Обзор нефтяного законодательства Венесуэлы, с момента его появления

НЕФТЯНАЯ ОТРАСЛЬ ВЕНЕСУЭЛЫ

Венесуэла – богатейшая страна по запасам нефти. По статистике BP объёмы нефти в стране на 2015г. оцениваются в 300 млрд. бар., что составляет 17,7% от мировых запасов[1]. Именно это обстоятельство выдвигает Венесуэлу в число ведущих мировых участников углеводородного рынка, давая ей возможность оказывать заметное влияние и на политическую составляющую международной деятельности. Страна является членом ОПЕК и занимает серьёзные позиции в латиноамериканском регионе. Несмотря на трудности в настоящее время, связанные с экономическим кризисом, обвалом цен на нефть и напряжённой обстановкой внутри страны, Венесуэла остаётся важным игроком на нефтяном рынке и международной арене.

Впервые в западной литературе венесуэльская нефть упоминается в работе историка Гонсало Фернандес де Овьедо-и-Вальде́с «Естественная и общая история Индии» в 1535г[2]. Однако первая компания по добыче этого сырья в стране появилась лишь в 1875г. В тот год произошло землетрясение в штате Тачира, в результате которого увеличился естественный выход нефти на поверхность. Собственник земли основал компанию для коммерческого использования ресурса и назвал её Petrolia del Táchira («нефть Тачиры»)[3]. С этого момента начинается история промышленного освоения нефтяных богатсв Венесуэлы.

Впервые Венесуэла экспортировала нефть в 1917г. в размере 21 т.н.э. Настоящий нефтяной бум начался в 1922г., когда взорвалась скважина Барросо 2 недалеко от г. Кабимас (щтат Сулия) и била неконтролируемым потоком чёрного золота (100000 бар. в день) в течение 9 дней. Это событие спровоцировало необузданную конкуренцию нефтяных компаний приобрести концессии в Венесуэле[4].

Вскоре Ройял Датч Шелл и Стандарт Ойл стали основными производителями нефти в Венесуэле. В 1929 году страна была уже второй по производству этого сырья после США и крупнейшим экспортером в мире. В период с 1920 по 1935 год доля экспорта нефти увеличилась с 1,9% до 91,2%. Упор на чёрное золото в экономике получило название «голландская болезнь». Следствием «голландской болезни» было то, что развитие сельского хозяйства свелось на нет, а промышленность страны отстала от других стран Латинской Америки[5].

В истории Венесуэлы можно выделить три закона в отношении иностранных компаний: 1943, 1976 и 2001г. Закон об углеводородах 1943г. не только стандартизировал, но и увеличил налоги и роялти (последние возросли до 16%)[6]. С этого момента правительство страны изменяло налоги в отношении зарубежного капитала через законодательство, также данный закон является важным этапом на пути дальнейшей национализации. До 1976г. господствующее положение в нефтяной промышленности занимали иностранные корпорации; на долю трех самых крупных из них – «Креол» («Экссон»), «Ройял датч шелл» и

«Галф ойл корпорейшн» – приходилось около 80% всей сырой и очищенной нефти[7]. В 1976 году при президенте Карлосе Пересе нефтяная промышленность республики была национализирована. Созданная в том же году государственная нефтяная компания «Petroleos de Venezuela, S.A.» (PDVSA) стала ведущей компанией в стране и одной из крупнейших в мире.

Сейчас действует закон по добыче углеводородов от 2001г., согласно которому основной формой зарубежных инвестиций являются совместные предприятия с PDVSA, а все предыдущие формы отменяются. При этом государственная нефтяная компания получает большую долю в любом проекте[8]. Венесуэла является основательницей Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и крупнейшим

экспортёром «чёрного золота». Нефть Венесуэлы на мировом рынке представлена сортом Merey, который

входит в корзину ОПЕК и стоит относительно недорого (в 2014г. стоил 86,88$ за баррель, в то время как нигерийский Bonny Light 100,85$*), [* По данным OPEC Annual Statistical Bulletin 2016, стр. 86 URL: http://www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/ASB2016.pdf], так как относится к тяжёлым сортам.

Нефть и газ – основа энергетического комплекса Венесуэлы. В таблице 1 представлены данные по

потреблению различных источников энергии в нефтяном эквиваленте.

Таблица 1 Потребление первичной энергии в Венесуэле (млн. т н. э.) **

Новое криптовалютное законодательство Венесуэлы вступило в силу

Как писал ранее coinspot.io, на днях в Венесуэле было обнародовано новое законодательство, регулирующее оборот криптовалют и майнинг. Соответствующий указ вступил в силу. Закон содержит 63 раздела, включая правила приобретения, продажи, использования, распространения и обмена криптовалют и связанных с ними продуктов. Он также предусматривает создание системы регистрации и детализирует процедуры аудита и правила конфискации оборудования для майнинга.

63 статьи указа сгруппированы в шесть разделов. Первый из них, с 1-ый по 5-ый параграф, содержит информацию общего характера об указе, включая описание его целей и масштабов применения, а также даёт определения блокчейна, майнинга цифровых валют, криптоактивов, суверенного криптовалютного актива, криптографии, пользователя и публичной цены.

Второй раздел, статьи с 6-ой по 28-ую, объясняет «структуру интегральной системы криптоактивов». Третий раздел (29-99) устанавливает правила новой системы регистрации, а четвёртый содержит детальные описания порядка аудита и процедуры инспектирования. В пятом разделе описаны нарушения и санкции, в шестом (статьи 52-63) – преимущественно, административные процедуры.

Как сообщает правительственная газета, «назначение данного конституционного декрета состоит в том, чтобы представить регуляторные параметры, приложимые к интегральной системе криптовалютных активов». Третья статья гласит: «Действие данного конституционного указа [охватывает] товары, услуги, ценности или активность, относящиеся к конституции, выпуску, организации, операциям и использованию национальных и других криптоактивов, на национальной территории, а также покупку, продажу, использование, распространение и обмен любых производных от них продуктов или сервисов, и другую связанную с ними активность».

Sunacrip, организация, уже действующая как регулятор всей криптовалютной активности в Венесуэле, получила, согласно декрету, дополнительные полномочия:

«[Sunacrip] получает широчайшие полномочия в правовых и конституционных рамках, позволяющие регулировать создание, выпуск, организацию и использование криптоактивов, и, соответственно, регулировать деятельность бирж и иных финансовых сервисов криптоактивов, а также всю деятельность, относящуюся к майнингу».

Также, индивидуумы и структуры, желающие осуществлять криптовалютную деятельность, включая майнинг, должны регистрироваться в Sunacrip. Статья 11 указа гласит, что регулятор должен «координировать и отслеживать записи цифровых майнеров, бирж и других финансовых сервисов, и выступать посредником в их взаимодействии». Согласно статье 33, Sunacrip «будет устанавливать публичные цены в рамках биржевых операций, а также регулировать работу кредитных сервисов».

В статье 34-ой указа речь идёт о том, как Sunacrip будет инспектировать деятельность криптовалютного сектора с целью обеспечить её соответствие законам. Если проверка выявляет какое-либо несоответствие, должны приниматься меры, с тем, чтобы предотвратить дальнейшее нарушение правил, согласно статье 37. Меры могут включать конфискацию любого обнаруженного оборудования для майнинга, а также «отзыв лицензий и разрешений», выданных Sunacrip. Кроме того, «в случае конфискации оборудования для майнинга, регулятор вправе удерживать соответствующие активы… которые могут быть использованы на благо обществу».

Как отмечает издание Criptonoticias, комментируя новые полномочия Sunacrip, «регулятор будет вправе надзирать за деятельностью любой платформы, служащей коммерциализации криптовалют в Венесуэле, национальной или международной, централизованной или децентрализованной… что относится и к таким сервисам, как Localbitcoins».

Также, указ предусматривает значительные штрафы за нелицензированную криптовалютную деятельность, включая майнинг. Согласно статье 42:

«Лица, осуществляющие любую, относящуюся к криптовалютам, деятельность, в виде выпуска, организации и использования суверенных криптоактивов или других криптовалютных активов, включая майнинг, без должной авторизации со стороны правительственного органа, и нарушающие иные формальности, требуемые настоящим конституционным указом, будут наказываться штрафом, эквивалентным 100-300 единицам суверенных криптоактивов».

Больше того, статья 43 утверждает, что лица, использующие «информационные технологии, относящиеся к интегральной системе криптоактивов», не имея на то разрешения, «будут наказываться тюремным заключением на срок от одного года до трёх лет и подвергаться штрафу в размере от 50 до 100 единиц суверенных криптовалютных активов». Данное правило распространяется не только на майнеров, но и на любое лицо, связанное с менеджментом криптоактивов.

Перспективы криптовалютного сектора в Венесуэле во многом зависят от исхода текущего политического противостояния. По стране ширятся протесты против власти нынешнего президента Н. Мадуро, которого многие венесуэльцы и мировое сообщество в лице США, стран ЕС и соседей Венесуэлы по Латинской Америке не считают легитимным руководителем. Лидер местной оппозиции, молодой политик Хуан Гуайдо, объявивший себя временно исполняющим обязанности президента и признанный в этом качеством Америкой и её союзниками, известен позитивным отношением к биткоину и его аналогам. Если смена режима не выльется в вооружённое противостояние и серьёзные потрясения, у криптовалют в Венесуэле имеется шанс.

Нефтяная интоксикация. Как Венесуэла оказалась на грани коллапса

Венесуэла сегодня — это одна из наиболее риск-концентрированных стран мира. Многочисленные ошибки государственной политики, а также нефтяной кризис 2014 года сформировали в республике благоприятную почву для экономического, политического и гуманитарного коллапса.

В течение двух последних лет ни одна из структурных проблем республики не сдвинулась с мертвой точки, а главное — основа государства в виде венесуэльской нефтедобычи продолжала активно снижаться. Наибольший интерес для рынков сейчас представляет даже не то, как «петрогосударство» смогло прийти к такому упадку, а скорее, то, какие риски формирует возможная политическая «разрядка».

Кризис как норма жизни

Кризис в Венесуэле носит глубинный, структурный характер. Таким положением дел экономика республики обязана 20-летней государственной политике, в которой наблюдался целый набор масштабных диспропорций.

Почти 14 лет страна жила в условиях «чавизма» (от имени лидера страны Уго Чавеса). Активный рост нефтяных цен в 2000-2012 годах позволил государству реализовать дорогостоящие социальные программы, отказаться от консервативной бюджетной политики, национализировать большинство предприятий и компаний. С 1999 по 2015 год страна заработала почти $1 трлн на нефтяном экспорте. Более половины от этой суммы пришлось на пятилетку с 2007 по 2012 год.

Яркий «перекос» в сторону популизма оставил страну почти в полной изоляции от иностранного капитала, а главное — в существенной мере абсорбировал многочисленные достижения технологического прогресса. Кадровый потенциал Венесуэлы был критически подорван — «западные умы» покидали страну под давлением государства, в то время как акцент в формировании рабочей силы делался на коренном населении.

Результатом такой политики стала автократическая власть, поддерживаемая замкнутым кругом военных элит. Экономический рост страны оказался в прямой зависимости от экспортной компоненты. Такой подход к устройству государства имеет право на существование, однако специфика Боливарианской республики заключается в том, что нефтедолларовый поток обеспечивал множество сомнительных, зачастую нелегальных операций правящих элит.

Читайте также:  Платные дороги в Венгрии, карта и правила движения

Под властью Мадуро

Приход к власти Николаса Мадуро в апреле 2013 года не изменил парадигмы государственного управления. Фактически один авторитарный лидер сменился другим, только с меньшей поддержкой со стороны населения. Так республика вошла в 2014 год, ставший для нее своеобразной «точкой невозврата».

Нефть составляет порядка 90% от всего экспорта Венесуэлы, она же по совместительству все эти годы была основным драйвером, поддерживающим экономический рост страны. Масштабный спад нефтяных цен в 2014-2016 годах (обвал более чем на 78% за три года) транслировался в резкое сокращение венесуэльской экономики — с 2013 по 2017 год она снизилась на 35%.

Антикризисные меры правительства Мадуро не увенчались успехом: дефицитный бюджет страны в условиях спада нефтяного рынка пытались «схлопнуть» при помощи печатного станка, что в итоге привело лишь к гиперинфляции. К и без того плачевной ситуации присовокупилось санкционное давление Штатов на правительство Мадуро.

Cанкции в существенной мере урезали круг возможных источников финансирования венесуэльской экономики. Одним из немногих возможных путей для поддержания экономической активности в стране стала долговая парадигма «нефть в обмен на кредиты», в которой приняли участие Россия, Китай и другие страны.

Большой брат

23 января лидер венесуэльской оппозиции Хуан Гуаидо объявил себя «врио» президента Венесуэлы. Данные заявления нашли почти мгновенную поддержку со стороны Запада, в особенности США, превратив этот конфликт внутри страны в очередной раунд борьбы авторитарного лидера (на этот раз в лице Мадуро) с главным мировым поборником демократии. Оппозиции в этой конфронтации отводится место «инструмента».

Конечно, экономическая и гуманитарная ситуация в республике требует скорейших изменений, шансы на которые могут появиться лишь при жесткой смене политического курса. Однако, помимо благородных намерений в виде поддержи оппозиции, у Штатов есть свои, возможно «нефтяные» интересы.

В США сейчас в полной мере реализуется политика энергетического доминирования. И нет сомнений, что Штаты не остановятся на достигнутых успехах в наращивании нефтедобычи (по итогам 2018 года в США добывалось 11,8 млн барр./сутки, что ставит страну на первую строчку по объемам добычи нефти в мире). США продолжат усиливать свое присутствие на мировой нефтяной экспортной арене. Однако ситуация с нефтяным рынком ставит перед первой экономикой мира весьма сложную дилемму. В 2018 году США вернули санкционные ограничения в отношении иранского нефтяного экспорта. Добыча ближневосточного экспортера отреагировала на данное давление ожидаемым снижением, которое может продолжиться и в 2019 году. Ослабив Иран, Штаты тем самым продвинулись еще дальше в своем геополитическом влиянии в регионе Ближнего Востока. Однако ценой этих побед стала потеря иранских поставок.

Из крупных экспортеров тяжелой нефти, которые находятся в достаточно уязвимом положении, остается Венесуэла, на которой сейчас и концентрируется внимание США.

Чего хочет Америка

Можно задаться вопросом, а для чего нужно столь масштабное давление на Мадуро, который, по сути, не отказывается поставлять черное золото в Штаты?

Ответом может послужить статистика венесуэльской нефтяной добычи. С 2013 до 2018 года добыча в Венесуэле снизилась почти на 36%. То есть в течение всего правления Мадуро нефтедобыча в республике либо стагнировала, либо снижалась. С учетом вышеизложенных факторов, ограничивающих доступ США к иранскому сырью, американской нефтяной отрасли очень нужна венесуэльская нефть и, более того, восстановление ее добычи.

Штаты остаются наиболее крупным импортером венесуэльского сырья — порядка 40% нефтяного экспорта Венесуэлы уходит в США. Можно предположить, что поддержка оппозиции имеет под собой явный экономический базис: если текущий политический режим падет, то новое правительство откроет перспективу для восстановления национальной нефтяной отрасли, а американцы, следовательно, получат надежный доступ к венесуэльской нефти.

Шкурный интерес

В разрешении политического кризиса в Венесуэле также заинтересованы Китай и Россия.

Китай инвестировал в Венесуэлу для получения дешевой нефти и в целом имеет схожие интересы с США. На мой взгляд, КНР удастся договориться о продолжении сотрудничества в рамках схемы «нефть на кредиты» почти при всех возможных сценариях развития дальнейших событий (за исключением эскалации конфликта до полноценной гражданской войны). На этом фоне риски для китайских инвесторов, участвующих в венесуэльских проектах и линиях долгового финансирования, ограничены.

Для России ситуация выглядит более сложной. Ее интересы в Венесуэле находятся по большей мере в политической плоскости, а поддержка режима Мадуро — это своего рода противовес росту американского влияния. «Цугцванг» (положение в шахматах, когда любой шаг ухудшает положение игрока. — Forbes) для России в Венесуэле заключается в том, что отказ от амбиций «защитника» текущего политического режима равноценен потере политического веса на мировой арене. Продолжение же линии нетерпимости к оппозиции грозит как новым обострением отношений с Западом, так и рисками невыплат по венесуэльским долгам.

Сценарии

В результате, на мой взгляд, возможны четыре сценария развития событий:

Мадуро добровольно уходит в отставку. В этом случае оппозиция мирно приходит к власти, перезаключая соглашения как с США, так и с Россией и Китаем. Для Москвы этот сценарий мог бы стать наиболее позитивным.

Рынки: Риски, которые формируются для ценовой конъюнктуры нефтяного рынка, на мой взгляд, в перспективе ближайших 2-3 лет весьма ограничены, для того чтобы новой власти удалось остановить коллапс нефтедобычи в республике, может потребоваться много времени и огромное количество ресурсов, в особенности трудовых.

Политический кризис переходит в гражданскую войну. Наиболее негативный сценарий. Экономике страны будет нанесен сокрушительный удар, нефтяная отрасль будет на грани уничтожения. Для России такое развитие событий несет наиболее существенные риски, так как формат гражданской войны в Венесуэле может напоминать сирийский.

Рынки: Россия, скорее всего, будет продолжать линию полноценной поддержки Мадуро, что неминуемо транслируется в усиление санкционного давления Запада на РФ. Венесуэльская нефть может почти полностью уйти с рынка, что станет дополнительным позитивным импульсом в динамике нефтяных котировок.

— Через определенный период времени оппозиция побеждает с поддержкой западных союзников, Мадуро складывает полномочия. Нейтральный сценарий для большинства сторон, кроме России. В этом случае она, вероятно, будет протестовать против новой власти до последнего (вплоть до непризнания ее легитимности), что также повышает санкционные риски.

Оппозиция быстро нейтрализуется армией, Мадуро остается у власти. Экономика Венесуэлы встает на еще более наклонные рельсы.

Рынки: Нефтяной рынок получает нейтральный эффект. Однако среднесрочная перспектива в этом случае может сформировать и положительный импульс для нефтяных котировок — для Венесуэлы в этом случае может быть реализован иранский сценарий 2012 года в форме нефтяного эмбарго. Его, скорее всего, поддержит большая часть нефтеимпортеров, включая ЕС и Азию. С рынка дополнительно уйдет порядка 500-700 000 барр/сутки. Для нашей страны сценарий может сложиться негативным образом: если российские власти продолжат поддерживать Венесуэлу под нефтяным эмбарго, то российские компании также рискуют попасть под действие западных санкций.

Обзор нефтяного законодательства Венесуэлы, с момента его появления

Акции «Роснефти» ушли вниз после новостей о смещении Николаса Мадуро с поста президента Венесуэлы. Баррель сорта Brent избежал сильных колебаний: в четверг, 24 января, он торговался с небольшим снижением у отметки $61.

Котировки барреля и «Роснефти» зависят от новостей из Венесуэлы, так как эта южноамериканская страна добывает много нефти, а «Роснефть» участвует в совместных проектах с местными компаниями.

Теперь инвесторы опасаются за долю и добычу «Роснефти»: российская компания договаривалась обо всех условиях с Николасом Мадуро и после отстранения президента может потерять имевшиеся преференции. Из-за этого бумаги нефтегазовой компании сегодня упали на 2,5%. По мнению аналитиков, опрошенных РБК Quote, «Роснефти» грозят ощутимые денежные потери.

Кризис в Венесуэле продолжается несколько лет. За это время республика превратилась из одной из самых перспективных стран региона в экономически отсталое государство с гиперинфляций и дефицитом товаров первой необходимости.

Доведенные до крайности граждане вышли на марши протеста, а инаугурация президента Николаса Мадуро, прошедшая 10 января, положила начало массовым беспорядкам. Народ не считает Мадуро легитимным президентом, однако тот удерживал фактическую власть с помощью военных.

В среду спикер парламента Венесуэлы и лидер оппозиции Хуан Гуаидо объявил себя временным президентом страны. В качестве переходного главы государства Гуаидо сразу же признали США, Канада, Аргентина, Бразилия и несколько других стран. В ответ Николас Мадуро объявил о разрыве дипломатических отношений с США и призвал население к мобилизации.

Что произойдет, если Мадуро сохранит власть

Если Мадуро удержится у власти, то вероятность расширения санкций в отношении Венесуэлы со стороны США увеличится, пишет CNBC. До переворота администрация Дональда Трампа рассматривала возможность введения эмбарго на закупку нефти у венесуэльских поставщиков. Сейчас большая часть углеводородов из Венесуэлы идет именно в США, так как только заводы в Соединенных Штатах имеют техническую возможность переработать тяжелую и вязкую венесуэльскую нефть.

Но даже без санкций южноамериканская страна снизила поставки на экспорт до минимального уровня за последние 28 лет. Ранее она была крупнейшим латиноамериканским экспортером нефти, но, по данным Bloomberg, в 2018 году средний объем поставок упал до 1,25 млн барр./сутки — наименьшего значения с 1990 года.

Причиной падения экспорта стало резкое сокращение добычи. Это произошло из-за массового бегства жителей из страны, а также сокращения зарплат в реальном выражении. Теперь многие либо отказываются работать, либо просто отсутствуют на рабочих местах по причине отсутствия зарплаты.

В ноябре администрация Дональда Трампа восстановила санкции против Ирана, поставлявшего значительное количество среднесернистой нефти. Санкции против Венесуэлы приведут к ограничению потока баррелей «из двух стран ОПЕК, добывающих нефть, которую трудно будет заменить», полагает глава департамента товарной стратегии в RBC Capital Markets Хелима Крофт. В банке уже сейчас прогнозируют, что в 2019 году поставки нефти из Венесуэлы сократятся на дополнительные 300-500 тыс. барр./сутки.

Читайте также:  Венгрия зимой, отдых на курортах и термальных источниках

На что рассчитывать при новом президенте

Смена власти на более лояльную к США обернется в будущем притоком инвестиций и развитием нефтяной промышленности в Венесуэле, рассказал РБК Quote инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

«Если отстранение Мадуро все-таки произойдет, то это чревато возвращением на рынок нефти в течение одного-двух лет 1 млн баррелей в сутки. Это создаст серьезное давление на и без того профицитный рынок» — написал директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов в своем телеграм-канале MMI.

Если новая власть решит отменить монополию государственной нефтяной компании PDVSA, то вполне вероятен рост добычи, поддержала коллегу эксперт «Международного финансового центра» Ольга Прохорова. В результате произойдет рост предложения и падение цен на нефть, указала аналитик.

«Пока этого не случилось влияние госпереворота на котировки нефти будет строго обратным. На этом фоне нефть может укрепиться выше уровня $62 за баррель сорта Brent, а прорыв выше этой отметки сопротивления сделает следующей целевой отметкой район $67 за баррель», — спрогнозировала Прохорова.

«Венесуэла существенно сдала позиции на международном нефтяном рынке, а более половины своей нефти страна поставляет в США, то есть для европейского спроса потеря не будет существенной. Думаю, события в Венесуэле не должны серьезно отразиться на цене нефти Brent», — заявила аналитик «Фридом Финанс» Анастасия Соснова.

В чем угроза для «Роснефти»

Новости из Венесуэлы нанесли значительный урон бумагам «Роснефти»: акции устремились вниз. На лондонской бирже на момент написания статьи GDR компании подешевели на 2,26%, на торгах в Москве котировки снизились на 2,75%.

«Латиноамериканские события могут иметь для «Роснефти» негативные последствия, — написал Александр Бахтин в своем обзоре. — Компания является одним из якорных инвесторов Венесуэлы, общий объем долга страны перед «Роснефтью» превышает $3 млрд. Смена власти не только ставит под сомнение будущие проекты, но и создает неопределенность вокруг этого долга».

Для России влияние госпереворота в Венесуэле пока оценивать сложно, но весьма вероятно, что страна может потерять деньги, предупредила Ольга Прохорова. Согласно ее оценке, предварительный урон может составить порядка $6 млрд, и это только за счет тех денег, о предоставлении которых договаривались в декабре прошлого года. Отчасти этим можно объяснить поддержку российскими властями отстраненного Николаса Мадуро.

По утверждению Минэкономразвития, российские инвестиции в Венесуэле составляют немногим более $4,1 млрд, из которых на «Роснефть» приходится $3,5 млрд.

«Для нефтяной компании подобные суммы не являются чем-то запредельным, — указал ведущий аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков. — К тому же, возможным новым властям в Каракасе предстоит решать тяжелые экономические задачи, которые без внешнего участия окажутся непреодолимыми».

Агентство Reuters провело собственные подсчеты на основе данных, которые публиковало российское правительство с 2006 года. Оказалось, что за последние 13 лет Россия предоставила Венесуэле не менее $17 млрд.

На момент написания заметки консенсус-прогноз Refinitiv рекомендует покупать акции «Роснефти», ожидая, что в ближайшие год они подорожают на 30,48%, до ₽533,21 за штуку. Из семи аналитиков, вошедших в консенсус, пятеро советуют покупать, двое — держать бумаги.

На вопрос о том, что произойдет с нефтью после событий в Венесуэле, 48% читателей РБК ответили «подорожает». 25% респондентов выбрали вариант «цена не изменится», 27% проголосовали за удешевление барреля. Таковы результаты опроса, проведенного в четверг, 24 января, в группах РБК в «Твиттере» и «вКонтакте».

США хотят вернуть контроль над венесуэльской нефтью

Переворот в Венесуэле вышел на новый виток. США объявили санкции к главной нефтяной компании этой страны. А президент-самозванец Хуан Гуаидо решил сменить в ней руководство. Но эта компания сотрудничает с Россией ! Сецкоры « КП » срочно отправились туда, где далекая Родина добывает Венесуэле нефть.

СТАВКА НА АРМИЮ

После массовых митингов 23 января, когда на площади Каракаса президентом Венесуэлы был самопровозглашен оппозиционер Гуаидо, не поверившая в свое счастье уличная демократия свела свою активность к минимуму. Идут лишь крохотные митинги в разных концах города – чтобы держать в тонусе законно избранного президента Мадуро. Основная борьба за власть переместилась в высокие кабинеты цивилизованных стран, обитатели которых вдруг стали так похожи на рейдеров планетарного масштаба.

Военкор “Комсомольской правды” Александр Коц и выделенная для сопровождения русских журналистов о Фото: Александр КОЦ

В самой Венесуэле основная битва за умы развернулась в войсках. Потому что, как справедливо заметил Гуаидо, именно военные могут склонить чашу весов в чью-то сторону. Он развернул агитацию в войсках, обещая амнистию тем, кто перейдет «на сторону народа». Но и Мадуро поехал по воинским частям — там начинают учения, которые призваны остудить головы тех, кто предлагает «решить вопрос» в Венесуэле интервенцией.

О криминале здесь ходят легенды. Поэтому мы едем тремя бронированными джипами. Фото: Александр КОЦ

Не очень далекая история показывает, что армия не всегда гарантирует успех интересанту. В Ливии и Сирии она раскололась. А в Египте и вовсе в конечном итоге взяла власть в свои руки. В Венесуэле военное командование пока клянется в верности Мадуро. Тот говорит, что готов к переговорам с оппозицией, которая ни на какие компромиссы с ним идти не хочет. И пока на фоне жесткой риторики Запада это выглядит как тупик для Мадуро, который, похоже, не хочет обострять ситуацию. Об этом говорит хотя бы то, что Гуаидо до сих пор на свободе.

На среду лидер оппозиции созывает венесуэльцев на новую массовую акцию (майдан, сказали бы на Украине ).

А мы отправились за сотни километров от столицы Венесуэлы Каракаса, приняв приглашение российских нефтяников.

Военкор “Комсомольской правды” Александр Коц и выделенная для сопровождения журналистов из России охрана. Фото: Александр КОЦ

ГЛАВНЫЙ «ПРИЗ» ЗА СМЕНУ ВЛАСТИ?

Давно подмечено, что чем жестче «диктатура», тем лучше в стране дороги. Меня (пишет Александр Коц) судьба военкора «Комсомолки» забрасывала и в Ливию, и в Египет, и в Ирак , и в Сирию, как только там начинались войны-перевороты. И везде я удивлялся качеству автотрасс. А еще о стране можно судить по количеству блокпостов. В Венесуэле их оказалось поразительно много для не воюющей страны. Казалось, мы с Антоном Фокиным едем по самой опасной в Сирии трассе Хомс -Алеппо в период набегов игиловских банд.

Это ощущение подкрепляет «маленькая» деталь — мы едем на трех бронированных джипах. О криминале в Венесуэле ходят легенды! Иной раз тут сначала стреляют в голову, а потом проверяют карманы. И по мере отдаления от Каракаса к нам присоединяются все новые джипы и пикапы. Так что к нефтяным полям мы подъезжаем солидной колонной с автоматчиками.

О стране очень много может сказать количество блокпостов. И в Венесуэле их оказалось удивительно много для не воюющей страны. Фото: Александр КОЦ

Зато какие виды! Трасса петляет между Карибским морем и нескончаемыми банановыми плантациями. Затем уходит на юг – вдоль фруктовых садов. Тут могла бы быть туристическая Мекка , но лидеры стран, осознающих цену и хрупкость настоящей независимости, предпочитают вкладываться в оружие.

«Петромонагас» – это совместное производство венесуэльской главной нефтяной компании PDVSA и « Роснефти ». Но Гуаидо хочет сменить в PDVSA руководство. Зачем? Ответ настолько очевиден, что его здесь не принято произносить вслух. До 2007 года тут вольготно чувствовала себя американская Exon Mobile. Чавес потребовал от американцев делиться с Венесуэлой. Они отказались. И ушли. И тогда сюда пришли русские.

Здесь совместно с Россией добывается десятая часть всей венесуэльской нефти. Фото: Александр КОЦ

Может, мы приехали на то место, которое США наметили своим главным «призом» за проведение своей спецоперации по смене власти в Венесуэле?

Но не все так вот просто.

АМЕРИКАНСКАЯ СИБИРЬ

Едем вдоль сосновой лесопосадки. И под бодрящим кондиционером кажется, что за окном – зябкая Сибирь . Опускаешь бронированное стекло, и в машину врывается липкая духота.

Мы договаривались, что не будем говорить о политике. И хозяева показывают нам свои владения – буровые, скважины, тягучая, как смола, тяжелая нефть, которую приходится разбавлять, чтобы гнать по трубам…

Работник выдавливает из крана свежие пробы и, довольно улыбаясь, произносит: «Вот оно, наше черное золото». Фото: Александр КОЦ

– Русские привозят к нам своих инженеров, – говорит работник компании Мигель Каприо. – И технологии повышения давления в пласте, которые помогают увеличить добычу. Здесь совместно с Россией производится десятая часть всей венесуэльской нефти. И это первое место по объему добычи среди всех совместных предприятий в Венесуэле.

Его товарищ выдавливает из крана свежие пробы и, довольно улыбаясь, произносит: «Вот оно, наше черное золото».

Новость о том, что у компании-партнера России возможно грядут кадровые изменения застала нас на обратной дороге.

Корреспондент “КП” в Венесуэле Антон Фокин в роли местного нефтяника. Фото: Александр КОЦ

– Не мытьем, так катаньем пытаются сюда вернуться, – все-таки не выдержал и пробурчал один из венесуэльских спецов, имея в виду США.

«Petromonagas» очень важен для всей венесуэльской «нефтянки», которая уже больше 10 лет пребывает в перманентном кризисе. Шутка ли, ежедневная добыча упала с 2,5 миллиона баррелей в 2016 году до нынешних 1,2 миллиона (кстати, международные организации давно говорят, что Венесуэла завышает и эти свои показатели). Как же так произошло, что страна, которая считалась одной из главных нефтяных держав и была основателем могущественной ОПЕК, стала «колосом на глиняных ногах»?

Венесуэльскою «нефтянку» погубило то, к чему призывают и многие российские «коммунисты» – забрать все деньги, которые крутятся в отрасли. Власти забыли о том, что энергетика – не просто труба, воткнутая в землю, а еще и высокие технологии, требующие многомиллиардных инвестиций. Распоряжаясь бюджетом ПДВСА как своим личным «карманом» для раздачи товаров и дешевой еды населению, правительство Венесуэлы загнало когда-то одну из крупнейших энергетических компаний в мире в такой кризис, откуда ей очень непросто выбраться.

Читайте также:  Лечение суставов в Венгрии, обзор возможностей

Венесуэльскую «нефтянку» погубило то, к чему призывают многие отечественные «коммунисты» – взять и поделить деньги, которые крутятся в отрасли. Фото: Александр КОЦ

В русле этой политики в Венесуэле продолжается и продажа фактически бесплатного бензина. Заправить полный бак обычной легковушки в Каракасе стоит меньше одной копейки (в переводе на российскую валюту)! Только за год Венесуэла тратит по $18 миллиардов на этот «праздник жизни», а уж про то, что страна подарила своим менее богатым нефтью соседям миллиарды долларов за льготные поставки по проекту «Петрокарибе», лучше вообще не вспоминать.

Еще одной проблемой стало просто плохое управление и коррупция в отрасли. Венесуэльцы, начав бороться с преступниками, посадили бывших глав PDVSA Нельсона Мартинеса и Эулохио дель Пино , а вместе с ними десятки «акул» поменьше, но вмешались в ситуацию слишком поздно.

МИЛЛИАРДЫ НЕ «ЗАРЫТЫ»

Сейчас в Венесуэле работают компании из 19 стран, там есть все — китайцы, индийцы, французы, итальянцы. Даже американский «Шеврон» активно качает «черное золото», несмотря на все санкции Вашингтона , понимая, что если уйдет из Боливарианской Республики, на его место сразу же придут другие, менее «политизированные» желающие. Как сказал нам один представитель западной компании — «правительства в Венесуэле могут приходить и уходить, а нефть будет в этой земле всегда».

«Горячие головы» в России уже не раз прокричали, что Москва «зарыла» в Венесуэле миллиарды долларов, которые можно было бы вложить в свою экономику. Мы увидели – деньги не «зарыты», а инвестированы в тот же «Петромонагас», благодаря которому «Роснефть», а вместе с ней и государство, получают неплохую прибыль.

В любом случае, как утверждают эксперты, российскому нефтяному бизнесу даже в случае смены власти в Венесуэле не должно ничто угрожать. Все контракты были заключены по закону и конституции страны, поэтому выкинуть « Газпром » и «Роснефть» без уплаты огромных издержек, предусмотренных контрактом, так просто не получится. Да и нужно ли это самим венесуэльцам, даже проамерикански настроенным? Российские корпорации ставят рекорды по добыче «черного золота» (а значит – потока дефицитных долларов в местную казну). В условиях катастрофического падения производства углеводородов резать «курицу, которая несет золотые яйца» решится только круглый дурак.

Ну, либо все-таки тот, кто действует его руками, чтобы отжать себе жирный кусок пирога.

Совместная российско-венесуэльская компания по добыче нефти. Александр КОЦ

ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ РЕПОРТАЖ АВТОРА

«Мы не хотим стрелять друг в друга»: Как Венесуэла раскололась на два лагеря

На небольшой площади в центре Каракаса 300 человек хором зачитывали положения из законопроекта об амнистии для всех политзаключенных, которых оппозиция собирается выпустить сразу после того, как придет к власти в Венесуэле. «Удивительно, что до этого в свое время не додумались на Майдане», – подумал я (приехавший из Москвы Александр Коц — Ред.). Хотя, так или иначе, индульгенция победившей стороне на Украине в итоге была обеспечена. (подробности)

В ТЕМУ

Начнется ли в Венесуэле кровавая гражданская война

В среду в Боливарианской Республике случилось неординарное событие – там появился второй президент. Правда “новый” глава государства не был избран, а провозгласил себя сам. Им стал Хуан Гуаидо – председатель оппозиционной Национальной ассамблее. “КП” разбирается. что значит появление еще одного главы государства и почему он может ввергнуть страну в пучину насилия (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мадуро готов на диалог, но Гуаидо хочет крови

В пятницу 25 января прямо перед завершением рабочей недели оба лидера Боливарианской Республики выступили с публичными заявлениями. Президент Николас Мадуро в очередной раз заклеймил происки империалистов, а “президент” Хуан Гуаидо снова пообещал сделать всех венесуэльцев счастливыми, как только свергнет нынешнего главу государства (подробности)

Лидер оппозиции Венесуэлы объявил себя президентом

Председатель Национальной ассамблеи Хуан Гуаидо объявил себя временно исполняющим обязанности президента Венесуэлы. Об этом он заявил перед многотысячной толпой во время одного из митингов, которые сейчас проходят в Каракасе. (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Попытка госпереворота в Венесуэле»

Нефтяной генерал: что значат для России перемены в венесуэльской PDVSA

Нефтяная революция

Николас Мадуро в воскресенье, 26 ноября, назначил министром нефтяной промышленности Венесуэлы и главой компании Petroleos de Venezuela SA (PDVSA) генерал-майора Национальной гвардии Мануэля Кеведо. Об этом говорится на сайте компании. Президент Венесуэлы считает, что именно военный должен очистить отрасль от коррупции, о чем он заявил в телеобращении, добавив, что «настало время для нефтяной революции».

Смене руководства PDVSA предшествовала волна громких арестов топ-менеджеров компании и ее американской «дочки» Citgo Petroleum Corp., которая управляет тремя НПЗ в США. 14 ноября под стражу были взяты девять сотрудников PDVSA, а также заместитель министра планирования Венесуэлы Луис Мендоса по обвинению в подтасовке показателей добычи нефти.

Ранее пост министра нефтяной промышленности занимал Эулохио дель Пино, который также возглавлял венесуэльскую нефтяную госкорпорацию с сентября 2014-го по август 2017 года, а PDVSA в последние несколько месяцев руководил Нельсон Мартинес.

Как пишет Reuters, Кеведо является убежденным сторонником Мадуро. Он называет себя «солдатом народа», поклонником Уго Чавеса, но ранее не проявил себя ни как политик, ни как специалист в нефтяной отрасли. Мартинес же является дипломированным химиком, а дель Пино — инженер, учившийся в Стэнфорде. Дель Пино был одним из инициаторов соглашения о сокращении нефтедобычи, которое страны ОПЕК и несколько не входящих в картель государств приняли в конце 2016 года, чтобы снизить избыток предложения нефти на рынке и добиться роста цен.

Назначение генерала Национальной гвардии, который никогда не имел отношения к нефтяной промышленности, на пост главы государственной нефтегазовой компании означает стремление Мадуро укрепить власть военных в преддверии неизбежного дефолта страны по ее внешним обязательствам, говорит независимый эксперт, латиноамериканист Евгений Бай. Венесуэльская нефтяная отрасль находится, по его словам, в состоянии свободного падения: сейчас страна производит 1,9 млн барр. нефти в день против 2,27 млн барр. в 2016 году (в 2008 году производство было на уровне 3,2 млн барр.). По итогам 2016 года чистая прибыль PDVSA сократилась почти в девять раз — с $7,345 млрд до $828 млн, а 14 ноября агентство S&P объявило частичный дефолт PDVSA, которая дает стране 96% валютных поступлений, и несколько дней спустя — частичный дефолт по суверенным бондам страны, напоминает Бай. В этой ситуации Мадуро остается надеяться лишь на поддержку генералов, чтобы удержаться у власти, однако внятного рецепта решения экономического кризиса у него нет, считает эксперт.

$140 млрд долгов

Мадуро был избран президентом Венесуэлы в 2013 году после смерти Уго Чавеса. До 2014 года экономику страны поддерживали высокие цены на нефть, которые позволяли правительству проводить масштабные социальные программы, указывает Всемирный банк. Однако снижение цен на нефть (в июне 2014 года нефть Brent стоила $115 за баррель, а к январю 2016-го опустилась ниже $30 за баррель) спровоцировало в стране долгосрочный экономический кризис. В 2017 году наблюдаются частые перебои с поставками электричества, продовольствия, медикаментов. Потребительские цены за 2017 год в стране вырастут на 649%, говорится в отчете Torino Capital. Сокращаются и валютные резервы: Центробанк Венесуэлы сообщал, что в 2011 году располагал $30 млрд, а в этом году только $10 млрд. При этом страна, по данным FT, должна иностранным кредиторам почти $140 млрд.

Друг России

Венесуэла обладает самыми большими среди всех стран мира доказанными запасами нефти — 300 млрд барр. (у следующей за ней Саудовской Аравии — 269 млрд барр., по данным странового справочника ЦРУ). ​Россия является одним из крупных кредиторов Венесуэлы и ее экономическим партнером как в нефтяной, так и в военной отраслях. 15 ноября 2017 года Россия и Венесуэла подписали соглашение о реструктуризации долга перед Москвой на сумму $3,15 млрд на десять лет. В первые шесть лет платежи будут минимальными, говорилось в сообщении российского Минфина. Общая сумма российских инвестиций в Венесуэлу включает кредиты и предоплаты за поставку нефти со стороны «Роснефти» в адрес PDVSA в размере $6 млрд. «Роснефть» указывала ранее, что рассчитывает вернуть все свои средства за счет поставок нефти до конца 2019 года.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев 27 ноября отказался комментировать РБК перемены в руководcтве PDVSA. Он лишь сообщил, что партнерские взаимоотношения развиваются без проблем и компания по-прежнему рассчитывает вернуть свои средства в срок. ​«Роснефть» совместно с PDVSA развивает шесть проектов в области разведки и добычи нефти в Венесуэле.

Старший аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров считает, что назначение на пост главы Министерства нефти и руководителя PDVSA военного — это попытка улучшить дисциплину внутри компании и победить коррупцию. Причиной экономического кризиса в стране он назвал падение спроса на венесуэльскую нефть в мире и проблемы с ее транспортировкой, частично вызванные санкциями США против Венесуэлы.

По мнению главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, именно предыдущее руководство PDVSA довело компанию до предбанкротного состояния. «Назначать в этой ситуации генерала, который ничего не понимает в нефтяной промышленности, рискованно», — полагает он. По его мнению, в дальнейшем ситуация в Венесуэле может развиваться по двум сценариям: если Мадуро останется у власти и ему нечем будет отдавать кредиты, он может попросить у России очередную отсрочку или списание долгов. Второй сценарий заключается в смене власти в стране, в этом случае российские компании могут не вернуть свои вложения, предупреждает эксперт.

Ссылка на основную публикацию