История обнаружения нефти в Саудовской Аравии и Бахрейне

В Бахрейне обнаружено крупнейшее почти за 90 лет месторождение нефти. Запасы нефти могут оказаться выше 136 млн т

Бахрейн – самая маленькая добывающая углеводороды страна в Совете сотрудничества стран Персидского залива (GCC), который также объединяет Кувейт, Оман, Катар, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Манама, 2 апр – ИА Neftegaz.RU. В Бахрейне обнаружено крупное месторождение нефти и газа.

Об этом стало известно 1 апреля 2018 г.

Верховный комитет по природным ресурсам и экономической безопасности Бахрейна продолжает реализацию своих планов по наращиванию запасов нефти и газа.

Совместные работы с национальными нефтяными компаниями росту в 2 раза объемов геологоразведочных работ (ГРР) привели к обнаружению крупнейших запасов нефти в истории королевства.

Работы проводились в течение 4 кв 2017 г.

Открытое месторождение находится у западного побережья королевства в бассейне Халидж Аль-Бахрейн (Khaleej Al Bahrain).

По оценке комитета, ожидается, что месторождение содержит значительный объем сланцевой нефти и газа.

Новое месторождение является крупнейшим, обнаруженным в Бахрейне с 1932 г, когда на территории королевства началась добыча нефти.

Подробностей о новом открытии пока мало.

Миннефти Бахрейна пообещало провести пресс-конференцию 4 апреля 2018 г, на которой предоставит дополнительную информацию.

Но предварительные оценки сделать уже можно.

Начальные промышленные ресурсы открытого в 1932 г нефтегазового месторождения Авали (Джебель ад-Духан), являющегося 1 из самых крупных в мире, оценивались в 136 млн т нефти и 530 млрд м 3 газа.

Открытое месторождение как минимум сопоставимо с месторождением Авали по запасом – это очень внушительно, даже несмотря на то, что его запасы относятся к категории трудноизвлекаемых (ТРИЗ).

Известно, что DeGolyer и MacNaughton (Demac) работали с властями Бахрейна для оценки месторождений в бассейне Халедж аль-Бахрейн и оценили нефтегазовый резервуар и данные испытаний как перспективные.

Для Бахрейна, бюджет которого на 80% зависит от нефти, это хорошая новость.

В отличие от своих ближайших соседей – Саудовской Аравии и Катара – Бахрейн не добывает много нефти, занимая 57 ю позицию в мире.

В настоящее время в Бахрейне добывается около 45 тыс барр/сутки нефти и более 28 млн м 3 /сутки природного газа.

Но Бахрейн получает еще 150 тыс барр/сутки нефти с морского месторождения Абу-Сафа, которые Бахрейн делит в равных долях с Саудовской Аравией.

Бахрейн – самая маленькая добывающая углеводороды страна в Совете сотрудничества стран Персидского залива (GCC), который также объединяет Кувейт, Оман, Катар, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Это при том, что месторождение Авали было 1 м , которое было обнаружено в Персидском заливе, а Бахрейн – 1 й страной в Заливе, которая начала добывать нефть.

Однако, проблема еще и в том, что запасы нефти и газа в королевстве в настоящее время близки к исчерпанию.

По некоторым данным, запасов действующих месторождений хватит только до 2025 г.

Бахрейн имеет запасы нефти в размере 124,6 млн барр и 92,03 млрд м 3 природного газа, согласно данным Госстат агентства США.

Для сравнения, у соседей-саудитов запасы нефти 266,5 млрд барр, в Катаре 24,3 трлн м 3 газа.

Вы будете смеяться, но экономика Бахрейна сидит на нефтяной игле.

Доход от продаж энергии составляет 87 % от общего дохода правительства за 2016 г

Доход от нефти и газа в стране упал на 43 % с 2013 по 2016 гг, согласно последним данным Минфина Бахрейна.

Причина – падение цен ан нефть на 77%.

Бахрейн сильно пытается диверсифицировать свою экономику и проводит заимствование средств для уменьшения давления на свои государственные финансы.

Это заставляет власти страны интенсифицировать поиск новых месторождений нефти.

К работе в Бахрейне большой интерес проявляла Росгеология.

В сентябре 2016 г Росгеология и Noga Holding заключили соглашение о сотрудничестве в сфере проведения на коммерческой основе геофизических исследований в Бахрейне.

Обнаружение нефти в Саудовской Аравии и Бахрейне

Нефтеносная провинция Персидского залива, описываемая в настоящей статье, включает долину Тигра и Евфрата, побережье Персидского залива и пустыню Руб-эль-Хали. Ввиду широкого распространения признаков нефти эта область, где мощность осадочной толщи достигает около 15 тыс. м, является одним из крупнейших, если не самым крупным нефтеносным бассейном мира. Ее территория равна 1,5 млн. кв.км, длина от предгорий северного Ирака до Вади Хадрамаут в южной Аравии составляет примерно 2,9 тыс. км, а ширина колеблется от 300 км в долине Тигра и Евфрата до 700 км в пустыне Руб-эль-Хали.

На севере рассматриваемого бассейна находятся нефтяные месторождения и выходы нефти Ирана и Ирака. В его центральной части от Кувейта до полуострова Катар расположены нефтяные месторождения западного побережья Персидского залива. Великая пустыня юго-восточной Аравии Руб-эль-Хали все еще не исследована, но характер слагающих ее толщ, очевидно, благоприятен для образования скоплений нефти; в районе же Вади Хадрамаут на юго-западной окраине рассматриваемого бассейна обнаружены горючие сланцы.

Вплоть до 1931 г. нефтяные месторождения были обнаружены лишь на территории Ирана и Ирака, в отличающемся интенсивной складчатостью поясе предгорий, расположенном между главными иранскими хребтами и большой впадиной, включающей долину Тигра и Евфрата и Персидский залив. В этом районе и находились тогда главные нефтяные месторождения Среднего Востока. Многочисленные выходы нефти и газа в Иране и Ираке свидетельствовали об огромных нефтяных запасах, скрытых в недрах. Большое количество нефти было получено из нижнетретичных отложений, подстилающие же их мезозойские слои были непродуктивны.

Первые нефтяные скважины

Далее к югу, на западном побережье Персидского залива, было обнаружено несколько небольших выходов нефти, но мощность третичных отложений, оказавшихся продуктивными в Иране и Ираке, здесь невелика. Поэтому восточная часть Аравийского полуострова в течение долгого времени не считалась важным нефтеносным районом. Было известно, что структура острова Бахрейн исключительно благоприятна для образования скоплений нефти, хотя выходящие здесь на поверхность отложения среднего эоцена древнее продуктивных отложений восточного побережья Персидского залива. Несмотря на это, «Бахрейн петролеум компани», филиал «Стандард ойл оф Калифорния», пробурила в центральной части острова скважину и 31 мая 1932 г. получила промышленную нефть из среднемеловых отложений.

В 1933 г. «Стандард ойл оф Калифорния» получила от короля Ибн-Сауда нефтяную концессию в восточной части Саудовской Аравии и в том же году начала поисково-разведочные работы. Впервые нефть в Аравии была получена в августе 1936 г. в Дахране (месторождение Дамиан), который находится всего лишь в 40 км к западу от острова Бахрейн и виден оттуда. Нефтеносные отложения занимают здесь такое же стратиграфическое положение, как и на острове Бахрейн. Но количество нефти было недостаточным для промышленной добычи. Результаты бурения девяти дополнительных скважин в других местах этой структуры оказались неудовлетворительными.

Впоследствии, однако, с увеличением глубины бурения на 600 м в верхнеюрских известняках были обнаружены более богатые горизонты, и, после того как 30 августа 1938 г. одна из скважин зафонтанировала, здесь началась промышленная добыча. С тех пор было открыто еще шесть нефтяных месторождений:

  • в 1939 г. — Абу-Хадрия, в 60 км к северо-западу от Дахрана;
  • в 1940 г. — Абкаик, в 65 км к юго-западу от Дахрана;
  • в 1945 г. — Эль-Катиф, в 22 км к северо-западу от Дахрана;
  • в 1948—1949 гг. — Фадили, в 115 км к северо-западу от Дахрана;
  • Аиндар, в 100 км к юго-западу от Дахрана; и Айн-Харад, в 250 км к юго-за­паду от Дахрана.

Каждое из этих месторождений будет рассмотрено ниже.

Помимо месторождений в Саудовской Аравии в Кувейте в 1938 г. было открыто богатое нефтяное месторождение Бурган, а в 1940 г. на полуострове Катар было открыто месторождение Докхан. Концессия Кувейт эксплуатируется «Кувейт ойл компани», держателями акций которой являются Англо-Иранская нефтяная компания и «Галф эксплорейшн компани», а месторождение Докхан разрабатывается компанией «Петролеум девелопмент оф Катар».

Бахрейн – «ахиллесова пята» Саудовской Аравии

Бахрейн – «ахиллесова пята» Саудовской Аравии, заявил Sputnik Азербайджан эксперт по Ближнему Востоку Али Гаджизаде.

Бахрейн — самая маленькая арабская страна, крохотная монархия залива. Эта страна размером меньше, чем Люксембург, но имеет архиважное стратегическое значение для двух региональных держав — Ирана и Саудовской Аравии, также Бахрейн является союзником США.

В Бахрейне находится Штаб центрального командования 5-го флота США. Почти за всю свою историю Бахрейн переходил из рук в руки, им владели и Сефевидский Иран, и португальцы, и англичане. В середине ХХ века, на закате Британской империи, когда решался вопрос будущего Бахрейна, на остров претендовали Ирак, Иран и Саудовская Аравия. Британцы решили никому Бахрейн не передавать, и в 1971 году страна получила независимость. В данный момент страной правит семья Аль Халифа.

С некоторых пор правящая семья взяла курс на «Дубаизацию» Бахрейна. Власти стремятся сделать из Бахрейна региональный туристический и финансовый центр. Справедливости ради стоит отметить, что частично им это удалось. Кроме того, были приняты меры по созданию промышленности, базирующейся главным образом на металлообработке и нефтепереработке.

Хотя и в Бахрейне добывается некоторое количество нефти, но это не составляет существенных объемов, а в условиях низких цен на черное золото и вовсе почти не имеет никакого экономического значения. Тем не менее, уровень жизни и доходов населения достаточно высок. В государстве естественно не действуют строгие законы шариата, как мы это можем наблюдать на примере Саудовской Аравии.

Казалось бы, полная идиллия, однако это далеко не так. По разным оценкам, от 65 до 75 процентов населения Бахрейна исповедуют ислам шиитского толка, остальные, в том числе правящая элита во главе с семьей Аль Халифа, исповедуют ислам суннитского толка. В этом и кроется главная проблема королевства. В Европе, например, нет никаких существенных проблем в том, что часть немцев — католики, а другая часть — протестанты. Но только не на арабском востоке.

Когда в 2011 году по странам Магриба прокатилась волна революций и бунтов, эта волна так называемой «арабской весны» докатилась и до Бахрейна. Шиитское большинство (согласно некоторым источникам, с подачи Ирана) обвинило свои власти в притеснении и потребовало больше свобод и больше власти. Страну охватили массовые демонстрации протеста.

Хотя эта интервенция и была воспринята манифестантами гневно, но она все же помогла семье Аль Халифа удержаться у власти. Однако вместе с этим факт интервенции дал повод Тегерану все громче роптать о положении единоверцев шиитов в Бахрейне. Еще с шахских времен в Бахрейне проживает некоторое количество иранцев, которые, хотя и считают себя бахрейнцами, все же не утратили полностью свой язык и обычаи.

Если верить бахрейнским властям, то Иран тайно поддерживал, и поддерживает по сей день, шиитские оппозиционные группы. На момент 2011 года Иран был лишен возможности непосредственного прямого вмешательства в события в Бахрейне. С одной стороны, Иран находится дальше от Бахрейна, чем Саудовская Аравия, имеющая сразу несколько стратегических преимуществ (мост длиной 25 км., соединяющий страну с Бахрейном, и географическая близость, а также приглашение властей Бахрейна).

С другой стороны, в случае военного вмешательства Ирана, им бы пришлось иметь дело, как с Саудовской Аравией, так и с американским флотом, базирующимся в Бахрейне. Тогдашний президент Ирана Махмуд Ахмадинежат хотя и был, конечно, фанатиком, но далеко не самоубийцей. Ирану пришлось довольствоваться ролью закулисного игрока. Однако времена изменились, Иран имеет реальные шансы перестать быть изгоем, и даже стать новым-старым союзником США. Между монархиями залива и Тегераном (главным образом, между Ираном и Саудовской Аравией) усилился раскол и наблюдается открытая конфронтация. Иран и Саудовская Аравия уже вовсю, воюют в Сирии, Йемене, Ираке и отчасти в Ливане. Очередной горячей точкой может стать Бахрейн.

Для Эр-Рияда по целому ряду причин Бахрейн важнее, чем Сирия и Ливан вместе взятые. Саудовцы не хотят иметь в 25 километров от своих границ, в богатом нефтеносном районе, иранского сателлита. Саудовская интервенция в марте 2011 года показала, что Эр-Рияд готов реагировать мгновенно и резко. Естественно, в Иране это знают, но искушение заполучить Бахрейн тоже велико.

Читайте также:  Перспективы континентальных шельфов как нефтеносных провинций

Можно с уверенностью сказать, что начиная с 2011 года не все спокойно в королевстве Бахрейнском. Согласно арабской версии, виноват в этом иранский режим, который всячески поддерживает, а порой даже и направляет шиитские политические группы, а иногда и террористов, побуждая их бороться против властей, раскачивая тем самым положение в стране и держа в напряжении Эр-Рияд.

Если обратится к иранской версии, то все не так: Тегеран считает, что власти королевства сами виноваты в своих проблемах, и что им стоит получше прислушиваться к голосу своего народа. Что касается Вашингтона, то США неоднократно заявляли о необходимости демократизации Бахрейна (для справки: Бахрейн до событий 2011 года был самой либеральной страной Персидского Залива).

Естественно, просьбы и желания Вашингтона касательно необходимости демократизации Бахрейна не были столь «настойчивыми», как это было в адрес Ливии, Саддамовского Ирака или Сирии, или того же Ирана. В Манаме и Эр-Рияде это прекрасно поняли и продолжили играть в свою игру. Время от времени в Бахрейне происходят теракты, в первую очередь, направленные против сил безопасности. Все это отпугивает туристов и инвесторов. Безусловно, такая ситуация не может не отразиться на уровне жизни граждан.

Поэтому, нестабильность вкупе с низкими ценами на нефть может в скором времени привести к значительному сокращению доходов бахрейнцев.

В сложившейся ситуации маленький, но стратегически очень важный Бахрейн играет роль «ахиллесовой пяты» для Саудовской Аравии. Эр-Рияд вовсе не желает сражаться на два фронта в Йемене и в Бахрейне, поэтому саудовцы всеми силами стараются не допустить проиранского переворота или революции в Бахрейне.

Такой разворот событий, с одной стороны, создал бы для Ирана стратегический плацдарм для дальнейшего продвижения на Аравийский полуостров, с другой стороны мог бы в определенной степени поставить в неуклюжее положение США. Хотя нельзя исключать, что Тегеран может договориться, с Вашингтоном по поводу присутствия американского военного флота на Бахрейне.

Также не стоит упускать из виду и тот фактор, что в случае смены режима в стране и прихода к власти проиранских сил экономическому процветанию Бахрейна придет конец, и уровень жизни граждан будет в разы ниже, чем сейчас или до 2011 года. Естественно, правящая элита Бахрейна тоже это осознает, и пытается использовать этот фактор в деле просвещения «несознательных граждан».

Для Бахрейна многое также зависит и от исхода сражений в Йемене и Ираке, а также от цены на нефть. Несмотря на то что, сам Бахрейн не является сколь-нибудь значительным в мировом, или даже в региональном масштабе экспортером нефти, его покровитель и главный экономический партнер Саудовская Аравия сильно зависит от цен на черное золото.

В данный момент для Бахрейна существует несколько сценариев;

1 Элита идет на демократические преобразования по европейскому образцу

Позитивная сторона: при удачном раскладе в долгосрочной перспективе династия Аль Халифа может сохранить свою власть и экономические позиции.

Негативная сторона: воспользовавшись демократическими свободами, шиитское большинство может потеснить суннитов(как в Ираке), что чревато столкновениями между старой суннитской и новой шиитской элитой, это неминуемо вызовет кровопролитие и вмешательство Саудовской Аравии.

2 Все оставить как есть

Власти могут попытаться оставить все как есть, законсервировав систему. В этом им будут помогать Саудовская Аравия и другие аравийские монархии, которые как раз сейчас в Йемене учатся вести координированные военные операции вне своих границ (Бахрейн тоже участвует).

Естественно, при таком сценарии Иран воспользуется возможностью потрепать нервы и ресурсы своего противника через Бахрейн. Ничего хорошего это ни Бахрейну, ни его народу не даст.

Также не исключено подключение в игру других региональных и внерегиональных игроков, таких, как Турция, Франция и в определенной степени Пакистан или Египет. Если не произойдет крупных мировых или региональных катаклизмов, то династия Аль Халифа и их союзники могут удерживать Бахрейн еще очень долго, если не вечно.

К сожалению, приходится констатировать, что граждане Бахрейна превратились в заложников геополитической игры и интересов соседних стран.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Как в Саудовской Аравии нашли нефть

материалы
по теме

экскурсии

Экспедиция Фернана Магеллана. Первое кругосветное плавание

Дуэль

1 Поиски воды

В 1925 году на территории Аравийского полуострова было создано объединенное Королевство Неджд и Хиджаз, которое возглавил Абдель Азиз ибн Сауд. В сентябре 1932 года королевство было переименовано в Саудовскую Аравию. Молодое государство было не только очень бедным, но и испытывало острый дефицит питьевой воды. И именно желание найти воду сыграло очень большую роль в дальнейшем развитии страны.


Абдель Азиз ибн Сауд

У короля ибн Сауда был друг и советник — англичанин Гарри Сент Джон Бриджер Филби или просто Джек Филби. Он вырос на Цейлоне, окончил Тринити колледж в Кембридже и начал свою карьеру на государственной службе в Индии. Во время Первой мировой войны он состоял в британской политической миссии в Багдаде и Басре. Ибн Сауда Филби впервые встретил в 1917 году в ходе своей миссии в Эр Рияде. В 1925 году недовольство политикой Великобритании на Ближнем Востоке сподвигло Джека Филби покинуть государственную службу. Он вернулся в Саудовскую Аравию, основал в Джидде торговую компанию и возобновил дружбу с ибн Саудом, через некоторое время сделавшись неофициальным советником короля.

Именно Филби и взялся за решение проблемы с водой. Он заинтересовал этим вопросом одного своего знакомого — американца Чарльза Крэйна. Крэйн был богатым владельцем компании, занимавшейся всем, что связано с водопроводными системами. Кроме этого он был человеком, живо интересовавшимся историей и международными отношениями. Но главной его страстью была арабистика. И именно арабистика свела вместе Крэйна и Филби, которые встречались, переписывались, обменивались древними манускриптами. Когда Джек Филби сообщил Крэйну о своих филантропических планах по облагодетельствованию арабов водой, тот немедленно откликнулся. У Крэйна именно в этот момент в соседнем Йемене находилась экспедиция с целью поиска воды во главе с очень опытным изыскателем и специалистом-буровиком Карлом Твитчеллом.

25 февраля 1931 года Крейн прибыл в Саудовскую Аравию, в Джидду. Король встретил его роскошным банкетом и большими почестями. Для его развлечения сотни телохранителей короля исполнили завораживающий танец с саблями. Король подарил Крейну множество ковров, кинжалов, сабель и двух породистых арабских скакунов. Вдвоем они говорили о выжженной каменистой пустыне и возможном присутствии подземных рек под Недждом. После этого экспедиция Твитчелла была переброшена в Аравию.

Совершив трудное путешествие в 1500 миль, чтобы проверить признаки артезианской воды в Аравийской пустыне, Твитчелл в апреле 1931 года появился в Джидде с плохими новостями: бурение на воду было бесперспективным. Но при этом он заявил, что опыт буровика подсказывает ему, что в восточных районах Аравии должна иметься нефть.

2 Концессия на поиск нефти

Замаячившие на горизонте перспективы толкали Филби и ибн Сауда к действиям. Нужно было найти иностранных инвесторов. Выбор пал на американцев. Король попросил буровика Карла Твитчелла быть его посредником в Америке. В феврале 1933 года Твитчелл вернулся в Саудовскую Аравию и привез с собою человека по имени Ллойд Гамильтон. Гамильтон был юристом, представлявшим интересы нефтяной компании Standard Oil of California (SOCAL). Филби подписал с SOCAL секретное соглашение, по которому он становился «консультантом» компании. По условиям соглашения он получал $1000 в месяц в течение полугода, обязываясь добиться в этот срок получения американцами концессии на поиски нефти, а также бонус в том случае если нефть будет найдена.

SOCAL оказалась не единственной компанией, заинтересовавшейся поиском нефти в Аравии. «Иракская нефтяная компания» также направила своего представителя для переговоров. Саудовская сторона требовала, чтобы будущий концессионер заплатил 100 тыс. фунтов золотом при подписании соглашения. «Иракская нефтяная компания» предложила максимально 10 тыс. ф. ст. SOCAL тоже была не готова платить так много. Но в итоге соглашение было подписано с американцами.

По условиям договора SOCAL должна была немедленно выплатить 35 тысяч фунтов стерлингов золотом. Через восемнадцать месяцев предполагалась выдача второй ссуды в 20 тысяч фунтов. Кроме того, компания обязалась предоставить еще одну ссуду в 100 тысяч фунтов стерлингов золотом по факту обнаружения нефти. Концессия действовала в течение 60 лет и охватывала территорию в 360 тысяч квадратных миль. 29 мая 1933 года договор был подписан.

3 Обнаружение нефти

Первые два геолога высадились в Эль-Джубайле в сентябре 1933 года и встретились с Твитчелом, который прибыл из Джидды. Местный купец Хамад аль-Гусайби стал агентом компании. Геологи жили в Хуфуфе в его доме до 1936 года. Сначала геологи перебрасывали грузы в пустыню на верблюдах. Лишь через несколько месяцев появились грузовики. Все снаряжение и большую часть питания компания привозила из Соединенных Штатов через порт Эль-Хубар. К концу 1933 года в Саудовской Аравии было уже восемь нефтяников.

К 1935 году геологи нашли благоприятную структуру для начала бурения. 30 апреля 1935 года начато бурение первой скважины Даммам-1 (Д-1). Ей суждено было стать исторической только благодаря своему первому номеру. Через 7 месяцев Даммам-1 дала газ и признаки нефти на глубине семи сотен метров. Но из-за поломки оборудования буровики были вынуждены зацементировать скважину. Сразу же была начата Даммам-2. На глубине 663 метра были найдены признаки нефти. Компания решила расширить поиск, начали бурить еще четыре скважины. В Эль-Хасу из США были направлены сборные дома, оборудование, снаряжение, — все необходимое для продолжения работ.

К концу 1936 года в районе Даммамского купола работали уже 62 американца и более 1000 саудовцев. Но поводов для радости пока не было. Углубление Д-1 до 975 метров не дало ничего. Д-2 оказалась «сырой» и давала воды вдесятеро больше, чем нефти. Из Д-3 с трудом выкачали 100 баррелей тяжелой нефти с 15-ю процентами воды. Д-4 оказалась сухой, Д-5 — такой же безнадежной. «Дикая кошка» — скважина, пробуренная наугад в начале 1937 года в районе Эль-Алат в 20 милях на северо-запад от Дахрана на глубину 1380 метров, дала незначительное количество нефти вперемешку с водой.

Экспериментальная скважина Д-7, заложенная в декабре 1937 года, давалась с трудом: рвались цепи, терялись буры. Но в начале марта 1938 года Д-7, пробуренная уже до глубины 1440 метров, дала нефть. В первый день всего примерно 1500 баррелей, а через две недели в два с лишним раза больше. Продолжение Д-2 и Д-4 до обнаруженной глубины залегания нефти тоже дало хорошие результаты и ознаменовало открытие нового для региона нефтеносного слоя в пласте, который геологи окрестили Аравийской зоной.

Король Абдель Азиз ибн Сауд благословил историческое открытие и в апреле 1939 года сам приехал в Эль-Хасу из Эр-Рияда по древнему караванному пути через красные пески пустыни Дахна в сопровождении огромной свиты в 2000 человек. Процессия насчитывала до четырехсот автомобилей. В местечке, которое только что получило официальное название Дахран, был разбит палаточный городок из 350 белых шатров. К приезду короля был построен первый на саудовской территории нефтепровод на мыс Таннура, где первую партию нефти ждал прибывший из США танкер «Д. Дж. Скофилд». Первого мая 1939 года король ибн Сауд с соответствующей случаю торжественностью повернул вентиль, пустив нефть из Саудовской Аравии.

Предыстория

Саудиты — семья, восходящая к религиозным бедуинам Аравии. С XVIII века они борются против Османской Империи, опираясь на идею «возвращение к истинному исламу» – ваххабизм. Их первое государство сложилось еще на рубеже XVIII-XIX веков, но королевство довольно быстро разгромили турки. В XIX-XX веке потомки Сауда ведут постоянную войну с врагами их независимости, с той же Османской Империей, которая была мало заинтересована в обретении радикального соседа на своих границах. Не без поддержки Британии, саудиты в итоге победили, отразив нападки и других знатных семей региона, претендовавших на власть. 23 сентября 1932 года государства Неджд и Хиджаз объединились. Так появилась Саудовская Аравия.

Читайте также:  Секреты успешной консумации от EGO agency: заработок на общении

Новый правящий режим стремился к возрождению древних бедуинских традиций. На сотрудничество с Западом вообще он не особо шел. Любопытно, но король Абдель Азиз — тот самый, чьему правлению страна обязана и первыми нефтяными месторождениями, и формированию единой нации, за все время своего царствования покидал страну всего три раза. Но и Запад особого интереса пока к землям Саудитов не питал. Кому нужно было лезть в необъятную страну, бездорожный, песчаный и дикий край, наполненный фанатиками и пустыней? Разве что, самым отчаянным.

В 1923 году король Абдель Азиз дает иностранцам первое разрешение на изыскания в регионе, ставящие своей задачей исследование недр Аравии и поиска в ней полезных ископаемых. В нефть в те времена особо не верили — не то что сейчас, бочка тогда стоила всего 50 центов, это когда сейчас — 100 долларов. Но нефть была выгодным бизнесом, а многие компании в Америке и Европе уже зарабатывали на ней миллионы. К тому моменту, нефть обнаружили в соседнем Иране. В 1932 году была найдена нефть в Бахрейне — первая арабская нефть. Рассматривая очертания холмов на востоке Саудовской Аравии, геологи нашли сходство региона с нефтеносным регионом Бахрейна, который дал залежи миру.

Арабский полуостров для жизни американцев, привыкших к комфорту, не особо подходил. Даже раньше — в Иране, в Азербайджане, в России, исследователи сталкивались с куда более подходящими условиями. Саудовская Аравия в те времена жила традициоными промыслами традиционного государства — рыболовля, добыча жемчуга, ремесла. Пройдет всего полвека, когда вместо старых кочевых шатров на этом месте будут воздвигнуты огромные здания и сверхсовременные центры, но тогда ничего этого и близко не было.

Трудности и радость первых открытий

Крупные финансовые структуры, субсидировавшие поиски нефти, рисковать не хотели. Убеждать, буквально, приходилось на свой страх и аппелировать лишь к точным расчетам, уверенности — а самому уповать на интуицию. Но американцы — не будь они первопроходцы капитализма, взялись за дело очень ответственно. 30 апреля 1935 года началось бурение первой скважины «Д-1». Разработки велись компанией «Standart Oil of California». Практически все инструменты завозились с собой — от гвозя, до транспортных приспособоленй, дабы доставить сложные агрегаты и оборудование. Местное население смотрело на американцев, как на людей, свалившихся с луны, а поэтому — дабы не обострять противоречия с аборигенами, исследователи старались выглядеть и одеваться как арабы. Они сами строили дома, рыли колодцы для питьевой воды, а часто — просто раскидывали шатры, будто сами — бедуины. Прежде, чем нефть появилась, потребовалось пробурить семь скважин. Инвесторы в Сан-Франциско уже метали и рвали, но Максу
Штейнеке — главному геологу компании, улыбнулась, наконец, удача.

1 мая 1939 года в торжественной атмосфере сам король Абдель Азиз уверенно открыл первый кран, а нефть хлынула на поверхность. С ним было сопровождение более чем двухтысячной свиты самых высших и любопытных сановников, кто приехал посмотреть на новое чудо. С тех пор, данная скважина — которую называют матерью всех саудовских месторождений, так и не истощена. Добыча ведется до сих пор. На месте бывшего лагеря геологов сейчас находится огромный промышленный центр.

Тут же на месте состоялись и поэтические вечера, гонки на лодках, разные представления и скачки, обмен любезностями между арабами и геологами. Забавно, что Аравию представляли принцы «голубых кровей», в то время, как геологи были простыми американцами в большинстве — но совершенно нормальная картина для диалога цивилизаций времени XIX-XX века. Дипломатическая миссия США на мероприятии не присутствовала: ибо в те времена американцы даже не имели постоянных политических отношений с Аравией.

Трудно представить, но на момент открытия нефти, Саудовская Аравия закупала керосин. из России! В начале XX века, Россия производила более 50% всей нефти в мире. Американские геологи, плюнув на все нюансы, просто жгли русский керосин для ламп и искали нефть!

Рождение нефтяной нации

Со временем, объемы разведанных месторождений увеличивались. Но добыча нефти в стране начнется лишь в 1946 году, поскольку Запад тогда был отвлечен на более важное событие для себя — Вторую Мировую войну. К 1949 в стране была уже развитая индустрия. А что было дальше — все помнят 70-е годы, когда Саудовская Аравия спровоцировала мощнейший в мире экономический кризис из-за нефти, просто закрыв краны?

Любопытно, но американцы далеко не всегда хотели заниматься саудовской нефтью вплотную. Даже после открытия месторождений, в обществе США были различные мысли. В условиях, когда бочка нефти не приносила особых денег, а спрос на новый рынок мог пойти очень большой, американцы боялись загубить свою нефтяную индустрию. Они опасалис, что поток нефти хлынет на их внутренний рынок, обанкротив национальные компании. И государство, которое было заинтересовано в стабильном росте благосостояния граждан — никто не хотел повторения «Великой Депрессии», когда рынок сам строил «условия». А сейчас же США давно уже сохраняет свою нефтеотрасль для стратегической безопасности, полностью переориентировавшись на закупку дешевых ресурсов у арабов — так вырос рынок и так много сегодня потребляется нефти.

Но Саудовской Аравии, впрочем, проблемы не мешали. В 30-е годы страна не имела даже электричества, а что получилось из этой красивой сказки — мы видим уже сейчас.

Поделится постом в социальных сетях:

Как нефть заставила Саудовскую Аравию выбирать между деньгами и религией

Отрывок из книги политолога Эллен Уолд

В начале XX века Абдель-Азиз из рода Саудитов начал борьбу за объединение Аравийского полуострова. Она завершилась в 1932 году — так появилось Королевство Саудовская Аравия. Молодое государство быстро превратилось в важного игрока на глобальном энергетическом рынке. Что произошло и как это изменило жизнь местных жителей, политолог и публицистка Эллен Уолд объяснила в своей книге Saudi, Inc. История о том, как Саудовская Аравия стала одним из самых влиятельных государств на геополитической карте мира, вышла в издательстве «Альпина Паблишинг». Уолд рассказала, как нефтяные доллары повлияли на сложные взаимоотношения в королевской семье, положение женщин, религиозный фундаментализм, цели и стратегии правителей Аравии. Публикуем фрагменты из главы «Ваххабизм, женщины, люди с Запада и риалы».

Как изменился Эр-Рияд

На одной из редких фотографий рыночной площади Эр-Рияда 1943 года видно немощёное пыльное пространство, множество мужчин в халатах толпятся перед приземистыми глиняными зданиями. Подпись гласит: «Главная улица Эр-Рияда. На переднем плане городской рынок, а на фонарном столбе на дальнем плане видны головы казнённых преступников, вывешенные на несколько дней для устрашения. Здесь происходят и казни. Фотограф Лэндри получил от короля на один день разрешение фотографировать улицы Эр-Рияда в 5:30 утра. Вылезать из машины ему было запрещено из опасения, что на него могут напасть ваххабиты».

На снимках столицы, сделанных в 1965 году, видны невысокие пальмы, посаженные вдоль недавно проложенного бульвара, по обе стороны которого стоят высокие белые и жёлтые здания в брутальном стиле. Улица заполнена автомобилями красного, бирюзового и белого цветов. Эр-Рияд в 1965 году стал современным, хотя и плохо спланированным городом. Рост населения в нём наглядно свидетельствовал о колоссальных переменах в Саудовской Аравии во время второй половины XX столетия. В 1944 году в Эр-Рияде жило около 50 000 человек, а в 1952-м — 80 000.

К 1965 году население города составляло, по некоторым оценкам, 225 000 человек. А ещё менее чем через десять лет, к 1972 году, их количество удвоилось.

Подобный рост городского населения и концентрация людей в городах напоминают Британию и США во времена промышленной революции. Однако в Саудовской Аравии изменения были основаны на притоке нефтяных доходов, а не на увеличении числа рабочих мест благодаря развитию производства. По мере того как люди оседали в городах, либо в центре полуострова в Эр-Рияде, либо в Джидде на западном берегу, либо в одном из более новых индустриальных городов, выстроенных для нужд нефтяной отрасли, жизнь становилась более космополитичной. К началу 1980-х годов Саудовская Аравия стала одной из самых урбанизированных стран на Ближнем Востоке.

Как династия аль-Саудов выбирала между прибылью и властью

Когда нефтяники впервые прибыли в Саудовскую Аравию, Абдель-Азиз сделал всё от него зависящее, чтобы отделить представителей Запада от своих людей, живших традиционным укладом. И он сам, и религиозные улемы, управлявшие социальной сферой, не хотели, чтобы западная культура изменила арабский образ жизни или как-то помешала контролю со стороны самого монарха и улемов.

Приехавшие в страну нефтяники, бизнесмены мирового уровня и новые коммуникационные технологии были крайне важны для роста доходов семьи аль-Сауд, однако у этого была и обратная сторона — дети влиятельных и богатых семей начали получать западное образование, получать представление о западных ценностях.

Саудовская Аравия, особенно внутренняя часть страны, откуда родом династия Саудитов, сохраняла традиционную кочевую и религиозную культуру даже в 1940-е годы. Политический порядок поддерживался благодаря племенной системе, в которой отдельные люди, семьи и кланы принадлежали к более крупному племени, управлявшему отношениями с другими племенами и решавшему проблемы с помощью насильственных и ненасильственных средств. Широко распространено заблуждение, будто племенная организация общества была свойственна лишь кочевникам-бедуинам. В реальности она играла важную роль в жизни как бедуинов, так и оседлых арабов. Королевская семья Саудитов происходила из одного из семи крупнейших племён, аназа, однако в этом регионе существует ещё как минимум 25 племён, некоторые из них живут на обширной территории вплоть до Северного Ирака и Сирии.

Арабы в городах и за их пределами выращивали скот или занимались сельским хозяйством, рыболовством, добычей жемчуга, мародёрством или мелкой коммерческой деятельностью. Такой стиль жизни сохранялся и в течение первой половины XX века. Король Абдель-Азиз считал влиятельные кочевые и мародёрствующие племена серьёзной угрозой для своего режима. Подчинив эти племена силой оружия, он вынуждал их проявлять постоянную лояльность. Они могли воевать только по его приказу и только против тех врагов, на которых он указывал. За это король обеспечивал их материальное благосостояние.

Нефть приносила не только огромные доходы королевской семье. Западные технологии и экспаты стали угрожать традиционному укладу арабской жизни

Во многих случаях он достигал своего, раздавая завоёванные земли, но угрожая вновь отобрать их в случае, если племя выступит против него. Он убедил мародёрствующие племена селиться в оазисах и перенимать оседлый стиль жизни. Время от времени в ранние дни своего правления король отправлял своих сыновей и их армии на подавление восстаний, однако большинство племён вполне удовлетворялись договорённостями с ним.

Для Саудовской Аравии и семьи аль-Сауд переплетение традиционной жизни и современности порой вызывало проблемы. Самая большая напряжённость возникала в сферах, связанных с религией, образованием, женщинами и терроризмом.

Почему важна была религия и кто такие ваххабиты

В дополнение к кочевому образу жизни важнейшим фактором существования архаичной Аравии была религия — разновидность суннитского ислама, ваххабизм. Ваххабизм зародился в 1700-е годы в родном для Абдель-Азиза регионе Неджд. Его часто описывают как фундаменталистскую и пуританскую форму ислама. Хотя такое представление нельзя считать совершенно неверным, оно не в полной мере объясняет суть этого направления.

Читайте также:  Эмиграция врачей из России в Великобританию, Германию, Канаду

Основатель движения Мухаммад Абд аль-Ваххаб жил в период «обновления и реформ» в исламском мире. Родившийся в начале XVIII века в семье знаменитых богословов и правоведов, Абд аль-Ваххаб был глубоко обеспокоен тем, что сам воспринимал как падение веры среди мусульман в его регионе. С точки зрения аль-Ваххаба, его единоверцы всё чаще отказывались от принципа тавхид, или монотеизма. Они носили амулеты для защиты от демонов, молились на могилах важных лиц, поклонялись духам и практиковали другие суеверия.

Воззрения Абд аль-Ваххаба казались слишком радикальными другим богословам того времени. Он не просто рекомендовал разрушать гробницы и монументы, к которым стекались для молитвы мусульмане; он сам занимался их разрушением. Однако его идеи заинтересовали одного политического и племенного лидера, Мухаммада ибн Сауда, — особенно после того как Абд аль-Ваххаб убедил его в том, что в случае поддержки ваххабитских идей, Аллах поможет правлению и самого ибн Сауда, и его наследников. В 1744 году Мухаммад ибн Сауд и Мухаммад Абд аль-Ваххаб заключили союз, поклявшись друг другу в верности.

Абд аль-Ваххаб занялся религиозными вопросами, а ибн Сауд — военными и политическими. По мере того как ибн Сауд захватывал всё новые территории, Абд аль-Ваххаб расширял зону своего религиозного влияния и находил всё больше единомышленников. Альянс был настолько удачным, что ибн Сауд завладел большей частью полуострова и создал первое недолговечное саудовское государство, а Абд аль-Ваххаб всецело его поддержал. Благодаря союзу с ибн Саудом религиозная практика и образ мыслей Абд аль-Ваххаба наряду со строгой приверженностью письменному слову Корана и хадисам (высказываниям или действиям, приписываемым мусульманскому пророку Мухаммеду) распространились почти на всю территорию, которая менее чем через 200 лет стала современным Королевством Саудовская Аравия.

Улемы вырезали из западных телепередач все романтические сцены, пострадал даже мультфильм про Микки Мауса — цензорам не понравилось, как Микки целует подружку-мышь в щёку

Когда Абдель-Азиз занялся объединением Аравии в первой половине XX столетия, он тоже заключил сделку с религиозными лидерами. Практики ваххабизма всегда сохраняли силу в Неджде, и по мере того как Абдель-Азиз двигался дальше на запад, он использовал исламские и особенно ваххабитские принципы для легитимации своей власти. Абдель-Азиз и его преемники заявляли, что их правление позволяет защищать исламские ценности и традиции. Абдель-Азиз контролировал важные исламские города Мекку и Медину вместе с их святынями. Также он заручился поддержкой ведущих религиозных деятелей-ваххабитов.

Как и его предки, Абдель-Азиз заключил с улемами взаимовыгодное соглашение. Улемы были включены в систему государственного устройства: получали зарплату из правительственного бюджета и имели право решать некоторые вопросы в юридической, социальной и отчасти образовательной сферах. Таким образом, король, с одной стороны, отстранил улемов от государственной, военной и внешней политики и от экономики, а с другой, превращал потенциально мощных врагов в союзников. В финансовом плане включение улемов в государственный аппарат было очень выгодным, и они признали право семьи аль-Сауд на царствование. Улемы имели некоторые полномочия в определённых областях (судебной, социальной и образовательной), и семья аль-Сауд часто консультировалась с ними. Но во всех остальных политических вопросах арбитрами всегда оставались король и его помощники. Время от времени улемы публично подвергали сомнению легитимность некоторых решений семьи по широкому кругу проблем — начиная от телевидения и заканчивая образованием для девочек, однако они никогда не выступали против королевских указов.

Посол США в Саудовской Аравии с 2009 по 2013 год Джеймс Б. Смит сказал по этому поводу: «Одни ребята занимаются законами Бога, а другие — законами человека. И они всегда поддерживают друг друга. Так и выглядит согласие».

Как улемы контролировали мораль

Применение в стране новых технологий также требовало переговоров и одобрения улемов. Особенно ожесточёнными были споры относительно телевидения в 1963 году. В 1962-м наследный принц Фейсал огласил программу дальнейшего развития Саудовской Аравии, предполагавшую в том числе внедрение телевидения.

С самого начала улемы противились этой идее на том основании, что телевидение принесёт в дома «разврат». Чтобы получить их одобрение, Фейсал позволил улемам отслеживать содержание телевизионных программ и подвергать цензуре всё, что казалось им неприемлемым или противоречащим исламским ценностям. Те вырезали романические сцены из иностранных фильмов и даже части анимированных фильмов студии «Дисней», в которых Микки-Маус целовал свою подружку Минни в щёчку.

Почему королевство взяло курс на традиционализм

В 1979 году, когда Саудовская Аравия находилась в самом разгаре процесса либерализации, группа религиозных фанатиков захватила Заповедную мечеть в Мекке. В ней располагается Кааба, главная святыня мусульман. Инцидент стал настоящей национальной травмой и кардинально изменил отношение аль-Сауд к множеству вопросов. Семья отреагировала усилением религиозного традиционализма. Правительство приняло соответствующие меры, а улемы возглавили процесс перемен.

Захват Заповедной мечети спланировал и осуществил саудовец Джухайман аль-Утайби. Джухайман, имя которого можно перевести как «мрачно смотрящий», происходил из семьи, много лет противостоявшей Саудитам. Его отец сражался против них в 1929 году во время восстания ихванов. Хотя Саудиты подавили это восстание, убив множество мятежников, отцу Джухаймана удалось спастись, и он жил неприметной жизнью в пригороде Эр-Рияда. У Джухаймана довольно рано проявились навыки хорошего снайпера. После службы в национальной гвардии Джухайман в 1973 году переехал в Медину, чтобы быть поближе к Новому исламскому университету, хотя он никогда не пытался в него поступить.

В процессе поиска последователей в Исламском университете имени имама Мухаммада ибн Сауда в Эр-Рияде Джухайман познакомился с одним студентом в возрасте чуть за 20, который сыграл важнейшую роль в его радикальной миссии. Мухаммад Абдалла аль-Кахтани вырос в небольшом бедуинском городишке в южной части страны. У него была нетипичная для араба внешность: бледная кожа, прямые волосы и светло-карие глаза. В то время он только начинал изучать религию, но уже отметился своими проповедями в одной из мечетей в бедном районе Эр-Рияда.

К 1978 году Джухайманом овладела идея махди — мессии-искупителя, которого Бог пошлёт на землю, чтобы принести «мир и справедливость». Эта концепция не упоминается в Коране напрямую, однако в некоторых хадисах содержится описание махди, в том числе его происхождение, имя и внешность. Мухаммад Абдалла аль-Кахтани соответствовал описаниям (или, возможно, чуть-чуть подправил для этого свою родословную). Годом позже, в 1979-м, Джухайман начал готовить своих последователей к борьбе с режимом Саудитов, которая, как он верил, начнётся совсем скоро. Во время подготовки восстания Джухайман даже развёлся с женой и женился на сестре аль-Кахтани, чтобы стать его родственником.

Джухайман решил, что в момент завершения 1399 года и начала 1400-го (по исламскому летоисчислению) он выступит в Заповедной мечети в Мекке и объявит, что аль-Кахтани — это махди. 20 ноября 1979 года Джухайман и его группа с оружием, амуницией, пищей и другими запасами смогли пробраться в мечеть. Они спрятали оружие в носилках, в которых обычно несли тела умерших для погребальной молитвы. Сразу после призыва на молитву в 5:18 утра они захватили системы оповещения и быстро получили полный контроль над зданием, забаррикадировавшись внутри.

Джухайман отправил снайперов на минареты мечети, а на стены здания — наблюдателей и патрульных. Новости о случившемся быстро дошли до короля Халеда, находившегося в то время в Эр-Рияде. Узнав о том, кто захватил Заповедную мечеть, королевские братья пришли в ужас, поскольку Джухайман и многие из его сторонников были хорошо известны своими подрывными планами. Власти несколько раз уже арестовывали его сторонников, однако затем отпускали на свободу.

Саудовские женщины сталкивались с ситуациями, когда их останавливала полиция и требовала документы, подтверждающие их родственную связь со спутником

Саудовским силам потребовалось два дня на то, чтобы вновь обрести контроль над надземной частью Заповедной мечети. Джухайман с остатками своей группы переместился в подземные молитвенные комнаты и катакомбы, где заранее спрятал припасы. Примерно через пару недель саудовским военным всё же удалось пробуравить отверстия в земле и пустить в подземелья парализующий газ CS, привезенный из Франции. Саудовские войска спустились туда в противогазах и арестовали или расстреляли на месте оставшихся сообщников Джухаймана. Никто из них не сдался в плен добровольно. Сам Джухайман был пойман 4 декабря 1979 года.

После этого король и другие члены семьи аль-Сауд пересмотрели отношение государства к религии. Хотя Халед и встречался с улемами каждую неделю, он всё равно упустил из виду распространение религиозных взглядов, обусловивших появление радикального движения Джухаймана. Улемы сообщили Халеду, что причина этих жестоких событий связана с «антиисламской деятельностью», против которой выступал Джухайман перед тем, как он стал одержим идеей махди и сценарием конца света. Наследный принц Фахд планировал осуществить ряд либеральных реформ, однако после захвата мечети король Халед решил пойти по иному пути. Саудиты сделали шаг в сторону религии.

Как это повлияло на положение женщин

Изменения были немедленными и быстрыми. Правительство запретило журналам публиковать фотографии женщин. В учебных заведениях увеличилось количество учебных часов, посвящённых изучению ислама (даже в заведениях типа Колледжа нефти и минералов). Отменили преподавание таких предметов, как международные отношения и психология, страницы со спорными мыслями и идеями вырывались из школьных учебников, а также усиленно насаждались нормы социальной жизни. К примеру, даже в Джидде, приморском городе, где всегда разрешалось жить иностранцам и где мужчинам и женщинам дозволялось появляться вместе на публике, кофейни были вынуждены открыть отдельные залы для представителей разных полов.

Законы о мужском попечительстве, прежде существовавшие лишь на бумаге, внезапно начали применяться на практике, причём с поразительной частотой. Саудовские женщины, привыкшие свободно выбираться в город с мужьями, сталкивались с ситуациями, когда их останавливала полиция и требовала документов, подтверждавших их родственную связь со спутником.

В мире «после Джухаймана» женщинам приходилось постоянно носить с собой удостоверение личности, доказывавшее, что мужчина, с которым она оказалась в гостинице, — её законный муж. Иначе муж и жена могли попасть в полицейский участок и провести там несколько часов. Такие ситуации бывали не просто затруднительными, но и конфузными. Получив дополнительное финансирование от правительства и широкие полномочия от улемов, полиция и шариатская гвардия (Мутава, или Комитет по поощрению добродетели и предотвращению греха) начали играть мускулами. До времён Джухаймана представители Мутавы патрулировали улицы и проверяли, закрыты ли лавки во время молитв. В новую эпоху они начали гнать мужчин в мечеть на молитву.

Даже люди с Запада заметили изменения в социальной жизни страны. Тим Барджер, сын геолога и руководителя Aramco Тома Барджера, родившийся в Саудовской Аравии и работавший там, вспоминал, что «незадолго до нападения на Заповедную мечеть власти серьёзно размышляли об открытии баров в гостиницах. Всё двигалось в либеральном направлении». Но после захвата «произошёл заметный разворот и дорога к либерализму оказалась закрытой».

Хотя саудовские короли и принцы всегда проявляли религиозность, они пришли к выводу, что слишком невнимательно относились к некоторым исламским традициям и игнорировали их, больше заботясь о модернизации. После инцидента с Джухайманом многие верили, что король Халед, известный своей глубокой верой, должен дать «фундаментально религиозный» ответ на теракт в Мекке. Наследный принц Фахд также считал, что в обществе необходимо усилить роль ислама. Реакция на захват Заповедной мечети, особенно в свете иранской революции, была крайне примечательной, поскольку она сместила прежний баланс между современностью и традиционализмом, между прибылью и властью.

Подписывайтесь на «Секрет фирмы» «Яндекс.Дзене»!

Ссылка на основную публикацию