Картографическая деятельность нефтяных компаний в Юго-Восточной Азии

Особенности современного развития нефтегазового комплекса стран юго-восточной азии

Источник: рассчитано по: BP Statistical Review of World Energy. June 2011. http://www.bpcom/statisticalreview

Соединенные Штаты также имеют интересы в нефтегазовой промышленности ЮВА, в развитии которой принимают участие практически все ведущие американские энергетические компании. Они принимают участие в освоение месторождений, принадлежность которых в некоторых случаях оспаривается рядом стран, включая Китай. Конструктивных предложений по территориальным спорам, которые могли бы быть принятыми всеми государствами ЮВА, а также другими заинтересованными сторонами пока сделано не было. А значит, развитие нефтегазовой отрасли стран ЮВА в долгосрочной перспективе в той ее части, которая касается освоения богатых морских ресурсов, остается неопределенным, поскольку оно будет зависеть от трудно предсказуемого внешнеполитического фактора.

Во второй главе анализируются роль стран ЮВА в международной торговле нефтью и газом. Отдельно рассматривается значение Сингапура в развитии нефтегазового комплекса ЮВА, проблема обеспечения безопасности при транспортировке углеводородов.

Страны ЮВА обеспечивают около 9% мирового экспорта природного газа. Из них около 18-20% доставляется внутри региона трубопроводным транспортом, в то время как остальная часть в виде СПГ (1/3 от мирового оборота) экспортируется. При этом страны региона играют заметную роль в снабжении СПГ энергетическими ресурсами ведущих экономик Азиатско-тихоокеанского региона, в частности, составляя весомую долю в импорте газа Японии (56%), Республики Корея (44%), Тайваня (85%), а в ближайшей перспективе выходя с крупными поставками газа на рынок Китая. Возросший китайский спрос на газ усилит конкуренцию за поставки СПГ в Восточной Азии, особенно учитывая тот факт, что Индонезия собирается сократить объём своего экспорта, чтобы удовлетворить внутренние потребности в природном газе.

Позиции Сингапура как регионального центра торговли углеводородными ресурсами и продуктами их переработки остаются по-прежнему прочными. Связано это с тем, что конкурентам непросто обеспечить лучшие условия для ведения нефтяного бизнеса. В частности, рынок нефти в Индии, на котором заметна роль госкорпораций, сильно зарегулирован. В Китае остаются такие проблемы как сохраняющийся валютный контроль, недостаточная транспарентность бизнеса, правила «деловой игры», прописанные под цели развития китайских государственных энергетических компаний.

Стало общепринятым отмечать роль государства в сингапурской экономике. В то же время относительно нефтегазового сектора этот тезис требует существенных оговорок. Воздействие государства было заметно при создании необходимой инфраструктуры по хранению и перевалки нефтяных грузов, а также при привлечении инвестиций с целью создания крупных нефтеперерабатывающих мощностей. При этом в Сингапуре, в отличие от других стран ЮВА, правительство не выступает продавцом или покупателем нефти, не вмешивается в ценообразование, дистанцируется от позиции каких-либо участников торговых сделок.

Такая позиция заявлена властями на фоне отсутствия собственной нефте- и газодобычи и крупных национальных нефтяных компаний. Суммируя сказанное, следует подчеркнуть, что нефтегазовая отрасль в Сингапуре находится вне сферы непосредственного воздействия со стороны государства. Это обстоятельство в конечном итоге делает местный рынок гораздо более привлекательным для торговых компаний, а также связанных с отраслью транспортных, логистических, информационно-аналитических фирм, чем другие коммерческие центры ЮВА.

Одновременно в Сингапуре создаются современные технологические возможности для торговли газом. Правительство намерено жестко контролировать реализацию этого проекта, поскольку он имеет исключительно важное значение с точки зрения энергетики страны и перспектив Сингапура на азиатском рынке СПГ.

Таким образом, Сингапур за счет целого комплекса мер политического, административного, экономического и финансового характера сумел и в первом десятилетии XXI века обеспечить благоприятные условия, позволяющие этому государству в обозримой перспективе рассчитывать на удержание позиций ключевого регионального игрока на рынке нефти и газа и продукции их переработки.

Строительство трансграничных трубопроводов в ЮВА получило развитие в 1990-е годы. Первый такого рода газопровод соединил Малайзию и Сингапур в 1991 г., затем в 1999 г. был построен газопровод между Мьянмой и Таиландом, а в 2001 г. – были подписаны соглашения о соединении газопроводом Индонезии с Сингапуром и Малайзией. К проекту проявлен интерес как в Азиатско-тихоокеанском регионе, так и за его пределами. Структуры АТЭС, рассматривающие перспективы создания региональной энергетической системы, рекомендуют изучить возможность соединить газопроводом ЮВА с материковым Китаем и Тайванем. Однако и десятилетие спустя после его инициирования этот региональный проект по-прежнему не реализован, хотя страны-члены АСЕАН не отказались от выполнения намеченного. Целый ряд причин политического, технического, финансового характера встали на пути строительства. Однако наиболее серьезные препятствия носят юридический и коммерческий характер.

Рассматривая договоренности, относящиеся к появлению трансазиатского газопровода, следует подчеркнуть, что пока они носят достаточно общий характер, что присуще этапу концептуальных оценок и принятию соглашений о намерениях. На стадии воплощения проекта в жизнь потребуется более детальная проработка вопросов страхования рисков, допусков поставщиков к трубопроводам и других аспектов, гарантирующих прохождения газа от месторождения до конечного потребителя в конце цепочки. Такие вопросы труднее всего поддаются решению, что существенно замедляет реализацию идеи.

Обсуждение оптимизации путей транспортировки углеводородов странами АСЕАН непосредственно связано с задачей обеспечения безопасности транспортировки нефти и газа как для местных производителей и потребителей, так и для партнеров, расположенных за пределами ЮВА. В 2000-е годы проблема пиратства оказалась дополнена угрозой распространения терроризма. После террористической атаки 11 сентября 2001 г. уже в качестве реальной стала восприниматься угроза потенциального нападения на электростанции, нефте- и газопроводы, нефтехранилища, предприятия по сжижению газа и прочие объекты энергетической инфраструктуры.

Вместе с тем, обсуждение данной проблематики выходит за рамки АСЕАН, привлекая к себе внимание АТЭС. Энергетический форум АТЭС счел необходимым подчеркнуть, что члены этой организации должны обеспечить безопасность снабжения стран региона энергетическими ресурсами с учетом всех видов возможных угроз. В этих условиях насущной становится задача выработки и реализации согласованных международных усилий по обеспечению безопасности развития энергетической инфраструктуры и путей транспортировки нефти и газа в ЮВА. Проблема, однако, осложняется тем, что в регионе имеется значительный конфликтный потенциал, осложняющий политический климат в ЮВА. Например, существуют спорные нефтегазовые месторождения на морском шельфе, на которые помимо стран-членов АСЕАН свои претензии выдвигают КНР и Тайвань.

Однако и промедление с решением вопросов, касающихся обеспечения региональной безопасности, также грозит негативными последствиями. В этих условиях возможно поэтапное продвижение к четко обозначенным целям.

Первым практическим шагом могло бы стать проведение международной конференции под эгидой АТЭС, в рамках которой ведущие страны–поставщики, государства–транзитеры и основные потребители энергоресурсов договорились бы об основополагающих принципах обеспечения энергетической инфраструктуры и гарантировании бесперебойных поставок углеводородов в регионе. Альтернативный путь, подразумевающий либо действия отдельных государств ЮВА, либо вмешательство внешних сил, может привести, в первом случае, к консервации сложившейся ситуации, во втором – к провоцированию военно-политической напряженности.

Третья глава посвящена исследованию приоритетов стран АСЕАН в модернизации нефтегазовой отрасли, особенности корпоративных структур стран ЮВА на примере малазийской компании Петронас. Дается оценка перспектив взаимодействия стран ЮВА и России в нефтегазовой отрасли.

Современная политика стран АСЕАН в отношении нефтегазового комплекса носит противоречивый характер. В тенденциях, определяющих направление развития комплекса по добыче, транспортировке и переработке углеводородов, просматриваются рост влияния государства и стремление активизировать приток в отрасль иностранного капитала, желание в первоочередном порядке удовлетворить внутренний спрос и в то же время постараться не потерять позиции на внешнем рынке. Между тем проблемы нефтегазовой индустрии в странах АСЕАН носят общие черты, влияющие на направление ее развития.

Особое место в современной стратегии развития нефтегазовой индустрии отводится задаче создания производственной системы, связывающей всю технологическую цепочку: добыча, транспортировка, переработка, продажа конечного продукта. Кроме того, ставка делается на модернизацию инфраструктуры, электроэнергетики и связанных с ней отраслей. Причем эта модель поддержания роста отрасли становится типичной практически для всех стран АСЕАН.

В частности, в 2000-е годы на фоне роста цен на энергоносители происходил процесс наращивания мощностей электроэнергетики и по переработке углеводородов, а также энергоёмких производств переработки сырья в Индонезии, Брунее, Вьетнаме, Таиланде. Практически все государства региона приступили к модернизации нефтегазовой отрасли, а некоторые из них обозначили готовность развивать переработку углеводородов. Отчетливо проявились попытки добиться более выгодных условий взаимоотношений с ТНК, привлечь новых партнеров из числа стран с развивающимися рынками. Очевидно стремление повысить эффективность национальных нефтегазовых компаний. Кроме того, налицо активизация внешнеэкономической экспансии, связанной как с необходимостью обеспечить доступ к нефтегазовым ресурсам других государств, так и с желанием расширить свои внешнеторговые возможности.

Между тем упомянутые выше приоритеты стран АСЕАН объективно с высокой степенью вероятности подразумевают столкновение интересов этих государств, что проявляется и в периодически вспыхивающих территориальных спорах, и в борьбе за внешние рынки, и в обостряющейся конкуренции за источники инвестиций и современных технологий добычи и переработки углеводородов.

Борьба за доступ к месторождениям нефти и газа дополняется конкуренцией продукции переработки углеводородного сырья, одновременно развивающейся в ряде стран ЮВА. Рост конкуренции внутри АСЕАН подрывает потенциал регионального сотрудничества в нефтегазовой сфере. Однако последствия мирового кризиса, снижение глобального спроса на энергоносители, потребность в улучшении инвестиционного климата в регионе будут понуждать членов АСЕАН к компромиссам в решении спорных вопросов, к партнерству в развитии инфраструктуры, необходимой нефтегазовой отрасли.

Опыт нефтегазовых компаний стран АСЕАН демонстрирует своеобразные пути становления и развития национального предпринимательства, его взаимоотношений с государством и транснациональными компаниями. Малазийская нефтегазовая корпорация Petronas представляет собой один из таких примечательных примеров формирования и трансформации относительно молодых азиатских энергетических компаний. Будучи структурообразующим корпоративным звеном в национальной энергетической политике, компания Petronas контролирует развитие нефтегазовой отрасли, оставаясь при этом единственной в стране крупной компанией, полностью принадлежащей государству. Зарубежные компании, стремящиеся развернуть добычу нефти и газа должны заключать с Petronas соглашения о разделе продукции (СРП). В сфере розничной торговли и маркетинга Petronas приходится выдерживать жесткую конкуренцию на внутреннем рынке с Shell, Chevron и BP. Вместе с тем примечательно, что правительство не идет на введение ограничений деятельности ТНК в стране, дабы не допустить монополизацию «розницы» национальным производителем.

История Petronas знает разные этапы, которые характеризуются впечатляющими взлетами и падениями. Однако, начиная с 1990-х годов, компания переживает подъем, который продолжается и в первое десятилетие нового века. Этому способствуют благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура и последовательная реализация стратегии развития, а также продуманная система управления компанией. Позитивные тенденции в развитии Petronas не следует в слишком большой мере связывать с этими условиями. Большее значение имеет реализация на протяжении трех десятилетней долгосрочной государственной стратегии перенесения приоритета развития отрасли с добычи углеводородного сырья на его переработку.

В связи с этим на протяжении 1990-х и в 2000-е годы были сделаны крупные инвестиции в нефтехимию, в результате чего удалось полностью удовлетворить внутренний спрос на нефтепродукты, который раньше в значительной части покрывался за счет импорта из Сингапура. Треть добываемой ежегодно нефти компания перерабатывает на трех своих НПЗ общей мощностью 12,7 млн. т в год. Особо следует отметить роль инновационного фактора в развитии компании, которая уделяет постоянное внимание укреплению собственной базы НИОКР. Все это позволило компании войти в число 500 крупнейших корпораций мира, а также, согласно итогам 2010 г., оказаться в «пятерке» самых экономически эффективных нефтяных компаний. Благодаря росту доходов от нефти и газа малазийским правительством длительное время реализуется политика поддержки низких цен на широкую гамму товаров (в соседнем Таиланде бензин на 60% дороже, чем в Малайзии). Всего же сумма субсидий на товары, обеспечиваемая за счет государственного бюджета и компании Petronas, в три раза превышает расходы на образование и здравоохранение вместе взятые. При этом субсидирование косвенно распространяется и на соседей Малайзии. Согласно правительственным оценкам в 2005 г. не менее 10% дизельного топлива и бензина, реализованного в стране по льготным ценам, оказалось в конечном итоге в Таиланде, Сингапуре и на Филиппинах. Что касается капиталовложений компании, то только около четверти инвестиций они вкладывают в геологоразведку, освоение промыслов и добычу нефти и газа. Прочие капиталовложения направляются на модернизацию инфраструктуры, связанной с транспортировкой, хранением и реализацией углеводородов, а также на развитие мощностей по их переработке. Все это позволяет поддерживать высокий уровень и эффективность всего вертикально интегрированного бизнеса, начиная от добычи сырья и кончая реализацией готовой продукции.

Читайте также:  Использование нефти в разных странах, доля разных нефтепродуктов

Petronas присуща активная деятельность на внешних рынках, прежде всего в странах Азии. С одной стороны, добиваясь доступа к месторождениям углеводородов за рубежом, компания стремится пополнить подконтрольные ей запасы нефти и газа, добыча которых призвана в какой-то мере компенсировать потери, связанные с ухудшением условий добычи в Малайзии. С другой стороны, Petronas настойчиво ищет новые рынки сбыта конечной продукции, в том числе за счет развивающихся экономик государств Юго-Восточной Азии, стран Содружества Независимых Государств (СНГ) и Ближнего и Среднего Востока.

Энергетический фактор имеет веские основания стать определяющим с точки зрения перспектив российской внешнеэкономической политики в отношении стран АСЕАН. Принципиально важным представляется то обстоятельство, что российские партнеры также демонстрируют встречное стремление развивать сотрудничество в энергетике. При этом страны АСЕАН превращаются не только в перспективный рынок сбыта энергетических ресурсов. Одновременно обозначился спрос на участие энергетических компаний, способных конкурировать за доступ к нефтяным и газовым месторождениям с ТНК, давно действующими в регионе. Среди прочих в ЮВА активно проникают нефтегазовые компании Китая и Индии. В этих условиях и российские компании имеют шанс получить свою долю на этом рынке. В наибольшей степени сотрудничество в сфере НГК характерно для российско-вьетнамских отношений. Причем развитие двустороннего российско-вьетнамского партнерства в энергетике оказывается весьма перспективным делом как для Ханоя, так и для Москвы. Вьетнаму это даст реализацию новых программ развития, а России откроет новые возможности выхода на рынки третьих стран.

В заключении диссертации подводятся итоги работы, делаются обобщения и выводы относительно характера и перспектив трансформации нефтегазового комплекса ЮВА, влияния этого процесса на внешнеэкономические интересы России в этом районе мира.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в периодических научных изданиях,

рекомендованных ВАК РФ

  1. Роль Сингапура в нефтегазовом комплексе ЮВА // Нефть, газ и бизнес Выпуск III – 2010 г. – М.: Российский Государственный Университет нефти и газа им. Губкина, 2010 – 0,8 п.л.
  2. Приоритеты стран АСЕАН в развитии нефтегазовой отрасли // Нефть, газ и бизнес Выпуск IV – 2010 г. – М.: Российский Государственный Университет нефти и газа им. Губкина, 2010 – 0,9 п.л.

Публикации в других научных изданиях

  1. Малазийская нефтегазовая компания Петронаc: история успеха // Малазийско-индонезийские исследования. Выпуск XVIII. Ред. кол. Алиева Н.В. (науч. ред.) Дорофеева Т. В., Сикорский В. В. – М.: Ключ, 2008. – 0,6 п. л.
  2. Тенденции и перспективы нефтегазового комплекса Брунея // Юго-Восточная Азия, актуальные проблемы развития. Идеология, история, культура, политика экономика. Выпуск XII. ЮВА 2008-2009 гг. – М.: Институт востоковедения РАН, 2009. – 0,6 п.л.
  3. Энергетика по-тайски // Север – Юг – Россия 2008: ежегодник. – М.: Институт мировой экономики и международных отношений РАН, 2009. – С. 125-130 – 0,6 п. л.

Общий объём работ, опубликованных автором по теме диссертации, составляет 3,5 п. л.

Картографическая деятельность нефтяных компаний

Поскольку нефтяные компании вели исследование обширных, покрытых джунглями районов Индонезии, особенно районов за пределами Явы, то естественно, что им пришлось проделать большую картографическую работу. Несмотря на то, что картографические работы, осуществляющиеся правительством на огромных и еще слаборазвитых территориях, были проведены на довольно высоком уровне, ни о каком детальном картографировании тех районов, в которых начали проводиться разведки на нефть, не могло быть и речи. Рельеф многих внутренних районов был изучен более подробно лишь благодаря съемкам, произведенным геологами-нефтяниками, проникшими в эти районы. Если впоследствии эти районы сдавались в концессии и здесь прокладывались дороги, соединявшие нефтепромыслы с нефтеочистительными заводами, то все это было результатом деятельности нефтяных компаний. Материалы съемок передаются правительству, которое использует их для составления официальных карт.

Применение аэрофотосъемки для картографирования

Хотя до 1934 г. таким способом уже и была проделана большая работа, тем не менее с введением аэрофотосъемки картографическая деятельность нефтяных компаний значительно расширилась и ускорилась. Непосредственной причиной применения аэрофотосъемки было следующее. Первоначально в течение семи дней после предоставления концессий их границы должны были быть отмечены пограничными столбами через каждые 500 м. Общая площадь всех 52 нефтяных концессий на Суматре, предоставленных до 1924 г., составляла около 2400 кв. км, и их границы были отмечены на местности предписанным способом.

В результате проведенной в 1928 и 1931 гг. интенсивной разведки компаниям «БПМ» и «Стандард-Вакуум» совместно была предоставлена концессия на Суматре на разработку нефтяных месторождений на 20 новых участках общей площадью не менее 9 тыс. кв. км. Протяженность границ этих разбросанных участков, лежащих в девственных и, как правило, болотистых джунглях, составляла несколько тысяч километров. Разграничение границ старым способом, предусмотренным горным уставом, было дорого и требовало много времени и большого количества людей.

В связи с этим в 1932 г. обе заинтересованные компании предложили правительству заменить разметку границ на местности аэрофотосъемкой, обходившейся значительно дешевле. Основную цель, а именно: точно обозначить границы концессий, аэрофотосъемка достигала не хуже, чем первый способ. Кроме того, при помощи аэрофотосъемки можно было сделать гораздо более полную и более точную карту районов нефтяных концессий и прилегающих к ним территорий.

Правительство оценило преимущества нового способа, и в 1934 г. фотографическому отделу военно-воздушного министерства было пору­чено осуществить воздушное фотографирование. По аэрофотоснимкам, сделанным в масштабе 1:20000, правительственная топографическая служба изготовила способом аэротриангуляции пограничные карты концессий, что обошлось нефтяным компаниям в стоимости наземного картографирования. В общем была заснята площадь в 17 тыс. кв. км. Как известно, площадь концессий составляла всего лишь 9 тыс. кв. км.

Наконец, правительственная топографическая служба использовала аэрофотоматериалы как основу для составления карт указанных районов, которые заменят старые карты, изданные до 1920 г.

Аэрофотосъемка оказалась полезной и в другом отношении: благодаря ей стало возможно получить ценные геологические данные о районах, покрытых джунглями. Для этого было произведено дешифрование наблюдаемых под стереоскопом смежных и частично перекрывающих друг друга контактных отпечатков.

Успех первых аэрофотосъемочных работ на Суматре побудил нефтяные компании выделить крупные средства на проведение аэрофотосъемок. Между 1935 и 1937 гг. на Новой Гвинее был заснят район, где компанией «ННГПМ» производятся разведочные работы. Территория района составляет 100 тыс. кв. км. Компанией были построены аэродромы, а аэро­фотосъемка производилась гражданской авиационной компанией Индонезии — «КЛМ». Более чем за 2 тыс. летных часов, из которых в течение почти 1 тыс. часов производилось непосредственное фотографирование, было сделано свыше 16 тыс. снимков и заснята территория в 110 тыс. кв. км в масштабе 1:40000. Это была крупнейшая аэросъемка, когда-либо осуществлявшаяся в таком отсталом районе.

С 1934 по 1940 г. на Суматре, Борнео и Новой Гвинее нефтяными компаниями было заснято с воздуха около 175 тыс. кв. км.

Крупные нефтяные компании уходят из Юго-Восточной Азии

Юго-Восточная Азия является одним из ключевых регионов современной нефтяной промышленности, но сегодня он в явном упадке.

Впервые большие запасы нефти в регионе были обнаружены в Индонезии в 1886 г., и, в отличии от Центральной Азии и Америки, добыча нефти в Юго-Восточной Азии достигла своего пика еще в 2001 г.

Тога показатель составил 3 млн баррелей в сутки, а сейчас добыча составляет всего 2,4 млн баррелей в день, самое сильное снижение добычи фиксируется в Индонезии и Малайзии.

Поскольку остаточные запасы нефти относительно невелики, они составляет 13,8 млрд баррелей, то есть всего около 1% от объема мировых запасов, ожидается, чтобы будет снижаться и дальше. К 2020 г. прогнозируется падение до 2,1 млн баррелей в сутки, а к 2040 г. показатель упадет до 1,5 млн баррелей.

Поэтому новости о том, что все крупные нефтяные компании, работающие в Юго-Восточной Азии, рассматривают возможность ухода из региона никого не должна удивлять. Согласно данным WoodMackenzie, из-за падения цен компаниям остро нужны деньги, поэтому они предпочитают отказывать от непрофильных активов. При этом компании предпочитают тратить деньги на те проекты, где есть возможность увеличения добычи, поэтому вместо поддержки зрелых месторождений Юго-Восточной Азии они планируют их продать или просто уйти.

Для местных чиновников эта стратегия нефтяных компаний должна быть причиной для беспокойства. Намерение продавать активы означает, что никто не будет вкладывать деньги в развитие добычи, а значит производство нефть в Юго-Восточной Азии может снижаться даже быстрее, чем прогнозировалась.

При этом даже восстановление нефтяных цен не сильно изменит ситуацию, так как крупным компаниям нужны долгосрочные проекты, а здесь почти нет перспектив. При этом добыча, в отличие от большинства других регионов, снижается сама по себе, без привязки к нефтяным ценам. Но даже временный недостаток инвестиций сейчас будет иметь постоянное негативное влияние на добычу нефти.

Поэтому крайне важно, чтобы текущая ситуация регулировалась соответствующими странами, так как быстрое падение добычи может стать препятствием для экономического роста. Вопрос заключается в том, что они могут сделать.

Для того, чтобы обеспечить продолжение инвестиций в нефтедобывающие мощности Юго-Восточной Азии, им необходимо как-то заинтересовать компании при таких ценах на нефть. Здесь можно вспомнить пример Аргентины, которая для предотвращения снижения добычи после краха рынка в 2014 г. предложила платить компаниям по $3 за каждый баррель, если добыча компании не изменилась или выросла по сравнению с последним кварталом 2014 г. Подобные программы могли бы обеспечить сохранение потока инвестиций в регион, особенно, если компании увидят, что прибыль будут получать даже при низких ценах.

Помимо этого, государственная политика должна быть направлена на получение определенных преимуществ при выходе крупных компании. В теории, зрелые месторождения могут быть привлекательными и прибыльными. Но для этого нужны компании с уникальным набором навыков и опыта по управлению таким бизнесом. Поскольку добыча в Юго-Восточной Азии снижается уже давно, такие компании в регионе есть. Например, в 2013 г. Малайзии этим занимается Vestigo Petroleum, дочерняя компания Petronas. Сотрудничество государства и таких частных компаний даст преимущество всем. Первые получают расширение бизнеса и прибыль, вторые – экономический рост, рабочие места и нефть.

Стоит учитывать, что количество зрелых месторождений в мире растет, а значит и спрос на нефтесервисные компании с соответствующим опытом будет увеличивать. В результате подобная политика может привести к возрождения нефтяной промышленности Юго-Восточной Азии, хотя она и изменится навсегда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ближний Восток и Юго-Восточная Азия сотрудничество в нефтяном секторе Текст научной статьи по специальности « Экономика и бизнес»

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Сухарев Роман Сергеевич

В статье « Ближний Восток и Юго-Восточная Азия : сотрудничество в нефтяном секторе» автор затрагивает тему взаимодействия двух регионов в нефтяном секторе на примере ряда государств Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии .In the article “The Middle East and the Southeast Asia : cooperation in the oil sector» touches upon the relations between Middle Eastern and Southeastern countries in the oil sector on the example of a number of the countries of both regions.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Сухарев Роман Сергеевич

Текст научной работы на тему «Ближний Восток и Юго-Восточная Азия сотрудничество в нефтяном секторе»

аспирант ИМЭМО РАН

БЛИЖНИЙ ВОСТОК И ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ: СОТРУДНИЧЕСТВО В НЕФТЯНОМ СЕКТОРЕ

Юго-Восточная Азия представляет собой динамично развивающий нефтяной рынок, для участников которого характерно значительное потребление нефти, снижение производства, а также наличие хорошо развитого и конкурентоспособного нефтеперерабатывающего сектора.

Страны ЮВА не обладают значительными запасами нефти. Так, например, запасы Брунея составляют 0,2 млрд. т, Индонезии – 0,6 млрд. т, Малайзии – 0,7 млрд. т, Таиланда – 0,1 млрд. т, Вьетнама – 0,5 млрд. т1. Для удовлетворения собственных потребностей в нефти, страны ЮВА вынуждены импортировать значительную ее часть из других регионов мира, среди которых Ближний Восток занимает главное место. Ключевыми импортерами нефти в ЮВА являются Сингапур, Индонезию, Таиланд и Филиппины.

Читайте также:  Иммиграция в Зарубежную Европу

Стоит отметить, что страны ЮВА осуществляют импорт нефти для ее дальнейшей переработки. При этом крупнейшим центром переработки является Сингапур, что во многом обусловлено его удачным географическим положением. В 2007 году Сингапур импортировал 51,2

млн. т нефти, при этом 42 млн. т нефти были поставлены ближневосточ-

Индонезийская государственная нефтегазовая компания Pertamina в 2009 г. намерена импортировать 14,1 млн. т нефти, при этом 5,3 млн. т будут импортированы из арабского мира, 6,6 млн. т из Африки и 2,2 млн. т из Азии. При этом отмечается, что нефтеперерабатывающим заводам Pertamina потребуется 44,4 млн. т нефти, 7,4 млн. т которой будет произведена Pertamina, 22,8 млн. т – за счет совместных операций, а 14,1

млн. т – за счет импорта .

Однако помимо импорта нефти государства Юго-Восточной Азии заинтересованы в реализации совместных с ближневосточными государствами проектов в нефтяном секторе.

Pertamina намерена осуществить строительство НПЗ в Индонезии вместе с Ливией. Директор по переработке (processing director) Суросо Атмомортойо (Suroso Atmomartoya) сообщил, что “Pertamina и NOC (National Oil Company, ливийская национальная нефтяная компания) создадут совместный комитет для изучения проекта по созданию нового НПЗ в Индонезии”. В настоящее время у Индонезии семь НПЗ, собственником и оператором которых является Pertamina4. Компания Pertamina ищет партнеров для новых проектов по переработке и для расширения существующих мощностей, что необходимо компании для снижения

производственных издержек и сокращения импорта нефтепродуктов. Нефтяной сектор Индонезии, в течение нескольких десятилетий контролируемый государством и монополизированный Pertamina, теперь открыт как для иностранных, так и национальных инвесторов.

Производство нефти в Индонезии к 2018 г. снизится на 17,5%, при этом уровень потребления будет увеличиваться на 2,5% к 2013 г. Уровень потребления между 2007 и 2018 г. увеличится на 22,1%5. Подобная тенденция свидетельствует о том, что зависимость от поставок ближневосточной нефти в будущем будет расти не только в Индонезии, но и в других странах ЮВА. Очевиден и тот факт, что по мере роста спроса на ближневосточную нефть со стороны ЮВА, будут укрепляться и экономические связи стран двух регионов.

Начало 2009 г. стало периодом активизации двусторонних связей ряда государств ЮВА и БВ.

Бруней. В апреле 2009 г. состоялся трехдневный визит султана Брунея Хассанала Болкиаха (Hassanal Bolkiah) в Кувейт, в рамках которого между двумя государствами был подписан ряд соглашений, в том числе меморандум о взаимопонимании, призванный стимулировать развитие нефтяного сектора6.

Бруней намерен построить НПЗ и использовать кувейтскую нефть. При этом в финансировании проекта будут участвовать компании из частных секторов двух государств. Однако данный проект все еще находится в стадии изучения, а компании, которые будут в нем участвовать, пока не были определены .

Вьетнам. Правительство Вьетнама проявило интерес к созданию наиболее благоприятных условий для инвесторов из Катара для формирования устойчивого и успешного развития бизнеса во Вьетнаме, о чем заявил премьер-министр Вьетнама Нгуен Тан Зунг (Nguyen Tan Dung) .

Он также отметил, что уровень экономического сотрудничества, торговли и инвестиций представляется достаточно скромным на данном этапе. Премьер-министр Вьетнама призвал представителей Катара инвестировать в такие потенциально выгодные области бизнеса Вьетнама, как нефтегазовый сектор, инфраструктуру, недвижимость, морские порты, финансовый сектор и ряд других .

Вьетнам и Катар подписали несколько соглашений, среди которых соглашение о строительстве нефтехимического предприятия на Ближнем Востоке, которое будет осуществлено силами Vietnam Machinery Erection Corporation и Technip Group10.

Вьетнам также заинтересован в развитии всесторонних отношений с Ираком, в частности в нефтегазовом секторе, инвестициях и торговле.

В начале апреля с. г. состоялся визит заместителя министра МИД Вьетнама Доан Хуан Хунга (H. E. deputy minister Doan Xuan Hung), которого сопровождали представители ряда министерств, а также предста-

вители компании PetroVietnam и ряда других11. В Ираке отмечают, что у двух стран есть значительный потенциал для развития отношений в нефтегазовом секторе. Премьер Ирака Нури Аль-Малики (Nuri Al-Maliki) также отметил, что Вьетнам вскоре возобновит работу своего посольства в Ираке, чтобы содействовать развитию двусторонних отношений.

Государственная компания Vietnam National Petroleum Corp. (Petrolimex, крупнейший вьетнамский импортер нефти) намерена инвестировать совместно с китайской Sinopec Corp. 4,5 млрд. долл. в строительство нового нефтеперерабатывающего комплекса, мощность которого оценивается в 10 млн. т/год, при этом нефть будет импортироваться

из стран Ближнего Востока и Сингапура . В декабре 2008 г. данная

сделка была одобрена правительством Вьетнама .

Безопасность. Особо стоит отметить вопрос обеспечения безопасности поставок нефти, которые преимущественно осуществляются морским путем в связи с участившимися случаями атак на морские суда. При этом даже незначительные перебои могут иметь крайне тяжелые последствия не только для импортеров и экспортеров, но и мировой экономики в целом. Обеспечение безопасности транспортировки нефти из стран БВ в ЮВА является одним из наиболее важных вопросов в сотрудничестве государств двух регионов.

Одним из наиболее уязвимых мест является Малаккский пролив, через который проходит около 90% импортируемой в азиатский регион нефти14. Пролив, разделяющий Малайзию и Суматру, представляет собой уязвимое место для террористических атак или может препятствовать поставкам в случае непредвиденных происшествий, не связанных с террористической деятельностью.

Сингапур, который расположен недалеко от Малаккского пролива, также может стать объектом для атак. Любые атаки или воздействие на нефтяные танкеры или НПЗ, а также нефтехранилища, приведут к значительному росту стоимости нефти и сокращению поставок. Подобные действия будут иметь крайне тяжелые последствия для одного из крупнейших экспортеров нефтепродуктов в регионе, которым является Сингапур.

Разумеется, существуют альтернативные морские пути доставки ближневосточной нефти, которые идут в обход Малаккского и Сингапурского проливов через Индонезию и Тайваньский пролив, однако это приведет к дополнительным издержкам и росту стоимости нефти, что неприемлемо для импортеров, особенно когда мировая экономическая система испытывает трудности из-за кризиса.

Одним из решений данной проблемы может стать поиск альтернативных путей.

В 2007 г. Малайзия подписала с Индонезией и Саудовской Аравией соглашение о строительстве трубопровода в северной части Малайзии, который пойдет в обход Малаккского пролива и Сингапура, что позволит сократить время транзита ближневосточной нефти в Китай и Японию с 21 до семи дней15.

Владелец и оператор проекта, стоимость которого оценивается в 7 млрд. долл., Trans-Peninsula Petroleum Sdn. Bhd. (Transpen) заключил с малазийской компанией Ranhill Engineers and Constructors Sdn. Bhd. и индонезийской PT Tripatra Engineers and Consultants договор на разработку и реализацию проекта по строительству трехсоткилометрового трубопровода на границе с Таиландом. Transpen заключила отдельные соглашения с индонезийской компанией Bakrie and Brothers Tbk. для поставок стальных труб и с саудовской Al-Banader International Group, которая будет обеспечивать поставки нефти. Предполагается, что данный трубопровод примет на себя 20% нефти, поставляемой через Малаккский пролив, представляющий угрозу из-за пиратов16.

Необходимо отметить, что некоторые аналитики скептически настроены по отношению к данному проекту, поскольку трубопровод сократит время доставки на три дня по сравнению с танкерами. Рахим Камил Сулайман, глава Transpen, в ответ на это заявил, что данные предположения исходят из расчёта использования крупных танкеров, а не малотоннажных судов. Отмечается, что 60% нефтяных танкеров, проходящих через пролив, представляют собой небольшие суда, поскольку большинство портов в странах ЮВА неспособно принять более крупные. Небольшие танкеры затрачивают 21 день на доставку нефти из стран БВ и Африки, проходя через Малаккский пролив и Сингапур, а за-

тем далее на север в Китай и Японию .

Трубопровод будет проложен с западного побережья малазийской провинпии Кедах (г. Ян) в Bachok на восточном побережье в провинции Келантан — таким образом, время транзита должно сократиться до семи дней.

Проект предполагается осуществить в три очереди, первая из которых будет завершена в середине 2011 г., тогда трубопровод будет приносить прибыль. Данный трубопровод является частью плана правительства по развитию северных провинций Малайзии. Губернатор провинции Кедах Махдзтр Халид отметил, что в г. Ян SKS Development Sdn. Bhd. и Merapoh Resources Corp. Sdn. Bhd. предполагают построить два НПЗ общей стоимостью 9 млрд. долл18.

Таким образом, поиск альтернативных способов и путей доставки нефти может способствовать укреплению энергетической безопасности и сокращению издержек, поскольку импорт основного объема нефти осуществляется через небезопасные пути. Решением данной проблемы также может стать обеспечение безопасного транзита нефти из стран

Ближнего Востока в Юго-Восточную Азию, изучение альтернативных маршрутов доставки нефти, совместное обеспечение безопасности путей, изучение возможных маршрутов для прокладыва-

Сильная зависимость от энергетических поставок из стран Ближнего Востока может негативно сказаться на вопросах обеспечения энергетической безопасности. В связи с этим необходимо обеспечивать развитие двусторонних отношений.

Взаимодействие. В конце апреля 2009 г. в японской столице Токио состоялась встреча крупнейших азиатских потребителей нефти с крупнейшими производителями нефти. На встрече присутствовали министры энергетики 13-ти азиатских стран, среди которых Индонезия, Сингапур, Таиланд, Малайзия, Вьетнам и другие. На встрече были затронуты вопросы энергетической безопасности и инвестиций в период низких цен на нефть, снижающегося спроса, а также вопросы о стабильных и долгосрочных поставках нефти.

Снижение стоимости нефти и сокращение инвестиций привело к тому, что крупнейшие ближневосточные производители нефти стали испытывать значительные трудности в реализации многих проектов.

Хидетоши Шиода (Hidetoshi Shioda), главный аналитик Mizuho Securities Co., до начала встречи заявил, что “странам OPEC необходимы гарантии устойчивого роста спроса на нефть в ближайшие годы”. Он также отметил, что, несмотря на снижение прибыли, Саудовская Аравия и другие ближневосточные государства обладают необходимыми средствам19. При этом министр нефти Катара Абдулла бен Хамад Аль-Аттийа (Abdulla Bin Hamad Al-Attiyah) сказал на встрече, что падение стоимости нефти и снижение финансовых поступлений от ее продажи угрожают экономической стабильности стран-производителей20.

Изменения на мировом рынке нефти и в мировой экономике в значительной степени затронули крупнейших экспортеров и импортеров нефти, которыми являются страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. В сложившейся ситуации государства двух регионов должны найти способ для рационального и эффективного использования своего ресурсного и технологического потенциала, особенно в ситуации, когда рынок нефти дестабилизирован, а стоимость нефти подвержена значительным колебаниям, что не представляется возможным без их совместного участия.

Решение данного вопроса возможно в случае, если стороны смогут создать наиболее эффективную модель взаимоотношений, учитывающую интересы и возможности импортеров и экспортеров. Перед странами ЮВА стоит необходимость более гибкого подхода к решению вопросов, связанных с определением собственных потребностей в нефти, а также эффективного решению вопросов безопасности.

Для развития прочного и долгосрочного сотрудничества между странами ЮВА и БВ необходимо принять ряд мер, а именно:

1. Формирование совместных предприятий.

2. Совместное инвестирование странами ЮВА и БВ в развитие существующих нефтяных месторождений и разведку новых месторождений, в частности на Ближнем Востоке.

3. Проведение исследований.

4. Развитие инфраструктуры двух регионов, в том числе создание совместных хранилищ и трубопроводов.

Участие ближневосточных нефтяных компаний в реализации нефтегазовых проектов в странах ЮВА также является важным элементом в вопросах укрепления двусторонних отношений. Данные меры также будут способствовать обеспечению и укреплению энергетической безопасности. При этом высокая стоимость реализации проектов по созданию инфраструктуры представляется крайне тяжелой для одностороннего финансирования.

Необходимо отметить, что высокая стоимость нефти привлекает компании из ЮВА на Ближний Восток, чтобы обеспечить доступ к нефтяным ресурсам.

Ближневосточные компании также заинтересованы в том, чтобы инвестировать в страны ЮВА, поскольку там расположен один из центров, на который приходится значительный доля поставок ближневосточной нефти.

Читайте также:  Судимость и иммиграция, действующая и погашенная судимости

1 BP Statistical Review of World Energy 2008. P. 6.

2 BP Statistical Review of World Energy 2008. Pp. 20-21.

Pertamina Plans to Import 103,1 Mln. Barrels of Crude Oil:

http://www.antara.co.id/en/arc/2009/276/pertamina-plans-to-import-1031 -mln-barrels-of-crude-oil/. 02.06.2009

4 Indonesia to Team Up With Libya to Build New Refinery, The Alexander’s

Oil & Gas Connections. Vol. 13. № 5. 18.03.2008.

5 Eric Watkins. BMI: Indonesian Oil Production Decline to Continue. The Oil

6 Gas Journal, 19 January 2009. P. 45.

6 Amir receives Bolkiah; Kuwait, Brunei Ink Energy, Finance Deals: http://www.arabtimesonline.com/kuwaitnews/pagesdetails.asp?nid=31119&c cid=9. 13 April 2009.

Bandar Seri Begawan. Brunei, Kuwait Ink Refinery Joint Venture Deal. The Brunei Times:

http://www.bt.com.bn/en/home_news/2009/04/15/brunei_kuwait_ink_refiner y_joint_venture_deal. 15 April 2009.

PM Encourages Qatari Investment in Vietnam: http://english.vovnews.vn/Home/PM-encourages-Qatari-investment-in-Vietnam/20093/102410.vov. 9 April 2009.

11 Vietnam Enhances Trade, Investment, Oil Ties with Iraq: http://vibforum.vcci.com.vn/news_detail.asp?news_id=16151. 10 April 2009.

12 Petrolimex Ventures With Sinopec in 4.5bn USD Refinery Project: http://www.vnbusinessnews.com/2008/07/petrolimex-ventures-with-sinopec-in.html. 21 July 2008.

13 New Refinery Project Gets Green Light, Oil & Gas Insight: http://www.oilandgasinsight.com/file/73502/new-refinery-project-gets-green-light.html. December 2008.

14 Oil in Asia and Pacific: Production, Consumption, Imports, and policy Options, East-West Center, Asia Pacific Issues №85 August 2008, P. 6.

Юго-Восточная Азия — динамичный регион

Профессор кафедры востоковедения Л.М.Ефимова — об итогах года в регионе Юго-Восточной Азии.

Юго-Восточная Азия занимает важное место в современной мировой политике и экономике. В регионе проживает свыше 630 млн человек — больше, чем в Европейском союзе или Северной Америке. Десять государств (Мьянма, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Камбоджа, Бруней, Вьетнам, Филиппины, Лаос, Сингапур) объединяет Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Ассоциация стала действенным институтом поддержания политической стабильности и безопасности в регионе.

Десять стран АСЕАН совокупно являются седьмой по величине экономикой в мире, а по прогнозам экспертов, к 2050 году АСЕАН выйдет на четвертое место по объему экономики. По темпам развития регион опережает весь остальной мир. Основу экономического развития составляет рост числа рабочей силы и продуктивности. По количеству работоспособного населения страны АСЕАН занимают третье место в мире после Китая и Индии. Следует отметить возрастание эффективности их экономик и макроэкономическую стабильность. В АСЕАН расположены головные офисы 227 крупных корпораций. Это стимулирует увеличение прямых иностранных инвестиций в регион. АСЕАН представляет собой новый центр потребительского спроса. Начиная с 2000 года, реальные доходы его населения росли в среднем на 5% ежегодно. Количество бедных людей стремительно сокращается.

Регион является одним из основных экспортеров мира — его доля во всемирном экспорте равна 7%. Каждая из стран АСЕАН специализируется на определенных типах продукции. Вьетнам, например, экспортирует текстиль и одежду, Сингапур и Малайзия — электронную технику, а Таиланд — автомобильные запчасти. Остальные государства в основном поставляют на мировые рынки ценное минеральное и сельскохозяйственное сырье — пальмовое масло, какао-бобы, уголь, олово, нефть и газ, драгоценные металлы.

Юго-Восточная Азия находится на одном из важнейших мировых перекрестков торговых путей. Сингапур, Малайзия и Таиланд входят в число 50-ти стран, наиболее вовлеченных в глобальную торговлю. И регион обладает всем необходимым, чтобы продолжать развиваться за счет роста торговых потоков. Несмотря на исторические, культурные и языковые различия, государства АСЕАН одинаково сосредоточены на экономическом развитии, и регион будет привлекать все большее внимание инвесторов.

Вот почему событиям, происходящим в регионе ЮВА и его отдельных странах, Россия уделяет серьезное внимание.

Знаковым событием 2016 года стал третий юбилейный саммит Россия —АСЕАН, прошедший в мае в Сочи и ознаменовавший двадцатилетие сотрудничества РФ с этой организацией. Встреча проходила под лозунгом «На пути к стратегическому партнерству ради общего блага», в котором ключевыми направлениями являются углубление торгово-экономического сотрудничества, реализация инвестиционных проектов в энергетике, расширение военно-технического сотрудничества и культурно-гуманитарных связей.

Президент РФ В.В.Путин провел марафон встреч с лидерами АСЕАН, успев за один день провести переговоры почти со всеми представителями азиатской «десятки». При этом наряду с общими вопросами взаимоотношений России с Ассоциацией в целом активно обсуждались разные аспекты двустороннего сотрудничества РФ с каждой из 10 стран-членов Ассоциации. Был принят новый план действий по сотрудничеству РФ и АСЕАН в политической, экономической и культурной сферах, а также в области безопасности.

На саммите было положено начало обсуждению всестороннего сотрудничества между государствами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и рядом стран ЮВА, прежде всего, Вьетнамом и Сингапуром, которые успешно продолжаются и сегодня.

Наращиваются темпы и объемы, открываются новые перспективные направления взаимодействия России со странами ЮВА на двусторонней основе.

С Индонезией наряду с традиционными экономическими и политическими отношениями развивается сотрудничество по линии ислама. Этот новый вектор служит одним из инструментов «мягкой силы» во внешней политике. Российским и индонезийским мусульманам отводится роль важного дополнительного связующего звена между Москвой и Индонезией. Россия стала для Индонезии, как и для всей исламской уммы, главным оплотом в борьбе за многополярный мир, за возможность сохранения многообразия и многоцветия религий, культур, цивилизаций. Индонезия благодарна РФ за поддержку ислама и со своей стороны способствует утверждению благоприятного образа России среди мусульман как страны, поддерживающей ислам, и где нет исламофобии. В марте 2016 года посол России в Индонезии М.Галузин присутствовал в качестве наблюдателя на 5-м внеочередном саммите Организации Исламского Сотрудничества (ОИС), созванного по инициативе Индонезии в Джакарте, и выступил на пленарном заседании с изложением подходов России к путям достижения всеобъемлющего справедливого решения палестинской проблемы на общепризнанной международно-правовой основе.

Как новое направление российско-индонезийских отношений в сфере ислама быстро развивается антитеррористическое сотрудничество. В январе 2016 года в Москве состоялось заседание российско-индонезийской Рабочей группы по антитеррористической деятельности. Стороны обсудили актуальные вопросы противодействия международному терроризму, в частности его финансированию. Россия и Индонезия зафиксировали общие подходы к борьбе с «Исламским государством» (деятельность организации запрещена в России). Представители стран также обменялись мнениями по проблеме радикализации исламского населения, в том числе с точки зрения минимализации угрозы региону Юго-Восточной Азии.

Возрастающее значение приобретают контакты между мусульманскими религиозными деятелями обеих стран, их встречи с ответственными сотрудниками государственных и политических структур.

Налаживается сотрудничество между мусульманскими образовательными учреждениями России и Индонезии. В России и Индонезии мусульманское высшее образование находится под контролем правительств. Это служит гарантией того, что в сфере высшего образования не будут допускаться влияния радикальных и экстремистских исламских течений. В настоящий момент 25 студентов из России учатся в трех ведущих государственных исламских университетах в Маланге, Джокьякарте и Джакарте. Студенты из России в Индонезии углубляют свои знания об исламе в бакалавриате и магистратуре Малангского государственного исламского университета по специальностям: исламская экономика, исследование ислама и теология. В свою очередь каждый год правительство РФ предоставляет индонезийской стороне квоту на бесплатное обучение в России.

Мусульманские религиозные деятели помогают налаживать взаимодействие и в исламской финансово-экономической сфере. Индонезия проявила интерес к сотрудничеству в этой области с Татарстаном. Вопросы перспективных направлений взаимодействия обсуждались в ДУМ РТ. На встречу с делегацией по приглашению муфтия РТ Камиля хазрата Самигуллина пришли руководители Ассоциации предпринимателей мусульман РФ и Центра партнерского банкинга. Индонезийцы пригласил татарстанских мусульман на крупнейшую торговую выставку в Индонезии. В свою очередь татарстанская сторона озвучила направления для дальнейшего развития связей между двумя странами в контексте исламского банкинга, сертификации халяль-продукции, взаимодействия мусульманского бизнес-сообщества.

На политической арене ЮВА в середине 2016 года появился новый актор, привлекший внимание не только региональных, но и общемировых аналитиков и способный серьезно повлиять на геостратегическую обстановку в регионе. В июне вступил в должность избранный в мае президент Республики Филиппины Родриго Дутерте. Причиной такого повышенного интереса стали его многочисленные острые высказывания по поводу многих ведущих деятелей современной мировой политики. Резкие повороты то в одну, то в другую сторону начали проявляться во внешнеполитическом курсе.

Дутерте фактически объявил о закате постколониальной эпохи в своей стране. Придя к власти благодаря широкой поддержке простого народа, Дутерте сделал своей главной внешнеполитической целью повышение международного престижа Республики Филиппины в соответствии с ее 101-миллионным населением и успешным экономическим развитием, а также утверждение на мировой арене представления об абсолютном суверенитете страны и безусловной независимости от кого бы то ни было.

Прежде всего, Дутерте стремится освободиться от слишком плотной опеки США, вынуждающей Филиппины согласовывать свои интересы с Соединёнными Штатами. Одностороннее «сотрудничество» больше не устраивает новую власть. Чтобы уравновесить влияние США, Филиппины хотят установить более тесные связи с другими великими державами АТР — Китаем и Россией. «Я открою Филиппины для русских и китайцев», — провозгласил Дутерте. Перспективы филиппино-китайского сотрудничества довольно хорошие, несмотря на конфликт вокруг островов Южно-Китайского моря. Китай заинтересован в Филиппинах в экономическом и геополитическом плане. Активизировались деловые и торговые связи.

Что касается России, то прочные основы для более тесного сотрудничества РФ и Филиппин уже имеются. 2 июня исполнилось 40 лет дипломатическим отношениям между Российской Федерацией и Республикой Филиппины. Встреча Президента России В.В.Путина и Президента Республики Филиппины Родриго Дутерте в ноябре 2016 года дала старт активизации отношений между двумя странами. На саммите АТЭС в Перу В.В.Путин пригласил филиппинского президента посетить Россию в апреле или мае 2017 года. Существует порядка 27 проектов соглашений, которые будут доработаны и подписаны в ходе визита президента Дутерте в Россию. Соглашения касаются экономических и торговых связей, отношений в области высшего образования, здравоохранения, а также в сфере безопасности и военно-технического сотрудничества.

В 2016 году в ЮВА вновь усилилось морское пиратство. Если раньше пираты нападали на многочисленные суда, шедшие из Индийского в Тихий океан и обратно по узкому Малаккскому проливу, то в результате совместных усилий прибрежных государств с разбойными нападениями в этом районе было практически покончено. Теперь пираты переместились на восток региона, где по межостровным морям Сулу и Сулавеси ежегодно транспортируются товары общей стоимостью $40 млрд. В частности, этот маршрут используют супертанкеры, которые идут из Индийского океана и не могут использовать загруженный Малаккский пролив. По данным Международного морского бюро, нападения пиратов на нефтяные танкеры происходят в Юго-Восточной Азии раз в две недели, это самый опасный в мире регион для судоходства.

В морях Сулу и Сулавеси действует исламистская террористическая группировка «Абу Сайяф», базирующаяся на южных островах Филиппинского архипелага. Террористы используют морское пиратство как один из способов своего финансирования. Группировка известна похищением людей ради выкупа. Боевики безжалостно обезглавливают заложников, выкуп за которых не поступает в назначенные сроки.

Большинство нападений совершалось на буксиры и траулеры, уязвимые из-за своей тихоходности и низкого надводного борта. Однако в последнее время мишенью злоумышленников все чаще становятся большие торговые суда. С начала октября на крупные теплоходы было совершено уже четыре нападения. За последний год боевики «Абу Сайяф» похитили порядка 40 моряков. Многие из них уже вернулись в свои семьи, и филиппинские СМИ предполагают, что группировка смогла заработать на выкупах не один миллион долларов — этот способ является одной из основных статей дохода для террористической организации.

Индонезия, Малайзия и Филиппины решили организовать охраняемый коридор для транзита торговых судов в южных филиппинских водах, где имела место серия похищений моряков. Территория морей будет патрулироваться воздушными и морскими судами всех трех стран. Кроме того, будут созданы горячие линии и общая база данных по террористам, а также организованы совместные командные пункты. Для трехсторонней антитеррористической операции Малайзия и Индонезия собираются использовать опыт, приобретенный во время совместной защиты от пиратов Малаккского пролива.

В заключение хочется подчеркнуть, что роль ЮВА в международных отношениях и мировой экономике неуклонно возрастает, и выразить надежду, что Россия будет наращивать свою политическую и торгово-экономическую активность в этом непростом, но очень перспективном и интересном регионе.

Ссылка на основную публикацию