Вторичная занятость и дефицит трудовых кадров в промышленности

ВТОРИЧНАЯ ЗАНЯТОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ: ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ

В современной экономике отмечается многообразие факторов, влияющих на состояние рынка труда и усиливающих его флексибилизацию. Приспособляемость к изменяющимся социально-экономическим условиям проявляется, в частности, в существовании множества организационно-правовых форм занятости, различающихся нормами правового регулирования, продолжительностью и режимом рабочего времени, регулярностью трудовой деятельности, местом выполнения работы. Одной из таких форм является вторичная занятость.

Под термином «вторичная занятость» понимается деятельность граждан, связанная с дополнительной работой, помимо основного места работы. Это может быть совместительство, работа по контракту, случайная, разовая работа и т.д. Не относят к таковой работу на нескольких предприятиях, если это связано с основным местом работы, а так же выполнение работ на приусадебном участке, ремонт жилья, изготовление одежды или обуви для собственных нужд [3].

Данные социологических обследований показывают, что уровень вторичной занятости в России выше, чем в большинстве развитых стран, за исключением Италии, где, по некоторым оценкам, до 30% валового внутреннего продукта производится в «неформальном» секторе, тесно связанном с вторичной занятостью. В нашей стране уровень вторичной занятости сопоставим с развивающимися странами, но в отличие от них в России неформально занятые могут получать высокие доходы. По оценкам социологов, численность неформально занятых в России составляет 25 миллионов человек (более 30% экономически активного населения), при этом вторичнозанятые составляют значительную долю (21%) в неформальном секторе экономики [7].

Вторичная занятость населения – специфический социально-экономический процесс, отражающий изменение экономического поведения людей, трансформацию экономического мышления в соответствии с реальной хозяйственной практикой. Это одна из форм адаптации субъектов в условиях нестабильности, позволяющая в той или иной мере реализовать свои трудовые способности для достижения социально- экономических целей.

Вторичная занятость на современном рынке труда не является абсолютно новым явлением для российского общества. В период административной экономики скрытыми формами занятости выступали совместительство, сверхурочные работы и т.д. Рыночные реформы, снявшие запреты на дополнительную деятельность, в сочетании с кризисными явлениями вызвали как существенное расширение вторичной занятости, так и увеличение ее социальной роли.

Главной причиной включения работников в сферу вторичной занятости является стремление к повышению своего дохода. Оно возникает в результате низкого уровня оплаты труда работника на его основном рабочем месте. Для современной России характерна недооценка труда, в том числе – специалистов среднего, а порой и высокого уровня квалификации. Как показывают данные таблицы, около 30% работающих получают низкую заработную плату. Доля бедных, то есть получающих зарплату ниже прожиточного минимума, за 2009-2013гг. сократилась незначительно, составляя почти 8% работающих по найму; причем устойчивой тенденции к сокращению их удельного веса в этот период не наблюдалось. В то же время 4-5 % занятых в России в последние годы работают более 48-ми часов в неделю, а среди мужчин – 6-7 %.

Таблица 1 Индикаторы достойного труда

Работающие бедные (работники, получающие зарплату ниже величины прожиточного минимума), %

Доля занятых с низким уровнем зарплаты (ниже 2/3 медианы почасового заработка),%

Неравенство в распределении доходов (коэффициент фондов)

Доля занятых с чрезмерной продолжительностью рабочих часов (более 48 часов в неделю),%

Составлено по данным Росстата.

Не решаясь на увольнение и поиск нового рабочего места, работники используют вторичную занятость как дополнительный способ получения дохода, чтобы обеспечить себе и своей семье приемлемые условия жизни. К тому же в периоды экономических спадов работодатели сокращают рабочий день или рабочую неделю, оплачивая труд в соответствии с выполненным объѐмом работ или с отработанным временем. Данные условия также стимулируют население к поиску дополнительной оплачиваемой работы [6].

Другой причиной вторичной занятости может стать стремление работников к повышению собственной конкурентоспособности на внешнем для основной квалификации рынке труда. Так, люди, находящиеся в секторе скрытой безработицы, не готовые к увольнению, в надежде на стабилизацию ситуации, ищут вторую работу, которая бы им помогла пережить тяжѐлое время. В условиях успешного сотрудничества с новой организацией смежная деятельность может трансформироваться в основную. В этом случае вторичная занятость выступает связующим звеном, обеспечивающим смену рабочего места без периода безработицы и длительной адаптации в новой организации.

Весомой причиной может являться и недостаточность вакансий, предложенных на рынке труда, не позволяющая реализовать в полной мере трудовой потенциал населения. Эта проблема особенно актуальна для молодѐжи. Оканчивая учебное заведение, молодые люди сталкиваются с несоответствием между желаемой и действительной работой. Неудовлетворенность выполняемыми функциями и заработком на основном месте работы побуждает молодых людей к поиску дополнительной работы, дающей возможность приобрести и реализовать профессиональные или коммуникативные навыки.

Ещё одна причина роста вторично занятого населения – это то, что данная деятельность фактически никак не регулируется законодательством и не облагается налогами. В Налоговом кодексе РФ были статьи, осуществляющие контроль над расходами граждан (86.1, 86.2 и 86.3), целью которых являлось установление соответствия крупных расходов физического лица его доходам. Контроль над расходами был введен в действие с 1 января 2000 года. Налоговый контроль осуществлялся посредством получения информации от организаций или уполномоченных лиц, производящих регистрацию имущества, регистрацию сделок и прав на него. Однако, по мнению кабинета министров, механизм государственного налогового контроля за расходами граждан фактически не работал, получаемая налоговыми органами информация не позволяла им знать реальные затраты физического лица на приобретение недвижимого имущества, что свидетельствует о неэффективности подобного механизма контроля. Более того, проведение этих контрольных мероприятий приводило еще и к дополнительным затратам бюджета[2]. Учитывая такую ситуацию, Правительство предложило упразднить налоговый контроль за расходами физического лица по всем сделкам. В связи с этим статьи 86.1, 86.2 и 86.3 Налогового кодекса РФ согласно Федеральному закону от 07.07.2003 года N 104-ФЗ утратили силу. Авторы проекта хотели тем самым поддержать жилищное строительство и ипотечное кредитование в России. На деле же создались благоприятные условия для процветания неформальной занятости и лишения государственного бюджета части доходов.

Вторичная, как правило, неформальная, занятость является неотъемлемым элементом любого рынка труда и получает ту или иную распространенность в зависимости от общей социально-экономической ситуации в стране, уровня оплаты труда, законодательного регулирования занятости экономически активного населения. Роль неформальной занятости в России неоднозначна. Она в значительной степени поддерживает уровень жизни населения и снижает безработицу, являясь одним из элементов рыночного саморегулирования экономики.

В то же время следует отметить существенные проблемы, связанные с вторичной неформальной занятостью. В частности, экономическими издержками общества от неформальной занятости является недополучение социальных платежей и налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, что оборачивается нехваткой инвестиций и недофинансированием социальной сферы, что не позволяет существенно повысить социальные выплаты и оплату труда в бюджетной сфере. Проблемой также является снижение качества рабочей силы вследствие ее деквалификации, хищнической эксплуатации и отсутствия охраны труда; отток квалифицированных и высококвалифицированных специалистов (особенно из бюджетной сферы) в неформальный сектор, где можно больше заработать, пусть даже ценой снижения качественных параметров занятости[5].

Среди социальных проблем выделяют произвол работодателей и социальную незащищенность неформально занятых, многочисленные нарушения трудового законодательства по отношению к ним; ухудшение демографической ситуации, в частности, утрату здоровья, нехватку времени на нормальный отдых, семью и воспитание детей.

Полностью устранить вторичную занятость невозможно. Существенным средством ее сокращения является совершенствование механизма регулирования заработной платы, в частности повышение минимального размера оплаты труда до уровня не ниже прожиточного минимума, снижение степени ее дифференциации, не обусловленной объективными причинами (уровнем квалификации, общественной значимостью, условиями труда).

Следует увеличить число вакансий, способствующих формированию профессиональных и коммуникативных навыков молодёжи. Необходимо разработать на уровне законодательства определѐнные границы функционирования неформальной занятости, которые позволят контролировать еѐ, получать доходы в бюджеты государства в виде налогов, тем самым свести к минимуму ее издержки для национальной экономики.

Список литературы

1. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 N 146-ФЗ (ред. от 08.03.2015) (31 июля 1998 г.)

2. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 N 154-ФЗ (ред. от 09.07.1999) (31 июля 1998 г.)

3. Вторичная занятость // Экономический словарь.

4. Барсукова С.Ю. Неформальная экономика: причины развития в зеркале мирового опыта. – Экономическая социология. 2013. Т.1. № 1.

5. Кубишин Е.С. Неформальная занятость населения России. – ЭКО, 2013, №2, с.160-176.

6. Политика доходов и заработной платы//Масштабы и роль неформальной занятости в России [Электронный ресурс] http://bibliotekar.ru/dohody-zarplata/182.htm

7. Российская экономика: прогнозы и тенденции / Центр анализа данных Государственного университета – Высшей школы экономики. 2002. № 3 (108).

Вторичная занятость и дефицит трудовых ресурсов

Известно, что в СССР, как и в других социалистических странах, благодаря обеспечению всеобщей занятости постепенно исчерпались все свободные резервы рабочей силы. По данным Всесоюзной переписи населения, на 1 января 1979 г. в народном хозяйстве и на учебе с отрывом от производства было занято 93,9% его количества. Основным источником пополнения общественного производства трудовыми ресурсами является молодежь, вступающая в работоспособный возраст и находящаяся на учебе и на службе в вооруженных силах. Однако ввиду резкого понижения рождаемости в 60-х гг. 80-е гг. характеризуются спадом притока молодежи в народное хозяйство. В 1985 г. молодежь в возрасте до 16 лет составила только около 77% от ее численности в 1975 г. Если прирост численности занятых в материальном производстве в девятой и десятой пятилетках равнялся 6%, то в одиннадцатой — лишь 2,3%. По имеющимся прогнозам, в двенадцатой пятилетке он сократится до 0,5% и будет всего 3,2 млн чел. При этом ожидается, что «до конца этого столетия в трудообеспечении народного хозяйства существенных изменений не произойдет».

Ежегодное вступление в строй действующих большого числа новых предприятий, требующих привлечения для работы на них определенного контингента рабочих, с одной стороны, и резкое снижение среднегодового прироста их численности — с другой свидетельствуют о том, что недостаток рабочей силы превратился в одну из самых серьезных народнохозяйственных проблем. Оценивая размеры дефицита трудовых ресурсов в стране, В. А. Болдырев приводит цифру в 1,5—2 млн чел., что составляет 1,5—2% общей численности рабочих и служащих. При этом влияние демографического спада в разных отраслях сказывается неравномерно. Например, в легкой промышленности с начала одиннадцатой пятилетки среднесписочная численность работников уменьшилась на 5%, а на отдельных предприятиях не хватает до 10—20% работающих; похожая картина наблюдается и в машиностроении, где на ряде производств недоукомплектованность рабочими основного производства составляет 20—30%.

Все возрастающий дефицит трудовых ресурсов на современном этапе развития социалистической промышленности становится особенно ощутимым, ибо до сих пор не преодолены многие крупные недостатки в хозяйственном механизме (планирование «от достигнутого уровня», невысокое качество и разнонапряженность действующих норм, большой удельный вес ручного труда и др.). В этих условиях первостепенное значение приобретает определение путей его восполнения. И здесь наряду с реализацией традиционных форм (использование населения, занятого в домашнем и личном подсобном хозяйстве, путем расширения сферы труда в режиме неполного рабочего времени или в условиях паломничества, привлечение к работе в общественном производстве части пенсионеров, имеющих достаточно высокую трудоспособность), не решающих проблему целиком, необходимо изыскание возможностей для повышения эффективности использования на личной рабочей силы общества. Одна из них представляет собой усиление индивидуальной дифференциации рабочего времени в народном хозяйстве, т. е. более широкое использование на практике сверхурочных работ по инициативе самих работающих, совместительства и других форм вторичной занятости населения.

Резервы для увеличения продолжительности труда

Действующая в настоящее время норма продолжительности труда таит в себе немалые резервы, ибо она установлена по усредненному принципу и является, соответственно, усредненной мерой труда, рассчитанной на «среднего» рабочего. Такая мера труда в большинстве случаев не может отражать индивидуальные возможности отдельного рабочего, и поэтому она не может быть эффективно использована для постановки конкретных производственных задач каждому работнику и объективной характеристики использования им своих резервов.

Следует отметить, что на многих промышленных предприятиях возникли и получили широкое распространение новые формы установления конкретной меры труда для каждого участника производства, в частности в виде производственных заданий. Их экономическая сущность заключается в том, что для каждого рабочего на основе действующих норм устанавливается конкретный объем работ, который должен быть выполнен в планируемом периоде, исходя из индивидуальных возможностей самого рабочего и организационно-технических условий его рабочего места. Причем производственное задание рабочего или бригады тесно взаимосвязано с планируемым общим объемом работ по участку, цеху и предприятию и составляет ту часть совокупного труда коллектива, которая должна быть выполнена данным рабочим или бригадой. Следовательно, в такой роли производственные задания являются именно той мерой труда, которая, с одной стороны, вытекает из установленных коллективных задач предприятия или цеха, а с другой — соответствует реальным возможностям каждого участника производства. Аналогичные функции способна выполнять и другая важная форма дифференциации труда, осуществляемая по его продолжительности.

Читайте также:  Гибкий график работы при социализме, данные по Европе и СССР

Анализ социально-экономических условий формирования совокупной рабочей силы в общественном производстве и ее использования показывает, что на современном этапе социализма сложились определенные предпосылки для постепенного перехода к дифференцированным мерам труда, которые определяют собой как возможность, так и необходимость более широкого распространения вторичной занятости на производстве.

Дефицит рабочей силы, рассматриваемый применительно к количеству машинно-станочного парка, имеющегося на предприятиях, означает, что какая-то часть основных производственных фондов не может быть загружена во времени и по мощности; при этом коэффициент загрузки оборудования может повышаться лишь до уровня, определяемого значением коэффициента сменности. Однако экономическая действительность на протяжении длительного отрезка времени — с начала 30-х по середину 80-х гг. — однозначно свидетельствовала о тенденции систематического за 1930—1986 гг. снижения коэффициента сменности: в промышленности он упал на 15%, а в машиностроительной и металлообрабатывающей ее отрасли за 1932—1986 гг. — на 8,1%. За годы одиннадцатой пятилетки коэффициент сменности остался практически неизменным, его величина на предприятиях, как правило, не превышала 1,3—1,4, а на значительном их числе сменность работы оборудования была существенно меньше единицы, в том числе и в основном производстве. С учетом необходимости повышения коэффициента сменности (например, до 1,7) размеры дефицита рабочей силы значительно больше: по мнению П. Фомичева — свыше 4 млн чел.

Определенные перспективными планами развития народного хозяйства СССР меры по осуществлению технической реконструкции производства должны приостановить процесс снижения коэффициента сменности за счет, в первую очередь, двух-, трехсменной загрузки высокопроизводительного оборудования. Преимущества этих мер очевидны, они позволяют ускорить процесс обновления парка машин, добиться существенной экономии производственных площадей (а значит, и объемов капитальных вложений на строительно-монтажные работы), значительно повысить фондоотдачу, обеспечить соответствие проектного и фактического режимов работы оборудования и пр. Однако далеко не везде многосменный режим труда эффективен. Прежде всего это касается трудоемких отраслей и участков, где низкий уровень механизации и автоматизации труда, производств, на которых преобладает универсальное оборудование, сборочных операций. Так, например, на ряде предприятий выпускается продукция, которую по всем параметрам выгодно производить на универсальном оборудовании. В этом случае ликвидировать его вряд ли целесообразно, тем более что зачастую высокопроизводительные станки менее надежны в эксплуатации, а стоят много дороже.

Факторы, препятствующие многосменному графику работы

Кроме того, повсеместному и единовременному распространению многосменного графика работы препятствуют следующие факторы:

  1. Ярко выраженный дефицит высококвалифицированных станочников, способных работать на новом прогрессивном оборудовании;
  2. Необходимость в дополнительных затратах на организацию рабочих мест и на материальное поощрение работников во вторую-третью смены, на приобретение нового оборудования (так, появление на станке системы с ЧПУ увеличивает его стоимость в 8—10 раз);
  3. Нехватка административно-управленческого персонала, связанная с тем, что длительное время его численность, в том числе мастеров, была ориентирована на работу в одну смену и неуклонно сокращалась; между тем сложность решения многих вопросов организации производства требует участия линейных руководителей во всех сменах;
  4. Отрицательное влияние сменной организации производства на нервно-эмоциональное состояние и здоровье человека вследствие нарушения биологических суточных ритмов, ведущее к падению производительности труда;
  5. Негативное воздействие увеличения сменности на эффективность труда коллективов, в которых преобладают женщины (особенно в легкой промышленности), которые приходят на работу уже уставшими после «домашней смены»;
  6. Неудобства социального плана (трудности сочетания рабочего и внерабочего времени трудящихся, особенно у молодежи и у женщин, имеющих малолетних детей) и др.

В первой половине 80-х гг. на производстве преобладал односменный режим труда: в промышленности СССР по нему работали более 70% рабочих. В соответствии с Законом СССР о государственном предприятии (объединении) основным режимом рабочего времени для большинства их становится двухсменный, что неизбежно приведет к существенному перераспределению численности работающих между сменами. Однако даже с учетом этого останется значительное число предприятий и их отдельных структурных подразделений, которые в силу специфики производства действия ряда организационно-технических и социально-экономических факторов по-прежнему будут работать в одну смену. На таких производствах после ее окончания оборудование будет по-прежнему простаивать, что создает объективную возможность для использования различных форм вторичной занятости населения не только на операциях ручного труда, но и на механизированных участках производства. Она еще более усиливается тем обстоятельством, что из-за неукомплектованности рабочими-станочниками основные фонды во всех сменах используются далеко не полностью. Так, например, в 1982 г. по этой причине произошло 39,5% целосменных и 26,3% целосуточных простоев металлообрабатывающего оборудования машиностроительных министерств. В 1985 г. численность станочного парка втрое превышала количество станочников; в результате нехватки рабочей силы ежедневно не работала пятая часть станков и машин, оснащенных робототехникой, около 30% роботов не было установлено вообще.

В этих условиях вторичная занятость работающих является дополнительным фактором увеличения коэффициента сменности, экономическая выгода от которого несомненна и выражается в росте таких важнейших показателей эффективности, как объем продукции, производительность труда, фондоотдача. По имеющимся данным, повышение коэффициента сменности в машиностроении с 1,4 до 2,0 приводит к улучшению использования основных производственных фондов в 1,5 раза, а валовую выработку увеличивает на 25%. Кроме того, это уменьшает величину условно-постоянных элементов себестоимости (амортизации оборудования, зданий и сооружений, расходов на их содержание и др.), отнесенных к единице продукции. По оценке швейцарского экономиста Л. Виллигера, экономический эффект при переходе от односменной на двух-, трехсменную работу выражается снижением издержек производства в пределах от 17,3 до 38,2% в зависимости от стоимости оборудования. По другим оценкам, если принять издержки производства при трехсменной работе с перерывом на выходные дни за 100%, то при двухсменной работе они составят 117%, а при односменной — уже 168%.

Вторичная занятость

Многообразие социально-экономических процессов, протекающих в рамках рынка труда, порождает существование различных форм занятости. Формы занятости – это организационно-правовые способы, условия трудоиспользования. В рамках национального рынка труда труд людей организуется с помощью разнообразных организационно-правовых форм, различающихся нормами правового регулирования, продолжительностью и режимом рабочего времени, регулярностью трудовой деятельности, местом выполнения работы.

Среди различных форм занятости вторичная занятость занимает особое место. Это связано как с ее спецификой, так и с тем воздействием, которое она оказывает на функционирование рынка труда.Вторичную занятость можно определить как дополнительную (вторичную) форму использования рабочей силы уже вовлеченного в трудовую деятельность работника. В подавляющем большинстве случаев вторичная занятость приносит трудящемуся дополнительный доход. Можно выделить целый ряд причин, подталкивающих граждан к поиску дополнительной работы:

1) стремление повысить уровень доходов. Такое стремление возникает у работников тогда, когда уровень оплаты труда на основном рабочем месте не позволяет обеспечивать его основные материальные и духовные потребности, но, по тем или иным причинам, работник не решается на увольнение, на поиск новой работы. Конкретные ситуации, порождающие стремление повысить уровень доходов путем вторичной занятости, могут быть различными, но существуют и определенные закономерности их возникновения. Например, для современной России характерен низкий уровень цены труда, при котором заработная плата работников среднего (а в ряде случаев и высокого) уровня квалификации находится на грани прожиточного минимума. Обеспечить в этих условиях приемлемый уровень жизни для себя и членов своей семьи работник может только путем вторичной занятости. Экономический кризис в России вызвал к жизни неполную занятость, при которой работник используется работодателем неполный рабочий день (или сокращенную рабочую неделю). При этом оплата труда осуществляется в зависимости от выполненного объема работ или отработанного времени. Сокращенный рабочий день и соответствующим образом уменьшившаяся заработная плата стимулируют работника к поиску дополнительной оплачиваемой работы.

2) стремление к повышению собственной конкурентоспособности на внешнем рынке труда. Оно достаточно часто возникает у людей, охваченных скрытой безработицей, т.е. формально занятых в народном хозяйстве. Однако, в связи с кризисным состоянием предприятия, они в любой момент могут стать реальными безработными. По оценкам специалистов, совокупный размер скрытой безработицы в России составляет во второй половине 90-х годов около 12 млн. человек. Большинство людей, охваченных скрытой безработицей, но не увольняющихся с предприятий в надежде на стабилизацию ситуации и возрождение производства, выражают готовность к поиску смежной, второй работы, которая помогла бы им пережить трудные кризисные времена. В ряде случаев, когда совместительство оформляется на временных условиях, работник находится на периферии рабочей силы фирмы. В условиях успешного сотрудничества с новой организацией, а особенно тогда, когда рабочее место соответствует профессионально-квалификационным характеристикам работника и не требует его переподготовки, смежная деятельность может трансформироваться в основную. В этом случае вторичная занятость может выступать своеобразным «мостиком», обеспечивающим смену рабочего места без периода безработицы и длительной адаптации в новой организации.

В большинстве случаев вторичная занятость остается за рамками государственной политики в области регулирования рынка труда. Однако те или иные меры воздействия на сферу социально-трудовых отношений со стороны государства могут привести к увеличению или сокращению масштабов вторичной занятости. При этом особую роль может сыграть размер минимальной заработной платы, устанавливаемый в законодательном порядке. Именно минимальная заработная плата, являясь своеобразной точкой отсчета при построении систем оплаты труда на конкретных предприятиях и в организациях, оказывает существенное влияние на формирование цены труда. В свою очередь, цена труда влияет на масштабы его предложения. Своеобразное избыточное предложение труда, при котором наемные работники стремятся занять не одно, а два-три рабочих места, порождается именно низкой ценой труда и невозможностью поддержания достойного уровня жизни на одну зарплату. При таком положении вещей вторичная занятость может привести к росту безработицы, так как в условиях ограниченного количества рабочих мест наиболее мобильные работники займут более одного места, а кто-то останется вообще без работы. В этом случае у органов государственной власти может появиться желание ограничить распространение вторичной занятости, с тем чтобы сократить масштабы безработицы. Однако опыт государственного регулирования социально-экономических процессов свидетельствует о том, что применение мер административного характера (запрещение совместительства, ограничение совокупного дохода граждан, прогрессивное налогообложение и т.д.) без устранения экономических причин того или иного явления приводит к злоупотреблениям, а в случае со вторичной занятостью может привести к превращению ее в скрытую занятость.

Следует учитывать также и те негативные последствия, которые может иметь вторичная занятость для самих работников. В первую очередь, это повышение интенсивности труда и увеличение его продолжительности. При этом работодатели не нарушают трудового законодательства, так как на своем рабочем месте работник трудится в пределах установленной законом продолжительности рабочего дня (рабочей недели). Интенсификация труда в условиях ненормируемого рабочего времени ведет к тому, что человек не успевает восстановить свои силы к следующему рабочему дню, его рабочая сила не воспроизводится в прежнем качестве и преждевременно изнашивается. Это может впоследствии привести к ранней потере трудоспособности, производственному травматизму, инвалидности. Человек, вынужденный работать в нескольких местах, неизбежно снижает планку своего профессионального мастерства, у него смещаются мотивационные аспекты в сторону исключительно материальных стимулов. В этих условиях не остается места ни профессиональному росту, ни гармоничному развитию личности.

Существование вторичной занятости соответствует изменившимся условиям экономической жизни общества. Гибкий рынок труда требует разнообразных форм трудоустройства и использования рабочей силы. В результате формируются новые подходы к занятости, выражающиеся в концепции глобальной занятости. Она исходит из потребностей в трудовой деятельности всего трудоспособного населения, предполагает нормирование совокупного объема работ и распределения его между всеми желающими получить работу. При этом минимальная заработная плата перестает быть точкой отсчета в построении систем вознаграждения и уступает место гарантированному минимальному доходу, который уже не может регулироваться условиями работы по найму. Именно в рамках концепции глобальной занятости происходит массовая индивидуализация форм, режимов и условий занятости, самой структуры трудового пути человека. Гибкость наемного работника на рынке труда, его профессиональная, квалификационная и социальная мобильность, умение найти свое место в изменяющейся сфере социально-трудовых отношений безусловно повышают уровень конкурентоспособности и гарантируют занятость даже в условиях экономических кризисов.

Читайте также:  Как составить резюме для устройства на работу, хорошие образцы

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Российская промышленность испытывает дефицит опытных кадров

На российских заводах сохраняется дефицит квалифицированных кадров на фоне сокращений в машиностроительном секторе. В Минпромторге опасаются дальнейшего оттока опытных рабочих с промышленных предприятий: молодежь по-прежнему отпугивают невысокие зарплаты и непрестижность рабочих профессий. По мнению экспертов, эффективно решать задачи импортозамещения в такой ситуации крайне затруднительно.

Остались без рук

Кризисные явления в российской экономике заставили российские предприятия транспортного машиностроения корректировать численность персонала. Весной о грядущих увольнениях сообщали «Алтайвагонзавод» (входит в «Сибирский деловой союз»), «Рузхиммаш» (входит в «Русские машины» Олега Дерипаски), «Трансмашхолдинг» и другие машиностроители. Трудности возникли у челябинского производителя спецтехники «ЧТЗ-Уралтрак» (принадлежит «Уралвагонзаводу»). О сокращениях сотрудников объявлял «АвтоВАЗ» (в данном случае речь шла о служащих) и российские заводы Ford и Volkswagen, а предприятие General Motors в Петербурге со штатом 1100 человек решили законсервировать на неопределенный срок.

Удивительно, но на фоне сокращений на предприятиях по производству автомобилей и железнодорожной техники российская промышленность по-прежнему испытывает нехватку опытных кадров. Наиболее остро дефицит квалифицированных рабочих и инженерно-технического персонала, по данным Минпромторга, ощущается в отраслях, где разворачиваются программы импортозамещения: тяжелое машиностроение, ВПК, электроника. Чиновники прогнозируют, что во второй половине года «можно ожидать оттока наиболее высококвалифицированных кадров из обрабатывающих производств в добывающие и экспортоориентированные сектора», — говорится в справке Минпромторга (есть в распоряжении «Ленты.ру»). Найти новую работу сотрудникам закрывающихся предприятий будет непросто, этому препятствуют такие факторы как структурная безработица (необходимость осваивать новые профессии), низкая мобильность населения и изрядное количество промышленных моногородов на территории России.

Представитель «КамАЗа» подтвердил «Ленте.ру», что нехватка квалифицированных кадров ощущается на всех основных производствах: недостает технологов, инженеров и рабочих «редких специальностей». Он добавил, что сокращений персонала до конца года не планируется, как и набора новых работников; в итоге общая численность будет снижаться за счет «естественной текучести» (на предприятии работает около 38 тысяч человек, из которых почти 85 процентов задействованы в производстве). «АвтоВАЗ» продолжит сокращения в рамках объявленной в январе программы: представитель автоконцерна заявил, что в течение 2015 года будут уволены в общей сложности 1100 человек — руководители, специалисты и служащие. При этом крупнейший в России производитель легковых авто не испытывает недостатка в квалифицированных специалистах (на «АвтоВАЗе» работают около 50 тысяч человек, из которых на конвейере и производстве автокомпонентов — 32 тысячи). В группе «ГАЗ» на вопрос «Ленты.ру» о дефиците кадров не ответили, но сообщили, что компания сотрудничает с 20 учебными заведениями (вкладывает в развитие материальной базы и выплачивает стипендии наиболее способным учащимся) и организовала две кафедры на базе Нижегородского техуниверситета. В «Трансмашхолдинге» (около 42 тысяч человек, из которых 32 тысячи — на производстве) отметили, что имеется лишь небольшая потребность в людях, обладающими «специфическими или уникальными навыками», что для холдинга не критично. И добавили, что в холдинге действует собственная система обучения персонала. В ОДК и «Вертолетах России» востребованы инженеры-технологи и инженеры-конструкторы, предприятиям холдинга «Технодинамика» тоже нужны инженеры (инженер-конструктор, ведущий инженер), сообщили «Ленте.ру» в «Ростехе» (с учетом холдингов в корпорации работают около 470 тысяч человек). Нуждается в опытных специалистах производитель титана «ВСМПО-Ависма» («Ростех» владеет блокпакетом акций): в инженерах-металлургах, машиностроителях, электриках, механиках и энергетиках, станочниках.

«В машиностроении действительно есть дефицит квалифицированных кадров», — признает зампред комитета Госдумы по промышленности, первый вице-президент Союза машиностроителей России Владимир Гутенев.

Основанием для такой ситуации, по его представлению, стал закон об образовании от 2013 года, из которого «было изъято начальное профессиональное образование, осталось высшее и среднее специальное». Серьезные проблемы с кадрами испытывают по большей части партнеры крупных холдингов — комплектаторы второго и третьего уровня (поставщики комплектующих и материалов для сложных изделий: самолетов, кораблей, автомобилей).

В последнее время российские заводы активно перевооружаются, покупают современное высокотехнологичное оборудование, но не хватает людей, способных на нем эффективно работать. Недостаток таких специалистов является сдерживающим фактором для импортозамещения наравне с нехваткой долгосрочных дешевых кредитов, считает Гутенев. А замещать нужно изрядно: в конце марта Минпромторг утвердил отраслевые планы импортозамещения, в каждом из которых сотни позиций (программа замещения в гражданском авиастроении предусматривает замену огромного числа изделий — от систем предупреждения столкновений TCAS до аварийных трапов), а в массовом сегменте электроники российские изделия практически не представлены.

Всего на крупных и средних предприятиях обрабатывающей промышленности сейчас работают около 5,6 миллиона человек (в 2014 году дефицит рабочей силы на предприятиях оценивался в 1,8 миллиона человек). В Минпроме отмечают, что эта численность «сможет обеспечивать рост производства в среднесрочной перспективе», но для эффективного импортозамещения ее недостаточно.

Калачом не заманишь

За год — с августа 2014-го по конец июля текущего года — число вакансий в сфере офисной работы сократилось на 11 процентов, а в сфере рабочего персонала — лишь на 7, свидетельствуют данные портала по поиску работы HeadHunter. В сфере рабочего персонала показатель «hh.индекс», характеризующий соотношение резюме к числу открытых вакансий, один из самых низких по рынку — 2,4 (чем выше индекс — тем больше конкурс на место). Для сравнения: в банковском секторе он составляет 5, а в юридической сфере — 9,7. По данным рекрутингового портала Superjob, на рынке труда наиболее востребованы слесари — 14 процентов всех вакансий для квалифицированных рабочих, техники — 8 процентов, и автомеханики — 6 процентов. Хуже всего обстоят дела с подбором рабочих в Центральном федеральном округе (0,7 резюме на вакансию) и на Урале (0,9 резюме на вакансию).

Впрочем, эксперты ничего парадоксального в этой ситуации не видят. Проблему дефицита квалифицированных работников на российских заводах не могут решить уже лет 10-15, а сокращения на некоторых российских предприятиях носят временный характер и связаны с кризисными явлениями в экономике, поясняют они. По словам руководителя управления маркетинга и коммуникаций Московского государственного педуниверситета (МПГУ) Вячеслава Прокофьева, чтобы стать квалифицированным рабочим, выпускнику нужно поработать шесть-семь лет.

«Большинство квалифицированных специалистов сейчас на пенсии или сменили профессию, потому что в предыдущие годы не могли нормально зарабатывать на заводах. А обучать неопытные кадры работодатели не хотят», — добавляет Прокофьев.

Руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова говорит, что работодатели требуют от соискателей опыта работы по специальности от года до двух лет, знания профессиональных технологий, инструментов, нередко — сертификаты и документы допуска по профессии. Для эффективной работы на современном высокотехнологичном производстве сотруднику требуется гораздо более широкий круг навыков и компетенций, чем двадцать или даже десять лет назад, добавляет специалист по продукту компании CEB SHL Russia&CIS Максим Пескин. И подчеркивает, что ключевым фактором при отборе в сложившейся экономической ситуации является «стремление бизнеса сократить издержки».

Отраслевые эксперты и чиновники Минпромторга сходятся во мнении, что зарплаты в промышленном секторе хоть и растут, но слишком медленно. Поэтому молодежь и предпочитает становиться юристами, банкирами, финансистами и «белыми воротничками».

По данным Минпромторга, за первое полугодие 2015-го заработные платы в обрабатывающей промышленности выросли примерно на девять процентов и составили в среднем чуть более 32 тысяч рублей в месяц, а зарплаты в машиностроительном секторе — всего на 6-7 процентов. Отмечают в министерстве и другую проблему: значительные разрывы в уровне оплаты труда между разными секторами экономики и промышленности.

«Среднемесячная оплата труда в химическом комплексе составляет 38 тысяч рублей, а в текстильном производстве — чуть более 15 тысяч. По уровню оплаты обрабатывающая промышленность уступает добыче полезных ископаемых и ряду видов услуг, что негативно отражается на конкуренции за высококвалифицированных специалистов», — отмечают в Минпроме, признавая, что темпы увеличения зарплат в обрабатывающих отраслях «не успевают за ростом потребительских цен».

По информации Superjob, средняя зарплата специалистов с опытом от одного года по наиболее востребованным рабочим специальностям (слесарь, техник, автомеханик) в Москве составляет около 43 тысячи рублей. Больше всего работодатели готовы платить прорабам и мастерам по ремонту — 58-60 тысяч рублей. Специалисты с опытом работы более трех лет могут рассчитывать в Москве на более высокие доходы — 45-65 тысяч рублей, а в регионах — на 45 тысяч рублей максимум, сообщается в исследовании HeadHunter. Таким образом, средняя зарплата квалифицированного рабочего в Москве с опытом работы до трех лет все равно оказывается на уровне или даже ниже доходов «белых воротничков», которым готовы платить в среднем 51 тысячу рублей (данные hh.ru).

«Задача правительства — выравнивать межотраслевой уровень зарплат. Не может девушка, подающая кофе в «Газпроме» или «Роснефти», зарабатывать больше конструктора на оборонном заводе!» — возмущается Гутенев. Старший аналитик рекрутингового портала Superjob Дарья Шурыгина соглашается: «Низкий конкурс среди рабочих — следствие низких зарплат и низкого престижа рабочих профессий, характерных для 1990-2000-х годов».

В настоящее время, по ее словам, спрос на эти профессии со стороны работодателей достаточно высок, и возникший в предыдущие два десятилетия дефицит кадров ощущается все острее.

Пусть меня научат

Решить проблему с дефицитом квалифицированных кадров на заводах «при наличии соответствующей (политической) воли», можно за полтора-два года, оптимистичен Владимир Гутенев. Для этого он предлагает несложный, на первый взгляд, рецепт: возрождать начальное профобразование и дотировать обучение новым специальностям на заводах. Последнее уже применяется, в частности, на «АвтоВАЗе», «КамАЗе» и ряде вагоностроительных заводов.

В январе правительство приняло антикризисную программу, предусматривающую в том числе дотации для регионов на переобучение (объем всей программы по снижению напряженности на рынке труда на 2015 год составляет 52 миллиарда рублей). По планам Минпромторга, это позволит сохранить занятость около 35 тысяч работников, находящихся под угрозой увольнения. Наиболее активно в программу включились Татарстан, Алтайский край, Тверская, Нижегородская и Самарская области, сообщается в материалах министерства. Получателями господдержки стали крупнейшие автозаводы и вагоностроительные предприятия: «АвтоВАЗ» (2,6 тысячи участников программы), «КамАЗ» (15,8 тысячи), входящий в группу «Трансмашхолдинг» Тверской вагоностроительный завод (0,5 тысячи), Алтайвагон (2,6 тысячи) и другие.

Первый замминистра промышленности Глеб Никитин сообщил «Ленте.ру», что Россия также участвует в программе по глобальному образованию, которая предусматривает поддержку россиян, обучающихся в зарубежных вузах, с последующим трудоустройством в российские компании.

«Заинтересованные работодатели могут софинансировать часть расходов на обучение. В число участников этой программы мы вовлекли более 60 ведущих промышленных холдингов и компаний», — отметил он. Кроме того, Минобрнауки и Минпромторг реализуют проект по созданию на базе высших учебных заведений инжиниринговых центров: функционируют уже 30 таких подразделений.

Дефицит рабочих рук в промышленности становится угрозой для нацпроектов

Россия переживает рекордную нехватку трудовых ресурсов с 2013 года

Квалифицированных рабочих рук промышленным предприятиям, как правило, не хватает. Фото Геннадия Михеева/PhotoXPress.ru

По данным ученых, российской промышленности не удается переломить негативный тренд сокращения численности работников. У предприятий возникают проблемы с наймом работников, что довело дефицит кадров до 6-летнего максимума.

Опрос Института Гайдара показал, что в июле в российской промышленности сохраняется стагнация. «Скромная, но относительно стабильная в 2019 году динамика спроса не позволяет предприятиям достичь желаемых объемов продаж, заставляет сдерживать рост выпуска, но не создает трудностей с управлением запасами готовой продукции», – говорится в исследовании.

Но у предприятий возникают проблемы с наймом работников. Баланс фактических изменений занятости остается отрицательным третий месяц подряд – промышленность теряет работников и пока безуспешно пытается увеличить их наем, сообщают эксперты Института Гайдара. Балансы планируемых изменений занятости остаются в плюсе с начала года, хотя после мартовского пика в 16 пунктов опустились в июне до 3 пунктов. Но даже эти скромные планы предприятиям не удается реализовать. Дефицит кадров дошел до 6-летнего максимума, говорится в документе.

Речь, конечно, не о том, что в стране стало некому работать. Недавно Росстат сообщал, что в России безработица снижается три месяца подряд, в июле ее уровень, по методологии Международной организации труда (МОТ), сократился до 4,4%. Численность безработных в июне составила 3,3 млн человек. Для сравнения, численность трудоспособного населения за три последних месяца выросла с 74,9 млн человек в апреле до 75,3 млн в июне.

Читайте также:  Рабочее время как мера затрат труда, качественный анализ

«Данные Института Гайдара отражают разрыв между спросом работодателей на квалифицированную и особенно высококвалифицированную рабочую силу и тем, что предлагает рынок, – считает ведущий научный сотрудник Центра макроэкономических исследований Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Ольга Изряднова. – В первую очередь не хватает людей с навыками и знаниями, отвечающими современным требованиям».

По ее словам, впервые о недостатке в промышленности специалистов с современными компетенциями ученые узнали еще из опросов, которые делали в конце 1990-х годов. «Шестилетнего пика дефицит именно такой, квалифицированной и высококвалифицированной рабочей силы мог достичь в связи с тем, что 2013 год был последним, когда экономика нашей страны демонстрировала показатели высокого роста, затем был спад, который привел в том числе и к сокращению зарплат. А именно квалифицированный персонал имеет больше всего возможностей, чтобы сменить профессию и уйти из промышленности, например, в торговлю или другие сферы», – сказала «НГ» Изряднова.

«Проблема кадров существует в России уже давно, и в ближайшие годы этот кризис будет только усиливаться, в среднесрочной перспективе 10–15 лет вряд ли можно ожидать существенных изменений. В первую очередь это касается технических профессий, – сказал «НГ» генеральный директор исследовательской компании Mar Consult Дмитрий Шиманов.

«Дефицит высококвалифицированных кадров – это мировая тенденция, в России она наложилась на сокращение количества естественно-научных и технических кадров «советского разлива» и недостаток молодых специалистов такого профиля, обладающих современными компетенциями», – добавляет Изряднова.

Шиманов считает, что причины дефицита – отсутствие престижа профессии, минимальные заработки и в целом ориентация страны на сырьевую экономику.

«Зарплаты в промышленности сейчас вполне конкурентоспособные, они сопоставимы или чуть ниже чем у юристов или менеджеров, но рабочие профессии становятся все менее популярными, все меньше людей хотят работать руками, – сказал «НГ» специалист отдела кадров компании «Ямалдорстрой» Гарри Феляуер. – Что касается квалифицированной рабочей силы, то восполнить этот дефицит мигрантами вряд ли получится, в своей практике я не знаю таких случаев».

«Технические профессии стали непопулярны, и выпуск новых кадров резко сократился еще в 90-х годах, – продолжает Шиманов. – Тем временем выпускников высших учебных заведений в современной России стало в 3 раза больше, чем в советское время. К сожалению, качество образования и квалификация выпускников упали пропорционально росту объема. Самое неприятное в этой ситуации заключается в том, что кризис кадров ощутим уже сейчас, когда нет экономического подъема. И как предприятия будут справляться, если экономика оживится, – непонятно».

Эксперт считает, что экономике вообще будет трудно оживиться при исчерпании кадрового ресурса. «Если экономическая ситуация станет более благоприятной за счет внешних условий, мы опять погрязнем в импорте, и урок кризиса останется неизвлеченным», – опасается Шиманов. Правительство должно принимать серьезные меры для стимулирования экономики, и в первую очередь это касается создания адекватных налоговых условий, считает он. «Текущие программы развития, по сути, ничего не дают, так как никак не стимулируют увеличение заработных плат. Региональные программы развития в разных областях весьма схожи. Они позволяют несколько лет не платить налог на прибыль и имущественные налоги, но это не делает инвестиционную ситуацию более привлекательной. Первые 7–10 лет новое производство и так не получает прибыли, так как вынуждено окупать вложенные средства. Получается, что государство делает уступки там, где и так нет налоговых поступлений, тем самым обесценивая свою роль как регулятора», – говорит Шиманов.

Глава Минпромторга Денис Мантуров в начале июля сетовал, что только примерно 10% российских компаний эффективно внедряют в управленческие, логистические, производственные процессы современные IT-продукты и технологическое оборудование. Правда, по его словам, еще 40% компаний потенциально готовы к такому внедрению.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

lib.kreatiffchik.ru

Каталог научных материалов

Дефицит квалифицированных кадров как причина неравновесия на российском рынке труда и пути его устранения

Рыночная система представляет собой совокупность рынков, одним из которых является рынок труда, взаимодействующий с рынком товаров и услуг, рынком капиталов и др. Проблемы занятости населения, рынка труда и безработицы занимают одно из центральных мест, в процессе перехода от планово-административной экономки к рыночной системе хозяйствования. Формирование и регулирование рынка труда представляет собой одну из ключевых и наиболее острых проблем трансформационной экономики России.

С одной стороны, рынок труда представляет собой специфический с точки зрения предлагаемого товара рынок; пространство, где встречаются и взаимодействуют между собой спрос на труд и предложение рабочей силы. Таким образом, специфичность рынка труда заключается в его товаре — труде, выступающим объектом купли-продажи. С другой стороны, рынок труда функционирует как и любой другой рынок, по всем законам рыночной экономики (законы спроса и предложения, достижение рыночного равновесия и установление равновесной цены товара — уровня заработной платы).

Известно, что функционирование рыночной системы в краткосрочном периоде может сопровождаться некоторыми дисбалансами: рыночным профицитом и рыночным дефицитом, когда взаимодействие спроса и предложения далеко от равновесного состояния. Конъюнктура рынка труда представляет собой соотношение спроса и предложения рабочей силы. Она может быть представлена в трех формах:

  • трудодефицитной, когда рынок труда испытывает недостаток предложения рабочей силы;
  • трудоизбыточной, когда на рынке труда имеется большое число безработных и, соответственно, избыток предложения рабочей силы;
  • равновесной, когда спрос на рабочую силу соответствует ее предложению.

В настоящее время российский рынок труда не сбалансирован, о чем свидетельствуют серьезные структурные «перекосы» как со стороны спроса, так и со стороны предложения. В стране при достаточно высоком уровне официальной и скрытой безработицы наблюдается дефицит кадров. Высокий уровень безработицы говорит о трудоизбыточном характере рыночной конъюнктуры. Но в то же время наблюдается нехватка рабочей силы (трудодефицитная конъюнктура рынка труда). Необходимо отметить, что речь идет о квалифицированной силе: чтобы мести дворы или орудовать ломом, найти людей не проблема. Недостаток квалифицированных кадров был вызван противоречием между функционированием системы профессионального образования и спросом предприятий и фирм. Такая ситуация возникла в последние годы, когда учебные заведения и организации перестали взаимодействовать между собой по поводу количественного и качественного содержания подготовки будущих специалистов. Таким образом, можно говорить о взаимоисключающих обстоятельствах, характеризующих российскую модель рынка труда, когда безработных слишком много, а рабочей силы все равно недостаточно; когда предложение труда избыточно, а спрос на него остается неудовлетворенным. Но необходимо отметить главное, что наблюдается высокая потребность не во всей рабочей силе, а лишь в той ее части, которая обладает необходимым уровнем квалификации. Только с учетом данного условия возможно подобная ситуация на рынке труда.

Проблема качества образования и дефицита квалифицированных кадров в стране с каждым годом приобретает все большее значение. Недостаток квалифицированного персонала зависит от количества подготавливаемых специалистов и от качества предоставляемой вузами услуги — профессионального образования. Рассматриваемая проблема является прямым результатом отсутствия эффективной системы анализа со стороны учебных заведений потребностей рынка. Одной из причин низкой эффективности работы учреждений профессионального образования является ориентация системы обучения в большей степени на общетеоретическую, и в меньшей степени на практическую подготовку будущих специалистов. Особенно это важно и необходимо в современных условиях производства и бизнеса, в условиях ускоренного воспроизводства знаний, технологий, программного обеспечения, методов и приемов работы. Другой причиной слабого уровня подготовки кадров является низкий уровень мотивации учащихся. Спрос на образование большей частью стал мотивироваться иными вещами: люди стали учиться не ради получения профессиональных знаний, а ради т.н. «корочки», наличие которой необязательно означает, что выпускник будет работать по прописанной в дипломе специальности. Получение знаний, в таком случае, уходит на второй план. В этом отношении, вузы превратились, скорее, в продавцов определенного социального статуса — «человек с высшим образованием», а не самого высшего образования. Поскольку контроля со стороны потребителя, то есть предприятий, практически нет уже много лет, со временем образовалась сильная диспропорция между действительным спросом бизнеса на кадры и тем, что могут предложить профессиональные учебные заведения, как по номенклатуре специальностей, так и по качеству образования. Получается, что система подготовки специалистов существует сама по себе, а жизненные интересы экономики — сами по себе.

Серьезной проблемой, понижающей эффективность системы профессионального образования, является его недостаточное финансирование и плохая материально-техническая обеспеченность, а также низкая оплата труда преподавательского состава, которая не способствует тому, чтобы преподаватели заинтересовывали учащихся и вкладывали душу в подготовку хороших специалистов.

На сегодня единственным выходом из сложившейся ситуации с дефицитом профессиональных работников является выработка и организация различных форм взаимодействия между работодателями и учреждениями профессионального образования. Бизнес все больше предъявляет спрос на квалифицированнее кадры. Российский бизнес сейчас вступает в такую фазу своего развития, когда приоритетным становится вопрос кадров. В данный момент сотрудничество между вузами и работодателями находится на очень слабом уровне. Работодатели не имеют возможности сформулировать заказ на тех специалистов, которых они хотели бы видеть у себя по окончании вуза, а вузы продолжают готовить и выпускать псевдоспециалистов. Но в скором времени ситуация должна измениться: для большинства предприятий проблема кадров уже сейчас встает достаточно остро, некоторые даже сейчас испытывают «кадровый голод», а другим это грозит в ближайшей перспективе. В любом случае, предпосылки перемен в сфере взаимодействия на рынке труда уже назрели и необходимость их никто не отрицает: будущие специалисты хотят трудоустраиваться, работодатели — принимать на работу квалифицированный персонал, вузы — выпускать востребованных выпускников и получать положительные отзывы с мест их работы, а государство — достичь низкого уровня безработицы в стране, высокую производительность работников, экономический рост, повышения благосостояния населения.

В качестве наиболее эффективных форм взаимодействия работодателей и системы профессионального образования необходимо выделить:

  • передачу предприятиями заявок в учебные заведения на специалистов определенного профиля, так как взаимодействие по схеме: «социальный заказ — квалифицированный работник» должно быть более конструктивным. Профессиональная подготовка специалистов должна отвечать запросам экономики в лице предприятий и организаций, которые должны иметь возможность давать социальный заказ на подготовку определенного количества специалистов;
  • прохождение практики на предприятии, в том числе и преддипломной, стажировки;
  • планы выпускников специалистов из профессиональных училищ, колледжей и вузов должны корректироваться с региональными планами экономического развития;
  • государство, имея данный социальный заказ, финансирует обучение специалистов. Такая система позволит расходовать бюджетные средства более разумно и целенаправленно, нежели это происходит сейчас. Выпускники по окончании вуза и получении диплома, соответствующего качественному уровню их знаний, имеют гарантированные места работы;
  • вовлечение в учебный процесс предпринимателей, государственный и муниципальных служащих, менеджеров, мастеров и других специалистов, имеющих богатый профессиональный опыт, для проведения лекций и мастер — классов, чтобы как практики они преподносили студентам больше новой, интересной и компетентной информации;
  • организация и проведение ярмарок вакансий и профессиональных форумов в целях предоставления информации всем желающим трудоустроиться.

В качестве инициаторов взаимодействия системы профессионального образования и работодателей могут выступать:

  • образовательные учреждения, их администрация и преподаватели, так как они являются «продавцами» своего продукта и поэтому должны сами осуществлять маркетинг своих услуг;

« работодатели, поскольку именно они нуждаются в квалифицированных кадрах;

  • государство, поскольку на законодательном уровне должны быть закреплены новые отношения, права и обязанности всех субъектов процесса взаимодействия системы профессионального образования и рынка труда. В целях мотивации работодателей должна быть отрегулирована законодательная база, защищающая вложенные в подготовку специалистов финансовые средства; введена система льготирования организаций, взаимодействующих с образовательными учреждениями.

Таким образом, решение проблемы дефицита квалифицированного персонала позволит повысить уровень занятости в стране, улучшить качественные характеристики рабочей силы, снизить безработицу, обеспечить более эффективное распределение трудовых ресурсов по отраслям экономики, и, наконец, в целом повысить эффективность функционирования рынка труда, что особенно важно в условиях переходной экономики России. Главным и необходимым условием должно стать приложение совместных усилий работников и работодателей, образовательных учреждений и государства в деятельности, взаимодействии по устранению расхождений в спросе и предложении рабочей силы.

Ссылка на основную публикацию