Егошиха — растущий экономический и транспортно-перевалочный центр Камского Приуралья

Егошиха — экономический центр Камского Приуралья

В 1753 г. правительство отменило существовавшие ранее внутренние таможни на пути в Сибирь. Проезд за Урал стал возможен по всем дорогам. Основной поток русско-сибирского грузооборота, освобожденный от оков правительственной регламентации, быстро покидает дорогу Соликамск — Верхотурье и устремляется по более удобному и прямому направлению Кунгур — Екатеринбург.

В Кунгуре, расположенном на реке Сылве, сибирские товары, следовавшие в европейскую часть страны, частично перегружались в речные суда и далее на запад шли уже водой — по Сылве, Чусовой, Каме на Волгу. Кунгур стал важным транспортным пунктом на большой сибирской торговой дороге.

Однако Сылва в период летней межени сильно мелела. Между тем «возросший русско-сибирский грузооборот потребовал удлинения навигационного периода на реках — это усиливало значение более крупных рек (малые реки использовались во время паводков»). Поэтому транспортное значение Сылвы для сибирского транзита постепенно ослабевает.

Географическое положение Егошихи

Вот в этих-то условиях особенно удобным оказывается географическое положение Егошихи. «Когда оставлена дорога в Сибирь через Соликамск и Верхотурье и предложена через Кунгур, — читаем мы в «Историка-географическом описании Пермской губернии», — то разные товары, следующие в сную (т. е. в Сибирь. — А. Ч. и М. С.), привозимы были на судах к Егошихинскому заводу, откуда сухим путем везены были и далее». Академик И. Г. Георги, посетивший Егошиху в 1773 г., отмечает, что если раньше этот поселок был обязан своим значением Пермскому горному начальству, то «теперь значение это поддерживается проходящею через завод дорогою из России в Сибирь, проезжаемою в особенности торговыми людьми, которые здесь выгружают на Каме свои русские и макарьевские (т. е. с Макарьевской ярмарки. — А. Ч. и М. С.) товары и грузят сибирские». Однако выгоды географического положения не были единственной причиной превращения Егошихи в крупный транспортно-перевалочный пункт на Каме.

Медеплавильное производство

Медеплавильное производство стимулировало экономическую жизнь края.

Выше говорилось о причинах развития частного рудного промысла в первые десятилетия существования завода. Им занимались как жители Егошихи, так и крестьяне ближайших сел и деревень.

Поиск и разработка медных рудников и поставка руды на казенные заводы были выгодным промыслом, так как на протяжении первой половины XVIII в. наблюдается рост числа рудопромышленников. Если в 1723 г. их было три, то в 1735 г. — 43, а в 1750 г. — 118.

В 1750–1770 гг. значение частных рудопромышленников в добыче и поставке руды на завод еще более усиливается. В 1754 г. с частных рудников поступило 86,6% всей переплавленной руды. В эти годы существовали целые компании рудопромышленников, объединявших свой капитал для совместной эксплуатации рудников и получивших свою долю дохода в зависимости от количества паев.

Из других промыслов следует назвать металлообрабатывающий, кирпичный, мыловаренный, свечной, кожевенный, красильный, маслобойный, сапожный, хлебопекарный, кузнечный, плотничий, портновский и др.

Скопление населения, живущего промышленным трудом, делало Егошиху крупным потребителем хлеба и других продуктов питания. Она имела удобные транспортные связи с другими заводами и с хлебными районами. Все это создавало возможности для превращения Егошихи уже в 1750-е гг. в значительный хлебный рынок. Сюда привозили хлеб из деревень Кунгурского уезда, из Казнской губернии и с низовьев Волги. Только для жителей Егошихи требовалось свыше 20 тыс. пудов хлеба в год. На местном рынке и прямо на пристани с судов закупался хлеб для других заводов Прикамья и Среднего Урала. В селении ежегодно устраивалось три ярмарки, на которые съезжались торговцы из различных городов, заводов и сел.

И. Г. Георги, посетивший Егошихинский завод в 1773 г., насчитывал на местном рынке «до 100 торговых лавок, где нет недостатка ни в каких более требуемых товарах».

Егошиха становится главным транспортно-распределительным центром

Егошиха становится значительным экономическим центром, влияние которого быстро росло.

Тенденции к перемещению основного транспортно-распределительного центра на стыке сухопутного и речного участков сибирско-московского пути из Кунгура в Егошиху начинают проявляться все заметнее. «Главенству Кунгура в Камском бассейне близился конец».

В Егошиху стали переселяться со своими семьями не только работные люди, но и купцы, разночинцы, торгующие крестьяне, ремесленники. О переселении в Егошиху купцов еще до учреждения Перми именно из-за интенсивного развития в ней торговли писал Н. С. Попов, учитель местной школы, автор первого хозяйственного описания Пермской губернии: «Давно началась здесь торговля, — отмечал он, — для которой поселились в нем (Егошихинском заводе. — А. Ч. и М. С.) некоторые из купцов и производили сную вместе с коренными жителями, что привлекало сюда окрестных поселян с домашними произведениями, а для сего и сделан был гостиный двор близ устья Егошихи». Характерно, что в Егошихе поселяются купцы, занимавшиеся «торговлей в довольно отдаленных верхних камских и чусовских заводах и селениях». Академик И. П. Фальк, посетивший Егошиху в 1772 г., писал, что здесь проживало «много купцов и нужнейших ремесленников».

Весной в Егошиху стекался работный люд наниматься для работы на купеческие и заводские суда.

Поселок рос быстро и воспринимался современниками как настоящий город. В географическом словаре Российского государства указывалось, что заводская слобода походила на «веселый городок».

К концу 70-х годов в ней насчитывалось 400 домов. По числу жителей она превосходила такие города, как Чердынь, Троицк, Кашира, Тамбов, Самара. По числу дворов Егошиха уступала Соликамску всего лишь в полтора раза.

Однако не только по количеству жителей, но и по характеру экономической жизни Егошиха, как мы убедились, была поселением городского типа.

Больше того, между заводским селением и его округой устанавливаются экономические отношения, свойственные городу. «Жители обвинских (по реке Обве, притоку Камы. — А. Ч. и М. С.) и чусовских деревень доставляли на егошихинский рынок произведения домашнего хозяйства, также добычу от звериных промыслов, тогда еще не оскудневших; купцы соли камские, кунгурские и прочие привозили сюда товары, в которых нуждались крестьяне». Крестьяне покупали здесь изделия егошихинских ремесленников и различную продукцию, изготовлявшуюся уральскими заводами для местных нужд (посуду, инструменты).

Егошиха и в культурном отношении выделялась среди других населенных пунктов. С 1735 г. в ней действовала арифметическая и словесная школа, открытая по распоряжению Татищева в числе ряда других заводских школ. По сведениям 1737 г. в ней обучалось 33 ученика. С 1742 г. эта школа была породна Пермскому горному начальству. В школе обучали «словесному, писать и математическим и металлургическим наукам, чертежам и рисованию и прочим.. дворянских, офицерских, подъячих детей и мастерских кто отдать захочет без дачи жалования, а солдатских и нижних чинов детей, сирот неимущих вдов на казенном коште». Школьники должны были проходить практическую подготовку «для освоения всех должностей». В перед практики они получили жалованье по 1 руб. в месяц. На содержание школы Пермское горное начальство выделяло 300 руб. ежегодно. Из ее выпускников формировались кадры квалифицированных мастеров и служащих для всех Пермских заводов.

Местный историк Н. К. Чупин отмечал, что «вообще до открытия Пермской губернии казенные заводы были единственными рассадниками образования в Приуральском крае».

Открытие первого госпиталя в Прикамье

В Егошихе возникает и одно из первых медицинских учреждений Прикамья — госпиталь, который обслуживал работников казенных заводов, подведомственных Пермскому горному начальству. Он содержался на отчисления из заработной платы рабочих. По сведениям 1775 г. в госпитале работал лекарь с двумя учениками. На покупку медикаментов Пермским горным начальством отпускалось по 50 руб. в год. Об условиях лечения сообщается в документе («определении») Канцелярии главного заводов правления: «Велено при казенных заводах больных мастеровых людей, кто когда заболеет, то осматривать самим управителям, нежели подлинно явитца болезнь непритворная, но особенно огневая лихорадка и тому подобная, то давать им пока будут больны на пропитание как холостому, так и женатому на день по 3 коп., а которые от работы повредятся яко несчастьем сожгутся или убьются, тем давать полное, кто что мог бы получить во время своей работы».

Бесплатно лечились в госпитале только мастеровые и лишь с тяжелыми производственными травмами, а также от таких тяжелых болезней, как воспаление легких, которое чаще всего возникало из-за работы в жаре и чаду у плавильных печей. Остальные болезни лечили за плату.

Между тем деятельность медеплавильного завода, давшего первоначальный толчок Егошихинскому поселению, постепенно угасала. Его упадок был вызван, главным образом, истощением рудников, которые выработали наиболее пригодные для эксплуатации месторождения мелистых песчаников.

Роль завода в жизни поселка становилась все более и более скромной. Если еще в середине 1730-х гг. на заводе трудилась почти половина всего населения Егошихи, то к концу 1770-х гг. эта прослойка слобожан сокращается примерно до одной трети. Характерно свидетельство И. Г. Георги о том, что жители Егошихи «за исключением немногих заводских людей суть крестьяне и купцы».

Данные переписи населения

Интересные в этом плане сведения имеются в переписях, проведенных 14 ноября 1781 г. (т. е. менее чем через месяц после официального открытия города Перми) и в 1782 г. В первой из них учтено 404 жилых домов, которыми владели исконные жители Егошихи. Сравнение переписей приведено в таблице состава населения Егошихи по роду деятельности. Хотя по сословной принадлежности большинство слобожан считалось либо крестьянами, либо заводскими мастеровыми и служащими, таблица рисует совершенно иную картину фактического социального положения жителей поселка.

ЗанятиеВладельцы домовПроцент к общему числу
Работают на заводе8821,8
Занимаются разными черными работами, в т. ч. на рудниках и судах6716,6
Занимаются торговлей, различными ремеслами и промыслами9724
Занимаются извозом и хлебопашеством61,5
Занятия не указаны14636,1

Таким образом, род занятий жителей Егошихинской слободы к моменту учреждения в ней губернского города также позволяет рассматривать ее как поселение городского типа.

Попытаемся нарисовать внешний облик Егошихинской слободы того времени.

Над обрывистым склоном Егошихи возвышалась колокольня Петропавловской церкви. Около церкви размещались заводская контора и дом управляющего. Крепостных стен с бастионами уже не было; возможно, их уничтожил пожар 1759 г

Под горой, на плоской площадке присутьевского расширения Егошихинской долины находился рынок. Около него, на берегу Камы, располагались пристани. Здесь было самое оживленное место поселка.

Жилая застройка вдоль камского берега протянулась в обе стороны — на запад, вниз по Каме, до ручья Медведки (еще недавно по тому месту, где он протекал, проходил спуск с улицы Орджоникидзе к бывшей дачной пристани), и на северо-восток, вверх по Каме, по направлению к соседнему Мотовилихинскому заводу.

В долине Егошихи, несколько поодаль от берега Камы и наполовину скрытый от взора с этой реки отрогом «Красной» или Егошихинской горы, на которой ныне расположены Городские Горки, по-прежнему дымил медеплавильный завод. Часть обитателей слободы проживала выше завода, по берегам пруда. Особенно много домов было по берегу, где на возвышении за церковью и конторой преимущественно проживали заводские мастеровые люди. Именно на этом месте находилось старейшее поселение на современной территории города Перми — бывшая деревня Егошиха, которая к тому времени давно уже слилась с разросшейся слободой (теперь здесь расположена часть города, издавна называемая Разгуляем).

Тропа к Егошихе. Историческое сердце Перми

Этой осенью экологи и общественники в районе Северной дамбы открыли кольцевой маршрут по долине малых рек Егошихе и Стикса. Место уже набирает популярность среди горожан. Здесь есть удобный спуск, мостик через Егошиху и урны. Интернет-журнал «Звезда» заинтересовала историко-культурная составляющая недавно созданного экомаршрута. Мы обратились к экспертам, чтобы узнать, какие события происходили в этой части микрорайона Разгуляй и в чём ценность этих мест.

Вместе с экскурсоводом и автором проекта «Живая История» Игорем Серебренниковым мы подходим к подножью Северной дамбы месту настолько привычному для жителей Перми, что кажется, будто эта дамба здесь была всегда.

Монументальная связка

Впервые о необходимости монументально связать между собой берега Егошихи заговорили в 1920-е годы. В 1926-м по деревометаллическому мосту пустили автобус, в 1929 трамвай. Со всё возрастающим потоком транспорта имеющиеся мосты не справлялись, а направление это было важным выход на Соликамский тракт. Строительство начали перед войной, с началом которой возведение дамбы пришлось отложить.

Вернулись к строительству в 1950-е годы. Самым ответственным делом была установка железобетонной трубы-арки. На неё потратили четыре тысячи кубометров бетона. Для её установки даже пришлось отводить в сторону русло Егошихи. В 1953 году труба была установлена. Дамбу торжественно открыли в 1959 году, после долгих проверок.

На архивных фото этой местности видно: на заднем плане Северная дамба, а в долине Егошихи оживлённое движение людей. В середине фото круглое отверстие коллектора.

Фото: Андрей Безукладников

Тем временем мы с нашим экскурсоводом спускаемся к той самой трубе, коллектору Егошихи. Здесь, особенно весной во время паводка, река запруживается. Коллектор засоряется и вода долго стоит, как результат происходит заболачивание долины.

Игорь рассказывает, что в 1990 году он засорился настолько, что пришлось вызывать военных, чтобы они взорвали и прочистили это место.

«По одной из версий, там работал водолаз. Военные „жахнули“ динамит, и водолаз погиб, рассказывает Игорь. После взрыва вода хлынула к заводу Шпагина, его затопило. Там даже есть табличка с уровенем воды после наводнения: 2,5 метра. Это значит, что затопило цеха, станки и всё ценное оборудование. Завод на несколько месяцев встал. Но экскурсоводы на заводе Шпагина говорят, что вода пришла с Камы, а не с Егошихи».

Кстати, после открытия здесь нашей тропы, коллектор был очищен волонтёрами, а районная администрация обещала следить за этим местом.

Читайте также:  Средняя зарплата в Москве в 2020 году по профессиям

Центральный парк в долине Егошихи

В XX веке был очень интересный проект, который осуществлялся в Перми под эгидой немецкой высшей школы строительства и художественного конструирования «Баухаус», рассказывает Игорь. Проектом руководил Ханнес Майер, он придерживался социалистических взглядов, поэтому эмигрировал из фашистской Германии в СССР. Здесь Майер, как основатель школы конструктивизма, нашёл своих почитателей. В Перми достаточно большое количество зданий построено в стиле конструктивизма.

«Пермь была достаточно компактным городом начиналась от Егошихи и заканчивалась на Данилихе. Если посмотреть все планы до 1917 года, то Пермь умещалась внутри этой территории. Достаточно продолжительное время город застраивался, используя резервы этих кварталов. Когда город начал разрастаться после Гражданской войны, то возникло желание сделать новый центр. Близко к центру находился район Городские горки, где росли деревья, как в Балатовском парке, и, срубив эти деревья, можно было строить всё что угодно. Был такой институт „Ленгипрогор“. Как раз совместно со школой „Баухаус“ они разработали Генплан. Бульвар Гагарина, улица Крупской это всё творения рук этих инженеров. По этому плану площадь Дружбы должна была переходить в Егошихинский лог, в котором разбивались интересные парки, сады, монументальные лестницы, большое количество памятников».

Именно в таком виде и планировалось сделать центральный городской парк рядом с Северной дамбой. Для этого нужно было бы вырубить деревья и заасфальтировать каскад спусков. Тогда проект не воплотили в жизнь.

Склон к реке к реке Егошихе, где планировалось разместить Центральный парк.

Из всех идей школы Баухаус более или менее полно осуществилась только одна: сквер на площади Дружбы. Был также проект сквера Пионеров, где сейчас находится Сад Соловьёв, выше оврага на улице Аркадия Гайдара. Этот сквер планировался как входная группа к будущему парку Пионерии на реке Уинке. Но его не успели закончить. «Скорее всего, из-за начавшейся Великой Отечественной войны», говорит Игорь Серебренников.

Для Парка Пионерии тоже сделали визуализацию, как и для Егошихи. На этом фото Сад соловьев по проекту 1940 года. Второй мостик это улица Патриса Лумумбы.

Шерстистый носорог и Стикс

Игорь Серебренников часто проводит экскурсии по Разгуляю и Тропе к Егошихе. Говорит, как только она появилась, здесь всё время люди. Этот маршрут удобен тем, что «ты вроде бы в городе, а спустившись вниз уже в мире дикой природы». Здесь есть что показать и рассказать.

Например, неподалёку от экологической тропы, под Егошихинским кладбищем в районе трамплина, относительно недавно обнаружили кости шерстистого носорога.

«У меня предположение, что древние люди охотились на этих носорогов, но вряд ли что-то из их шкуры шили, говорит он. Тем не менее, люди селились в этих местах достаточно давно: Каменный век, палеолит, это 15 тыс. лет назад».

Про медеплавильный завод и времена Василия Татищева (1720 годы) рассказано уже очень многое. На противоположной стороне Северной дамбы сохранился бывший трамвайный мост одна из главных достопримечательностей Разгуляя.

Фото: Тимур Абасов

С долиной Егошихи в районе Северной дамбы связана ещё одна история. В 1824 году в Пермь приехал император Александр I, и к его приезду построили две ротонды. Одна до сих пор стоит в парке им. Горького, а другую снесли в 1950-х годах, она находилась в начале ул. Газеты Звезда на набережной. Автором ротонды был архитектор Иван Свиязев, который позже возвёл на Егошихе каменную церковь (ныне Храм всех святых).

«Приехал император. Что в Перми было показывать в те годы? Почему бы не тюрьму, ныне СИЗО № 1. Здание достаточно живописное. После прогулки по тюремному замку он решил подышать свежим воздухом, увидел вдалеке церковь посреди Егошихинского кладбища. Она была деревянная. Переходя лог через реку, император встал, смотрит: мир живых, мир мёртвых, внизу течёт река и говорит: „Это же река мёртвых, Стикс“. Но на картах название Стикс уже было до приезда царя. Но ходит легенда, что он такую фразу изрёк, и с тех пор про неё рассказывают», объясняет Игорь.

Фрагменты оборонительных укреплений

Доцент кафедры истории и археологии историко-политологического факультета ПГНИУ и начальник Камской археологической экспедиции университета Григорий Головчанский рассказывает, что раскопки в районе Разгуляя идут ещё с 90-х годов прошлого века:

«Там действительно был центр формирования Егошихинского посёлка, привязанного к медеплавильному заводу, территория первоначальной промышленной и гражданской застройки. Кроме того, долина реки Егошихи, она достаточно древняя. Там была стоянка древнего человека эпохи палеолита. Она также изучалась. На этом месте прослеживаются слои каменного века и эпохи существования Егошихинского медеплавильного завода».

Изучаются также отдельные участки на территории Первогорода. Например, старший научный сотрудник Пермского филиала Уральского отделения РАН, доцент ПГГПУ Павел Корчагин нашёл там фрагменты оборонительных укреплений острога Егошихинского завода. Неподалёку, на улице Пермской, было найдено кладбище рабочих Егошихинского завода, которое существовало в 20-30 годы XVIII века.

«Если говорить о имеющемся корпусе письменных источников о ранней истории нашего города, то они описывают далеко не всё, а если говорить об археологическом изучении, то в историческом центре много мест, которые не изучались в археологическом плане и ждут своего часа, в том числе на территории Первогорода», поясняет Головчанский.

Эволюция Перми. Как Мотовилиха переплюнула Егошиху и стала вторым центром города

В рамках проекта «Эволюция Перми» Properm.ru уже рассказал о первом историческом центре города — районе Разгуляя и бывшего Егошихинского завода. Эта местность пришла в упадок во второй половине 18 века, когда развитие поселения уже не так зависело от состояния градообразующего предприятия, а территория развивалась, прежде всего, как крупный экономический центр. Однако у сегодняшней Перми есть район, который также претендует на звание исторического ядра города — старая Мотовилиха.

Судьбоносное событие в истории Перми произошло в 1736 году. Именно тогда в нескольких километрах от «первогорода» был заложен Мотовилихинский медеплавильный завод. В отличае от Егошихи, здесь использовали самые передовые технологии в металлургии того времени, переплавляя медь, доставляемую приписными крестьянами с других заводов, в «чистые» сорта. Да и средняя выплавка штыковой меди здесь намного превосходила выплавку на Егошихинском заводе.

Продукция пользовалась большим спросом, поэтому статус завода с самого начала был высоким. С этого момента два поселка при заводах развиваются параллельно, чтобы в будущем, уже в 20 веке, слиться в город Пермь.

Пушечный завод в Мотовилихе со стороны I Вышки. Открытка, 1900-е.

Как и в случае с Егошихинским заводом, определяющим фактором при выборе места под новое предприятие являлось наличие подходящей реки. Речка Мотовилиха, образуемая слиянием двух своих «тезок» (Большой и Малой Мотовилихи), является одним из крупнейших притоков Камы. Для снабжения нового предприятия нужным количеством воды Большую Мотовилиху перекрыли дамбой, что привело к появлению запруды. По обе её стороны сегодня расположены два старых городских микрорайона — Запруд и Висим. Сегодня нижняя часть реки закована в бетон и фактически пролегает под дорожным полотном, впадая в Каму вблизи площади Восстания.

Вид на Мотовилихинский пруд с горы Вышка.

Мотовилихинский медеплавильный, а затем и пушечный завод, являлся частью поселения, самая старая часть которого расположена вокруг пруда и на склонах гор Висим и Вышка.

Пермский пушечный завод.

В течение 18–19 веков Мотовилиха развивалась как самостоятельное поселение, хотя сегодня ее можно назвать вторым историческим центром Перми. В общей сложности Мотовилихинский медеплавильный завод просуществовал 125 лет и был закрыт в 1865 году из-за истощения рудников. Сегодня на месте, где когда-то располагался завод, находится хлебозавод №7.

Площадь перед горой Вышка.

Старейшая часть этого района — площадь у начала улицы 1905 года и гора Вышка, бывшая когда-то местом проведения различных празднеств, а в начале 19 века — сходок рабочих. На улице Мостовая, у подножия горы, до сих пор стоит здание из красного кирпича — народный дом, долгие годы бывший культурным центром заводского поселка.

Жилые дома около Вышки в Мотовилихе. Начало 20 века.

Те, кто ежедневно ездят на автомобиле из Запруда на Висим и обратно, вряд ли задумываются, что их путь проходит по плотине бывшего завода.

Мотовилихинский пруд после прорыва старой дамбы. 1971 год.

Сооружение неоднократно реконструировалась: в последний раз масштабные ремонтные работы прошли здесь в 70-х годах, когда площадь вокруг Мотовилихинского пруда решили превратить в рекреационную зону.

Дорога в поселок Запруд из Мотовилихи. 1960-е годы.

Сам пруд всегда был центром Мотовилихи: здесь кипела как промышленная, так и торговая жизнь.

Летом горожане катались на лодках, зимой — на коньках, а в начале 20 века у пруда даже ненадолго появился ипподром. Находящийся неподалеку «Райский сад» был засажен деревьями в 20-е годы прошлого века, до этого площадка использовалась под театральные спектакли и занятия спортом.

Сад им.Свердлова в Мотовилихинском районе.

На другой стороне от «Райского сада», на Красной площади, расположен Свято-Троицкий мужской монастырь. Первая деревянная церковь на этом месте появилась еще в 1790 году. Построенный в 19 веке Свято-Троицкий храм с пятью куполами напоминает о древних церквях Соликамска. Почти полностью разрушенный в годы советской власти, монастырь восстановили из руин в 90-е годы.

Сад им.Свердлова до реконструкции. Пермь, 1971 год.

Красная площадь примечательна еще и тем, что именно отсюда в 1929 году пустили первый в Перми трамвай.

Первые трамвайные вагоны, доставленные на грузовом поезде из Москвы в Пермь. 1929 год.

За монастырскими стенами притаилась улица Висимская, ведущая к микрорайону, который старше Перми на 100 лет. Во всяком случае, починок Висим упоминается еще в переписной книге Михаила Кайсарова в 1623 году.

Улица 1905 года.

Достаточно большое поселение появилось здесь в конце 18 века, когда по странному совпадению сюда были отправлены семьи закрывшегося Висимского завода, располагавшегося в Соликамском уезде. На старых картах в этом районе также была указана деревня Пихтовка, со временем слившаяся с Висимом и канувшая в лету.

Насыпная дамба через речку Ива на Висиме.

Старейшая улица Висима сегодня носит название «1905 года», напоминая о роли Мотовилихи в первой русской революции. До 1917 года ее называли просто «Главная». Улица играла роль «Невского проспекта» Мотовилихи: по ней люди шли на завод, на ней же отдыхали после тяжелой смены.

Строительство первой трамвайной линии города на ул. «1905 года», 1929 год.

В 1863 году Мотовилихинский медеплавильный завод был закрыт. Дальнейшая история предприятия связана со сталепушечным заводом, ставшим всемирно известным.

План пермских пушечных заводов.

Строителем нового завода был металлург и механик Николай Воронцов, впоследствии директор Петербургского горного института. Пермские пушечные заводы в Мотовилихе являлись крупнейшими в России и в Европе производителями артиллерийских орудий, лафетов и снарядов.

Наводнение в Мотовилихе в 1914 года.

В начале 20 века Мотовилихинский завод изготовлял в среднем по 180–200 орудий различных систем в год.

Панорама Пермских пушечных заводов до 1917 года.

Учитывая влияние предприятия, неудивительно, что рабочие Мотовилихи внесли вклад и в революцию 1905–1907 годов, и в события, последовавшие спустя десятилетие.

Памятник борцам революции 1905 года. Было/Стало

«Прославилась» Мотовилиха и во время Революции 1917 года: рабочий завода Гавриил Мясников стал организатором и инициатором убийства отправленного в Пермь великого князя Михаила Романова, которого многие сегодня называют Михаилом II — именно в пользу младшего брата отрекся Николай II в марте 1917 года.

Общий вид Первомайского митинга в Мотовилихе. 1929 год.

Кинотеатр «Горн» на улице 1905 года.

Еще до открытия нового завода, в 1860 году, Мотовилиха была причислена к Перми в полицейском отношении, хотя и составляла особую часть города. В нее вошли Костарево, Пихтовка, Висим, Заива, Луга, Вышка, Запруд, Язовая и Мотовилихинские горки. Окончательно Мотовилиха как город Молотово вошла в состав Перми только в 1938 году. Тогда же Пермь стала областным центром вновь образованной области. Впрочем, в это время про старую Мотовилиху, символизировавшую павший царский строй, старались не вспоминать: центром района фактически стал построенный за 10 лет до этого соцгородок Рабочий поселок, проложивший «мост» между первым и вторым историческими центрами Перми.

Панорама старой Мотовилихи 1971 года.

Для подробного описания всех старинных построек древней части Мотовилихи потребовалось бы создать целый путеводитель, что и было сделано пермскими краеведами в 2016 году.

При этом стоит признать, что старая Мотовилиха по-своему очаровательна и всем своим видом намекает на то, что это — не совсем Пермь.

От древней пристани до наших дней

История судоходства на Каме насчитывает немало подводных камней

23.08.2013 в 16:32, просмотров: 3546

Оказывается, на пути признания Камы важнейшим торгово-экономическим ресурсом страны существуют подводные камни. Этой теме была посвящена одна из программ цикла «Пермия – земля дальняя» на радио «Эхо Москвы в Перми».

Устье Егошихи – древняя пристань

Среди рек европейской России Кама занимает четвертое место, уступая по величине только Волге, Днепру и Дону. Но как начиналась история развития одной из самых больших рек страны? Об этом подробнее рассказывает кандидат исторических наук Михаил Нечаев:

– В начале 19 века у нас на Каме было около 300 судов, которые передвигались различными способами – и с помощью весел, и с помощью бурлаков. Суда нагружались и разгружались на Каме, затем, в зависимости от дороговизны судна, они либо возвращались обратно, либо уничтожались. Потому что одно дело доставить груз и совсем другое – вернуться обратно, особенно против течения. Иногда было проще купить новое судно.

Читайте также:  Река Енисей: описание от истока до устья со всеми притоками

– Я бы сказал, суда не уничтожались, а продавались, – уточняет приглашенный эксперт программы, историк и журналист Владимир Ивашкевич. – На дрова, например. Такой тип судов назывался «беляны» – потому что их не обрабатывали, не красили. Получалось два в одном: и строевой лес, который продавали, и перевозка грузов.

Благодаря тому, что Кама являлась водным путём, связывающим многие населенные пункты, посёлок Егошиха довольно быстро стал расширяться.

– Многие путешественники писали, что в селе Егошиха живёт около 4000 человек, – рассказывает Михаил Нечаев. – По меркам того времени – это огромный населенный пункт. Цифра приблизительная, так как женщин и детей никто не считал, 4 тысячи – это только мужского пола. Естественно, Пермь была очень крупным транзитным пунктом для многих территорий – это устье Камы, северное Прикамье, Чусовая. Это Сибирский речной путь и путь на запад через Каму.

– Причем это природный путь, – добавляет Владимир Ивашкевич, – мистическое место, где сливаются 3 реки, которые ведут в разные стороны света. При этом надо сказать, что Пермь, по мнению многих историков, – город, искусственно учрежденный «сверху». И это так.

Почему-то естественным путем здесь ничего не возникло. Хотя в устье Егошихи останавливались все – в силу природного устройства дна. Там просто прижимает к берегу. Поэтому все речные караваны останавливались в этом месте, здесь была такая древняя пристань.

В годы правления Екатерины II Российская империя переживала бурный экономический рост. Развитие промышленности на Урале потребовало новых путей сообщения, которые могли бы связать новые производственные центры с торговыми портами на Балтике и Белом море. В связи с этим было принято решение о постройке нового водного пути – Северо-Екатерининского канала.

– Цель была такова, – уточняет ведущий программы Вячеслав Дегтярников, – чтобы из Перми можно было доплыть до Архангельска.

– Канал должен был связать систему Камы и систему Северной Двины, – добавляет Владимир Ивашкевич. – А по ней просто сплавом можно было двигаться до Архангельска. К началу 18 века, когда появилась идея этого канала, не было прямого водного пути из района Астрахани, Царицыно до Санкт-Петербурга. Даже корабельный лес на верфи нельзя было доставить по воде. Там была система волоков, которые время от времени подсыхали. Так что за один сезон пройти весь путь и доставить лес было невозможно. Возник вопрос, как связать эти системы. Получалось, что Северо-Екатерининский путь был самым коротким – всего 8 км. При его разработке постепенно все минимизировалось, и дошло до того, что вообще не было предусмотрено никаких инженерных сооружений, – просто канал, и все. Но даже в самом «богатом» варианте там предполагалось всего 2 шлюза, потом 1 полушлюз. Для сравнения – в Мариинской системе было 37 шлюзов, которые растягивались на тысячу с лишним километров. Еще в то время существовала Тихвинская система – 51 шлюз, 920 км. Это были огромные сооружения, которые требовали колоссальных трудовых ресурсов. Конечно, в то время существовали государственные крестьяне, которых можно было использовать. Но их надо было еще привезти, потом содержать. Так что 8 км и 1000 с лишним – есть что сравнивать. Поэтому Екатерина II настаивала именно на этом варианте. Почему Пермь, как мне кажется, и появилась как административная единица по управлению этим транспортным потоком. Иначе нам просто не понять, почему в таком малоразвитом месте решено было строить центр огромной губернии. Если учесть этот путь к центру страны, то значение Перми было ключевое. И это были еще и ворота в Сибирь. Но, когда Северо-Екатерининский путь закрылся, Пермь не исчезла. Кроме направления север – юг, было еще направление запад – восток, которое тоже являлось ключевым. Потом при Павле I появился Мариинский канал, он работает до сих пор. Это было очень трудоёмкое сооружение в районе Рыбинска, и этот канал стал главным путем от Архангельска в Царицыно. В том числе и потому, что там навигация начиналась на месяц раньше и заканчивалась на месяц позже, чем у нас.

Кроме того, с Северо-Екатерининским каналом была и другая проблема. Чтобы использовать этот водный путь, нужно было сначала доставить грузы в верховья притока Камы. Сделать это в безлюдной местности оказалось непросто. Было на пути караванов такое маленькое селение – Яма. Летописцы того времени иронизировали, что судовладельцам просто приходилось перегружать товары на телеги жителей этой Ямы, за счет этого люди здесь и жили. Во всяком случае, другого экономического объяснения появления Ямы нет. На звероводстве и рыбалке такое крупное село не выжило бы.

Как бы то ни было, Северо-Екатерининский канал проработал недолго. Основной поток грузов по нему шел в 1815-1818 годы. А спустя пару десятилетий канал окончательно закрылся.

Шотландская монополия

Весной 1819 года пермские жители были удивлены появлением на Каме двух пароходов. После нескольких рейсов перед городом они поплыли на Волгу.

Первые пароходы были построены в 1817 году Пожвинским заводом Всеволожского на Каме. Один из них был в 36, а другой в 6 лошадиных сил. Третий пароход Всеволожского, построенный там же, ходил в 1821 году по Каме и Волге до Рыбинска.

Подробнее о появлении первых пароходов рассказывает Михаил Нечаев:

– Многие не знают, когда появились первые пароходы. Если вы откроете любую энциклопедию, написано, что первый пароход – это пароход Фултона, появившийся в 1807 году на озере Гудзон. На самом деле первый пароход Фултон попробовал в 1802 году. В 1807 году он поплыл, и столь успешно, что Александр I решил привлечь Фултона к строительству пароходов в России. Потребность в пароходах была, потому что вся Россия – это большие речные бассейны. Естественно, пароход просто переворачивал транспортную политику в стране, ускорял промышленное развитие. Так что надо сказать, что Александр I поступил очень мудро. Когда Фултон умер, появился шотландец Берт – можно сказать, роковой персонаж в истории российского пароходства. Он в 1815 году попробовал доплыть до Кронштадта на «тихвинке» – это такая маленькая лодка. Императорской семье это путешествие понравилось. На следующий год Берт построил еще один пароход. Он отличался там, что это была скорее паровая машина, которая устанавливалась на любое деревянное судно.

С 1815 года началось тайное строительство парохода и на Пожвинских заводах. Тайное потому, что Всеволожские, хозяева заводов, решили создать машину, которой можно было бы обеспечивать в том числе и Европу. Это был важный стратегический бизнес-проект, и его необходимо было держать в тайне.

Подвела уральская педантичность и основательность. Пароход строили долго, сделали специальное судно для парового двигателя. Попробовали маленький, 6-сильный двигатель, и большой, 20-сильный.

– Первый уральский пароход появился в 1817 году, – уточняет Михаил Нечаев. – В первую же навигацию он доходит до Казани. И Берт начинает судебную тяжбу. Потому что в 1817 году наше близорукое, не побоюсь этого слова, правительство выдало Берту монополию на строительство пароходов в России на 10 лет. Было ясно, что Берт мешает развитию пароходства. 1817 год плюс 10 лет – это уже 1827 год. Но правительство Николая I продляет монополию еще на 10 лет. В итоге эта монополия просуществовала 30 лет. Всеволожские в это время пытаются строить пароходы, предпринимают вторую попытку. Пароход получился более совершенным.

Но самое важное – даже не монополия и связанные с ней проблемы, а то, что в эту эпоху империя сделала ставку на судостроение. В результате водные пути сообщения стали основой развития торгово-экономических отношений, которые обходились значительно дешевле, чем связанные с железными дорогами.

– Мне вспоминается американское исследование: что бы было, если бы американцы не строили железные дороги? – рассказывает Владимир Ивашкевич. – Выяснилось, что Америка все равно была бы великой страной за счёт системы рек. Какая разница, железные дороги или реки? Но для России реки были дешевле. К концу 19 века все российские железные дороги за год перевозили столько же людей и грузов, сколько река Волга за короткий сезон навигации. А если эту речную систему еще привести в порядок? Ведь в нее ничего не вкладывали, только строили каналы. Плюс вдоль всех крупных рек был проложен так называемый «бечёвник», по которому ходили бурлаки. Правительство следило, чтобы эти «дороги» были ухожены, чтобы по ним могли идти люди и тащить барки.

Не было бы счастья

…Да несчастье помогло. Владимир Ивашкевич рассказывает о пользе пожара 1842 года, когда город был почти стёрт с лица земли:

– В 1842 году в Перми происходит грандиозный пожар. С лица земли исчезают все признаки бывшей столичности. Остается пустое место. Надо искать какие-то основания для своего существования. И этим основанием становится пароходство.

– Сгорели все фабрики, которые тогда были в Перми, – добавляет Михаил Нечаев. – Осталось 2-3 каменных дома, людям приходилось жить на улице. Любопытно, что в 1942 году было еще 2 пожара: в Казани сгорело 1300 домов и 9 храмов, а до казанского пожара был пожар в Гамбурге, где погибло около 50 человек. Это был год совершенно уникальный.

– Из всех названных городов Пермь после пожара 1842 года преобразилась больше всего, – продолжает Владимир Ивашкевич. – До пожара это был административный центр непонятного назначения, Северо-Екатерининский канал к тому времени уже разобрали. А вот пароходство на Каме активизировалось именно после пожара. Когда появились суда, способные ходить вверх по течению, начался расцвет Нижегородской ярмарки: теперь корабли могли снова вернуться в Пермь за товаром в эту же навигацию. К тому же Пермь становится естественными воротами в Сибирь. «Логистика» на Каме сильно изменилась, движение стало двухсторонним, и объёмы его возросли.

Сначала в 1846 году появилось Пермское пароходное общество, затем сюда хлынули волжские бизнесмены, компании «Кавказ» и «Меркурий», о которых упоминал в свое время даже Жюль Верн. А еще было Общество под названием «Самолет» – так назывались плоты, которые были привязаны к пароходам и таким образом могли плыть против течения. Эти заезжие компании правили бал 10 лет, но постепенно были вытеснены пермскими промышленниками. Постепенно на первый план вышли местные магнаты – Любимовы, потом Каменские и ряд других.

На Каме в период с 1846 по 1917 год существовало примерно 36 различных пароходных компаний, по реке плавали 400-500 пароходов, принадлежавших этим компаниям. Век парохода тогда был недолог – лет 10-15, и всё.

– Много пароходов терялось во время ледохода, – добавляет Владимир Ивашкевич. – Потому что Кама была мало оборудована стоянками для укрытия судов. Был Курьинский затон, Заозерский затон, а возле самой Перми затонов не было. Надо было дойти до Перми, сдать вахту, потом без команды идти в эти затоны, оттуда опять идти до Перми. Получался технологический промежуток, который накладывал на пароходчиков дополнительные расходы. Поэтому Пермское общество в начале 20 века настаивало на строительстве в устье Мулянки большой Мулянской гавани. В ней могли бы укрываться до 100 судов, а разгружаться порядка 20. Даже планировалась специальная ветка на Пермь II под названием «Пристань». Проект был детально разработан, но.

Тем не менее, можно смело считать, что начало 20 века – это расцвет пермского пароходства. Не случайно в этом году исполнилось 100 лет со дня появления в Перми речного училища.

– Пермское речное училище изначально было Рыбинским, – рассказывает Владимир Ивашкевич. – Оно в полном составе, со всеми преподавателями было перекуплено Пермским земством и перевезено сюда. Вопреки, между прочим, мнению и желанию пермских пароходчиков. Они считали, что им это все не нужно, что они со своими лоцманами и так всё знают.

Зато первые послереволюционные годы стали для пермского судоходства драматическими.

– Когда красные в гражданскую войну покидали Пермь, – рассказывает Владимир Ивашкевич, – они даже не успели взорвать мост. Потом было большое расследование – по поводу того, что белым достались огромные трофеи. А когда белые уходили, они взорвали все мосты, собрали весь камский флот и уничтожили. Причем в боях на Каме принимали участие только вооруженные корабли, а сожжен был весь флот полностью. Поясню, как можно было сжечь 200 судов. Там как раз были нефтяные резервуары, их открыли и нефть слили в Каму. И просто осталось бросить спичку. Планомерно уничтожали и инфраструктуру. Так пермяки потеряли то, что создавалось многими поколениями. В результате в начале 1920-х годов «логистический центр» Урала переместился в Свердловск – камского флота больше не существовало, а вот железные дороги были разрушены не все. И первая Трудовая армия, которая организовалась на Урале, восстанавливала железную дорогу Казань – Екатеринбург.

Сегодня судоходное значение Камы восстановлено. Благодаря Каме Пермь связана водными путями с пятью морями: Каспийским, Белым, Чёрным, Азовским и Балтийским. И, конечно, она остается не только транспортной магистралью, но и сердцем Перми.

Parmaday

Путеводитель по Перми и Пермскому краю

Егошихинский медеплавильный завод – на пути от починка к городу

Егошихинский медеплавильный завод – один из самых больших заводов на территории Прикамья в XVIII веке. Медеплавильный завод на реке Егошихе в последствии не стал крупным промышленным предприятием, внимание привлекает другой факт: именно Егошихинский завод дал начало городу, который в 1781 стал центром крупного Пермского наместничества. И если мы посмотрим на историю завода, то увидим, что медеплавильное производство позволило вырасти Егошихе в город Пермь.

Читайте также:  Река Обь от истока до устья: течение и бассейн, полный обзор

Происхождение слова «Егошиха», скорее всего, объясняется коми-пермяцкими словами «Яг» и «Ош». Первоначальное написание слова – «Ягошиха» или «Ягушиха». Слово «Яг» обозначает «бор», а слово «Ош» – медведь. Иными словами, «Ягошиха» можно расшифровать как медвежий бор. Возможно, также, вогульское происхождение слова. Первое поселение на реке Ягошиха фиксируется в переписи Елизарова в 1647 году. Тогда в небольшом починке было 2 двора. В следующую перепись Бельского, которая прошла в 1678 году, в деревушке Ягошиха зафиксировано 7 дворов и 26 мужских душ.

Чертеж Егошихинского медеплавильного завода 1723 года

Поворотным для основания Егошихинского медеплавильного завода можно считать 1720 год, когда Петр I отправляет на Урал Василия Татищева, с целью создания системы казенных заводов. Молодой инженер с энергичностью принялся за дело. Летом 1722 он исследует места у рек Мулянка, Медведка, Егошихи, и определив последнюю, как годную для строительства медеплавильного завода. Указ о строительстве завода подписывается в октябре 1722 года Вильгельмом де Генниным, сменившим Татищева на посту горного начальника.

С ноября 1722 года ведутся подготовительные работы к постройке завода. Заготавливается руда, строительные материалы, проводится исследование местности. Само строительство Егошихинского медеплавильного завода начинается 4 мая 1723 года (15 мая по новому стилю). Строительством медеплавильного завода руководили офицеры Дмитрий Одинцов и Юхан Берглин, возведением плотины заведовал Федор Михайлов, сооружением медеплавильных печей занимался саксонец Вольф Мартин Циммеран. Общим руководством, скорее всего, занимался Василий Татищев, который и получил лавры основателя города.

План Егошихинского завода начала 30-х годов, из альбома де Геннина

Строительство медеплавильного завода на реке Егошиха завершается в октябре 1723 года, а в ноябре печи уже дают первую плавку. Официально, строительство Егошихинского медеплавильного завода завершается в январе 1724 года. Для завода была сооружена плотина длинной 554 метра, а также 6 печей и два водных колеса. Известно, что при строительстве завода использовалось оборудование с закрытого Кунгурского медеплавильного завода. В 1724 году к заводу пристраивают деревянную крепость, размерами примерно 127 на 123 метра. Тогда же, в 1724 году сооружается первая деревянная церковь Петра и Павла.

В 1734 году происходит важное для завода событие. На Урал возвращается Василий Татищев, который своим указом в декабре 1734 года делает Егошихинский завод центром Пермских казенных заводов. Здесь же размещается Пермское горное начальство. Заметим, что это были первые явления для привязки слова «Пермь» к заводу Егошиха. С приходом Татищева и строительством рядом Мотовилихинского медеплавильного завода существенно выросло производство на Егошихинском заводе. Если в 1725 году здесь выплавляли 1500 пудов меди, в 1735 около 2200 пудов, то в 1740 уже 4400 пудов меди.

В 1739 году на Егошихинском заводе действовали следующие фабрики (цеха): молотовая, кузнечная (3 горна), медеплавильная (6 печей), обжигальная, гармахерская, обжигальная, рудная толчея. Это был один из самых крупных заводов на территории Прикамья. Но с начала 40-х годов производство постепенно начинается снижаться. Это вызвано постройкой Мотовилихинского медеплавильного завода, а также ограниченной мощностью реки Егошиха. Начиная с 1742 по 1752 год, производство на заводе упало более чем в 3 раза, и составляло 1200 пудов в год, что было ниже, чем в 1725 году.

В 1759 году Егошихинский медеплавильный завод переходит в собственность канцлера Михаила Воронцова. Он перепоручает управление своему брату, Роману Илларионовичу. Также, новому владельцу завода была предоставлена 12 летняя налоговая льгота. Все это позволило вернуть производство меди на максимальный уровень. В 1759 году завод вновь дал 4200 пудов меди, а в 1760 – уже 4700. В 1760 году на заводе закрывается Пермское горное начальство и переводится в город Кунгур. Вскоре, Егошихинский завод вновь приходит в упадок.

Егошихинский пруд, 1885 год.

К началу Пугачевской компании производство на Егошихинском заводе составляло 1500 пудов меди. Именно пугачевщина заставила администрацию императрицы пересмотреть политику в отношении уральских горных заводов и начать процесс возвращения заводов в казну. В 1780 году Егошихинский завод возвращается во владение государства. И именно в эти годы производство на заводе достигает пика. Так, в 1785 году производство меди на заводе составляет 5800 пудов, а в 1786 – 4900 пудов. А в следующем, 1787 году производство составило всего 1000 пудов меди.

С 1781 года, населенный пункт, в котором размещался завод, назывался городом Пермь. Он стал столицей огромного Пермского наместничества, в которое входили территории 2-х губерний. С этого времени достаточно крупный завод рядом с административным центром был помехой. Судьба медеплавильного завода была решена. В 1788 году Егошихинский медеплавильный завод закрывают. Рабочие и оборудование были переведены на Мотовилихинский и Пыскорский заводы. Официально завод был закрыт в 1804 году, хотя к тому времени от него сохранились только плотина, мельница и лесопилка.

Речка Егошиха сегодня

Медеплавильный завод на речке Егошихе появился в результате создания системы казенных горных заводов в 20-30-е годы XVIII века. От всех других заводов его отличало исключительно выгодное географическое положение. Завод находился у устья реки Егошиха, которая впадает в Каму. А Кама – одна из самых крупных транспортных артерий в XVIII веке. В 15 километрах от завода в Каму впадала Чусовая, которая была главным путем для горных заводов Урала. Таким образом, завод Егошиха был стратегическим населенным пунктом, через который проходила практически вся продукция с заводов Урала.

Но не только удачное географическое положение способствовало трансформации заводского поселка в важный административный центр. Благодаря заводу в Егошихе имелась развитая транспортная инфраструктура, которая в полной мере могла обеспечить жизнь подобного центра. В 30-х годах через поселок прошел Сибирский тракт, поселок стал частью важнейшего торгового пути. В дальнейшем, с развитием металлургического производства на Урале, его значение только возрастало. К 1780 году, при выборе места для столицы наместничества и губернии, поселок Егошиха имел неоспоримые преимущества для основания здесь административного центра.

Егошихинский медеплавильный завод, проработав более 60 лет, прекращает свое существование. И хотя, с закрытием завода, в уже городе Пермь, металлургическое производство закрывается, сам медеплавильный завод сыграл большую роль в его развитие. Завод стал связывающим звеном на пути превращения небольшого починка в крупнейший административный центр. И неслучайным стало то, что со сменой названия из Егошихи в Пермь, медеплавильный завод, уже не игравший существенную роль в жизни города, прекращает свое существование. Сегодня, о когда-то крупном промышленном предприятии нам напоминают только страницы исторических книг и учебники по краеведению.

3 thoughts on “Егошихинский медеплавильный завод”

Существует перепись Егошихинского завода 1736 года. Где её можно найти? Хорошо бы выложить в инет!

ОТ ПЕРВОГО ПОСЕЛЕНИЯ ДО ГОРОДА ПЕРМИ


ВИЖУ твой стародавний исток,
Приукрашенный нынче садами,
Егошихи извилистый лог,
Устремленный к распахнутой Каме.
Здесь валили березу и ель,
Избы ставили, печи, причалы,
Чтобы ты “починалась отсель”,
Звоном медного дела звучала.
Б. Ширшов



Первые следы человека на территории, занимаемой теперь Пермью и ее окрестностями, относятся к эпохе первобытного общества. Селища, могильники, стоянки и городища обнаружены археологами в Левшино, около плотины Камской ГЭС, на высокой террасе берега Верхней Курьи, у курорта Усть-Качка, в долине реки Чусовой, в Заозерье.

Самые древние обитатели появились в этих местах в эпоху раннего палеолита – древнекменного века. По археологическим раскопкам можно довольно точно восстановить картину развития человеческого жилища в Среднем Прикамье – от землянки и примитивного шалаша до постройки, очень похожей на избу (керку) коренного населения Прикамья – коми-пермяков. В те далекие годы люди уже умели строить срубы. Они разделялись поперечными стенками на отдельные жилые помещения, перекрытые балками. Крышу делали одно- или двускатной, с водонепроницаемой кровлей.

Укрепленные городища располагались на высоких берегах рек, в местах, хорошо защищенных естественными препятствиями: оврагами, реками, болотами. Первые документальные данные о поселениях на территории современной Перми относятся к XVI – XVII векам.

После падения Казанского ханства татары пришли в бассейн реки Мулянки. Так появилось село Верхние Муллы, названное в честь муллы Маметкулы. В начале XVII века татарский мурза Култай Шигирев основал Култаево, а позднее образовались поселения Кояново и Тасимково (Касимово).

В 1568 году, после того как именитые люди Строгановы получили царскую грамоту на владение “пустующими” землями по рекам Чусовой и Каме, в этих местах начали возникать русские селения. В 1668 году была произведена перепись. Она содержит сведения о деревне Чудское городище (несколько выше места впадения в Каму реки Чусовой), о деревне “под Белым Камнем того же городища” и еще об одной деревне, расположенной выше устья Чусовой. Отмечена также деревня Гайва в месте впадения в Каму реки того же названия, села Верхние Муллы и Нижние Муллы. Насчитывалось еще 26 деревень и починков, в том числе Савино, Субботино, Заосиновый и другие. В середине XVII века впервые упоминается починок в устье реки Егошихи. В нем жили Влас Карнаухов (из села Верхние Муллы) и сын пищальщика из того же села Сергей Брюханов. Уже спустя 20 лет, в переписи 1678 – 1679 годов, указывается, что поселение на Егошихе значительно выросло и появились в нем “крестьянские дворы Ивашки Верхоланцева, Демки да Яранки Брюхановых, Ларьки Брюханова и Ивашки Брюханова”, а также дворы Федотовых и Ведерникова.

Характер поселений того времени определялся местом, где они располагались. Это была бессистемная, одноуличная (вдоль дороги или реки) планировка.

Реформы, проведенные Петром I, оказали большое влияние на рост промышленности и торговли. На основе казенных и частных предприятий зарождались города-заводы. Особенно много таких поселений возникло на Урале, который становился самым крупным промышленным районом страны. Закладка в 1723 году Егошихинского медеплавильного завода и послужила основанием промышленного поселка, а затем и города Перми.

Завод и населенный пункт строились по заранее составленному плану, автором которого считается видный государственный деятель России В. Н. Татищев. Он прибыл сюда в июне 1723 года, сделал некоторые распоряжения относительно построек, сам снял план местности, составил проект укреплений и осмотрел рудники. Татищев осуществлял наблюдение за строительством вплоть до своего отъезда с Урала в конце 1723 года.

В течение 1723 года на Егошихе были построены поселок и все основные сооружения завода: плотина (с двумя сливными проемами), перегородившая егошихинский овраг, плавильня, колесницы, угольные и рудные сараи, кузницы.

Ближе к берегу Камы расположились кварталы заводского поселения. Они имели регулярную планировку, которую усиленно насаждал Петр I в городском строительстве. Первоначально здесь было 9 домов с усадьбами, но уже в 1735 году поселок насчитывал 7 улиц и 4 переулка. В центре находилась церковь.

Ближе к территории завода была выстроена деревянная крепость с 4 бастионами и домами воинской команды и заводской администрации. В 1735 году отсюда были проложены дороги на Соликамск и Оханск, а через несколько лет – Сибирский тракт.

В середине 1730-х годов в Прикамье были построены Юго-Осокинский, Висимский, Мотовилихинский, Нижний и Верхний Юговские, Курашимский, Бизярский и другие заводы.

Егошихинский горный завод оказался в центре этой группы, поэтому в Егошиху было переведено горное начальство, здесь открылись арифметическая и словесная школы, госпиталь. Все это усилило административное и культурное значение города.

В отличие от других районов России на Урале сложился особый, своеобразный тип поселения – завод. План Егошихинского медеплавильного завода 1735 года хорошо передает характер типичного уральского поселения тех лет. Вода – источник энергии. Ниже плотины, перегородившей егошихинский овраг, размещены все заводские постройки. Вблизи завода – поселок, который имеет правильную планировку.

Несмотря на новизну возводимых технологических устройств, сложность рельефа, традиционность типов жилых и общественных зданий и материалов, уральские строители умело добивались композиционного и стилевого единства городов-заводов. Создавался ансамбль поселения, центральным ядром которого был завод со всеми сооружениями и зданиями.

Узкая долина Егошихи не позволяла разместить вблизи завода разрастающиеся кварталы жилой застройки. Поэтому на верхней террасе берега Камы и вдоль Егошихи (на территории современного Разгуляя) складывался новый жилой район. Здесь же образовался административный центр: вокруг площади возвели первое каменное здание города -Петропавловский собор (1757 – 1764), контору завода, дом управляющего, гауптвахту.

На формирование города оказало влияние все возрастающее значение Егошихи как торгового и транспортнораспределительного пункта Прикамья и Приуралья. Это нашло отражение и в планировке города. На нижней террасе берега, кроме причалов, были построены большие торговые ряды (на месте станции Пермь I). Они имели хорошую связь с заводом и удобный выход к пристаням.

Деревянный город часто горел. Летописи сообщают, что в 1759 году июня 20-го дня был пожар, в котором “все почти жительство было истреблено, одна только осталась церковь и несколько поблизости ея домов”. Однако поселение в короткий срок восстанавливалось и продолжало расти.

В конце XVIII века в России по указу Екатерины II проводилась важная административная реформа. На Урале было выделено Пермское наместничество (в его состав входили Пермская и Екатеринбургская области, состоявшие из 16 уездов). Головным пунктом наместничества было избрано поселение Егошихинского завода, которое в 1780 году переименовывается в город Пермь, а с 1797 года становится центром Пермской губернии.

Так наши далекие предки осваивали берега Камы и за 70 с небольшим лет преобразовали небольшой починок в несколько домов в прекрасный город, “наименовав оный Пермь”.

Ссылка на основную публикацию