Однополые браки и церковь, позиции католической, православной и других церквей

Главное Меню
  • Новости
  • Мысли
    • Колонка редактора
    • Блоги
    • Комментарии
    • Нам пишут
    • Вопросы и ответы
  • Истории
    • Культура
    • Религия
    • Проза
    • Общество
    • Мониторинг СМИ
  • Проекты
  • Авторы
  • Наши книги
  • Контакты
  • О нас
  • Поддержать
  • Главная
  • ИсторииРелигия
  • Православно-католический экуменизм, или Как православные уходят на Запад

Подчеркну, что для меня не осталось иного выбора: на территории России, в отличие от евроатлантических стран, нет других православных юрисдикций.

Регистрация за границей

Официальный сайт Московского органа регистрации актов гражданского состояния содержит информацию, что повторная регистрация легализированного за границей брачного союза не требуется. Но по общему правилу такой брак признается действительным, если его условия соответствуют нормам внутреннего законодательства.

Однако ряд юристов придерживаются позиции, что заключенный в иностранном государстве брак с правильно оформленными документами и их нотариально заверенными переводами, а также апостиль служат достаточным доказательством для предъявления в МФЦ или непосредственно в ЗАГС.

Сведения обо всех зарегистрированных браках содержатся в специальном Едином реестре России. Они вносятся после предъявления достаточных доказательств официального оформления. На сегодняшний день ни единой записи о регистрации однополых браков не внесено. Это служит исчерпывающим ответом на вопрос, разрешены или нет такие форматы отношений.

Закон несовершенен, что порождает исключения из общих правил. На сегодняшний день однополые партнеры используют следующие варианты:

Где можно вступить в однополый брак

Принципы, утверждённые на Каирской конференции, постепенно получили своё развитие во многих странах. Начиная с 2000 года процесс легализации гомосексуальных союзов начался в ряде европейских государств. Однако вопросы о правах сексуальных меньшинств даже в самых толерантных из них вызывают споры в обществе.

Некоторые страны признают такие связи, но их официальную регистрацию не вводят. Другие и признают, и регистрируют однополые союзы. Третьи производят их регистрацию в иных формах, признавая браки, заключённые в других странах. Есть и такие, кто запрещает их и даже карает смертной казнью.

Во многих странах гомосексуализм уголовно наказуем вплоть до смертной казни


К числу самых лояльных государств, подтвердивших легализацию (то есть законность) однополых браков, относятся:

Однополые браки в России в 2020 году

Необходимость снятия запрета на заключение однополых браков обсуждается достаточно часто. Но никаких движений в сторону снятия подобного запрета не принимается. Заключение однополых браков на сегодняшний день запрещено. Это значит, что если пара одного пола подаст заявление в ЗАГС на регистрацию брака, то его попросту не зарегистрируют. Дело в том, что в унифицированном заявлении есть графы «он» и «она», поэтому корректно заполнить их двое мужчин или две женщины не смогут.

В подтверждение того, что однополые браки в РФ находятся вне закона, можно сослаться на Семейный кодекс Российской Федерации, где в ч. 3 ст. 1 указывается на такой принцип семьи, как добровольность союза мужчины и женщины. А по ст. 12 условием вступления в брак является взаимное согласие мужчины и женщины. То есть везде брак упомянут в контексте союза мужчины и женщины.

При этом Семейным кодексом не регулируется правовое положение трансгендерных граждан. Поэтому фактически однополые браки в редких случаях по российскому законодательству могут быть признаны, как разнополые, из-за непризнания факта корректировки пола одним из партнеров. И пример подобного заключенного брака в России есть. Так, в 2014 году в Санкт-Петербурге прошла церемония бракосочетания двух невест в свадебных платьях. Но она была разрешена лишь потому, что одна из «невест» являлась трансгендером и на момент заключения брака не успела поменять мужские документы.

Сами однополые пары неоднократно пытались оспорить отказ в регистрации брака на территории РФ в судебном порядке. Они обращались как в российские, так и международные суды. Но их заявления не находили поддержки.

В остальном права однополых пар на территории России не ущемлены. Некоторые вопросы они могут урегулировать через подписание различных соглашений и договоров.

Однополые браки в России: разрешены или запрещены

Если раньше однополые браки были явлением из рядя вон выходящим, то в современном мире ими никого не удивить. Толерантность, свобода, независимость и другие принципы жизни, пропагандируемые во многих западных странах, привели к тому, государства стали массово легализовывать такие союзы и даже поощрять их создание. В список стран, разрешающих однополые браки, попали даже некоторые азиатские государства. Но разрешены ли они в России?

Россия в этом плане остается консервативным государством: ст.12 Конституции РФ гласит о том, что заключать брак могут исключительно мужчины с женщинами. Это значит, что даже если молодые люди одного пола попытаются предъявить заявление в загс, его просто не примут.

Кроме того, многие регионы России пошли еще дальше и приняли ряд законов против ЛГБТ-движения. Например, в Санкт-Петербурге 7 марта 2012 года был издан Закон №108-18, запрещающий пропаганду педофилии и гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Объясняется эта позиция государства многими причинами, первый аргумент для которых — неблагоприятная демографическая обстановка в стране. Депутаты-противники гомосексуализма и лесбиянства утверждают, что такая модель поведения ведет к «вымиранию нации», подрыву нравственных устоев и подмене ценностей. Однополые браки не одобряются и церковью . Кроме того, как показывает множество независимых опросов, большинство россиян пока не готовы к введению подобной практики.

Комментарий юриста «Правового Петербурга»:

«Свое право на вступление в официальный брак в России отстаивало множество лесбийских и гомосексуальных пар, как мужских, так и женских, однако ни одна из них не добилась желаемого результата. Судебная практика по таким делам однозначно отрицательная».

Первая однополая пара, которая сумела заключить брак в России — это супруги Алена Фурсова и Ирина Шумилова. Девушкам удалось обойти закон только благодаря тому, что Ирина Шумилова, сделавшая операцию по смене пола, еще имела на руках «мужские» документы. Соответственно, у работников загса не оставалось никаких других вариантов, кроме как расписать молодоженов. В марте 2016 года по той же самой причине удалось зарегистрировать брак Софии Грозовской и Рэйде Линн.

В каких странах разрешены однополые браки, вы без проблем можете узнать в Интернете. Некоторые государства, например, Аргентина, до предела упростили процедуру въезда и бракосочетания для иностранцев, чтобы привлечь максимальное количество туристов.

Где легализованы гей-браки?

На данный момент узаконить однополые отношения можно более чем в 23 странах мира. Также другие страны дозволяют вступать в подобный брак с некоторыми ограничениями. Впервые они были легализованы в Нидерландах.

Многие представители власти, такие как премьер-министры, мэры, в отдельных случаях даже главы государства открыто заявляли о своей гомосексуальности, но при этом сохраняли политический авторитет.

Мальта и Норвегия лидируют по показателям равности количества прав вне зависимости от ориентации человека. Например, Израиль считается одной из самых консервативных стран, а лица одного пола не могут заключить там брак. Но при этом союз, оформленный за пределами территории Израиля, признается законным.

Многие страны пришли к легализации подобных союзов через сложные конституционные процессы, а кто-то через национальные опросы. Например, Украина с недавних пор стремится к цивилизованному решению легализации однополых браков, но, как показывает статистика, большая часть украинского населения не готова к такому равноправию.


Также стоит помнить, что необходимые документы стоит перевести на язык страны-хозяйки, в которой состоится женитьба. В некоторых случаях вовсе стоит нанять переводчика для проведения церемонии, чтобы не препятствовать понимаю языков.

Отношение россиян к однополым союзам

Граждане РФ в большинстве своем резко осуждают любые проявления гомосексуализма. В этом отношении позиция людей схожа с позицией государства, и те и другие считают, что поощрение таких союзов – это верный путь к вымиранию нации. При этом, отсутствует даже нейтральное отношение людей к однополым партнерам. Любое проявление чувств между двумя мужчинами или двумя женщинами воспринимается резко отрицательно.

Граждане РФ в большинстве своем резко осуждают любые проявления гомосексуализма. В этом отношении позиция людей схожа с позицией государства, и те и другие считают, что поощрение таких союзов – это верный путь к вымиранию нации. При этом, отсутствует даже нейтральное отношение людей к однополым партнерам. Любое проявление чувств между двумя мужчинами или двумя женщинами воспринимается резко отрицательно.

Запрет однополых браков и трансгендеров: законопроект Мизулиной

Краткое содержание:

Сенатор Елена Мизулина внесла в Госдуму законопроект о внесении изменений в Семейный кодекс РФ в целях укрепления института семьи. Разумеется, эту тему не обошли стороной средства массовой информации.

Читайте также:  Однополые браки в Европе, ситуация в Дании, Германии, Италии и других странах

Речь о поправке в статью 14 Семейного кодекса, которая в случае одобрения запретит однополые браки и союзы тех, кто сменил пол.

Большая часть предлагаемых изменений связана с правовым статусом детей в семье, в частности с вопросами опеки, попечительства и усыновления, но остановиться хотелось бы на том, что обсуждается больше всего – на однополых браках.

Законодательное определение

Нежные отношения между лицами одного пола существовали всегда. Однако в разное время такие связи как считались нормой, приветствовались, так и жестоко карались. До 1990 года гомосексуальность входила в перечень заболеваний МКБ-10.

В настоящее время права сексуальных меньшинств защищаются во многих странах. Однако Российская Федерация обходит в своем законодательстве данную тему.

Одним из нечастых упоминаний данной темы в нормативно-правовых актах России является запрет на принятие детей на воспитание лицам, состоящим в однополом браке, заключенном в стране, разрешающим такой союз. При этом в других правовых вопросах законодательство РФ гей-брак не признает.


Данные перечень не является исчерпывающим. Однако даже из представленной информации ясно, что отсутствие официального брака между двумя лицами ограничивает их права.

Что говорит Конституция об однополых браках

Союз между мужчиной и женщиной государство готово защищать, а остальные может и не замечать

Об авторе: Алексей Викторович Гавришев – адвокат, управляющий партнер AVG Legal.

Фото Павла СарычеваНГ-Online

Предлагаемые к внесению в текст Конституции РФ поправки во многом направлены на обособление России от стран Запада, что выражается в подчеркивании самобытного пути нашей страны и отрицании некоторых европейских традиций и политических практик. В частности, в поправках заметна попытка официального закрепления в Конституции невозможности заключения однополых браков. Так, в новой редакции статья 72 Конституции обзавелась пунктом «ж. 1», который гласит, что в совместном ведении РФ и ее субъектов находится защита института брака как союза мужчины и женщины.

Трактовать этот пункт можно было бы и по-разному, однако, исходя из традиций нашего государства, трактовка у него только одна. Де-факто законодатель считает, что: государство в целом признает наличие людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией и однополых отношений между ними, однако расценивает подобное явление как категорически неправильное. Вследствие чего рабочая группа по разработке поправок предложила на законодательном уровне закрепить невозможность официального заключения однополых браков (без внесения соответствующих изменений в текст Конституции), что также подразумевает и закрепление нетолерантного отношения всех без исключения граждан России к сексуальным меньшинствам и однополым отношениям. Фактически это можно было бы назвать конституционным закреплением поддержки гомофобии.

Хорошо ли это? Каждый сам себе ответит на этот вопрос. Изменит ли появление этого пункта уровень жизни граждан в лучшую сторону? Думаю, что нет.

По сути, эта поправка станет отражением субъективного мнения части граждан России. Отсюда возникает логичный вопрос: целесообразно ли закреплять данный пункт в Основном законе государства, в то время как ст. 12 Семейного кодекса РФ и так дает исчерпывающий перечень условий заключения брака, включающий в себя добровольное согласие именно мужчины и женщины, вступающих в этот брак? Полагаю, что смысл в такой поправке полностью отсутствует, за исключением, конечно, указания на тот самый российский менталитет.

Вместе с тем раз этот пункт будет иметь место в обновленном тексте Конституции именно в такой редакции, гипотетически его можно трактовать и иначе. Дескать, государство защищает институт брака как союз именно мужчины и женщины, но при этом возможны и другие союзы, в том числе и однополые, однако их защита не будет входить в ведение РФ и ее субъектов.

Де-юре такая трактовка вполне возможна, однако для всех очевидно, что она уж точно не соответствует мнению ни законодателя, ни руководства страны. Не стоит забывать слова действующего президента о том, что пока он находится у руля государства, нет ни единого шанса на легализацию однополых браков, соответственно как минимум до 2024 года никаких изменений ждать не стоит.

Учитывая наличие как версии де-факто, так и версии де-юре, назвать положение данной поправки однозначным и недвусмысленным нельзя: в ней и отсутствует прямой запрет однополых браков, и есть слова, прямо указывающие на то, что браком может считаться исключительно союз мужчины и женщины. Но все-таки после вступления данной поправки в законную силу законодатель умышленно или случайно оставляет за собой небольшой задел в виде возможности внесения изменений в семейное законодательство. И они, с одной стороны, не будут противоречить положениям действующей Конституции, но с другой – смогут ослабить или вовсе отменить запрет на заключение однополых браков.

С учетом заявлений рабочей группы по поправкам к Конституции о том, что ее обновленная редакция будет служить ближайшие несколько десятилетий, а также определенной гибкости формулировок в данной поправке, имеются некоторые шансы на изменения законов. На то, что со временем, если вдруг отношение большинства граждан к однополым бракам станет более нейтральным или даже лояльным, то и действующие подзаконные акты могут быть трансформированы в пользу смягчения.

Однако не стоит воспринимать «расплывчатость» трактовки данного пункта как проявление либерализма или некоего раскручивания гаек. Пока это вовсе не так. Но однозначно задел на перспективу у этого положения есть, недаром вокруг вышеуказанной поправки много различных споров. Кто-то полностью поддерживает такое закрепление понятий брака и семьи, кто-то считает это явным нарушением законных прав и интересов определенной группы граждан – а возразить можно и тем и другим.

Во-первых, ничего нового это положение не содержит, браки как регистрировались исключительно между мужчинами и женщинами, так и будут регистрироваться без каких-либо особенностей. Во-вторых, новые поправки ни в коем случае не содержат положений, которые реально ограничивали бы или ущемляли законные права и интересы граждан в зависимости от их сексуальной ориентации или предусматривали преследование этих лиц и иные санкции. В-третьих, толкование данной нормы в целом подразумевает нейтральное отношение к однополым отношениям и не налагает на них каких-либо ограничений, за исключением отсутствия возможности вступать в брак. Заметим, что до недавнего времени аналогичная ситуация складывалась и во многих странах Европы, и в США.

То есть, безусловно, в рассматриваемой трактовке прослеживается определенная интрига, которая дает возможность рассуждать на тему альтернативных вариантов применения этой нормы Конституции. Возникающий благодаря ей плюрализм мнений позволит в будущем применять данное положение так, как этого будет требовать время. Но независимо от того, каким образом данная поправка будет в конце концов изложена, независимо от того, вступит ли она вообще в законную силу, человеческие взаимоотношения в государстве должны строиться на принципах равноправия и взаимного уважения. Это предполагает толерантное отношение, терпимость к мировоззрению, поведению, обычаям и образу жизни других людей. И речь здесь идет не только о терпимости к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией, ведь существует немало категорий других людей, подвергающихся общественному порицанию при отсутствии в их действиях признаков какого-либо преступления или правонарушения.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Фото Павла СарычеваНГ-Online

Где разрешены однополые браки?

В наше время легализация однополых браков – вполне принятый и поддерживаемый правовой акт в многих государствах. На сегодняшний день однополые браки разрешены в 44 странах (общее количество стран мира – 197 стран), что составляет около 25% от всех государств, и эта цифра продолжает увеличиваться.

И так, список стран в которых разрешили однополые браки и с какого времени:

  1. в Нидерландах были легализованы 1 апреля 2001 года
  2. Бельгияянварь 2003 года
  3. Испанияиюнь 2005 года
  4. Канадаиюль 2005 года
  5. ЮАРноябрь 2006 года
  6. Норвегияянварь 2009 года
  7. Швециямай 2009 года
  8. Португалиямай 2010 года
  9. Исландияиюнь 2010 года
  10. Аргентинаиюль 2010 года
  11. Данияиюнь 2012 года
  12. Бразилиямай 2013 года
  13. Франциямай 2013 года
  14. Уругвайавгуст 2013 года
  15. Новая Зеландияавгуст 2013 года
  16. Британия — с 2014 года
  17. Люксембургянварь 2015 года
  18. Япония, районы Токио: Сибуямарт 2015 года
  19. США во всех штатах — июнь 2015 года
  20. Гренландияоктябрь 2015
  21. Колумбияапрель 2016
  22. Фарерские островаапрель 2016
  23. Словенияфевраль 2017 года
  24. Финляндиямарт 2017
  25. Мальтасентябрь 2017 ( с марта 2014 года было разрешено гражданское партнерство)
  26. Германияоктябрь 2017 ( с августа 2001 года было гражданское партнерство)
  27. Австралиядекабрь 2017
Читайте также:  Вакансии и работа в ОАЭ для русских, украинцев и белорусов в 2020 году

По сравнению с событиями десятилетней давности, подобный рост представляет собой действительно положительный прогресс – всего в 2009-ом году подобных стран насчитывалось около 11, учитывая даже те, что приняли только однополые гражданские союзы или партнерства.

Таким образом, менее чем за 20 лет в большей части Европы были введены на обсуждение законопроекты узаконивания однополых браков и в результате приняты: первыми вырвались Нидерланды, легализовавшие однополые браки 1 апреля 2001 года; одни из последних – Германия, октябрь 2017-го. Помимо Европы, принятие закона о браках в однополых отношениях осуществила почти вся Северная Америка (в период с 2005 года и по сегодняшний день), а именно в США данный правовой акт получил наибольшую огласку и привлек внимание не только местный, но и иностранных СМИ, в том числе и российских.

Как факт, преимущественно именно северные страны Запада несут положительную тенденцию на узаконивание однополых отношений, в то время как евразийские и государства Ближнего и Дальнего Востока (кроме Японии), Арабские государства, страны Африки (за исключением ЮАР), восточная Европа и некоторые государства Южной Америки, наоборот, как можно менее, а оттого и вовсе не поддерживают данную инициативу. Некоторые специалисты связывают это с особым, восточным менталитетом и патриархальным, традиционным строем общества, располагающим к консервативному восприятию семьи и человеческих отношений.

В наше время легализация однополых браков – вполне принятый и поддерживаемый правовой акт в многих государствах. На сегодняшний день однополые браки разрешены в 44 странах (общее количество стран мира – 197 стран), что составляет около 25% от всех государств, и эта цифра продолжает увеличиваться.

Однополые браки в России. Почему в России не дают разрешение на однополые браки?

Все чаще возникают дискуссии, во время которых активно спорят о том, насколько разумно будет легализовать однополые браки в России. Закон на данный момент категорически против этого, как и депутаты в парламенте. В доказательство тому штраф в размере 100 000 рублей для того, кто пропагандирует гомосексуализм на территории РФ.

В свою очередь, активисты неудовлетворены таким положением вещей и пытаются докричаться до власти в надежде на то, что в будущем подобную связь все-таки узаконят. Трудно сказать, признают однополые браки в России или нет, но более важно то, а стоит ли это делать вообще.

Все чаще возникают дискуссии, во время которых активно спорят о том, насколько разумно будет легализовать однополые браки в России. Закон на данный момент категорически против этого, как и депутаты в парламенте. В доказательство тому штраф в размере 100 000 рублей для того, кто пропагандирует гомосексуализм на территории РФ.

Что такое однополые браки и зачем их легализуют в России?

В последние годы в обществе стали активнее обсуждать однополые браки. Сильный резонанс возникает из-за того, что большая часть населения относит себя к гетеросексуалам. Часто в новостях можно услышать что то в одной, то в другой стране официально разрешают заключать гомосексуальные браки.

  • 1 Что означает однополый брак?
  • 2 Плюсы и минусы однополых браков
  • 3 Зачем легализуют однополые браки?
  • 4 Позиция сторонников и противников однополых браков


В последние годы в обществе стали активнее обсуждать однополые браки. Сильный резонанс возникает из-за того, что большая часть населения относит себя к гетеросексуалам. Часто в новостях можно услышать что то в одной, то в другой стране официально разрешают заключать гомосексуальные браки.

Где легализованы гей-браки?


На данный момент узаконить однополые отношения можно более чем в 23 странах мира. Также другие страны дозволяют вступать в подобный брак с некоторыми ограничениями. Впервые они были легализованы в Нидерландах.

Многие представители власти, такие как премьер-министры, мэры, в отдельных случаях даже главы государства открыто заявляли о своей гомосексуальности, но при этом сохраняли политический авторитет.

Мальта и Норвегия лидируют по показателям равности количества прав вне зависимости от ориентации человека. Например, Израиль считается одной из самых консервативных стран, а лица одного пола не могут заключить там брак. Но при этом союз, оформленный за пределами территории Израиля, признается законным.

Многие страны пришли к легализации подобных союзов через сложные конституционные процессы, а кто-то через национальные опросы. Например, Украина с недавних пор стремится к цивилизованному решению легализации однополых браков, но, как показывает статистика, большая часть украинского населения не готова к такому равноправию.

Например, семьи с пятью детьми обещают полностью освобождать от уплаты подоходного налога, а матерям трех детей засчитывать в трудовой стаж период по уходу за своими чадами. Среди других мер — надбавки к пенсии, льготы по ипотеке, бесплатная медицина и много чего еще. Правда, пока неясно, где на все это будут брать деньги.

О том, что гомосексуальный брак, заключённый за рубежом, никогда не будет признан в России и что для этого вам достаточно владеть доктриной квалификации понятий. Всё правильно сделано. ¡No pasarán!

О том, что гомосексуальный брак, заключённый за рубежом, никогда не будет признан в России и что для этого вам не понадобится прибегать ни к сверхимперативным нормам (ст. 1192), ни тем более к публичному порядку (ст. 1193).

Хотелось бы развенчать ещё один юридический миф, набравший силу в России. Будто бы всё так в богохранимой, сцуко, устроено, точнее запущено, что ст. 158 Семейного Кодекса

в силу односторонней коллизионной привязки ведёт-де к ст. 14 СК,

а та не называет в числе обстоятельств, препятствующих заключению брака, однополость его участников.

Нет, деточки. Нет, милые. Это не так. В богохранимой всё правильно устроено, и даже если запущено, то тоже правильно. Неправильно устроено/запущено в вашем рвущемуся к свету знаний ГМ, что нормально и что мы сейчас полечим. Прилягте.

Видите ЛИ какое дело. Вам надобно знать хотя бы вот такую малость об МЧП, хотя малость эта, без сомнения, может перевернуть вашу, как вы сами говорите, «картину мира» попой вверх, к лесу передом. Поделом.

Любое правоприменение в МЧП (по крайней мере в классическом смысле «преодоление конфликта законов»), прежде чем дойти до применения материальной нормы избранного правопорядка, должно пройти два этапа.

Это 1) квалификация понятий и 2) определение компетентного правопорядка с помощью коллизионного правила.

То есть для начала просто примите то, что вам нельзя трогать ст. 158 СК, как и любую другую коллизионною норму до тех пор, пока вы бесповоротно не разобрАлись (не не разобралИсь) с квалификацией понятий. Если не хрономертически, то логически и вообще когнитивно — именно так.

А теперь я вам слегка погружу этой самой квалификацией.

Проблема квалификации понятий — одна из самых сложных в МЧП — заключается в неочевидности prima facie выбора «языка» (то есть системы означивания) права, средствами которого следует прочитать возникшее между сторонами правоотношение или его элементы. Сделать же это необходимо потому, что квалификация понятий позволит отнести нужный элемент правоотношения к тому или другому таксономическому разделу применимой далее коллизионной системы (на странном жаргоне МЧП эти разделы именуются «статутами»).

Строго говоря, означивание обстоятельств дела на языке применимого права — то есть уяснение юридического значения, прежде всего для целей отнесения к соответствующему структурному разделу, предмета рассмотрения, — имманентно логической цепи любой правоприменительной деятельности. Это нужно сделать даже прежде того, чтобы решить, какой вопрос права подлежит разрешению, то есть ещё до конструирования большой посылки правоприменительного силлогизма.

В обычном случае это прочтение осуществляется на языке собственного права суда, коль скоро это право ему и придётся применять. Но в МЧП суду предстоит применять коллизионную норму.

С одной стороны, коллизионная норма всегда является «своей», нормой своего для суда правопорядка, и суд всегда будет, поэтому, истолковывать её в значениях своего права. Это делает целесообразным квалифицировать понятия, означивать факты дела, означающими, задаваемыми контекстом коллизионного регулирования, то есть — соответствующими положениями своего для суда права (lex fori).

С другой, впереди, после решения коллизионной проблемы, у суда материально-правовое разбирательство дела, осложнённого иностранным элементом, и это придётся делать на основании материального права, которое легко может оказаться (если такова будет привязка избранной коллизионной нормы) иностранным. Это и даёт почву для постановки проблемы квалификации понятий: неочевидно, что она должна осуществляться на языке (то есть в семантике) своего права. Особенно же это неочевидным становится тогда, когда есть основания думать, что отношение в целом или подлежащий разрешению вопрос материального права будет подчинён не собственному праву суда.

Читайте также:  Однополые браки в России, разрешены или нет, действующий закон

Каковы подходы к разрешению проблемы квалификации понятий?

В доктрине традиционно различают три подхода к решению проблемы: 1) квалификация на основании lex fori. Аргумент «за»: просто и удобно. Но для меня важнейшим аргументом является то, что следующим за квалификацией правоприменительным действием суда станет применение коллизионного правила, которое, снова повторим, всегда должно истолковываться на языке своего правопорядка. Ситуация, когда квалификация была осуществлена путём означивания средствами чужого права, пусть бы впоследствии и подлежащего материальному применению, и в результате суд констатирует присутствие юридического явления, неизвестного правопорядку, коллизионная норма которого будет, как итог такой квалификации, применяться, мне представляется нелепой; на мой взгляд, даже если это явление имеет какие-то аналоги с правопорядком коллизионной нормы, в том числе имеет совпадающие (в переводе) термины с терминами коллизионной нормы, обоснование такими аналогиями выбора коллизионной формулы выглядит очень неубедительно. Аргументом «против» lex fori является, как уже говорилось, то, что до решения коллизионной проблемы нередко удаётся предвидеть, что должно будет применяться иностранное материальное право, и тогда может уже показаться нелепым квалификации по lex fori. Однако я склонен думать, что цепочка «квалификация по праву X —> коллизионная формула права X —> материальное право Y» менее вредоносна для целей применения права Y, нежели для применения права X рассмотренная выше модель квалификации по праву Y с дальнейшим применением коллизионной формулы права Х. Всё дело в том, что коллизионная формула по определению имеет очень значительный объём (гипотезу), и поэтому вероятность того, что в объём коллизионной формулы права X войдёт неизвестное праву Х юридическое явление правопорядка Y (примечание: это не случай с однополым браком), выше, чем обратная дорожка от частного к общему, когда квалификация по праву Y ведёт к насильственному применению весьма относительно сходного с тем разделом иностранного права, к которому относится установленное явление, объёмного правового режима, каким является коллизионный статут.

2) Квалификация lex causae. Здесь всё уже ясно из предшествующего изложения: если заведомо понятно, что будет применяться иностранное материальное право, то кажется логичным провести и квалификацию исходя из его схем означивания. Минусом этой схемы обычно называют нарушение логической последовательности правоприменительной деятельности суда: тот ведь должен дать сначала квалификацию понятий, а потом разрешать коллизионную проблему; однако, как я уже сказал, ещё бОльшим минусом видится необходимость применения после квалификации на языке lex causae более крупного по объёму правила коллизионной нормы на языке lex fori. В любом случае все авторы согласны в том, что было бы полной дикостью провести квалификацию по lex causae, а потом после выбора коллизионной привязки подчинить правоотношение lex fori или праву третьей страны.

3) Так наз. «автономная квалификация». Это когда исследуемое обстоятельство означивается не в семантике противостоящих правопорядков (lex causae и lex fori), а на своём собственном, созданном для этих целей «языке», схемы означивания которого образованы из выявленного судьёй общего, для этих двух правопорядков, содержания институтов, относящихся к данным обстоятельствам. Этот способ квалификации считается наиболее достойным, однако наиболее сложновыкроенным с точки зрения интеллектуальной ресурсозатратности.

Поэтому правильно поступает богохранимое МЧП, устанавливая приоритет lex fori в целях квалификации в ст. 1187 и лишь субсидиарно допуская lex causae. Правила ст. 1187 таковы:

1. При определении права, подлежащего применению, толкование юридических понятий осуществляется в соответствии с российским правом, если иное не предусмотрено законом.

2. Если при определении права, подлежащего применению, юридические понятия, требующие квалификации, не известны российскому праву или известны в ином словесном обозначении либо с другим содержанием и не могут быть определены посредством толкования в соответствии с российским правом, то при их квалификации может применяться иностранное право.

И вот вернёмся к этому случаю с попыткой признания в России однополого брака, заключённого за рубежом в стране, законы которой допускают такие браки, двух российских граждан. Высказывалось мнение, что односторонняя императивная привязка препятствий к вступлению брака к российскому праву, а именно к ст. 14 СК, установленная в п. 1 ст. 158, якобы не срабатывает, поскольку ст. 14 не относит принадлежность лиц, вступающих в брак, к одному полу, к таковым препятствиям, а потому отказать в признании такого брака на территории России можно только на основании сверхимперативных норм или правила о публичном порядке. Однако такое мнение игнорирует этап правоприменения, о котором мы говорим и который предшествует решению коллизионной проблемы — квалификацию понятий. Необходимо дать квалификацию понятия «брак». При квалификации по lex fori российский суд сразу признает, что коллизионная формула ст. 158 неприменима — гомосексуальный брак это что угодно, но не «брак» в российском праве, каковое браком признает исключительно союз мужчины и женщины (п. 3 ст. 1, п. 1 ст. 12 СК). Напомню, что квалификация по lex causae в российском МЧП является восполнительным (субсидиарным) исключением и допустима, только если это сочтёт, в своей дивномудрой дискреционности, целесообразным российский суд, в частности тогда, когда институт неизвестен российскому праву или известен под другим названием. Но если российский суд и в самом деле дойдёт до того, что то, что возникло между однополыми лицами, следует квалифицировать по lex causae, то он поставит себя в крайне сложное положение: соответствующее отношение на основании этой квалификации он признал «браком», однако теперь-то ему придётся применять российскую коллизионную норму ст. 158, которую, не устаём мы повторять, он должен толковать исходя исключительно из положений российского права, а оно, богохранимое, исключает признание браком союза между однополыми лицами. Нет сомнений, что только брак как разнополый союз имел в виду российский законодатель в коллизионной формуле ст. 158, и только так её и может толковать суд. Очевидно, что квалификация по lex causaе приведёт к применению коллизионной формулы вопреки её действительному содержанию, а значит, суд должен, воспользовавшись дискреционной модальностью п. 2 ст. 1187, отказаться от квалификации по lex causae.

В доктрине традиционно различают три подхода к решению проблемы: 1) квалификация на основании lex fori. Аргумент «за»: просто и удобно. Но для меня важнейшим аргументом является то, что следующим за квалификацией правоприменительным действием суда станет применение коллизионного правила, которое, снова повторим, всегда должно истолковываться на языке своего правопорядка. Ситуация, когда квалификация была осуществлена путём означивания средствами чужого права, пусть бы впоследствии и подлежащего материальному применению, и в результате суд констатирует присутствие юридического явления, неизвестного правопорядку, коллизионная норма которого будет, как итог такой квалификации, применяться, мне представляется нелепой; на мой взгляд, даже если это явление имеет какие-то аналоги с правопорядком коллизионной нормы, в том числе имеет совпадающие (в переводе) термины с терминами коллизионной нормы, обоснование такими аналогиями выбора коллизионной формулы выглядит очень неубедительно. Аргументом «против» lex fori является, как уже говорилось, то, что до решения коллизионной проблемы нередко удаётся предвидеть, что должно будет применяться иностранное материальное право, и тогда может уже показаться нелепым квалификации по lex fori. Однако я склонен думать, что цепочка «квалификация по праву X —> коллизионная формула права X —> материальное право Y» менее вредоносна для целей применения права Y, нежели для применения права X рассмотренная выше модель квалификации по праву Y с дальнейшим применением коллизионной формулы права Х. Всё дело в том, что коллизионная формула по определению имеет очень значительный объём (гипотезу), и поэтому вероятность того, что в объём коллизионной формулы права X войдёт неизвестное праву Х юридическое явление правопорядка Y (примечание: это не случай с однополым браком), выше, чем обратная дорожка от частного к общему, когда квалификация по праву Y ведёт к насильственному применению весьма относительно сходного с тем разделом иностранного права, к которому относится установленное явление, объёмного правового режима, каким является коллизионный статут.

Ссылка на основную публикацию