: правильные действия и ошибки

Плюсы гибкого рабочего времени:

• При таком графике становится важен, в первую очередь, результат работы.

• Рабочие взаимоотношения между сотрудником и работодателем построены на доверии.

• Работодатели с большим уважением относятся к времени проведения рабочих совещаний с теми сотрудниками, которые работают вне офиса или появляются лишь на непродолжительное время в течении дня.

• Благодаря таком графику работы компания становится более привлекательной на рынке труда для соискателей.

• Сотрудники, живущие далеко от офиса, имеют возможность работать дома. В Европе, по данным кадровых агентств, 85% квалифицированного персонала отклоняют предложения о работе из-за ее удаленности. Гибкий график работы дает возможность соглашаться даже на очень удаленную работу.

• У сотрудников, работающих в таком режиме, больше свободного времени остается на семью, друзей, хобби.

• Подобный график работы хорошо подходит тем, кому по своим биологическим часам хорошо работается вечером или ночью.

• Экономия офисного пространства и, как следствие, аренды за офис, коммунальных платежей, оборудования.

• Решаются транспортные проблемы. Благодаря альтернативному рабочему времени, плотность транспортного потока в крупных городах снижается на 20-50%. Часы пик на дорогах – с 8.00 до 11.00 и с 17.00 до 20.00, многочисленные пробки, поиск места для парковки провоцируют стресс у сотрудников. Выбирая другое время для работы или работая дома, эта проблема может решаться.

• Из-за хронического недосыпания и переработки возникают многие заболевания и синдромы – синдром хронической усталости, синдром менеджера (отвращение к работе) и т.д. Гибкий график работы позволяет бороться и с этой проблемой.

Минусы гибкого рабочего времени:

• Гибкий график не всем подходит, поскольку требует от сотрудника большой собранности, ответственности и самоконтроля. В таком случае необходимо самостоятельно составлять программу своих действий согласно заданию руководства компании, распределять работу по времени и успевать сдать ее к сроку. Если сотрудник не сумеет самостоятельно координировать свою работу, гибкий график работы ему не подойдет.

• Руководству компании необходимо разработать систему контроля сотрудников компании, которая должна быть четче, чем при работе всех сотрудников в офисе, когда они на виду у руководства, а также систему учета рабочего времени для частично занятых в офисе сотрудников.

• При удаленной работе сотрудников на IT-отдел приходится большая нагрузка в связи с модернизацией компьютерной работы.

• Такая работа создает некоторую изоляцию людей, поскольку рабочие взаимоотношения играют важную роль в социальных отношениях общества. На работе люди общаются, обмениваются новостями, знакомятся, заводят различные дружеские связи, а при работе дома растет разобщенность.

• Если в компании часть сотрудников работает по гибкому графику, а остальная часть – по строго нормированному, это может породить у второй части некоторую зависть и недоброжелательность к первой, более свободной части сотрудников.

Программы альтернативного рабочего времени

1. Сотрудник самостоятельно планирует весь свой рабочий день и приходит в офис для работы не в установленный час, а когда ему самому удобно в течении периода времени, заранее оговариваемого с руководством. Такой график наиболее распространен в тех компаниях, в которых работа требует от сотрудников общения с клиентами компании вне офиса, а в определенные часы все сотрудники встречаются с руководством для координации своих действий.

2. Работодатель устанавливает определенное количество часов, которые надо отработать в течении недели или месяца, а в какие дни сотрудник будет работать больше или меньше, он решает сам. К примеру, в начале недели можно работать больше, а в пятницу уходить раньше. Такой график учета рабочего времени называется time banking. Контракт, заключенный между работником и работодателем, учитывает результат работы, выполненный объем работ, а не время, проведенное на работе.

3. Сотрудник работает дома, удаленно, а в офис приходит за оплатой своего труда или для обсуждения каких-либо вопросов своей деятельности с руководством.

Опыт зарубежных стран

Скандинавские страны – одни из самых преуспевающих стран в мире по уровню жизни, поэтому, введение альтернативного рабочего времени стало у них уже нормой. В Швеции и Норвегии во многих компаниях применяются различные программы гибкого рабочего времени, возможно, поэтому, в них более стабильны семейные взаимоотношения, меньше уровень разводов и люди больше времени проводят с детьми, путешествуют, и у многих различные хобби.

В Великобритании традиционно много работают, считается, что британцы работают больше, чем жители других стран Европы. По этой причине работодатели Великобритании стали все чаще вводить гибкий график. IRS Employment Review пишет о том, что 45% компаний этой страны разрешают своим сотрудникам работать в гибком режиме. Началась такая практика после принятия закона о том, что сотрудники, у которых маленькие дети, получили возможность самостоятельно определять часы своей работы в офисе. Постепенно такая практика распространилась и на других сотрудников. Гибкий график, введенный british Telecom в 1986 году, позволил им преодолеть кризис в компании, избежать разорения, повысить рентабельность, и теперь 1/3 из 130 тысяч сотрудников работают дома. В результате british Telecom экономит около 100 миллионов долларов каждый год.

В США гибкий график ориентировочно в 70% компаний. Интересна тенденция, что гибкий график рабочего времени больше предпочитают средние и крупные компании: IBM, BBC, Sun, Royal Dutch/Shell Group. Например, в IBM 40-часовая рабочая неделя, но реальная продолжительность работы в офисе компании – 50 часов. В головном офисе компании – 6,4 тысячи сотрудников, часть из которых работает в определенные часы, а часть по гибкому графику. В результате те, кто работает по гибкому графику, меньше жалуются на усталость, готовы работать больше 40 часов в неделю, и только 1/3 из них сетовали на то, что нет времени на личную жизнь. Те, кто работал по строгому графику в офисе при 44 часах работы в течении недели, жаловались на большую усталость, и 1/2 часть из них говорила об отсутствии времени на личную жизнь.

В СССР первый опыт внедрения гибкого рабочего времени был введен в 1972 году в Эстонии, на сланцеперерабатывающем заводе. Но распространения он не получил. В России гибкий график работы первоначально интереса не вызывал, но в последнее время в связи с большей цивилизованностью бизнеса альтернативное рабочее время стало вызывать интерес у все большего числа работодателей.

Самое главное при альтернативном графике рабочего времени – это то, что такая работа дает возможность работать на результат. Именно это – главный критерий профессионализма любого сотрудника.

Как рухнул социализм на немецкой земле и объединилась Германия

Система, несовместимая с жизнью

Об авторе: Александр Сергеевич Ципко – доктор философских наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН.

В Германии считают, что немецкий социализм рухнул после речи Михаила Горбачева, посвященной 40-летию ГДР. Фото © РИА Новости

Днем смерти социализма в ГДР принято считать 9 ноября 1989 года, когда жители Берлина услышали от члена Политбюро Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Гюнтера Шабовски, что «гражданам ГДР разрешат подавать заявления на совершение частных поездок за границу без уважительных причин на 30 дней» и что «разрешение на выезд будет выдаваться в короткие сроки», и бросились к ближайшим переходам в Западный Берлин. Пограничная служба, придя в замешательство, открыла для них пункты пропуска. Так уж случилось, что я был у Берлинской стены в районе Бранденбургских ворот всего через несколько дней после случившегося и видел, что переход из Восточного Берлина в Западный стал для этих людей рутиной. Жители Восточного Берлина повалили в Западный Берлин за покупками. Правда, тогда я не мог понять, откуда у них появились западногерманские марки.

Во имя чего надо было мучить этих людей почти 30 лет? Ведь правдами и неправдами, начиная с образования ГДР в 1949 году, 3 млн человек переехали в ФРГ. Во имя чего надо было у страдающего от дефицита советского человека, живущего всегда на минимуме материальных благ, забирать последние крохи для сохранения ГДР как витрины социализма? Во имя чего надо было давить советскими танками восставших в Берлине в 1953 году рабочих, породив у немцев ГДР навсегда память о крови, на которой была возведена их страна-клетка? И т.д. и т.п.

В 2019 году в объединенной ФРГ 30-летний юбилей смерти социализма на немецкой земле начали отмечать на месяц раньше – 9 октября. С точки зрения исторической правды освобождение от социализма в ГДР произошло не в результате разрушения Берлинской стены 9 ноября, а на месяц раньше, и не в Берлине, а в Лейпциге. Все дело в том, что 9 октября 1989 года в Лейпциге на демонстрацию с требованием открыть границы ГДР вышли 70 тыс. человек. И этот день стал знаменательным событием в истории ГДР, ибо впервые ее власть не применила насилие для разгона демонстрантов. Демонстранты в этот день несли один лозунг: «Мы – народ!», напоминая о неразрывном единстве немцев ГДР и ФРГ.

В Германии существует точка зрения, что убил социализм на немецкой земле Михаил Горбачев своей речью в Берлине, посвященной 40-летнему юбилею ГДР. В этой речи Горбачев в борьбе между Эрихом Хонеккером и его оппонентами в Политбюро СЕПГ встал на сторону последних и намекнул, что в СЕПГ есть до сих пор неиспользованный «интеллектуальный потенциал», могущий сделать то, что до сих пор не смог сделать Хонеккер. Именно этой фразой Горбачев не только подтолкнул к переменам в руководстве СЕПГ, но и привел к гибели социализма на немецкой земле с последующим объединением ГДР с ФРГ. Сегодня остался жив только один человек из тех, кто имел отношение к созданию мины замедленного действия – слов об «интеллектуальном потенциале» СЕПГ в речи Горбачева. Это я, бывший консультант Отдела социалистических стран ЦК КПСС, ответственный за ГДР. Эта самая мина была заложена руководителем Международного отдела ЦК КПСС Валентином Фалиным и его командой.

Премьер-министр земли Шлезвиг-Гольштейн, наверное, не случайно появился в ЦК КПСС 25 сентября, за неделю до отъезда Горбачева в Берлин, появился сначала в кабинете Фалина, а затем в кабинете его помощника, тоже известного германиста Николая Португалова. В тот же день после беседы с Бьорном Энгхольмом Николай Португалов пришел ко мне в кабинет и попросил, чтобы я от своего имени как сотрудник ЦК, ответственный за ГДР, отослал наверх высказанные его гостем советы Горбачеву по поводу его предстоящей речи в Берлине. Главное во всей этой истории то, что Николай сказал мне, что это не его личная просьба, а самого Фалина. При этом Николай Португалов сказал, что после его предложения руководству ЦК согласиться на объединение ГДР с ФРГ, пока за это немцы дают большие деньги, ему больше «нельзя засвечиваться».

Главная мысль, которую Энгхольм внедрял в сознание Горбачева и его помощников: судьба ГДР во многом зависит от того, что скажет он в своей приветственной речи по поводу неразрывной связи социализма и демократии. «Ни один разумный человек в ГДР, – говорил гость ЦК КПСС из ФРГ, – конечно, не ждет, что советский лидер осудит Хонеккера и его сподвижников, их категорический отказ от реформ и диалога с собственным населением, что он открыто выступит против полного оцепенения нынешнего руководства ГДР». Главное состоит в том, несколько раз повторял Энгхольм, чтобы сам Горбачев сказал немцам ГДР о неразрывном единстве социализма и демократии, о своей вере в демократическое будущее ГДР.

Георгий Шахназаров выполнил просьбу Энгхольма и вставил слова об «интеллектуальном потенциале СЕПГ» в речь Горбачева, а Горбачев, как я знаю, сознательно произнес эти слова-призыв к смещению Хонеккера. Теперь понятно, почему 9 октября, спустя несколько дней после речи Горбачева в Берлине, никто не разгонял в Лейпциге демонстрантов, выступавших за открытие границ ГДР. Они верили, что Горбачев станет преградой между ними и их властью, которая до сих пор их постоянно притесняла.

При этом надо быть аккуратным при оценке мотивов, которыми руководствовались и Шахназаров, закладывая «бомбу» в речь Горбачева, и сам Михаил Горбачев, который сознательно способствовал своей речью отстранению Хонеккера от власти. Шахназаров, как я точно знаю, до конца своей жизни был человеком марксистских убеждений. В 1989 году он верил, что, способствуя отстранению Хонеккера от власти, он открывает возможности демократии в этой стране и спасению социализма на немецкой земле. Тут качественная разница между мировоззрением романтика-коммуниста Шахназарова и мировоззрением моего шефа с 1988 года Александра Яковлева, который в августе 1989 года после эпопеи с переходом туристов из ГДР в Австрию через границу Венгрии сказал мне с радостью на лице: «Все, Александр, социализму в Восточной Европе конец».

Я не знаю, верил ли в конце 1989 года сам Горбачев, что путем отстранения «мракобеса Хонеккера» от власти он спасает социализм в ГДР? Но знаю точно, что тогда Горбачев относился к Хонеккеру как к своему врагу, который, как Гусак и Кастро, были категорическими противниками перестройки в СССР. Конфликт между Горбачевым и Хонеккером усилился после того, как орган СЕПГ «Нойес Дойчланд» в марте 1988 года перепечатал из «Советской России» антигорбачевский манифест Нины Андреевой. И уже тогда война нервов привела к тому, что Горбачев начал искренне радоваться углубляющемуся кризису ГДР. Косвенная поддержка Горбачевым и Яковлевым руководства Венгрии, открывшего в августе 1989 года для беженцев из ГДР границы с Австрией, была вызвана этими же причинами.

Берлинская стена напоминает нам, что без отмены свободы передвижения человека, этой ценности европейской цивилизации, без нового крепостного права, без жесткого прикрепления человека к социализму он, социализм, не мог существовать. Оказывается, чтобы принудить человека к воображаемому социалистическому счастью, его обязательно надо лишить свободы выбора. История показывает, что механизмы реализации крепостнической сути социализма могут быть разными. В СССР они предполагали лишение подавляющей части населения – колхозников – паспортов. Нигде античеловеческая сущность марксистского социализма не проявлялась так явственно, как в СССР, и особенно при Сталине. Но главное для всех этих социалистических стран было в том, чтобы их граница с капиталистическим Западом была на замке. Нужен был железный занавес, тысячи и тысячи километров колючей проволоки не столько для того, чтобы к нам не пришел враг, а чтобы жители социалистических стран не сбежали от навязанного им социалистического счастья.

Трагедия социализма в ГДР была в том, что в силу незначительной территории и наличия совсем рядом свободной, соблазнительной, процветающей Германии цепь, привязывающая страну к социализму, была более короткой, чем у нас в СССР. В 1985 году я читал лекции в Берлине, мне было достаточно двух недель, чтобы понять, что процветающая на первый взгляд ГДР является самым слабым звеном социализма, ибо немцы ГДР внутри себя раздвоены. Днем они живут на своей территории, а вечером, прильнув к экранам телевизоров, они душой и помыслами погружаются в ФРГ.

Понять суть глубинного протеста против жизни в ГДР мне помогло признание моего переводчика. Он мне сказал, что немцы ГДР ощущают себя людьми, которых «загнали на поле стадиона, заставили жить в палатках и показывать образцы веры в социализм всему миру». Но учтите, никто в ГДР не забыл о 1953 годе, о том, как советские танки давили протестующих рабочих. Разрыв между внешней жизнью, между ценностями напоказ и реальными ценностями не мог сохраняться долго.

Социализм в странах Восточной Европы не был выбором людей, он был им навязан силой, а значит, нежизнеспособен. Он все равно скоро умер бы, не будь перестройки Горбачева, ибо у жителей Восточной Европы жизнь человеческая стоила намного больше, чем у русских. Постепенно угасала готовность коммунистической власти в странах Восточной Европы убивать людей во имя сохранения навязанного им социализма. Еще в 1970 году поляк Гомулка дал согласие на расстрел бастующих рабочих Гданьска из пулемета. Но уже в 1980 году руководство ПОРП – и Герек, и Каня, а потом и Ярузельский – согласились и с Костелом, и с оппозицией: поляк в поляка не стреляет. Надо сказать, что начавшие в августе 1980 года забастовку рабочие Гданьской судоверфи все-таки были готовы к тому, что по ним будут стрелять. И они не случайно пригласили к себе на судоверфь близких им по духу ксендзов из ближайших костелов. Но, как оказалось, то, что было возможно еще в конце 1960-х – начале 1970-х, стало невозможным, противоестественным даже для власти коммунистов.

К началу 1980-х была исчерпана возможность народов Восточной Европы приспосабливаться к противоестественной для них политической и экономической системе. Это только русские могли целый век истязать себя, уничтожая корневую систему нации и своего национального государства, истребляя думающих и работоспособных людей, крепкого крестьянина и интеллигенцию, чтобы показать человечеству, чего нельзя ни в коем случае делать – нельзя строить новое общество по рецептам «Коммунистического манифеста» Маркса и Энгельса. Мучились, убивали друг друга, а всего через 85 лет вернулись к тому, от чего ушли – от рынка, капитализма, частной собственности. Величайший абсурд!

До сих пор не пришло осознание того, что мы потратили целый век впустую и начинаем все сначала. Поистине, как говорил Федор Достоевский, мы народ-богоносец в том смысле, что никто, кроме русских, не в состоянии так долго мучить себя во имя того, чтобы другие стали умнее и не делали таких ошибок. Сейчас продолжает наше русское дело – умирать, погибать и есть вместо хлеба траву во имя коммунистической идеи – несчастный народ Северной Кореи.

Читайте также:  Интенсивность и напряженность труда, методы измерения показателей

Возродившиеся сегодня в России поклонники социалистической идеи, обвиняющие Горбачева в том, что он «предал, разрушил мир социализма», не знают, что витрина социализма процветала во многом благодаря экономической помощи ФРГ. Если четверть бюджета ГДР формировалась за счет СССР, за счет перепродажи нефти, получаемой из нашей страны по «идеологическим ценам», то другая четверть бюджета ГДР формировалась за счет поступления денег из ФРГ, за счет поступления оплаты за дороги, связывающие Западный Берлин с ФРГ. Нельзя забывать о прямой помощи денежными переводами родственников жителей ГДР и ФРГ и т.д. На самом деле при всей работоспособности немцев несомненное благосостояние жителей ГДР, о котором они сейчас ностальгируют, было результатом жизни на халяву. И Рейган, опустив цены на нефть до 16 долл. за баррель, ударил не только по экономике СССР, что привело к пустым полкам в магазинах в Москве в 1990 году, но и по экономике стран Восточной Европы, которые перепродавали нашу дешевую нефть на Запад по более высоким ценам.

Еще до прихода Горбачева к власти в Отделе социалистических стран ЦК КПСС, в котором я начал работать с 1986 года, были сторонники отказа от поддержки социалистических стран Восточной Европы. Эти эксперты считали (я читал их записки в Секретном отделе), что нет смысла вкладывать средства туда, откуда никогда не будет отдачи. В основе такой пессимистической концепции лежали серьезные аргументы: на экспорте нефти в страны Восточной Европы по «идеологическим ценам» мы теряли 20 млрд долл. каждый год. Никакой благодарности за такую помощь от местного населения СССР не получал. И действительно, как я помню, поляки конца 1970-х искренне считали, что СССР живет за счет стран Восточной Европы, что СССР всех обкрадывает, все у них забирает. Эти же эксперты считали, что, поддерживая непопулярные режимы в Румынии, Чехословакии, ГДР, мы вызываем огонь на себя, подрываем авторитет своей собственной страны. И самое главное, эти эксперты считали (об этом они начали вслух говорить только в начале перестройки), что, навязывая странам Восточной Европы непопулярные режимы, мы с военно-стратегической точки зрения ничего не выигрываем. Перманентный политический кризис в Польше, Чехословакии, Венгрии, ГДР, постоянные угрозы массовых волнений делают вообще непредсказуемой ситуацию в этом регионе Восточной Европы. Наверное, эти эксперты были правы: сейчас главным противником новой России стали как раз страны Восточной Европы, прежде всего Польша.

Поэтому, учитывая, что и экономика СССР была не более жизнеспособной, чем экономика стран Восточной Европы, что судьба СССР с середины 1960-х целиком зависела от цен на нефть и кредитов Запада, не надо удивляться, что Горбачев начал прислушиваться к тем сотрудникам Международного отдела ЦК КПСС, которые советовали ему пойти на объединение ГДР и Германии за счет серьезных кредитов. Правда, я не помню, чтобы кто-нибудь из германистов, сотрудников Международного отдела, соглашался бы на то, чтобы объединенная Германия осталась в НАТО. Я ушел из ЦК в марте 1990 года и не знаю, как проходили дискуссии на эту тему в стенах нашего отдела. Наиболее реалистичным из всех специалистов по Германии был близкий к Фалину человек, Николай Португалов, он с 1989 года после эпопеи с беженцами из ГДР, которые через границу Венгрии перешли в Австрию, призывал руководство страны не медлить и на выгодных для нас условиях договариваться с ФРГ об ее объединении с ГДР. «Дураки, – говорил о верхах Португалов во время нашего традиционного кофе вместе с Андреем Грачевым в буфете на первом этаже 3-го подъезда ЦК КПСС. – Они забыли о Ленине: только сегодня – завтра будет поздно. Сегодня дадут много, а завтра сами объединятся без нашего на то разрешения, и нам не дадут ничего».

Понятно, что пока ГДР существовала как социалистическая страна, Горбачев не мог на это пойти. Но, на мой взгляд, уже в июле 1990 года Горбачев мог соглашаться на вхождение объединенной Германии в НАТО на более серьезных условиях, чем 20 млрд марок. Правда, теперь понятно, что, если бы даже Горбачев не дал согласия во время встречи в Архызе на вхождение объединенной Германии в НАТО, СССР уже не смог бы остановить начавшееся поглощение экономики ГДР более мощной ФРГ. Вряд ли СССР решился бы и при другом руководстве начать третью мировую войну и использовать 4100 танков и 8000 бронемашин, которыми располагала советская группировка в ГДР в начале 1990 года.

Лично я не слышал, чтобы в Международном отделе ЦК КПСС после падения Берлинской стены кто-то всерьез обсуждал саму возможность спасения социализма в ГДР путем подавления восстания ее населения. Не забывайте, что еще в мае 1986 года Политбюро ЦК КПСС, членами которого были и Громыко, и Соломенцев, и Чебриков, приняло по инициативе Горбачева меморандум, предусматривающий не только отказ от формулы ограниченного суверенитета стран Варшавского договора, но и вообще от, как говорилось в этом документе, прошлой практики «одергивания и патернализма», «окрика», «понукания», которая нанесла громадный вред отношениям КПСС с коммунистическими партиями Восточной Европы, породила «неискренность и формализм».

Как я помню, когда в октябре 1989 года в ЦК КПСС приехал Первый секретарь ЦК ПОРП и пришел на встречу с аппаратом ЦК КПСС, он решился сказать нам, сотрудникам ЦК, эту страшную правду о социализме. «Я пришел встретиться с вами, – говорил напряженный, как пружина, взъерошенный Раковский, – не для того, чтобы выслушивать обвинения и упреки. Скажу сразу: я не продавал социализм по той простой причине, что его продать нельзя. Он никому не нужен. Все, что мы с вами построили, на что мы, поляки, потратили 40 лет, а вы – 70, не стоит ломаного гроша, с ним ничего нельзя делать. Даже гордость польского судостроения – Гданьскую судоверфь – никто не хочет покупать. Так что не надо обвинять меня в том, что я продал или распродаю социализм. Нельзя продать то, что не имеет цены».

Я думаю, что тогда, в конце 1989 года, лидеры всех социалистических стран Восточной Европы понимали, как Раковский, что на самом деле их народы потратили 40 лет впустую на воплощение в жизнь советской сталинской модели социализма.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Формирование мировой системы социализма. Восточная Европа

Урок 33. Всеобщая история 11 класс

Конспект урока “Формирование мировой системы социализма. Восточная Европа”

После Второй мировой войны образовался социалистический лагерь. Так называли те государства, в которых утвердилась советская модель развития общества.

В социалистическое содружество входили, прежде всего, страны Восточной Европы. А также Монголия, Китай, Северная Корея, Вьетнам, Куба и некоторые другие. Выделим основные особенности развития восточноевропейских государств.

Большая их часть была освобождена от нацистской оккупации советскими войсками.

Влияние СССР в этом регионе было очень велико. В первые послевоенные годы авторитет коммунистических партий в принципе возрос. Коммунисты были активными участниками Движения Сопротивления. Советский Союз – коммунистическое государство – внёс решающий вклад в разгром фашизма. А в странах Восточной Европы компартии могли к тому же опереться на поддержку советских войск. В борьбе за власть со своими политическими конкурентами они добились занятия ключевых постов в коалиционных правительствах. Ключевыми являлись силовые министерства – обороны, внутренних дел, госбезопасности.

В коалиционных правительствах были представлены партии, по-разному представлявшие будущее своих стран. В качестве вариантов рассматривались и восстановление довоенных режимов, и развитие по пути демократических государств Западной Европы, и советская модель социализма.

Политическая борьба внутри правительств не мешала проведению глубоких социально-экономических реформ. Был создан значительный по размерам государственный сектор. В первую очередь национализировались предприятия, которые принадлежали немцам и представителям местной буржуазии, сотрудничавшим с оккупантами (коллаборационистам). Затем по инициативе коммунистов национализация стала проводиться в более широких масштабах. В собственность государства переходили крупные и средние промышленные предприятия, банки, транспорт, связь.

Быстрее всего этот процесс шёл в Югославии, где позиции коммунистов были наиболее сильны. Главой государства был их лидер Иосип Броз Тито, во время войны командующий Национально-освободительной армией Югославии.

В январе 1946 года была принята новая конституция. Она декларировала господство всенародной (то есть государственной) формы собственности. В итоге к концу 1940-х годов в Югославии доля государственного сектора в выпуске промышленной продукции составила 100 %.

В Польше расширению госсектора способствовал тот факт, что собственность национальной буржуазии была изъята оккупантами. Коммунисты добились того, что она осталась под управлением государства. В Чехословакии национализация промышленности проходила в несколько этапов. Вначале в государственную собственность перешли лишь крупные предприятия. Но на всех предприятиях устанавливался рабочий контроль.

Большое значение имело проведение аграрных реформ. Их основной принцип – «Земля тем, кто её обрабатывает!» Помещичья собственность ликвидировалась. Земля изымалась также у немцев (особенно много их было в Чехословакии и Польше) и у коллаборационистов. Устанавливался максимально допустимый размер земельных наделов. В Польше это было 100 гектаров, в Румынии – 20. Средний крестьянский надел не превышал 7–14 гектаров. Полученную землю нельзя было продавать. Часть земель сохранялась в государственном фонде.

Коммунисты настаивали на более глубоких преобразованиях. Но в первые послевоенные годы речь о форсированном строительстве социалистического общества не шла. Предполагалось, что в течение достаточно длительного переходного периода в экономике будут сосуществовать государственный, частный и кооперативный секторы. Не шло речи и об установлении диктатуры пролетариата, власти одной партии.

Однако в 1947 году, с началом «холодной войны», положение изменилось. США предложили странам Европы финансовую помощь для восстановления экономики – план Маршалла. Некоторые восточноевропейские страны готовы были её принять. Но в этом случае их развитие пошло бы в рамках рыночной экономики. Политически они бы стали ориентироваться на Запад. Советское руководство вынудило своих соседей отказаться от участия в плане Маршалла.

В сентябре 1947 года было создано Коминформбюро – Информационное бюро коммунистических и рабочих партий. В него вошли компартии СССР, восточноевропейских стран, Франции и Италии. Решения Коминформбюро были обязательны для исполнения. На первой же конференции секретарь ВКП(б) Жданов заявил о том, что в странах народной демократии (так было принято называть государства Восточной Европы) уже созданы условия для немедленного перехода к строительству социализма по советскому образцу.

Чтобы обеспечить форсированные темпы строительства социалистического общества, необходимо было вывести из коалиционных правительств представителей наиболее влиятельных некоммунистических партий. Вот, как это, например, происходило в Венгрии.

Наибольшей популярностью у населения страны пользовалась Независимая партия мелких хозяев. На выборах 1945 года она получила поддержку 57 % избирателей. Коммунисты тогда набрали лишь 17 % голосов. В январе 1947 года Министерство внутренних дел Венгрии (его возглавлял коммунист Ласло Райк) заявило о раскрытии «антигосударственного заговора». Его якобы организовало руководство Партии мелких хозяев. Были арестованы лидеры партии, члены правительства и многие депутаты. Репрессиям подверглись десятки партийный активистов. Фактически лишённая своего руководства Независимая партия мелких хозяев перестала быть серьёзным политическим конкурентом для коммунистов. Позже были распущены и другие партии.

В новых конституциях восточноевропейских государств закреплялась руководящая роль компартий. Формально создание других партий не запрещалось. Многопартийность сохранилась в Чехословакии, Польше, Болгарии, ГДР. Но самостоятельной политической роли некоммунистические партии и общественные объединения играть не могли. Лидеры компартий сконцентрировали в своих руках огромную власть, превратились в «вождей нации».

Страны Восточной Европы во многом повторяли путь развития СССР в экономике и культуре. Был взят курс на ускоренную индустриализацию.

Это позволило аграрным странам совершить скачок на более высокую стадию развития. Лишь в ГДР и Чехословакии такой задачи не стояло, так как ещё до Второй мировой войны они входили в число развитых индустриальных стран. Также, как и в СССР, осуществлялось директивное (обязательное) планирование, выдвигались лозунги «Пятилетку в четыре года!». Экономика развивалась неравномерно: сельское хозяйство, лёгкая и пищевая промышленность заметно отставали. Возникли трудности в снабжении населения потребительскими товарами.

Советская модель социализма включала также и вытеснение частной собственности из деревни, её кооперацию. Но в Восточной Европе она происходила с учётом национальных особенностей, поэтапно. А в Польше, где крестьяне крайне враждебно встретили идею лишить их права вести собственное хозяйство, и вовсе не была проведена.

В ходе «культурной революции» государственной, единственной и обязательной для всех стала марксистско-ленинская идеология. Творчество деятелей науки и культуры было поставлено под жёсткий контроль. Но коммунистические режимы Венгрии и Польши вынуждены были считаться с сильным влиянием католической церкви.

Так, в Польше государство финансировало церковь, в школах проводились уроки религии. Кроме периода 1949–1956 годов, когда правительство проводило мощную, но не достигшую своих целей антицерковную компанию. Росту авторитета католической церкви в Польше способствовало избрание в 1978 году римским папой Кароля Войтылы – Иоанна Павла II.

В январе 1949 года в Москве был создан СЭВ – Совет экономической взаимопомощи восточноевропейских государств.

В рамках СЭВ стал складываться замкнутый экономический блок. Была сделана ставка на самообеспечение региона, своеобразную региональную автаркию.

В мае 1955 года оформился военно-политический блок социалистических государств Европы (кроме Югославии) – Организация Варшавского Договора. СССР играл в ОВД и СЭВ главенствующую роль. Советское руководство могло контролировать внутреннюю и внешнюю политику восточноевропейских государств.

Особое место в социалистическом лагере занимала Югославия. Впрочем, до конца 1940-х годов она достаточно скрупулёзно копировала советский опыт. Была для СССР главным союзником.

Но сталинское руководство игнорировало претензии Югославии на собственные взгляды по поводу вариантов дальнейшего развития. Лидер югославских коммунистов Иосип Броз Тито не считал, например, необходимым проведение сплошной кооперации крестьян. Предпринимались шаги для создания широкой балканской федерации: попытки объединения с Югославией Албании и Болгарии.

В сентябре 1949 года двухсторонние отношения СССР и Югославии были разорваны, из Москвы был выслан югославский посол. Прекратили отношения с Югославией и другие страны Восточной Европы. Этот конфликт часто называют «конфликтом двух Иосифов», имея в виду имена лидеров двух стран.

В чём же заключалось своеобразие югославского социализма? Точно не в политическом режиме. Компартия обладала монополией на власть. В стране сформировался культ личности Тито.

Но предприятия, оставаясь государственными, получали большую самостоятельность в хозяйственной деятельности. Они могли сами определять профиль производства, цены на свою продукцию, заработную плату работников. Кроме того, государство отказалось от монополии на внешнюю торговлю, предприятия могли самостоятельно выходить на мировой рынок. В сельском хозяйстве и сфере услуг преобладал частный сектор. Югославия была федеративной республикой не только по названию. Полномочия союзных республик были расширены. Они несли полную ответственность за своё социально-экономическое положение. Такой вариант развития получил название «самоуправляющегося социализма».

После смерти Сталина советско-югославские отношения нормализовались. Но всё же полностью своей в социалистическом лагере Югославия так и не стала. Тито, хотя в более мягкой форме, продолжали упрекать в ревизионизме и отходе от коммунистических идеалов.

Советская модель развития значительной частью населения Восточной Европы воспринималась как чуждая, навязанная извне. Недовольство проявлялось в забастовках, митингах, других формах. Крупнейшим выступлением протеста в 1953 году стали июньские события в ГДР. Экономическая ситуация в стране была крайне напряжённой. Многие продукты продолжали продаваться по карточкам. Зарплата не позволяла рабочим обеспечить свои семьи всем необходимым.

В такой ситуации власти ГДР заявили о повышении обязательных норм выработки без повышения зарплаты. Забастовки в Берлине и других районах страны переросли в восстания. Они были подавлены полицией и советскими войсками.

Следующий всплеск недовольства приходится на лето-осень 1956 года. На ХХ съезде КПСС был осуждён культ личности Сталина. Хрущёв заявил также о возможности разных путей перехода к социализму. В странах Восточной Европы многие восприняли это как сигнал к ослаблению советского контроля, смягчению политических режимов. Массовые волнения произошли в Польше, ГДР. Наибольшую известность получили события в Венгрии – «Будапештская осень».

Противники коммунистов попытались свергнуть их власть, кардинально изменить направление развития страны. В Венгрию были введены советские войска, и восстание было подавлено.

Кризис советской модели выражался и в других формах. В ГДР в 1950-е – 1960-е годы началось массовое бегство восточных немцев в Западную Германию, где уровень жизни был значительно выше.

Население «голосовало ногами». Страна теряла высококвалифицированных специалистов и рабочих. Способствовала этому открытая граница с Западным Берлином. В ночь с 12 на 13 августа 1961 года вокруг него была построена бетонная стена – знаменитая Берлинская стена, материально ощутимый символ «железного занавеса».

Но это не остановило восточных немцев. За время существования Берлинской стены в ФРГ переселились 3 миллиона человек – шестая часть населения ГДР.

Попыткой демократизации социалистического строя – построения «социализма с человеческим лицом» – стали реформы Александра Дубчека и его сторонников в Чехословакии весной 1968 года.

Реформаторы выступили против монополии компартии на власть, за внедрение в экономику элементов рынка.

Но их действия были жёстко пресечены. В августе в Чехословакию были введены войска пяти стран-членов ОВД. «Пражская весна» была задушена.

Крушение социализма в Восточной Европе произошло в конце 1980-х годов. Но разговор об этом впереди.

Выделим основные этапы развития Восточной Европы в послевоенный период.

Ссылка на основную публикацию